Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


епископ Григорий (Граббе)
Каноны Православной Церкви

Часть 1

   

Содержание

    Каноны Церкви
    О Значении Священных Канонов
    Дополнительные мысли
О Книге Правил Епископ Никодим (Милаш) Основные правила О правилах святых Апостолов О правилах вселенских соборов О правилах поместных соборов О дополнительных правилах О правилах святых отцов Правила Святых Апостолов Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Правила Вселенских Соборов I Вселенский Собор II Вселенский Собор III Вселенский Собор Послание III Вселенского Собора к Памфилийскому собору IV Вселенский Собор Часть 1 Часть 2 V-VI Вселенский Собор Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 VII Вселенский Собор Часть 1 Часть 2 Сокращения Примеры Каноны и Церковная Жизнь (Прот. В. Цыпин) Значение канонов: вечное и временное Компетенция Соборов, их состав Церковное судопроизводство Приход, его границы Церковный и гражданский брак Правила Анкирского Собора Правила Неокесарийского Собора Правила Гангрского Собора Правила Антиохийского Собора Правила Лаодикийского Собора Часть 1 Часть 2 Правила Сардикийского Собора Часть 1 Часть 2 Правила Карфагенского Собора Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8 Послание Африканского Собора к Папе Келестину Правило Константинопольского Собора Правила Константинопольского Двукратного Собора Часть 1 Часть 2 Правила Собора бывшего во храме Премудрости Слова Божия Приложение Окружное Послание Собора Архиереев Русской Православной Церкви Заграницей, состоявшегося в 1932 г. в Сремских Карловцах, Относительно Масонства О необходимости Собора для Российской Православной Церкви. Записки епископа Игнатия Брянчанинова (1862—1866 гг.) Действия, существенно нужные для Российской Церкви Главнейшие предметы занятий Собора должны быть нижеследующие Заключение Примечания об Обер-прокуроре и Попечителе  

 
Каноны Церкви
   Св. Василий Великий в девяностопервом правиле, взятом из двадцать седьмой главы его творения о Св. Духе, говорит: «Из соблюдаемых в Церкви догматов и наставлений мы имеем некоторые в письменном виде, а некоторые приняли от апостольского предания – по преемству в тайне. Те и другие имеют одну и ту же силу для благочестия, и этому никто, даже малосведущий в церковных установлениях, не станет перечить. Ибо если отважимся отвергать неписанные обычаи, как маловажные, то непременно повредим Евангелию в самом главном, и от апостольской проповеди оставим пустое имя без содержания». В следующем, девяностовтором правиле Св. Василий вновь возвращается к значению предания: «Думаю, что это Апостольское правило, чтобы мы держались неписанных преданий, как говорит Апостол Павел: Хвалю вас, братия, что вы все мое помните и держите предания так, как я передал вам (1 Кор. 11:2), и в другом месте: братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом или посланием нашим» (2 Сол. 2:15).
   Каноны являются именно тем церковным преданием, о котором пишет Св. Василий Великий в приведенных выше правилах. Собрание канонов удостоверено VI Всел. Собором, а затем дополнено и подтверждено правилами VII Всел. Собора. В Книгу Правил после того вошли еще принятия всею Церковью на сто лет позже правила двукратного Поместнаго Собора, состоявшегося в Константинополе в 861 г. и Константинопольского Собора 879 г.
   Будучи записанным церковным преданием, каноны являются непререкаемым законом, определяющим строй и управление Церкви. Однако, все законы, кратко формулирующее те или иные нормы, всегда требуют известных толкований для правильного своего понимания.
   Толкователь прежде всего должен знать догматическое учение Церкви, которое выражено в том или ином каноне или им охраняется. Затем для понимания каждого закона надо знать условия, в каких он был издан. Во многих случаях тогда только становится ясной мысль законодателя.
   Кроме исторического и догматического подхода к толкованию канонов, надо еще иметь в виду следующее: есть в канонах положения, которые по своему догматическому содержанию (напр., о власти епископов) или по важности для Церкви (напр., о посте) выражают неизменную норму, но некоторые правила (напр., о длительности епитимьи за прелюбодеяние) содержат неодинаковые указания в зависимости от духовного состояния паствы в эпоху их составления. Кроме того, некоторые положения изменялись с течением времени. Так напр., пятое Апостольское правило имеет в виду существование женатых епископов согласно сказанному Ап. Павлом (I Тим. 3:2), а двенадцатое правило VI Всел. Собора утвердило безбрачие епископов, которое с тех пор стало обязательным. В таких случаях толкование руководствуется последним по времени принятия его каноном по данному вопросу.
   Что касается указанных в канонах в разных случаях прещений, то надо иметь в виду присущее им нарочитое значение в церковном домостроительстве.
   Каноны являются церковными законами, в большинстве случаев изданными для лечения появившихся в церковной жизни ошибок или злоупотреблений. Некоторые каноны только определяют иерархический порядок церковного управления и суда. Другие – направлены к предупреждению и устранению разных греховных явлений. Некоторые каноны имеют догматическое значение, другие – дисциплинарное. Воспрещая тот или иной грех, они указывают полагающуюся за них епитимью.
   Однако, несмотря на то, что эти последние каноны формулированы подобно гражданским законами с санкциями за те или иные преступления, они по существу носят другой характер. Их цель прежде всего – не кара за то или иное преступление, как это бывает в гражданских законах, а лечение души грешника, предохранение его от бОльшего греха и ограждание паствы от заражения последним.
   Если Церковь, например, не допускает тяжко согрешившего клирика к служению, а мирянина – к причастию, то это прежде всего потому, что приобщение при нераскаянных тяжелых грехах служит человеку не на пользу его душе, а «в суд и осуждение» (1 Кор. 2:27—29). Апостол Павел указывает далее и на печальные последствия от этого не только для души, но и для тела (1 Кор. 2:30). Именно лечебный характер многих прещений подчеркивается тем фактом, что изданные в разные времена различными Соборами правила часто указывают неодинаковые епитимьи за один и тот же грех.
   Во все времена остается неизменным определение сущности греховного недуга, но в зависимости от разных обстоятельств может меняться доза лекарства. По сто второму правилу VI Всел. Собора «Принявшие от Бога власть решить и вязать, должны рассматривать качество греха и готовность согрешившего к обращению, и так употреблять приличное недугу врачевание, дабы не соблюдая меры в том и другом, не утратить спасения недугующего»... И далее: «Ибо у Бога, и у приявшего пастырское водительство, все попечение о том, дабы овцу заблудшую возвратить, и уязвленную змием уврачевать».
   Таким образом, каноны, указывая нам на греховность ряда явлений в жизни, предоставляют иерархии довольно большую свободу в выборе суровости епитимьи. Больной член совершенно отсекается от Церкви только в случае полной нераскаянности грешника согласно слову Спасителя (Мат. 18:15—17).
   Все вышесказанное указывает на необходимость правильного понимания канонов. Наиболее известны толкования Византийских канонистов Зонары, Аристина и Вальсамона. На русском языке они были помещены в издании Общества Любителей Духовного Просвещения под заглавием «Правила Св. Апостол, Святых Вселенских и Поместных Соборов и Святых Отец с Толкованиями» (Москва 1876, 1880, 1881, 1884 гг.). Важным пособием является труд знаменитого русского канониста Епископа Иоанна Смоленского в бытность его архимандритом, «Опыт Курса Церковного Законоведения» (СПБ, 1851). Очень ценен капитальный труд Епископа Далматинского Никодима Милаша, окончившего Киевскую Духовную Академию, «Правила Православной Церкви с Толкованиями» (Т. I, СПБ 1911; Т. И, СПБ 1912). На русском языке полезным пособием служит «Алфавитная Синтагма» Матвея Властаря. Известен греческий канонический сборник «Пидалион» и его английский перевод «The Rudder», изданный в Чикаго в 1957 г. Полезные справки имеются в другом английском издании канонов в серии «A Select Library of Nicene and Post Nicene Fathers of the Church», vol. XIV, The Seven Ecumenical Councils, Gran Rapods, Mich., 1956.
   Для удобства пользования настоящим изданием мы помещаем в конце его предметный указатель из Синодального издания Книги Правил и, кроме того, в примечаниях под каждым каноном указываем параллельные правила.
   В качестве ценного дополнения к этому предисловию мы предваряем самые каноны замечательными мыслями известного перед революцией в России глубокаго мыслителя-богослова Светлова.
О Значении Священных Канонов
    Протоиерей о. П. Я. Светлов
    Краткие биографические сведения об о П.Я. Светлове. Протоиерей Павел Яковлевич Светлов был Доктором Богословия Московской Духовной Академии и профессором богословия в Университете Св. Владимира в Киеве. Известны следующия его книги: 1. Значение Креста в деле Христовом; опыт изъяснения догмата искупления, Киев 1893. 2. Опыт апологетическаго изложения православнаго христианскаго вероучения, в двух томах, Киев 1896, 1898. 3. Курс апологетическаго богословия, Киев 1905. 4. Идея Царствия Божия в ея значении для христианскаго миросозерцания; Св. Троицкая Лавра 1905. Блаженнейший Митрополит Антоний, который, как Ректор Московской Духовной Академии, председательствовал на диспуте при получении о. Павлом Светловым степени магистра богословия, высоко ценил его как православнаго мыслителя, находя суждения его очень свежими и интересными. После революции о. П. Светлов скоро лишился своей кафедры. Подробности о том как он существовал нам неизвестны. Умер он в Киеве в 1941 г.
   Книга Правил представляет собою свод законов, исшедших от Апостолов и св. Отцов Церкви – законов, Соборами утвержденных, положенных в основу христианского общества, как норма его бытия. Если сознательный гражданин должен знать основные законы своего государства, то тем более убежденному христианину должны быть известны законы Церкви. Действительно, настолько душа ценнее тела, настолько Церковь выше и дороже государства.
   Читая книгу канонов, человек убеждается в исключительной важности предметов, составляющих ее содержание. Он убеждается в стройности и, что особенно важно, в святости, богодухновенности того мировоззрения, которое пронизывает эту великую книгу. Человек почувствует, что только богоносные Отцы могли создать ее, и не только не осмелится легкомысленно посягнуть на священные правила, содержащиеся в этой книге, как дерзают святотатственно делать современные духовные воры (особенно претендующие на ученость), но, наоборот, со скорбью задаст себе два вопроса: 1) зачем так поздно стали мне известны эти богомудрые законы, так близко касающиеся меня и моей Матери-Церкви, и 2) почему Господь попустил мне и нашему православному обществу так далеко отойти от святых заветов отеческих, апостольских, Христовых?
   Книга Правил говорит о св. Писании, о важности изучения его, о способе изъяснения его, о св. Предании, о верности богопреданному учению, о таинствах, о призывании имени Божия, о кресте и крестном знамении, об иконах, о значении свято-отеческих писаний, о соборах, о незыблемости соборных определений, о том, что церковные правила должны быть внушаемы при рукоположении священнослужителей «дабы не поступали против них». Читатель найдет там нужнейшее учение о силе и действенности благодати Христовой (Карф. 126 пр.), о силе и смысле благословения, учение о грехе и мудрые разъяснения относительно епитимий, раскрытие высокого идеала священнослужителя и наставления о праведной жизни православного мирянина, строгие правила о рукоположении, подробные и тщательно продуманные правила, определяющие взаимоотношения епископов, пресвитеров, диаконов и мирян, а так же высокодуховные изъяснения их обязанностей церковных и в обыденной жизни.
   Книга передает взгляд Церкви на монашество и строгие правила, коими регулировалась жизнь иноков в древнее время; знакомит с порядком судопроизводства церковного над епископами и клириками.
   Та же книга раскрывает учение Церкви о браке, о девстве и разводе. Читатель встретит там отчетливо проведенный, но современным религиозным сознанием забытый взгляд, ставящий резкую грань между первым браком и вторым, тем более третьим, взгляд, нашедший, кстати сказать, для себя довольно яркое выражение в Требнике (см. «Последование о второбрачных»). Там же найдет решительное воспрещение пресвитерам и диаконам, принявшим сан, вступать в брак (Апост. 26; Шест. 3 и 6), чего так жаждут и добиваются современные обновленческие иерии и диаконы.
   Говорит эта богомудрая книга о ересях, о расколах, самочинных сборищах, об отношении Церкви к отлученным и иноверцам, об отступлении от веры, о должном поведении христиан во время гонений и во время войны, о праздновании воскресного дня, и о пирах, и о посте, и о роскоши, и о давании денег в рост, о посещении храма и о церковном пении1).
   Есть много сравнительно мелких правил, имеющих, однако, свою цену и значение, но перечислить их в письме нет возможности. И крупное далеко не все мною упомянуто.
Дополнительные мысли

1. Каноны, как и сказано выше, суть правила, регулирующие жизнь членов Церкви согласно духу и основным началам Новозаветнаго учения.

   Уже одно то обстоятельство, что часть канонов, заключенных в «Книге правил», именуется «Апостольскими», свидетельствует о том, что книга эта тесно связана с учением Апостольским, непосредственно примыкая к писаниям первых учеников Христовых. И, конечно, святые Отцы, голос которых на соборах имел первенствующее значение, прекрасно понимали, что устроение Церкви должно продолжаться на Апостолами заложенном основании и приспособляться к нему. А Апостолы строили, «имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем» (Ефес. 2:20). И раз святые Отцы это понимали, то, разумеется, могли и выполнить и выполняли просвещаемые тем же Духом Истины, который озарял и апостольское сознание.
   Поэтому мы можем и должны, со спокойной совестью довериться им, как послушные дети мудрым отцам и духовной и церковной архитектонике и, напротив, с осторожностью относиться к современным ученым богословам, тщетно, со вредом для себя и Церкви Божией, пытающимся «превзойти» самосознание святоотеческое. Будем помнить, что духовная истина движется по руслу святости, а не учености.

2. Природа Церкви, как Тела Христова, проявляется в канонах, как применение общего учения к частным случаям.

3. Каноны – связывающее звено между Церковью-организмом и Церковью-организацией. В связи с этим положением восстановите в вашей памяти второе мое письмо к вам и пятое.

4. Каноны могут видоизменяться в истории, сохраняя, однако, свой внутренний смысл, вытекающий из того, что сказано о них в предыдущих пунктах.

   Святые Отцы блюли не букву канона, а именно тот смысл, который Церковь в него влагала, ту мысль, которую она в нем выражала. Например, должен быть епископ, объединяющий других. А кто являлся таковым, определялось историческими условиями, условиями и порядками государственной жизни, с которыми сообразовалось «распределение церковных дел». Прочтите сначала тридцатьчетвертое правило Апостольское, затем двадцатьвосьмое правило IV Вселенского Собора (Халкидонского), третье правило II Вселенского (Константинопольского), семнадцатое правило IV (Халкидонского), а также тридцатьвосьмое правило VI Вселенского (Трульского).

5. Иные каноны, не относящиеся к существу церковной жизни, в силу изменившихся исторических условий, теряли (иногда временно или в известном только народе, государстве) свое значение и упразднялись, будучи вызваны к жизни преходящими обстоятельствами. Так, например, у нас теперь едва ли применимы каноны, регулировавшие отношения церковной организации к верховной власти в Византийской и Русской империях.

   Теряли в свое время и в известной части земного шара свое прямое, буквальное значение и наставления Св. Писания. Так, мудрое учение св. ап. Павла об отношениях господ и рабов утратило свой буквальный смысл с падением рабства, но лежащий в этом учении духовный смысл имеет, можно сказать, непреходящее значение и слова великого Апостола и теперь могут и должны являться нравственным руководством во взаимоотношениях христиан, стоящих на разных ступенях социальной лестницы, несмотря на провозглашенные начала свободы, равенства и братства. Прикиньте это и к «Книге Правил».

6. Иные каноны, по мере накопления их, не упразднялись, а видоизменялись, вырастая преемственно друг из друга (единство предания), взаимно дополняясь и применяясь к исторической обстановке, без нарушения основных принципов церковного предания и жизни2).

7. Одним из принципов является ненарушимость преемственности священноначалия и поставление низших высшими «без всякого же прекословия меньший благословляется большим» (Евр. 7:7), призыв к служению Церкви, а не самопоставление и захват власти. Лишь соблюдение этого правила дает церковной власти богоустановленный характер и силу. Нарушение этого общего канонического положения разрывает связь между Телом Церкви и той организацией церковной, чрез которую связывает себя с этим Телом христианин3).

   Ярким примером нарушения закона, что низшие поставляются высшими, является вновь образовавшаяся в Киеве украинская иерархия: там запрещенные в служении законной властью протоиереи поставляли друг друга во епископы, при посредстве участвовавших в рукоположении иереев, диаконов и мирян. Вышло рукоположение наизнанку и, разумеется, получилась не иерархия, а пародия на нее.
   «Хотя начало отступления произошло чрез раскол, – пишет Василий Великий, – но отступившие от Церкви уже не имели на себе благодати Святого Духа. Ибо оскудело преподаяние благодати, потому что пресеклось законное преемство. Ибо первые отступившие получили посвящение от Отцов и, чрез возложение рук их, имели дарование духовное. Но отторженные, соделавшись мирянами, не имели власти ни крестить, ни рукополагать, и не могли преподать другим благодать Святого Духа, от которой сами отпали».
   В оправдание современных революционных церковных реформаторов, живоцерковников и обновленцев разного типа, ссылаются на церковные реформы патриарха Никона и Петра Великого. Но едва ли эта ссылка может служить оправданием теперешних самозваных радетелей о Церкви Божией.
   Достаточно указать на то, что ни при Никоне, ни при Петре не была нарушена преемственность Апостольской иерархии. Это одно решает вопрос и решает не в пользу живоцерковников и Ко.
   Но, кроме того, тогда не было посягательства ни на вероучение, ни на нравоучение Церкви. Это – второе.
   Далее, к участию в обсуждении реформ в то время допускались лица не путем партийного подбора, а свободно мыслящие4) (в истинном смысле этого слова), что видно хотя бы из того факта, что вследствие протеста части духовенства (рассматривавшего регламент) по вопросу об участии мирян в Высшем Церковном Управлении, «регламент, уже прочитанный и исправленный самим государем», подвергся изменению, и Петр должен был отказаться от своего первоначального плана5).
   Наконец, реформы, имевшие место при патриархе Никоне и Петре I, получили санкцию восточных патриархов, на что едва ли могут рассчитывать живоцерковники и иже с ними.


1   Привожу семдесятпятое правило VI Вселенского собора о церковном пении: «Желаем, чтобы приходящие в Церковь для пения не употребляли бесчинных воплей не вынуждали из себя неестественного крика и не вводили ничего несообразного и несвойственного Церкви; но с великим вниманием и умилением приносили псалмопение Богу, назирающему сокровенное. Ибо священное слово поучало сынов Израилевых быть благоговейными» (Левит. 15:31).
2   Ср. вышеуказанное нарушение этих принципов в «Положении» о созыве собора.
3   Ср. четырнадцатое и пятнадцатое правила Двукратного собора, приведенные мною в первом письме в связи с антиканоничными по существу и по форме действиями живоцерковников.
4   Теперь главные церковные деятели, не согласные с парламентскими париями ВЦУ, или сосланы, или заключены в тюрьмы.
5   Проф. Ф. В. Благовидов. «Обер-прокуроры Свят. Синода в XVIII и первой половине XIX столетия». Изд. 2, 1900 г., стр. 14—15. Казань.

Часть 1