Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


иерей Вадим Коржевский

Традиции или заблуждения

   

(разговор пресвитера с прихожанкой)

Содержание

Разговор первый (Троицкая суббота) О поминовении за богослужением Разговор второй (Неделя всех святых) Традиции Церкви или старые заблуждения? Разговор третий (Успенский пост) Получают ли сегодня пользу «плодоносящие в Церкви»? Разговор четвертый (Рождественский пост) О регламентации супружеских отношений Разговор пятый (Накануне Рождества Христова) О «нечистоте» женской природы Разговор шестой (Неделя Мясопустная) Масленица – время веселия или подготовки к посту? Разговор седьмой (Торжество Православия) О «новых» способах очищения грехов Разговор восьмой (Неделя 2-я Великого поста) Очищаются ли забытые грехи в Таинстве Соборования? Разговор девятый (Неделя Крестопоклонная) Пассия – неуставное богослужение и чуждый нам опыт Разговор десятый (Пасха. Воскресение Христово) О цели Божественной литургии Разговор одиннадцатый (Неделя св. жен-мироносиц) Не женский это день Разговор двенадцатый (Пятидесятница) Уроки истории. Пример колливадов  

 

Разговор первый (Троицкая суббота)

О поминовении за богослужением

    Прихожанка. Батюшка, простите, не найдется ли у вас времени для разговора?
    Пресвитер. А что случилось?
    Прихожанка. Не знаю, как бы мне это сказать...
    Пресвитер. Скажите, как сможете.
    Прихожанка. Я недавно стала ходить в ваш храм.
    Пресвитер. Да, я заметил. Но мы пока не знакомы.
    Прихожанка. Раньше я жила в другом городе. Переехав, стала присматриваться, в какой храм мне ходить. В Вашем храме мне понравилось. Понравилось, как проходит служба, как поет хор... Меня смущает только то, что Вы не всегда делаете и говорите так, как это делают и говорят везде.
    Пресвитер. А что именно вас смущает? И что я делаю не так?
    Прихожанка. В двух словах этого не скажешь.
    Пресвитер. Ну Вы начните, у меня есть немного времени.
    Прихожанка. Вот, например, я обратила внимание, что в Вашем храме, в отличие от других, в которых мне приходилось бывать, молебны совершаются почему-то до литургии. И сегодня, в Троицкую родительскую субботу, я опоздала на службу, но рассчитывала, что после литургии, как это везде принято, будет панихида, а оказалось, что Вы ее отслужили еще до чтения часов. Потом я заметила, что Вы никогда не читаете записки на ектеньях во время литургии. Я сегодня даже на своей записке специально приписала «на ектенью», но безрезультатно. Все это меня очень огорчило. Вообще у вас много такого, чего нигде не делается и в то же время не делается то, что делают везде. Почему?
    Пресвитер. Ну, во-первых, это неправда, что больше нигде так не делают. Чтобы сказать, что нигде, надо везде побывать. А во-вторых, разве я не имею на это права?
    Прихожанка. Не знаю. От некоторых я уже слышала осуждение в Ваш адрес. Дескать, Вы неправильно все делаете, не по принятым в Церкви обычаям.
    Пресвитер. Но зато по ее правилам.
    Прихожанка. Объясните?!
    Пресвитер. Пожалуйста. Вот Вы упрекнули меня в том, что я не поминаю гласно на Литургии. А Вы служебник в руках держали?
    Прихожанка. Нет, как я могу? Это же только для священников.
    Пресвитер. Ну я же не заставляю Вас по нему совершать богослужение. Я спрашиваю, знаете ли Вы его содержание?
    Прихожанка. Нет, конечно.
    Пресвитер. А жаль. Я рекомендую всем ознакомиться с его содержанием, и особенно с содержанием так называемых тайных молитв Евхаристического канона, которые, видимо, путая смысл слова «тайный» с «неизвестным», считают запретными. А ведь тайными эти молитвы называются не потому, что их нельзя никому, кроме священнослужителей, читать, и даже не потому, что их должно якобы читать тайно, про себя, а потому, что это молитвы совершаемого Таинства. И знать их содержание, как и содержание многого другого, необходимо всем, тогда многое станет понятней в совершаемом богослужении.
    Прихожанка. Странные рекомендации. Никогда такого не слышала.
    Пресвитер. Ну что же, давайте найдем ту самую сугубую ектенью за Божественной литургией. Вот возьмите служебник, посмотрите и скажите, в каком месте я должен вставлять имена?
    Прихожанка. Я не знаю. Вам видней.
    Пресвитер. Ну Вы же читаете помянник в своем молитвослове?
    Прихожанка. Конечно.
    Пресвитер. И когда Вы поминаете своих родных и друзей?
    Прихожанка. В тех местах, где имеется указание «имя рек».
    Пресвитер. Совершенно верно. А где Вы видите здесь такое указание?
    Прихожанка. Я его не вижу.
    Пресвитер. А что это означает?
    Прихожанка. Что не нужно поминать?! Но почему?
    Пресвитер. Вообще-то по Уставу Церкви. Но могу и пояснить. После поминовения на проскомидии, а также ввиду предстоящего поминовения по освящении Святых Даров нет необходимости в перечитывании этих же имен на сугубой ектеньи. Тем более что такое поминовение, как это вам ни странно, наверное, будет слышать, отвлекает внимание от главного предмета богослужения и удлиняет его. А если говорить еще более откровенно, то продолжительное перечитывание неизвестных имен вслух только рассеивает внимание, утомляет и даже приводит к скуке и досаде. Во всяком случае, оно мало назидательно. Это все чувствуют, но, думая, что так и положено, терпеливо ожидают окончания и вместо того, чтобы молиться о своих близких, внимательно отслеживают, когда же, наконец, будет прочитано их поминание и будет ли прочитано. И ведь никому из них и в голову не приходит, что на общих службах должно ограничиваться общими формулами, как и предписывает Устав, предпочитая по преимуществу тайное поминовение и призывая к тому всех молящихся, а не одного лишь священнослужителя, как это сегодня стало общепринятым.
    Прихожанка. Так что, значит, в Церкви нельзя никого поминать гласно?
    Пресвитер. Ну почему же нельзя? Можно. Но только в более частном порядке. Например, поминовение живых по именам и вслух назначается на молебне, на той же сугубой ектенье, где после обычных прошений следует прошение «О милости жизни... рабов Божиих (имярек)». Ведь молебен преимущественно является богослужением частного характера, совершаемого по просьбе отдельных богомольцев и за определенных лиц. Поэтому на них естественно и возношение тех имен, за которых и поется молебен. При этом обращаю ваше внимание, что на сугубой ектенье вечерни и утрени, как и на молебне, присоединяется такое же прошение «О милости, жизни... рабов Божиих», но только без добавления «имя рек», вместо которого дается лишь общая формула: «рабов Божиих, братии святаго храма сего», ибо как вечерня, так и утреня – службы общественные. Это и доказывает, что за общественным богослужением Устав церковный не предполагает гласного чтения помянников. Впрочем, если молебное употребление этого прошения и наталкивает на мысль иногда при каких-либо исключительных обстоятельствах присоединить на вечерне и на утрени имена живых, то на литургийной сугубой ектеньи этого прошения или подобного ему, в которое можно было бы включить имена живых, совсем нет.
    Прихожанка. Ну хорошо, пусть я соглашусь с Вами, что поминание на общих службах должно быть общим, но тогда объясните мне еще, почему Вы никогда не поминаете на литургии даже общими словами об упокоении, тогда как в других храмах в этом отношении очень усердствуют?
    Пресвитер. Во-первых, неправда, что никогда, а только тогда, когда на малом входе Устав предписывает петь тропарь об упокоении. В остальных случаях служба считается праздничной и заупокойное поминовение отменяется. Вообще, чем больше праздник, тем меньше Уставом дозволяется прошений о нуждах верующих. В праздники мысли молящихся должны обращаться главным образом к прославлению виновников торжества, а не к себе. Еще премудрый Екклесиаст говорил, что «всему свое время, ...время плакать, и время смеяться; время сетовать, и время плясать» (Еккл.3:1, 4). Можно скорбеть о разлуке с умершими, необходим плач о грехах как главной причине смерти и всяких разлучений, но это должно делать в свое время и в своей мере. Вот почему в те дни, когда мы торжествуем победу над злом, грехом и смертью, из праздничного богослужения Уставом удаляется все напоминающее о господстве греха и смерти и все, что могло бы ослабить праздничную радость.
    Прихожанка. А в Ваших словах есть логика.
    Пресвитер. Но, кроме логики, я могу представить и множество тому доказательств.
    Прихожанка. Интересно было бы услышать.
    Пресвитер. А можно я Вам задам вопрос?
    Прихожанка. Да, конечно.
    Пресвитер. Вы наверняка не понаслышке знаете, что такое каноны?
    Прихожанка. Конечно, я читала их даже за богослужением в нашем приходском храме.
    Пресвитер. Замечательно. А Вы обращали внимание, из скольких песней состоит канон?
    Прихожанка. Из девяти.
    Пресвитер. Точно?
    Прихожанка. Да, я уверена.
    Пресвитер. И все эти девять песней читаются?
    Прихожанка. Ну да... кроме второй! Ее совсем нет.
    Пресвитер. А не кажется ли Вам странным, что канон как «стихословие избранного числа девяти песней» фактически содержит в себе лишь восемь?!
    Прихожанка. Гм... Действительно! А я как-то об этом не задумывалась.
    Пресвитер. Но это было бы странным, если бы вторая песнь вообще не читалась, но ведь она читается!
    Прихожанка. Да?! А когда?
    Пресвитер. Великим постом. Вы, видимо, этого не заметили, потому что канон в это время читается непривычным для нас образом. Вместо припевов здесь употребляются так называемые библейские песни. На самом деле эти богодухновенные песни, содержащиеся в Священном Писании, и послужили образцом и стержнем для составления песней канона. Их всего десять. Если интересно, я могу их перечислить.
    Прихожанка. Была бы очень признательна Вам.
    Пресвитер. Так вот, 1-я песнь – это благодарственная песнь иудеев после перехода их через Чермное море (Исх.15:1-19). 2-я песнь представляет собой обличение беззаконий иудейского народа, которые Моисей произнес во время странствования евреев по пустыне, чтобы пробудить в них чувство раскаяния (Втор.32:1-44). 3-я песнь воспета Анной, матерью пророка Самуила, в благодарность за снятие с нее Господом позора бесчадия (1 Цар.2:1-10). 4-я песнь состоит из некоторых стихов книги пророка Аввакума, в которых предсказывается явление Господа Иисуса Христа и выражается чувство благоговения перед Ним (Авв.3:2-19). 5-я песнь есть моление к грядущему Избавителю, выражающее жажду мира, который должно принести Его Пришествие (Ис.26:9-19). 6-я песнь – это молитва пророка Ионы во чреве кита, в которой изображается пророчество о восстании Христа из мертвых (Ион.2:3-7). 7-я песнь представляет собой славословие трех благочестивых еврейских отроков, находившихся в огненной печи Вавилонской, куда их ввергли за отказ поклоняться идолу (Дан.3:21-56). 8-я песнь является продолжением предыдущего славословия, призывающего воздавать хвалы Богу за все (Дан.3:57-72). 9-я песнь является славословием Божией Матери, произнесенной Ею после приветствия Елизаветы, наименовавшей Ее Матерью Господа (Лк.1:46-55). 10-я песнь – славословие Бога священником Захарией при рождении св. Иоанна Предтечи (Лк.1:68-79). Как видите, канон состоит не из восьми или девяти, а из десяти песней. Девятой песнью является песнь Богородицы «Величит душа Моя Господа...», к стихам которой добавляется текст песни св. Космы Маюмского «Честнейшую Херувим...». Кстати, таким же образом, как и песнь Богородицы, согласно Уставу, должен петься и весь канон, т.е. к библейским стихам должны добавляться песни, составленные в новозаветные времена, как это и делается Великим постом.
    Прихожанка. Надо же!.. А я и не догадывалась.
    Пресвитер. Но я сейчас хочу сказать не об этом. Обратите внимание на содержание библейских песней. Все они прославляют Господа как Всемогущего Избавителя от зол: в них прославляется Его добродетель и сила и слава, а также содержится пророчество о воскресении Его из мертвых. А в последних двух песнях прославляется Его Пречистая Матерь и Предтеча Его Иоанн. Исключение составляет только 2-я песнь. В ней дается образ Господа, карающего за грехи и посылающего в огонь геенский (Втор.32:22). Поэтому и употребляется она исключительно только в дни покаянные, т.е. во время Великого поста. В прочее же время года, даже в малые посты, когда по Уставу поется почти великопостная служба, эта песнь опускается. Вот почему богослужебные каноны в подавляющем большинстве своем имеют несколько необычный, а для неосведомленных даже странный счет песней: первая, третья, четвертая и далее по порядку. Вот Вам один небольшой пример того, насколько тщательно Святая Церковь охраняет свои праздники с их радостным настроением от всего горестного и печального.
   По этой же причине на Пасху, когда верующие должны как бы забыть обо всем, не исключая и своих грехов, сосредоточив все мысли единственно на радости Воскресения своего Спасителя, все покаянно-просительное исключается из богослужения. Поэтому в день Пасхи и во всю Светлую седмицу ни на общественном богослужении, ни на частных требах, ни на домашней молитве не стихословятся псалмы, входящие в состав богослужения в качестве неизменных частей, за исключением торжественных, не поется трисвятое, потому что оканчивается оно смиренно-просительным «помилуй нас». В молитвах вообще не слышно слов вроде «спаси», «помилуй», «сохрани». Даже на домашней молитве в эти дни не разрешается читать помянник об упокоении. Из всех возможных остается только одно самое важное поминовение – поминовение негласное на проскомидии и по освящении Святых Даров на литургии. Так, по мере увеличения торжественности праздников и их богослужения, сокращаются и ограничиваются заупокойные моления.
    Прихожанка. А в обычные воскресные дни тоже нельзя совершать заупокойное поминание за литургией?
    Пресвитер. Однозначно. Весь строй службы воскресных дней исключает всякую возможность употребления в какой-либо форме гласного поминовения усопших, как не соответствующих праздничному торжеству еженедельной Пасхи. Даже Великим постом поминовение возможно лишь в субботу и невозможно в воскресенье.
    Прихожанка. А чем еще можно подтвердить то положение, что воскресенье – это еженедельная Пасха?
    Пресвитер. Да чем угодно. Хотя бы тем, что в воскресные дни не совершаются земные поклоны ни в храме, ни дома.
    Прихожанка. И даже перед Святыми Дарами?
    Пресвитер. Судите сами. Шестой Вселенский собор своим 90-м правилом провозглашает: «От богоносных отец наших канонически предано не преклоняти колен во дни воскресные ради чести Воскресения Христова. Посему, в субботу, по вечернем входе священнослужителей в алтарь, по принятому обычаю, никто не преклоняет колен до следующего в воскресный день вечера». Как видите, «церковные Уставы научают нас предпочитати в сии дни прямое положение тела во время молитвы» 1.
    Прихожанка. А почему, скажите?
    Пресвитер. Потому что коленопреклонение знаменует не что иное, как рабское состояние и наше падение2. В дни же воскресные и в великие праздники мы славим Господа за наше восстание и с сыновним дерзновением, стоя прямо и взирая на Него открытым лицом, вопием: «Авва, Отче»!
    Прихожанка. Но ведь не всегда мы можем иметь такое дерзновение?
    Пресвитер. О чем и речь. Когда мы каемся, то непременно совершаем и поклонение до самой земли. Но в дни, когда мы празднуем победу нашего Спасителя над грехом, это совсем неуместно.
    Прихожанка. А откуда тогда взялась практика совершать земные поклоны в эти дни? Я часто наблюдаю, как это делают не только прихожане, но и священники и даже епископы.
    Пресвитер. Манера смотреть больше на землю, чем на небо, стала появляться у нас по мере знакомства с обмирщенным христианством Запада, где давно забыли о Богом дарованном сыновстве, проникнувшись сознанием своего рабства и грозного Отцовского гнева, готового в любую минуту обрушиться на грешников. Характерную иллюстрацию этого представляет история изображения посещения Богоматерью преподобного Сергия Радонежского. На иконе XVI века преп. Сергий и его ученик изображены стоящими прямо. Они, как равные с равными, предстоят пред небожителями, откровенным лицом взирают на Богоматерь и внимают Ее словесам. На иконах же, писанных в XVIII веке, преподобный Сергий и его ученик изображаются уже стоящими пред Богоматерью на коленях. Еще позже стали изображать ученика преподобного Сергия не только стоящим на коленях, но и закрывшим лицо свое мантией. А на написанной в середине XIX века картине преподобный Сергий и преподобный Михей изображены повергшимися ниц пред Богоматерью в чувстве рабского трепета3.
    Прихожанка. А разве плохо постоянно чувствовать свои грехи и каяться в них?
    Пресвитер. Не покаяние плохо, а чувство рабства греху. Там, где это чувство, нет христианства. Помните, что говорит св. апостол Павел? «Все водимые Духом Божиим суть сыны Божии, потому что мы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче»! Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы дети Божии. А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу» (Рим.8:14-17).
    Прихожанка. Да-а, Вы мне прямо глаза открываете. И ведь это так просто и понятно. А можете еще привести какие-нибудь примеры?
    Пресвитер. А Вы разрешите опять встречный вопрос задать?
    Прихожанка. Задавайте.
    Пресвитер. Вы имеете правило читать Священное Писание ежедневно?
    Прихожанка. Да, я стараюсь прочитывать одну главу из Евангелия и две главы из посланий Апостольских.
    Пресвитер. А откуда Вы взяли такое правило?
    Прихожанка. Не знаю, мне так говорил батюшка на приходе. Да и все так говорят.
    Пресвитер. Да, очень странно. Совершенно непонятно, откуда взяли это правило и почему везде его предлагают?
    Прихожанка. А что плохого в таком правиле?
    Пресвитер. Ну-у... оно какое-то искусственное, механическое, безжизненное что ли. Бери и читай, что попадется. В силу этого оно и мало выполнимое. Мне часто приходится слышать на исповеди раскаяние в нарушении этого правила. А в чем грех-то? Устав таких предписаний не дает. Святые Отцы тоже. Например, св. Амвросий Оптинский говорит о необходимости чтения Евангелия, но «по силам», а не определенное количество. Его обычная рекомендация: «Пусть прочитывает сколько-нибудь из Евангелия»4.
    Прихожанка. А искусственным, как Вы сказали, это правило является от того, что имеет рамки?
    Пресвитер. Отчасти, что имеет именно такие рамки. Ведь деление на главы не приспособлено к богослужебной жизни. Для богослужения Церковь разработала систему последовательного чтения евангельских текстов и Апостольских посланий, опираясь на календарный порядок воскресных дней и других церковных праздников. Отделы, которые назначено Уставом читать на известных службах и в известные дни богослужебного года, называются «зачалами». В каждом из четырех Евангелий свой особый счет зачал, не совпадающий с главами. Например, в Евангелии от Матфея 28 глав и 116 зачал, в Евангелии от Луки – 24 главы и 114 зачал и т.д. Кстати, считается, что деление Евангелий на зачала было произведено преподобными Иоанном Дамаскиным и Феодором Студитом, а деления на привычные нам главы сделаны Стефаном Лангтоном, архиепископом Кентерберийским в 1205 году.
    Прихожанка. Что Вы говорите!? Это наводит на определенные мысли.
    Пресвитер. Вот-вот. Что же касается остальной части Нового Завета, то она тоже разделена на зачала, счет которых один, общий. Но хотя все зачала идут непрерывным порядком от первой главы книги Деяний до последней главы Послания к евреям (всего 335 зачал), читаются они не всегда по порядку, а согласно назначениям Устава и празднуемым событиям.
    Прихожанка. А-а... кажется, я понимаю, к чему Вы клоните! Если регулярно читать по главам, то такое чтение не будет совпадать с тем, что читается в храме.
    Пресвитер. Совершенно верно! Такое чтение обязательно будет беспорядочным, не соответствующим строю церковной жизни.
    Прихожанка. И что делать?
    Пресвитер. По-моему, все и так ясно. Надо читать то, что рекомендуется богослужебным Уставом, т.е. читать по зачалам, или, по крайней мере, следить за тем, чтобы ваше чтение не противоречило духу празднуемого события, как за этим тщательно следит Святая Церковь.
    Прихожанка. Вы обещали пример.
    Пресвитер. Так вот, знаете ли Вы, что церковный Устав не только подбирает тексты, но даже в уже выбранных текстах Священного Писания может делать сокращения, если они не соответствуют духу праздника?
    Прихожанка. Надо же!..
    Пресвитер. Так, например, назначая на понедельник Пасхи чтение из Деяний святых Апостолов об избрании на место Иуды Искариотского апостола Матфея, Церковь опускает рассказ о смерти предателя (Деян.1:18-20), считая воспоминание об этих печальных и ужасных подробностях несоответствующим пасхальной радости. А в Неделю самарянки из праздничного чтения в Деяниях опускается предсказание пророка Агава о голоде, грядущем на всю вселенную (Деян.11:27-28). Даже в понедельник 4-й седмицы по Пасхе опускается предсказание Господа о судьбе предателя (Ин.6:70-72), опять же как не соответствующее продолжающейся пасхальной радости.
    Прихожанка. Вот это да! Как интересно. Но сегодня ведь празднуется Троицкая суббота и значит можно молиться за усопших, не боясь нарушить тем Устава Церкви.
    Пресвитер. Не только можно, но и нужно, поминая на литургии общими словами, а на панихиде поименно, как я уже объяснял.
    Прихожанка. Но вот на панихиду-то я не попала из-за того, что Вы ее почему-то отслужили до литургии. Меня это больше всего сегодня огорчило. Знала бы, ушла в другой храм, еще бы успела.
    Пресвитер. Ушли бы во время литургии?
    Прихожанка. Да, все равно я уже опоздала на нее.
    Пресвитер. А Вы разве не знаете, что поминовение живых и усопших на проскомидии и по освящении Святых Даров, хотя и негласное, по своему значению, силе и действенности не может быть сравнимо ни с заздравными молебнами, ни с заупокойными панихидами? Оно даже не может быть сравнимо с гласным поминовением на той же литургии, будь то на великой, или сугубой, или на специальной заупокойной ектенье.
    Прихожанка. Да нет, я знаю. Но ведь литургия еще будет, а такая родительская суббота один раз в году.
    Пресвитер. Ну, во-первых, не один раз. Подобная суббота совершается еще накануне Великого поста. А во-вторых, эта суббота не столько родительская, сколько вселенская.
    Прихожанка. А что это значит?
    Пресвитер. Это значит, что сегодня совершается поминовение преимущественно всех прежде почивших христиан, а «родителей», т.е. всех родных, лишь в дополнение к этому. Вы же думаете, судя по вашему отношению к сегодняшней панихиде, что Троицкая и Мясопустная субботы предназначены главным образом, если не исключительно, для поминовения сродников и друзей. Так ведь?
    Прихожанка. Да, именно так.
    Пресвитер. Простите за прямоту, но такое отношение показывает незнание содержания службы этих суббот и непонимание намерения Церкви относительно их.
    Прихожанка. После того, что вы сегодня мне рассказали, я уже и не пытаюсь спорить, а только с нетерпением жду ваших разъяснений.
    Пресвитер. Начнем с вопросов?
    Прихожанка. Как Вам будет угодно.
    Пресвитер. Скажите, есть ли такие дни, когда Вы поминаете того или иного усопшего родственника особым образом, устраиваете, как это говорят в народе, поминки?
    Прихожанка. Ну, да. Обычно это делается в день кончины.
    Пресвитер. Правильно. А некоторые совершают поминовение еще и в день тезоименитства. А как же быть тем из преждепочивших о Христе братий и сестер наших, у кого не осталось на земле ни сродников, ни друзей, ни тех, кто о них мог бы помнить и молиться?
    Прихожанка. Я не думала об этом.
    Пресвитер. А Святая Церковь подумала и позаботилась, выделив из всех поминальных дней две субботы, в которые приглашает всех живущих на земле вознести заупокойные молитвы, прежде всего обо всех от века умерших5, и от рода родов6, а особенно тех, у которых по той или иной причине не было специального поминовения.
    Прихожанка. Но ведь и своих родных тоже можно помянуть?
    Пресвитер. Конечно, именно для того, чтобы дать удовлетворение и родственному чувству молящихся, церковным Уставом и назначается отдельная панихида для желающих. Но при этом не нужно забывать, что главный в эти дни долг молящихся – поминать от века усопших православных христиан. Это необходимо понимать и исполнять, чтобы тем самым, говоря языком прагматическим, как бы гарантировать поминовение не только наших любимых усопших до скончания века, но и нас самих в века последующие.
    Прихожанка. Это в то время, когда уже некому будет молиться о нас?
    Пресвитер. А помните, что говорит Евангелие: «Если вы будете любить любящих вас, какая вам награда»? (Мф.5:46) Действительно, исключительная любовь лишь к своим близким и молитва только о них, если употребить грубую терминологию житейских отношений, не выгодна. При таком порядке, когда каждый молился бы только о своих, молитва о сродниках и друзьях и о нас самих продолжалась бы лишь в течение нескольких десятилетий после кончины или пока еще живы те, кто помнит. А дальше что? Вечное забвение вместо памяти? Вот поэтому Святая Церковь призывает нас молить Господа не только об упокоении нами любимых, но и об упокоении всех преставившихся рабов Божиих. К этому и направлено главным образом богослужение сегодняшнего дня.
    Прихожанка. Вашими объяснениями я несколько утешилась по поводу того, что не попала на панихиду. И все же почему ее нельзя было отслужить, как везде, после литургии?
    Пресвитер. Все по тому же Уставу, который назначает ее служение после вечерни.
    Прихожанка. Это значит служить ее надо вечером?
    Пресвитер. А вы знаете, как переводится термин «панихида»?
    Прихожанка. Нет, не знаю.
    Пресвитер. С греческого оно буквально означает «всенощное пение». То есть из самого названия Вы уже можете видеть, что оно совершается главным образом в ночное время. Ее можно совершить после вечерни, как совершается любое всенощное бдение.
    Прихожанка. А разве всенощное бдение не состоит само из вечерни и утрени?
    Пресвитер. Из великой вечерни и утрени, которые должны совершаться после малой вечерни. Другое дело, что малую вечерню не служат и некоторые даже понятия о ней не имеют.
    Прихожанка. Ну да, такие, как я, простите. Продолжайте, пожалуйста.
    Пресвитер. Можно панихиду совершить еще во время, предназначенное для утрени или близкое к нему, так как она по своему строю есть сокращенная утреня. Но совершать панихиду, т.е. службу «всенощную», в обеденное время, около которого обычно оканчивается литургия, несоответственно даже по времени. Самое же главное, что после литургии вообще нельзя больше совершать никаких служб. Даже заключительная служба 9-го часа не совершается в это время, а относится на вечер.
    Прихожанка. Почему?
    Пресвитер. Да потому, что после того, как верующие получили из рук Самого Господа Его Пречистое Тело, их радость достигает высшей своей степени. Это радость пасхальная, почему каждый раз после ее совершения священник и читает пасхальные стихиры: «Воскресение Христово видевше», «Светися, светися», «О Пасха велия». Большего утешения, большей радости и торжества для христианина быть не может. Совершать после этого панихиду все равно что поминать об упокоении на Пасху.
    Прихожанка. Ну да, мы об этом уже говорили.
    Пресвитер. Да и вообще после того, как получен этот Святый Дар – самый высший из даров, которые только возможно получить на земле, просить незначительного, как то: здоровья, благополучия, мира и т.п., и даже не у Господа, а всего лишь у его святых, – не будет ли, по меньшей мере, неуместно, если не оскорбительно? Да еще молиться об этом непосредственно после того, как Господь предложил Себя, а мы отказались, так и не подойдя к Святой Чаше. Судите сами, о каком благочестии может идти речь?
    Прихожанка. Но ведь так делали и делают везде, даже в Троице-Сергиевой лавре?
    Пресвитер. Опять Вы все лихо обобщаете, совершенно не заботясь о достоверности сказанного. Если посмотреть соборные чиновники, изданные проф. А. П. Голубцовым, то будет видно, что в Древней Руси совершались различные молебны и после вечерни, и после утрени, т.е. перед литургией, но никак не после нее. Даже так называемые царские молебны в дни тезоименитств и рождений совершались накануне после вечерни. То же самое было и со всевозможными крестными ходами и другими разными действами. Все такое и подобное ему заканчивалось до литургии, потому что Типикон не предусматривает возможности совершения тотчас после литургии еще каких-либо богослужений. Даже освящение воды в навечерие Богоявления совершается собственно не после литургии, а после праздничной вечерни, с которой соединяется литургия. Хотя этот пример можно рассматривать скорее как исключение.
   Что же касается Троице-Сергиевой лавры и ей подобных «авторитетов», то, по некоторым сведениям, вплоть до XX века в Московском Успенском соборе и самой Троице-Сергиевой лавре даже в престольные праздники не совершались молебны после литургии. Ограничивалось все только торжественным молебном после малой вечерни накануне праздника.
    Прихожанка. Скажите, а откуда Вы сами все это берете?
    Пресвитер. Ответы и примеры на то, что мы обсуждали сегодня, практически все содержатся в одной замечательной книге святителя Афанасия, епископа Ковровского, под названием «О Поминовении усопших по уставу Православной Церкви». В нашем сегодняшнем разговоре я Вам из нее многое пересказал по памяти. Советую ее найти и прочитать. Вы в ней еще много интересного узнаете об особенностях православного богослужения.
    Прихожанка. Я обязательно ее найду. Судя по вашим ответам, это удивительная книга. А можно мне задать последний вопрос?
    Пресвитер. Последний – можно, а то время уже поджимает.
    Прихожанка. Вот я послушала Ваши объяснения и поняла, что как эти, так, скорее всего, и все другие нарекания в ваш адрес – пустые. Они от незнания и поверхностного суда. Но Вы ведь не можете всем объяснить этого. А то, что мы обсуждали сегодня, по большому счету, мелочи жизни. И стоит ли из-за них навлекать на себя нарекания?
    Пресвитер. Вы правы. Это действительно мелочи, но из этих мелочей и составляется вся красота нашего уставного богослужения. Прекрасно об этом пишет тот же св. Афанасий. Кстати, чтобы Вам не искать, я могу прямо сейчас дать его книгу Вам для прочтения.
    Прихожанка. Это было бы здорово.
    Пресвитер. Тогда пойдемте ко мне в кабинет. У меня там небольшая библиотечка. Я сейчас возьму книгу и попробую найти ответ на ваш последний вопрос.
    Прихожанка. С удовольствием.
    Пресвитер. Подождите минуточку. Вот книга, и сейчас я найду то, что обещал. Это где-то здесь. А, кажется, нашел. Смотрите, как он пишет: «В Уставе православной Церкви нет ничего случайного, в нем все строго продумано. И все, даже малейшие, детали имеют свой, часто весьма глубокий смысл, сообщают отдельным чинам и последованиям свой колорит, придают им особую умилительность и трогательность. Как в стройном стильном здании все до мелочей на своем месте, как в хорошем музыкальном произведении все звуки сочетаются в одну стройную гармонию, как на прекрасной картине и линии, и краски, и тени расположены так, что все вместе только восхищают зрителя, так и в нашем величественном, дивном, прекрасном богослужении. Перестановка одной части богослужения на место другой внесение несоответствующих дополнений, опущение даже небольших деталей – это также нарушает общую гармонию богослужения, как фальшивая нота в пьесе, как случайно проведенная на картине ненужная черта или клякса, как не на месте устроенное окно или карниз в стройном здании»7. Видите, что только по возможности точное до мелочей исполнение Устава сообщает такому высокохудожественному произведению, как наше богослужение, все его великолепие. Эта одна причина для тщательного следования Уставу. Есть и другая, более важная. Но о ней давайте мы поговорим в следующий раз, когда Вы прочитаете книгу. А теперь я должен откланяться.
    Прихожанка. Спаси вас Господи, батюшка!
    Пресвитер. До встречи.

Разговор второй (Неделя всех святых)

Традиции Церкви или старые заблуждения?

    Прихожанка. Батюшка, благословите!
    Пресвитер. Мир Вам!
    Прихожанка. Я хотела вернуть Вашу книгу.
    Пресвитер. Прочитали?
    Прихожанка. Вы еще спрашиваете. Я почти всю ее прочитала в первую же ночь. Там так много оказалось интересного, а самое главное, необходимого. А почему такие книги проходят мимо нас?
    Пресвитер. Наверное, потому что Вас интересует другое?
    Прихожанка. Что Вы имеете в виду?
    Пресвитер. Скорее всего, Вам интересно все необычное, чудесное, точнее, нереальное.
    Прихожанка. Нереальное в смысле несуществующее?
    Пресвитер (улыбаясь): Вы совершенно верно уловили мою мысль.
    Прихожанка. А можно я впредь буду советоваться с Вами в выборе книг?
    Пресвитер. Всегда рад помочь. Только хотел бы заметить, что подобные книги «запоем» не читаются. Их нужно читать более основательно, чтобы освоить и усвоить содержание.
    Прихожанка. Да я потом ее еще не раз перечитывала...
    Пресвитер. Неужели Вас эта книга так впечатлила? Ведь по своему содержанию она – мини-типикон. А каждый семинарист не понаслышке знает, что Типикон – «скучнейшая вещь».
    Прихожанка. Не знаю, отчего скучают семинаристы, может, их что-то другое интересует, но для меня многое в ней было откровением. Да, я, кажется, поняла еще одну причину, по которой вы стараетесь соблюдать все «мелочи» уставных предписаний.
    Пресвитер. И что же это за причина?
    Прихожанка. Послушание Церкви.
    Пресвитер. Вернее, любовь к Богу, выражающее себя через послушание Его Церкви. Ведь в Писании точно определено, как выражается любовь к Богу: «Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое» (Ин.14:23). И соблюдение это должно быть не только в целом, но и в частностях, ибо «неверный в малом может ли быть верным в великом?» (Лк.16:10) Помните условие для получения более великого? «В малом ты был верен, над многим тебя поставлю» (Мф.25:23), – так Господь сказал рабу, исполнившему сначала небольшое Его поручение. Святитель Афанасий, как Вы помните, относит эти слова и к уставным «мелочам».
    Прихожанка. Да, да. Я обратила на это внимание. А еще я поняла, что нельзя предпочитать вещи более важные менее важным. И если кажется что-то «несправедливым» в церковных установлениях, то нужно или смириться с тем, что ты что-то не понимаешь, или найти объяснение. Как в случае, когда я жажду помолиться о родных, а Церковь не разрешает по той или иной причине.
    Пресвитер. Совершенно верно. Если Вы не желаете ограничиться дозволяемым Уставом, по причине, например, сильной любви к родным, то не показываете ли этим своим своеволием, что не только не хотите слушаться как будто бы не в достаточной мере исполненных духом христианской любви установлений Святой Церкви, но и не обращаете внимание на слова Господа: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня» (Мф.10:37). Нельзя же любить даже родных своих больше, чем Господа.
    Прихожанка. Да и будет ли Господь слушать того, кто не слушает Его Церкви? Я где-то слышала выражение, что «кому Церковь не мать, тому и Бог не Отец». Не знаю, правда, чье это высказывание? Может, оно и неверное?
    Пресвитер, улыбаясь: Да нет, верное. Это сказал св. Киприан Карфагенский. А вот я смотрю сейчас на Вас и удивляюсь, как это Вы за столь короткое время научились так здраво рассуждать?
    Прихожанка. Вы смеетесь надо мной?
    Пресвитер. Нисколько. Вы действительно правы. Не помню где, но кто-то сказал очень верно: «Послушай Бога в заповедях, чтобы Он услышал тебя в молитвах». А что нарушение установленного чина богослужения является тяжелым преступлением, видно из истории Надава и Авиуды (Лев.10:1-2). Помните резюме святителя Афанасия по поводу этого, когда он сказал, что самочиние в богослужении и отступление от узаконений Устава приравнивается к грубым грехам корыстолюбия, жадности, несправедливости и даже разврата8. При этом он ссылался на мнение преподобного Андрея Критского 9.
    Прихожанка. Очень хорошо помню. И это меня так поразило!
    Пресвитер. А пример Саула, оправдывавшего свое самочиние и непослушание желанием увеличить торжественность богослужения более обильным принесением жертв. Как оказалось, торжественные богослужения, когда соединяются с нарушением заповеди и установленных норм, могут быть неугодными Богу и гибельными для совершающих их. Помните, что было Саулу сказано через пророка: «Неужели всесожжения и жертвы столько же приятны Господу, как послушание гласу Господа? Послушание лучше жертвы, и повиновение лучше тука овнов. Ибо непокорность есть такой же грех, что и волшебство, и противление то же, что идолопоклонство» (1Цар.15:22-23). Итог: от него «отступил Дух Господень» (1Цар.16:14).
    Прихожанка. Как страшно.
    Пресвитер. Так вот лучше бояться Бога, нежели осуждения со стороны кого бы то ни было или даже притеснения.
    Прихожанка. Теперь у меня в связи с этим другой вопрос: «Если все так серьезно, то почему никто не соблюдает Устав»?
    Пресвитер. Опять Вы все обобщаете. Кто Вам сказал, что никто не соблюдает?
    Прихожанка. По крайней мере, многие.
    Пресвитер. С тем, что многие, я согласен. И это печально. Но здесь могут быть разные причины. Во-первых, могут не знать или знать, но не придавать этому большого значения. Во-вторых, могут идти на нарушения по снисхождению к незнанию других, в частности, тех, кто привык к неправильным обычаям, считая соблюдение их своим долгом. Вспомните свое недавнее возмущение.
    Прихожанка. Это точно.
    Пресвитер. В-третьих, к сожалению, могут идти на нарушения и из-за своих страстей, как-то человекоугодия, особенно в отношении сильных мира сего, или корыстолюбия, что чаще всего случается.
    Прихожанка. Но ведь это неправильно.
    Пресвитер. Что неправильно? «Разве не знаете, что священнодействующие питаются от святилища и что служащие жертвеннику берут долю от жертвенника»? (1Кор.9:13) Это не я говорю, а св. апостол Павел. Другое дело, что священнодействующим часто приходится искать средства для жизни, а не заботиться всецело об исполнении своего долга.
    Прихожанка. Что Вы имеете в виду?
    Пресвитер. А то, что сегодня большинство из прихожан не имеет сознания, что священника они должны содержать по заповеди, а не предоставлять ему свободу самому изыскивать способы для своего пропитания. Вот и получается, что приходящие за духовной помощью не жертвуют священнику, не имеющему возможности зарабатывать себе на хлеб другим (кроме благовествования) способом, а платят как бы за труд молитвы (причем ту цену, которую не они посчитают нужным дать, а он им назначит), и он, осуетившись постоянным изыскиванием средств для строительства храма, для содержания причта и своей семьи, для оплаты взносов и налогов и прочего, постепенно увлекается этим делом и от духовной жизни обращается к житейской и в конечном итоге становится неспособным оказать реальную помощь духовно-страждущим. Потому что «никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть» (Мф.6:24). Но самое печальное, что при выборе между Богом и мамоной предпочтение наша падшая природа отдает больше мамоне, нежели Богу.
    Прихожанка. К сожалению, это так.
    Пресвитер. Но все же основная причина: незнание того, как это должно быть на самом деле, ибо многое, будучи заблуждением, приобрело статус традиции. «Теперь, – по замечанию святителя Афанасия Ковровского, – уставным считают не то, что действительно соответствует букве и духу церковного устава, а то, к чему привыкли, как к установившемуся» 10.
    Прихожанка. А с какого времени стала появляться такая привычка?
    Пресвитер. Где-то с XVIII века, когда миряне перестают интересоваться церковным Уставом, а совершители богослужения, идя навстречу вкусам и желаниям мирян, постепенно переходят «к тому бесцветному, однообразному, шаблонному богослужению»11, которое мы повсюду теперь наблюдаем. Только Московский Успенский собор и некоторые строгие иноческие обители еще долго оставались хранителями уставного богослужения.
    Прихожанка. Скажите, а чтобы восстановить былое благообразие или проверить правильность существующего обычая, достаточно изучать только Типикон?
    Пресвитер. Нет, к сожалению, там далеко не все прописано. Какие-то вещи были когда-то понятными всем и поэтому не записаны, а на какие-то вещи дается только намек. И, как правило, причины тех или иных установлений Типикона не объясняются. Оттого и кажутся они лишними или несообразными, и только через опыт духовной жизни, размышление и сопоставление, а также святоотеческие высказывания можно понять истинный смысл того или иного указания. А кроме того, согласно вышеприведенному замечанию святителя Афанасия, не все может соответствовать букве. Иногда соответствие может быть только по духу, не совпадающее по букве. В силу этого и традиции могут быть разными между различными Церквями, а могут дополняться или изменяться со временем.
    Прихожанка. А каковы критерии?
    Пресвитер. Согласно принципам церковного права для признания законности обычая требуются его разумность и непротиворечивость церковным правилам. Как говорил еще св. Киприан Карфагенский: «Обычай без истины есть застарелое заблуждение».
    Прихожанка. А Вы можете для наглядности привести какой-нибудь пример?
    Пресвитер. Ну, за примерами ходить далеко не нужно. Вы бывали когда-нибудь на всенощном бдении?
    Прихожанка. Что за вопрос? Ведь всенощное бдение у нас совершается каждую субботу и под праздники.
    Пресвитер. Вот именно, что у нас. Недавно я ездил в Грецию и там заходил в обычный приходской храм на воскресное богослужение. И... никакого бдения не увидел.
    Прихожанка. А что было?
    Пресвитер. Вечером была отслужена вечерня, а утром – утреня в соединении с литургией. Вот вам две традиции. Какая из них правильней?
    Прихожанка. Ну, может быть правильна и та, и другая, судя по тому, что вы до этого сказали?
    Пресвитер. Не думаю. Скажите, из чего состоит наше «бдение»?
    Прихожанка. Из вечерни, утрени и первого часа.
    Пресвитер. Правильно. А в какое время оно совершается?
    Прихожанка. Обычно с пяти до семи или восьми вечера.
    Пресвитер. Хорошая «всенощная», не правда ли? Даже до ночи не дотягивает.
    Прихожанка. А действительно. Я как-то об этом не задумывалась.
    Пресвитер. Но я сейчас не об этом. Вы лучше задумайтесь о том, не противоречит ли разумности служить утреню вечером? И еще задолго до сна читать утренние молитвы, благодаря Бога за якобы уже благополучно прошедшую ночь (это каждый раз должен делать священник во время шестопсалмия)?
    Прихожанка. Думаю, что неразумно.
    Пресвитер. А еще интересней, когда после вечером отслуженной утрени, не в полночь, а с утра начинают служить «полунощницу», которую хотя бы по порядку служб необходимо служить до утрени. Это я встречал во многих наших монастырях. Оказывается, им надо ее «вычитать». А Бог пусть разбирается, что они хотят Ему сказать, когда вечером, после захода солнца, вопиют: «Слава Тебе, показавшему нам свет», а после пройденной ночи: «Се Жених грядет в полунощи». Не напоминает ли это некоторого рода с-ума-сшествие?
    Прихожанка. Ваша логика убивает, и на это я могу повторять только одно: «Такова у нас древняя традиция».
    Пресвитер. Точнее, традиционный беспорядок, хотя далеко не древний.
    Прихожанка. Что вы имеете в виду?
    Пресвитер. А то, что еще в XIX столетии у нас в России не было столь многочисленных бдений, как сейчас. Всенощные бдения под воскресные дни и другие праздники, кроме великих и храмовых, совершались лишь в виде исключения, и то по преимуществу в домовых церквах, с особого разрешения вышестоящего начальства и без звона, как нечто неуставное.
    Прихожанка. А почему неуставное?
    Пресвитер. Потому что Святая Церковь никогда не считала обязательным совершение всенощных бдений во всех храмах в каждый воскресный день. Это можно понять уже из 6-й главы Типикона, где говорится о высоком идеале частых всенощных молений палестинских отцов. А в 7-й главе того же Типикона мы прямо читаем следующее: «Вестно же буди, яко в малых обителях и соборных и приходских храмах, во дни недельныя идеже всенощныя не бывает или настоятель не изволит, поется вечерня великая, такожде и утреня в свое время». Смысл понятен?
    Прихожанка. Честно говоря, я не совсем его уловила. Славянский текст все еще остается трудным для моего восприятия.
    Пресвитер. А смысл тот, что в малых обителях и в приходских храмах обычно бдения не совершаются, потому что частое совершение всенощных молений, если буквально понимать это словосочетание, не под силу не только мирянам, но и большинству иноков. Оно возможно лишь в больших обителях, где много чтецов и певцов, которые, чередуясь, без особого напряжения смогут всю ночь совершать непрерывное богослужение.
    Прихожанка. Но ведь наши всенощные не такие продолжительные.
    Пресвитер. О чем и речь. Помните, как характеризовал их и вообще картину нашей богослужебной жизни св. Афанасий: «Так называемые всенощные бдения, не только не занимающие всей ночи, но укладывающиеся в один час, а то и в 40 минут, и оканчиваемые задолго до начала ночи, до захода солнца, совершаются без числа и без меры, едва не ежедневно, и пресытившиеся ими относятся к этому особенно торжественному роду службы как к самым заурядным вещам. А людей, понимающих церковный устав, любящих его и сознательно к нему относящихся, едва не тошнит от этих имитаций церковных служб, если не сказать: пародий».
    Прихожанка. Ох, как сильно он сказал. А где это? Я что-то не припомню.
    Пресвитер. Это он говорит в одной из сносок 12. И самое печальное, что по такому принципу у нас стали служить не только «бдения», но и все другие службы, даже великопостные, оправдывая себя тем, что неудобно служить утреню утром. А Богу как будто «удобно» слушать наши несуразные моления!?
    Прихожанка. А что делать, вся наша Церковь так молится!
    Пресвитер. В том-то и дело. «Но следует ли отсюда, – говорит святитель Афанасий, – что со всем этим надо мириться, что опасение чеховского «человека в футляре», «как бы чего не вышло» надо поставить выше необходимости принятия неотложных мер против беззаконного нарушения и искажения церковно-богослужебных законоположений и что надо отказаться от попыток вернуть в законное церковное русло далеко уклонившуюся от него современную церковно-богослужебную практику? Конечно, нет»!13
    Прихожанка. А как это сделать?
    Пресвитер. Прежде всего надо вспомнить о своем долге послушания Матери Церкви и оживить в своей душе страх Божий. Затем объявить войну своим страстям: лени, корыстолюбию, человекоугодию, которые мешают любить Бога. В результате появятся и попытки исполнения Его святых установлений. Если это применить к тому, что мы только что обсуждали, то при таком условии обязательно появятся попытки более точного исполнения суточного круга богослужения.
    Прихожанка. Но ведь привыкшие к нашим «бдениям» люди не поймут.
    Пресвитер. Следовательно, надо постепенно «приучать» к нормальному ходу службы, объясняя и делая это сначала хотя бы по будням.
    Прихожанка. Вот почему, когда я пришла среди недели, Вы утреню служили перед литургией!
    Пресвитер. Да, к сожалению, в дни воскресные я пока не могу сделать того же. Приходится считаться с тем, что ко многим отступлениям у нас привыкли настолько, что, не зная уставных норм, нарушение их считают за норму. И поэтому я пока ограничиваюсь только опущением утренних молитв, которые необходимо читать во время шестопсалмия, и на просительной ектеньи вместо «исполним утреннюю молитву», говорю «вечернюю», потому что не поворачивается у меня язык призывать верующих к утренней молитве глубоким вечером. Но надеюсь, что скоро смогу совершать нормальные службы и накануне воскресных дней. Во всяком случае, я, согласно Уставу, имею на это полное право.
    Прихожанка. Простите за бестактность, но допустимо ли Вам самовольно, без каких-то соборных решений или определений, менять или опускать что-либо в богослужебном чине?
    Пресвитер. Ну если это так легко делают другие, вводя по своему личному усмотрению акафисты во время всенощной, пение концертов и кантов после запричастного стиха, возглашение «вечной памяти» во время Литургии и т.п., то почему мне нельзя?
    Прихожанка. А если серьезно?!
    Пресвитер. А я вполне серьезно говорю. Кто Вам сказал, что такие и подобные им вещи определяются соборно? По крайней мере, опыт церковной истории показывает, что административным путем практически никогда не совершались богослужебные реформы, а попытки в этом направлении не увенчивались успехом. Вспомните для примера хотя бы реформу патриарха Никона...
    Прихожанка. А в древней Церкви разве не соборно все определялось?
    Пресвитер. Все, да не все. По крайней мере, литургических определений мы почти не имеем. Скажите, например, на каком Соборе был утвержден чин совершаемой нами Литургии?
    Прихожанка. Я не знаю?
    Пресвитер. И я не знаю. Вообще, кроме споров о времени празднования Пасхи, соборы древней Церкви, пожалуй, ничего более не сказали по вопросам церковного Богослужения. Это и понятно, ведь церковное Богослужение – это область искусства. И как всякое искусство, оно осуществляется не постановлениями, а вдохновениями. Поэтому Богослужение всегда развивалось в свободе живого творчества и местного предания. Новшества возникали и приживались, становясь традицией, или не прививались и исчезали бесследно.
    Прихожанка. Но так было, наверное, пока Богослужение развивалось. А когда оно установилось, то и развитие прекратилось?
    Пресвитер. Вы отчасти правы, ибо действительно процесс литургического развития совершался во все замедляющемся темпе. И в позднейшей истории в отношении к формам церковного Богослужения наблюдается больше устойчивая консервативность, нежели развитие новых форм. В нашем же народе такая литургическая консервативность с особенной силой выявилась со времен старообрядчества, которая к тому же слилась с суетной верой в магическую силу и священную неприкосновенность обряда. И такое суеверие до сих пор живет не только среди старообрядцев, но и среди нас.
    Прихожанка. И в чем же оно выражается?
    Пресвитер. Согласно такому суеверию считается, что формы русского церковного Богослужения абсолютны и что изменять их не позволительно никому и никогда. К тому же все это усугубилось еще и неудачной попыткой Московского Собора 1917 года, ставившего задачу улучшения обрядовой стороны и даже создания, в конце концов, так необходимого нам церковноприходского устава. И когда Собору не удалось сделать ничего реально ощутимого, то многие ради достижения поставленной Собором цели встали на путь скомпрометировавшего себя обновленческого движения. А так как результат такого движения оказался плачевным, то вместо литургического возрождения возникло опасение всякой попытки подобного рода и великая терпимость к явным нарушениям церковного устава из-за боязни, как бы не вызвать нового раскола попытками исправления этих нарушений.
    Прихожанка. Но, может быть, это и правильно. Если мы не можем ничего лучше придумать, то пусть остается хотя бы то, что досталось нам от предков.
    Пресвитер. Так весь вопрос именно в том, от каких предков и что досталось нам!
    Прихожанка. Не понимаю, что значит от каких? Ясно, что от святых и святое!
    Пресвитер. Но на поверку оказывается, что это не всегда так и есть. Во-первых, есть вещи, древность которых определяется привычками одного-двух поколений, не более, и о православности их вообще стоит большой вопрос, а есть вещи, которые хотя и освящены уже тысячелетней традицией, но по-прежнему остаются сомнительными.
    Прихожанка. Например?
    Пресвитер. Например, в нашей богослужебной практике очень популярным сегодня стал «Чин Погребения Богородицы», представляющий собой переложение службы Великой Субботы и прямо говорящий о Воскресении и Вознесении Богоматери.
    Прихожанка. А что в этом плохого?
    Пресвитер. Этот «Чин» всем своим тоном и духом резко отличается от уставного Богослужения, положенного на день Успения Пресвятыя Богородицы. Да и сама идея приспособления к празднику Успения песнопений Великой Пятницы и Великой Субботы, по меньшей мере, странная.
    Прихожанка. Что же в ней странного?!
    Пресвитер. События погребения Божией Матери существенно отличаются от событий «Страстной» седмицы, когда еще не было Воскресения, не было победы над смертью. Сами названия воспоминаемых событий указывают на различия их по духу и смыслу. С одной стороны, – смерть, и смерть крестная, а с другой – успение, сон с надеждой на восстание. И здесь нельзя копировать одно событие, просто перенося его на другое. А если при этом разобрать еще и песнопения «Чина Погребения Богородицы», то окажется, что по содержанию своему они являются непригодными для описания такого события.
    Прихожанка. А откуда взялся этот «Чин»?
    Пресвитер. Он первоначально предназначался для богослужения в Гефсимании, в противодействие влияниям тамошних католических богослужений. Но неожиданно получил распространение и в нашей Церкви.
    Прихожанка. Насколько я поняла, лучшим является точное, что называется буквальное следование Уставу Церкви, без каких-либо отступлений!
    Пресвитер. К сожалению, не все так просто. Само по себе строгое следование по букве неразумно и даже небезопасно. Помните, как сказал св. Апостол, что Бог «дал нам способность быть служителями Нового Завета, не буквы, но духа, потому что буква убивает, а дух животворит»! (2Кор.3:6) И если следовать только букве, то можно получить вред не только от церковных установлений, но и от установлений самого Бога!
    Прихожанка. То есть к Уставу Церкви тоже необходимо подходить с рассуждением?
    Пресвитер. Мы всё должны делать с рассуждением. И если, к примеру, мы сообразим, что Типикон, которым до сих пор пользуется наша Церковь, есть устав монашеской жизни, то, исходя из одного этого, уже поймем, что не все в нем применимо к жизни приходской.
    Прихожанка. Например, уставы постов!
    Пресвитер. Да, хотя бы и это взять. Ведь одна смена климатических условий уже предполагает разные виды пощений, не говоря об образе жизни и деятельности. Помнится как св. Игнатий Брянчанинов обращал внимание на то, что «овощи и плоды средней России несравненно сильнее северных, а произведения южной России столько же сильнее среднеполосных; плоды же и овощи Цареграда и Афона равняются питательною силою рыбе северных краев и даже превосходят ее»14. И по этой причине преп. Иоанн Кассиан для монахов Галлии не просто скопировал устав египетских монахов, а приспособил к условиям той местности. А Устав, которым руководствуется наша Церковь, до сих пор есть не просто устав монашеский, но и такой, который составлялся в сильно отличающихся от наших климатических условиях.
    Прихожанка. Не по этой ли причине он плохо соблюдается не только нами, но и нашими монахами!?
    Пресвитер. Отчасти и по этой причине...
    Прихожанка. Тогда и сокращение служб в приходских храмах оправдано, раз службы предназначены для монахов!
    Пресвитер. В какой-то степени, конечно. Хотя можно встретить ревнителей и среди прихожан, которые сетуют на эту тенденцию к сокращению служб, говоря: «Зачем сокращать службы? Ведь когда придем домой, там будем только празднословить. Не лучше ли в храме задержаться и помолиться»? Такое воззрение заслуживает уважения. Но надо признать ту истину, что хотя наш церковный народ и проявляет иногда изумительное терпение, но пользоваться церковными книгами мы можем только с огромным сокращением текстов, приписываемых Типиконом.
    Прихожанка. В конце концов, ведь «суббота для человека, а не человек для субботы»! (Мк.2:27)
    Пресвитер. Да, так и есть! Хотя и соблюдение «субботы» это правило все-таки не отменяет.

Разговор третий (Успенский пост)

Получают ли сегодня пользу «плодоносящие в Церкви»?

    Прихожанка. Батюшка, благословите.
    Пресвитер. Милость Божия да пребудет с Вами!
    Прихожанка. Батюшка, пожалуйста, помолитесь о плодоносящей Елене.
    Пресвитер. А где она? И почему сама не подходит?
    Прихожанка. Она на сохранении.
    Пресвитер. Так Вы под «плодоносящей» разумеете беременную?
    Прихожанка. Ну, да.
    Пресвитер. Тогда Вы глубоко ошибаетесь, ибо, когда Святая Церковь за каждой сугубой ектеньей призывает молиться о «плодоносящих», то разумеет под ними главным образом тех, кто снабжает ее плодами земных произрастаний, в которых она так или иначе нуждается.
    Прихожанка. Первый раз слышу такое объяснение! А в каких именно «плодах» она нуждается?
    Пресвитер. Для совершения богослужения она нуждается в хлебе (просфорах), вине, елее, фимиаме, а для содержания клира и пропитания бедных – во всем остальном. Сообразно с этим в те времена, когда главным образом жили за счет частного хозяйства, христиане старались принести часть от своих трудов. Сегодня, когда люди в общей массе своей не занимаются земледелием и не зависят от годичных урожаев, под плодоносящими можно разуметь и тех, кто приносит на пользу Церкви плоды своих трудов, каковыми бы они ни были.
    Прихожанка. Но я так подозреваю, что Церковь, поминая плодоносящих, призывает не только к тому, чтобы ей доставляли необходимое, но и еще для чего-то?
    Пресвитер. Вы совершенно правы. Церковь этим не только проявляет заботу о священнослужителях или нуждающихся, но и призывает самих жертвующих не забыть поблагодарить Бога за данный Им урожай, ибо «насаждающий и поливающий есть ничто, а все Бог возращающий» (1Кор.3:7). Еще в Ветхом Завете была дана следующая заповедь: «Объяви сынам Израилевым и скажи им: когда придете в землю, которую Я даю вам, и будете жать на ней жатву, то принесите первый сноп жатвы вашей к священнику и он вознесет этот сноп пред Господом, чтобы вам приобрести благоволение» (Лев.23:10-11). Исполняя эту заповедь, верующие старались принести начатки от своего земного благосостояния. Отголоски этого видны и в сохранившейся до наших дней традиции приносить в августе, на который главным образом приходится начало урожая, то мед (на праздник изнесения Креста Г осподня), то фрукты и овощи (на празднование Преображения Господня), то хлебные колосья или орехи (на празднование перенесения Нерукотворенного Образа Господа).
    Прихожанка. Да?!... Значит, вот кто сегодня является плодоносящим!
    Пресвитер. Здесь Вы опять не совсем правы. Дело в том, что, хотя эта традиция и сохранилась по форме, содержание ее в большей степени уже утерялось.
    Прихожанка. Не понимаю, разъясните.
    Пресвитер. Сегодня августовские приношения воспринимаются как виды освящения приносимых продуктов. Сообразно этой мысли все принесенное после прочтения молитв и окропления святой водой полностью или частично уносится домой. Естественно, что о церковном клире или о нищих мало кто при этом задумывается, а те, которые все же пытаются осмыслить эту традицию, спорят в основном о том, что и как освящается.
    Прихожанка. И кто из них прав?
    Пресвитер. Все точки зрения по этому вопросу сводятся к двум основным. Одни считают, что через подобное приношение освящается весь новый урожай, тогда как другие утверждаются в мысли, что освящается лишь та часть плодов, которая приносится, а через нее и те, кто ее употребляет. Последняя точка зрения наиболее распространенная и в своих крайних проявлениях выражается в том, что воспринимает благословленные священником продукты как некую святыню, которую необходимо вкушать натощак, а остатки хранить рядом с другими святынями или сжигать в специальной жаровне.
    Прихожанка. А что здесь не так?
    Пресвитер. Вы тоже считаете, что молитвой и окроплением освящаются плоды нового урожая?
    Прихожанка. Да, так и есть.
    Пресвитер. И освященное становится такой святыней, которую нельзя бросать где попало?
    Прихожанка. Конечно.
    Пресвитер. Скажите, освящается весь новый урожай или только принесенная от него часть?
    Прихожанка. Здесь я затрудняюсь ответить. Наверное, весь.
    Пресвитер. Тогда почему Церковь не обязывает священников ходить по полям, садам и огородам, окропляя все святой водой? Ведь это было бы куда сообразней с представленной целью. Или для освящения целого достаточно освятить только его часть?
    Прихожанка. Думаю, что последнее верней. Мы же так и воду освящаем, доливая в неосвященную часть немного освященной.
    Пресвитер. А какое количество фруктов необходимо принести для освящения? Не достаточно ли будет одного?
    Прихожанка. Наверное, достаточно.
    Пресвитер. А почему тогда нет предписания приходить с одним яблоком или виноградиной?
    Прихожанка. Не знаю.
    Пресвитер. И если освященное становится такой святыней, которую нельзя выбрасывать, что тогда делать со всем урожаем и куда девать остающиеся от него части: сжигать, закапывать или хранить?
    Прихожанка. Ой, правда! А я не знаю.
    Пресвитер. Вы чувствуете несообразность?
    Прихожанка. Чувствую. Значит, освящается только та часть плодов, которую мы приносим в храм?
    Пресвитер. А вообще, есть ли нужда в ежегодном освящении всего нового урожая? Что в нем такого скверного? В Писании говорится, что все Богом созданные произрастания «хороши весьма» (Быт.1:31). Впрочем, если кто-то все же не считает, что «всякое творение Божие хорошо» и что «ничто» из употребляемого в пищу «не предосудительно», то «если такая пища принимается с благодарением», то через одно это она уже становится чистой, «потому что освящается словом Божиим и молитвою» (1Тим.4:4-5). Но даже если делать такую же уступку, какую делает св. апостол иудействующим, разделяющим пищу на чистую и нечистую, то и тогда среди нечистой невозможно встретить пищу растительного происхождения (Втор.14:3-21). Или нужно освящать плоды, чтобы прогнать бесов, сидящих на деревьях и прячущихся в кустах?
    Прихожанка. Батюшка, но это уже несерьезно!
    Пресвитер. Как и все остальное, о чем Вы говорили. Идее какого-то специального освящения новых плодов не соответствует само содержание употребляемых для этого молитв. Чтобы убедиться в этом, надо вдуматься в их смысл. Вот возьмите и прочитайте вслух текст молитвы, читаемой обычно в день Преображения.
    Прихожанка (читает): «Владыко Господи Боже наш, Твоя от Твоих приносити Тебе по предложению комуждо повелевый и вечных твоих благ воздаяние сим даруя, иже вдовы по силе приношение благоугодно приемый, прими и ныне принесенная от рабов Твоих (или от раба твоего) имя рек, и в вечных Твоих сокровищих возложитися сим сподоби: даруй им (или ему) и мирских твоих благ обильное восприятие, со всеми полезными им (или ему). Яко благословися Твое имя, и прославися Твое Царство, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь»15.
    Пресвитер. Как видите, в молитве священник от лица одного или многих просит только принять предложенный дар как жертву благодарения с расчетом получить впоследствии «мирских благ обильное восприятие». А предметом благословения являются вовсе не плоды, а те, кто их приносит, почему и молитва называется «о приносящих начатки овощей». Кстати, этой же целью было и принесение начатков урожая и в Ветхом Завете. Помните? Я цитировал: «принесите первый сноп жатвы вашей к священнику и он вознесет этот сноп пред Господом, чтобы вам, а не вашим плодам, приобрести благоволение» (Лев.23:11).
    Прихожанка. То есть плоды на Преображение не освящаются?
    Пресвитер. За исключением разве что принесенного винограда, но и то, как «материала» для вина, через который имеется надежда получить впоследствии очищение грехов в Таинстве Евхаристии. То есть в конечном итоге речь идет опять же об освящении человека. Можете в этом сами убедиться, прочитав: «Благослови, Господи, плод сей лозный новый, иже благорастворением воздушным, и каплями дождевными, и тишиною временною, в сей зрелейший приити час благоволивый: да будет в нас от того рождения лознаго причащающихся в веселие, и приносити тебе дар во очищение грехов, священным и святым телом Христа Твоего, с нимже благословен еси со Всесвятым и Благим и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь»16.
    Прихожанка. А почему тогда плоды кропятся святой водой?
    Пресвитер. Очевидно, что в данном случае это знаменует освящение, в смысле посвящения Богу, а значит – принятие Им принесенного.
    Прихожанка. А наша традиция не есть яблоки до Преображения, может быть, тоже неверная?
    Пресвитер. Смотря как на это взглянуть. Идея невкушения урожая до посвящения его начатков Богу не так уж безосновательна. Сам Бог указывал когда-то на это, говоря: «Никакого нового хлеба, ни сушеных зерен, ни зерен сырых не ешьте до того дня, в который принесете приношения Богу вашему» (Лев.23:14). Именно эту идею и использует с аскетическо-дисциплинарной целью устав одного иерусалимского монастыря, сформировавшийся ко второй половине XVII века, от которого берет начало современная редакция Типикона нашей Церкви. Сообразно этому уставу требуется внимать: «Яко аще кто от братий снесть гроздия прежде сицеваго праздника (Преображения Господня), то преслушание запрещения да приимет, и да не вкусит гроздия чрез весь август месяц, яко заповеданный устав презрев: яко да от сего навыкнут и прочие повиноватися уставу святых отец... Сей устав бывает и на смоквах, и над прочими овощами: яве яко времена их, кое когда преспеет»17. И хотя это указание касается лишь винограда, который, по всей видимости, поспевал там как раз ко времени празднования Преображения Господня, его стали применять в нашей Церкви исключительно к яблокам и независимо от климатических условий, явно пренебрегая припиской о смоквах.
    Прихожанка. Что Вы имеете в виду?
    Пресвитер. А то, что Преображение не имеет отношения к яблокам или яблоки – к нему. И, следовательно, не требуется соблюдение какого-то «яблочного поста», нарушение которого представляется грехом. Причем, основания этого поста выдумываются различные до противоположности. Одни дают ему «догматико-экзегетическое» толкование, повествующее о грехопадении первых людей, которые якобы были искушены плодом яблони, хотя по буквальному библейскому и отеческому толкованию запретным древом могла быть скорее смоква, листьями которой Адам и Ева прикрывали свою наготу, но никак не яблоня18. Другие распространяют оккультно-мистические суеверия, суть которых сводится к тому, что несвоевременное вкушение яблок неблагоприятно сказывается на перешедших в мир иной, а особенно строго должны блюсти себя женщины, совершившие аборт, ибо за их легкомысленное невоздержание их нерожденных деток лишают «райских яблочек».
    Прихожанка. И что же? Значит, не нужно ждать Преображения, чтобы попробовать яблоки? И приносить их в храм тоже незачем?
    Пресвитер. И да, и нет.
    Прихожанка. То есть?
    Пресвитер. Если вы желаете посвятить Богу начатки своих произрастаний через приношение в храм по заповеди ли, по любви к ближним или из чувства благодарности к Подателю всех благ, то это можно только приветствовать. И для этого вовсе не обязательно ждать определенного праздником времени. Надо приносить плоды трудов своих, «яко времена их, кое когда преспеет», т.е. по мере их созревания. Созрели ваши яблоки в июле, не ждите августа, и не смотрите равнодушно на то, как они гниют из-за вашего неразумного «поста», а несите скорее первые созревшие плоды в храм, остальное оставляя себе и употребляя с чувством исполненного долга. То же самое вы можете делать с любыми фруктами, овощами или ягодами по мере их созревания. Принеся же начатки своих плодов в храм, вы можете попросить священника прочитать над вами молитву, которая, как вы помните, предполагает наличие и одного человека, а не обязательно многих. А если священник с непривычки растеряется и не будет знать, где такую молитву взять, вы можете ему подсказать, что молитва «о приносящих начатки овощей» помещается в день празднования Преображения.
    Прихожанка. И я так понимаю, что все принесенное нужно оставить в храме, а священник сам уже решит, что с этим ему делать дальше: взять себе или отдать кому-то еще нуждающемуся.
    Пресвитер. А как иначе? Ведь если смотреть на совершающееся сегодня в храмах со стороны не освящения, а посвящения, то получается очень некрасивая, точнее сказать, неприличная или даже нестерпимая картина. То, что мы уже подарили, а следовательно, оно перестало считаться нашим, мы тут же бесцеремонно забираем и распоряжаемся как своим. Поистине только Бог может терпеть такую нашу бестактность, если не сказать дерзость. Впрочем, иногда Он и не терпит, а наказывает, и тому есть примеры в истории Церкви.
    Прихожанка. А можно узнать хотя бы один?
    Пресвитер. Приведу самый крайний и самый известный пример подобного рода. В 5-й главе книги Деяний апостольских описывается достаточно странный на поверхностный взгляд случай с Ананией и Сапфирой, которые добровольно принесли в Церковь «цену» своего имения, но были поражены смертью. Спрашивается: за что? А за то, что на словах посвятили Богу все свое имение, а на деле часть утаили. И здесь был не просто обман, но кража, потому что они взяли из того, что уже им не принадлежало.
    Прихожанка. Спасибо, батюшка, за объяснение именно этого случая, а то я всегда недоумевала, почему они были так сильно наказаны. И не дай Бог нам испытать подобное.
    Пресвитер. Но все же подумайте, не наказывает ли Бог и до сих пор за подобное поведение, хотя и не в такой степени? Не сказывается ли это, например, в отсутствии тех самых «мирских благ», которые испрашиваются в молитвах? И если это так, то обоснован ли в таком случае ропот?
    Прихожанка. Это точно. И хотя до Преображения еще далеко, можно я завтра принесу яблоки белый налив? Они как раз начали созревать...
    Пресвитер. Дело ваше, и абсолютно добровольное.

Разговор четвертый (Рождественский пост)

О регламентации супружеских отношений

    Прихожанка. Батюшка, благословите!
    Пресвитер. Помогай Господь!
    Прихожанка. Да, нам действительно нужна помощь. Точнее, моему мужу.
    Пресвитер. Что-то случилось?
    Прихожанка. Да все одно и то же. Вы же знаете, он у меня человек малоцерковный и поэтому, как начинается пост, так начинается и война.
    Пресвитер. Он не желает поститься?
    Прихожанка. В плане еды особых проблем нет. Я научилась готовить вкусно из постных продуктов. Да и пост сейчас не Великий, а Рождественский, можно и рыбкой побаловаться.
    Пресвитер. А что же тогда?
    Прихожанка. Он трудно всегда переносит воздержание от супружеских отношений. Становится раздражительным, хмурым. Все время ворчит: «Дескать, у вас одни посты».
    Пресвитер. А Вы что?
    Прихожанка. А я говорю ему: «Терпи и молись».
    Пресвитер. А если он не вытерпит и пойдет искать удовлетворения «на стороне»?
    Прихожанка. А что я могу сделать?
    Пресвитер. Тогда, что же имел в виду св. апостол Павел, сказав: «Во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа» (1Кор.7:2).
    Прихожанка. Но ведь должны же быть какие-то ограничения?
    Пресвитер. Естественно. Вы же видите, что апостол Павел самой причиной дозволения брака побуждает супругов к воздержанию, ибо «если брак позволяется во избежание блудодеяния, то соединенные браком уже не должны совокупляться между собою без всякой умеренности» 19.
    Прихожанка. Вот и я о том же.
    Пресвитер. Но как определить эту умеренность?
    Прихожанка. Как, как, просто. Необходимо друг от друга воздерживаться во все установленные Церковью посты, большие праздники и вообще в те дни, в которые не разрешено венчание.
    Пресвитер. А еще Вы, наверное, забыли сказать, что если супруги или только один из них решат причаститься, то им надо воздерживаться друг от друга соответственно подготовительному посту перед причащением.
    Прихожанка. Да, да, совершенно верно.
    Пресвитер. А можете ли вы привести в защиту своей точки зрения какие-нибудь аргументы?
    Прихожанка. Кажется, святой апостол Павел говорил, что супругам надо воздерживаться для поста и молитвы.
    Пресвитер. Правильно. Если процитировать сказанное им точно, то это будет звучать так: «Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве» (1Кор.7:5). А скажите, какой смысл несет в себе это высказывание?
    Прихожанка. Пост, как таковой, включает в себя непременное воздержание не только в пище и питии, но и в супружеских отношениях.
    Пресвитер. То есть Вы хотите сказать, что супруги при наступлении всякого Церковью установленного поста в обязательном порядке должны быть согласны на обоюдное воздержание? В случае же нарушения такого воздержания им непременно требуется принести покаяние как нарушителям поста? Такое же раскаяние ожидается и от того из супругов, который не соблюл пост из-за «немощи» своей маловерующей или неверующей половины, не согласной вообще держать какие-либо посты, ибо отказать в брачном соединении он не имеет права, так как «жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена»? (1Кор.7:4)
    Прихожанка. К сожалению, это так.
    Пресвитер. Скажу Вам прямо, что, несмотря на всю странность такой ситуации, подобной точки зрения придерживаются очень многие, взяв за правило постоянно каяться в своей «невоздержанности». Но если допускать, что плотское воздержание является условием соблюдения всякого вида поста, тогда получается, что и всякий вид молитвы требует соблюдения подобного условия.
    Прихожанка. В смысле?
    Пресвитер. Но Вы же только что сослались на апостольское высказывание, что супругам необходимо воздерживаться «для упражнения» не только в «посте», но и «молитве» (1Кор.7:5).
    Прихожанка. А я как-то не обратила на последнее внимания.
    Пресвитер. Вот поэтому это делаю я. Но как в таком случае совместить апостольскую заповедь о непрестанной молитве (1Сол.5:17) со словами: «не уклоняйтесь друг от друга»? (1Кор.7:5)
    Прихожанка. Ну Вы, батюшка, как всегда, такие задачки задаете. А я, как всегда, затрудняюсь ответить.
    Пресвитер. Да, ответ в этой задачке, как всегда, прост. Чтобы исполнить и то, и другое, мы должны признать, что как «можно и с женой совокупляться и молиться»20, так же, следовательно, можно при совокуплении и пост соблюдать. Тем более что за нарушение поста в отношении пищи правила Церкви могут наказать даже отлучением21, тогда как в отношении супружеских отношений все отдается на суд самих супругов22.
    Прихожанка. Вы хотите сказать, что Церковь никак не регламентирует супружеские отношения?
    Пресвитер. Никак. Исключение делается только в одном случае, когда дело касается Таинства Причащения. На вопрос, «аще жена пребудет нощию со своим мужем или муж с женою своею, и на утро будет священнослужение, то должны ли они причаститися, или нет», св. Тимофей Александрийский отвечает прямо: «Не должны»23. Этим же объясняется и рекомендация супругам «воздерживаться в день субботний и воскресный»24, ибо в эти дни предполагается их совместное участие в Таинстве Причащения. Как пишет преп. Никодим: «Муж и жена пусть предохраняют себя от супружеской связи в субботу и воскресенье, потому что в эти дни возносится духовная Жертва, то есть совершается Божественная литургия, и они должны причаститься» 25.
    Прихожанка. А воздерживаться нужно только в субботу и в воскресенье, не больше? А мне говорили, что необходимо воздерживаться хотя бы 3 дня.
    Пресвитер. Более того, в «Учительном известии» сказано, что «всяк иерей и диакон, имый жену, от смешения ея пред литургисанием воздержатися всяко должен есть неколикия дни, но и по служении дне того»26. Но все это, как видите, противоречит правилам Церкви, по которым предполагается только такое воздержание, которое совпадает с евхаристическим постом, ограничивающимся по времени всенощным бдением в истинном значении этого слова. Если бы всенощное бдение у нас совершалось как положено ночью и супруги присутствовали за ним, то тем самым они уже бы исполнили слова апостольские о взаимном воздержании ради поста и молитвы.
    Прихожанка. Вы упомянули евхаристический пост. А что это за пост?
    Пресвитер. Это такой пост, когда готовящиеся ко причащению накануне с полуночи ничего не едят и не пьют. Его единственно и требуется соблюдать как в пище, так и в супружеских отношениях всем желающим причаститься.
    Прихожанка. То есть вы хотите сказать, что на другие виды постов это запрещение не распространяется?
    Пресвитер. А Вы можете назвать мне кого-либо из святых, кто бы дерзнул супругам запрещать их общение в установленные Церковью посты, если они того не желают?
    Прихожанка. Да, по-моему, все говорят.
    Пресвитер. Назовите кого-нибудь?
    Прихожанка. Батюшка, я не могу!
    Пресвитер. Тогда давайте я Вам помогу. Больше всех на данную тему рассуждает преп. Нил Мироточивый. Вот, например, он говорит: «Сегодня много мужей и жен не берегут себя от лукавнования (от рабства плотской страсти) своего, не хранят праздников, ни Владычних, ни Богородичных, ни воскресений, ни иных каких-либо праздников, но одно только делают дело чадорождения своего безо всякого страха Божия и разбора»27. Обратите внимание на то, что преп. Нил ни слова не сказал об установленных Церковью постах в отношении беззаконных зачатий и греховных рождений. Не сказал он и о греховности зачатия в постные дни, от которых якобы рождаются проклятые и больные дети. Если он и говорит о зачатых «не вовремя», то проводит только ту мысль, что дети рождаются «обессиленными», т.е. болезненными или лукавыми и «не покоряющимися закону Божию», т.е. распутными, не потому, что родители нечаянно перепутали дни воздержания и тем вызвали гнев Божий, наказующий рождаемых в беззаконии, а единственно потому, что они были распутны сами по себе и передали соответствующее настроение по наследству28.
    Прихожанка. А еще кто-то из святых говорит об этом?
    Пресвитер. Об этом же говорит св. Иоанн Златоуст, но в контексте того, что брачное дело по плотскости своего характера способно отвлекать от более совершенного совершения поста и молитвы, а не потому, что оно как совершенное «не вовремя» становится греховным29.
    Прихожанка. А еще?
    Пресвитер. Да кого бы Вы ни прочитали, все рассуждают примерно так же. И говорю я так утвердительно не потому, что изучил творения их всех, а потому что они вряд ли сказали бы вопреки уже сказанному апостолом не в форме заповеди и «повеления», но лишь в форме «позволения» (1Кор.7:6). Если святой апостол Павел не дерзал вмешиваться в частную жизнь супругов, тем более это не позволительно кому бы то ни было стороннему, пусть и непосредственному наставнику духовному.
    Прихожанка. Откуда же, скажите, тогда появилась в нашей Церкви столь распространенная и довольно жесткая регламентация супружеских отношений, если об этом ни в правилах Церкви, ни в творениях святых Отцов ничего не говорится?
    Пресвитер. Достаточно обстоятельный ответ на поставленный вопрос можно найти в материалах для истории древнерусской покаянной дисциплины профессора Московской Духовной академии С. А. Смирнова, где наглядно демонстрируется и обстоятельно доказывается, что духовники Русской Церкви на протяжении практически всех веков стремились к точной регламентации житейского обихода верующих, и особенно в отношении двух основных инстинктов, движущих жизнь человеческую, – питания и размножения. В частности, еще в XII веке новгородский духовник Кирик, смотревший на супружеские отношения как на только терпимое зло, стремился выработать своего рода устав для супругов, точно определявший «время и меру» их неизбежных отношений. В основу свою он взял уже упомянутое правило воздержания в субботний и воскресный день, присоединив к этому еще и пятницу. При этом он сослался, как выражается проф. Смирнов, на «худые номоканунцы», которые утверждают, что дитя, зачатое в пяток, субботу и воскресенье, будет больным или преступным человеком30. В последующие XIV-XV века к этим запретным дням присоединяются еще два: среда и понедельник, не говоря уже об установленных постах.
    Прихожанка. То есть в период с XII по XV век у нас появилась традиция воздержания в посты?
    Пресвитер. И то не во все. Воздержание в так называемые малые посты привилось далеко не сразу. Первоначально строгому соблюдению чистоты подлежал только Великий пост, по предписанию устава преп. Иоанна Постника, хотя встречались и такие духовники, которые снисходительно оставляли невоздержанным супругам только три недели Великого Поста31. В малые же посты верующим разрешалось невозбранно пребывать с женами32. И так было до тех пор, пока действовал студийский устав (вплоть до XV века), согласно которому в эти посты не возбранялось мирянам вкушать молочное и яйца. С заменой же его на более строгий иерусалимский устав, стали появляться и более строгие предписания в отношении супружеского воздержания.
    Прихожанка. Скажите, а насколько авторитетным был этот новгородский духовник Кирик?
    Пресвитер. Профессор Смирнов дает ему достаточно сдержанную характеристику33, говоря только, что он отличался любознательностью, но не обширной начитанностью, тогда как другие позволяли себе и более резкие высказывания в его адрес. К примеру, проф. Павлов называл Кирика одним «из сонма тех малограмотных попов, в среде которых и обращались все худые номоканунцы» 34. Во всяком случае, Кирик мог пользоваться такими книгами, которые, по мнению его епархиального архиерея, подлежали сожжению35. Он также пользовался сомнительного происхождения епитимейниками, апокрифическими правилами Георгия и Феодоса. Интерес к этим сомнительным источникам, по объяснению исследователей, мог быть связан с тем, что в них он находил прямые ответы на те вопросы, которые не предусматривались канонами Церкви36.
    Прихожанка. Ну и характеристика!
    Пресвитер. Мало того, что он не обладал обширными знаниями святоотеческой традиции, он, похоже, не отличался и большим умом. Иначе как объяснить эту доверчивость к разного рода поверьям, известиям из вторых рук, которые во множестве приводятся проф. Смирновым и которые так часто можно наблюдать и в наши дни среди невежд духовного звания?!
    Прихожанка. Вам, наверное, видней.
    Пресвитер. Самое же примечательное в том, что весь календарь половой жизни, разработанный иеромонахом Кириком и его последователями, не только не разделялся образованными иерархами нашей Церкви, но и прямо осуждался.
    Прихожанка. А Вы кого-то конкретно имеете в виду?
    Пресвитер. В первую очередь его епархиального архиерея св. Нифонта, по своему уму и начитанности выгодно отличавшегося от Кирика, задававшего ему вопросы. Он, к примеру, хорошо знал порядки Царьграда и Греческой Церкви, на которые ссылался37. Но самое главное его преимущество в том, что владыка умел критически отнестись к источникам38.
    Прихожанка. И что же он сказал?
    Пресвитер. Когда иеромонах Кирик спросил его, можно ли причащать того, кто не воздерживается от жены Великим постом, то услышал такие гневные слова владыки: «Что вы учите воздерживаться от жен в говенье? Грех вам за это». Когда же Кирик стал в свое оправдание ссылаться на мнения митр. Георгия и Феодоса, то св. Нифонт все это отверг, сказав, что ни митрополит, ни Феодос этого не писали39.
    Прихожанка. А как же устав преп. Иоанна Постника, по которому, как Вы сказали, необходимо воздерживаться в Великий пост?
    Пресвитер. Устав Иоанна Постника для него не был авторитетным, и не только по этому вопросу 40.
    Прихожанка. Но почему?
    Пресвитер. Может, потому, что он не считал его подлинным, как не считают его таковым и некоторые специалисты41, утверждающие, что Номоканон не принадлежит Постнику, ибо сам преп. Иоанн жил в VI веке, а Номоканон появился не ранее IX или даже X века и представляет собой компилятивное произведение, составленное из разных статей, принадлежавших разным авторам. Доказательством тому служит и тот факт, что текст Номоканона не раз видоизменялся и до сих пор существует во множестве различных редакций.
    Прихожанка. А чем этот факт можно объяснить?
    Пресвитер. Объяснить его можно тем, что имя Иоанна Постника было очень популярным в епитимийной литературе, и неудивительно, что этим именем часто надписывались сборники всевозможных правил, ему совершенно не принадлежащих.
    Прихожанка. А кроме святого архиепископа Нифонта, еще кто-то говорил, что греховно воздерживаться от жен в говенье?
    Пресвитер. Это же мнение разделял и его преемник по кафедре архиепископ Илия, что видно уже из следующего ироничного его обращения к священству: «А вы, будучи попами, если захотите служить когда, неужели на много дней отлучаетесь от попадей своих»? 42 Скорее всего, в своих воззрениях они были не одиноки. Однако на протяжении всех столетий, вплоть до наших дней, к их мнениям мало кто из духовников прислушивался. Предпочитали и предпочитают держаться взглядов Кирика и ему подобных.
    Прихожанка. Но почему тогда св. Церковь так строго наблюдает дни браковенчания и никогда не совершает венчания не только в праздничные, но и в постные дни?
    Пресвитер. Вы, наверное, хотели сказать, накануне их? Хотя «в древнерусской Церкви правило о невенчании браков в посты однодневные понималось неодинаково. В XVI веке, например, это правило понималось так, что нельзя венчать браков в самые однодневные посты, а не накануне их»43. В качестве примера можно привести браковенчание царя Ивана Грозного, совершенное митр. Макарием накануне постного дня, в четверг, 3 февраля 1547 года.
    Прихожанка. Но как бы то ни было, не указывает ли он тем самым на те дни, в которые необходимо воздерживаться супругам от общения?
    Пресвитер. Нет, не указывает. Запрет на венчание в постные дни или их кануны связан с запретом не на плотское общение, а на брачное пиршество. Издревле брак противопоставлялся посту, как радость — скорби. С браком обычно соединяется радость (Песн.3:11), а с постом – плач (3Ездр.10:4). «Могут ли печалиться сыны чертога брачного, пока с ними жених?» (Мф.9:15) – вопрошает как об очевидном Спаситель. Пост наступает только тогда, когда заканчивается брак как празднование, которое совершается всегда «весело» (Тов.11:18). Почему и запрещается «в четыредесятницу совершати браки»44, и не только браки, но и дни рождения праздновать и даже праздничные богослужения совершать45.
    Прихожанка. Допустим, я соглашусь с Вашей аргументацией по поводу сказанного относительно постов. Но ведь Церковь не только в посты не венчает, но и в праздничные дни. А если брак – праздник, то почему нельзя венчаться в праздничные дни?
    Пресвитер. С одной стороны, праздничные дни предполагают Причащение, накануне которого в соответствии с правилами нельзя иметь супружеского общения. Это, кстати, и имел в виду преп. Нил, когда говорил о пагубности нехранения праздничных и воскресных дней. С другой – очевидна неуместность частного празднования (каковым является брак) в период празднеств общественных. По этой причине отменялись венчания не только в дни общих церковных торжеств, но и в дни торжеств светских. Я думаю, Вы вряд ли будете спорить с тем, что супружеское общение в дни коронации царских особ не является греховным, хотя Церковь в такие дни также отменяла венчания?! 46
    Прихожанка. Так значит, в посты супругам не нужно воздерживаться друг от друга?
    Пресвитер. Почему не нужно. Нужно, ради поста и молитвы. Только надо иметь в виду, что полное воздержание во все время поста вряд ли предполагается, ибо даже в отношении пищи в периоды постов бывают иногда послабления. Например, в субботние, воскресные, а также дни двунадесятых праздников пост «отменяется», включая и время Великого поста.
    Прихожанка. Простите, а что значит отменяется?
    Пресвитер. В отношении пищи это может выразиться в разрешении вина и даже рыбы – непостных с точки зрения Типикона продуктов.
    Прихожанка. В отношении пищи все понятно. А как быть в отношениях супружеских? В какое же все-таки время и в какой мере необходимо воздерживаться?
    Пресвитер. А вот этого никто, кроме супругов, решить не может. Каждая супружеская пара вправе самостоятельно определять и время, и меру сообразно своему возрасту, темпераменту, положению и обстоятельствам. И в этом деле им нет авторитетного советчика.
    Прихожанка. Вы можете дать, если не регламентацию, то хотя бы рекомендацию, чем руководствоваться при определении времени и меры?
    Пресвитер. От себя я уже достаточно дал Вам различных рекомендаций, напоследок предложу еще рекомендацию св. Иоанна Златоуста. Он говорит так: «Соблюдай меру в своем воздержании, смотря по тому, насколько ты можешь обуздать немощь своей плоти. Не стремись превзойти эту меру, чтобы не ниспасть ниже всякой меры47. Та, которая воздерживается против воли мужа, не только лишится награды за воздержание, но и даст ответ за его прелюбодеяние, и ответ более строгий, чем он сам. Почему? Потому что она, лишая его законного совокупления, низвергает его в бездну распутства»48. Главное, по его мысли, то, что «жена не должна воздерживаться против воли мужа и муж не должен воздерживаться против воли жены. Почему? Потому, что от такого воздержания происходит великое зло; от этого часто бывали прелюбодеяния, блудодеяния и домашнее расстройство. Ведь если иные, имея своих жен, предаются прелюбодеянию, то тем более будут предаваться ему, когда лишены будут этого утешения. Хорошо сказал Апостол: не лишайте себя49; то, что здесь назвал лишением, выше назвал долгом, чтобы показать, как велика их взаимная зависимость: воздерживаться одному против воли другого – значит лишать, а по воле – нет. Так, если ты возьмешь у меня что-нибудь с моего согласия, это не будет для меня лишением; лишает тот, кто берет против воли и насильно. Это делают многие жены, совершая большой грех против справедливости, и тем подавая мужьям повод к распутству, и все приводя в расстройство. Всему должно предпочитать единодушие: оно всего важнее. Какая польза от поста и воздержания, когда нарушается любовь? Никакой»50.

Разговор пятый (Накануне Рождества Христова)

О «нечистоте» женской природы

    Прихожанка. Батюшка, благословите.
    Пресвитер. Господь да утешит Вас!
    Прихожанка. Уже утешил! Я на Рождество Его еду в Иерусалим!
    Пресвитер. Поздравляю! И прошу молитв о нас у Его яслей.
    Прихожанка. Я боюсь только одного: как бы на период моей поездки не случилось со мной того, что случается обычно с женщинами каждый месяц. По времени почти совпадает.
    Пресвитер. Вы тяжело это переносите?
    Прихожанка. Нет, я болею несильно. Просто тогда я не смогу приложиться ко святыням, вот что меня расстраивает.
    Пресвитер. А Вы считаете периодические женские истечения крови нечистотой, по причине которой запрещается к чему-либо прикасаться? (Лев. 15:19-27)
    Прихожанка. По-моему, это не я считаю, а Церковь?!... И прикасаться нельзя не к чему-либо, а ко святыням.
    Пресвитер. Я, пожалуй, соглашусь с Вами, но только в том случае, если под Церковью Вы разумеете Церковь ветхозаветную.
    Прихожанка. Но почему?
    Пресвитер. Хотя бы уже потому, что Господь не упрекнул прикоснувшуюся к Нему женщину, показав тем самым пример должного отношения к таковому состоянию женского естества в Новом Завете.
    Прихожанка. А как же правила Церкви?
    Пресвитер. Вы разумеете правила святых епископов Александрийских, Дионисия и Тимофея?
    Прихожанка. Я не знаю точно, какие правила существуют, но ведь они существуют?
    Пресвитер. Ну тогда пойдемте за Книгой правил и почитаем, что там пишется.
    Прихожанка. С удовольствием.
    Пресвитер. Вот что пишет св. Дионисий († 265 г.) во 2-м своем правиле: «О женах, находящихся в очищении, позволительно ли им в таком состоянии входить в дом Божий, излишним почитаю и вопрошать. Ибо не думаю, чтобы они, если суть верные и благочестивые, находясь в таком состоянии, дерзнули или приступить к Святой Трапезе, или коснуться Тела и Крови Христовых. Ибо и жена, имевшая 12 лет кровотечение, ради исцеления прикоснулась не Ему, но только к краю одежды Его. Молиться в каком бы кто ни был состоянии и как бы ни был расположен, поминать Господа и просить помощи – не запрещается. Но приступать к тому, что есть Святая Святых, да запретится не совсем чистому душою и телом»51.
    Прихожанка. Ну вот, а я что говорила?!
    Пресвитер. А что Вы говорили?
    Прихожанка. Что нельзя прикасаться к святыни.
    Пресвитер. К какой?
    Прихожанка. Ко всякой.
    Пресвитер. А по-моему, вы невнимательно слушали. Св. Дионисий запрещает прикасаться к Телу и Крови Христовым, т.е. запрещает только причащаться. Об остальном он ничего не говорит.
    Прихожанка. Да!?.. Ну, значит, говорит кто-то другой.
    Пресвитер. Этот другой – святой Тимофей († 385 г.). На вопрос, если жена оглашенная вписала имя свое ко крещению, а ко дню крещения приключится ей обычное женам, то должно ли таковую крестить в тот день или отложить и на сколько времени отложить, он отвечает: «Должно отложить, доколе очистится». На подобный же вопрос, должна ли она в тот день приступить к Святым Тайнам или нет, он дал такой же ответ: «Не должна, доколе не очистится»52. То есть мы видим, что к запрету на участие в причащении добавляется еще запрет на участие в Таинстве Крещения.
    Прихожанка. А больше нет правил?
    Пресвитер. В Книге правил нет. Но есть еще одно правило в Номоканоне, которое приписывается преп. Иоанну Постнику, патриарху Цареградскому. Это правило звучит так: «В течении сущая жена, сиречь обычно свое имущая, не причащается в Пасху, дондеже очистится, ниже входит в церковь до семи дней»53.
    Прихожанка. Вот видите, все-таки я права!
    Пресвитер. Давайте разберемся.
    Прихожанка. А что тут разбираться? По-моему, и так все ясно. Хотя правила Номоканона, как мы уже выясняли, не обязательно принадлежат преп. Иоанну, но все-таки с ним согласны многие...
    Пресвитер. Для защиты точки зрения этих «многих» я предлагаю воспользоваться аргументами еп. Варнавы (Беляева), который специально посвящает этому вопросу целую главу в своей книге «Основы искусства святости».
    Прихожанка. А где конкретно он об этом пишет?
    Пресвитер. В главе «Аскетическая физиология тела», параграф шестой.
    Прихожанка. И что же он там пишет?
    Пресвитер. Из всех его рассуждений на эту тему радует только признание того, что существующая традиция в отношении процессов очищения женского организма в точности повторяет традицию ветхозаветную. Но понимая, что ветхозаветные предписания не должны иметь силы во Христе (Гал.5:6), он в то же время не находит что сказать в защиту существующей практики, кроме того, что «пока в женщине этот закон природы действует, действуют для нее и предписания ветхозаветного закона, но только еще с большей ответственностью для нее, потому что вещи, которые ее теперь окружают, не простые, а святые, благодатные»54. При этом под вещами святыми он подразумевает не только Святые Тайны, но и храм и все, что есть в храме: святые мощи, иконы, просфоры, елей, свечи и прочее55. Логически рассуждая, он свое запрещение распространяет и за пределы храма, говоря, что «неудобно таковым и дома касаться икон, зажигать пред ними лампады, пить святую воду»56.
    Прихожанка. А он имеет в виду всякую святую воду или только богоявленскую?
    Пресвитер. А, по-вашему, между ними есть разница?
    Прихожанка. Ну, говорят, что в нечистоте нельзя употреблять воду богоявленскую, зато можно употреблять воду, освященную малым освящением.
    Пресвитер. В том-то и дело. Некоторые еще запрещают прикосновение к антидору, но не к просфоре...
    Прихожанка. Да, да, так и есть.
    Пресвитер. Кто-то еще ограничивается запрещением прикасаться к вещам напрестольным (кресту, богослужебному Евангелию), а кто-то запрещает прикосновение ко всему, что так или иначе связано с Церковью и духовной жизнью, вплоть до чтения или слушания Священного Писания.
    Прихожанка. А мне говорили, что при необходимости можно читать Священное Писание, только не на славянском, а на русском языке.
    Пресвитер. А вам не предлагали на период нечистоты снимать нательный крестик или, по крайней мере, всякий раз его заново освящать?
    Прихожанка. Не-ет?!
    Пресвитер. А что, он святыней не является?
    Прихожанка. А ведь правда. Так что, его тоже необходимо снимать?!
    Пресвитер (смеется). Как видите, вариантов прещения так много и они так разнообразны, что доходят до противоположности и абсурда. В случае же нарушения этих прещений можно даже встретить угрозы Божией карой. По мнению некоторых не только причащение св. Таин, но и простое прикосновение ко святым мощам может закончиться беснованием57, а «осквернение» святой просфоры от неосторожного к ней прикосновения выразиться в том, что она на следующий день покроется плесенью.
    Прихожанка. Я тоже такое слышала. Правда, давно.
    Пресвитер. А «экспериментов» для подтверждения или опровержения этих высказываний не проводили?
    Прихожанка. Специально этого не делала, хотя несколько раз я невольно нарушила эти правила, но всякий раз каялась в этом, и Бог меня миловал.
    Пресвитер. Не знаю, за Ваше ли покаяние Бог не наказывал Вас или потому, что не за что было наказывать. Мне рассказывали случаи, когда прикосновение ко святыни в состоянии «нечистоты» привлекало милость, а не наказание Божие. Например, одна женщина, движимая примером евангельской кровоточивой, мучаясь болями кровотечения, прикоснулась к частице ризы Господней и получила облегчение, другая в такой же ситуации получила то же самое, омывшись святой водой из источника преп. Серафима, а третья причастилась св. Таин и была утешена духовными ощущениями.
    Прихожанка. Но все равно страшно. А вдруг правы те, кто угрожает карой Божией?
    Пресвитер. А Вы проведите «опыт» над просфорами и убедитесь, что здесь налицо отражение языческого представления древности, считавшей, что прикосновение менструирующей покрывает железо ржавчиной, губит посевы и сады58. Впрочем, если Вам нравится ежемесячно на несколько дней лишаться церковной области освящения по не зависящим от Вас причинам, то можете придерживаться существующей практики.
    Прихожанка. Признаюсь, что я до сих пор не могу к этому привыкнуть и смириться.
    Пресвитер. Вот и епископ Варнава, понимая, что «христианке, которая на опыте познала силу освящения от ежедневного вкушения святой воды, лобызания святых икон и мощей, не без труда приходится переносить такое ежемесячное отлучение от святыни»59, пытаясь «утешить» ее, заявляет, что «если она подвижница, то имеет надежду некогда избавиться от сего состояния (раньше времени, разумеется)», хотя бы при помощи простого воздержания в пище60. Отождествляя при этом «прекращение регул» с чистотой и христианским бесстрастием и ссылаясь на случаи жизни, он считает целесообразным достижение этой цели даже при помощи тяжелого физического труда, в результате которого молодые девушки могут «за какое-нибудь лето тяжелых колхозных работ или после погрузки угля»61 приобрести соответствующее состояние «чистоты».
    Прихожанка. Но это действительно возможно.
    Пресвитер. Я не спорю, что это возможно, но не согласен с тем, что подобная «чистота», называемая аменореей62, должна считаться нормальным явлением. И хотя некоторые женщины признают ее даже удобной, если не планируют зачать и родить ребенка, но нужно понимать, что менструация – это естественный процесс жизнедеятельности организма каждой небеременной женщины, и как бы ни хотелось от нее избавиться, отсутствие ее указывает на то, что какие-то важные механизмы вышли из строя или же в организме происходит что-то неестественное.
    Прихожанка. Я с Вами полностью согласна.
    Пресвитер. Вы также не хуже меня знаете, что нарушения менструального цикла могут происходить из-за неправильного питания, выражаемого через частые диеты или переедание, из-за тяжелого физического труда и даже плохой экологии. Причинами нарушения этого цикла могут быть и многообразные нервные перегрузки, выражаемые сильными эмоциональными переживаниями, аффектами. Кроме того, повлиять на механизм менструации оказывается не невозможно и при помощи везделезущей науки. К примеру, американские специалисты с целью помочь бедным женщинам, чтобы они не мучились болями в животе, повышением температуры, упадком сил и депрессией, создали гормональный препарат «Lybrel», который при ежедневном приеме примерно за полгода полностью избавляет большинство женщин от их «женской доли». При этом разработчики уверяют, что это средство абсолютно безвредно для здоровья. И хотя в последнее верится с трудом, но с приведенной выше точки зрения этот препарат является уникальным средством достижения духовной чистоты, равно как и постничество с обжорством, загрязнение экологической среды и постоянные жизненные проблемы. Так что женщинам аскетизм и исполнение заповедей, о которых учит Святая Церковь, совсем не обязательны! У них есть свои и только им доступные способы достижения необходимой для духовной жизни чистоты!
    Прихожанка (смеется). Как называется препарат? Надо его срочно купить, а то действительно надоело бороться со страстями.
    Пресвитер. Чтобы не дойти до таких же неразумных выводов, мы должны понимать, что сама по себе плоть человеческая не есть зло и не причина зла, а значит, и разные выделения организма, включая и те, которые назначены природой для образования нового организма, не могут заключать в себе нечистоты. «Я знаю и уверен в Господе Иисусе, – говорит святой Апостол, – что нет ничего в себе самом нечистого» (Рим.14:14). «Все чисто» (Рим.14:20) в природе и по природе своей, потому что Бог не мог сотворить ничего нечистого.
    Прихожанка. Но может св. Апостол не имеет в виду процессы очищения организма?
    Пресвитер. Отвечу вам словами св. Афанасия Великого: «Что же грешного или нечистого в каком-нибудь естественном извержении? Захочет ли кто ставить в вину из ноздрей мокроты или изо рта слюни? А можешь указать и на важнейшее сего, на извержения чрева... и избытки в семенных волокнах»63. Какой грех, скажите мне, производит течение крови у менструирующей? Или, может быть, грехом является сам физиологический процесс очищения матки? Но опять мы слышим справедливое возражение св. Афанасия, говорящего, что здесь не может быть греха перед Богом. Он, создавший все живые творения, Сам создал таким образом члены сии, чтобы имели они подобные исходы64. «Естественное очищение, – читаем мы и в «Апостольских постановлениях», – не мерзко пред Богом, Который премудро устроил, чтобы оно бывало у женщин в каждые тридцать дней, для их здоровья и укрепления»65.
    Прихожанка. Я с этим согласна, но почему тогда в Ветхом Завете считалось нечистым многое из того, что относится к природе само по себе?
    Пресвитер. Как считают Святые Отцы, Господь повелевал соблюдать многочисленные ветхозаветные предписания о нечистоте, как родовых физиологических процессов, так и многого другого, не потому, что они были нечисты в своем существе, ибо «ничто не нечисто по природе», а «по особой некой причине»66.
    Прихожанка. И что же эта за особая такая причина?
    Пресвитер. Возможно, что причиной нечистоты некоторых аспектов родовой сферы служил взгляд на подобные состояния как на следствия греховной испорченности. Ведь наказанием за грех явилась смерть, и потому Писание Ветхого Завета видит нечистоту во всяком мертвом теле, включая животного (Лев. 11:24-25).
    Прихожанка. Но причем здесь кровь? Она же из живого человека идет?
    Пресвитер. Сама по себе кровь нечистой не считалась. Более того, в некоторых случаях она даже служила очищением от скверны (Исх.30:10). Такое же, кстати, отношение было и к семени, которое могло быть «благословенным от Господа» (Ис.65:23). Но когда семя или кровь уклонялись от своего прямого назначения служить жизни, то могли рассматриваться как нечто мертвое, а значит, и скверное. По этой причине кровь или семя, пролитые на землю, оскверняли землю (Чис.35:33. Быт.38:9-10), и в таком смысле можно было признавать нечистым кровоточивую жену, равно как и мужа, имеющего истечение семени. Примечательно, что не только в первом, но и в последнем случае, нечистота касалась только тела, если в ее происхождении не участвовал психологический фактор.
    Прихожанка. В этом есть логика, но она какая-то не очень убедительная.
    Пресвитер. Это всего лишь предположение, которое к тому же вряд ли можно считать верным. Скорее всего, учение о нечистоте было дано в силу незрелости сознания ветхозаветного человека, почему св. Иоанн Златоуст и называет это учение детским67.
    Прихожанка. Детским?! И что это означает?
    Пресвитер. Как родители иногда говорят детям небылицы в силу их несовершенного сознания, чтобы добиться от них послушания или отвратить от пагубных действий, так и Господь дал иудеям наказ о нечистоте совсем не с той целью, с какой он стал восприниматься впоследствии. Почему Святые Отцы рекомендуют тщательнее вникать в намерение закона, ибо «часто вместо одного учит он другому»68. В частности, на ветхозаветное положение о нечистоте родившей женщины (Лев. 12:2) св. Иоанн Златоуст вопрошает: «Не сам ли Бог создал семя и рождение? Почему же такая жена нечиста? Не имелось ли здесь в виду что-нибудь другое»?69
    Прихожанка. А что здесь могло иметься в виду?
    Пресвитер. «Через это, по его словам, Бог внедрял в душу целомудрие, отвлекал ее подальше от прелюбодеяния, потому что если рождающая нечиста, то тем более – прелюбодействующая. Если прикасаться к своей жене не совсем чисто, то тем более – смешиваться с чужой»70. Ветхий человек нуждался в некоей сильной внешней узде для удержания себя от похотений. И Господь мог употреблять понятие нечистоты для погашения неуместных желаний 71, а тех, кто сознательно нарушал данное Им постановление и все-таки входил к жене «во время ее болезни кровоочищения», Он повелевал предавать смерти как его самого, так и ту женщину, которая допускала его (Лев. 20:18). По этой же причине Он именовал праведником того, кто «к своей жене во время очищения нечистот ее не приближался» (Иез.18:6), а рожденных от таких незаконных совокуплений не допускал в священные собрания72.
    Прихожанка. Честно говоря, я глубоко сомневаюсь, что возможно зачатие во время очищения.
    Пресвитер. Я тоже сомневаюсь, но знаю, что на этот счет и по сей день есть разные мнения даже у специалистов.
    Прихожанка. Да? Странно!
    Пресвитер. Но это неважно. Важно то, что понятие какой-либо природной нечистоты есть понятие по сути неверное, данное применительно к уровню ветхозаветного сознания и лишь на время. «Теперь же, – говорит св. Иоанн Златоуст, – требуется от нас не это, но все перенесено в душу. Телесное ближе к нам, поэтому при помощи его Бог прежде и наставлял людей. А теперь не то, потому что не следовало всегда оставаться при образах и тенях, но принять истину и ее держаться» 73.
    Прихожанка. А могли ли быть еще другие причины учения о нечистоте?
    Пресвитер. Могли. Например, в творениях ранних Отцов встречаются трактовки ветхозаветных категорий «чистоты» и нечистоты» лишь как символические описания добродетели и греха или прообразы будущих тайн Церкви74. Но какие бы ни были настоящие причины этого учения, ясно одно, что Христос в связи со Своим учением о победе над смертью и отменою Закона отвергает вместе с ним и всякие ветхозаветные постановления. Он объявляет все предписания о нечистоте человеческими (Мк.7:8) и ученикам своим позволяет их безбоязненно нарушать. На вопрос же фарисеев, неотступно державшихся всех предписаний по поводу омовений, почему Он позволяет поступать вопреки преданию старцев (Мк.7:5), Господь, указав им на факт нарушения заповеди Божией ради предания человеческого, ответил, что человека оскверняет не то, что исходит из чрева, а то, что исходит из сердца (Мк.7:18-22).
    Прихожанка. То есть Вы хотите сказать, что причиной всякой нечистоты служит только нечистота духовная, т.е. грех?
    Пресвитер. Совершенно верно, ибо, как говорят св. Отцы, «нет нечистого, кроме того, что порочит жизнь свободы»75, т.е. только «грех есть нечистота», а «остальное – человеческий предрассудок»76.
    Прихожанка. А чем еще можно подтвердить это положение?
    Пресвитер. Практикой первых христиан, имевших вышеприведенное евангельское отношение к «нечистоте» женской, совершено отметая бывшие в Ветхом Завете о ней представления. Согласно этому существовала и церковная практика, по которой женщина имела такой же свободный вход в алтарь, как и мужчина.
    Прихожанка. Что вы говорите! А почему сейчас нет такой практики?
    Пресвитер. Потому что Лаодикийский собор запретил вход женщинам в алтарь в виду особенностей их природы77. И, скорее всего, им была лишь официально закреплена уже появившаяся в некоторых местах традиция. В так называемом «Завещании Господа нашего Иисуса Христа» (конец III века) уже встречается практика, запрещающая вдовицам приступать к алтарю в период очищения78.
    Прихожанка. А в каком году было официальное запрещение?
    Пресвитер. Около 364 года. Но возможность исключения из этого правила, как Вы, наверное, знаете, допускается и доныне79, и не только в монастырях, доказывая тем самым, что запрет этот не связан с представлениями о такой нечистоте, которая способна осквернить святыню.
    Прихожанка. Но если эта нечистота не оскверняет святыню, то почему женщинам в период очищения запрещается участвовать в Таинствах согласно тем правилам, которые Вы приводили в начале?
    Пресвитер. Что касается предписаний, запрещающих участие жен в некоторых Таинствах Церкви при обсуждаемых физиологических явлениях, то можно предположить, что Церковь их не отвергает ввиду их практичности. Ведь далеко не всякой женщине немощь телесная может позволить приготовиться должным приготовлением к принятию святых Тела и Крови. А также из соображений гигиенических очищающейся сообразнее будет дождаться конца очищения своего для того, чтобы в чистоте телесной приступить и к Таинству очищения водой и Духом, тем более что в ранней практике крестили группами, прошедшими обязательный курс оглашения.
    Прихожанка. И только?
    Пресвитер. Представьте себе.
    Прихожанка. А в других Таинствах можно участвовать?
    Пресвитер. Конечно, ведь очищение телесное никак не может воспрепятствовать очищению духовному в Таинстве Покаяния, равно как и болезненность родовой сферы не является сферой запретной для ищущих исцеления в Таинстве Соборования.
    Прихожанка. А Таинство Венчания можно совершать?
    Пресвитер. Во-первых, должен заметить Вам, что венчание не является Таинством.
    Прихожанка. Как это?! А что это тогда? Я Вас не понимаю.
    Пресвитер. Венчание – это чин.
    Прихожанка. А как же учение о Таинствах Церкви?
    Пресвитер. Мы сейчас не будем разбирать это «учение». Но даже из того, что Вы знаете, Таинством является не венчание, а брак. Венчанием же называется чин, во время которого возлагаются венцы на брачующихся. Сам же венец является дохристианским свадебным символом, ставшим впоследствии изображать собой победу над плотью.
    Прихожанка. Вы хотите сказать, что венчание является формой заключения брака?
    Пресвитер. Именно.
    Прихожанка. Хорошо, пусть так, но все равно непонятно, можно ли венчать невесту в очищении сущую?
    Пресвитер. Из тех же практических соображений не стоит приступать к совершению венчания в том случае, когда невеста находится в физиологической нечистоте, ибо за этим обычно сразу следует и физическая близость.
    Прихожанка. То есть Вы хотите сказать, что, если отложить физическую близость на ближайшее время, то венчание возможно?
    Пресвитер. Если нет возможности перенести время венчания ввиду предстоящего поста или потому, что неожиданное случилось уже по прибытии свадебной процессии к храму и все родственники съехались из дальних краев, священник не имеет канонического права отказать в венчании вступающим в церковный брак.
    Прихожанка. То есть венчание в период очищения каноны не запрещают?
    Пресвитер. Мало того, в этом отношении все канонические правила имеют условное значение. Например, когда жена, находящаяся в нечистоте, опасно заболевает, Церковь без всяких оговорок повелевает отступать от таковых правил80, доказывая тем самым, что они не безусловны.
    Прихожанка. То есть можно даже причащаться?
    Пресвитер. Можно.
    Прихожанка. Несмотря на существующее правило св. Дионисия?
    Пресвитер. Думаю, да. Тем более что его обоснования неубедительны и даже противоречат новозаветному учению о чистоте.
    Прихожанка. А такое возможно?!
    Пресвитер. Давайте для этого еще раз внимательно прочитаем его правило: «О женах, находящихся в очищении, позволительно ли им в таком состоянии входить в дом Божий, излишним почитаю и вопрошать. Ибо не думаю, чтобы они, если суть верные и благочестивые, находясь в таком состоянии, дерзнули или приступить к Святой Трапезе, или коснуться Тела и Крови Христовых. Ибо и жена, имевшая 12 лет кровотечение, ради исцеления прикоснулась не Ему, но только к краю одежды Его. Молиться, в каком бы кто ни был состоянии и как бы ни был расположен, поминать Господа и просить помощи – не запрещается. Но приступать к тому, что есть Святая Святых, да запретится не совсем чистому душою и телом»81. Как видим, он, во-первых, высказывает не общую, а лишь свою точку зрения, употребляя такие выражения, как «почитаю» и «не думаю». Во-вторых, если строго следовать его доводу о том, что любая женщина, страдающая обычным кровотечением, не имеет права приступить к Святой Трапезе лишь на основании того, что «имевшая 12 лет кровотечение ради исцеления прикоснулась не Ему, но только к краю одежды Его». Тогда получается, что, если блуднице было дозволено прикоснуться самого пречистого тела Его и это даровало ей спасение (Лк.7:37-50), то незаконными являются все те правила Церкви, которые отлучают от причащения блудниц, хотя бы они и раскаивались! Неужели мы должны блудницу считать чище кровоточивой на том только основании, что первая «целовала сами ноги Его» (Лк.7:38), а вторая «коснулась лишь края одежды Его»?! (Лк.8:44)
    Прихожанка. А в чем видно его противоречие новозаветному учению о чистоте?
    Пресвитер. В том, что он телесную нечистоту отождествляет с нечистотой душевной, называя ее «не совсем чистой» не только телом, но и «душою».
    Прихожанка. А чем это можно объяснить?
    Пресвитер. Не знаю. Может быть, такое мнение рождалось от недостаточного представления древних относительно механизма очищения женских утроб? Во всяком случае, это могло касаться тех, которые обязаны были сторониться и женщин, и подобных вопросов. Но примечательно еще то обстоятельство, что, несмотря на появление в Александрийской Церкви запрета женам, находящимся в очищении, приступать к Святой Трапезе, другие Церкви не обращают на это никакого внимания, продолжая считать, что не следует препятствовать принятию Таинства святого Причащения находящимся в очищении по той причине, что «месячные у женщин не грешны, ибо происходят от их естества»82.
    Прихожанка. Что Вы говорите! А какие это Церкви?
    Пресвитер. К примеру, в Римской Церкви говорят, что женщинам необходимо предоставить свободу самим решать этот вопрос, и, «если они во время месячных не осмелятся подходить к таинству Плоти и Крови Господних (из великого почтения), следует похвалить их за благочестие. Если же они, привыкнув к благочестивой жизни, захотят принять это таинство, не следует им в этом препятствовать»83.
    Прихожанка. Но вот видите, хвалят все-таки тех, которые из великого почтения не осмеливаются подойти!
    Пресвитер. А по мне здесь хвалят больше тех, кто привык к благочестию. А тем, кто еще не привык к евангельскому образу жизни, делается снисхождение. Вдумайтесь в прочитанное глубже.
    Прихожанка. Ну, не знаю. А кроме Римской Церкви, еще кто-то говорит?
    Пресвитер. Конечно. Сирийская Церковь через свои «Постановления» рекомендует всякой женщине «ни естественного очищения, ни законного совокупления, ни родов», ни другого подобного не наблюдать, считая, что «наблюдения эти суть пустые и не имеющие смысла изобретения людей глупых»84, ибо «ни роды, ни течение кровей, ни течение семени во сне не могут осквернить естество человека или отлучить от него Духа Святого, но одно нечестие и беззаконная деятельность»85.
    Прихожанка. Простите, а можно узнать, что это за «Постановления» такие?
    Пресвитер. Это так называемые «Апостольские постановления».
    Прихожанка. Вы их уже упоминали. Но если эти «Постановления» апостольские, то причем здесь Сирийская Церковь?
    Пресвитер. Потому что эти «Постановления» составлены вовсе не апостолами, как можно подумать из названия, а имеют, по мнению многих специалистов, сирийское происхождение, и по времени составления относятся к концу III – началу IV века. Признаться, согласно 2-му правилу Шестого Вселенского собора они не имеют юридической силы в Церкви по причине того, что в них «некогда инакомыслящие ко вреду Церкви привнесли нечто подложное и чуждое благочестия». Однако если учесть, что причиной отвержения их были искажения догматического характера, к каковым в строгом смысле слова не принадлежат понятия чистоты или нечистоты, то можно с уверенностью утверждать, что, по крайней мере, в этом вопросе эти «Постановления» отражают верное понимание церковной жизни и дисциплины первых столетий.
    Прихожанка. А точно можно быть уверенным, что они отражают верное понимание церковной жизни?
    Пресвитер. Известно, что многие правила «Апостольских постановлений», несмотря на официальный запрет, продолжали впоследствии включаться в различные церковно-правовые сборники, в том числе и в нашу «Кормчую». Кроме того, существует мнение св. Епифания Кипрского, согласно которому в этих постановлениях «нет ничего, что бы нарушало веру, ее исповедание, церковный порядок и каноны»86. А также есть предположение, что Трульский Собор, отвергая «Апостольские постановления», имел дело с другой их редакцией, а не с той, которая дошла до наших дней87.
    Прихожанка. А кроме Римской и Сирийской Церквей, где-то еще встречается подобное отношение?
    Пресвитер. В самой Александрийской Церкви далеко не все разделяли точку зрения святых Дионисия и Тимофея. Например, я уже приводил вам некоторые высказывания св. Афанасия Великого († 373 г.), занимавшего Александрийскую кафедру позже св. Дионисия, но считавшего вопреки мнению последнего, что «если мы род Божий, по Божественному Писанию Апостольских Деяний (Деян.17:28), то не имеем в себе ничего нечистого. Ибо тогда только мы оскверняемся, когда грех, всякого смрада худший, соделываем»88.
    Прихожанка. Я с большим интересом слушаю все приводимые Вами цитаты и разные авторитетные высказывания, но все-таки не они вошли в Книгу правил. Следовательно, они не могут претендовать на обязательность следования им! Чего нельзя сказать по поводу правил святых Дионисия и Тимофея, так как именно их высказывания приняты Церковью в руководство. И я, несмотря на всю Вашу убедительную критику этих правил, не могу их не придерживаться.
    Пресвитер. Вы имеете на это полное право. Только замечу, во-первых, что мнение св. Афанасия Великого также включено в Книгу правил. А во-вторых, нельзя забывать, что Церковь управляет правилами, а не правила Церковью.
    Прихожанка. Что Вы хотите этим сказать?
    Пресвитер. Если необходимо строго соблюдать правило о «нечистоте», тогда необходимо соблюдать и все другие правила. Однако далеко не все содержащиеся в Книге правил правила соблюдались ранее и соблюдаются сегодня. Например, сказано, что «никому из всех, принадлежащих к разряду мирян, да не будет позволено входить внутрь священного алтаря. Но по некоему древнему преданию отнюдь не возбраняется сие власти и достоинству царскому, когда восхочет принести дары Творцу»89. Как видите, согласно этому правилу не только женщинам, но и всем мирянам, за исключением императора, запрещается заходить в алтарь. И что же на деле мы видим?
    Прихожанка. Видим, что все лица мужского пола достаточно свободно заходят в алтарь во всех наших храмах.
    Пресвитер. А ведь это правило не какого-нибудь одного святого Отца, а целого Вселенского Собора, которого никто до сих пор не отменял.
    Прихожанка. А почему оно тогда нарушается?
    Пресвитер. В пояснении к этому правилу можно только прочитать, что «по нужде», хотя и не сказано по какой. Впрочем, св. Филарет митр. Московский согласно этому правилу не допускал в алтарь псаломщиков, состоящих во втором браке и потому лишенных звания чтеца или права ношения стихаря. А в женских монастырях допускаются к прислуживанию в алтаре старые монахини.
    Прихожанка. То есть Вы хотите сказать, что также можно не придерживаться и правила святых Дионисия и Тимофея относительно очищения?
    Пресвитер. В принципе Церковь может разрешить и это! Тем более, что «Апостольские постановления», используя прием обращения к женскому рассуждению и делая вместе с ней соответствующие выводы, говорят: «Если ты, жена, думаешь, что в продолжение семи дней, когда бывает у тебя месячное, не имеешь в себе Духа Святого; то следует, что если скончаешься внезапно, то отойдешь не имеющею в себе Духа Святого и дерзновения и надежды на Бога. Но Дух Святой, всеконечно, присущ тебе, потому что Он не ограничен местом, а ты имеешь нужду в молитве, в Евхаристии и в пришествии Святого Духа, как нимало не согрешившая в том»90.
    Прихожанка. Ну, не знаю... Хотя звучит вроде убедительно.
    Пресвитер. Если же вы считаете себя лишенной Духа Святого в определенные дни своей физиологической жизни, то следует признать себя исполненной в эти дни и духа нечистого. «Ибо, – если продолжить рассуждения все тех же «Постановлений», – когда ты не молишься и не читаешь Библии, то невольно призываешь его к себе; потому что он любит неблагодарных, порочных, нерадивых, сонливых, так как и сам, по неблагодарности заболев зломыслием, лишен Богом достоинства, решившись вместо архангела быть диаволом»91.
    Прихожанка. Ух, какие страшные выводы!
    Пресвитер. Из последнего еще следует и то, что запрещающие женщине участие в жизни церковной из-за мнимой нечистоты тем самым навлекают на нее нечистоту настоящую. Ведь, согласно учению апостольскому, хотя и «нет ничего в себе самом нечистого, но почитающему что-либо нечистым это чистое становится нечисто» (Рим.14:14).
    Прихожанка. Простите, я не совсем поняла последнюю мысль.
    Пресвитер. Все дело в том, что помышление человека о чем-либо как о нечистом действительно делает то нечистым, хотя и не само по себе, но ради такового помысла. И до тех пор, пока это убеждение остается у него, оно пребывает для него нечистым. Блаженный Феодорит писал, например, относительно пищи: «Если кто, думая, что такая-то снедь нечиста, вкушает оную, то сие нечисто не по естеству (снеди), но ради помысла вкушающего»92.
    Прихожанка. Тогда и идоложертвенная пища является чистой?
    Пресвитер. Повторяю: «Для чистых все чисто, а для оскверненных и неверных нет ничего чистого», но не потому, что есть что-либо скверное по своей природе, а потому, что «осквернены и ум их и совесть» (Тит.1:15). Впрочем, давайте мы об этом поговорим в другой раз. А пока подумайте, какую ответственность несут те, которые категорически запрещают женщине, если она того желает, почитать святое Евангелие, получить помазание святым елеем, приложиться к различным церковным святыням и даже просто подойти к священнику под благословение. При этом иногда следуют прещения грозного характера, не допускающие каких-либо возражений и размышлений, а иногда используется аргументация в форме святоотеческих наставлений, хотя и противоречащих им в существе.
    Прихожанка. Вы, наверное, правы! Но как во всем этом разобраться?
    Пресвитер. В качестве примера давайте разберем характерный и не самый глупый вариант подобной аргументации. Возьмем для этого достаточно убедительные рассуждения епископа Варнавы. «Некоторые, – говорит он, – приезжая на богомолье куда-нибудь и заставая себя в таком положении, не знают, как им поступить; иногда же, считая как бы обидным для себя уехать из святого места, не приложившись к святыне, дерзают на последнее. Но им лучше смириться и признать себя недостойным сего. Ибо, во-первых, если бы мы были достойны, то Бог всячески устроил бы так, чтобы мы оказались чисты и свободны в желаниях и действиях. Во-вторых, они забывают, что не само прикосновение к святыне сообщает благодать, а вера наша. Не потому кровоточивая в Евангелии исцелилась, что прикоснулась к Спасителю, а потому, что веровала в Его чудодейственную силу (Мф.9:21-22). Поэтому верою можно получить ту же самую благодать, приложившись не к самим мощам святого или святой, а только, например, к порогу церковному, косяку дверей того храма, где находится их рака. Наши беспорядочные желания только обнаруживают в нас гордость, а не смирение: мы недовольны малым, нам подавай всего великого»93.
    Прихожанка. Его рассуждения очень убедительны! И разве можно на них что-то возразить?
    Пресвитер. Не только можно, но и необходимо, ибо у меня от таких рассуждений сплошные недоумения.
    Прихожанка. Правда?! И какие же?
    Пресвитер. Судите сами, как можно приехавших на богомолье, возможно, издалека и с большими трудностями лишать вожделеваемого ими приобщения ко святыне по причине всего лишь некстати начавшегося кровотечения, когда и с великими грехами приехавших никто не отгоняет от святынь?! Он говорит, что «им лучше смириться и признать себя недостойными сего». Признать недостойными только потому, что низшие силы души и тела без согласования с волей и разумом начали свою необходимую работу по очищению организма от умерших клеток? Неужели самоуничижение в этом случае уместно и способно приводить к смирению? Что это не так, видно уже в следующей мысли, согласно которой, «если бы мы были достойны, то Бог всячески устроил бы так, чтобы мы оказались чисты и свободны в желаниях и действиях». Вот вам и плод предыдущего «самоуничижения», не смущающегося тем, чтобы требовать от Бога подчинения нашим обстоятельствам, изменяя, когда это нам надо, нашего естества чин! И почему должно признавать себя нечистым в том, чего не только не хотелось, но и не желалось? Ведь даже насилование не считается осквернением для женщины, если не было в этом ее желания и соизволения. Относительно аргумента, что благодать сообщается вере нашей, а не прикосновению, я, пожалуй, не буду возражать, но с другой стороны, ведь Господь ждал от кровоточивой именно прикосновения по той, видимо, причине, что мы состоим не только из души, но и тела?! Если же следовать той логике, что Богу должно поклоняться только духом, тогда вообще не следует куда-либо идти или ехать, и правы, значит, те, которые, ленясь или стесняясь ходить в храм, говорят в свое оправдание, что это не необходимо, ибо Бог есть Дух. Только с такой точки зрения и можно назвать желание женщины не только ограничиться созерцанием святыни, но еще и прикоснуться к ней «беспорядочным», обнаруживающим «гордость», а не «смирение». И, видимо, с целью достижения этого недостающего «смирения» она «не только из алтаря, в который ей в старину было дозволено входить, но и из храма, и места пред храмом изгоняется»?94
    Прихожанка. Теперь мне хочется принять Вашу точку зрения. Я только одного не поняла. Вы сказали, что изнасилование не оскверняет женщину. А я слышала другое мнение на этот счет.
    Пресвитер. Случайно не от какой-нибудь рязанской Пелагеи?
    Прихожанка. Да, да. Кажется, это она и говорила, что все монахини, которых осквернили безбожники в советское время, погибли, потеряв свое девство за грехи свои...
    Пресвитер. А учителя Церкви утверждают, что «насилие не может нарушить целомудрия»95 и что «дева Христова может быть публично опозорена, но не может сделаться блудницей. Где бы ни находилась Божья дева, везде она – Божий храм: и дома разврата не отнимают у нее невинность, напротив, невинность уничтожает даже бесчестие места»96. И если над девой совершено насилие, то она не только не лишалась церковного общения, но и совершенно справедливо причислялась к лику мучеников. Об этом правила Церкви прямо говорят: «Аще некая жена, жившая в совершенном целомудрии и показавшая прежнее житие чистым и изъятым от всякого подозрения, ныне подвергалась поруганию по насилию и принуждению, то на сей случай имеем в книге Второзакония пример отроковицы, которую человек обрел на поле и, насиловав, переспал с нею. «Отроковице, – говорит Закон, – ничего не делай, потому что на отроковице нет преступления смертного, ибо это то же, как если бы кто восстал на ближнего своего и убил его» (Втор.22:26-27). Таков и этот случай»97.
    Прихожанка. А почему так?
    Пресвитер. Потому что не может быть греха там, где нет соизволения, а насилие в какой бы форме ни производилось, по сути своей есть мучение.
    Прихожанка. Понятно.
    Пресвитер. Итак, подведем итоги. Согласно отеческому учению, «не следует запрещать женщине во время месячных входить в Церковь, ибо нельзя ставить ей в вину то, что дано от природы и от чего она страдает помимо своей воли. Ведь мы знаем, что женщина, страдающая кровотечением, подошла сзади к Господу и прикоснулась к краю одежды Его, и немедленно недуг оставил ее (Мф.9:20). Почему же, если она с кровотечением могла коснуться одежды Господа и получить исцеление, женщина во время месячных не может войти в Церковь Господню?... Раз женщина, коснувшаяся в своей недужности одежды Господней, была права в своем дерзновении, почему то, что было позволено одной, не позволено и всем женщинам, страдающим от слабости своей природы»?98 Следовательно, абсолютный запрет на прикосновение ко святыне церковной во время месячных невозможно истолковать иначе, как исполнением ветхозаветных иудейских обрядов.
    Прихожанка. А что в этом плохого?
    Пресвитер. А то, что такое исполнение, как известно, строго осуждается апостольским учением, ибо «если законом оправдание, то Христос напрасно умер»! (Гал.2:21) Ведь «мы уверовали во Христа Иисуса, чтобы оправдаться одною верою во Христа, а не делами закона; ибо делами закона не оправдается никакая плоть. Если же, ища оправдания во Христе, мы и сами оказались грешниками, то неужели Христос есть служитель греха?» (Гал.2:16-17) Потому что «если должно исполнить закон, то не исполняющие его – законопреступники, и виновником сего законопреступления будет у нас Христос, ибо и Сам Он разрешал от обязательства сему закону и другим дал заповедь разрешать от сего обязательства»99.
    Прихожанка. Почему же, несмотря на существующее знание этого, в Церкви продолжают наблюдаться подобные законы?
    Пресвитер. По одной простой причине, указанной теми же Апостолами, что «не у всех имеется такое знание, и от незнания совесть их, будучи немощна, оскверняется» (1Кор.8:7). А так как наперекор совести не должно делать ничего, даже если она заблуждается100, то и сами Апостолы иногда были вынуждаемы выполнять ненужные предписания закона (Деян.21:24-26) и другим советовали также снисходить немощи ближнего, принимая во внимание распространенность предрассудка о нечистоте и опасаясь соблазна (Рим.14:20). «Лучше, считали они, не делать ничего такого, отчего ближний наш претыкается, или соблазняется, или изнемогает» (Рим.14:21), нежели, «если кто-нибудь увидит, что ты, имея знание», ведешь себя свободно в отношении вещей для него небезразличных и «увлечется примером твоим... между тем как в совести своей считает это дело не безгрешным для христианина. Поступая так, он оскорбит свою совесть и согрешит пред Богом», и в результате, «от знания твоего погибнет немощный брат, за которого умер Христос» (1Кор.8:10-11). Так что следует не только иметь разумные воззрения, но и разумно действовать101. В этом и заключается мудрость тех, которые не хотят делать революций в церковных традициях из-за вещей, не столь важных для спасения.
    Прихожанка. Так значит, ничего не нужно менять? Пусть все остается так, как есть?
    Пресвитер. Нет. Надо поступать так, как поступали Апостолы. Они хотя и старались снисходить немощи незнающих, но в то же время усилено пытались искоренить существующие предрассудки через распространение необходимых знаний как в своих речах102, так и в форме соборных постановлений103.
    Прихожанка. Будем тогда надеяться, что скоро изменится столь неоправданно строгое отношение со стороны церковной практики к процессам очищения женского организма.
    Пресвитер. Дай-то Бог!

Разговор шестой (Неделя Мясопустная)

Масленица – время веселия или подготовки к посту?

    Прихожанка. Батюшка, благословите.
    Пресвитер. Бог Вас благословит и помилует.
    Прихожанка. Поздравляю вас с наступающей Масленицей!
    Пресвитер. А это что еще за тринадесятый праздник?
    Прихожанка. Ну как же, заговенье перед Великим постом... или опять что-то не так?
    Пресвитер. Не знаю, может, и так.
    Прихожанка. Но ведь эта неделя вся сплошная, очень напоминает Рождественские святки или Пасхальную седмицу.
    Пресвитер. А неделю мытаря и фарисея не напоминает? Она тоже сплошная, только повод у нее, кажется, другой. Не так ли?
    Прихожанка. Батюшка, можно мне опять записаться в ученики и узнать, что такое Масленица?
    Пресвитер. Если желаете, то давайте пройдем к библиотечке.
    Прихожанка. Идемте.
    Пресвитер. А пока мы идем, я Вам поясню, что собой представляет масленица. Название «масленица» простонародное и обозначает, если говорить языком церковным, «сырную седмицу», которая так называется оттого, что Святая Церковь, запрещая на этой седмице вкушать мясо, разрешает вкушать сыр и яйца. Эта седмица является непосредственной подготовкой к Великому посту, как бы постепенным переходом к нему, и именуется в богослужебных песнопениях «преддверием Божественного покаяния» и «светлым предпразднством воздержания».
    Прихожанка. Ну вот же, видите, Масленица называется «светлым предпразднством»!
   Пресвитер (улыбаясь). Но ведь предпразднство «воздержания», а не праздника!
    Прихожанка. Эх, а так хочется верить, что это, скорее, праздник, нежели обратное.
    Пресвитер. Вот то-то и оно. И ведь до сих пор верят в это, несмотря на то, что св. Церковь и через песнопения служб сырной седмицы, и через проповедников говорит об обратном.
    Прихожанка. Что Вы имеете в виду?
    Пресвитер. А то, что еще преп. Феодор Студит, живший в VIII веке, констатировал, что «наступающие дни масленицы обыкновенно считаются у людей какими-то праздничными, по причине бывающих тут пиров и гуляний, не разумея, что дни сии чрез воздержание от мясоястия возвещают об общем воздержании, а не о пресыщении и пьянстве» и что все это «принадлежность еллинского празднества»104.
    Прихожанка. Что Вы говорите!
    Пресвитер. Но и в XVII веке картина не изменилась. Вот смотрите, св. Тихон Задонский почти теми же словами говорит в своей знаменитой проповеди на сырную седмицу, что «масленицы все ожидают так, как какого знатного праздника, почему к празднованию ее заранее готовятся, а как приблизится, варят пиво, мед, покупают вино». А затем «в самое ее празднование люди обоего пола одеваются в лучшие платья, жены, кроме того, украшают или, лучше сказать, портят лица свои различными красками на прельщение юных сердец, и уже из естественной красоты делают притворную личину. Приготовляют и всякое, какое кто может, богатое кушанье, пироги, конфеты и всякие закуски, которыми украшают столы. Так приготовившись, друг друга в гости зовут, друг друга посещают». И даже «поздравляют друг друга с масленицей»! По местам «устраивают скачки на лошадях», «производят кулачные бои», а потом «драки, брани, сквернословие слышится» и т.д.105
    Прихожанка. И сейчас, по сути, то же самое делают!
    Пресвитер. В том-то и дело, что уже более тысячи лет мало кто обращает внимание на то, что совершается в храме, ибо туда никто не ходит. Все празднуют!..
    Прихожанка. А что происходит в храме?
    Пресвитер. А в храме совсем не праздничная обстановка. В песнопениях этой седмицы содержится восхваление поста с его спасительными плодами и призыв к воздержанию душевному и телесному. Давайте откроем Триодь и посмотрим, что поется в это время. В первый же день Масленицы св. Церковь внушает: «Отверзошася божественнаго покаяния преддверия: приступим усердно, очистивше телеса, брашен и страстей отложения творяще, яко послушницы Христа»106. Для чего? – «Днесь брашен отрекшеся, потщимся делом и прегрешений достойно каятися»107. Блюдите, «се время покаяния, предпразднественный сей постов вход», и «постов входы и преддверия вси да не оскверним зде невоздержанием и пиянством»108.
    Прихожанка. Да, слышится призыв к посту.
    Пресвитер. А в среду и пятницу сырной седмицы уже совершаются великопостные службы и вместо литургии читаются часы с земными поклонами и молитвой преп. Ефрема Сирина: «Господи и Владыко живота моего».
    Прихожанка. Правда?
    Пресвитер. Приходите, посмотрите. В отношении же пищи, как Вы поняли, желание Церкви такое, чтобы Ее чада начали понемногу привыкать к посту, питаясь воздержанней, нежели в предшествовавшие дни, ибо согласно Уставу пищу положено принимать не более двух раз в день.
    Прихожанка. А почему так?
    Пресвитер. Это необходимо даже с чисто физической стороны. По Уставу первые три дня Великого поста пища не принимается. Если же вы Масленицу провели в сытости, а еще хуже в объедении, то ваш организм будет не готов к такому воздержанию.
    Прихожанка. Разумно!
    Пресвитер. Только далеко не каждый эту разумность усматривает, почему св. Церковь побуждает своих чад к воздержанию еще различными напоминаниями. И как бы ограждая ими всю седмицу, она сначала напоминает о Страшном суде, указывая в конце и причину этого – грехопадение. И, казалось бы, в ограде этих воспоминаний не до веселия, однако же на деле оказывается, что это мало кого смущает и совсем не мешает веселиться...
    Прихожанка. Получается, что никто не прислушивается к тому, что говорит Церковь?
    Пресвитер. Получается, что так. А что за этим следует, говорит св. Тихон: «Поскольку кто Церкви не слушает, тот не сын Церкви. Кто не сын Церкви, тому Христос не Пастырь. Кому Христос не Пастырь, тот не Христова овца. Кто не Христова овца, тот напрасно ожидает вечной жизни... Вот к чему приводит бесчинное празднование масленицы»!
    Прихожанка. А Вы еще цитировали преп. Феодора о том, что Масленица – «принадлежность еллинского празднества». А не скажете, какого?
    Пресвитер. Я точно не могу сказать, но св. Тихон сравнивает Масленицу с греческими вакханалиями, которые так же «во всяких бесчиниях, играх, пьянствах и скверностях проводились».
    Прихожанка. Интересно, а православные греки сейчас празднуют Масленицу?!
    Пресвитер. Насколько я знаю, празднуют, но только в другое время.
    Прихожанка. В какое же?
    Пресвитер. Не непосредственно перед Великим постом, а накануне сырной седмицы, чаще всего в четверг.
    Прихожанка. То есть заговляются они не блинами, а мясом!?
    Пресвитер. Естественно.
    Прихожанка. А почему в четверг?
    Пресвитер. Потому что пятница – день постный, а суббота и воскресенье – дни богослужебные.
    Прихожанка. Вполне разумно.
    Пресвитер. Согласен. И хотя это в меньшей степени противоречит Уставу Церкви, но все же является обычаем, скорее, народным, чем церковным.
    Прихожанка. Относительно заговения я теперь кое-что поняла. А можно ли еще у Вас спросить и о том, как проводить время говения, а то, может, я и здесь все не так понимаю?
    Пресвитер. Говение – это тот же пост, отличающийся от обычного пощения только «большей строгостью касательно пищи и сна и тем, что всегда соединяется с другими благочестивыми занятиями, каковы: прекращение житейских забот и дел, сколько можно, чтение святых книг, неопустительное хождение в церковь на положенные службы и прочее»109. Конечной же целью говения, как известно, является глубокое раскаяние во грехах и очищение от них.
    Прихожанка. Значит, я имею более или менее правильные представления о говении.
    Пресвитер. Возможно. Поживем, увидим.

Разговор седьмой (Торжество Православия)

О «новых» способах очищения грехов

    Прихожанка. Батюшка, благословите!
    Пресвитер. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!
    Прихожанка. Аминь.
    Пресвитер. Вас можно поздравить?
    Прихожанка. С Торжеством Православия?
    Пресвитер. И с этим тоже.
    Прихожанка. А еще с чем?
    Пресвитер. С окончанием поста.
    Прихожанка. Не поняла? Ведь закончилась только первая неделя.
    Пресвитер. Так в шутку сегодня обычно поздравляют себя и других говельщики, возвращаясь к привычным своим занятиям. Доля правды этой шутки в том, что необходимые житейские дела и заботы не дадут больше в полной мере сосредоточиться на греховных движениях души и оплакать их как следует.
    Прихожанка. Эх, что правда, то правда!
    Пресвитер. Остается только одно, уже испытанное средство: поскорбеть в конце поста о своем нерадении в отношении упущенного времени удобного очищения от греха и попоститься как следует еще одну седмицу – Страстную. Не так ли?
    Прихожанка. А что делать? Мы же не в монастыре.
    Пресвитер. А вот на Руси до XV века говение совершали в течение всего времени поста, и только с XVI века появляются свидетельства о говении в течение одной седмицы.
    Прихожанка. Тогда и жизнь была другая: каждый сам распределял свое время. А ныне мы находимся в сильнейших житейских оковах и вынуждены больше работать для земных целей.
    Пресвитер. Но я хочу заметить, что духовную жизнь можно вести в любых условиях. Было бы желание.
    Прихожанка. А что толку, что я очень желаю. Все равно не получится говеть весь пост.
    Пресвитер. А это вовсе не обязательно делать тем способом, каким все привыкли.
    Прихожанка. Так, у Вас опять какие-то сюрпризы приготовлены!
    Пресвитер. Если сейчас Вы найдете немного свободного времени, я попробую научить Вас не терять понапрасну время не только поста, но и всей жизни.
    Прихожанка. Если так, я все дела отложу.
    Пресвитер. Но для этого нам нужно пройти в мою библиотеку, ибо я собираюсь изложить вам святоотеческое учение о том, что дело покаяния совершается не только сокрушением и исповедью, но и другими не менее действенными способами, могущими очищать грехи.
    Прихожанка. Я так и знала, что опять будет что-то необычное.
    Пресвитер. Но я буду говорить не от себя. Имейте это в виду. И если пожелаете спорить, то спорить придется не со мной, а с теми, чьи высказывания я буду зачитывать.
    Прихожанка. Хорошо, я вся в ожидании.
    Пресвитер. Итак, преп. авва Пинуфий говорит, что «вечное спасение обещается не только раскаянию», но еще и различным добродетелям. Мало того, последнее даже более значимо, ибо в большей степени грехи уничтожаются «исправлением нравов наших».
    Прихожанка. А где об этом можно прочитать? Я даже не слышала о таком святом.
    Пресвитер. Можно прочитать в писаниях преподобного Иоанна Кассиана Римлянина, собеседование 20-е, глава 8-я, «О том, что разными способами можно достигнуть очищения грехов»110.
    Прихожанка. Но может быть, это всего лишь его мнение, никем более не разделяемое?
    Пресвитер. Давайте для начала с ним ознакомимся, а потом узнаем, как об этом думают другие. Итак, авва Пинуфий обращает внимание на то, что очистительным действием помимо раскаяния обладает, во-первых, любовь с милосердием как ее прямым проявлением111. И св. апостол Петр говорит подобное: «Прежде всего, имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов» (1Пет.4:8). Не потому ли и Христос трижды отрекшегося столько же раз спрашивал о любви и побуждал к ней (Ин.21:15-17), зная, «что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов»? (Иак.5:20)
    Прихожанка. А ведь правда! Я как-то не придавала этим высказываниям особого значения.
    Пресвитер. Кстати, может быть, последнее и было условием изглаждения апостольского греха отречения? Ведь мы не видим, чтобы отрекшийся Апостол просил у Господа прощения и именно исповеданием греха получил от Него разрешение от греха.
    Прихожанка. Да-да, в этом что-то есть.
    Пресвитер. Впрочем, св. Иоанн Златоуст считает, что св. Петр загладил свой грех одними слезами, из которых и сделал себе «второе крещение» 112.
    Прихожанка. То есть все равно без исповеди?
    Пресвитер. Получается, что так. Примечательно, что связь между слезами и исповедью в том виде, в каком она воспринимается нами сейчас, не считалась в среде древнего монашества обязательной.
    Прихожанка. А это как-то можно подтвердить?
    Пресвитер. Это будет понятно уже при одном поверхностном знакомстве, например, с беседами св. Иоанна Златоуста о покаянии, в которых он рассматривает плач отдельно от исповеди как способе очищения ему равнозначного113, или с изречениями о плаче преп. Пимена Великого, считавшего, что для монаха, кроме плача, и нет другого пути114, да и вообще всякий «желающий избавиться от грехов избавляется от них плачем»115. То же самое имел в виду и преп. Антоний Великий, когда говорил, что «почти во всем мире многие люди, истинно поклоняющиеся Христу, согрешив после Крещения, плакали и рыдали, и Бог, приняв плач и рыдание, простил грехи всех так поступавших»116. На этом учении основывается практически вся монашеская традиция, а потому в среде монахов можно найти массу подобных изречений, из которых будет видно, что слезы сами по себе, без сопровождающей их исповеди, способны очищать различные грехи. Кстати, это признает и авва Пинуфий117. И согласно именно этому учению в Тавеннских монастырях Таинство Покаяния долгое время совершалось без исповеди, в форме одного лишь плача.
    Прихожанка. Вы меня убедили. Хотелось бы теперь узнать, насколько спасительна забота о душе ближнего.
    Пресвитер. Не только забота о душе ближнего покрывает множество грехов. Согласно Писанию, даже попечение об удовлетворении телесных и временных его нужд способно «очищать от греха» (Притч.16:6), причем «всякого» (Тов.12:9). «Нет греха, – по слову св. Иоанна Златоуста, – которого бы не могла очистить, которого бы не могла истребить милостыня»118. И «хотя у тебя много грехов, но так как милостыня – твоя защитница, то не бойся,... твоя милостыня перевешивает все»119.
    Прихожанка. Поэтому Церковь призывает подавать милостыню чаще?
    Пресвитер. И поэтому тоже. Единственное при этом условие, чтобы милостыня не отождествлялась с платой за грех. Иначе не избежать пагубной казуистики, пытающейся определить соответствие между весом имущества и весом грехов.
    Прихожанка. А разве здесь возможно определить соответствие?
    Пресвитер. Некоторые считают, что возможно. Разработанную систему выкупа за грехи можно найти в латинских пенетенциалах и в подготовленной ими практике индульгенций. Неоднократно даже издавались так называемые «Таксы канцелярий Римской Церкви», где подробно расписывалось, за какую конкретно сумму прощался тот или иной вид греха.
    Прихожанка. Интересно было бы услышать что-нибудь для примера.
    Пресвитер. В них можно прочитать такое: «Если двое оговорятся убить одного, получают прощение за 134 лиры 14 сольдо», или «за убийство отца, или матери, или сестры следует уплатить для прощения 17 лир 14 сольдо 6 динарий», или «изувечивший клирика получает прощение за 63 лиры и 14 сольдо» и т.п.120
    Прихожанка. Какой ужас! Хорошо, что у нас этого нет.
    Пресвитер. Не скажите! Не без их, видимо, влияния и в практике нашей церковной жизни встречались случаи оплаты по определенному тарифу в виде милостыни за пропущенное молитвенное правило или за нарушение поста.
    Прихожанка. И есть тому конкретные примеры?
    Пресвитер. Примеры можно найти в посланиях преп. Иосифа Волоколамского «о епитимиях к детям духовным». В частности, некоему вельможе, имеющему «у себя живота (имущества) много», преп. Иосиф советует давать одну гривну за неисполненное молитвенное правило. Примечательно, что так стоит неисполненное правило в постный день, тогда как в непостный день тот же грех стоит в два раза дешевле121.
    Прихожанка. А если нет столько денег, чтобы «оплачивать» неисполнение правила?
    Пресвитер. По его же мысли, следует, как это до сих пор встречается в практике верующих, «вычитать» потом пропущенное правило. А если есть свободное время, то лучше заблаговременно позаботиться и сделать «запас молитв» на будущее, так сказать, на «черный день» 122.
    Прихожанка. А я тоже так делаю... А разве не так нужно поступать?
    Пресвитер. Именно так, если вы считаете, что молитва, как и все другие добродетели, – это капитал, подлежащий накоплению и точному учету. Но должен довести до вашего сведения, что этот холодный рационализм «установил между Богом и человеком баланс обязанностей и заслуг, начал прикидывать на весы грехи и молитвы, проступки и искупительные подвиги,... словом, перенес в святилище веры полный механизм банкирского дома»123, любящее же Бога сердце считает, что не человек для правила, а правило для человека.
    Прихожанка. То есть Вы хотите сказать, что не нужно скорбеть о неисполненном правиле и молиться как придется?
    Пресвитер. Не как придется, а благоговейно, «не стремясь к тому, чтобы прочитать за один раз весь акафист или все собрание вечерних и утренних молитв, но заботясь о том, чтобы известный отдел этих молитвословий был прочитан со вниманием»124.
    Прихожанка. Остается неясным, что означают выражения, встречающиеся в отеческих наставлениях, вроде таких, как «милостыня перевешивает грехи»?
    Пресвитер. Если Отцы и допускали подобные выражения, то не придавали им юридического оттенка. Не будем забывать, что в очах Божиих всего лишь две лепты могут перевесить все вместе взятые приношения богачей (Лк.21:3), и ничего не стоящая «чаша воды» получить награду (Мк.9:41).
    Прихожанка. А если и этого нет?
    Пресвитер. Даже полное отсутствие материальных средств, чего в принципе ни у кого не бывает, вовсе не помеха в деле милосердия. В конце концов, «милостыня же совершается не только деньгами, но и делами. Так, например, можно ходатайствовать, можно подать руку помощи»125, разделить горе с плачущими или радость с радующимися (Рим.12:15).
    Прихожанка. Но все же я не понимаю, как помощь другим влияет на мои собственные прегрешения?
    Пресвитер. «Подлинно, – убеждает нас св. Иоанн Златоуст, – не так вода по природе своей омывает нечистоты тела, как милостыня силою своею обтирает нечистоту души»126. Именно через милосердие, если верить рассказу, очистилась от грехов и та женщина, которая не смогла из-за стыда исповедать свой грех перед епископом Нифонтом.
    Прихожанка. А что это за история? Расскажите.
    Пресвитер. Говорят, что одна знатная женщина после смерти мужа, вспомнив смертный час и Страшный суд Божий, пошла к преп. Нифонту с намерением исповедаться пред ним в своих грехах, но не смогла этого сделать из-за великого стыда, уйдя от него, так и не умирившись в своей совести покаянием. Но проходя по улице, она увидела одного расслабленного, который весь в ранах и всеми пренебрегаемый лежал на земле, и сказала ему: «Хочешь ли, я возьму тебя к себе в дом и упокою тебя, а ты умолишь Бога о моем недостоинстве»? Он согласился. И она, принеся к себе в дом, стала прислуживать ему, прилагая все старание об уврачевании его. С наступлением Страстной седмицы, женщина пригласила в свою домовую церковь священнослужителя для совершения Богослужения. И когда он, совершая богослужение, стал читать из Евангелия о том, как «Иисус был в Вифании, в доме Симона прокаженного, и приступила к Нему женщина с алавастровым сосудом мира драгоценного» (Мф.26:6-7), и, взявши этот сосуд с миром, подошла к прокаженному, возлила на ноги его миро и стала отирать их своими волосами. И вдруг услышала небесный глас, говорящий: «Оставляются тебе грехи твои»! После чего болящий тотчас исцелился, доказывая своим исцелением неложность сказанного127.
    Прихожанка. Но ведь такое не каждому под силу.
    Пресвитер. Если же нет сил оказать ближнему такого рода участие, то можно оказать милость и неучастием в его жизни.
    Прихожанка недоуменно. А как это? Не понимаю.
    Пресвитер. Если это неучастие выразится одним лишь неосуждением его греховных преткновений. Так получили спасение евангельский разбойник (Лк.23:41) и тот нерадивый монах, о котором поведали некоторые иноки, убедившиеся в неложности Сказавшего: «Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены» (Лк.6:37).
    Прихожанка. А можно послушать историю о нерадивом монахе?
    Пресвитер. Слушайте. Некий инок, в лености изживший житие, разболелся к смерти. Когда он был при последнем издыхании, братия окружила его одр и с удивлением смотрела на то, что и в час смертный он был радостен и беспечален. Один из старцев спросил его: «Брат, мы знали, что ты жил в небрежении и лености, скажи же: отчего ты и теперь, при смерти, нисколько не заботишься о себе и весело смотришь на нас?» Умирающий отвечал: «Подлинно, я худо жил, отцы. Но с тех пор, как сделался монахом, я никогда и никого не осуждал. И вот теперь видел я, что Ангелы принесли рукописание моих грехов и за мое незлобие при мне разорвали его. Поэтому я с радостью и отхожу ко Господу»128.
    Прихожанка. Вот бы и нам так научиться!
    Пресвитер. Можно еще научиться прощать обиды и греховные поступки в отношении нас, ибо они так же доставляют очищение и не только нам, но и другим, как об этом сказано в Писании: «Будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас» (Еф.4:32).
    Прихожанка. Вы имеете в виду, что когда на просьбу о прощении мы говорим: «Бог простит», то по слову нашему так и происходит?
    Пресвитер. Вот именно. А чтобы не возникало недоумения, в каком случае и сколько раз требуется прощать, Господь поставил наше отношение к ближнему в прямую зависимость Его отношения к нам, повелев в молитве просить: «Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим» (Мф.6:12). Желание прощения собственных грехов как бы невольно располагает к постоянному прощению грехов чужих, ибо «кто не оставляет сам, тот против воли и в молитву вставляет: не остави, как не оставляю, – хотя бы читал ее и иначе» 129. Кстати, если говорить о молитве как таковой, то и она одна уже может быть достаточным средством к очищению грехов, почему и встречаются в святоотеческой письменности наставления вроде таких: «Не изнемогай в молитве, и неленостно умоляй человеколюбие Божие, а Бог не отвратится от постоянно молящегося, но простит тебе грехи твои»130.
    Прихожанка. Значит, действительно можно отмаливать свои грехи?!
    Пресвитер. Мало того, молитва имеет еще и ту особенность, что может добиться очищения не только своего, но и чужого греха, так что «если кто видит брата своего согрешающего грехом не к смерти, то пусть молится, и Бог даст ему жизнь» (1Ин.5:16). Вдохновляемый именно этими словами, авва Аполлос сказал предводителю разбойничьей шайки следующее: «Если ты, друг, послушаешься меня, то я умолю моего Владыку простить тебе грехи» 131.
    Прихожанка. Поэтому и св. архидиакон Стефан молился: «Господи! не вмени им греха сего»?! (Деян.7:60)
    Пресвитер. И не только он так делал. А в доказательство того, что такая молитва действенна, можно вспомнить свидетельство некой женщины по имени Варвара, видевшей в Духе Святом блаженного Андрея Христа ради юродивого, которого проходящие толкали и били, а бесы отмечали бьющих, приговаривая, что за истязание невинного угодника Божия они будут осуждены в смертный час свой. Самое же интересное в этом видении было то, что блаженный уничтожал эти бесовские знаки, говоря ставящим их: «Вы не должны отмечать бьющих меня, ибо я молюсь Владыке моему, да не вменит им во грех нанесение мне побоев. Они делают сие по неведению и, ради неведения своего, получат прощение»! 132
    Прихожанка. Кстати, я где-то читала, что плодом молитвы архид. Стефана было обращение Савла, будущего ап. Павла.
    Пресвитер. Такое мнение среди толкователей церковных действительно существует. Может быть, молитвой архид. Стефана и были прощены грехи Савла. Кто знает?! Но именно на этом основывается Таинство Исповеди (Ин.20:23), при совершении которого священник молится об отпущении грехов.
    Прихожанка. Но почему же молится, он имеет власть отпускать грехи?
    Пресвитер. А что же тогда он каждый раз перед исповедью говорит всем: «Аз же точию (только) «свидетель» есмь, да свидетельствую пред Ним вся елико речеши (все что скажешь) мне»?
    Прихожанка. А разве не он говорит в разрешительной молитве: «Аз недостойный иерей властью мне данной, прощаю и разрешаю»?...
    Пресвитер. Говорит. Но имеет ли он на это право?
    Прихожанка. Что значит Ваш вопрос, я не понимаю?
    Пресвитер. В любой семинарии Вам разъяснят, что эта молитва не является разрешительной, и до недавнего времени ее не было в чине покаяния.
    Прихожанка. А откуда она взялась и почему не является разрешительной?
    Пресвитер. Она была заимствована из католической традиции митр. Петром (Могилой), почему и имеет такое яркое формально-юридическое звучание: «Господь... да простит ти чадо (имя) вся согрешения твоя, и аз недостойный иерей, властию Его мне данною прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих...». Не правда ли, странная формулировка?
    Прихожанка. А что здесь странного?
    Пресвитер. В других Таинствах подобные формулы звучат так: «Крещается...», «Причащается...», «Венчается», а здесь «Я прощаю...»!
    Прихожанка. А почему Вы утверждаете, что это взято из католической традиции?
    Пресвитер. Потому что именно там делается упор на личной роли священника в совершении Таинства: «Я крещу тебя», «Я соединяю вас...», «Я разрешаю тебя от грехов» и т. д.
    Прихожанка. Но с другой стороны, ведь Господь Апостолам дал власть «вязать и решить»...
    Пресвитер. Во-первых, я не стал бы так уж категорично утверждать, что эта власть в лице Апостолов дана только священному сану и совершенно не зависит от духовного уровня. А во-вторых, Господь Апостолам также сказал: «Идите, крестите...». Но ведь они не от своего лица это стали делать, понимая, что не властны над подобными вещами.
    Прихожанка. А кто имеет власть над ними? Только Бог?
    Пресвитер. Не только Бог, но и сам крещающийся или кающийся. Бог не спасает нас без нас. И если мы не захотим, то хотя бы над нами все священники Церкви прочитали разрешительную молитву, грех останется с нами. Главным разрешителем в этом случае является сам грешник, а священник, будучи только свидетелем искренности и действительности покаяния, лишь «запечатлевает» его совершившееся «примирение со Святой Церковью во Христе Иисусе» или объявляет о его недостаточном для этого раскаянии. Кроме того, он, будучи специалистом (врачом) покаянной науки, помогает ему в совершении покаяния. Но если сам грешник не желает расстаться с любимым грехом, никто из посторонних не сможет его разрешить от него, и в то же время, если грех возненавиден им и изжит, никто не имеет власти связать с ним навечно 133.
    Прихожанка. Так значит, нет никакой разрешительной молитвы?
    Пресвитер. Почему нет? Есть. И я могу даже вам ее озвучить.
    Прихожанка. Если Вам нетрудно.
    Пресвитер. Вот эта молитва: «Господи Боже спасения рабов Твоих, многомилостиве и щедре и долготерпеливе, каяйся о наших злобах не хотяй смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему: Сам и ныне умилостивися о рабе Твоем (или рабе твоей) ..., и подаждь ему образ покаяния, прощение грехов и отпущение, прощая ему всякое согрешение, вольное же и невольное: примири, и соедини его святей Твоей церкви, о Христе Иисусе Господе нашем, с Нимже тебе подобает держава и великолепие, ныне и присно, и во веки веков, аминь».
    Прихожанка. Но эту молитву обычно читают перед исповедью.
    Пресвитер. А Требник предписывает ее читать в то время, когда «преклоняет главу исповедуемый», т.е. после исповеди.
    Прихожанка. Это молитва и есть разрешительная?
    Пресвитер. Да, и как видите, в ней нет никакого магического элемента. Через нее священник только умоляет о том, чтобы кающийся был примирен и соединен со святою Церковью, понимая, что не может прощать и разрешать личной властью. Сами посудите, как может разрешать от грехов тот, кто не имеет власти даже над своими грехами?!
    Прихожанка. Все это так, но как-то необычно,... ново!
    Пресвитер. Это вовсе не новое, а «старое» и многими забытое учение Церкви.
    Прихожанка. И Вы можете это подтвердить?
    Пресвитер. В рамках нашей беседы я, конечно, не в силах сделать это вполне основательно, но привести некоторые аргументы и высказывания могу.
    Прихожанка. Я вся во внимании.
    Пресвитер. Для начала давайте посмотрим на контекст сказанного: «Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе» (Мф.18:18). Обращаю внимание на то, что это сказано наряду с другими наставлениями, которые, как мне кажется, нельзя отнести только лишь к иерархии.
    Прихожанка. Например?
    Пресвитер. Например, чуть выше написано, что «если согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его», потом это сделай при свидетелях, а затем скажи Церкви, и если он не послушает во всех этих случаях, то «да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф.18:15-17). Как Вы думаете, имеет ли право это делать всякий или это привилегия только священнослужителей?
    Прихожанка. Наверное, всякий.
    Пресвитер. Потом сказано: «Если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного» (Мф.18:19). Вопрос: можно ли таким образом молиться не имеющим священный сан или такая молитва будет бесполезной?
    Прихожанка. Думаю, что можно.
    Пресвитер. Далее следуют вопрос от самих Апостолов о том, сколько раз прощать согрешающему, и ответ, что в этом деле счет неуместен (Мф.18:21). А у меня вопрос к Вам: Вы руководствуетесь полученным ими от Господа ответом или считаете, что это не имеет к Вам никакого отношения, ибо сказано непосредственно Апостолам?
    Прихожанка. Не только руководствуюсь, но и постоянно слышу об этом в наставлениях священников.
    Пресвитер. Какой напрашивается вывод?
    Прихожанка. Вы намекаете на то, что власть вязать и решить имеют не только священники?
    Пресвитер. По-моему, я давно уже об этом говорю прямо.
    Прихожанка. Но так же никто не учит!
    Пресвитер. Не скажите! Вышеприведенные наставления Господа блаж. Феофилакт так и объясняет: «Если ты, обиженный, будешь иметь как мытаря и язычника того, кто поступил с тобой несправедливо, то таковым он будет и на небе. Если же ты разрешишь его, то есть простишь, то он будет прощен и на небе. Ибо не только то, что разрешают священники, бывает разрешаемо, но и то, что мы, когда с нами поступают несправедливо, связываем или разрешаем, бывает связываемо или разрешаемо и на небе»134.
    Прихожанка. Неужели там так написано? А я ведь его толкования читала, но такого не помню.
    Пресвитер. А ученик св. Иоанна Златоуста, преп. Исидор Пелусиот заявляет, что «сие: аще свяжете, – сказано о согрешающих, а сие: аще разрешите, – о пришедших в раскаяние»135.
    Прихожанка. А как же священники?
    Пресвитер. Они, по его же словам, всего лишь «ходатаи, а не судии; посредники, а не цари», а потому «не могут... самовластно отпускать грехи непокаявшимся»136.
    Прихожанка. Но я так и не поняла, священники все-таки имеют «власть» от Господа или являются всего лишь ничего не могущими «свидетелями»?
    Пресвитер. Они не имеют власти над грехами человеческими, но имеют власть молитвенно ходатайствовать перед Богом от лица кающихся.
    Прихожанка. Говоря иначе, они имеют на это полное право?
    Пресвитер. Совершенно верно. Именно в этом смысле и употребляется в данном случае термин «власть». Впрочем, не забывайте, что хотя «много может молитва праведного», но не сама по себе, а «усиленная» или, как точнее выражается славянский перевод, «поспешествуемая» покаянием со стороны того, за кого эта молитва совершается (Иак.5:16). Само собой очевидно, что «если человек сам не потрудится, по силе своей, и не присоединит собственного труда к молитвам святых, то никакой не получит пользы от того, что святые будут за него молиться»137.
    Прихожанка. Совсем никакой?
    Пресвитер. Послушайте, что говорит преп. Максим Исповедник: «Знак великого невежества, чтоб не сказать безумия, искать спасения молитвами святых тому, кто в сердце услаждается пагубными делами, и просить прощения в том, чем с самохвальством в то же время действительно сквернится он в мыслях и чувствах. Просящему молитвы праведного не должно позволять самому себе делать ее бесплодною и недейственною, если воистину ненавидит зло; но окрыляя ее своими добродетелями, делать ее действенною и сильною востечь до Могущего давать оставление прегрешений»138. Ту же мысль можно найти и у св. Иоанна Златоуста139.
    Прихожанка. А почему молитва святых оказывается недейственной?
    Пресвитер. Потому что здесь та же ситуация, «когда один строит, а другой разрушает» (Сир.34:23). Именно этим объясняются те случаи, когда молитвы святых оказываются бессильными в отношении других.
    Прихожанка. А Вы можете привести примеры?
    Пресвитер. Для этого достаточно открыть Священное Писание. Хотя и угоден был патриарх Авраам Богу, но Он перестает говорить с ним, когда тот собирался просить о совершенном помиловании нераскаянных содомских жителей (Быт.18:33). И пророк Моисей не смог помочь сестре своей из-за ее нераскаянности (Чис.12). Пророку Самуилу Господь тоже дал понять бесполезность его молитвы, сказав: «Доколе будешь ты печалиться о Сауле, которого Я отверг» (1 Цар.16:1). А пророку Иеремии сказал еще определенней: «Не проси за этот народ и не возноси за них молитвы и прошений, ибо Я не услышу» (Иер.11:14). И таких примеров можно привести много.
    Прихожанка. А может, не всегда так бывает?
    Пресвитер. «Если бы возможно было, чтобы тот, о котором молятся святые, спасался, нимало не внимая себе, то что препятствовало бы святым спасать таким образом и всех грешных людей мира сего»?140 – справедливо вопрошает св. Варсануфий Великий.
    Прихожанка. Значит, если молитвы других бесполезны, тогда не стоит на них надеяться?
    Пресвитер. Не нужно думать, что кающийся грешник совсем не нуждается в молитвах святых за себя. Ведь молитва праведного, при условии раскаяния грешника, имеет большую силу не только сама по себе, но и в сравнении с самим покаянием грешника, так как при раскаянии «он приносит малое, а молитвы святых: многое» 141. Очевидно, что такое же взаимоотношение сохраняется и в данной Спасителем «власти» вязать и решить грехи кающихся142.
    Прихожанка. А еще есть способы очищения от грехов?
    Пресвитер. Если кто не желает грехи свои искупать тем или иным видом милосердия (Дан.4:24) или молитвы; кто не может их оплакать в силу тех или иных причин, тот пусть с благодарностью примет от человеколюбивого Бога наказание в том или ином виде, как к тому призывает царь Давид (Пс.2:12).
    Прихожанка. О каком именно наказании идет речь?
    Пресвитер. О таком, какое испытал, например, так и не внявший совету Даниила царь Навуходоносор, покаяния которого Господь ожидал в течение целого года.
    Прихожанка. Я что-то не припоминаю этой истории.
    Пресвитер. Вкратце дело было так. Возгордившемуся царю Вавилонскому пророк Даниил предсказал наказание от Бога, которое будет длиться до тех пор, пока он не познает, «что Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет». При этом он ему посоветовал не дожидаться такого наказания, а постараться искупить грехи свои «правдою» и беззакония свои «милосердием к бедным». Но царь не внял его совету, и ровно через 12 месяцев Господь отнял от него разум его, и «отлучен он был от людей, ел траву, как вол, и орошалось тело его росою небесною, так что волосы у него выросли, как у льва, и ногти у него – как у птицы». И длилось все это до тех пор, пока он не познал Всевышнего, не «восхвалил и прославил Присносущего, Которого владычество – владычество вечное, и Которого царство – в роды и роды» (Дан.4:24-31).
    Прихожанка. Ой, какая страшная история!
    Пресвитер. Что случилось с Навуходоносором, в тех или иных формах происходит и с каждым не заботящимся о покаянии грешником, по утверждению Отцов, довольно часто.
    Прихожанка. А кто конкретно так утверждает?
    Пресвитер. Например, св. Игнатий Брянчанинов пишет следующее: «Часто случается, что тайный и тяжкий грех наш остается неизвестным для человеков, остается без наказания, будучи прикрыт милосердием Божиим; в это же время, или по истечении некоторого времени, принуждены бываем пострадать сколько-нибудь, вследствие клеветы или придирчивости, как бы напрасно и невинно. Совесть наша говорит нам, что мы страдаем за тайный грех наш! Милосердие Божие, покрывшее этот грех, дает нам средство увенчаться венцем невинных страдальцев за претерпение клеветы, и вместе очиститься наказанием от тайного греха»143.
    Прихожанка. А вид наказания соответствует виду греха?
    Пресвитер. Возможно, соответствует, хотя взаимосвязь между совершаемыми грехами и попускаемыми наказаниями проследить человеческому уму не под силу, ибо «соответственность каждого из них с виной, время неизбежного их последования, и содействие к этому всей твари, знает один Бог. А мы должны только веровать правде Божией и знать, что все невольно постигающее нас случается с нами или ради любви, или за злобу: и потому должны терпеть оное, а не отвергать, чтобы не приложить еще греха к грехам нашим»144.
    Прихожанка. А смерть служит наказанием за грех или очищением от греха?
    Пресвитер. Обо всех случаях однозначно сказать нельзя. Иногда смерть, особенно насильственная, может служить в руках Божиих орудием очищения. Это видно из ответа преп. Пимена Великого правителю, схватившему его племянника с расчетом, что подвижник придет ходатайствовать о племяннике и так он сможет увидеть прославленного старца. В ответ же старец написал к правителю следующее письмо: «Да повелит благородие твое тщательно исследовать вину заключенного, и, если он сделал что достойное смерти, пусть умрет, пусть насильственною смертью очистит в нынешнем веке свое преступление, чтобы избежать вечной муки в геенне. Если же он не сделал ничего достойного смертной казни: то учини о нем распоряжение, указываемое законами»145.
    Прихожанка. И что же правитель?
    Пресвитер. Правитель, видя, что его уловка не помогла, отпустил племянника.
    Прихожанка. А может, преп. Пимен так сказал, чувствуя лукавство правителя, а вовсе не потому, что так считал на самом деле?
    Пресвитер. Вовсе нет. О том же говорил некоему иноку ангел.
    Прихожанка. Расскажите эту историю.
    Пресвитер. Эта история описывается в «Прологе». Один инок, пришедши в город, чтобы продать свое рукоделие, видел погребение (некоторого) некоего злого вельможи и удивлялся тому, что беззаконника провожали с великой честью церковной и гражданской. Еще более поразило его то зрелище, какое он увидел, возвратившись в пустыню: его наставник, благочестивый старец, лежал растерзанный гиеной. «Господи, – воззвал осиротевший пустынник, – почему этот злой вельможа сподобился столь славной смерти, а этот святой муж растерзан зверем?» Плачущему явился ангел и сказал: «Не плачь о твоем учителе. Злой вельможа имел одно доброе дело и за то сподобился честного погребения, но награда его только здесь, а там ожидает его казнь за все злые дела его. Напротив, твой наставник, хотя во всем угоден был Богу, однако у него был один порок, от которого он и очищен злой смертью»146.
    Прихожанка. Да, «страшно впасть в руки Бога живаго»! (Евр.10:31)
    Пресвитер. Это чувство неверное. Не нужно считать себя несчастными из-за посетившего наказания Господня, ибо еще в древности было известно, что Господь наказывает только тех, кого «любит» и к кому «благоволит» (Притч.3:12, Откр.3:19). Ведь мы не в состоянии, даже пользуясь всеми способами покаяния, очистить себя от греха полностью. Далеко не все грехи мы сознаем и замечаем, так что вынуждены бываем повергать их в море щедрот Христовых147 и терпеть за них посылаемые «временные очистительные скорби и лишения»148. В сравнении же с другими способами очищения этот способ имеет к тому же и существенные преимущества.
    Прихожанка. Да? Интересно, какие?
    Пресвитер. К примеру, в сравнении с исповеданием грехов (в данном случае неважно, как по форме своей совершается исповедь: перед людьми или только перед Богом) этот способ лучше тем, что «прежние грехи, будучи воспомянуты по виду (подробно), повреждают благонадежного. Ибо если они возникают вновь в душе, сопровождаясь печалью, то удаляют от надежды, а если воображаются без печали, то опять влагают внутрь прежнюю скверну»149.
    Прихожанка. Какое необычное высказывание! А кто это сказал?
    Пресвитер. Преп. Марк Подвижник, написавший целую апологию этому способу очищения греха.
    Прихожанка. То есть, по его учению, память о грехах вредна?
    Пресвитер. Если она несвоевременна.
    Прихожанка. Не поняла.
    Пресвитер. Как видно из вышеприведенного высказывания, вредным такое памятование будет в случае достижения определенной чистоты ума или в состоянии уныния. Это видно даже из того, что лукавый дух в этом случае специально побуждает к несвоевременному пользованию данного способа очищения и «под предлогом исповедания как на картине изображает пред ним прежде бывшие грехи, дабы опять возгреть страсти, по благодати Божией уже забытые, и тайно повредить человеку. Ибо в таком случае и просветлевший уже, и ненавидящий страсти ум по необходимости омрачается, смутившись тем, что наделано, а если он еще покрыт как туманом и сострастен похотям, то всячески укоснит в таких помыслах и начнет страстно беседовать с прилогами их, так что такое воспоминание будет не исповедание, а страстное приражение»150.
    Прихожанка. Впервые слышу такое странное учение. Даже не думала, что память о грехах может быть неполезной...
    Пресвитер. Чтобы понять это, надо решить сначала вопрос о том, что такое забывчивость сама по себе?
    Прихожанка. Батюшка, я сразу говорю, что не знаю и жду только ваших объяснений.
    Пресвитер. По моему мнению, забывчивость – это недостаток мыслительной способности, свидетельство ее ограниченности и несовершенства. И в человеческой природе этот недостаток имеет временный характер, определяемый течением нынешней земной жизни.
    Прихожанка. То есть, в будущей жизни человек будет помнить буквально все?
    Пресвитер. Да. Бог его не творил. Этот недостаток явился в естестве человеческом вместе с появлением смерти как одна из ее форм.
    Прихожанка. Не понимаю. Поясните, пожалуйста.
    Пресвитер. Вы согласны с тем, что родившаяся мысль или воспринятый образ при забвении переходят в страну небытия?
    Прихожанка. Не знаю, но похоже, что это так!
    Пресвитер. Навсегда ли эта мысль или образ умирают?
    Прихожанка. Если их не вспомнить, то, наверное, да.
    Пресвитер. Действительно, одного усилия сознания бывает достаточно для того, чтобы воскресить умерший образ вещи или мысли, хотя и не всегда. Практически невозможно восстановить в памяти те образы, которые создавались несовершенным сознанием, в младенческом возрасте или те, которые стерлись течением времени, от продолжительного их бездействия или еще по каким-либо причинам, которых может быть много.
    Прихожанка. Это точно!
    Пресвитер. Если судить объективно, то всякую, в том числе и мысленную смерть, выражаемую забвением, должно расценивать как зло, введенное в мир греховной волей, ибо «грех рождает смерть» (Иак.1:15), а грех и есть зло. Вы как считаете?
    Прихожанка. Я согласна с этим.
    Пресвитер. Так как Высочайшая Премудрость способна достигать благого посредством злого, то и смерть допускается Им не по немощи Его, а для достижения через нее в испорченном естестве человеческом благих целей...
    Прихожанка. Простите, Вы сказали, что Бог может достигать благого посредством злого. Я так понимаю: нужно иметь в виду совершенное Им дело нашего спасения посредством смерти, страданий и прочего. А в личной жизни каждого это может проявляться?
    Пресвитер. Конечно. Например, Бог может посредством допущения наших грехопадений смирять нас, а посредством диавола – совершенствовать.
    Прихожанка. А как через диавола можно совершенствоваться?
    Пресвитер. Сопротивляясь его злым внушениям и учась распознавать его хитрости.
    Прихожанка. Теперь я поняла, что вы имеете в виду.
    Пресвитер. По премудрому устроению Божию, и смерть явилась не только следствием греха, но и его закономерной необходимостью, нужной для уничтожения самого греха или, по крайней мере, для его ограничения.
    Прихожанка. Простите, я опять не до конца поняла мысль.
    Пресвитер. Здесь все просто. Если бы вследствие греха не родилась смерть, то уже существовавшая и получающая вечность от вечного Бытия жизнь, будучи благом сама по себе, могла бы в конечном итоге оказаться злом, дав вечную жизнь получившему бытие греху. Смерть же является злом не только для нас, но и для самого греха, ибо не только рождается от него, но и прекращает его. В этом благо смерти для испорченной грехом человеческой природы.
    Прихожанка. Ой, как все мудрено! Кажется, это я поняла, только уже забыла, о чем мы начали рассуждать...
    Пресвитер (смеясь). Мы начали рассуждать о забвении.
    Прихожанка (смеясь в ответ). Значит, я, сама не желая того, демонстрирую то, о чем вы рассуждаете.
    Пресвитер с прихожанкой смеются вместе.
    Прихожанка (немного успокоившись). Только, батюшка, я все же не понимаю, к чему Вы все это говорите?
    Пресвитер. А говорю я это к тому, что забвение как форма смерти, если судить субъективно, может приносить человеку в его нынешнем, греховном состоянии не только вред, но и пользу, о которой он порой не догадывается и усиленно ей противится, старательно развивая память свою на все им воспринятое от вне. Мы с детства привыкли завидовать тому, кто, имея хорошую от природы или усилия память, легко и сразу запоминает большой объем встречающейся ему информации и в том же объеме долгое время содержит ее.
    Прихожанка. А разве это плохо?
    Пресвитер. Для нынешней жизни, может быть, и хорошо, а для будущей жизни вряд ли, ибо Бог открыл нам, что «богатому» не только вещественным имуществом, но и самими невещественными образами этого имущества «трудно войти в Царство» Его (Мф.19:23). Войти в него может только тот, кто успеет избавиться от них, пока пребывает еще в нынешнем состоянии переменчивости и может не только от не необходимого вещества избавиться посредством раздачи, но и от самих его образов посредством забвения.
    Прихожанка. А как Вы можете доказать, что правильно толкуете мысль Бога?
    Пресвитер. Примерами тех, кто уже достиг Царства Его. Именно для этой цели (и) удалялись они в места не только пустынные от людей и информации, но и от каких бы то ни было образов, включая и образы окружающей природы151. А получившие слишком разнообразные знания старались по возможности забыть многое, если не все из воспринятых ими понятий, считая, что на это восприятие было потрачено времени больше, чем это следовало152, и постепенно добивались этого. Например, в письме к Ливанию св. Василий Великий не без удовольствия признается, что ему удалось со временем забыть то, чему он выучился в Афинах153. А кому это не удавалось, те по необходимости впадали в заблуждения относительно духовного понимания вещей.
    Прихожанка. И Вы можете привести примеры?
    Пресвитер. Брат св. Василия Великого, св. Григорий Нисский, именно в силу того, что сохранил то, что принял от прежних своих учителей, сохранил и ошибочное мнение о последних судьбах человечества 154.
    Прихожанка. Значит, святые не все в этом мире старались запомнить?
    Пресвитер. Да, и при этом они стремились забыть не только «образы проходящего «мира сего» (1Кор.7:31), но и образы совершенных грехов, считая, что «это воспоминание, оскверняя ум нечистотами мирскими, отвлекает от созерцания чистоты, особенно того, кто пребывает в уединении»155.
    Прихожанка. Но разве можно забыть мучивший душу грех?
    Пресвитер. Можно, но только тогда, «когда искоренятся пороки и страсти прежние и сердце сделается совершенно чистым»156. Кстати, свидетельством полного очищения от того или иного греха является полное его забвение. Во всяком случае, некоторые из святых считают, что «тот еще не освобожден от грехов, кто во время покаяния и удовлетворения за них представляет себе образы их и вспоминает о них. Из этого следует, что тогда только можно считать себя освобожденным и прощенным в прежних грехах, когда сердце и воображение уже не обольщаются ими»157.
    Прихожанка. Это не про меня.
    Пресвитер. Для того же, кто еще кается во грехах, память о них не только необходима (Пс.50:5), но и неизбежна. Впрочем, и в такой памяти требуется наблюдать благоразумие, ибо есть такого рода грехи, память о которых не столько способствует сокрушению, сколько новому осквернению.
    Прихожанка. А что это за грехи, можно узнать?
    Пресвитер. Это грехи блудного свойства, подробно исповедовать которые запрещается многими подвижниками. Например, преп. Иоанн Лествичник советует: «Исповедуя грехи свои Господу, не входи в подробности плотских деяний, как они происходили, чтобы тебе не сделаться наветником самому себе»158.
    Прихожанка. Что же тогда делать?
    Пресвитер. В таком случае «мы должны стараться возбуждать в себе сокрушение скорее размышлением о добродетелях, о Царстве Небесном, нежели вредным воспоминанием о своих грехах, ибо до тех пор не перестанешь обонять вредное зловоние из нечистой ямы, пока будешь стоять возле нее или ворочать грязь в ней»159.
    Прихожанка. То, что Вы говорите, очень интересно, но очень необычно, а многим, наверное, и неизвестно.
    Пресвитер. Вы правы. Подобные отеческие советы приемлются не многими, а многими и не ведаются. Все привыкли к тому, чтобы совершенные когда-то грехи свои постараться не забыть для того, чтобы приносить постоянное покаяние и душу свою приводить через это к смирению. Особенное при этом предпочтение отдается грехам тяжким, смертным, так сказать, запоминающимся. Грехи же мелкие, повседневные можно и не заметить. Да и к чему на них внимание свое очень-то обращать, ведь и праведник до семи раз в день падает!? (Притч.24:16)
    Прихожанка. А разве нужно делать не так?
    Пресвитер. Как это ни покажется нам странным, Отцы говорят все с точностью наоборот. Они утверждают, что «забывать нужно только смертные грехи; расположение к ним и покаяние за них прекращается добродетельной жизнью. Что же касается малозначительных грехов, в которые и праведник семь раз в день впадает (Притч.24:16), то покаяние за них никогда не должно прекращаться» 160, а значит, и память о них. Особенно яркие в этом отношении примеры дали подвижники монашеского образа жизни, приносившие учащенное исповедание замечаемых ими греховных мыслей, чувств, слов и действий.
    Прихожанка. Это как раз все и стараются сейчас делать!
    Пресвитер. Вот именно, что все стараются, тогда как Отцы далеко не каждому советуют пользоваться подобным методом очищения, объясняя это следующим образом: «Когда метут комнату, то не занимаются рассматриванием сору, а все в кучу, да и вон. Так поступай и ты. Исповедуй свои грехи духовнику, да и только, а в рассматривание их не входи. Святые Отцы очень запрещают это тем, которые не могут правильно рассматривать себя: такое рассматривание сбивает с толку, приводит в расслабление и расстройство»161.
    Прихожанка. А кто не может себя правильно рассматривать?
    Пресвитер. По учению св. Игнатия, «тонкое разбирательство грехов своих не идет человеку, ведущему светскую жизнь»162.
    Прихожанка. А почему оно ему «не идет»?
    Пресвитер. Потому что для этого делания нужны соответственные условия, которых практически нет у живущих посреди мира.
    Прихожанка. А что это за условия?
    Пресвитер. В первую очередь, отсутствие внешних развлечений и житейских попечений.
    Прихожанка. Батюшка, как же грехи очистятся, если не будет подробной исповеди?
    Пресвитер. На это опять скажу отеческим гласом: «Поверьте. Говорим на исповеди, что видим в себе, но несравненно большее число грехов не видим, почему множество ведомых и неведомых грехов наших повергаем в море щедрот Христовых и после Таинства Исповеди ощущаем удовлетворяющее нас чувство спокойствия не по причине дел наших, но по причине Христовых щедрот, и пребываем Ему должными долгом неоплатным»163.
    Прихожанка. Значит, не нужно исповедоваться?
    Пресвитер. «Если хочешь приносить Богу неукоризненное исповедание, – говорит преп. Марк Подвижник, – то, не воспоминая по виду (в подробностях) прежних своих поползновений, терпи мужественно последствия их»164.
    Прихожанка. А что значит терпеть последствия их?
    Пресвитер. Терпеть последствия грехов означает терпеть скорби, от них происходящие или за них посылаемые. Несомненно, что тому, кто покается предложенным образом, будет содействовать Сам Господь Своим Промыслом, попуская сообразно совершаемым прегрешениям многообразные и многоразличные скорби и неприятности. Как говорит тот же преп. Марк: «Тяжелые скорби находят за прежде наделанные грехи, принося с собою сродное каждому прегрешению. Знаток дела, познавший истину, исповедается Богу не воспоминанием о том, что наделано, а терпением того, что постигает его»165.
    Прихожанка. Надо же! Впрочем, мы все знаем, что спасаемся скорбями.
    Пресвитер. Конечно, скорби – это дар Божий (Флп.1:29), свидетельство Его особенной любви и попечения. И только самым любимым своим ученикам Господь обещает этот дар, говоря: «В мире будете иметь скорбь» (Ин.16:33).
    Прихожанка. А что Вы имеете в виду, говоря, что только самым любимым Господь обещает скорби?
    Пресвитер. А то, что далеко не каждому дается такое обетование. Дается оно только тем, кто заслуживает его усерднейшим стремлением к праведной жизни. По слову святого Псалмопевца, «много скорбей у праведных» (Пс.33:20), грешникам же скорби не даются, ибо они по слепоте своей не видят заключающегося в них благодеяния и с хулой на Бога в неразумии своем отвергают их, не понимая, что, «кого любит Господь, того наказывает и благоволит к тому, как отец к сыну своему» (Притч.3:12). Наказанием Господним определяется сыновство Божие. Так что, «если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец? Если же остаетесь без наказания, которое всем обще, то вы незаконные дети, а не сыны» (Евр.12:7-8).
    Прихожанка. А можете ли Вы проиллюстрировать вышеизложенные доводы какими-нибудь примерами?
    Пресвитер. Конечно. Посмотрите на того же Псалмопевца Давида. Вся его жизнь представляет нескончаемый ряд превратностей и лишений, которые далеко не всегда были испытанием только его воли. Вспомните хотя бы случай, когда против него восстал сын его, Авессалом. И случилось это не за что иное, как за то, что он когда-то в молодости соблазнился на Вирсавию и убил ее мужа Урию. Доказательством тому служат слова самого Бога, сказавшего ему чрез пророка Нафана: «Я помазал тебя в царя над Израилем и Я избавил тебя от руки Саула, и дал тебе дом господина твоего и жен господина твоего на лоно твое, и дал тебе дом Израилев и Иудин, и, если этого [для тебя] мало, прибавил бы тебе еще больше; зачем же ты пренебрег слово Господа, сделав злое пред очами Его? Урию Хеттеянина ты поразил мечом; жену его взял себе в жену» (2Цар.12:7-9). И что же его ждет? Читаем далее: «Итак, не отступит меч от дома твоего во веки, за то, что ты пренебрег Меня и взял жену Урии Хеттеянина, чтобы она была тебе женою. Так говорит Господь: вот, Я воздвигну на тебя зло из дома твоего» (2Цар.12:10-11). Обратите внимание на то, что наказание возникает оттуда же, откуда и источник греха, т.е. из дома. Кстати, о том, что наши родственники и самые близкие друзья часто оказываются в руках Божиих орудием нашего очищения, можно прочитать в творениях св. Иоанна Златоуста.
    Прихожанка. А где это у него написано?
    Пресвитер. С этого начинаются его «Беседы на псалмы». Я Вам могу прямо сейчас и прочитать.
    Прихожанка. Очень буду Вам признательна. Может, это объяснит мне и мои семейные трудности.
    Пресвитер. Слушайте, что он пишет: «Многие ныне ведут войну в домах своих: один встречает войну от жены, другой осаждается сыном, иной терпит неприятности от брата, иной от слуги: и каждый мучится, досадует, сражается, причиняет войну и поражается войною; но никто не думает, рассуждая сам в себе, что если бы он не посеял грехов, то не возросли бы в доме его терния и волчцы: если бы не подложил искр греховных, то не воспламенился бы дом его. А что домашние бедствия суть плоды грехов и что исполнителями наказания грешнику Бог назначает домашних его, об этом свидетельствует божественное Писание, которого нет ничего достовернее. С тобою ведет войну жена, при входе твоем встречает тебя, как дикий зверь, изощряет язык свой, как меч? Прискорбно, конечно, что помощница сделалась противницею; однако исследуй самого себя, не замышлял ли ты в юности чего-нибудь против какой-нибудь женщины, и вот оскорбление женщины отмщается женщиною и чужую рану врачует собственная жена твоя. Хотя сама действующая не знает этого, но знает врач: Бог. Он действует на тебя ею, как железом, и как железо не знает того, что делает, а знает совершающий железом врачевание: врач, так и здесь, хотя жена поражающая и муж поражаемый не знают причины поражения, но Бог, как врач, знает, что полезно. А что злая жена есть бич за грехи, об этом свидетельствует божественное Писание. Оно говорит, что грешному мужу дастся злая жена (Сир.25:26). Она дастся ему, как горькое лекарство, истребляющее греховные соки... И что братья враждуют против братьев также за грехи, о том свидетельствует Книга Судей. Когда некоторые из колена Вениаминова соблудили с наложницей путешественника, и она, не перенесши безмерной обиды, умерла, одиннадцать колен начали войну против одного... и братья воевали с братьями, потому что Бог за грехи их разрушал средостение греха (Суд.19:20166 и т.д.
    Прихожанка. Да, это очень интересно и многое может объяснить.
    Пресвитер. В отношении же всех перечисленных и еще неперечисленных способов очищения грехов этот способ имеет одно очень важное преимущество.
    Прихожанка. И в чем же это преимущество?
    Пресвитер. Он преимуществует тем, что невольно сопровождается смиренномудрием, которое само по себе уже способно очищать грехи. Ведь именно оно помогло мытарю в его молитве о прощении грехов (Лк.18:13-14) и тому епископу, о котором повествует Пролог.
    Прихожанка. А что это за история с епископом? Расскажите.
    Пресвитер. В одном городе был епископ, который по наущению дьявольскому впал в смертный грех. Горько раскаявшись в своем падении и исповедав свой грех публично, епископ объявил народу: «Простите меня, но теперь я уже более не могу быть у вас епископом». Сказав это, он снял с себя омофор и положил его на престол. Видя великое смирение и сокрушение своего пастыря, бывшие в церкви все с плачем воскликнули: «Пусть грех твой на нас ляжет, отче, только не лишай нас своего пастырства». И стали долго умолять его остаться с ними. Уступая, с одной стороны, молению своей паствы, а с другой, желая чем-либо искупить свой грех пред Богом, епископ, наконец, воскликнул: «Ну, если уже непременно хотите, чтобы я остался у вас, то я сделаю это, но только при одном условии, если вы дадите мне слово беспрекословно исполнить то, что я сейчас повелю вам». Все дали слово. Тогда епископ, повелев заключить двери церковные, сказал: «Знайте же теперь, что тот из вас не будет иметь чести у Бога, кто сейчас не попрет меня своими ногами». И с этими словами он лег на землю. Все ужаснулись, но, не смея нарушить данного слова и боясь прещения епископа, стали проходить через него. И что же? Когда переступил через него последний бывший в церкви человек, голос с неба сказал: «Ради великого его смирения, Я простил его грех»!167
    Прихожанка. Но ведь он сначала грех исповедал и прощение получил вследствие этого исповедания!?
    Пресвитер. Однако голос с неба сказал вполне определенно, что он прощен «ради смирения», а не исповеди. По утверждению св. Симеона Нового Богослова, состояние сознания, при котором видятся святыми (высшими в сравнении со мной) не только добродетельные, но и явно согрешающие люди, служит знамением получения отпущения всех грехов168. Так что «будь смиренномудр, и разрешишь узы греховные» 169. Так нас наставляют Святые Отцы. Они же объясняют и причину того, почему легче спасаться скорбями, нежели какими бы то ни было добродетелями.
    Прихожанка. Что же это за причина?
    Пресвитер. Терпение скорбей не вызывает тщеславия, как при совершении правых дел, молитвы, поста и прочего.
    Прихожанка. Что правда, то правда. Чуть строже попостишься и уже начинаешь возноситься умом и осуждать других за их нерадение.
    Пресвитер. Следовательно, если тщеславие умеет служить греху и посредством правых дел, то, как предупреждает преп. Марк Подвижник170, нужно быть осторожным в совершении покаяния посредством различных добродетелей, как то: милосердия, молитвы и плача, – чтобы вместо очищения не приобрести новые прегрешения.
    Прихожанка. Как все не просто!
    Пресвитер. А вы «смиритесь под крепкую руку Божию и все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас» (1Пет.5:6-7). Все же Его попечение о нас заключается в том, что «Он попускает нам потомиться за грехи наши во времени, чтобы избавить нас от томления в вечности»171.
    Прихожанка. Да, надежней всего предаться в руки Божии! Господи, имиже веси судьбами спаси нас!
    Пресвитер. Список способов очищения грехов можно было бы продолжить и далее, но в свете всего вышеизложенного вам уже стало очевидным, что, по мысли многих Святых Отцов, исповедь с сокрушением не является единственным и незаменимым средством очищения грехов, допускаемых после крещения. А кто не может воспользоваться ими в силу тех или иных причин, может сделать это при помощи других подручных ему средств. Тем более это необходимо делать в тех случаях, когда одного словесного раскаяния недостаточно.
    Прихожанка. А что значит недостаточно?
    Пресвитер. Не надо забывать, что исповедь в привычных нам формах своего проявления является скорее началом покаяния, нежели его концом и завершающим этапом. Совершенно естественно ею пользоваться при обращении от греха (Деян.19:18), завершая осознание греховности совершенного и полагая тем начало исправлению, но завершать этим все дело покаяния будет явно недостаточным. Послушайте, что повелевает Господь Моисею: «Скажи сынам Израилевым, если мужчина или женщина сделает какой-либо грех против человека, и чрез это сделает преступление против Господа, и виновна будет душа та, то пусть исповедаются во грехе своем, который они сделали» (Чис.5:6-7). Но этим одним не заканчивается все дело их покаяния, ибо Господь дальше повелевает так: «И пусть возвратят сполна то, в чем виновны, и прибавят к тому пятую часть и отдадут тому, против кого согрешили» (Чис.5:7).
    Прихожанка. Но может, это требование только Ветхого Завета?
    Пресвитер. Не только. О том, что исповедь должна происходить не просто на словах, но и на делах, видно из примеров Закхея, отдавшего пол-имения нищим и обиженным (Лк.19:8), и блудницы, купившей дорогое миро и помазавшей им ноги Спасителя (Лк.7:37-47). Кстати, на этом основывается и практика епитимий в нашей Церкви.
    Прихожанка. Значит, одной исповедью нельзя ограничиваться? А почему тогда об этом никто не говорит?
    Пресвитер. Святые Отцы не утверждают того, «будто бы не приемлет Господь согрешивших делом и исповедающихся только словом»172, ибо Бог человеколюбив и приемлет не только слова, но и сами намерения наши. Но в то же время не должно злоупотреблять таким человеколюбием тому, кто находится во власти греховной привычки, и не потому, что Бог может не стерпеть в очередной раз и, разгневавшись, не принять больше покаяния, а потому, что сил на покаяние в следующий раз может не хватить. Поэтому в борьбе с грехом, если есть к тому силы и обстоятельства, лучше всего, как говорит преп. Нил Синайский, «совершать исповедь делами, как то: постом, бдением, возлежанием на голой земле, ношением вретища, посыпанием на себя пепла, щедрою и радушною милостынею и другими плодами, каких требует строгое покаяние. Но если по маловнимательности, или по какому-либо обстоятельству, или по бессилию, или по нерадению окажется у кого великий недостаток сказанных выше пособий, то и устной исповеди не отвергает, и не отвращается за человеческие грехи, нечестия и всякого рода нечистоты умерший Господь Иисус, а, напротив того, приемлет и словесное покаяние как желанное Ему приношение, подобно Моисею, вместе с дорогим виссоном, с золотом и прочим принимавшему и «власы козии» – ничего не стоящий дар (Исх.25:4173.
    Прихожанка. Значит, исповедь все-таки действенна!
    Пресвитер. А Вы обратили внимание на последнее сравнение преподобного Нила?
    Прихожанка. Это где он устную исповедь сравнивает с козьей шерстью?
    Пресвитер. А точнее, «ничего не стоящим даром». Вот чем в очах Божиих представляется наша исповедь, если она ничем, кроме одних слов, не сопровождается!
    Прихожанка. Но если устранить словесную исповедь, пользуясь всеми вышеприведенными способами очищения, то как тогда убедиться в том, что грех очищен? Ведь после исповеди перед священником, по крайней мере, есть вера, что грех прощен. Хотя, правда, и здесь, как мы уже выясняли, не все так просто, как кажется при поверхностном взгляде...
    Пресвитер. Далеко не просто... Если еще учесть, что издревле право на совершение Таинства Исповеди имел только епископ, а не священник, и тем более каждый независимо от опыта и духовного возраста...
    Прихожанка. И все же.
    Пресвитер. В первую очередь признаком того, что грех очищен, может являться объективное удостоверение в этом.
    Прихожанка. Это как?
    Пресвитер. Через какое-нибудь необычайное знамение.
    Прихожанка. Что Вы имеете в виду?
    Пресвитер. К примеру, один диакон, тяжко согрешив, принес в том искреннее раскаяние, а признаком удостоверения в прощении его греха послужило то, что по его молитве потекла остановившаяся в Ниле вода 174. Еще есть свидетельство о некой девице, дошедшей до блудодейства, которую нашел авва Иоанн Колов и обратил к покаянию. Неожиданно еще по пути в пустыню для совершения покаяния она умерла, а старец увидел ангелов Божиих, возносящих душу ее и услышал глас, говорящий: «Один час покаяния ее принят лучше покаяния многих медлящих и не являющих ничего подобного такому покаянию»175. Таким образом, для нее признаком очищения от греха оказалась ее скорая смерть.
    Прихожанка. А разве может быть скорая смерть признаком прощения? Скорее, кажется, она может служить признаком наказания, чем благоволения.
    Пресвитер. Как бы это нам ни казалось, но факт есть факт. Кстати, подобный признак присутствовал и в истории о молодом монахе, впавшем по самомнению в грех и просившем молитв преп. Антония Великого.
    Прихожанка. Расскажите и эту историю, пожалуйста!
    Пресвитер. Один молодой монах сотворил чудо, велев диким ослам везти на себе утомившихся старцев, шедших к преп. Антонию. Когда старцы рассказали об этом авве Антонию, тот заметил им: «Мне кажется, что монах сей есть корабль, исполненный благ, но не знаю, войдет ли он в пристань».
    Прихожанка. Он так сказал, потому что усмотрел тщеславие в этом поступке?
    Пресвитер. Видимо.
    Прихожанка. И что же случилось дальше?
    Пресвитер. Спустя некоторое время преп. Антоний вдруг начал плакать. На вопрос, о чем он плачет, старец ответил им, имея в виду того молодого монаха: «Сейчас пал великий столп Церкви»!
    Прихожанка. А как он пал, известно?
    Пресвитер. «Образ падения скрыл премудрый муж, ибо знал, – как объясняет преп. Иоанн Лествичник, – что бывает телесный блуд и без участия иного тела»176.
    Прихожанка. Понятно. И что же?
    Пресвитер. Затем рассказывают, что этот монах просил преп. Антония умолить Бога дать ему хотя бы 10 дней жизни, чтобы успеть покаяться и очистить свой грех, но скончался по прошествии 5 дней177.
    Прихожанка. И что это значит?
    Пресвитер. Скорее всего то, что его покаяние принято.
    Прихожанка. Но такое бывает не всегда и не со всеми же!
    Пресвитер. Правильно, а потому бывающее только в исключительных случаях не может служить надежным способом определения того, что грех очищен.
    Прихожанка. А как же тогда убедиться?
    Пресвитер. Через соответствующее настроение в совести кающегося, выражающееся прежде всего ненавистью ко греху. «Признак прощения грехов состоит в том, чтобы возненавидеть их и не делать более», – говорит преп. Варсануфий Великий178. Так же говорят св. Василий Великий179, все тот же авва Пинуфий, а с ним и преп. Иоанн Кассиан Римлянин180, и прочие Отцы Церкви.
    Прихожанка. Вы сказали «прежде всего», значит, есть еще какие-то признаки?
    Пресвитер. Конечно! Там, где нет греха, водворяется радость духовная, мир превыше всякого мира и легкость совести. В последнем случае можно сказать и так, что свидетель чистоты есть неосужденная совесть (Рим.2:15).
    Прихожанка. Но мне все-таки непонятно, как грех очищается добродетелями?
    Пресвитер. А исповедью в присутствии священника понятно?
    Прихожанка. Непонятно, но как-то уже привычно.
    Пресвитер. В том то и дело, что привычно и более ничего. А чтобы понять механизм очищения от греха, необходимо проследить механизм его появления и развития.
    Прихожанка. А мы можем это сделать?
    Пресвитер. Давайте попробуем. Вы согласны с тем, что зарождается всякий грех вследствие неправильного выбора направления человеческого сознания к представляемому ему благу?
    Прихожанка. Иначе говоря, человек желает сделать то, что кажется ему хорошим, но обманывается в этом и совершает зло, т.е. грех.
    Пресвитер. Совершенно верно! В результате ложно выбранного направления цель устремления не достигается, и совершается грех – «промах, ошибка, преступление». При этом действие сознания, проходя мимо действительного блага и обращаясь к благу мнимому, не существующему, доставляет тем самым страдания душе.
    Прихожанка. Вот почему после совершения греха на душе плохо! Это неизбежная закономерность?
    Пресвитер. Именно закономерность. Грех никогда не может доставить душе удовлетворение.
    Прихожанка. И как же от него избавиться?
    Пресвитер. Осознание совершенного неправильного действия полагает начало изменению неправильной направленности сознания, формируя то, что и именуется покаянием, сущность которого состоит в перемене наличного строя сознания на ему противоположный. Сокрушителем прежнего строя сознания является тот ряд чувств и действий, совокупность которых и именуется соответственно сокрушением. В него входят и досада на себя и на свое злое произволение, и стыд перед другими умными сущностями, не допустившими подобного промаха, и страх вместе с печалью перед Богом, оскорбленном нами, и ненависть с отвращением в отношении совершенного греховного действия.
    Прихожанка. А ведь все это вместе входит в процесс исповеди!
    Пресвитер. Согласен. Только надо иметь в виду, что сокрушением прекращается действие греха, (но) а чтобы его закрепить, необходимо произвести еще действие ему противоположное, именуемое добродетелью. Вот почему св. Исаак Сирский сказал, что только тогда грешник получит оставление грехов, когда «ощутит в душе своей, что совершенно, от всего сердца возненавидел грехи, и когда явно даст себе направление, противоположное прежнему»181.
    Прихожанка. Вот оно что!
    Пресвитер. При этом направление должно быть именно противоположным, т.е. «от того, что противно природе, к тому, что согласно с природою» 182, или, говоря иначе, от не-сущего к Сущему, от греха к Богу, а не к новому греху или не-сущему благу. Важно понимать, что покаяние само по себе еще не добродетель...
    Прихожанка. А что это? Простите, что прерываю Вас, но не могу сдержаться, чтобы не возмутиться таким заявлением.
    Пресвитер. Покаяние всего лишь механизм, который использоваться может и в обратном направлении, конечным результатом которого является ненависть к добру и отвращение от блага.
    Прихожанка. И Вы можете это доказать?
    Пресвитер. А что тут доказывать? Скажите, к чему привело раскаяние Иуды Искариотского?
    Прихожанка. А у него разве было покаяние?
    Пресвитер. А что говорит Писание: «Когда Иуда, предавший Иисуса, увидел, что Его осудили, то раскаялся и возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам, сказав: «Согрешил я, предав кровь невинную». Но они сказали: «Что нам до этого? Это твоя забота»! (Мф.27:3-5) И что он сделал?
    Прихожанка. Пошел и повесился.
    Пресвитер. Что Вам еще нужно для доказательства? Он начал хорошо. Покаялся, вернул деньги, но в конечном итоге промахнулся, вновь согрешив.
    Прихожанка. А когда Иуда раскаялся, от греха предательства он избавился?
    Пресвитер. Грех в сущности своей не имеет природы. Так что одно только отвращение от него и ненависть к нему доставляют смерть ему, уничтожая его наличие. Вот почему Святые Отцы так упорно и в один голос твердят, что только возненавидевший грехи свои «уповает, что получил от Бога оставление грехопадений»183, и именно ненависть ко греху сопровождает ту исповедь, которая доставляет очищение от греха184.
    Прихожанка. То есть одного покаяния без исповеди уже достаточно?
    Пресвитер. А с исповедью достаточно?
    Прихожанка. После того, что Вы сказали, я уже и не знаю. Наверное, еще зависит от того, какая будет исповедь, искренняя или формальная.
    Пресвитер. Да какая бы она ни была, но если после нее или других способов очищения покаявшийся ощущает услаждение ко греху и действие в себе греха, то это является очевидным знаком, «что грехи еще не прощены ему, но он еще обвиняется в них»185 и для очищения от них требуется совершить соответствующее покаяние.
    Прихожанка. Так значит, дело покаяния одной исповедью не ограничивается?!.. Это для меня является неожиданным открытием!
    Пресвитер. Милость Божия позаботилась об удобстве нашего спасения, и список способов очищения можно продолжать еще долго, но мы сами ограничиваем его своим неразумием, используя только один вид очищения – исповедь, которой, кстати сказать, никто как следует не пользуется, а порой и не знают даже, как это делать.
    Прихожанка. А Вы мне можете об этом рассказать?
    Пресвитер. Могу, но как-нибудь в следующий раз. Вам уже более чем достаточно и того, что Вы сегодня услышали. Дай Бог вам одно это «переварить» и усвоить...

Разговор восьмой (Неделя 2-я Великого поста)

Очищаются ли забытые грехи в Таинстве Соборования?

    Прихожанка. Благословите, батюшка.
    Пресвитер. Спаси Вас Господи!
    Прихожанка. Батюшка, уже неделя прошла с последней нашей беседы, а я никак не могу «отойти» от нее. Настолько услышанное необычно и ново, что «переваривается» с трудом. И знаете, что я подумала?
    Пресвитер. Что же?
    Прихожанка. Что кроме исповеди и того, что мы уже перечислили, есть еще одно средство очищения от греха.
    Пресвитер. И что же это за средство?
    Прихожанка. Соборование! Не случайно же Церковь призывает к соборованию хотя бы раз в году.
    Пресвитер. Почему Вы решили, что к этому призывает Церковь?
    Прихожанка. Ну как же!? В каждом храме ежегодно Великим постом совершается соборование для всех желающих.
    Пресвитер. Это я знаю. Только не могу понять, причем здесь Церковь?
    Прихожанка. Я не понимаю Вашего вопроса.
    Пресвитер. Мы же с Вами уже говорили, что церковные традиции и учение Церкви не всегда могут отождествляться, и чтобы сказать, так учит Церковь или к этому призывает Церковь, надо сначала выяснить действительно ли это так.
    Прихожанка. А что, здесь тоже что-то не так?
    Пресвитер. Вот давайте об этом и поговорим, если у вас есть время.
    Прихожанка. Время для разговора с вами у меня всегда найдется!
    Пресвитер. Для начала скажите, учит ли Церковь о соборовании?
    Прихожанка. Да! Я помню, что об этом пишет апостол Иаков.
    Пресвитер. А что именно он пишет?
    Прихожанка. Точно не помню, только смысл...
    Пресвитер. Хорошо, давайте тогда прочитаем. Вот как он пишет в 5 главе своего Послания: «Болен ли кто из вас, пусть призовет Пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему» (Иак.5:14-15).
    Прихожанка. Да, да, именно это я и имела в виду.
    Пресвитер. А почему священнодействие, о котором поминает апостольское слово, называется Соборованием?
    Прихожанка. Наверное, потому что совершается соборно.
    Пресвитер. Что вы имеете в виду?
    Прихожанка. То, что все вместе в храме собираются для совершения Таинства.
    Пресвитер. А совершить его вне храма, например дома, можно?
    Прихожанка. Конечно, если кто-либо по причине болезни не может прийти сам, то к нему приходит священник.
    Пресвитер. А будет ли оно тогда соборным?
    Прихожанка. Ой! Не знаю. Наверное, нет. Или я что-то не так говорю.
    Пресвитер. Соборованием это Таинство называется в силу того, что молитва здесь должна твориться целым собором священников.
    Прихожанка. Да? А сколько должно быть священников?
    Пресвитер. От трех и более. Традиционным считается число семь, по счету читаемых Евангелий и помазаний. Кстати, в силу того, что видимым знаком исцеления служит освященный молитвой елей, оно называется также Елеосвящением.
    Прихожанка. А я никогда не видела, чтобы Елеосвящение совершали несколько священников.
    Пресвитер. А я вам больше скажу. В настоящем своем виде соборование должно совершаться не просто собором священников, а обязательно во главе с их епископом 186.
    Прихожанка. Да как же тогда возможно будет пособоровать всех желающих?
    Пресвитер. Конечно, пособоровать можно и без епископа, и даже одному священнику, но только в исключительных случаях. А когда исключение становится правилом, невольно возникает вопрос о законности совершаемого.
    Прихожанка. А разве не исключением является то обстоятельство, что у нас священников пока мало, а желающих собороваться много?
    Пресвитер. А кто вам сказал, что практика соборования всех желающих тоже является законной?
    Прихожанка. Если бы она была незаконной, ее бы не допускали. Хотя... исходя из того, что я уже от Вас слышала, это очень слабый аргумент. А Вы не знаете, откуда такая практика появилась?
    Пресвитер. Скорее всего этому способствовало утверждение той восточной традиции, согласно которой в четверг или субботу Страстной недели разрешается всем желающим без разбору приступать к Таинству Елеосвящения.
    Прихожанка. То есть не мы этот обычай придумали?
    Пресвитер. Вот именно, что обычай. Святитель Димитрий Ростовский так и говорит, что соборование всех желающих на Страстной совершается «по затвержденному церковному обычаю, а не по писаному преданию».
    Прихожанка. А откуда такой обычай мог появиться?
    Пресвитер. Трудно сказать в точности. Но известно, что уже в древности встречались такие случаи, когда здоровые, присутствуя при Елеосвящении больных, просили пресвитеров допустить и их к святому помазанию для получения благословения Божия и освящения или для утоления какого-либо легкого недуга, облегчения душевных страданий и скорбей. Снисходя к их просьбам, некоторые священники помазывали и здоровых, читая над ними те же молитвы, что и над больными. Говорят, что и древние славянские рукописи Требника также рекомендуют помазывать «всех требующих благословения сего»187, а в некоторых случаях дозволялось помазывать сами стены дома, где совершалось таинство. Последнее, как явно несообразное с совершаемым, постепенно перестали делать, тогда как первое, хотя тоже несообразное, продолжается и до наших дней.
    Прихожанка. А с какого времени такое Соборование стало совершаться?
    Пресвитер. Предполагается, что свое начало подобная практика получила в Восточной Церкви около V-VI веков, так как его употребление имеется в практике коптов, отделившихся от Церкви в середине V века, и яковитов, отступивших от нее в VI столетии.
    Прихожанка. А у нас подобная практика с какого времени появилась?
    Пресвитер. На Руси общее Елеосвящение стало известно лишь со второй половины XVI или первой половины XVII веков188, хотя и оно совершалось только в Московском Успенском соборе и некоторых кафедральных соборах России, а также в Свято-Троицкой Сергиевой лавре, в Кирилло-Белозерском и Соловецком монастырях.
    Прихожанка. И все?!
    Пресвитер. Представьте себе. И совершалось оно только в четверг Страстной седмицы, а не по нескольку раз в период Великого поста, и тем более не в другие уставные посты, как это стало практиковаться ныне почти в каждом храме.
    Прихожанка. А как же они могли всех желающих пособоровать?
    Пресвитер. Мало того, что не все желающие могли собороваться, но начиная с XVIII и вплоть до начала XX века эта практика постепенно стала забываться, так что уже во времена преп. Амвросия Оптинского этот обычай сохранялся только в Москве и Киеве189.
    Прихожанка. Что вы говорите!
    Пресвитер. Причем чин совершения общего Елеосвящения того времени совпадал с чином совершения его в греческих монастырях и несколько отличался от чина, совершаемого ныне у нас повсеместно.
    Прихожанка. И в чем же это отличие?
    Пресвитер. Главное отличие в том, что помазание совершалось не семь, а один раз со словами: «Благословение Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа во исцеление души и тела рабу Божию (имя) всегда, ныне, и присно и во веки веков, аминь». У нас же, как вы знаете, этот чин совершается по типу, предназначенному для совершения над одним больным, как это изложено в Требнике.
    Прихожанка. И что из этого?
    Пресвитер. А то, что некоторые из-за этого общее соборование даже не считали таинством190. Если же еще учесть всякие несуразности, допускаемые ныне при совершении таинства, то невольно задумаешься о правомочности его совершения.
    Прихожанка. А что за несуразности Вы имеете в виду?
    Пресвитер. Да хотя бы практику брать домой масло, оставшееся после совершения Таинства, которое, кстати, должно быть только оливковое и никакое другое, и помазывать им в течение года места своих болячек, в том числе и новых.
    Прихожанка. А что, этого нельзя делать?
    Пресвитер. Вот видите, Вы тоже так делаете и не считаете, что брать вещество таинства у Вас нет никакого права. Вам же не приходит в голову брать с собой воду, в которой вы крестились или освященные в Таинстве Евхаристии хлеб и вино! Почему же вы считаете, что можете брать с собой елей и использовать по своему назначению, вне таинства?
    Прихожанка. Так дают же!
    Пресвитер. А должны сжигать в церковной жаровне. Такое указание можно найти в любой настольной книге священнослужителя. Правда, некоторые, вырывая из контекста слова св. Иоанна Златоуста, приписывают ему то, что он совсем не имел в виду. И говорят, написано же у него: «Прими святый елей и помажь им все свое тело, язык, уста, шею, глаза».
    Прихожанка. А он действительно так говорит?
    Пресвитер. Говорит, но эти его слова никакого отношения не имеют к Таинству Соборования. Говоря так, он имел в виду всего лишь обычай брать елей из лампад от св. мощей, чудотворных и чтимых икон, и им с верой и молитвой крестообразно помазывать себя и ближних своих. Вот его слова полностью: «Прими святый елей и помажь все свое тело, язык, уста, шею, глаза, и никогда не впадешь в кораблекрушение пьянства, так как елей своим благоуханием напоминает тебе о подвигах мучеников, обуздывает всякое невоздержание, удерживает в великом терпении и побеждает душевные болезни»191.
    Прихожанка. Простите, батюшка, но из-за моих вопросов Вы так и не объяснили, почему общее соборование Вы не одобряете.
    Пресвитер. Главным образом из-за того, что мало кто задумывается о том, что участие в Таинстве Соборования может иметь неверную мотивацию, а значит, и привлекать вместо благословения осуждение Божие, как и при участии в любом другом таинстве Церкви с несоответствующей каждому таинству целью.
    Прихожанка. Что вы имеете в виду?
    Пресвитер. А то, что сейчас многие к Таинству Соборования относятся как к уникальному медицинскому средству от всех заболеваний или, что еще интересней, как к достаточно легкой, хотя и не всегда бесплатной, возможности получить прощение всех по забвению не упомянутых на исповеди грехов.
    Прихожанка. А я буквально недавно читала, кажется, у преподобного Амвросия Оптинского, что соборование очищает забытые прегрешения.
    Пресвитер. Действительно преподобного Амвросий не раз упоминает, что Таинство Соборования «очищает забытые и недоуменные грехи»192 и что именно в «прощении забвенных прегрешений» состоит главная его польза193, но при этом он не утверждает, что оно очищает все забытые грехи.
    Прихожанка. А что же имеет в виду св. апостол Иаков, когда говорит, что если больной сделал грехи, то через соборование они ему простятся.
    Пресвитер. Чтобы понять, о прощении каких грехов говорит апостол Иаков, необходимо для начала ознакомиться с правилами относительно совершения этого таинства.
    Прихожанка. А где эти правила можно найти?
    Пресвитер. Все необходимые правила можно найти в «Настольной книге для священно-церковно-служителей», составленной С. В. Булгаковым, а также в книге прот. Михаила Архангельского «О тайне святого Елея. Исследование об историческом развитии чиносовершения Елеосвящения».
    Прихожанка. И что же это за правила?
    Пресвитер. Первое и основное правило относительно совершения таинства заключается в том, что совершать его можно только над больными.
    Прихожанка. Простите, а можно сразу уточить, Вы имеете в виду болезни только тела или души тоже?
    Пресвитер. Под болезнями для совершения соборования подразумеваются, как правило, такие расстройства, которые так или иначе влияют на телесное самочувствие.
    Прихожанка. А если кто-то болен психически?
    Пресвитер. Такие болезни, которые психиатрия привыкла называть душевными (психическими), аскетика обычно именует нервными заболеваниями. Нервы же относятся к органам телесного состава, а следовательно, и так называемые душевные болезни по сути своей являются болезнями телесными, вызываемыми часто и чисто физическими причинами.
    Прихожанка. А если просто плохо на душе. Мучают тоска, уныние, сильная скорбь.
    Пресвитер. В этих состояниях, вопреки бытующему мнению, Таинство Елеосвящения не должно быть преподаваемо, ибо это не болезни, имеющие свою причину в органическом расстройстве, а именно состояния души, происходящие большей частью от внешних причин: вследствие потери родных, одиночества, расстройства житейского благосостояния, преследования от врагов и т.п. Для врачевания этих состояний рекомендуются меры нравственного свойства, к каковым относятся словесное утешение, состоящее в увещании, назидании, беседах, чтении, а также молитва, труды и прочее.
    Прихожанка. Значит, это не может быть поводом для соборования?
    Пресвитер. Скажу Вам больше: не всякому даже больному телесно требуется соборование, а только больному тяжело.
    Прихожанка. А откуда это видно?
    Пресвитер. На это, во-первых, указывает апостольское слово: «да призовет». Призывает же тот, кто уже не может прийти самостоятельно. Во-вторых, в молитвословиях самого чинопоследования таинства испрашивается «восстание от одра» того, кто именуется не просто болящим, а «люте болящим», недуги которого именуются «горькими болезнями», «неисцельными язвами», «болезнями тлетворными».
    Прихожанка. Вот как!
    Пресвитер. А так как Таинство Елеосвящения установлено и совершается для благодатного исцеления только больных тяжкими недугами, то из этого естественно вытекает еще одно правило, согласно которому нельзя совершать его над имеющими еще достаточное здоровье. Ведь Господь, установивший это благодатное врачевство, сказал, что «врача требуют не здравии, но болящии» (Лк.5:31). Следовательно, обычай помазывать здоровых тем елеем, который освящается для больных, неправомочен. Вот почему одно из правил гласит, что «маслоосвящение не бывает за канон, точию за недужных, по Апостольскому уставу»194. Смысл правила таков: Елеосвящение бывает правильным, законным (по канону) лишь тогда, когда совершается по Апостольскому установлению (Иак.5:14) над больными, а не над здоровыми или умершими.
    Прихожанка. Понятно.
    Пресвитер. Но не только имеющим достаточное здоровье запрещается участие в Таинстве Елеосвящения, но и далеко не всяким больным таковое участие разрешается безусловно.
    Прихожанка. Еще интересней!..
    Пресвитер. В этом отношении очень показательным является то правило, согласно которому лишаются соборования приговоренные к смертной казни, хотя бы они были при этом даже тяжко больными.
    Прихожанка. А почему, позвольте узнать?
    Пресвитер. Потому что неуместно молиться об избавлении от смерти и продолжении жизни того, который неминуемо должен подвергнуться лишению жизни согласно вынесенному судом приговору.
    Прихожанка. А как же практика соборования перед смертью? Я, например, к своей маме приглашала священника, чтобы он ее пособоровал и причастил...
    Пресвитер. Практика соборования перед смертью родилась из чуждой Православной Церкви идеи, что соборование является напутствием перед смертью.
    Прихожанка. А что, разве это не так?
    Пресвитер. Конечно, нет. В содержании чина Елеосвящения нет даже малейшего намека на приготовление болящего к смерти.
    Прихожанка. А что же тогда является напутствием перед смертью?
    Пресвитер. Таковым напутствием в православной традиции является причащение Святых Таин с предварительной исповедью и разрешением грехов. «Для отходящего, – по словам св. Феофана Затворника, – не столько потребно Елеосвящение, сколько Исповедь и Причащение, потому что Елеосвящение идет больному, чающему выздоровления» 195.
    Прихожанка. А если человек еще не умирает, но у него уже «все» болит по старости лет?
    Пресвитер. Даже в глубокой старости при отсутствии болезни как таковой нельзя собороваться, ибо старость сама по себе со всеми соответствующими ей немощами не является болезнью, а лишь возрастным периодом, ничем в сущности своей не отличающимся от любого другого периода человеческой жизни (младенчества, отрочества или мужества). Глубокие старики могут пользоваться свойственным их возрасту здоровьем, не испытывая болезней, и даже умирать безболезненно, от одной старости, и поэтому нет оснований в старости, проходящей без болезней, совершать Елеосвящение. Только тогда Елеосвящение сохраняет свой благодатный смысл и значение, когда старость постигает определенная тяжелая болезнь или тяжкое болезненное состояние.
    Прихожанка. А нельзя ли им собороваться, так сказать, для профилактики, чтобы не заболеть?
    Пресвитер. Вот именно, что нельзя собороваться в виду только предстоящих в будущем опасностей, болезней или смерти. Отсюда, кстати, запрещается собороваться при отправлении в опасное путешествие или на войну, а также во время повальных болезней: чумы, холеры и т.п.
    Прихожанка. А еще есть правила, не разрешающие соборовать больных?
    Пресвитер. В отношении к разуму таинство Елеосвящения не может быть преподано таким больным, которые находятся в сумасшествии, лишающем разумения, какого бы возраста они ни были, и таким, которые имеют еще несовершенное сознание, к каковым причисляются младенцы до 7 лет.
    Прихожанка. И детей нельзя соборовать? Почему?
    Пресвитер. Видимо, потому, что благодать Таинства Соборования усвояется лишь при условии сознательного ее восприятия...
    Прихожанка. Значит, нельзя соборовать и тех, кто вследствие болезни уже лишился сознания, впал, например, в кому?
    Пресвитер. Если это таинство не совершается при недостаточном сознании больных, то тем более нельзя совершать его над больными, находящимися в бессознательном состоянии, в каковое могут они впадать в различных болезнях головного мозга, при агонии, во время сна, включая и летаргический, в припадках эпилепсии и т.п.
    Прихожанка. Логично. А еще есть правила?
    Пресвитер. Есть. Их можно классифицировать по типу «отношения к Церкви».
    Прихожанка. Я так понимаю, что согласно этому правилу нельзя соборовать некрещеных и не исповедующих православной веры...
    Пресвитер. И еще тех, кто не вполне сохраняет этой вере верность.
    Прихожанка. Что Вы имеете здесь в виду?
    Пресвитер. В первую очередь отлучения в той или иной степени.
    Прихожанка. А о каких степенях отлучения Вы говорите? Я не очень понимаю.
    Пресвитер. Церковное отлучение, согласно канонам, обычно имеет три степени. К первой степени относится отлучение от причащения, без лишения церковных молитв и духовного общения196. Ко второй – отлучение не только от причащения, но и от молитв и от духовного общения с верными197. А к третьей – «анафема», или изгнание из общества христианского с лишением даже внешнего с ним общения 198. Исходя из этого, к таинству св. елея не могут быть допускаемы не только совсем отлученные от Церкви, но и кающиеся, т.е. временно отлученные от участия в Таинствах и соборных молитвах.
    Прихожанка. То есть, вы хотите сказать, что таких отлученных, хотя бы и больных, соборовать тоже нельзя?
    Пресвитер. Мало того, сюда же следует отнести и тех больных, которые приобрели болезни по собственной злой воле через намеренное членовредительство, принятие ядовитых веществ, покушение на самоубийство, раны, полученные от других во взаимно злонамеренном единоборстве, драке, кулачных боях, на дуэли, в грабительствах, разбоях, оскоплениях и т.п., потому что таковые тоже подпадают под разряд кающихся и, следовательно, теряют право на совершение Елеосвящения.
    Прихожанка. А это право они теряют навсегда?
    Пресвитер. Нет, конечно. Они вновь его приобретают после окончания церковной епитимии, сроки которой определяются теми же правилами.
    Прихожанка. Как все разумно!
    Пресвитер. И еще есть правило, согласно которому нельзя совершать Елеосвящение вторично над одним и тем же лицом в течение одной и той же болезни, как бы она ни была тяжела и сколь бы долго ни тянулась. В первый раз такое положение было выражено письменно в «Большом Требнике» в следующей форме: «Во едином и том же недузе тайна сия (св. елея) да не повторится, разве аще (недужный), долзе болезновав и к здравию пришед, паки в беду смертную впаднет».
    Прихожанка. А что значит, «к здравию пришед, и паки в беду смертную впаднет»?
    Пресвитер. Это означает, что вторично Елеопомазание может быть преподано однажды елеосвященному в таком только случае, если он, выздоровев после первого помазания, опять подвергнется этой же беде. Таинство это не должно повторяться над одним и тем же лицом именно в одной и той же болезни.
    Прихожанка. А ведь этого никто из нас не знает.
    Пресвитер. А теперь давайте вдумаемся во все эти правила и посмотрим, насколько обоснованным является широко распространенное мнение о том, что Таинство Елеосвящения является как бы неким дополнением к Таинству Исповеди, но не в особом случае, когда немощь болезненного тела не позволяет вполне воспользоваться последним, а вообще, будучи его безусловным продолжением, с уникальной возможностью избавиться от всех по забывчивости не сказанных на исповеди перед священником грехов.
    Прихожанка. И что же?
    Пресвитер. Если это мнение верно, тогда непонятно, почему Церковь лишает такого необходимого средства отправляющихся на войну, опасное путешествие или в глубокой старости, а тем более уже осужденных на смерть преступников? И если в таинстве, что называется, автоматически отпускаются все забытые и недоуменные грехи, тогда почему не допускаются к его участию недостаточные в разуме или лишенные его?
    Прихожанка. Законный вопрос. И каков же ответ?
    Пресвитер. Очевидно, что Церковь лишает этого таинства во всех вышеперечисленных случаях потому, что цель его заключается не в подчищении оставшихся грехов, а в чем-то другом. И доказательством тому может служить случай, о котором повествует архиепископ Вологодский Никон.
    Прихожанка. Так, так. Что это за случай?
    Пресвитер. «Когда мне было девять лет, – вспоминает он, – в нашем селе Чашникове, в 25 верстах от Москвы, умерла просфорница приходской церкви в возрасте 85 лет. Всю свою жизнь она провела в благочестии и чистоте и перед своей кончиной пожелала освятить себя Таинством Елеосвящения. Таинство это совершал над ней священник села Чашникова отец Иоанн в присутствии всего села. Болящая во все время соборования была в полной памяти. Как только прочтено было последнее, седьмое, Евангелие, она стала все более и более слабеть. Свеча выпала из ее рук, и дыхание незаметно прекратилось. Священник благословил усопшую иерейским благословением и, обратясь к родным, предложил им одеть ее в погребальные одежды, а сам стал разоблачаться. В этот момент все присутствующие видят, как усопшая открывает глаза, и слышат, как она тихо, но ясно говорит: «Святителю Христов, отче Николае! Тот грех содеян мной в юности и забыт мной. Но я виновна в нем и каюсь Господу перед тобой. Святитель Божий, прошу тебя, прости и разреши меня от этого греха». И с этими словами она тихо предала свой дух Богу»199.
    Прихожанка. Вот тебе и раз!
    Пресвитер. Как видите, и из этого случая можно сделать вывод, что далеко не все забытые грехи прощаются в Таинстве Елеосвящения.
    Прихожанка (в задумчивости): Да.
    Пресвитер. Да и так ли уж это необходимо? Мы в прошлый раз уже говорили о том, что забытые грехи врачуются скорбями, Богом определяемыми.. Видов скорбей много. Один из них – болезни нашего организма.
    Прихожанка. А ведь, правда, мы же болеем за грехи!
    Пресвитер. Вот, вот! Помните, прошлый раз мы рассматривали смысл домашних бедствий.
    Прихожанка. Очень хорошо помню. Я после этого нашла объяснение некоторым своим домашним «проблемам»...
    Пресвитер. Но что говорить о них, если, по слову того же св. Иоанна Златоуста, «самое тело наше, которое всего ближе и любезнее нам порой враждует против нас, когда мы согрешаем, отмщая нам горячками и другими болезнями и страданиями; если и раболепствующее тело наказывает владычествующую душу, когда она согрешает, не потому, чтобы оно хотело этого, но потому, что делать так заповедано ему»200.
    Прихожанка. А кем заповедано? Богом?!
    Пресвитер. Это же очевидно. Следовательно, кто не желает, чтобы к нему Господь применил такой способ очищения, тот пусть воспользуется любым из вышеперечисленных способов очищения. Но воспользуется до того, как Господь накажет его. Если же кто не успеет или не захочет, то ему придется потерпеть посланное наказание Божие, благодаря Его за попечение о нас. Если же кто-то при этом оказывается не в состоянии выдерживать заслуженного им наказания в виде болезни телесной, то «пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазавши его елеем во имя Господне, и, может быть, их молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему» (Иак.5:14-15). Ибо «много может усиленная молитва праведного» ... (Иак.5:16)
    Прихожанка. Споспешествуемая!
    Пресвитер. Я рад, что Вы это усвоили. Но при этом не надо забывать, что это всего лишь один из способов очищения грехов, и далеко не единственный.
    Прихожанка. Значит, я все-таки была права, когда сказала, что это еще один способ очищения грехов?
    Пресвитер. Да, так и есть. И к этому способу прибегает лишь тот, кто не воспользовался вовремя исповедью или другим каким-либо способом.
    Прихожанка. !!!
    Пресвитер. Но даже если и прибегнет болящий, исповедуя свою немощь, к помощи других, то он должен понимать, что благодать Божия, действующая на него через освященный елей, обнаруживает это действие по-разному: в одном – постепенным и совершенным избавлением от болезни, в другом – лишь временным облегчением от нее или даже только возбуждением сил к благодушному перенесению ее.
    Прихожанка. И все-таки я не поняла, какие же грехи прощаются через соборование?
    Пресвитер. Что до грехов, то обещанное прощение, очевидно, подается только от тех грехов, которые привлекли соответствующее наказание Господне, а не всех вообще, как многие несправедливо стали думать. В этом, собственно, и заключается, как мне кажется, суть данного Богом Таинства Елеосвящения.

Разговор девятый (Неделя Крестопоклонная)

Пассия – неуставное богослужение и чуждый нам опыт

    Прихожанка. Батюшка, благословите!
    Пресвитер. Помоги вам Господи!
    Прихожанка. Скажите, в какой день и во сколько у вас будет служиться пассия?
    Пресвитер. В нашем храме пассии не совершаются.
    Прихожанка. Как?! Совсем?
    Пресвитер. А почему они должны совершаться?
    Прихожанка. Но ведь Великий пост идет.
    Пресвитер. Да, я знаю.
    Прихожанка. А разве пассии не должны совершаться Великим постом?
    Пресвитер. Они вообще не должны совершаться в нашем богослужении, тем более Великим постом.
    Прихожанка. Вот это новость! А почему?
    Пресвитер. Потому что нет указаний на ее существование в Уставе Православной Церкви.
    Прихожанка. А откуда же эта служба появилась?
    Пресвитер. Чинопоследование этого «богослужения» составил в середине XVII века Киевский митрополит Петр (Могила).
    Прихожанка. А кто это? Вы уже не раз его имя упоминали и в не очень выгодном свете.
    Пресвитер. Это автор «Исповедания православной веры», составленного по латинским книгам и схемам 201, а также знаменитого и очень популярного у нас Большого Требника (Евхологиона), в котором отдельные чины и последования сопровождаются пояснительными статьями, взятыми из римского «Ритуала» папы Павла V-го. Из одного этого уже видно, что он достаточно свободно обращался с латинскими книгами, и, что всего печальней для нас, «то, что он находил в них, он и принимал за православие, как древнее предание»202.
    Прихожанка. Значит, и пассия – это латинский обряд?
    Пресвитер. Несомненно. В этом можно убедиться, узнав не только о его происхождении, но и из самого духа, который он в себе заключает.
    Прихожанка. А мы можем это сделать сейчас?
    Пресвитер. Давайте попробуем. Как вы знаете, пассии совершаются 4 раза в год: во второе, третье, четвертое и пятое воскресенья Великого поста, хотя существует практика совершения их в другие дни недели: среду или пятницу. В переводе с латинского passio означает страсть, страдание. И как ясно из самого названия, на этих службах вспоминаются спасительные страдания Господа Иисуса Христа. За каждой пассией прочитываются повествования об этом по очереди из каждого Евангелия. Поются песнопения из богослужения Великой пятницы. А в самом конце произносится проповедь с поучением об Искуплении.
    Прихожанка. А акафист?
    Пресвитер. Позже ко всему перечисленному добавили еще и пение акафиста Страстям Господним. Но в раннем чине его не было. Первоначально пассии были распространены только в южных областях России, и лишь к XX веку их стали совершать в нашей Церкви повсеместно.
    Прихожанка. То есть до XX века у нас пассии не совершались?
    Пресвитер. Представьте себе. И никто из известных мне святых на эту тему даже не рассуждал, если не считать св. Афанасия, ограничившегося высказыванием, что заимствованные от латинян пассии не вполне соответствуют духу православного Церковного Устава203.
    Прихожанка. А что в них плохого? Ведь служение пассий помогает нам достичь конечной цели Великого поста – сораспятия со Христом – и лучше подготовиться к празднику Пасхи!
    Пресвитер. Это Вы сами придумали или кто-то подсказал?
    Прихожанка. Это я усвоила из проповедей на пассии.
    Пресвитер. Я так и думал. Но боюсь, что Вы и те, кто Вам это говорил, глубоко заблуждаетесь.
    Прихожанка. Поясните.
    Пресвитер. Во-первых, давайте поговорим о сораспятии. Насколько я понимаю, употребляя этот термин, Вы имеете в виду некое чувство к страдающему Христу. Правильно?
    Прихожанка. Не некое, а конкретное чувство сострадания. Вся обстановка на пассии располагает к тому, чтобы живо поскорбеть о человеческой неправде и об ужасных мучениях Христа. Этим мне пассии и нравятся.
    Пресвитер. А Вас не настораживает тот факт, что сораспинаться со Христом, сопереживая Его крестную муку, есть едва ли не самое существенное в западной аскетической практике подражание Христу и что основной «добродетелью» католических святых является «компассио», т.е. сомучение со Христом, выражаемое поглощением Его внешним страдальческим видом, вплоть до стигматизации?
    Прихожанка. А что такое стигматизация?
    Пресвитер. Стигматизация – это как бы овеществленное сострадание Христу. Стигматы в буквальном переводе с греческого языка означают укол, клеймо. Стигматами называют постоянно кровоточащие язвы, являющиеся на теле подвижников в местах крестных страданий Иисуса Христа, т.е. на голове, груди, ладонях и ступнях. Эти раны, как считают специалисты, появляются тогда, когда сознательная жизнь целиком поглощается каким-нибудь ярким образом, сопровождаемым мощным мысленным внушением, стремящимся перенести страдания воображаемого образа в физические ощущения тела204. По утверждению св. Игнатия Брянчанинова, старания западных подвижников и сводятся в основном к тому, чтобы «оживить чувства, кровь и воображение»205. Особенно любят они это делать при воспоминании о земных страданиях Христа. Первый стигматик, Франциск Азисский206, по свидетельству жизнеописателей, «опьяненный любовью и состраданием ко Христу, иногда поднимал кусок дерева с земли и, взяв его в левую руку, правою водил по нему на манер смычка по скрипке, припевая французскую песнь о Господе Иисусе Христе», которая оканчивалась слезами жалости о страданиях Христа и усиленными вздохами 207. Он же первый и стал утверждать, что степень святости определяется степенью страданий при виде распятого Христа208.
    Прихожанка. Я этого не знала, хотя что-то отдаленное об этом и слышала.
    Пресвитер. К той же цели стремится и автор фильма «Страсти Христовы».
    Прихожанка. А что, этот фильм плохой?
    Пресвитер. Вопрос некорректный, потому что понятия «плохой» или «хороший» есть понятия относительные. Помните шутку: что русскому хорошо, то немцу смерть. Что полезно одному, другому может оказаться неполезным. В каких-то случаях и яд может оказаться полезным... Но то, что фильм этот сделан в лучших традициях католической духовности, нет никаких сомнений.
    Прихожанка. Ну, не знаю, мне фильм понравился, и не мне одной...
    Пресвитер. А Вам не показалось, что он чрезмерно натурален, местами жесток к зрителю?
    Прихожанка. Да, я согласна, что для имеющих, например, слабую нервную систему этот фильм может оказаться пагубным. Но в целом же фильм потрясающий!
    Пресвитер. Вот Вы и ответили на свой вопрос. Этот фильм – потрясающий нервную систему. Но причем здесь духовная жизнь? На этот счет, мне помнится, есть интересное письмо св. Игнатия. Сейчас поищу... А вот оно. Смотрите, здесь и характеристика обсуждаемого нами фильма и рекомендация отношения к нему: «Не читай (в нашем случае, не смотри) никаких инославных сочинителей: у них Дух Святый заменен кровию необузданною, пламенною; они могут завлечь в пропасть – и завлекают туда многих. Упоминаемое тобою «действие», произведенное в тебе чтением Писания (просмотром фильма) – какое впечатление имели на Иоанна Богослова и Мироносиц отдаленные звуки молотов, ударявших в гвозди при распятии Спасителя (как ужасно больно было Спасителю в это время и какие нечеловеческие муки Он вынес ради нас), было «кровяное». Пойми: потрясены были нервы. Таковые действия отвергаются в духовном подвиге, называются «прелестными», т.е. происходящими от самообольщения и приводящими к нему, потому что они не от благодати Божией, а собственное состояние человеческое, свойственное естеству нашему падшему, до которого дойдено напряжением воображения и чувствительности»209. Хорошо ли это? По его словам, очень нехорошо, ибо создает почву к самообольщению. Чтобы этого не случилось, «должно держать себя в состоянии ровности, тишины, спокойствия, нищеты духа, удаляясь тщательно от всех состояний, производимых разгорячением крови и нерв» 210.
    Прихожанка. А что же тогда имеет в виду св. ап. Павел, когда говорит: «Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос»? (Гал.2:19-20)
    Пресвитер. Совсем не то, что имеют в виду католики и им сочувствующие. Сораспинаться Христу надо не желанием вжиться в Его состояние и ощутить мысленно или чувственно то, что ощущал Он при Своем распятии, а умерщвлением страстей. В сораспятии Христу ветхий наш человек распинается с Ним в купели крещения, освобождаясь от грехов (Рим.6:3-7), так что человек перестает делать неугодное Богу.
    Прихожанка. Спасибо за разъяснение.
    Пресвитер. А теперь давайте вернемся к пассии, на которой совершающие ее всеми силами стараются возбудить слезы о себе или, что еще хуже, о Христе. Вот что рекомендует св. Игнатий: «Не ударяй себя ни в грудь, ни в голову для исторжения слез: такие слезы – от потрясения нервов, кровяные, не просвещающие ума, не смягчающие сердца. Ожидай с покорностью слез от Бога. Какой-то святой, невидимый перст, какой-то тончайший помысл смирения коснется сердца и придет слеза тихая, слеза чистая, изменит душу, не изменит лица; от нее не покраснеют глаза – кроткое спокойствие прольется в выражение лица, соделает его ангелоподобным» 211.
    Прихожанка. Я поняла, что имел в виду св. Игнатий, но мне непонятно, что имели в виду Вы, когда сказали, что о Христе плакать плохо?
    Пресвитер. А это не я сказал. Это Он сам сказал. Откройте Евангелие и прочтите прямое обращение к себе: «Дщери Иерусалимские! не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших» (Лк.23:28). Хотите объяснение?
    Прихожанка. Вы еще спрашиваете?! Я жду с нетерпением.
    Пресвитер. Прочитаю Вам толкование блаж. Феофилакта: «Женщины, эти создания, удобоподвижные на рыдания и плач, плачут так, как бы Господа постигла какая напасть, и тем выражают свою сострадательность и сетование о человеческой неправде...». Не в этом ли цель пассии, по Вашим словам?
    Прихожанка. Слушаю и удивляюсь. И что же дальше?
    Пресвитер. «...А Он не только этим недоволен, но даже возбраняет им. Ибо Он страдал добровольно, а страждущему добровольно, и притом за спасение всего рода человеческого, приличествуют не слезы, а одобрение и прославление. Крестом и смерть разрушена, и ад пленен. Слезы приносят утешение не тем, кои страждут добровольно, но тем, кои страждут невольно. Поэтому Он возбраняет им плакать о Нем»212.
    Прихожанка. Вот оно что оказывается!
    Пресвитер. Обратили внимание на слова, что не слезы здесь уместны, а одобрение и прославление?
    Прихожанка. Но плакать о себе Он же не возбраняет!
    Пресвитер. А это уже ответ на Ваш второй тезис, что служение пассий Великим постом якобы помогает нам лучше подготовиться к празднику Пасхи. Св. Иоанн Златоуст в «Слове против иудеев» пишет об этом вполне определенно: «Если иудей и эллин спросят тебя: для чего ты постишься? Не говори, что для Пасхи или креста: этим ты дашь ему сильное оружие против тебя. Нет, мы постимся не для Пасхи и не для креста, но ради своих прегрешений».
    Прихожанка. Но разве это мешает приготовлению к Пасхе?
    Пресвитер. Слушайте дальше: «Пасха же есть предмет не поста и плача, но веселия и радости. Ибо крест изгладил грех, сделался очищением всего мира, примирением долговременной вражды; отверз врата небесные, людей ненавистных (Богу) сделал друзьями, возвел наше естество на небо и посадил одесную Престола, доставил нам и другие бесчисленные блага. Итак, из-за всего этого должно не плакать и сокрушаться, а веселиться и радоваться. Поэтому и Павел говорит: «мне же да не будет хвалитися, токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа» (Гал.6:14). И опять: «составляет же свою любовь к нам Бог, яко еще грешником сущим нам, Христос за ны умре» (Рим.5:8). И Иоанн вот что говорит: «тако бо возлюби Бог мир» (Ин.3:16). Как, скажи? Умолчав обо всем прочем, он указал на крест. Ибо сказав: «тако бо возлюби Бог мир», прибавил: «яко и Сына Своего Единороднаго дал есть на распятие, да всяк веруяй в Онь, не погибнет, но имать живот вечный». Итак, если крест есть предмет любви и похвалы, то не будем говорить, что мы из-за него плачем: нет, мы плачем не из-за него, но из-за своих прегрешений. Вот почему мы постимся» 213. Вы заметили, что согласно православной духовности воспоминание страстей Христовых должно вызывать чувство не скорби и со-жаления или со-страдания, а радости и благодарности. О кресте нужно не скорбеть, а хвалиться! Крест – это и есть Пасха!
    Прихожанка. Но ведь на Страстной неделе в Церкви еще никто не призывает к радости.
    Пресвитер. То, что у нас на богослужениях Страстной сохраняется плаксивый тон, это заслуга все тех же католиков, на которых мы не перестаем заглядываться. Возьмите наши древнерусские напевы Страстной и убедитесь, что дух в них содержится совсем иной. Они вызывают не столько скорбь, сколько благодарность за то, что «так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин.3:16). И даже сами стихиры Великой пятницы совпадают с пасхальными не только по гласам, но и по напевам.
    Прихожанка. А где эти напевы можно послушать?
    Пресвитер. К сожалению, этих напевов в наших храмах, за исключением единичных приходов и монастырей Русской Церкви, вы не услышите, хотя их рекомендовал Святейший Патриарх Алексий еще в апреле 1948 года, прямо говоря, что «мы должны сделать все возможное для того, чтобы изгнать мирской дух из нашего церковного пения, обратиться к древним его прекрасным образцам, столь любезным сердцу верующего и молящегося православного христианина»214.
    Прихожанка. Что значит «изгнать мирской дух»? Вы хотите сказать, что пение в наших храмах недуховное?
    Пресвитер. Во-первых, это говорю не я, а Святейший Патриарх. А во-вторых, слушайте, что он говорит далее: «К величайшему прискорбию приходится сказать, что в настоящее время... вместо небесной музыки, какая слышалась в древних строгих и величественных распевах, мы слышим мирское легкомысленное сочетание звуков. И, таким образом, пение в храмах наших, особенно в городских, не соответствует той цели, которую оно должно преследовать, и храм из дома молитвы часто превращается в зал бесплатных концертов, привлекающих публику, а не молящихся, которые поневоле должны терпеть это отвлекающее от молитвы пение... Такое пение не только не возбуждает молитвенного настроения, но вызывает возмущение у богомольцев и слушается с удовольствием только теми, кто стоит в храме как в театре, и кто пришел сюда не молиться, а ласкать слух привычными светскими мелодиями»215.
    Прихожанка. А ведь так оно и есть! Особенно заметно это там, где есть возможность содержать профессиональные хоры.
    Пресвитер. К сожалению, профессионализм не всегда сочетается с церковным духом.
    Прихожанка. Скажите, а каков должен быть критерий, согласно которому было бы видно, что храмовое пение соответствует или не соответствует своей цели?
    Пресвитер. Критерий простой. Храмовое пение должно быть духовным и по цели, и по характеру своему.
    Прихожанка. То есть, если я правильно понимаю, цель пения должна соответствовать цели духовной жизни, т.е. спасению от греха и соединению с Богом?
    Пресвитер. Совершенно верно, церковное пение – это средство богопознания, а не эстетического наслаждения, и поэтому оно не может рассматриваться исключительно сквозь призму эстетического чувства, как это принято в светском искусстве. Кроме того, церковное искусство обязано умерщвлять в себе все то, что для искусства мирского является питательной средой, ибо последнее рождается и развивается в мире, во зле лежащем (1Ин.5:19).
    Прихожанка. А как увидеть светскость в пении, когда ничего не смыслишь в области музыки?
    Пресвитер. А для этого вовсе не требуется специального музыкального образования. Чтобы понимать, каков должен быть истинный дух храмового пения, вполне достаточно вести правильную духовную жизнь.
    Прихожанка. А Вы можете привести конкретные примеры, чтобы мне было понятно, что я имею дело с пением недуховным?
    Пресвитер. Таких примеров можно привести большое количество, но я предлагаю ограничиться хотя бы тем явлением, на которое обращал внимание еще в IV веке св. Иоанн Златоуст: «Чего мы желаем и требуем? Того, чтобы, вознося божественные песнопения, вы были проникнуты великим страхом и украшены благоговением, и таким образом возносили их. Из присутствующих здесь есть люди, которые, не почитая Бога и считая изречения Духа обыкновенными, издают нестройные звуки и ведут себя нисколько не лучше беснующихся, колеблясь и двигаясь всем телом и показывая нравы, чуждые духовному бдению. Жалкий и несчастный! Тебе должно с изумлением и трепетом возносить ангельское славословие, со страхом совершать исповедание пред Создателем и чрез это испрашивать прощение грехов; а ты переносишь сюда обычаи шутов и плясунов, безобразно протягивая руки, припрыгивая ногами и кривляясь всем телом. Как ты не боишься и не трепещешь, дерзко слушая такие изречения? Разве ты не знаешь, что здесь невидимо присутствует сам Господь, измеряя движение каждого и испытывая совесть? Разве ты не знаешь, что ангелы предстоят этой страшной трапезе и окружают ее со страхом? Но ты не разумеешь этого, потому что слышанное и виденное тобою на зрелищах помрачило твой ум, и совершаемое там ты вносишь в церковные обряды, обнаруживая бессмысленными криками беспорядочность своей души»216.
    Прихожанка. Вот это да! Он говорит так, как будто живет в наше время. И если я правильно поняла его мысль, характер пения зависит главным образом от состояния души.
    Пресвитер. Совершенно верно. В первую очередь следует обратить внимание на духовное состояние поющих и рассмотреть, сохраняется ли у них во время их пения должное благоговение перед Богом. «Ибо, – как продолжает далее св. Златоуст, – как ты испросишь прощение своих грехов? Как преклонишь на милость Господа, принося моление столь небрежно? Ты говоришь: помилуй мя, Боже, а сам обнаруживаешь нрав, противный помилованию. Взываешь: спаси мя, а сам принимаешь вид, чуждый спасения. Помогут ли сколько-нибудь молитве руки, непрестанно поднимаемые кверху и движимые беспорядочно, и сильный крик, производимый напряженным дуновением воздуха, но не имеющий смысла»? 217
    Прихожанка. Значит, светским или мирским является то пение, которое не только не вызывает духовных чувств, но и производит обратные им ощущения?
    Пресвитер. Именно так.
    Прихожанка. И насколько я поняла из уже услышанного, случилось так, что в нашей Церкви светский элемент пения практически вытеснил духовный.
    Пресвитер. Да. И этот факт признается многими духовными лицами на протяжении многих десятилетий, если не сказать столетий.
    Прихожанка. А с какого времени и откуда появился этот светский элемент?
    Пресвитер. Этот светский элемент, начиная с XVI века, постепенно стал входить в нашу певческую практику из западной традиции, появившейся после отпадения от Церкви и идущей по пути все более и более усугубляющегося отхода от богослужебного канона. Вот почему просвещенные Духом Святым заявляют, что «западный элемент пения никак не может быть соглашен с духом Православной Церкви»218.
    Прихожанка. Значит, то пение, которые мы слышим сегодня в наших храмах, полностью пропитано этими западными началами?
    Пресвитер. К сожалению, это так. Именно этим только и можно объяснить, что «пение, ныне взошедшее во всеобщее употребление в православных церквах, необыкновенно холодное, безжизненное, какое-то легкомысленное, срочное», выражающее «настроение западное, земное, душевное, страстное или холодное, чуждое ощущения духовного» 219.
    Прихожанка. Но говоря такое, Вы, видимо, имеете в виду пение нотное, сочиненное композиторами? А ведь есть пение народное, простое и задушевное. Возьмите хотя бы молитву «Царице моя Преблагая».
    Пресвитер. О, да! Вы привели очень удачный пример не только недуховного пения, но и внецерковного.
    Прихожанка. Это почему же!?
    Пресвитер. Еще будучи семинаристом я слышал, что этот тоскливо-жалостный мотив заимствован из мещанской песенки покинутой женщины: «Сухой бы я корочкой питалась, холодну воду бы пила...». А уже впоследствии прочитал где-то воспоминания не так давно жившего священника, который, услышав на этот мотив «Сухой корочки» церковную молитву «Царице моя Преблагая», пришел в ужас и стал увещать своих певчих больше так не кощунствовать. И что же мы видим?... Сегодня эту «Сухую корочку» поют в храмах повсеместно, и даже влагают эту тоскливую мелодию в уста Самой Пресвятой Богородице на слова «Величит душа Моя Господа».
    Прихожанка. М-да... Вы опять для меня делаете открытие!
    Пресвитер. Но тому есть еще много примеров. К примеру, можно также услышать танцевальную композицию некоего Шишкина на слова 33 псалма, берущую свое начало из советского Ленинграда, или канон Пасхи на мотив «Барыня сударыня», или троекратное «Господи, помилуй», навеянное тоскливыми романсами вроде тех, как «Не ходи, Грицю» или «Маруся отравилась»! И ведь поют же не только с удовольствием, но и завидным упорством.
    Прихожанка. Простите, но мне кажется, это все-таки лучше, чем органная музыка, звучащая ныне в католических и протестантских храмах...
    Пресвитер. Скажите, а сильно ли отличается органная музыка от принятого у нас гармонического трезвучия? В наших хорах человеческие голоса работают вместо инструментов, вот и вся разница. Кстати, если вы спросите поющих в таких хорах, о чем они думают и что переживают во время пения, то окажется, что в большинстве своем эти живые инструменты совсем не думают о содержании того, что поют и заботятся только о том, чтобы правильно исполнить свою партию.
    Прихожанка. Я с Вами полностью согласна, ибо сама немного пела в хоре и помню, как переживала о том, чтобы попасть в нужный тон и правильно взять нужную ноту.
    Пресвитер. Вот, вот. Но я скажу больше, что в практическом отношении органная музыка даже предпочтительней звучащего в нашем храме так называемого пения.
    Прихожанка. Простите, не поняла!?...
    Пресвитер. А что тут непонятного, подобное пение без инструментального сопровождения очень трудно для исполнения: во-первых, нужны разные голоса, чтобы исполнять соответствующие партии, а во-вторых, достаточный для того профессионализм исполнителей. А теперь посчитайте, сколько ныне открыто у нас приходов и монастырей и сколько для них необходимо соответствующего уровня певцов!
    Прихожанка. Да, в большинстве приходов поют, как могут.
    Пресвитер. Вот я именно об этом и толкую. Хоры профессионального уровня всегда трудно было создавать и содержать, поэтому в основном повсюду наблюдается самодеятельность низкого уровня. А если еще учесть, что подобная самодеятельность часто претендует на исполнение заведомо непосильных композиций, то неудивительно, что в результате в каждом русском храме сегодня мы слышим непременно плохое пение.
    Прихожанка. Плохое с точки зрения исполнения?
    Пресвитер. Конечно, я сейчас имею в виду только внешнюю, техническую сторону. Со стороны же внутренней, как уже было сказано, это пение никак нельзя называть духовным.
    Прихожанка. А Вы можете сказать, какие именно ощущения должны вызываться пением, чтобы их можно было назвать духовными?
    Пресвитер. С одной стороны, так как первое познание человека в области духовной есть познание своей греховности, такому познанию вполне гармонирует чувство покаяния и плача. С другой стороны, падший человек получил возможность спасения во Христе, и это не может не вызывать в нем чувства радости.
    Прихожанка. Но ведь это противоположные друг другу чувства. Разве можно их объединить?
    Пресвитер. Вполне. Представьте сидящего в тюрьме заключенного, которому объявили о скором освобождении. Он будет радостен от этого известия и одновременно печален, потому что еще находится в тюрьме. Именно это чувствование, называемое в православной аскетике, «радосто-печалием» и должно выражать характер церковных песнопений.
    Прихожанка. И Вы можете назвать напевы, которые это чувство выражают?
    Пресвитер. В первую очередь «это чувство вполне выражается знаменным напевом, который еще сохранился в некоторых монастырях и который употребляется в единоверческих церквах»220.
    Прихожанка. А что это за напев?
    Пресвитер. Это русская переработка византийского (греко-сирийского) церковного осмогласия.
    Прихожанка. А почему он так странно называется?
    Пресвитер. Есть мнение, что название «знаменный» происходит от древнеславянского слова «знамя», означавшего вообще знак, в том числе и нотный. Так что знаменная мелодия могла называться так для отличия от мелодий незнаменных, то есть ненотных, незаписанных221.
    Прихожанка. Значит, любое нотное пение можно называть знаменным?
    Пресвитер. Сейчас уже нет. Если принять во внимание уставную полноту и духовный характер знаменной мелодии, то смело можно утверждать, что этот распев называется так потому, что является мелодическим знаменем русского Православия, отличающим ее как от Церквей инославных, так и от православных Церквей других народов 222.
    Прихожанка. Вы хотите сказать, что знаменная мелодия точнее всех других наших мелодий отражает духовный характер и каноничность церковного пения?
    Пресвитер. Священный Синод, издавая «Учебный обиход нотного пения», называет вполне уставным только знаменный распев, по причине того, что он один имеет полное осмогласие и вполне отвечает всем требованиям церковно-богослужебного Устава относительно церковного пения223.
    Прихожанка. Хорошо. А в чем же конкретно выражается его духовность?
    Пресвитер. Духовность знаменной мелодии выражается как в самом характере общего мелодического строя, так и в особенностях его структуры.
    Прихожанка. Поясните.
    Пресвитер. Во-первых, в знаменном распеве устранено все двигательно-телесное, как песенная периодичность, так и танцевальная ритмика, и вообще все, что вызывает телесно-мышечные ассоциации.
    Прихожанка. А во-вторых?
    Пресвитер. Во-вторых, всему этому противопоставлены особые принципы организации мелодии, которые сравнимы с принципами иконописи, создающими то самое, что кажется нам в иконе странным. А так как «знаменный напев подобен старинной иконе», то и «от внимания ему овладевает сердцем то же чувство, какое и от пристального зрения на старинную икону, написанную каким-либо святым мужем. Чувство глубокого благочестия, которым проникнут напев, приводит душу к благоговению и умилению. Христианин, проводящий жизнь в страданиях, борющийся непрестанно с различными трудностями жизни, услышав знаменный напев, тотчас находит в нем гармонию со своим душевным состоянием»224.
    Прихожанка. А Вы можете сказать, что это за принципы, или это сложно объяснить?
    Пресвитер. Основной принцип организации богослужебного пения христианскими подвижниками формулируется так: «Гласное пение есть указание на вопль умный внутри» 225. Из чего следует, что пение церковное не может не быть связанным с так называемым «умным деланием». Оно из него проистекает и им же проверяется.
    Прихожанка. А что такое «умное делание»?
    Пресвитер. Обычно под этим разумеют молитвенное делание, совершаемое умом в сердце. И важным условием такого делания является немечтательность ума.
    Прихожанка. Да, да, я читала, что во время молитвы ничего нельзя себе представлять.
    Пресвитер. Именно в предупреждение возникновения мечтаний святая Церковь и приняла иконы, перед которыми заповедала стоять как бы в присутствии тех, к кому обращаемся в молитве, стараясь при этом хранить ум безвидным, ибо «величайшая разница быть в присутствии Господа и предстоять Господу или воображать Господа» 226. На этом принципе создана и вся храмовая обстановка «с той целью, чтобы мы, по мере сил наших, от священнейших изображений восходили к тому, что ими означается, – к простому и не имеющему никакого чувственного образа»227.
    Прихожанка. Я поняла, к чему вы это говорите! Пение, как и все, что есть в храме, должно быть приспособлено к той же цели!
    Пресвитер. Совершенно верно. И по своей структуре именно унисонный знаменный распев способствует духовному деланию. Ибо «если одноголосие представляет собой ряд звуков, расположенных во времени, образующих некую длящуюся во времени линию, вызывающую в нашем сознании ощущение чистой временной длительности, не связанной ни с какими пространственными представлениями, то звуки, взятые одновременно и образующие одновременное созвучие или многоголосие, неизбежно вызывают в сознании какие-то пространственные ощущения. Наше же сознание устроено так, что пространство не мыслится вне материи, вне вещества, и абсолютный вакуум может быть представлен лишь чисто теоретически. Вот почему одноголосие вызывает в нашем сознании представление о некоем нематериальном, духовном процессе, в то время как в многоголосии этот процесс как бы обретает телесность. И если одноголосие, или монодия, представляет собой проявление истинной, «непарительной молитвы», молитвы не душевной, но духовной, то многоголосие представляет собою обрастание этой молитвы чувственностью и душевностью, отчего «непарительная молитва» превращается в «молитву развлеченную», в молитву, сопровождаемую чувственными образами»228.
    Прихожанка. Не этим ли объясняется факт рассеянности ума у присутствующих в храме во время совершаемого у нас богослужения?
    Пресвитер. И не только рассеянность, но и непонимание характера богослужебного пения объясняется отсутствием правильно организованного молитвенного делания и пения. И пассии тому – наглядный пример.

Разговор десятый (Пасха. Воскресение Христово)

О цели Божественной литургии

    Прихожанка. Христос воскресе, батюшка!
    Пресвитер. Воистину воскресе!
    Прихожанка. Батюшка, мне особенно радостно от того, что Вы меня допустили к причащению. Было необычно, что причащались, как мне показалось, все, кто был сегодня в храме.
    Пресвитер. Так ведь Пасха! Как иначе!?
    Прихожанка. А в нашем храме, куда я долгое время ходила, на Пасху почти никто не причащается. Редко-редко кого священник наш допускает.
    Пресвитер. И как он это аргументирует?
    Прихожанка. А он говорит, что для этого было время Великого поста.
    Пресвитер. Парадокс, но, к сожалению, пока еще распространенный! Время покаяния, когда и само служение литургии очень редкое, считается лучшим временем для причащения, а самое радостное время в году, когда Устав предписывает ежедневное служение литургии, в этом отношении представляется неудобным.
    Прихожанка. Но, может, и правда, это время неудобное?
    Пресвитер. Для кого?
    Прихожанка. В первую очередь, наверное, для священника. Он же всю Страстную седмицу служит, всех исповедует, бывает, что и до самой ночи.
    Пресвитер. Так он сам себе создает эти сложности.
    Прихожанка. Простите, я не поняла.
    Пресвитер. А зачем он исповедует,... да еще до самой ночи?
    Прихожанка. Так все же стремятся причаститься в Великий четверг или в Великую субботу.
    Пресвитер. А кто им мешает?
    Прихожанка. Опять не поняла. Им же надо исповедоваться перед причащением!
    Пресвитер. Так для этого же был весь Великий пост! Что же они не воспользовались этим временем как должно?
    Прихожанка. Но перед Причащением все равно ведь надо исповедаться!
    Пресвитер. Это вовсе не обязательно, а на Страстной или Пасхальной неделе к тому же еще и неуместно.
    Прихожанка. Это почему же?
    Пресвитер. Потому что в эти святые дни Церковь наше внимание обращает на Христа и совершенное Им дело нашего спасения. И вовсе не уместно в это время думать о себе, своих грехах и тому подобном. А у нас получается все навыворот. В то время, когда нужно вспоминать о грехах, мы вспоминаем о страданиях Христа – на пассиях, а когда действительно пришло время воспоминания страстей Христовых, мы начинаем вспоминать свои прегрешения. Что же касается самого причащения, то исповедь перед ним не является обязательной, как это вы можете увидеть на примере нашего священства, которое далеко не всегда исповедуется, готовясь причащаться.
    Прихожанка. Но так, то священство!
    Пресвитер. В отношении причащения священнослужитель и прихожанин ничем друг от друга не отличаются, разве что образом причащения229.
    Прихожанка. Вы хотите сказать, что и я причащаться могу так же на каждой литургии, как это делают священники?
    Пресвитер. Конечно, а на предстоящей Светлой седмице даже обязаны.
    Прихожанка. Почему обязана?
    Пресвитер. Согласно правилу VI Вселенского собора, которое гласит: «От святаго дня воскресения Христа Бога нашего до недели новыя, во всю (светлую) седмицу верные должны во святых церквах непрестанно упражняться во псалмах и пениях и песнях духовных, радуясь и торжествуя во Христе, и чтению Божественных писаний внимая, и святыми тайнами наслаждаясь»230. Наслаждаться же св. Тайнами вы не можете не причащаясь!
    Прихожанка. Так это что же, опять надо поститься? Уже сил нет!
    Пресвитер. Как же можно поститься в день празднования Светлого Христова Воскресения!
    Прихожанка. Вы хотите сказать, что и поститься не нужно перед причащением?
    Пресвитер. Поститься нужно, но так, как устанавливает Святая Церковь.
    Прихожанка. О чем и речь. Перед причащением надо поститься три, а в крайнем случае один день. Получается, что надо будет поститься всю Светлую седмицу, если каждый день причащаться.
    Пресвитер. То есть, вы хотите сказать, что когда собираетесь в воскресный день причащаться, то в субботу поститесь?
    Прихожанка. А как же? Конечно.
    Пресвитер. А что Вы скажете на следующее правило святых Апостолов: «Если кто из клира усмотрен будет постящимся в день Господень, или в субботу, кроме одной только (Великой субботы): да будет извержен. Если же мирянин: да будет отлучен»?231
    Прихожанка. Ничего не понимаю, а почему же тогда все постятся?...
    Пресвитер. Не все! Священники это правило блюдут. И, насколько мне известно, никто из них никакого специального поста перед причащением не держит. Зато для своих чад многие из них доводят пост перед причащением до целой недели, соответственно указанию Типикона (гл. 32), совершенно не вникая в смысл этого указания и тем более не думая применять его к себе лично. Не сбывается ли над такими слово Христово, говорящее о тех, которые «связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их»? (Мф.23:4)
    Прихожанка. А как же быть?
    Пресвитер. Если вы соблюдаете все установленные посты: Великий, Рождественский, Успенский, Петров, среду, пятницу и другие, то вам не нужно дополнительно еще держать пост перед причащением, за исключением евхаристического, состоящего в том, чтобы не вкушать еду после полуночи. Так что приходите причащаться, чтобы мне не пришлось говорить вместе со св. Иоанном Златоустом, что опять напрасно приносилась Жертва, и напрасно мы предстояли пред алтарем Господним! 232
    Прихожанка. Вы хотите сказать, что это может быть из-за меня?
    Пресвитер. Из-за вас и всех тех, кто только будет присутствовать на литургии, а не участвовать в ней...
    Прихожанка. Да как же это возможно, чтобы не было пользы от совершения Божественной литургии? Ведь на литургии совершается сугубое поминовение и молитва за весь мир, а приносимая Жертва освящает все вокруг и особенно нас, присутствующих при Ее приношении!
    Пресвитер. Все это так и в то же время не так! Вы знаете, что литургия – это общее дело?
    Прихожанка. Да, так и переводится слово «литургия».
    Пресвитер. И знаете, какое это дело?
    Прихожанка. Прежде всего молитва!
    Пресвитер. Нет. Господь Сам объявил цель литургии, сказав: «Сие творите в Мое воспоминание» (Лк.22:19). А именно: «Приимите, ядите: сие есть Тело Мое» и «Пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф.26:26-28). Никакой другой цели Им больше не было указано. На эту же цель как единственную указывает и Святая Церковь через чин Божественной литургии, установленные правила и высказывания своих учителей.
    Прихожанка. Простите, а какие правила Вы имеете в виду?
    Пресвитер. Например, правило святых Апостолов гласит: «Если епископ, пресвитер, или диакон, или кто другой из священного списка при совершении приношения не причастится, пусть представит причину, и, если она благословна, да будет извинен. Если же не представит, то да будет отлучен от церковного общения, как ставший причиной вреда народу и наведший подозрение на совершавшего, что тот как бы неправильно совершал Приношение»233.
    Прихожанка. Но ведь это относится к священнослужителям!
    Пресвитер. А к кому тогда отнести правило, согласно которому «всех верных, входящих в церковь и слушающих Писания, но не пребывающих на молитве и святом причащении до конца, как производящих безчиние в церкви, подобает отлучать от церковного общения»? 234
    Прихожанка. Но ведь здесь не сказано, что необходимо причащаться. Надо только пребыть до конца...
    Пресвитер. Это Вы так думаете, а патриарх Феодор Вальсамон, объясняя это правило, говорит, что оно «отлучает бывающих в церкви, но не остающихся до конца и не причащающихся»235. Впрочем, если кому и это непонятно, отцы Антиохийского собора прямо говорят, что «все, входящие в церковь и слушающие Священные Писания, но, по некоему уклонению от порядка, не участвующие в молитве с народом или отвращающиеся от причащения Святой Евхаристии, да будут отлучены от Церкви дотоле, как исповедаются, окажут плоды покаяния и будут просить прощения, – и, таким образом, возмогут получить оное»236.
    Прихожанка. Вы этим хотите сказать, что причащаться можно каждое воскресенье?
    Пресвитер. Простите, но это не я говорю. Св. Григорий Палама, например, объясняя заповедь почитания дня Господня, каковым является воскресенье, наставляет не только посещать в этот день церковную службу, но и каждый раз причащаться Святых Тела и Крови Христовой 237.
    Прихожанка. А в двунадесятые праздники?...
    Пресвитер. То же самое, по его мысли, касается и великих праздников. По крайней мере, если Вы без уважительных причин не будете причащаться три недели подряд, то подпадете под отлучение Трулльского собора238.
    Прихожанка. Но один-то раз в три недели я всегда стараюсь причаститься, а вот, что можно и чаще, я не знала.
    Пресвитер. Вы теперь согласны с тем, что целью каждой совершаемой Божественной литургии является причащение Божеского естества? (2Пет.1:4)
    Прихожанка. Я согласна, что причащение – это главная цель совершаемой Литургии, но ведь далеко не единственная... Согласитесь!
    Пресвитер. А какие еще цели Вы знаете?
    Прихожанка. На литургии можно еще помолиться, подать записки в алтарь. Вы же сами говорили, что выше такого поминания ничего нет.
    Пресвитер. Я согласен, что первая часть литургии, называемая проскомидией, самим своим названием указывает еще на одну цель ее: приношение, соединенное с воспоминанием тех, за кого это приношение совершается. Сказано: «Не являйся пред лице Господа с пустыми руками, ибо все это: по заповеди» (Сир.35:4). И исполняющие данную заповедь (Втор.16:16-17) одновременно с этим просят Господа помянуть во Царствии своем «принесших и ихже ради принесоша»239.
    Прихожанка. А правильно ли говорят, что в алтарь лучше подавать поминание не всех, кого знаешь, а только самых близких?
    Пресвитер. Вообще-то правильней всего было бы подавать записку только о себе.
    Прихожанка. И все?
    Пресвитер. Еще за тех, кто сам не может за себя подать. Сюда, как правило, относятся заболевшие или не смогшие прийти на службу по какой-либо уважительной причине и усопшие. Ведь слово «просфора» в переводе означает «приношение» и предполагает наличие того, кто его приносит или хотя бы посылает, не имея возможности принести самостоятельно.
    Прихожанка. А если человек вообще в храм не ходит?
    Пресвитер. По болезни?
    Прихожанка. Нет, потому что у него своя жизнь.
    Пресвитер. Вы хотите сказать, нецерковная?
    Прихожанка. Да.
    Пресвитер. За него тогда нельзя и приношение совершать.
    Прихожанка. Но он крещеный!
    Пресвитер. Тем хуже для него.
    Прихожанка. Как?! За него нельзя молиться?
    Пресвитер. Молиться нужно и за него, и за всех. Не нужно только путать молитву с приношением, точнее с литургическим приношением, ибо видов приношения много.
    Прихожанка. А какие бывают еще приношения?
    Пресвитер. Вы знаете, что такое поминки?
    Прихожанка. Ну, кто же не знает!?
    Пресвитер. Что это?
    Прихожанка. Это когда родственники собираются вместе за трапезой, чтобы помянуть умершего...
    Пресвитер. Выпить вина, а лучше водочки за его упокой, налив и ему. Правильно?
    Прихожанка. Ну, наливать умершему неразумно. Как может пить тот, кто в этом уже не нуждается?
    Пресвитер. А пить тем, кто его поминает, разумно?
    Прихожанка. Я об этом не думала.
    Пресвитер. А Вы подумайте и ответьте: вино – атрибут веселых или печальных собраний?
    Прихожанка. Думаю, скорее веселых, нежели печальных, ибо оно, как говорится где-то в Псалтири, «веселит сердце человека» (Пс.103:15).
    Пресвитер. Правильно. Оно «всякий ум превращает в веселие и радость, так что человек не помнит никакой печали и никакого долга» (2Ездр.3:18-20). А если выпить более надлежащего, то можно и самого себя забыть. Может быть, цель поминок в том и состоит, чтобы забыть того, ради которого собрались, и перестать печалиться о нем?
    Прихожанка. Думаю, что не в этом.
    Пресвитер. Конечно, не в этом, ибо тогда и называть их следовало бы не поминанием, а забыванием.
   Прихожанка удивлено. Так значит, на поминки алкоголь нельзя предлагать?
    Пресвитер. Выводы делайте сами.
    Прихожанка. А если употреблять в меру, чтобы не лишаться разумности?
    Пресвитер. Есть ли вообще смысл в употреблении вина на поминках?
    Прихожанка. Подождите, подождите!.. А ведь для христиан, верующих в то, что Христос своею смертью и нашу смерть попрал, не печалиться нужно об умерших, а радоваться! И вино в таком случае вполне уместно!
    Пресвитер. Хорошо придумали, но не ради истины.
    Прихожанка. Это почему же?
    Пресвитер. Во-первых, мы же уже с вами достаточно обсудили, и я не буду повторяться вновь, что поминовение усопших, по мысли Церкви, не согласуется с праздничным настроением. Если бы это было праздничное событие, то ничто не мешало бы его употреблению в праздничном богослужении.
    Прихожанка. А во-вторых?
    Пресвитер. Во-вторых, если уж говорить о веселии, то упомянутое Вами веселие имеет свойство духовное, тогда как употребление вина способно внести в душу только плотское веселие, несвойственное тому, кто рожден водою и Духом. Не случайно, наверное, Апостол, обращаясь к христианам, говорит: «Не упивайтесь вином,... но исполняйтесь Духом» (Еф.5:18).
    Прихожанка. Допустим, вы меня убедили, но ведь этого обычая уже не изменишь...
    Пресвитер. Это почему же?
    Прихожанка. Таков сегодня повсеместный обычай.
    Пресвитер. А знаете, как в таком случае сказал бы св. Иоанн Златоуст?
    Прихожанка. Как?
    Пресвитер. Примерно так: «Пусть никто не говорит мне, что таков обычай: где совершается грех, там не упоминай об обычае, но если совершаемое дурно, то, хотя бы и давний был обычай, оставь его; если же не дурно, то, хотя бы и не было обычая, введи и насади его»240.
    Прихожанка. А какой обычай можно насадить? Пить чай с вареньем?... Или, может быть, нельзя употреблять ни варенья, ни сахара, потому что это тоже как-то по-праздничному?
    Пресвитер. Зачем же чай? После предварительной литии и вкушения колива обед в память об усопшем можно заканчивать по древнему обычаю употреблением киселя с молоком.
    Прихожанка. Киселя с молоком!?... Вот никогда бы не подумала! А почему именно кисель, да еще с молоком?
    Пресвитер. Кисель с молоком напоминает о своего рода младенчестве новопреставленной души и выражает пожелание усопшему сладости его блаженного упокоения.
    Прихожанка. То есть за всем этим следуют еще и некие символы...
    Пресвитер. Да. Но я хотел сказать вовсе не об этом, а о том, что на поминки кроме родственников требуется собирать еще нищих или нуждающихся, питание которых представляет собой род милостыни в память об умершем. Кстати, такой же милостыней является и плата за чтение Псалтири в храме или совершаемую панихиду. И все это есть виды приношения за усопших, которыми не следует пренебрегать, ибо любого рода милостыня, по свидетельству Писания, «не попускает сойти во тьму» (Тов.4:10). Эту истину знали еще в ветхозаветные времена, говоря: «Раздавай хлебы твоя при гробе праведных» (Тов.4:17). Если же милостыня имела силу уже в ветхозаветные времена, то нет ничего удивительного, что в наши времена ее можно творить за всех, включая еретиков241 и даже самоубийц.
    Прихожанка. Самоубийц?!.. И об этом учит Церковь?
    Пресвитер. Так, во всяком случае, учили Оптинские старцы.
    Прихожанка. Понятно.
    Пресвитер. Так вот, если этот вид приношения можно творить за всех, то литургическое приношение за всех совершаться не может. Оно из всех видов приношений самое драгоценное, так как имеет великую цену, пролитую кровь Спасителя, и приносится не людям, а Самому Царю царей. Это единственное приношение, совершаемое и за самих святых, ибо великая честь быть вспомянутым в присутствии Царя царей. «Как пред лицом сидящего царя всякий может испрашивать, чего хочет, – говорит св. Иоанн Златоуст, – когда же он встанет с своего места, тогда, что бы ни говорил, будет говорить напрасно; так и здесь: пока предлежат таинства, то для всех величайшая честь удостоиться поминовения. Смотри: здесь возвещается то страшное таинство, что Бог предал Себя за вселенную. Вместе с этим тайнодействием благовременно воспоминаются и согрешившие. Подобно тому, как в то время, когда празднуются победы царей, прославляются и те, которые участвовали в победе, и освобождаются те, которые в то время находятся в узах, а когда пройдет это время, то не успевший получить уже не получает ничего»242.
    Прихожанка. Вот, вот, я же об этом и говорю! Значит, можно через литургическое приношение освободить и находящихся в узах греха!
    Пресвитер. Можно. Но при наличии двух условий.
    Прихожанка. Каких же?
    Пресвитер. С одной стороны, тот, за кого совершается поминовение, должен желать освободиться от греха!
    Прихожанка. Это значит – каяться в нем?
    Пресвитер. Естественно. Послушайте, что на этот счет говорит блаж. Симеон Фессалоникийский: «Сколько полезно тому, за кого приносится жертва сия, когда он живет достойно званию христианскому, столько бедственно и вредно тому, кто, предав себя греховной жизни, не радеет о достойном исправлении звания христианского. Ибо частица, будучи принесена от имени какого-либо христианина, и близ Божественного хлеба возлежащая, когда он священнодействуется и применяется в Тело Господне, делается причастною освящению, и внесенная в растворение Святого Потира напояется тогда животворящей Кровью, почему и душе той, за которую принесена бывает, ниспосылает благодать, так как тогда совершается духовное соединение человека с Богом. Если душа благочестива, или хотя по слабости и в грех падает, но потом покаянием очищается, то невидимо приемлет общение Духа Святого, часто же и телесной сподобляется пользы, как свидетельствуется это многократным опытом. Ежели же кто будучи предан греху и от него отступить не хочет, такой, как недостойный общения с Богом, горшее осуждение себе примет от принесенной за него жертвы»243.
    Прихожанка. Никогда ничего подобного не слышала. И что же делать?
    Пресвитер. Если «иерей не должен приносить (частиц) за тех, которые явно грешат и живут нераскаянно, потому что приношение служит им к осуждению, как в осуждение служит причащение тем, кои без покаяния причащаются страшных Таин (1Кор.11:29244, значит, в первую очередь, он «внимательно должен наблюдать, чтобы не принимать приношений и не возносить жертв за таких людей, которые, изгнав из сердца своего стыд и совесть, предаются всякому беззаконию, ибо за это и сам священник подвергается вместе с ними осуждению» 245.
    Прихожанка. А ведь это так очевидно: если ты просишь за того, кто раздражил Царя своим поведением, то скорее вызовешь еще больший его гнев своим напоминанием о нем.
    Пресвитер. Дело не в гневе Царя, а в духовном состоянии грешника. Надо понимать, что на проскомидии поминаются живые члены церковного организма. Если же кто-то в силу греха своего отпал от организма и умер для Него, перестав быть Его частью, то разве возможно сделать его живой частицей чисто механическим путем? Даже если представить, что в организм каким-то образом попала мертвая частица, то не предпримет ли он попытки избавиться от него?
    Прихожанка. Очевидно, что предпримет.
    Пресвитер. Тогда пусть не удивляется неожиданным и непонятным напастям тот, за кого совершается чисто механическим путем проскомидия. Это, видимо, и имеет в виду блаж. Симеон, когда утверждает, что от такого поминовения «приключаются человеку многоразличные искушения и скорби», подобные тем, которые перечисляются апостолом Павлом246.
    Прихожанка. Простите мое неразумие, но я не поняла, какие именно скорби он имеет в виду.
    Пресвитер. Он имеет в виду различные болезни и неожиданную смерть. Именно их называет св. Апостол, когда пишет: «Кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает» (1Кор.11:30).
    Прихожанка. Но ведь это постигает тех, кто недостойно причащается?
    Пресвитер. А разве здесь не то же самое происходит? Мы же только что прочитали, что частица, принесенная от имени христианина и близ Божественного хлеба возлежащая, во время священнодействия «применяется в Тело Господне, делается причастною освящению, и внесенная в растворение Святого Потира напояется животворящей Кровью», в результате чего «совершается духовное соединение человека с Богом». А соединение с Богом разве не является причащением!?
    Прихожанка. Можно сказать, что является.
    Пресвитер. В этом случае можно применять и слова апостольские. Таким образом, тот, за кого мы просим, должен вести себя так, чтобы можно было его оправдать, но и тот, кто просит, должен вести себя достойным образом, ибо хорошо просить в присутствии царя, воздавая подобающую ему честь. Если же наше поведение будет оскорблять и прогневлять его, то разумно ли будет ожидать милостей от него?
    Прихожанка. Насколько я поняла, Вы сейчас стали говорить о втором условии?
    Пресвитер. Да, Вы правильно поняли. А теперь скажите, какое поведение просящего можно считать оскорбительным.
    Прихожанка. Греховное.
    Пресвитер. Что Вы имеете в виду?
    Прихожанка. Я затрудняюсь ответить, ибо, если иметь в виду общую, присущую всем греховность, тогда никто не смеет просить...
    Пресвитер. Конечно, речь идет только о поведении в момент просьбы. Так вот, какое поведение в данном случае будет оскорбительным?
    Прихожанка. Не знаю, может быть, рассеянность в молитве, немирность духа или что-то этому подобное?
    Пресвитер. А мне кажется, если Господь повелел причащаться в Его «воспоминание» (Лк.22:19), то отказ от предлагаемого Им дара без уважительной причины и будет оскорблением. «Если бы кто, будучи позван на пир, изъявил на это согласие, явился, и уже приступил бы к трапезе, но потом не стал бы участвовать в ней, то, скажи мне, не оскорбил ли бы он этим звавшего его, – спрашивает св. Иоанн Златоуст, – и не лучше ли было бы таковому вовсе не приходить»? 247
    Прихожанка. Значит, просящий должен сам обязательно причащаться!?
    Пресвитер. Если следовать мысли Святителя, то его только в этом случае и будут слушать.
    Прихожанка. Логично!
    Пресвитер. Таким образом, если проскомидия – это приношение Церкви, то совершаться она может только теми и за тех, кто в Церкви.
    Прихожанка. А как определяется принадлежность к Церкви?
    Пресвитер. Границ Церкви никто не может определить с точностью, но есть один принцип, которым в нашем случае, пожалуй, можно руководствоваться.
    Прихожанка. Что же это за принцип?
    Пресвитер. Он был сформулирован некоторыми христианами, схваченными в гонение императора Диоклетиана. На вопрос проконсула, принимали ли они участие в христианских собраниях, они ответили: «Мы христиане». Придя в ярость от их «неправильного» ответа, он закричал: «Я не спрашиваю вас, христиане вы или нет, но участвовали ли вы в собраниях христиан»? Тогда подсудимые объяснили ему так свой предыдущий ответ: «Мы – христиане и, следовательно, участвовали в совершении Таинства Господня! Мы не можем жить без совершения Божественной вечери» 248. Вывод?
    Прихожанка. Христианин тот, кто причащается!
    Пресвитер. И не просто причащается, но причащается регулярно, ибо, как нельзя причащаться, не будучи христианином, также нельзя быть христианином без регулярного причащения! Этим, думается, и можно определять причастность к Телу Христову, т.е. к Церкви.
    Прихожанка. Значит, поминать можно только тому, кто на данной службе причащается, и того, кто будет причащаться?
    Пресвитер. Не совсем так. Я согласен только с тем, что поминающий обязательно должен сам причащаться. Что же касается поминаемых, то можно среди них поминать и тех, кто не причащается в данный момент по невозможности это сделать.
    Прихожанка. Наверное, для этого должны быть причины очень веские?
    Пресвитер. Конечно.
    Прихожанка. А что за причины могут быть?
    Пресвитер. К таковым причинам можно отнести невозможность присутствия из-за болезни, занятости, смертного греха или самой смерти.
    Прихожанка. Какую занятость вы имеете в виду? Ведь есть заповедь о почитании дня Господня!
    Пресвитер. Да, но есть и различные обстоятельства, не позволяющие почитать день Господень хождением в храм. Например, необходим уход за тем же больным или маленьким ребенком.
    Прихожанка. Теперь ясно. А скажите еще, нельзя ли быть христианином и причащаться только иногда, большую же часть времени ходить на литургию лишь для назидания?
    Пресвитер. Назидание может считаться еще одной целью священного собрания, достижению которой посвящается огласительная часть литургии. Именно к этой цели приспособлены и антифонные псалмопения, и чтение Писаний Ветхого и Нового Завета, и пастырские поучения. Но хотя эта часть и необходима при совершении литургии, она все же не обязательно может быть связана только с ней. Любое священнодействие в Церкви так или иначе сопряжено с оглашением, но при этом само оглашение служит всегда лишь средством к достижению цели, а не целью как таковой. Если же ограничиться одним оглашением, тогда жизнь христианская превратится в пустую философию, как у протестантов, «всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины» (2Тим.3:7).
    Прихожанка. Но и без поучения ведь нельзя обойтись?!
    Пресвитер. Нельзя и упускать из виду, что огласительная часть литургии заканчивается повелением удалиться всех тех, кто пришел на нее для этой единственной цели. Кстати, к таковым согласно 19 правилу Лаодикийского собора относятся лишь оглашенные и кающиеся.
    Прихожанка. А можно ли тогда уходить вместе с ними со службы?
    Пресвитер. Если кто-либо не причащается по «необходимой и благочестивой причине», то это даже необходимо, согласно толкованиям Вальсамона249.
    Прихожанка. Почему необходимо?
    Пресвитер. Потому что, как он объясняет, «Божественная литургия в собственном смысле бывает после чтения святого Евангелия». Следовательно, тот, кто уходит сразу после Евангелия, уходит не с литургии, а до нее. А вот уходить во время литургии, например, после молитвы «Отче наш» или после «запричастного» стиха можно расценивать как бесчиние.
    Прихожанка. Как бесчиние?!
    Пресвитер. А как иначе назвать поведение, когда после просьбы дать хлеб насущный, «Который сходит с небес и дает жизнь миру» (Ин.6:33), просящие уходят в тот самый момент, когда этот «Хлеб» для них уже приготовлен! Если не было намерения принимать Его, то зачем было приходить и умолять Его об этом?
    Прихожанка. А есть ли примеры того, чтобы уходить сразу после Евангелия, не дожидаясь конца литургии?
    Пресвитер. Именно так поступал вселенский патриарх, когда не собирался причащаться, включая и воскресный день. По объяснению Вальсамона, так как только «после Евангелия совершается священнослужение пречистой бескровной жертвы, то посему патриарх хорошо поступает, когда удаляется прежде сего и после святого Евангелия, и не преступает правил»250.
    Прихожанка. Но если уйти до отпуста, то как тогда услышать поучение, которое говорится священником после отпуста?
    Пресвитер. Скажите, пожалуйста, почему после чтения Евангелия служащий епископ осеняет народ свечами, и слышит в ответ: «Испола эти деспота», что в буквальном переводе означает: «На многие лета, владыко»!
    Прихожанка. Я не знаю!
    Пресвитер. Так Церковь радостно приветствует своего проповедника, собирающегося говорить поучение.
    Прихожанка. То есть вы хотите сказать, что поучение нужно говорить не в конце службы, а после чтения Евангелия?
    Пресвитер. Такова древняя традиция.
    Прихожанка. А если я пришла на литургию не только для того, чтобы помолиться и услышать поучение, но в то же время, ощущая свое недостоинство, не дерзаю приступить к Страшным Тайнам, и неужели мне из-за этого нельзя остаться на службе до конца и хотя бы мысленно, одним духом, через молитву поучаствовать в совершающемся Таинстве? Тем более что Господь указал на возможность поклонения Ему «в духе и истине»? (Ин.4:23)
    Пресвитер. На это мы ответим словами божественного Златоуста: «Если ты недостоин приобщения, то недостоин и участия в литургии верных, и значит, в молитвах 251, потому что Дух нисходит не только тогда, когда предложены (дары), но и когда поются (священные) песни»252.
    Прихожанка. Но если можно освящаться духовно самими песнопениями, то справедливо ли лишать этого тех, кто по той или иной причине не причащается телесно?
    Пресвитер. Так в том-то и дело, что духовное освящение получает не всякий, а только тот, кто не может присутствовать телом по причине болезни, расстояния или смерти.
    Прихожанка. Я не понимаю, что Вы имеете в виду.
    Пресвитер. Никто не спорит, что можно причаститься Божества и через один Дух, но только тогда, когда нет возможности сделать это установленным Богом способом. Можно креститься одним Духом и без воды, как это сделали многие святые мученики Церкви, но только в том случае, когда нет возможности этого сделать установленным Богом способом, а не тогда, когда кому-то кажется это просто излишним253. То же и в отношении причащения. «Если кто-нибудь может, но не приступает к Трапезе, чтобы сподобиться освящения от нее, для такого получить освящение совершенно невозможно – не только потому, что он не приступил, но потому, что не приступил, будучи в состоянии это сделать» 254.
    Прихожанка. Простите, но вот Вы доказываете, что присутствие за литургией имеет одну цель – причащение! И теоретически Вы меня уже в этом убедили. Но ведь сегодня далеко не каждый священник позволит причащаться за каждой литургией. Большинство из них категорически запрещает поступать по такому правилу, говоря, что так растеряется последнее благоговение.
    Пресвитер. Таковые пусть послушают преп. Никодима, говорящего так: «Я удивляюсь и недоумеваю, если находятся такие священники, которые прогоняют приступающих к Тайнам. Ведь они даже не задумываются, по крайней мере, о том, что слова, которые они сами говорят, оказываются ложью. Ведь они сами в конце литургии громко возглашают и призывают всех верных, говоря: «Со страхом Божиим, верою и любовию приступите». То есть подходите к Тайнам и причащайтесь; а затем, опять же сами, отрекаются от своих слов и прогоняют приступающих. Я не знаю, как можно было бы назвать это бесчиние»255.
    Прихожанка. А Вы можете?
    Пресвитер. Я тоже не могу дать название такому бесчинию, зато могу дать объяснение ему.
    Прихожанка. И в чем, по-вашему, причина такого бесчиния?
    Пресвитер. Подобное бесчиние, по их же теории, допускается ими в силу утраты страха Божия, ибо они причащаются за каждой литургией. Более того, если следовать вышеприведенной логике, то не только причащаться, но и молиться за каждой литургией вредно по той же самой причине. А великого страха Божия исполнены те, которые в очередной свой приход в храм слышат только часто повторяющееся: «Христос воскресе»!
   Прихожанка (смеется). Это те, кто ходит только на Пасху!..
    Пресвитер. А если серьезно, то благоговение теряется не от частого упражнения в нем, а при отсутствии последнего. Рассудите сами, где должно быть больше страха Божия в частом упражнении по исполнению воли Божией или по ее нарушению?
    Прихожанка. По-моему, это очевидно.
    Пресвитер. Конечно, истинное благоговение не пренебрегает заповедями Божиими, тогда как ложное видит страх там, где его вовсе быть не может. И к ложному благоговению относится, в частности, и то, которое отвращается от причащения св. Евхаристии не по ненависти или презрению, а «как бы по смиренномудрию» 256.
    Прихожанка. В чем состоит это смиренномудрие?
    Пресвитер. Это такое смиренномудрие, которое порождается ощущением своей повседневной греховности, боящейся осуждения прежде Суда. В предупреждение подобного отношения св. Церковь в лице своих учителей говорит: «Если ты будешь бояться всегда своих мельчайших прегрешений, то знай, что, будучи человеком, ты никогда не перестанешь их делать, и так и останешься навек совершенно непричастным спасительной Святыни»257.
    Прихожанка. Значит, не нужно обращать на свои грехи внимания?
    Пресвитер. Нет. Нужно видеть свое недостоинство в мелких прегрешениях и в то же самое время не видеть в них препятствия для Причащения.
    Прихожанка. А кто-то из святых говорил об этом?
    Пресвитер. Да. Например, св. Феофан Затворник. «Если приступаете с верою в Господа, присущего в Тайнах, с благоговением и готовностью все силы свои посвятить на служение Ему единому, – говорит он, – то нечего колебаться недостоинством. Достойным вполне причастником никто почесть себя не может. Все упокоеваются на милости Божией. И вы так делайте. Господь любит причащающихся и милостиво снисходит недостаткам в должном настроении души. Потом само причащение мало-помалу и исправит сии недостатки»258. И по мысли св. Николая Кавасилы, Дух Святый подает «причащающимся сих Даров отпущение грехов», о чем собственно и молится служащий Литургию священник259.
    Прихожанка. А разве не нужно предварительно в них исповедоваться?
    Пресвитер. А что если мы предварительной исповедью очистимся совершенно от грехов, во оставление тогда каких грехов мы будем причащаться? Ведь именно так мы молимся перед каждым причащением...
    Прихожанка. Ну, я не знаю...
    Пресвитер. Тогда послушайте, что говорит св. Анастасий: «Если мы впадаем, как все люди, в какие-нибудь человеческие и простительные прегрешения, будучи скрадываемы или языком, или слухом, или глазами, или тщеславием, или печалью, или гневом, или чем-либо подобным, то, укоряя себя и исповедуясь Богу, да причащаемся таким образом Святых Тайн, веря, что Причастие Божественных Тайн будет нам во очищение от этих грехов. Если же мы совершаем какие-либо тяжелые, лукавые, и плотские, и нечистые грехи и имеем злопамятство по отношению к ближнему, то до тех пор, пока мы не покаемся достойным образом, к Божественным Тайнам не должны прикасаться совершенно»260.
    Прихожанка. То есть не всегда нужно исповедоваться священнику перед причащением?
    Пресвитер. Вы же слышали, что сказал св. Анастасий... В мелких грехах вы можете ограничиться мысленной исповедью только к Богу, а тяжкие грехи требуют Таинства соединения с Церковью, т.е. исповеди в присутствии служителя Церкви. Впрочем, в последнем случае, как уже говорилось, мы не только причащаться не имеем права, но и присутствовать за Божественной литургией до самого ее конца. И здесь благочестиво поступит тот, который удалится сразу же после огласительной части литургии, не нарушив ни чина самой литургии, ни правил Церкви относительно ее.
    Прихожанка. А другим остаться до конца не будет неблагочестивым?
    Пресвитер. Кто же дерзает оставаться до конца, тот да дерзает со страхом Божиим и несомненной верою приступать к Божественным Тайнам во оставление грехов и в жизнь вечную. И делать так необходимо не менее одного раза в три недели261.
    Прихожанка. Но можно же и чаще! Так ведь?
    Пресвитер. Да, как говорит блаж. Симеон, «у кого довольно силы и внимания, такой пусть приступает к Причастию Христову чаще, даже если можно, и каждую неделю, особенно же люди престарелые и немощные, ибо в сем общении – наша жизнь и сила»262.
    Прихожанка. И каждый день можно?
    Пресвитер. Если есть возможность приобщаться каждый день, то этому нельзя препятствовать, ибо, по слову св. Феофана, «если наша жизнь в Господе, и Он говорит, что в Нем тот, кто вкушает Тела и Крови Его, то желающему жизни как не часто причащаться? Вам кто мешает ухитриться почаще приступать к Таинствам? – Только пустое поверье. У нас стали слова: «Со страхом Божиим и верою приступите» – пустой формой. Иерей Божий зовет, а никто нейдет... и никто, притом, не замечает несообразности в сем несоответствии зову Божию»263.
    Прихожанка. Теперь буду стараться причащаться как можно чаще. Благословите, батюшка!
    Пресвитер. На это не нужно вам моего благословения, ибо к этому призывает Святая Церковь на каждой своей литургии. Нужно только не забывать, что, «кто не исповедует сокровенностей своего сердца, кто не показывает достойного покаяния в этом и в том, в чем согрешал в неведении, кто не бывает всегда в слезах и печали и не подъемлет подвигов,... тот недостоин причащаться. Тот же, кто делает все сие и проводит жизнь в стенаниях и слезах, достоин и предостоин не только каждый праздник причащаться Пречистых Таин, но и каждый день с самого (если не слишком дерзновенно так сказать) начала покаяния и обращения его к Богу»264.

Разговор одиннадцатый (Неделя св. жен-мироносиц)

Не женский это день

    Прихожанка. Благословите, батюшка.
    Пресвитер. Господь Вас да благословит.
    Прихожанка. Уже почти год я хожу в ваш храм и все не могу привыкнуть к вашим новшествам.
    Пресвитер. Простите, а какие «новшества» Вы имеете в виду на этот раз?
    Прихожанка. Сегодня день святых жен-мироносиц и во всех храмах поздравляют женщин с их традиционным праздником, а вы с амвона сегодня сказали, что это вообще не женский день.
    Пресвитер. Так и есть.
    Прихожанка. Как же так?! В каждом храме священники поздравляют православных женщин и даже дарят им цветы, а Вы опять говорите наперекор. Неужели и на этот счет Типикон что-то говорит или имеет в виду?
    Пресвитер. Нет, по этому поводу Типикон молчит. Но он и не говорит, что это женский день.
    Прихожанка. А разве плохой обычай доставить приятное женщине, оказать ей внимание.
    Пресвитер. Хороший, но причем здесь день святых жен-мироносиц?
    Прихожанка. Но это же хороший повод для празднования православного женского дня?
    Пресвитер. Я лично не против вместе с Церковью прославлять подвиг жен-мироносиц, но не могу согласиться с тем, что это «православный женский день» и уж тем более с тем, что на Руси он всегда был женским праздником и справлялся широко и весело, особенно в старых русских деревнях.
    Прихожанка. О том, что этот праздник праздновался на Руси, я тоже никогда не слышала.
    Пресвитер. А находятся такие, которые утверждают, что якобы в этот единственный день в году крестьянки гуляли своей женской компанией. Мужчинам же в это время приходилось брать на себя все хозяйственные работы по дому: уход за детьми, кухонные заботы, уборку комнат, дойку коров... Поскольку эти работы у мужчин обычно получались неловко и нескладно, потом они в течение всего года были поводом для женских насмешек. Вам это ничего не напоминает?
    Прихожанка. Празднование 8 марта?
    Пресвитер. Вот именно. При этом не дается никаких ссылок, подтверждающих подобное мнение.
    Прихожанка. А где Вы (такое) об этом читали?
    Пресвитер. В газете «Благовест», например 265.
    Прихожанка. А может, действительно так и было? Просто не указан источник.
    Пресвитер. А праздновался ли в таком случае мужской день? И если да, то какой?
    Прихожанка. Об этом я ничего не знаю. Хотя где-то слышала, что православным мужским днем считается день св. Георгия Победоносца.
    Пресвитер. А я смею утверждать, что понятие женского дня или женского праздника, равно как и мужского, чуждо не только древности, но и сознанию церковному, хотя бы потому, что «во Христе Иисусе нет мужеского пола, ни женского» (Гал.3:28). Похвалять же свойства той или иной природы, приписывая ей одной цену в деле спасения, мне кажется не только неуместным, но и вредным, как видно из уже вышеприведенного факта, неважно, достоверен он или нет. Но даже если это соответствует исторической действительности, то вряд ли соответствует традиции церковной.
    Прихожанка. А как это можно доказать?
    Пресвитер. Сейчас я познакомлю Вас с рассуждениями одного святого Отца, а Вы мне скажите, применимо ли это к нашей теме?
    Прихожанка. Хорошо.
    Пресвитер. Вот что он пишет: «Так как наша жизнь состоит из дел двоякого рода, общественных и частных, то Бог, отделив одни от других, предоставил жене попечение о доме, а мужьям все дела гражданские, дела на площади, судебные, совещательные, военные и все прочие. Жена не может ни бросать копье, ни пускать стрелу, но может... доставлять все прочие удобства супругу и освобождать его от всякой подобной заботы в доме, о сокровищах, о шерстяных изделиях, о приготовлении обеда, о благообразии одежд, заботясь обо всем таком, за что приниматься мужу и не прилично, и не удобно, хотя бы он употреблял много усилий. Подлинно, и то: дело промышления и премудрости Божией, что полезный в важнейших делах бывает несведущим и бесполезным в менее важных, чтобы необходимо было и занятие жены. Если бы Он создал мужа, способным к тому и другому, то женский пол был бы в презрении; с другой стороны, если бы жене предоставил большее и полезнейшее, то жены стали бы надмеваться великой гордостью» 266.
    Прихожанка. Да, очень похоже на то, о чем мы только что говорили...
    Пресвитер. Последнее время все чаще и вполне серьезно стали говорить о каких-то особых женских качествах, которые якобы более способны к восприятию истины. Дерзну сказать, что мнение о том, что «женские сердца познают все великое, таинственное, святое гораздо легче, чем мужские, более грубые сердца», и что Господь, предвидя эту немощь апостолов-мужчин, явился первым мироносицам для того, чтобы они уверили потом их неверующие сердца267, по крайней мере, не соответствует святоотеческим толкованиям, в которых указывается несколько иная причина.
    Прихожанка. И что же это за причина?
    Пресвитер. Жены сподобились первыми видеть явление Воскресшего Христа не за свои душевные качества, а в видах символа общечеловеческого. «Как женщина ввела в мир первый грех, – считает св. Иоанн Златоуст, – так первая возвещает и жизнь миру. Потому-то и слышат женщины священный голос: «радуйтесь» (Мф.28:9), чтобы первая печаль (изгладилась) радостью воскресения268. Женам Господь благовествует радость, так как женский пол был в печали и на печаль осужден был первым проклятием»269.
    Прихожанка. Пусть так, но ведь это не мешает согласиться с тем, что женщинам возвещено было о долгожданной победе над грехом с тем, чтобы они уверили затем апостолов!
    Пресвитер. А они их уверили?
    Прихожанка. Э-э... не помню.
    Пресвитер. В том-то и дело, что они своей благой вестью никого из мужчин так и не убедили.
    Прихожанка. Постойте, а разве св. Иоанн Богослов не поверил, когда прибежал ко гробу вместе с ап. Петром из-за вести Марии Магдалины!?
    Пресвитер. А во что он поверил?
    Прихожанка. Как во что? В воскресение Христово!
    Пресвитер. И Вы в этом уверены?
    Прихожанка. Да!
    Пресвитер. Давайте внимательно рассмотрим, что повествует Евангелие: «В первый же день недели Мария Магдалина приходит ко гробу рано, когда было еще темно, и видит, что камень отвален от гроба. Итак, бежит и приходит к Симону Петру и к другому ученику, которого любил Иисус, и говорит им: унесли Господа из гроба, и не знаем, где положили Его. Тотчас вышел Петр и другой ученик, и пошли ко гробу. Они побежали оба вместе; но другой ученик бежал скорее Петра, и пришел ко гробу первый. И, наклонившись, увидел лежащие пелены; но не вошел во гроб. Вслед за ним приходит Симон Петр, и входит во гроб, и видит одни пелены лежащие, и плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте. Тогда вошел и другой ученик, прежде пришедший ко гробу, и увидел, и уверовал. Ибо они еще не знали из Писания, что Ему надлежало воскреснуть из мертвых» (Ин.20:1-9). Во-первых, мы видим, что весть Марии Магдалины была о том, что «унесли Господа из гроба», т.е. украли. Во-вторых, сказано, что св. Иоанн «увидел» пелены и «уверовал»... Но во что уверовал, если далее поясняется, что «они еще не знали из Писания, что Ему надлежало воскреснуть из мертвых»? Вывод очевиден, он уверовал, что Господа украли, как это изначально и предположила Мария Магдалина.
    Прихожанка. Пусть так. И все же, что плохого в том, если хотя бы один раз нашим женщинам сделают приятное, скажут об их достоинствах?
    Пресвитер. Можно было бы и не обращать внимания на подобные «комплименты», но они стали настолько повсеместными, что женщины, столь склонные к лести, принялись не только всерьез думать о своих преимуществах, но и требовать их озвучивания хотя бы один раз в год. И вы сейчас тому пример.
    Прихожанка. Согласна. Женщине всегда приятно слышать комплименты. Но с другой стороны, ведь только женщины в трудную минуту сохранили преданность Христу и проявили бесстрашие своим приходом на гроб!
    Пресвитер. Не могу с этим согласиться.
    Прихожанка. Почему?
    Пресвитер. Хотя бы потому, что вместе со святыми женами в этот день прославляется и подвиг мужчин: Иосифа и Никодима, о которых уже стало традицией и не вспоминать, а ведь они рисковали ничуть не меньше, а даже больше, чем жены.
    Прихожанка. А что о них известно?
    Пресвитер. То, что Иосиф, будучи членом Синедриона и скрывая свою любовь ко Христу из опасения преследований от Синедриона, внезапно проявляет великое мужество и великодушие, испросив у Пилата тело казненного иудеями ненавистного им Галилеянина, погребает его с благоговением и почестью в своем гробе. В погребении Господа принимает участие и другой член Синедриона, Никодим, приходивший когда-то ночью к Господу (Ин.3) и признавший его посланником Бога. С собой он принес 100 литров дорогого, благовонного мира, которым и было умащено тело Иисусово (Ин.19:39). А теперь скажите, разве поступок Никодима не дает право ему также именоваться мироносцем?
    Прихожанка. Вполне!
    Пресвитер. Следовательно, по меньшей мере, несправедливо говорить, что, кроме жен, никто из мужчин не проявил к умершему Иисусу преданности и любви. Уместнее говорить, что святые жены лишь не уступают в мужественном самоотвержении Иосифу или Никодиму 270.
    Прихожанка. А может, наоборот, мужчины лишь не уступают женам?
    Пресвитер. Из Синаксария настоящей недели известно, что Иосиф и Никодим сильно пострадали за участие в погребении Христа. Никодим за веру во Христа был лишен всего своего имения, изгнан из синагоги и из самого города с бесчестием и проклят271, а Иосиф оказался брошенным в ров и, согласно преданию, удостоился явления воскресшего Господа. Скажите, кто из жен пострадал подобным образом?
    Прихожанка. Никто.
    Пресвитер. Значит, больший подвиг проявили мужчины, а женщины им лишь не уступили.
    Прихожанка. Но ведь праздник почему-то называется неделей жен-мироносиц!
    Пресвитер. Это он так называется сейчас, тогда как в памятниках древнего доиконоборческого иерусалимского богослужения 3-е воскресенье после Пасхи посвящено было воспоминанию Иосифа Аримафейского и Никодима.
    Прихожанка. А жен-мироносиц разве не поминали?!
    Пресвитер. Память жен-мироносиц сначала отмечалась во вторник, накануне 3-е воскресенья после Пасхи. И только в период иконоборческой и послеиконоборческой эпох память жен-мироносиц стали присоединять к памяти святых Иосифа и Никодима.
    Прихожанка. А потом их подвиг постепенно вышел на первый план!
    Пресвитер. И как Вы думаете, почему?
    Прихожанка. Наверное, потому что они все-таки больше прославились!
    Пресвитер. Вот это меня и возмущает!
    Прихожанка. Возмущает, что недостаточно почитаются мужчины?!
    Пресвитер. То, что забывается сам Виновник празднования: Воскресший Господь, которого Святая Церковь через песнопения свои преимущественно и прославляет в этот день!
    Прихожанка. А ведь это правда! Прости, Господи, наше неразумие!

Разговор двенадцатый (Пятидесятница)

Уроки истории. Пример колливадов

    Прихожанка. Благословите, отче.
    Пресвитер. Благодать Божия да не отступит от Вас.
    Прихожанка. Батюшка, уже целый год прошел после нашего первого разговора. Помните?
    Пресвитер. Ну, да... что-то припоминаю. А когда это было?
    Прихожанка. Это было на Троицкую субботу.
    Пресвитер. И Вы помните?
    Прихожанка. Я никогда этого не забуду. В тот день я была под таким сильным впечатлением и от слов Ваших, и от книги, которую Вы мне дали почитать, что долгое время не могла прийти в себя.
    Пресвитер. А о чем мы таком говорили?
    Прихожанка. Мы говорили о поминовении усопших за богослужением и других, как я тогда выразилась, «мелочах» церковной жизни.
    Пресвитер. А теперь Вы считаете иначе?
    Прихожанка. Да, я поняла, что мелочей в духовной жизни нет. Более того, все в духовной жизни начинается с мелочей.
    Пресвитер. Вот здесь Вы совершенно правы! А хотите на наш небольшой «юбилей» я преподам Вам один урок из истории Церкви в подтверждение того, что все начинается с мелочей и верностью в малом часто определяется верность в великом.
    Прихожанка. Вы еще спрашиваете!?
    Пресвитер. А история эта, кстати, тоже связана была с поминовением усопших.
    Прихожанка. Я уже предвкушаю интересный рассказ!
    Пресвитер. Согласно источникам, прецедент возник в 1754 году. Легко запомнить, если знать, что разделение Церквей на Православную и Католическую случилось в 1054 г., т.е. ровно 700 лет назад от этого события. В этом году было начато строительство центрального храма в ските святой Анны, находящемся на Афоне. В связи с этим строительством резко возросла потребность в средствах, которые жертвовались людьми, чтобы в ските было совершаемо поминовение за усопших. Говорят, что на время строительства количество имен для поминовения достигло 12 тысяч. Поминание же усопших во всех монастырях и скитах Святой Горы в то время совершалось, как это и положено, по субботам. А поскольку все монахи скита были заняты на постройке храма, решено было перенести его на воскресные и праздничные дни, когда все равно работать было нельзя. Это нововведение вызвало недовольство среди нескольких монахов, которым духовник скита разрешил выходить из церкви, когда начиналось поминовение в воскресный или праздничный день. Однако со стороны тех, кто оставался в храме, возникло негодование, будто выходившие своим нежеланием участвовать в общей с ними молитве показывают, что они еретики, хотя на самом деле они делали это из-за собственного смущения.
   Живший в это время в ските бывший Константинопольский патриарх Кирилл, узнав о таком поведении, возмутился, сказав: «Что это вы делаете? Я, когда был на престоле, постоянно давал разрешение и сам совершал поминовение усопших в воскресение». Однако те, которые были не согласны с новшеством, ему ответили: «А мы не хотим знать, что делают в Константинополе, потому что там все делают по-другому, чему нам, живущим в пустыне, следовать не обязательно, тем более, если это нарушает церковные правила». После такого ответа их стали притеснять, а затем и вовсе выгнали со скита, прозвав иронично «колливадами».
    Прихожанка. А почему их так назвали?
    Пресвитер. Название «колливады», или «колливисты», происходит от «колива», которое обычно благословляется во время поминовения усопших. Иногда их еще называли «субботниками», поскольку они отказывались участвовать в поминовении усопших по воскресным дням, настаивая на том, что это следует делать только по субботам.
    Прихожанка. Простите, а можно еще узнать, почему они настаивали именно на субботе? И почему Церковь совершает поминание усопших преимущественно по субботам?
    Пресвитер. Церковь действительно предпочитает субботу для поминовения усопших, во-первых, потому, что Господь в этот день сошел во ад, разрушив его и освободив из него заключенные в нем души. Об этом говорит преп. Иоанн Дамаскин: «Дух Святой.. установил святое возношение за всех усопших, которое повелено нам совершать во всякую субботу ради той субботы, в которую Христос связал диавола и опустошил селения его»272. Во-вторых, суббота в переводе означает «упокоение» и молиться об упокоении душ усопших в этот день уместнее всего. В-третьих, мы с вами, кажется, уже подробно обсуждали то обстоятельство, что несообразно с праздничным настроением соединять скорбное и рабское. И это касается не только воскресных или других дней, но и самих суббот, когда на них приходятся праздники. Скажем, в субботу Лазаря не бывает заупокойных поминовений, потому что в этот день вспоминается воскресение.
    Прихожанка. Кстати, у меня еще после первой нашей беседы остался до сих пор нерешенным вопрос: если несообразно с праздничным настроением соединять скорбное, то почему Церковь по праздникам, не поминая усопших гласно, не перестает поминать их негласно на проскомидии?
    Пресвитер. Не нужно смешивать два вида поминовения – панихидное и проскомидийное. Они имеют разный идейный смысл и неодинаковые цели. Поминовение панихидное допускает молитву о тех, участь которых нам неизвестна, сомнительна, а поминовение через Приношение предполагает, что поминаемые являются друзьями Божиими и наслаждаются Божественной благодатью через Причащение всесвятейшей Жертвы.
    Прихожанка. Да, да, мы же говорили уже об этом. Я только не смогла самостоятельно сделать конечные выводы. Но мы немного отвлеклись. Расскажите, пожалуйста, что случилось дальше?
    Пресвитер. Вскоре по всей Святой Горе о колливадах разошлась такая слава, что и паромщик отказывался переправлять их на своем пароме. Их даже обвинили в том, что они «франкмасоны». Но наряду с этим нашлись и сочувствовавшие, занимавшие сторону колливадов. Дело дошло до самого патриарха, который, опасаясь какого бы то ни было противостояния, издал даже Указ по этому поводу. В Указе было сказано, что «совершающие поминовение усопших в субботу хорошо творят, как хранящие древнюю традицию Церкви; те же, которые делают это в воскресение, тоже не подлежат осуждению». Но с этим Указом не согласились ни колливады, ни их противники. В конечном итоге последние одержали временную победу над первыми, изгнав их со Святой Горы.
    Прихожанка. А почему временную?
    Пресвитер. А потому, что на этом история не заканчивается. Благодаря изгнанию «движение» колливадов стало распространяться по всей Греции и, начавшись с борьбы за соблюдение устава относительно поминовения, превратилось в движение за всеобщее обновление духовной жизни и возвращение к древнехристианским и подлинно святоотеческим традициям. Они стали повсюду возрождать литургическую жизнь, борясь с тенденцией штампового совершения служб и священнодействий, приобретавшего магическо-мертвящий характер вследствие отсутствия вникания во внутренний смысл богослужения. Колливады ревновали о полном соответствии богослужебной практики учению Церкви, не разделяя форму и содержание священнодействий. В то же время, будучи консерваторами духа, они не были консерваторами буквы. И для них изменения в литургической практике были возможны и даже необходимы. Только происходить они должны были всегда в соответствии с «правилом веры».
    Прихожанка. Вы можете назвать из среды колливадов известных личностей?
    Пресвитер. Конечно. Назову троих, наиболее выдающихся. Это святые Афанасий Париос, Макарий Нотарас и Никодим Святогорец. Первый из них больше всех писал в защиту идей колливадов. В частности, им были написаны «Изложение или исповедание истинной и православной веры, со стороны несправедливо обвиненных в нововведениях, для боголюбивого уведомления соблазняющихся братьев» и «Защита несправедливо обвиненных святоаннитами как вводящих новшества». Названия их говорят сами за себя. У него также есть интересная в контексте наших бесед книга «О предании», где он пишет о различии между обычаями, сложившимися в церковной практике и имевшими относительный характер, и Преданием, которое во всем истинно и не может быть подвергнуто никакому изменению. У него же есть книга «О поминовениях усопших».
    Прихожанка. Прямо как у нашего святителя Афанасия (Сахарова) и название такое же.
    Пресвитер. Да, верно подметили. Кроме святителя Афанасия, в защиту правильного учения о поминовении усопших написал еще преп. Никодим. Название книги «Исповедание веры».
    Прихожанка. Скажите, а эти книжки можно прочитать?
    Пресвитер. На русский язык, к сожалению, они не переведены.
    Прихожанка. Как жалко. Это, наверное, очень интересно.
    Пресвитер. Но это не самое главное из того, что сделали колливады. Главной их заслугой было возвращение церковной жизни времен турецкого господства к святоотеческому преданию и традиции умного делания, а главной книгой, созданной колливадами, стало не «Исповедание веры», но «Добротолюбие».
    Прихожанка. «Добротолюбие»?
    Пресвитер. Да, именно. Эту книгу составил св. Макарий Нотарас, а отредактировал преп. Никодим Святогорец.
    Прихожанка. Вот оно что!
    Пресвитер. Но самым важным для нас является связь колливадов с русским монашеством, которая осуществлялась главным образом через преп. Паисия (Величковского), лично знакомого и с преп. Никодимом, и со св. Макарием.
    Прихожанка. Но ведь знакомство само по себе еще ни о чем не говорит.
    Пресвитер. Вы правы, но о влиянии колливадов на преп. Паисия говорит еще и тот факт, что он занимался изданием тех же святоотеческих текстов, что и колливады, только издавал он их, переводя на славянский язык. Именно через него в 1793-м году Россия познакомилась в первый раз с «Добротолюбием», оказавшим такое огромное влияние на все последующее духовное ее развитие. К колливадам можно отнести и таких видных церковных деятелей, как св. Феофана Затворника, переведшего «Добротолюбие» на русский язык, св. Игнатия Брянчанинова, пересказавшего «Добротолюбие» своими словами в «Аскетических опытах», Оптинских старцев, познакомивших с идеями «Добротолюбия» нашу интеллигенцию.
    Прихожанка. Надо же!
    Пресвитер. А после революции это влияние вышло далеко за пределы России, продолжая оказывать влияние на духовную жизнь Европы и всего мира.
    Прихожанка. Вот это да!...
    Пресвитер. А началось ведь все с такой «мелочи», как поминовение усопших по Уставу Церкви.

1   91-е правило св. Василия Великого.
2   Св. Феолипт, митр. Филадельфийский. Добротолюбие. Т. 5. Сл. 24.
3   См.: св. Афанасий (Сахаров). О поминовении усопших по уставу Православной Церкви. Сноска № 197. С-Пб. 1995. с. 83.
4   Св. Амвросий Оптинский. Собрание писем. № 119, 256.
5   Суббота мясопустная. Канон, песнь 1, тропарь 1.
6   Там же, песнь 9, тропарь 5.
7   Св. Афанасий (Сахаров). О поминовении усопших. С. 22.
8   См. св. Афанасий (Сахаров). О поминовении усопших. Гл. I. Примечание № 55. С. 17.
9   Великий канон. Песнь 5, троп. 12.
10   Св. Афанасий (Сахаров). О поминовении усопших. с. 8.
11   Там же. С. 72.
12   Св. Афанасий (Сахаров). О поминовении усопших. № 159. С. 69.
13   Там же. С. 8—9.
14   Св. Игнатий Брянчанинов. Собрание писем. Письма к монашествующим. Письмо № 18. С. 76.
15   Служебник. Молитва о приносящих начатки овощей. 6 августа.
16   См.: Служебник. Молитва во причащении гроздии.
17   Минея. 6 августа. М., 1995. С. 70.
18   Ср.: св. Игнатий Брянчанинов. Т. 4. С. 306.
19   Блаж. Феофилакт, архиеп. Болгарский. Толкование на послания св. апостола Павла. – Скит. 1993. с. 140.
20   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 10. Кн. 1. Бес. 19. – М., 2003. С. 179.
21   69 правило св. апостолов.
22   4 правило св. Дионисия Александрийского.
23   5 правило св. Тимофея Александрийского.
24   13 правило св. Тимофея Александрийского.
25   Преп. Никодим Святогорец. Книга душеполезнейшая о непрестанном причащении Святых Христовых Таин. -. Псалтир», 2004. С. 58.
26   Учительное известие. //Служебник. М., 1991. С. 493.
27   Преп. Нил Мироточивый. Посмертные вещания. Ч. 1. С-Пб. 1996. С. 104.
28   См. его рассуждения об этом в главе 49. С. 104 —107.
29   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 10. Кн. 1. Бес. 19. С. 179.
30   См.: Вопрошание Кирика. Ст. 73—74.
31   Смирнов С.И. Древнерусский духовник. М., 2004. С. 306.
32   Там же. С. 306.
33   Там же. С. 188.
34   Павлов А.С. О сочинениях, приписываемых русскому митрополиту Георгию. – Православное Обозрение. Т. 1. 1881. С. 347.
35   См. Вопрошание Кирика. Ст. 74.
36   Смирнов С.И. цит. соч. С. 189.
37   См. ст. 10, 19; Вопрошания Саввы. Ст. 4.
38   Смирнов С.И. цит. соч. С. 214—215.
39   См. Вопрошание Кирика. Ст. 57.
40   Там же. Ст. 71; 91.
41   Заозерский Н.А., проф., Суворов Н.С., сщмч. Иларион (Троицкий) и другие.
42   Смирнов С. И. Древнерусский духовник. С. 225.
43   Булгаков. С.В. Настольная книга священно-церковно-служителя. – М. 1993. Т. 2. С. 1236.
44   52 правило Халкидонского собора.
45   51 правило Халкидонского собора.
46   Булгаков. С.В. Настольная книга священно-церковно-служителя. Т. 2. С. 1236.
47   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 5. Кн. 2. На надписание Пс.50, о покаянии Давида и о жене Уриной.— С-Пб., 1899. С. 647.
48   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 1. Кн. 1. О девстве. Гл. 48. С. 341.
49   Если читать его фразу по-церковнославянски: «Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию» (1Кор.7:5).
50   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 10. Кн. 1. Бес. 19. С. 179.
51   Книга правил. Каноническое послание св. Дионисия Александрийского. Правило 2.
52   Книга правил. Канонические ответы Тимофея, епископа Александрийскаго. Ответы 6, 7.
53   Номоканон при Большом Требнике. Правило 64.
54   Варнава (Беляев), еп. Основы искусства святости: опыт изложения православной аскетики. Т. 2. – Нижний Новгород, 1996. С. 90.
55   Там же. С. 90.
56   Там же. С. 91.
57   Памятники старинной русской литературы. Вып. 1. – СПб. 1860. С. 210.
58   См.: Плиний. Естественная история. 28, 23.
59   Варнава (Беляев), еп. Основы искусства святости. С. 92.
60   Там же. С. 92.
61   Там же. С. 93.
62   Аменорея в переводе с греческого («а» – отрицание † «men» – «месяц» † «rhoia» – «течение») означает буквально «отсутствие менструации».
63   Св. Афанасий Великий. Творения. Т. 3. Сл. 38. – М., 1994. С. 366—367.
64   Там же. С. 367.
65   Апостольские постановления. Книга 6. О расколах. § 28. Свято-Троицкая Сергиева лавра. 2006. С. 161.
66   Блаж. Феодорит Киррский. Изъяснение трудных мест Божественного Писания. Толкование на книгу Левит. Вопрос 12. – М., 2003. С. 124.
67   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 11. Кн. 2. Толкование на послание к Титу. Бес. 3. § 3. – М., 2004. С. 857.
68   Блаж. Феодорит Киррский. Изъяснение трудных мест Божественного Писания. Толкование на книгу Левит. Вопрос 14. С. 124.
69   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 11. Кн. 2. Бес. 3. § 3. С. 859.
70   Там же. С. 859.
71   Блаж. Феодорит Киррский. Изъяснение трудных мест Божественного Писания. Толкование на книгу Левит. Воп. 14. С. 125.
72   Преп. Исидор Пелусиот. Письма. Т. 1. № 581. – М. 2000. С. 252.
73   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 11. Кн. 2. Бес. 3. § 3. С. 859.
75   Преп. Ефрем Сирин. Творения. Т. 8. -М.: Отчий дом. 1995. С. 105.
76   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 11. Кн. 2. Бес. 3. § 3. С. 857.
77   Книга правил. Правило 44.
78   См. Толковый Типикон. Вып. I. – М; 1993. С. 94.
79   См. 15-е правило Никифора Исповедника († 818 г.) // Афинская Синтагма. 4, 428.
80   Булгаков С. В. Настольная книга для священно-церковно-служителей. Ч. 2. – М., 1993. С. 964, 1144, 1250.
81   Книга правил. Каноническое послание св. Дионисия Александрийского. Правило 2.
82   Св. Григорий Двоеслов. Ответы на вопросы блаж. Августина. // Беда Достопочтенный. Церковная история народа англов. Кн. 1. Гл. XXVII. Вопр. VIII. – СПб. 2001. С. 35.
83   Там же. Вопр. VIII. С. 35.
84   Апостольские постановления. Книга 6. О расколах. § 27. С. 159.
85   Там же. С. 158.
86   Migne. Patrologia Graeca. Т. XX. P. 10.
87   Глубоковский Н.Н. Дидаскалия и Апостольские постановления по их происхождению, взаимоотношению и значению. – София, 1935. С 111—115.
88   Св. Афанасий Великий. Книга правил. Послание к монаху Аммуну.
89   69 правило Шестого Вселенского Собора.
90   Апостольские постановления. Книга 6. О расколах. § 27. С. 158.
91   Там же. С. 159.
92   Блаж. Феодорит // Св. Феофан Затворник. Толков. посл. ап. Павла. Посл. к Рим.14:14. С. 878.
93   Варнава (Беляев), еп. Основы искусства святости: опыт изложения православной аскетики. Т. 2. С. 91—92.
94   Матфей Властарь. Афинская синтагма. Т. IV. С. 106.
95   Св. Филарет, митр. Московский. Записки на кн. Бытия. Ч. 2. С. 133.
96   Св. Амвросий Медиоланский. О девственницах. Кн. 2. Гл. 4. М. 1997. С. 53.
97   Каноническое послание св. Григория архиеп. Неокесарийского, чудотворца. Правило 2.
98   Св. Григорий Двоеслов. Ответы на вопросы блаж. Августина. Вопр. VIII.
99   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 10. Кн. 2. Толкования на послание к Галатам. – М; 2004. С. 769.
100   Св. Феофан Затворник. Толкование посланий ап. Павла. Послание к Римлянам. Гл. 14:14. – М, 1996. С. 878.
101   Св. Феофан Затворник. Толкование посланий ап. Павла. Послание к Галатам. Гл. 8:10. – М., 1996. С. 310.
102   Послания к Римлянам, к Галатам, к Коринфянам и др.
103   Деяния Апостольские. Гл. 15.
104   Преп. Феодор Студит. Добротолюбие. Т. 4. .№ 268. – М; 1993. С. 505.
105   Св. Тихон Задонский. Творения. Т. 1. Слово о сырной седмице. – М., 1994. С. 39.
106   В понедельник сырный на Утрени. По 2-м стихословии.
107   Понедельник сырный на Утрени канон, песнь 8-я.
108   Понедельник сырный на Утрени канон. Тропари 9-й песни.
109   Св. Феофан Затворник. Путь ко спасению. – М., 1994. С. 259.
110   преп. Иоанн Кассиан Римлянин. Писания. Собесед. 20. Гл. 8. – М., 1993. С. 533.
111   Там же. С. 533.
112   См.: св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 2. Кн. 1. Бес. 3. О покаянии. – М., 1991. С. 332.
113   Там же. Беседы о покаянии. Творения. Т. 2. Кн. 1. Бес. 2.
114   См.: Св. Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты. Т. 1. С. 189—191.
115   Св. Игнатий Брянчанинов. Отечник. №25. С. 304.
116   Смотри его письмо Аммонию. // Христианское чтение. Ч. 26. 1827. С. 53—54.
117   преп. Иоанн Кассиан Римлянин. С. 533.
118   Св. Иоанн Златоуст. Беседы на Деяния Апостольские. Бес. XXX. – М., 1994. С. 240.
119   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 2. Кн. 1. Бес. 3. С. 327.
120   Подробные сведения об этих «таксах» содержатся в «Сборнике статей» протоиерея Д. Касицына. – М., 1902. С. 125—135, 141—158, 186—191, 196—206.
121   Смирнов. Древнерусский духовник. С. 279.
122   Там же. С. 279.
123   Хомяков А.С. Несколько слов православного христианина о западных вероисповеданиях. Сочинения богословские. Т. 2. – Прага, 1867, С. 49.
124   Св. Игнатий Брянчанинов. Собрание писем. № 244. С. 470.
125   Св. Иоанн Златоуст. Беседы на Деяния Апостольские. Бес. XXX. С. 240.
126   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 3. Ч. 1. Беседа на слова: «Имея тот же дух веры, как написано» (2Кор.4:13), и почему все вообще пользуются благами, и о милостыне. § 12. С. 308.
127   «Руно орошенное», сн. 10 «Троицкого листка» // О Таинствах исповеди, причащения, соборования. Глава: Милость Божия к покаявшейся грешнице за ее милосердие, изд. Дивеевского мон-ря.
128   Гурьев В., прот. Пролог в поучениях. Ч. 1. 8 ноября. С. 155.
129   Св. Феофан Затворник. Толкование посланий ап. Павла. Послание к Ефесянам. Гл. 4:32. -М., 1998. С. 364.
130   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 2. Кн. 1. Беседы о покаянии. 3. § 4. С. 331.
131   Лавсаик. Об авве Аполлосе. – М., 1991. С. 102.
132   Четьи-Минеи, 2 окт.
133   Ср. преп. Исидор Пелусиот. Письма. Т. 2. С. 227—228.
134   Блаж. Феофилакт. Благовестник. Евангелие от Матфея. Гл. 18. – Скит. 1993. С. 169.
135   Преп. Исидор Пелусиот. Письма. Т. 2. Письмо № 350. Пресвитеру Зосиме. С. 227.
136   Там же. С. 328.
137   Преп. Варсануфий Великий и Иоанн. Руководство к духовной жизни. – М., 1995. Отв. 622. С. 403.
138   Добротолюбие. Т. 3. Умозрительные и деятельные главы. № 203. С. 282.
139   Св. Иоанн Златоуст. Беседы на Евангелие от Матфея. Т. 1. – М., 1993. С. 57.
140   Преп. Варсануфий Великий и Иоанн. Руководство к духовной жизни. Отв. 622. С. 403.
141   Там же. С. 403.
142   Там же. Отв. 385. С. 264.
143   Св. Игнатий Брянчанинов. Т. 1. О терпении. – М., 1993. С. 323.
144   Преп. Марк Подвижник. Добротолюбие. Т. 1. – Свято-Троицкая Сергиева лавра. 1992. С. 512—513.
145   Отечник сост. св. Игнатием Брянчаниновым. – М., 1993. № 17. С. 300.
146   Гурьев В., прот. Пролог в поучениях. Ч. 1. 8 ноября.— Свято-Троицкая Сергиева лавра. 1992. С. 153.
147   Св. Игнатий Брянчанинов. Собрание писем. № 526. -М-С-Пб. 1995. С. 755.
148   Св. Феофан Затворник. Письма к разным лицам о разных предметах веры и жизни. № 26. – М., 1995. С. 203.
149   Преп. Марк Подвижник. Добротолюбие. Т. 1. К тем, которые думают оправдаться делами. № 151. С. 553.
150   Там же. № 152. С. 553.
151   Преп. Иоанн Кассиан Римлянин. Писания. Собесед. 24. Гл. 3. С. 608—609.
152   Св. Василий Великий. Письма. № 215 (223). – Минск: Харвест. 2003. С. 335.
153   Там же. № 238 (339). С. 481.
154   См. об этом у преп. Варсануфия Великого. Ответ. 610. С. 388.
155   Преп. Иоанн Кассиан Римлянин. Писания. Собесед. 20. Гл. 9. С. 535.
156   Там же. С. 533.
157   Там же. С. 531—532.
158   Преп. Иоанн, игумен Синайской горы. Лествица. Сл. 28; 58. С. 242.
159   Преп. Иоанн Кассиан Римлянин. Писания. Собесед. 20. Гл. 9. С. 536.
160   Там же. С. 537.
161   Св. Игнатий Брянчанинов. Собрание писем. № 526. С. 755.
162   Там же. № 184. С. 352.
163   Там же. № 331. С. 587.
164   Преп. Марк Подвижник. Добротолюбие. Т. 1. Гл. 153—154. С. 533.
165   Там же. № 155 С. 553.
166   Св. Иоанн Златоуст. Беседы на псалмы. Беседа на 3 псалом. С. 8—9.
167   Гурьев В., прот. Пролог в поучениях. Ч. 1. 5 сентября. С. 19—20.
168   Св. Симеон Новый Богослов. Т. 1. Сл. 11. – М. 1993. С. 109.
169   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 2. Кн. 1. Беседы о покаянии. 2. § 4. С. 322.
170   Преп. Марк Подвижник. Добротолюбие. Т. 1. К тем. которые думают оправдаться делами. № 156. С. 553.
171   Св. Игнатий Брянчанинов. Т. 1. О терпении. – М., 1993. С. 323.
172   Преп. Нил Синайский. Подвижнические письма. № 204. С. 413.
173   Там же. С. 414.
174   Патерик, изложенный по главам. Гл. 5. § 29. С. 97—98.
175   Древний патерик. Гл. 13. № 17. С. 251—253.
176   Преп. Иоанн, игумен Синайской горы. Лествица. Сл. 15. § 30. С-Пб. 1996. С. 126.
177   Древний патерик. Гл. 8. № 1. С. 131.
178   Преп. Варсануфий Великий и Иоанн. Руководство к духовной жизни. Отв. 540. С. 344.
179   Св. Василий Великий. Вопросы кратко изложенные. № 12.
180   Преп. Иоанн Кассиан Римлянин. Писания. Собесед. 20. О времени прекращения покаяния и об удовлетворении за грехи. Гл. 5. С. 531—532.
181   Св. Исаак Сирин. Слова подвижнические. Сл. 18. – М.: Правило веры. 1993. С. 76—77.
182   Преп. Иоанн Дамаскин. «"Точное изложение православной веры"». Гл. XXX. -М., 1992. С. 116.
183   Св. Исаак Сирин. Слова подвижнические. Сл. 18. С. 77.
184   Там же. Сл. 71. С. 363.
185   Преп. Варсануфий Великий и Иоанн. Руководство к духовной жизни. Отв. 540. С. 344.
186   Ц. В. 1891, 28 // Булгаков. С.В. Настольная книга для священно-церковно-служителей. Ч. 2. – М., 1993. С. 1277.
187   Венедикт (Алентов), иером. К истории православного богослужения: Историко-литургическое и археологическое исследование о чине таинства Елеосвящения. – Киев, 2004. С. 74.
188   По рукописному уставу Иосифо-Волоколамского монастыря.
189   Преп. Амвросий Оптинский. Собрание писем к мирским особам. № 148. С. 155.
190   Например, прот. Архангельский, С.В. Булгаков и другие.
191   Иоанн Златоуст. Творения. Т. 2. Кн. 2. Беседа о мучениках. – М., 1994. С. 712.
192   Преп. Амвросий Оптинский. Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Изд. Оптиной пустыни. 2003. С. 237.
193   Там же С. 237.
194   163 правило Номоканона.
195   Св. Феофан Затворник. Собрание писем. Вып. VIII. Письмо № 1329. М., 1994. С. 85.
196   1 Всел. 11; Анк. 5, 6 и 8 и пр.
197   1 Всел. 12, 14; Анк. 4, 9; Св. Григория Неокес. 8, 9, 10 и пр.
198   Св. Петра Александр. 4; Св. Вас. Вел. 84, 85.
199   Марк (Лозинский), игум. Отечник проповедника. № 200. – Свято-Троицкая Сергиева лавра. 1996. с. 104.
200   Св. Иоанн Златоуст. Беседы на псалмы. Беседа на 3 псалом. С. 10.
201   При составлении его он пользовался «Римским Катехизисом» и «Суммой» (большим Катехизисом) Петра Канизия, а также малым Катехизисом П. Сото и другими сочинениями.
202   Флоровский Георгий, прот. Пути русского богословия. Минск. 2006. С. 48.
203   Св. Афанасий (Сахаров). О поминовении усопших. Примечание № 141.
204   Ж. Дюма // Ладыженский. Свет Незримый. – М., 1998. С. 186—187.
205   Св. Игнатий Брянчанинов. Собрание писем. № 163 (255, 32). С. 322.
206   Годы жизни: 1182—1226 г.
207   См.: Ладыженский М.В. Свет незримый. С. 199.
208   См.: Цветочки святого Франциска Ассизского. Гл. 44. -М., 1990.
209   Св. Игнатий Брянчанинов. Собрание писем. № 158. С. 286.
210   Там же. С. 286.
211   Там же. С. 2868.
212   Блаж. Феофилакт Болгарский. Благовестник. Евангелие от Луки. Гл. 23.
213   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 1. Кн. 2. Против иудеев. Сл. 3. § 4. – М., 1991. С. 674.
214   Из речи Святейшего Патриарха Алексия 18 апреля 1948 г. // ЖМП. 194. № 5. С. 8.
215   Там же. С. 8.
216   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 6. Кн. 1. Беседа на слова прор. Исаии. Бес. 1. § 2. С. 381.
217   Там же. С. 381.
218   Св. Игнатий Брянчанинов. Т. 4. Приложение. Понятие о ереси и расколе. – М., 2002. С. 471.
219   Там же. С. 471.
220   Там же. С. 471.
221   Разумовский Д.В. Церковное пение в России. М., 1967—196. С. 121.
222   Николаев Борис, прот. Знаменный распев и крюковая нотация как основа русского православного церковного пения. Научная книга. 1995. С. 39.
223   Учебный обиход нотного пения, изд. Св. Синода, 1898. Предисловие.
224   Св. Игнатий Брянчанинов. Т. 4. Приложение. Понятие о ереси и расколе. С. 471.
225   Преп. Григорий Синаит. Наставление безмолствующим. // Добротолюбие. Т. 5. С. 219.
226   Св. Игнатий Брянчанинов. Т. 1. Аскетические опыты. – М.: Правило веры. 1993. С. 145.
227   Св. Дионисий Ареопагит. О небесной иерархии. Гл. 1. § 3. – С-Пб. 1996. С. 5.
228   Мартынов В.И. История богослужебного пения. М., 1994. Гл. 9. С. 74—75.
229   Ср.: св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 10. Ч. 2. Беседы на 2-е послание к Коринфянам. Бес. 8. § 3. С. 632.
230   Правило 66.
231   Правило 64.
232   Ср.: св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 11. Кн. 1. Беседа 3. § 4. М., 2004. С. 30.
233   8 правило св. Апостолов.
234   9 правило св. Апостолов.
235   См.: Правила св. апостол и святых отец с толкованиями. М. 2000. С. 28—29.
236   2-е правило Антиохийского Собора.
237   Добротолюбие. Т. 5. Десятословие по христианскому законоположению. № 8. М., 1993. С. 285.
238   80 правило Трулльского Собора.
239   См.: Служебник. Молитва предложения на Проскомидии.
240   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 3. Кн. 1. Беседа на слова апостола: «Во избежание блуда, каждый имей свою жену» (1Кор.7:2). С. 206.
241   Преп. Федор Студит. Творения. Т. 2. – С-Пб., 1908. С. 634.
242   Св. Иоанн Златоуст. Беседы на Деяния Апостольские. – М., 1994. С. 207.
243   Блаж. Симеон, архиеп. Фессалоникийский. Книга о храме. // Дмитриевский И. Историческое, догматическое и таинственное изъяснение Божественной литургии. – М., 1993. С. 422—423.
244   Блаж. Симеон, архиеп. Фессалоникийский. Сочинения. Разговор о священнодействиях и таинствах церковных. § 62. Галактика. 1994. С. 129.
245   Блаж. Симеон, архиеп. Фессалоникийский. // Дмитриевский И. Цит. соч. С. 423.
246   Там же. С. 423.
247   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 11. Кн. 1. С. 31.
248   См. об этом в книге: Илия (Мастрояннопулос), архим. Чаша бессмертия, 1997. С. 11—12.
249   Вальсамон. Правила святых поместных соборов с толкованиями. С. 146.
250   Там же. С. 146.
251   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 11. Кн. 1. С. 30.
252   Там же. С. 31.
253   См. объяснение этого в книге: Страгородский Сергий, архиеп. Православное учение о спасении. – М., 1991. С. 214—216.
254   Св. Николай Кавасила. // преп. Никодим Святогорец. Книга душеполезнейшая о непрестанном причащении Святых Христовых Таин. – изд. «Псалтирь», 2004. С. 16.
255   Там же. С. 41.
256   Зонара. Правила святых поместных соборов с толкованиями. – М., 2000. С. 144.
257   Св. Кирилл Александрийский. // преп. Никодим Святогорец. Цит. соч. С. 49.
258   Св. Феофан Затворник. Собрание писем. Выпуск IV. Письмо 607. – М., 1994. С. 83.
259   Св. Николай Кавасила, архиепископ Фесалоникийский. Объяснение Божественной Литургии. Гл. 34. О том, как священник молится о Святых Дарах про себя и о чем повелевает молиться верным.
260   Св. Анастасий Антиохийский. //преп. Никодим Святогорец. Цит. соч. С. 61.
261   80-е правило Трулльского собора.
262   Блаж. Симеон архиеп. Фессалоникийский. Сочинения. О божественной молитве. П. 325. О частом приобщении. С. 519.
263   Св. Феофан Затворник. Собрание писем. Вып. V. Письмо 777. С. 38.
264   Св. Симеон Новый Богослов. Т. 2. Сл. 75. – М., 1993. С. 275.
265   Источник: Марина Горинова http://www.gazetayakutia.ru (Газета Благовест). Портал www.samara.ru. Адрес страницы: http://www.samara.rupaper128271839272»
266   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 3. Кн. 1. Похвала Максиму, и о том, каких должно брать жен. С. 229—230.
267   http://www.rodgaz.ruindex.php?action­Articles&dirid­124&tek­15991&issue­198 «Родная газета» № 17(103), 13 мая 2005 г., полоса 3.
268   Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 8. Кн. 2. О Пасхе 6-е. С. 956.
269   Там же. Бес. 86. С. 588.
270   Св. Игнатий Брянчанинов. Т. 4. Аскетическая проповедь. С. 146.
271   См. об этом в сказании о перенесении мощей святого первомученика и архидиакона Стефана. // Четьи-Минеи. Август. 2. С.
272   Преп. Иоанн Дамаскин. Послание к Комитану о святом посте.