Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


профессор Николай Семёнович Суворов

Учебник церковного права

Часть 1

   

Содержание

    Введение
    § 1. Религия и религиозное общество
    § 2. Христианская религия и христианское религиозное общество или церковь
    § 3. Церковь в области права. Церковное право в объективном смысле
    § 4. Церковное право, как наука. Задача. Отношение к богословию. Система
Часть Первая. Исторический очерк развития церковного устройства Глава I. Церковное устройство в первые три века христианства § 5. Устройство христианских общин при апостолах § 6. Устройство христианских общин в после апостольское время § 7. Связь отдельных христианских общин между собой и высшая над ними власть § 8. Возникновение соборов Глава II. Развитие церковного устройства с IV в. до разделения церквей восточной и западной § 9. Образование приходов § 10. Епископ § 11. Пресвитерий и вспомогательные должности при епископе § 12. Участие мирского элемента в делах церковных § 13. Провинциальные соборы и митрополиты § 14. Патриархи и патриархаты § 15. Вселенские соборы § 16. Высшая церковная власть императора § 17. Римский епископ § 18. Теория пяти чувств § 19. Разделение церквей Глава III. Развитие устройства западно-католической церкви, по отделении ее от восточной § 20. Папская власть в средние века § 21. Епископальная теория и реформационные соборы § 22. Контрреформационные соборы XVI века и ватиканский собор Глава IV. Развитие евангелического церковного устройства § 23. Принципиальные воззрения протестантизма § 24. Теории епископальная, территориальная и коллегиальная § 25. Швейцарская реформация § 26. Реформация в других христианских странах § 27. Церковная реорганизация в Германии в XIX столетии Глава V. Развитие церковного устройства на востоке после разделения восточной и западной церквей § 28. Общая характеристика истории церковного устройства на востоке § 29. Императорская власть до падения византийской империи § 30. Патриархаты и другие греческие автокефальные церкви § 31. Возникновение самостоятельных церквей в других странах Глава VI. Развитие устройства русской православной церкви А) Высшая церковная власть § 32. Власть византийского церковного правительства над русской церковью § 33. Национальная церковная власть в период зависимости русской церкви от Константинополя § 34. Прекращение церковной зависимости московской Руси от Константинополя § 35. Разделение русской церкви на две митрополии § 36. Высшая церковная власть в московском государстве § 37. Высшая церковная власть со времени Петра Великого § 38. Учреждения при св. синоде § 39. Обер-прокурор при св. синоде Б. Епархиальная организация § 40. Древнерусская епархия и ее органы § 41. Епархиальная организация в XVI и XVII вв В. Местные подразделения епархии § 42. Наместничества и десятины до XVI века § 43. Организация местных подразделений епархии в XVI и XVII вв § 44. Организация местных подразделений епархии с XVIII в Г. Приходская организация § 45. Церковные приходы до XVIII-го века § 46. Изменения, происшедшие в церковной организации с XVIII века Часть вторая. История источников церковного права Глава I. История источников церковного права в первые три века христианства § 47. Источники церковного права в отдельности § 48. Исторические источники познания церковного права Глава II. История источников церковного права от IV в. до разделения церквей восточной и западной § 49. Источники церковного права в отдельности II. Законы § 51. Канонические сборники Апостольские постановления с апостольскими правилами. Хронологические и систематические сборники канонов § 52. Частные сборники императорских законов § 53. Лжеисидоровский сборник § 54. Восточные номокаоны. На Востоке с императорскими церковными законами случилось нечто подобное тому, что произошло на западе с декреталами римских епископов: очевидная практическая потребность руководиться теми и другими привела к составлению сборников. Но вначале, как дионисиевский сборник декреталов на западе, так и сборник императорских церковных законов на востоке составлены были особо от канонических сборников. Позднее же и римские декреталы на западе, и императорские церковные законы на востоке слились с канонами. Таким именно путем возникли на востоке т. н. номоканоны. Старший по времени номоканон в 50 титулах составился из канонического сборника Иоанна Схоластика и главным образом из его же сборника в 87 глав. Работа эта была исполнена неизвестным лицом вскоре после смерти Схоластика в самом конце VI-го или в самом начале VII в. Подобным же образом из систематического сборника канонов в XIV титулов и из collectio constitutionum ecclesiasticarum (tripartita) составился номоканон в 14 титулов. Со времени канониста Вальсамона (конца XII в.), считалось не подлежащим сомнению, что номоканон в 14 титулов был составлен патриархом константинопольским Фотием, несмотря на то, что предпосланные номоканону два предисловия свидетельствуют о совместной работе двух лиц, из которых одно работало до трулльского собора, другое в 883 г. Византологами нынешнего столетия действительно установлено, что номоканон этот в том виде, как он был комментирован Вальсамоном и дошел до нас, был произведением двух лиц. Соединение систематического сборника в 14 титулов с tripartita было сделано около 640 г. одним лицом, а другим, как видно из второго предисловия к номоканону, в 883 г. была произведена дополнительная работа, состоявшая в том, что в номоканон внесены были цитаты канонов позднейших (после 640 г.) соборов: (трулльского, VII вселенского, двукратного 861 г. и собора в церкви св. Софии 879 г.) и текст некоторых позднейших императорских законов. Таким образом, патриарху Фотию стали приписывать только дополнительную работу 883 г., рассуждая, что номоканон в 14 титулов, хотя и не Фотием первоначально составленный, все-таки не без основания назван фотиевым, так как Фотий дополнил его и придал ему официальный авторитет. Но существуют достаточные основания предполагать, что и дополнительная работа 883 г. не Фотием была исполнена, а каким-нибудь частным лицом, имя которого осталось неизвестным § 55. Пенитенциалы, канонарии, покаянные номоканоны Глава III. История источников церковного права на западе после разделения церквей § 56. Источники церковного права с отдельности § 57. Сборники церковного права § 58. Символические книги или исповедания § 59. Церковные уставы (Kirchenordnungen), Corpus juris canonici и обычай § 60. Государственное и церковное законодательство позднейшего времени Глава V. История источников церковного права на востоке после разделения церквей восточной и западной § 61. источники церковного права в отдельности § 62. Византийские толкователи § 63. Сборники общие юридические и канонические Глава VI. История источников церковного права в России А. История источников в эпоху зависимости русской церкви от Константинополя § 64. Славянские переводы греческих и других источников § 65. Местные или национальные источники русского церковного права Б. История источников церковного права в московском государстве и в современной ему юго-западной Руси § 66. Источники национального церковного права в московском государстве § 67. Источники церковного права в юго-западной Руси § 68. Сборники церковного права в московском государстве: стоглав и печатная кормчая В. История источников церковного права со времени Петра Великого § 69. Судьба кормчей книги и ее практическое значение в настоящее время § 70. Национальные источники церковного права § 71. Кодифицированное церковное и государственное о церкви законодательство § 72. Общее заключение о практических источниках русского православного церковного права. О символических книгах в особенности § 73. Общие источники права для всех христианских церквей Часть третья. Догматическое изложение церковного устройства Глава I. Основные начала церковного устройства § 74. Единство церкви § 75. Состав церкви § 76. Иерархия священнодействия и иерархия правительственная. Субъект церковной власти Глава II. Подробности церковного устройства § 77. Центральная организация римско-католической церкви § 78. Центральная организация евангелической церкви в Германии § 79. Б. Центральная организация православных церквей § 80. Центральная организация православной церкви в России в особенности § 81. Центральная организация других христианских церквей, существующих в России § 82. Епархиальная церковная организация § 83. Церковная организация местных подразделений епархии § 84. Церковная организация приходов Часть четвертая. Церковное управление Глава I. Церковное законодательство § 85. Субъект законодательной власти § 86. Виды церковного законодательства Глава II. Церковный надзор § 87. Власть надзирающая и ее органы § 88. Средства надзора Глава III. Церковный суд § 89. Круг ведомства церковного суда: 1) по делам спорным § 90. Круг ведомства церковного суда: 2) по преступлениям § 91. Церковные наказания § 92. Церковное судоустройство § 93. Церковное судопроизводство § 94. Непосредственный архиерейский суд Глава IV. Управление учением, культом и священнодействием § 95. Церковное учительство § 96. Культ и священнодействие Глава V. О таинстве священства в особенности § 97. Акт посвящения § 98. Препятствия к посвящению § 99. Права, связанные с духовным саном § 100. Особые обязанности, соединенные с духовным званием Глава VI. О браке в особенности § 101. Понятие о браке и отношении брачного института к церковному праву А. Препятствия к браку (impedimenta matrimonii) § 102. Классификация препятствий § 103. Препятствия разрывающие § 104. Препятствия, препятствующие, но не разрывающие Б. Заключение брака § 105. Церковный брак § 106. Гражданский брак В. Прекращение брака § 107. Новозаветное учение и римское законодательство о прекращении брака § 108. Прекращение брака в католичестве и протестантстве § 109. Прекращение брака по русскому праву Глава VII. Управление церковными должностями § 110. Замещение церковных должностей § 111. Учреждение, упразднение и изменение церковных должностей Глава VIII. О монастырях и других церковных обществах § 112. Монастыри. А. Монашество восточное и западное § 113. Б. Монашество в России § 114. Братства и разного рода общества § 115. Приходские попечительства Глава IX. О церковном имуществе § 116. Историческое развитие имущественной правоспособности церкви § 117. Приобретение и прекращение церковной собственности § 118. Субъект собственности в церковном имуществе. Различные теории § 119. Субъект права собственности по положительному праву § 120. Объект церковной собственности § 121. Средства содержания духовенства § 122. Управление церковными имуществами Часть пятая. Внешние отношения церкви Глава I. Отношения между церковью и государством § 123. Отношение христиан к государственной власти по св. Писанию § 124. Положение христианской церкви в языческой римской империи § 125. Существенные черты византийской системы отношений между государством и церковью § 126. Мировоззрение блаженного Августина, как теоретическая основа для средневековой иерократической системы § 127. Государство и церковь у франков при меровингах. Иерократическая система средних веков § 128. Влияние идей религиозной реформации на церквоно-государственные отношения § 129. Влияние идей естественного права на церковно-государственные отношения § 130. Влияние религиозной реформации и философии естественного права на образование отношений между католическими государствами и католической церковью § 131. Североамериканская система отношений между государством и церковью § 132. Французско-революционное законодательство. Наполеоновский конкордат и органические артикулы. Законодательство позднейшего времени и в особенности закон 1905 года об отделении церкви от государства § 133. Теория или система христианского государства (иначе государственного христианства) и теория координации § 134. Особые черты системы церковно-государственных отношений в Бельгии и Италии § 135. Теория или система правового государства (rechtsstaatliche Theorie), или государственного над церквами верховенства (Kirchenhoheit) § 136. Церковно-государственные отношения в России до XVIII в § 137. Церковно-государственные отношения в России с XVIII в Глава II. Отношение церкви к другим религиозным обществам и отдельным лицам, к ней не принадлежащим § 138. Принципиально-церковная точка зрения § 139. Положение разноверцев и христианских сект (еретических и раскольнических) в христианской римской империи § 140. Религиозная нетерпимость на западе в средние века § 141. Постепенное развитие веротермимости со времени реформации § 142. Положение православной церкви и междувероисповедные отношения в России Предисловие ко 2-му изданию Предисловие к 3-му изданию
Введение
 

 
§ 1. Религия и религиозное общество.
   Слово: religio производилось латинскими писателями то от religere (Цицерон), то от religare (Лактанций). По первому словопроизводству, в слове: religio выражается та идея, что человек избирает себе Бога, как высшее благо, к достижению которого он стремится и в достижении которого он находит себе успокоение. По другому словопроизводству, religio выражает собой идею связи или соединения человека с высшим Существом. Последнее словопроизводство считается более правильным. По своему содержанию, религия есть совокупность представлений о Боге и Его отношениях к человеку, коренящаяся во врожденном человеческой природе чувстве зависимости от Высшего Существа и выражающаяся в культе, т. е. в актах внешнего богопочтения. Рассматриваемая как совокупность индивидуальных представлений и индивидуальных способов выражения богопочтения, религия могла бы оставаться достоянием каждого отдельного человека, следовательно, религией в субъективном смысле, которая разнообразилась бы по различию субъектов. Но в истории человечества всегда проявлялось стремление к объективной религии, содержание которой почерпается не из индивидуальных представлений и действий отдельного лица, а из откровения самого Божества. Объективная религия, распространяющая свою силу на большую или меньшую массу людей, связует их не только с Богом, как предметом религиозного поклонения, но и между собой, как исповедующих одни и те же истины и принадлежащих к одному и тому же религиозному общению. Впрочем, в дохристианском мире религиозный союз совпадал с национальным и с политическим, так что не только одни и те же лица были членами и религиозного, и национального или политического союза, но и самая религия обыкновенно рассматривалась как исключительное достояние отдельного народа или государства.
§ 2. Христианская религия и христианское религиозное общество или церковь.
   Христианская религия, виновник которой есть Иисус Христос Сын Божий, содержит в себе объективно данные для всего человечества истины, как теоретические, воспринимаемые познавательной способностью человека, так и практические, т. е. нравственное учение, выражаемое в жизни соответствующим образом действий. Истины теоретические имеют в своей основе веру в Триединого Бога и в искупление падшего человечества Сыном Божиим. Истины практические сводятся к двум главным евангельским заповедям: любить Бога более всего и ближнего, как себя самого. Как совокупность объективно данных, т. е. почерпаемых из божественного откровения истин, христианская религия связывает в одно общение всех исповедующих ее, а так как Сын Божий пришел на землю для спасения всего падшего человечества и заповедал своим ученикам проповедовать Евангелие всем народам, то христианская религия, следовательно, не может остаться исключительным достоянием одного какого-либо народа, или вступить в исключительную связь с одним каким-либо политическим организмом, а предназначена для всего человечества и имеет распространиться по всему миру. Кроме того, даже и среди данного народа или в пределах данного государства, исповедующего христианскую религию, могут существовать различные религиозные учения, ибо усвоение христианской религии должно вытекать из внутреннего настроения и сердечного расположения, а не из внешнего принуждения. Поэтому для государств христианской цивилизации перестало быть неизбежным слияние религиозного союза с политическим, хотя и в истории христианства ряд столетий отмечен был стремлением слить государство и церковь в один организм.
   Союз людей, исповедующих христианскую религию, в отличие от национальных и политических союзов, называется церковью. Слово: церковь у славянских народов (цирква, циркев) и у германских (Kirche, английск. church) производится от греческого прилагательного, т. е. или т. е., что значит: дом Господен. У римлян же и у романских народов слово, которым обозначается понятие христианского религиозного союза, произведено от греческого (ecclesia, iglesia, l'eglise, chiesa), что означает правильно созванное общественное или народное собрание (от), в противоположность беспорядочному скопищу. При том и другом словопроизводстве выдвигается на первый план одна которая либо из двух сторон в понятии христианской церкви: церковь может быть рассматриваема не только как общение или союз людей, исповедующих учение Христово, собрание или общество (), порождаемое верой в это учение, но и как дом Божий () в смысле учреждения, имеющего действовать до конца мира с целью распространения христианской веры и насаждения христианской жизни между людьми. Оттого в обыкновенном словоупотреблении церковью же принято называть и храм, как учреждение, служащее для богослужебного собрания верующих, для проповеди и для насаждения христианской жизни. В самом св. Писании употребленное слово: в одних случаях указывает более на ее общественную сторону, в других на институтную. Господь дважды употребил слово:,— в одном случае в смысле учреждения, имеющего существовать непоколебимо до конца мира (Мф.16:18: «Аз же тебе глаголю, яко ты еси Петр, и на сем камени созижду церковь Мою, и врата адовы не одолеют ей»), в другой же раз в смысле местной христианской общины (Мф.18:17: «Аще не послушает их (т. е. двух или трех свидетелей), скажи церкви, аще же и церковь преслушает, буди тебе яко язычник и мытарь»). Равным образом и апостолы употребляли слово: то в смысле непоколебимого учреждения для истинной веры (1 Тим.3:15; ср. Кол.1:24-25), то в смысле местной христианской общины (Деян.5:11, 9:31, 14:27, 15:3-4, 18:22; Гал.1:13; Рим.16:16; 1 Кор.10:32; 2 Кор.8:1, 3 Ин.5, 3 Ин.6 и 3 Ин.9 и др.), даже в смысле христианской семьи, или совокупности домочадцев, как домашней церкви (Рим.16:4; Кол.4:15), то, наконец, в смысле союза всех вообще христиан, как членов в теле Христовом (1 Кор.12:25; Еф.5:21-32). Для обозначения церкви в последнем смысле сделалось обычным употребленное одним из апостольских учеников, св. Игнатием антиохийским, выражение: «церковь кафолическая или католическая ()». Этим выражением первоначально имелось в виду оттенить различие между целым христианством, обнимающим все христианские общины, и между отдельной общиной; впоследствии же, позднейшие церковные писатели, со времени Августина, стали связывать с означенным выражением мысль о повсеместном распространении христианской церкви по целому миру ( , per totum mundum ср. карфаг. соб. пр. 68 и 124 по слав. кн. правил). На славянском языке выражение: неточно переводится словами: «церковь соборная», как напр. в IX члене символа веры: – во едину святую соборную и апостольскую церковь).
   Но хотя Христос основал единую церковь, которая долженствовала быть церковью всемирной или мировой, национальные особенности христианских народов проявились и в недрах церкви различием направлений в христианском мышлении и в христианской деятельности, различием в обрядах и в организации, а в связи с другими причинами, каковы заблуждения, злоупотребления и человеческие страсти, повели к религиозным разделениям. Уже в глубокой древности, во времена борьбы православия с христологическими ересями, в некоторых восточных странах (Персия, Сирия, Армения, Египет, Абиссиния), образовались неправославные национальные церкви, отделившиеся от римской имперской церкви. Затем последовательный ряд столкновений между эллинизованным востоком и латинским западом заключился в IX-XI веках разделением восточной и западной церквей. Последнее на западе самом произошло разделение между католицизмом и протестантизмом, из которых последний получил распространение главным образом среди германских народов, тогда как католицизму остались верными главным образом романские народы, а на востоке сила национальностей проявилась в образовании православных автокефальных церквей у народов, принявших христианство из Византии. Таким образом, христианский религиозный союз в действительности распался на несколько союзов или церквей, из которых важнейшее историческое значение имеют: церковь восточно-католическая или православная, церковь западно-католическая или римская и церковь евангелическая в двух главных ее ветвях – протестантской и реформатской. Наконец, в христианстве образовались не только различные церкви, но и такие религиозные христианские союзы, которые отделились от церкви в учении или в порядке управления. Такие союзы называются сектами. Так как каждой церкви свойственно себя одну считать единственной носительницей истины, и богословы одного вероисповедания могут отказывать всем другим вероисповедным обществам в названии «церковь»: то для государственного человека и для юриста должен, очевидно, существовать какойнибудь другой критерий, кроме богословского, при проведении границ между понятиями церкви и секты. Со словом «церковь» мы соединяем понятие о культурно-исторической силе, сросшейся с жизнью обширных народных масс силе, которая в течение многих веков доставляла духовную пищу этим массам, очищала их понятия, облагораживала нравы, влияла с большей или меньшей энергией на правообразование. Напротив секта есть нечто неустойчивое: секты появляются, исчезают, дробятся на различные мелкие толки и общества, видоизменяются.
§ 3. Церковь в области права. Церковное право в объективном смысле.
   Если религия, как общение или связь христианина с Христом, или человека с Богом, не имеет юридического характера, то, напротив, соединение людей с людьми, как общество, созданное силой объективной религии, и как внешнее учреждение для распространения и насаждения этой религии, не может стоять вне области права. Как общество, христианская церковь состоит из отдельных членов, связанных объективной религией в одну общественную организацию с известной сферой деятельности для каждого органа и с известными отношениями правительственной власти с одной стороны и подчиненности с другой. Отдельные члены суть или индивиды, или членные общения, т. е. такие общественные единицы, которые, объединяя известную группу людей, в то же время входят, как члены, в состав сложной общецерковной организации. В смысле учреждения, церковь предполагает ряд мер, направляемых к осуществлению ее задач, и совокупность средств, служащих той же самой цели. Регулирование, т. е. упорядочение сфер деятельности, отношений власти и подчиненности, мер и средств к достижению церковных задач, требует порядка права. Кроме того, церковь, в смысле обособленной единицы, не может стоять вне отношений к другим человеческим союзам, политическим и религиозным, а также к отдельным лицам, вне церкви находящимся, каковые отношения равным образом требуют юридического нормирования. Из сказанного следует, что церковные отношения, составляющие материал для юридического нормирования, суть или внутренние отношения в церкви самой, или внешние, порождаемые соприкосновением церкви, как общественного союза, с вне ее находящимися общественными же союзами и отдельными лицами. Те и другие отношения нормируются церковным правом в объективном смысле. Следовательно, церковное право в объективном смысле есть совокупность норм, устанавливаемых для определения и упорядочения церковных отношений. По различию отношений, внутренних и внешних, церковное право в объективном смысле есть или внутреннее церковное право (jus ecclesiasticum internum), которое иначе можно назвать церковным правом в собственном тесном смысле, или внешнее церковное право (jus ecclesiasticum externum), которое распадается на государственноцерковное право (Staatskirchenrecht) и междувероисповедное право (Jnterconfessionellrecht). В церковном праве нет надобности различать публичное и частное право, потому что все вообще церковное право носит публичный характер. Осуществление или применение норм церковного права не зависит от произвола отдельных лиц. Даже и те права, которые признаются церковью за отдельными членами в смысле субъективных правомочий, основанных на объективных нормах, носят на себе публичный характер, так как проникаются идеей не частного интереса, а общецерковного блага, так что напр., принадлежащее члену церкви право на участие в церковных действиях, есть не только право, но и обязанность.
   Церковное право, как совокупность норм для определения церковных отношений, не совпадает с каноническим правом. Под именем канонического права разумеется в восточной церкви то право, которое содержится в канонах периода вселенских соборов, а в западной – право, содержащееся в Corpus juris canonici. Церковные отношения настоящего времени как в автокефальных церквах восточного православия, так и на западе, только отчасти определяются каноническим правом в означенном смысле, главным же образом определяются нормами позднейшего происхождения, как церковного, так и государственного. Притом в каноническом праве есть много определений, не вытекающих из существа и из цели церкви и объясняющихся громадным расширением круга ведомства церковного суда в течение истории, в настоящее же время регулируемых светским правом. Так, не говоря о западном каноническом праве, которое в особенности изобилует такими определениями, даже и в восточных канонических правилах можно найти напр. постановления о недействительности отчудительной сделки (VII всел. 12), о форме манумиссии, т. е. отпущения рабов на волю (трул. 85). Jus canonicum, другими словами, есть все то право, которое произошло от церкви в известный исторический период ее существования, независимо от содержания, т. е. от того, касается ли оно религиозных или гражданских отношений (наприм. защиты владения). Напротив, jus ecclesiasticum есть все то право, которое существенно касается церкви, как религиозного союза, независимо от происхождения, т. е. от того, создано ли оно самой церковью, или государством. Следовательно, каноническое право отчасти уже, отчасти шире церковного права. Последний термин, во всяком случае, должен быть предпочтительно рекомендуем, как более правильный и точный, для обозначения той совокупности норм, которою определяются церковные отношения настоящего времени.
§ 4. Церковное право, как наука. Задача. Отношение к богословию. Система.
   На западе церковное право, как наука, имело весьма продолжительную историю, начиная с XII в., когда преподавание канонического права отделилось от теологии, сначала в Болонье, последнее в Париже и в других европейских высших школах (studia generalia) или университетах, возникавших по болонскому или парижскому образцу. Отделенное от теологии, каноническое право вступило в теснейшую связь с юриспруденцией, так что уже с конца XII в. стало обычным для юриста изучение канонического, а для канониста изучение римского права, для того и другого изучение utriusque juris, вследствие чего обычным же сделалось и возведение в ученую степень доктора utriusque juris. Связь между каноническим и римским правом объясняется тем, что юристы, изучавшие римское право, находили между императорскими конституциями массу законов по делам церковным, которая, следовательно, требовала изучения, как составная часть римского права; а канонисты, изучая и объясняя юридическое положение церкви, встречались с тем любопытным явлением западной истории, что среди германских народов, живших по своим племенным правам (франки, лонгобарды и проч.), церковь и духовенство жили по римскому праву, которое сделалось правом церкви и духовенства даже и во многих гражданских отношениях. Чрезвычайное расширение затем круга ведомства церковного суда в поздние средние века должно было привести к необходимости применять в церковных судах тоже римское право, причем римское право подвергалось некоторым модификациям, а эти модификации в свою очередь влияли и на светскую юриспруденцию легистов. С XVIII века и особенно в нынешнем столетии первое место в разработке науки церковного права принадлежит Германии с Австро-Венгрией. Почетное имя в науке церковного права, как и в юриспруденции вообще, приобрели себе: Фердинанд Вальтер, Георг Филлипс, Фр. Шульте, Шерер, Маассен, Рихтер, Фридберг, О. Мейер, Гиншиус, Ленинг, Руд. Зом, Фил. Цорн и другие известные учеными трудами не только в области церковного, но и в области государственного права, а также в истории римского и германского права.
   На востоке наука церковного права принадлежит к числу наименее разработанных. Византийские канонисты занимались составлением сборников и комментированием заключавшихся в этих сборниках канонов и законов, с теми же приемами, с которыми разрабатывали право западные средневековые глоссаторы, не доходя до систематического изложения общих начал церковного права. Попытки же русских, а равно некоторых иностранных православных канонистов представить подобное систематическое изложение, предпринятые лишь в последнее время, не могли еще пока встать в уровень с научными требованиями, тем более что уровень этот должен быть весьма высок, в виду сложности задачи, подлежащей разрешению русской науки. Центральным пунктом научного изложения церковного права для русского ученого должно быть русское православное церковное право. Но христианство и христианская церковь явились в мире гораздо раньше, чем явился на сцене истории русский народ, и в настоящее время русская церковь есть лишь одна из христианских церквей, и одна из частей восточной церкви. Следовательно, научное изучение русского церковного права невозможно, без приведения его в связь с древнехристианской историей и с общим ходом развития церкви на востоке и на западе. Что касается в особенности исторического развития западного христианства, то западная церковная жизнь не только представляет массу материала, полезного для сравнения и объяснения соответствующих явлений в истории русского церковного права, и не только служит ключом к уразумению некоторых церковных институтов, явившихся в русской церкви путем заимствования, но и дает возможность сознательно отнестись к сложившейся на западе противоположности двух религиозных и церковно-правовых систем (католической и евангелической) и извлечь поучительные уроки из всего прошедшего христианской церкви, в сообразность слову апостола: «вся искушающе, добрая держите» (1 Сол.5:21). Кроме того, русская наука церковного права не может обойтись без того, чтобы не воспользоваться выработанными на западе научными приемами, понятиями, категориями, классификациями. Итак, не теряя из вида, что центром для русской науки церковного права должно служить русское церковное право, русский канонист должен расширить свой горизонт гораздо дальше пределов русского православного церковного права, тем более что в русском государстве существуют и другие церкви, кроме православной, юридический порядок которых также не может быть обойден русской наукой. Научное изложение церковного права было бы значительно облегчено, если бы у нас существовала хорошо разработанная церковноисторическая наука; в действительности мы еще не близки к тому времени, когда церковная история, особенно первых веков и периода вселенских соборов, будет разрабатываться с надлежащим историческим беспристрастием, а знание западной церковной истории считается даже и совсем излишним в русских духовных академиях. Т. н. «обзор» западных вероисповеданий не есть история христианской церкви на западе.
   Наука церковного права есть юридическая, а не богословская. Но так как строй церковного организма, в основных его чертах, определяется догматическим вероисповедным учением, составляющим предмет богословия, то указание на догматическое учение церкви необходимо для понимания, как целой системы устройства, так и отдельных институтов. При этом опять нельзя не указать с сожалением на неудовлетворительную разработку у нас догматического богословия, как раз именно в той его части, которая содержит в себе учение о церкви. Несмотря на целый ряд пунктов, которые в течение многих лет указывались мной с желанием получить от специалистов богословия изложение «православного» взгляда, богословская «наука» молчит. Что касается научной системы изложения, то в настоящее время признаны неудовлетворительными как средневековая декретальная система в виде пяти рублик: judex, judicium, clerus, connubia, crimen, так и позднейшая институционная система по схеме: personae, res, actiones. Составители учебников и руководств по церковному праву, при более или менее значительных уклонениях друг от друга, соображают систему науки с природой изучаемого предмета, т. е. церковного организма, говоря особо об устройстве, об управлении, о внешних отношениях церкви, и присоединяя сюда учение об источниках. Настоящий учебник, по соображениям отчасти принципиальным, отчасти практическим, будет содержать в себе следующие части: 1) исторический очерк развития церковного устройства, 2) исторический очерк развития источников церковного права, 3) догматическое изложение церковного устройства, 4) церковное управление и 5) внешние отношения церкви.


Часть 1