О призвании священника… » Сайт священника Константина Пархоменко
Азбука веры » священник Константин Пархоменко » Статьи
  виньетка  
Распечатать Система Orphus

О призвании священника…

священник Константин Пархоменко


Рейтинг:
(3 голос: 5,00 из 5)
Загрузка...

См. также: Почему священник так поступил

Православие знает и любит это слово – Призвание. И оно совершенно уместно, даже более уместно, чем в любом другом случае, когда речь идет о служении священнослужителя.

Когда меня попросили об этом написать, я с легкостью согласился. Но чем больше думал об этой теме, тем больше теснились мысли и чувства, тем больше хотелось продумать тему до конца… И вставали вопросы, и все казалось не таким очевидным и понятным…

С помощью Божией осмелюсь высказать свои соображения на эту тему:

Какой смысл мы вкладываем в слово призвание? Тот, что Бог призывает человека нести священнослужение? Если так, то, несомненно, есть люди, которые пошли в священство, услышав внутри себя мощный глас Божий, призывающий их на это служение. Я знаю таких людей, и мы можем с уверенностью сказать, что их священство будет удачным, потому что Бог не ошибается. (Но так как свобода у нас остается всегда, даже самым очевидным образом призванный Богом на это служение человек может уклониться от этого пути, вести себя недостойно, не радеть о вверенных его попечению овцах и погубить свою душу.) Бывает, что Господь призывает на служение человека, даже совсем не готового и не хотящего вставать на этот крестный путь. Вспомним того же Моисея, отговаривавшегося от высокого служения косноязычием. Но Бог сделал свой выбор, и человек должен подчиниться.

Вот это можно назвать призванием в прямом значении этого слова.

Но это… редкость. В действительности, чаще мы имеем дело не с отчетливо слышимым в душе голосом или даже повелением Божиим, а с появившимся в самом человеке желанием: стать священником.

Иногда это личное желание человека, иногда влияние каких-то обстоятельств. Например, до революции в России сын священника обязательно должен был идти по стопам отца и впоследствии принять его приход. Сегодня я знаю курьезные случаи, когда «в батюшки» идут по настоянию благочестивой матери.

В таком случае можно ли сказать, что этих людей призвал Бог? Или просто они выбрали такую профессию, как могли бы пойти работать на завод, заняться бизнесом или чем-то еще?..

И если человек самостоятельно захотел пойти по пути священнослужения, то значит ли это, что он будет плохим священником? Иногда – да, но не всегда!

Размышляя над этим, я пришел к мысли, что священником может стать, и успешно им быть, и человек, не слышавший в душе отчетливый голос Божий, но просто имеющий большое влечение к такому служению. Не об этом ли сказал ап. Павел: «если кто епископства желает, доброго дела желает» (1 Тим. 3, 1)? А вот каким он будет священником – хорошим или нет, зависит от того, какие способности, харизмы (то есть благодатные дары Святого Духа) у него есть. В том же Послании к Тимофею ап. Павел говорит, какие качества должны быть у епископа-священника (во времена Павла слово епископ понималось в широком смысле – и как епископ, и как пресвитер): «…должен быть непорочен, одной жены муж, трезв, целомудрен, благочинен, честен, страннолюбив, учителен, не пьяница, не бийца, не сварлив, не корыстолюбив, но тих, миролюбив, не сребролюбив, хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью; ибо, кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией? Не [должен быть] из новообращенных, чтобы не возгордился и не подпал осуждению с диаволом»2.

Итак, каким предстает нам облик пастыря, по мысли ап. Павла? Хорошим, нравственным человеком, что касается его человеческих качеств, что же касается его пригодности к священному служению, ап. Павел отмечает учительную харизму и способность управлять и держать в послушании семью!

Мы не можем требовать от священника святости. Святость – это очень важный момент, и она может быть у любого христианина, какое бы служение он ни нес. В идеале, конечно и священник должен быть святым, но будем реалистами и не станем требовать от наших пастырей того, чего мы сами, по лени и нерадению, не стремимся достичь. Сегодня (как, кстати, и во времена ап. Павла, что мы только что видели), священник – это человек, прежде всего, обладающий рядом определенных качеств души, характера и проч.

Итак, перечислим эти качества священника: это учительство, твердая воля ориентированная на добро, яркость личности, чтобы вдохновлять, вести за собой, энергичность.

Мы знаем, что харизм много и Дух Святой что-то дает каждому. И вот если это в человеке есть и он хочет послужить в священном сане Церкви и Богу, он наверняка будет неплохим священником. Он даже может быть не святым, но обязательно должен быть добрым и нравственным человеком. И тогда он, скорее всего, будет прекрасно справляться со священническими обязанностями.

В таком случае можно ли сказать, что этот человек призван Богом на священное служение? Думаю, можно. Ведь весь набор его душевных качеств, драгоценных талантов, – дар Божий. И если человек хочет всей силой своей души послужить Господу и все свои способности направляет на служение Ему, то это можно только приветствовать.

А если человек не имеет этих способностей, но хочет и становится священником?.. Боюсь, в таком случае, он будет плохим пастырем.

Но есть совершенно другой уровень и путь. Это… святость. Святость открывает в человеке новые таланты, новые перспективы и глубины, которых может не быть видно в обычном человеке. Такой человек, уже не в силу врожденных способностей, но в силу своей святости, становится духовным лидером! Священником с большой буквы.

Вспомним об отце Иоанне Кронштадтском. Он хотел быть священником, но не имел харизм, которые необходимы, чтобы стать хорошим, настоящим священником. Если бы отец Иоанн не стремился к святости, мне кажется, он не был бы хорошим священником.

Он не имел дара слова, дара убеждения, сама внешность его не располагала быть лидером (щупленький, низкорослый, с жидкой бородкой, без музыкального слуха), он весьма посредственно учился, вообще в столицу (Петербург) приехал из глухой деревни Архангельской губернии… Разве не знаем мы таких батюшек, которых называют серенькими?.. Послужил в храме – и домой. А там своя маленькая, никому не заметная жизнь. Такая жизнь, например, была у родителя отца Иоанна. который всю жизнь прослужил в маленьком селе дьячком и мы бы ничего о нем не узнали, если бы не его великий сын.

Но отец Иоанн решил быть другим священником: всю жизнь, каждую минуту, отпущенную ему Богом, служить людям. Интенсивно работать над собой: не лукавить, не потакать в себе греху, слабости и т.д.

Можно сказать, что отец Иоанн Кронштадтский, не имея харизмы священника, той харизмы, которая многим даром, просто так, дается, – через достижение святости достиг ее. В самом высшем и совершеннейшем смысле!

Если бы он не захотел стать святым, он был бы незаметным священником, который вряд ли приводил людей к Богу, вряд ли свою общину вел вперед. Скорее обслуживал религиозные потребности населения. Но он стал другим. Какой тут включился механизм? Человек дает через себя действовать Богу. Вот это, наверное, высший путь.

И тут же вспомнился другой пример… Я хочу его привести, чтобы показать человека, от рождения обладающего такими талантами, такой ярко выраженной харизмой лидера, наставника, что его можно назвать прирожденным священником. Это священномученик Сильвестр (Ольшевский), архиепископ Омский и Павлодарский.

Вот посмотрите: Родился в 1860 году в деревне под Киевом, в семье диакона. В Духовной семинарии обратил на себя внимание начальства прилежанием и способностями. Как лучший ученик направлен в Духовную академию. После окончания Академии решил стать миссионером и поехал в район, зараженный еретическим учением штундизма. Его успехи на миссионерском поприще были ошеломительными. Через несколько лет епископ предлагает Иустину Львовичу принять священный сан, и тот соглашается. Новорукоположенный миссионер сразу повел высокую духовную и насыщенную жизнь. Газета «Полтавские епархиальные ведомости» так писала об этом: отец Иустин «сразу же повел жизнь истинного монаха в миру; этот великий жизненный шаг его встречен был духовенством с некоторым недоверием. Но шли годы, и это недоверие сменилось чувством беспредельного уважения. Стало ясно, что отец Иустин являет в своем лице пастыря высокого христианского душе-настроения и мировоззрения, пастыря исключительной силы воли и характера…»

Отец Иустин организовывает богословские чтения для интеллигенции города Полтавы, выпускает книгу под названием «В вере ли вы?», основывает «Братство законоучителей и педагогов в память отца Иоанна Кронштадтского», готовит ряд книг в защиту православия против ересей… Через 4 года после посвящения в сан он был назначен главным наблюдателем над всеми церковными школами Полтавской епархии.

Год за годом он все энергичней исполнял свое пастырское служение. Священноначалие его просило, наконец, принуждало принять епископское достоинство. Наконец, отец Иустин согласился. Был пострижен в монашество с именем Сильвестр и рукоположен в сан епископа. О том как приняла его Полтава, можно судить хотя бы по тому, что в Полтаве в год посвящения его во епископа были учреждены две стипендии имени протоиерея Иустина Ольшанского и основан религиозно-просветительский дом его имени…

Не хочу более рассказывать о трудах этого поистине великого человека. Маленький штрих: Однажды, в 1918 году, возвращаясь в свою епархию в солдатской теплушке, владыка (в тот год возведенный уже в сан архиепископа) услышал безбожников-агитаторов, которые ехали в том же вагоне и беседовали с солдатами.

— Братцы, – громко и отчетливо сказал владыка, обращаясь к солдатам, – признаете ли вы свободу за всеми людьми? Если признаете свободу, чтобы не веровать, то признайте свободу и за теми, кто желает веровать. Не дозволяйте глумиться над неверующими, но не оскорбляйте и верующих. О чем угодно гражданском говорите и обсуждайте свободно, но не касайтесь Господа Бога и святыни… А желаете узнать насчет религии, спрашивайте тех, кто на это дело поставлен. Ведь насчет лекарства спрашиваете у доктора, насчет суда спрашиваете у адвоката, так насчет религии спрашивайте у пастырей.

И потом архипастырь начал рассказывать о святынях, чудесах, святом отце Иоанне Кронштадтском, которого он знал лично…

Можем себе представить, каким убедительным и сильным был рассказ профессионального, от Бога, миссионера и защитника веры… Безбожники-агитаторы и рта не смев раскрыть, бежали из вагона. А солдаты прониклись к владыке любовью и почтением. Восемь дней длилось путешествие, и восемь дней в их вагоне звучала проповедь, молитва (солдаты вместе с владыкой пели молитвы), толкование Евангелия.

Архиепископ Сильвестр был казнен большевиками 26 февраля 1920 года. Сначала 2 месяца его мучили в тюрьме. Затем подвергли мучительной смерти. Прибив его руки гвоздями к полу и таким образом распяв, большевики раскаленными шомполами прижигали его тело, а затем раскаленным докрасна шомполом пронзили сердце…

Эту историю я привел как пример того, как много может быть человеку дано. От рождения – выдающиеся дарования и способности. Такому человеку естественно быть священнослужителем.

Итак, в своем очерке я упомянул о трех типах людей, могущих принять священническое служение:

1. Призвание – как голос Божий, призывающий человека к этому служению. Это совершенно уникальное явление.

2. Большое личное желание человека и одаренность теми душевными свойствами, которые помогут хорошо это служение исполнять.

3. Это мы встречаем чаще всего. Если человек не слышит в своей душе голоса Божьего и не имеет никаких дарований, ни харизмы лидера, ни дара учительства, ни сильного волевого характера… но все же горячо желает стать священником, он должен поставить перед собой вопрос: готов ли я, все оставив, идти по пути святости? И если готов и живет так, и испытал себя в стремлении к святости на протяжении ряда лет – может становиться священником. И помоги ему Бог быть святым священником.

 

Примечания.

[1] Эта небольшая статья-размышление была написана по просьбе редакции молодежного католического журнала «Радуга» в 2006 году. Опубликована не была.

[2] Другой текст ап. Павла, его письмо к ап. Титу, просветителю Крита, свидетельствует о том, какие качества должны быть у поставленного на священническое служение: «Для того я оставил тебя в Крите, чтобы ты довершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал: если кто непорочен, муж одной жены, детей имеет верных, не укоряемых в распутстве или непокорности. Ибо епископ должен быть непорочен, как Божий домостроитель, не дерзок, не гневлив, не пьяница, не бийца, не корыстолюбец, но страннолюбив, любящий добро, целомудрен, справедлив, благочестив, воздержан, держащийся истинного слова, согласного с учением, чтобы он был силен и наставлять в здравом учении и противящихся обличать» (Тит. 1, 5).

  виньетка  
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Карта сайта
Разделы портала