Главная » Прозорливость » Святые провидцы. Дар прозорливости
Распечатать Система Orphus

Святые провидцы. Дар прозорливости

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (2 голос: 4,00 из 5)

Составитель Алексей Фомин

 

Оглавление

 

В книге приведены интересные факты из жизни православных подвижников, когда через сокровенный дар прозорливости старца в судьбе конкретного человека чудесным образом проявлялся Промысл Божий.

Это те мгновения, когда особенно явно ощущаешь заботливое присутствие Божие, когда Бог открывает нам Свою волю и проявляет попечение о нашем спасении, говорит с нами их устами, когда через любящее сердце старца Господь неприметным образом касается сердец многих, находящихся возле Него.

 

Предисловие^

«Православный человек никогда не станет искать пророчества о своей индивидуальной судьбе, поскольку это противоречит наличию свободы выбора, которую святые отцы считали существенной частью образа Божия в человеческом сердце. Знание будущего лишает человека свободы, а без свободы человек превращается в совсем другое существо. Великие подвижники прошлого, которых современники считали прозорливыми, вовсе не походили на гадателей, предсказывающих те или иные события в будущей жизни. На основании своего богатейшего духовного опыта, в результате короткого разговора они определяли некоторые индивидуальные черты пришедшего к ним человека и подсказывали, какая опасность угрожает ему, если его греховные страсти не будут изжиты. Либо же Господь по Своему особому Промыслу о чем-то извещал их в отношении пришедших к Нему людей, что было необходимо для укрепления их веры или же каким-то образом содействовало их спасению.

Что касается пророчеств о судьбе мира, то все они содержатся в Священном Писании, которое завершается словами: «если кто приложит что к ним, на того наложит Бог язвы, о которых написано в книге сей; и если кто отнимет что от слов книги пророчества сего, у того отнимет Бог участие в книге жизни и в святом граде и в том, что написано в книге сей» (Откр 22,18–19[1].

«Люди действительно святой жизни, если имеют дар прозорливости, то скрывают его или проявляют его сокровенно. В этом, кстати, их принципиальное отличие от старцев ложных» [2].

Священник Дионисий Свечников пишет: «Люди, живущие по заповедям Божьим и получающие от Него благодатные дары исцеления и провидения, были, есть и, дай Бог, будут всегда. Человеку не дано знать свое будущее, тем паче что человек сам творит его. Грешить или нет – это свободный выбор человека, в него даже Бог не вмешивается. Священнослужители, также как и другие православные христиане, узнают о правильности или греховности своих поступков из Евангелия. Этот неисчерпаемый источник Божественной мудрости дает ответы на многие вопросы. Священники вовсе не какие-то колдуны и медиумы, которые, вступая в контакт с духами, получают откровения от них. А люди, которым Господь что-то открывает, получают эти дары наитием Святого Духа. И никак иначе. Но для этого надо быть действительно человеком святой жизни» [3].

Подлинный, неприкрытый смысл слов прозорливых старцев открывается позже. Удивительно и то, в какую форму облекаются их предсказания. Они говорятся не напрямую, чтобы не вводить человека в смущение. Они сообщаются так, чтобы потом, когда наступит время, сам человек без всяких сомнений определенно осознал и сопоставил все сказанное ими ранее. Когда иеромонаху Василию Рослякову (Оптинскому) рассказывали о пророчествах, касающихся страшного будущего (а подобные вещи часто способны привести душу в смятение и отвлечь от стремления ко спасению, борьбы со своими грехами), то он говорил: «Пророк пророчит, а Бог как хочет».

Мы не ставили задачей максимально подробно и полно изложить в этой книге факты биографий угодников Божиих, а лишь остановились на тех моментах из их жизни, когда через них проявлялся чудесным образом Промысл Божий в судьбе конкретного человека. Это те мгновения, когда особенно явно ощущаешь на себе заботливое присутствие Божие, когда Бог открывает нам Свою волю и проявляет попечение о нашем спасении, говорит с нами их устами, когда через любящее сердце старца Господь неприметным образом касается сердец многих находящихся возле Него.

Надеемся, что рассказы, приведенные в книге, будут не только интересным, но и душеполезным чтением, где каждый человек возьмет что-то для себя, применит к себе, к своей жизненной ситуации советы и наставления православных подвижников.

Глава 1. Старцы нашего времени ^

Через просветы

«Чем выше стоит подвижник на духовной

лестнице, тем труднее писать о нем…»

Оптинские отцы смиренные. Хранят оптинские монашеские традиции. Похвалить монаха – то же самое, что бегущему подножку поставить. Пока живы, все подвизаются, а о святости человека судим мы уже после его смерти. Хорошее высказывание по этому поводу прочитала у святых отцов: «Перед самым сбором урожая град может уничтожить виноград, и праведник перед смертью [может] согрешить. Поэтому не спеши ни к кому [приступать] с похвалами». Читаю и представляю крупные и ароматные, налитые соком грозди винограда. Но ведь может пройти град или снег выпасть…

Наверное, поэтому из уст в уста передается оптинская байка. Спросили старца, отца Илия: «Батюшка, правда, что все оптинские отцы – прозорливцы и чудотворцы?» На что старец с улыбкой ответил: «Не знаю насчет прозорливцев, а чуднотворцы точно все».

Значит ли эта шутка, что перевелись старцы в монастырях? Слава Богу, не перевелись! Утешает Господь людей Своих, но чудеса эти прикровенные, даются по нужде. Рассказывает мне в очереди на исповедь жительница Козельска, Елена, как недавно в этой очереди стояла ее соседка. Приехала к игумену N со своим горем: сын пропал. Выслушав рыдающую мать, ушел он в алтарь, долго молился, а вернувшись, сказал: «Не плачь, через пару дней вернется». И действительно, на второй день сын явился.

На послушании в гостинице раба Божия Надежда рассказывала мне о том же батюшке, как уговаривал он остаться в монастыре одну уже не очень молодую женщину. Не слушала она уговоры, и батюшка сказал: «Что ты там, в миру, будешь делать, настрадаешься, да еще и с ребеночком». Про ребеночка было совсем непонятно, но понятно стало, когда женщину соблазнил и бросил с ребенком заезжий молодец, и она действительно много страдала.

Признанный старец Оптиной пустыни – отец Илий (в миру Алексей Афанасьевич Ноздрин). Когда человек еще подвизается, о его подвигах и духовном росте лучше не говорить. Но отец Илий – всероссийски известный старец, о его прозорливости все знают. Поэтому чада его и просто паломники делятся своими переживаниями и опытом встреч со старцем открыто – светильник под спудом не прячут…

Первую историю про оптинского старца Илия рассказала мне на совместном послушании в братской трапезной Оптиной пустыни паломница Ольга: «Хотела я спросить у старца, есть ли воля Божия на мое монашество, но никак не получалось побеседовать с ним. И вот стою после службы, вдруг народ задвигался, хлынул за вышедшим старцем. Кто-то вопрос хочет задать, кто-то попросить молитв, кто-то просто благословиться желает. Ну, думаю, не подойти мне к старцу.

И вдруг народ выталкивает меня прямо в спину к батюшке. Недолго думая, громко спрашиваю: “Батюшка, отец Илий! Буду ли я монахиней?” И батюшка, не оглядываясь, отвечает: “Да, ты будешь монахиней. Обязательно будешь монахиней!” И уходит, сопровождаемый народом. А я остаюсь и чувствую, как охватывает меня недоверие, а за ним уныние. Старец даже не взглянул на меня. С таким же успехом я могла спросить, буду ли я космонавтом.

В унынии плетусь к братской трапезной. Стою и плачу. Рядом еще паломники стоят. Кто-то своего духовного отца ждет. Кто-то старца дожидается. Стою без всякой надежды. И вдруг появляется отец Илий. Сразу тянутся к нему руки с записками, народ вопросы наперебой задает. Но батюшка подходит прямо ко мне. Внимательно смотрит на меня и спрашивает: «Ну что, ты уже выбрала себе монастырь, где хочешь жить?».

На этом месте глаза рассказчицы увлажняются – утешил батюшка! Хоть и не взглянул при вопросе, но духовным зрением он видит многое. Гостиничная Елена делится со мной: «Как права пословица: «что имеем – не храним, потерявши – плачем»! Вот был наш оптинский старец отец Илий рядышком – мы это не ценили в полной мере. Подойдешь иногда, благословишься. А иногда смотришь: как много людей батюшку окружило – и мимо пройдешь, думаешь: надо поберечь старца, не досаждать лишний раз. А сейчас вот уехал он подальше – духовник у самого Патриарха, – так как же ждешь его приезда! Как солнышка красного!»

Только поскорбели мы, что нечасто теперь старец в Оптиной бывает, – он и приехал. И благословились, и записочки отдали. Поднимаюсь по лестнице паломнической гостиницы, а схиигумен Илий мне навстречу спускается. На лестнице еще две сестры стоят – как и я, от радости чуть не прыгают.

Благословил нас батюшка, поговорил немножко с каждой, а в руках у него книги духовные – как раз три. Он одной сестре подарил, другой, я следующая. А я стою и думаю: «Есть у меня уже такая книжечка-то. Мне ее вчера только архидьякон отец Илиодор подарил». Посмотрел на меня отец Илий внимательно, улыбнулся… и не дал мне книгу. А снизу уже новая паломница поднимается. Ей и подарил.

Вот ведь, думаю, батюшка всё видит! Как же мне хочется о нем побольше узнать! Вот бы еще кто-нибудь рассказал о нем!

На следующий день еду я по делам в Калугу, возвращаюсь поздно, на автобус опаздываю. Звоню своему духовному отцу и объясняю, что припозднилась. Отвечает он мне, что в Калуге как раз оптинская машина. Сейчас назад, в монастырь, поедет, меня и захватят.

И вот я сижу рядом с водителем Сергеем, молодым еще парнишкой. Несмотря на молодость, он уже несколько лет в монастыре работает, сейчас прораб на одной из многочисленных монастырских строек. И оказывается, что он чадо отца Илия.

– Брат, расскажи мне хоть немножко про старца! – прошу я.

Он соглашается. И рассказывает мне о своих встречах со старцем.

Сначала Сережа не всегда к старцу за благословением обращался. Вот сдал на права, начал машину водить – без благословения. «Что, – думает он, – старца по мелочам беспокоить, мало ли у него забот! Не будешь обо всем сообщать – вот, дескать, водителем заделался!»

А отец Илий приехал из Греции и всем иконочки дарит. И всем – разные. Посмотрит на человека – переберет иконочки и достанет какую-то одну.

Сергею благословил иконочку святого Николая Чудотворца. Отошел Сережа в сторону, а сам ропщет: «Есть у меня дома Николай Угодник! Лучше бы батюшка какую-то другую икону подарил!» Переворачивает иконочку, а на обратной стороне – молитва водителя!

А рядом стоит мужчина в годах, видно, что в Оптиной впервые. Держит в руках иконочку целителя Пантелеимона и спрашивает у Сергея: «Я недавно только в храм ходить начал. Вы не знаете, что это за иконочка?» А Сережа спрашивает: «А у вас, простите, здоровье хорошее?» «Да что вы! Я серьезно болен. Болезнь меня и в церковь привела, если честно». Объяснил Сергей ему, что к святому целителю Пантелеимону обращаются в болезнях.

И вот что интересно: пока Сергей подаренную батюшкой иконочку в машине хранил, ни разу его ГАИ не останавливала.

А потом решил унести икону домой, чтобы на солнышке не выцветала. Только унес – на четыре месяца права отобрали за нарушение. Как так нарушил – и сам не понял. Теперь только с иконочкой – батюшкиным благословением – и ездит.

После этого случая стал он все серьезные решения принимать только с благословения старца – своего духовного отца. Хотел купить старый «КамАЗ». Деньги долго копил, в долги влез. Нашел и «КамАЗ» подходящий. Проверил – хорошая еще машина! Пошел к старцу благословиться. А старец не благословляет – без объяснений. Ну, что делать, послушался Сергей, не стал покупать. Хоть и расстроился. А выходит, что расстроился-то он зря. Были, оказывается, какие-то незаметные, но серьезные неполадки в машине. И через неделю сломался «КамАЗ», по выражению Сережи, «в хлам».

А как-то приехал Сергей к духовному отцу, а он ему и говорит: «Ну что, путешественник мой, путешествуешь?» «Да нет, – отвечает Сергей, – из монастыря никуда». Старец только улыбнулся. Возвращается Сережа в Оптину, а его тут же отправляют в Воронеж, к Тихону Задонскому, воронежскому чудотворцу. Вот только недавно вернулся. И в Калугу поехал. Тут мы с ним и встретились.

– Расскажи еще что-нибудь, – прошу я.

Сергей думает недолго:

– Ну, вот жениться я собирался несколько лет назад. Невеста моя объявила, что хочет учиться поступать. Поедет, дескать, документы отвозить. Деньги заплатить нужно. Ну, я с деньгами помог ей. Проводил. Жду. А я только еще начинал у батюшки на стройке работать. Нужно было песок ехать нагружать. И подобрались мы так, что все ребята здоровые, рослые, а я самый молодой, меньше всех ростом и худее.

И вот благословляет отец Илий, чтобы меня отправили песок этот грузить. Я еще в душе возроптал: ну, думаю, нашел батюшка, кого выбрать! Но поехал, конечно. И вот еду – и вижу девушку свою с другим. Было у нас объяснение, после чего мы расстались. О чем я сейчас нисколько не жалею. Она за этого, другого, замуж вышла, ребенка ждет. А я вот в монастыре работаю. Может, совсем сюда переберусь. А ведь жениться хотел…

Ну, скоро приедем уже. Видишь, как незаметно за разговором дорогу скоротали? Что тебе еще рассказать – напоследок?

Вот, представляешь, недавний случай: работаю на стройке, бетономешалка грохочет вовсю. Приезжает отец Илий. Батюшка никогда на машине в ворота не въезжает.

– А почему не въезжает?

– Ну как? Он смиренный очень. Не хочет как начальник. Всегда из машины выйдет, сам ворота начинает открывать. Поздоровается со всеми, поклонится всем. Вот и в этот раз выходит из машины, подходит к воротам. Я одну створку тяжелых железных ворот открываю, а он вторую начал открывать. А потом благословил меня и спрашивает: «Слышишь, как по кресту стучат – тук-тук?»

Я отвечаю: «Какое там стучат, батюшка, по какому кресту! Я ваш голос-то с трудом слышу!» Он улыбнулся и пошел. И что ты думаешь? Через пять минут иду по строительному делу к отцу Иоанну, который тут недалеко, метрах в двадцати. А он крест из меди отбивает себе в келью. И стучит – тук-тук. Как это можно было услышать на таком расстоянии, под грохот бетономешалки – ума не приложу. Ну да у старца ведь другой слух, не такой, как у нас с тобой. Понимаешь?

…Вернулась я в Оптину и на следующий день, после послушания, захожу в книжную лавку. Смотрю: книга интересная – архимандрита Рафаила Карелина, «На пути из времени в вечность». Купила я эту книгу, прихожу в келью, открываю ее на первой попавшейся странице и читаю: «Чем выше стоит подвижник на духовной лестнице, тем труднее писать о нем… Потому что духовное видит душевное, а душевное не видит духовного. Только лишь через какие-то просветы человек может соприкоснуться с внутренним миром подвижника как с откровением благодати…»

Да, только через какие-то просветы…

Ольга Рожнева

Истории про старца Илия

Схиархимандрит Илий (Алексей Афанасьевич Ноздрин) родился в 1932 году в селе Становой Колодезь Орловского района Орловской области. Учился в Серпуховском механическом техникуме. Духовное образование начал в Саратовской семинарии, после ее закрытия перевелся в Санкт-Петербургскую. Там же принял иноческий чин. Был насельником Псково-Печерского монастыря, нес служение на Афоне. В конце 80-х вернулся в Россию, где стал духовником Оптиной Пустыни. Сейчас он духовник Патриарха Кирилла и находится в Переделкино, на подворье Троице-Сергиевой Лавры.

К отцу Илию в Оптину

Впервые имя оптинского старца Илия я услышал в Высоцком мужском монастыре города Серпухова. Дело было так. Я попал на исповедь к игумену монастыря отцу Кириллу, который долго и внимательно слушал мои слова, а затем сказал: «Лучше всех тебе ответил бы духоносный старец. Я боюсь повредить. У меня нет такого духовного опыта. Есть старец – отец Илий в Оптиной пустыни, к нему езжай. Не знаю, сможешь ли пробиться: к нему много людей притекает».

Сказано – сделано. Вот я в Оптиной – стою в Казанском соборе, благоговейно замирая, слушаю звонкие переливы двух монашеских хоров, стоящих на левом и правом клиросах. У кого-то из поющей братии такой сильный и густой бас, что у меня внутри, там, где предположительно должна находиться душа, что-то начинает трепетать. Один богомолец указал, по моей просьбе, на отца Илия. Я представлял его совсем по-другому. Богатырем, типа Ильи Муромца, и имя у него схожее. А тут? «Нет в нем ни вида, ни величия». Маленького роста, тщедушный, длинная седая борода. Служба закончилась. Отца Илия обступили такой плотной толпой люди, что оставалось только удивляться, как его не сбили с ног и не затоптали.

Тогда для меня, только идущего ко храму, это было в диковину – фу, как не культурно, не вежливо, какой фанатизм – так набрасываться на пожилого человека! В то время я не очень понимал различие между старым человеком и старцем-молитвенником – богатырем Духа.

Постой-ка рядом, послушай, о чем говорят, о чем просят старца паломники. Сколько горя – с ума сойдешь!

Грузная тетка с почерневшим от свалившейся на нее беды лицом цепляется за отца Илия: «Батюшка, сын человека убил. Скоро суд будет. Помолись! Что делать – не знаю!» Старушка с заплаканными, выцветшими от боли глазами вопиет: «Батюшка, у невестки рак, с кулак шишку на голове надуло, трое деток малых останутся без матери, помолись за нас, родимый, погибаем!» Со всех сторон звучит как стон: «Батюшка! Батюшка! Батюшка!»

После всего услышанного мои вопросы, с которыми я приехал к отцу Илию, показались мне ничтожными и как-то сами собой прояснились у меня в голове.

Второй раз я увидел отца Илия, когда приехал в Оптину в числе таких же, как и я, новоначальных христиан. Нас по одному подводили к батюшке под благословение. Не знаю, что он говорил моим предшественникам, но мне слово его попало не в лоб, а прямо в глаз. Я подбежал к батюшке, сложил ладони лодочкой и молодцевато, как на плацу генералу, гаркнул: «Раб Божий такой то». Отец Илий устало взглянул на меня и слабым голосом произнес: «Да… Русский язык мы знаем…»

Кровь бросилась мне в лицо – я с особой ясностью осознал смысл привычных русских слов, которыми мы козыряем по много раз в день. «В самом деле, ну, какой ты раб Божий? Ты есть раб греха и порока», – словно со стороны подумал я о себе во втором лице.

Батюшка сходу обличил меня: произнес, прикровенно, невеселую правду обо мне. Пожалел он меня, сказал в необидной форме, с горечью, как бы внутренне сокрушаясь обо мне, что я такой непутевый.

Третья встреча с отцом Илией состоялась в братском корпусе, за закрытыми дверями. Нас, паломников, было трое, и каждый мог сравнительно спокойно поговорить с батюшкой. Я заранее подготовил в уме слова о своих внутренних нестроениях и житейских бедах, которые в тот период моей жизни особо одолевали меня, рождая в душе ледяное уныние и безразличие ко всему. Мне хотелось попросить святых молитв батюшки (ведь много может молитва сильного) и узнать, как жить дальше. Когда подошла моя очередь, я, стесняясь своего физического превосходства, встал перед отцом Илией на колени и неожиданно для себя сказал: «Батюшка, умножь во мне веру!»

«Веру?» – нараспев произнес батюшка. Удивился. Затем хорошо, так ласково улыбнулся, что сразу угрел мне сердце. Слова и время потеряли значение. Все, кроме одного, утратило смысл – вот так стоять бы до конца жизни рядом с батюшкой на коленях, да греться в его лучах – на греческом языке его имя значит Солнце. Сколько же это длилось? Может быть, десять минут, а может быть, и вечность. С того дня я стал живее понимать слова Апостола – «покрывайте любовью», испытав на себе тепло настоящей любви.

Батюшка Илий! Пожалуйста, помолись Богу о нас, грешниках!

Гришин, М. Русский вестник от 04.09.2003.

«Где бы старца найти?»

Отец Владимир – московский дьякон, духовный друг отца Илиодора, чадо старца, схиигумена Илия. Пять лет он был оптинским послушником. По его словам, это была хорошая школа, давшая внутренний стержень для всей дальнейшей жизни.

Я прошу рассказать мне о старце, и внутри уже звучит знакомая мелодия, и я знаю, что услышу что-то интересное. И отец Владимир, действительно, рассказывает мне истории про старца, которые, с его разрешения, я и передаю.

Произошла эта история довольно давно. Отец Владимир тогда еще не был дьяконом. И от церкви был далек. А был он молодым бизнесменом. Занимался строительным бизнесом. И вот дела его стали идти всё хуже и хуже. Навалились всевозможные скорби и испытания. Да так тяжело стало, что и не знал он, как пережить такие трудные и запутанные жизненные обстоятельства. И тут кто-то из верующих друзей посоветовал: «Тебе нужно к старцу обратиться. Ты его совет-то исполнишь – вся жизнь твоя и наладится. Да еще и помолится за тебя старец-то. Вот и будет у тебя всё в порядке, заживешь лучше прежнего».

Как это – лучше прежнего, – тогда Володя и не представлял. Бизнес лучше пойдет? Конкуренты исчезнут? Проблем не будет?

Вот сейчас отец дьякон сидит за рулем, и для него главное – духовная жизнь, жизнь по заповедям. А тогда он не знал, как выбраться из жизненного тупика. Но слова о старце крепко запали в душу. Где искать этого старца, Владимир не имел ни малейшего представления. Скорби продолжались, и время от времени он вздыхал: «Совсем невмоготу… Эх, вот найти бы старца…»

Как-то раз вечером ехал Володя на машине по городу, и так вдруг на душе тяжело стало, что подрулил он к обочине дороги, положил голову на руль и так остался сидеть. Вдруг слышит: кто-то стучит в окошечко. Поднимает голову – стоит священник в рясе с крестом на груди и просит его подвезти.

Володя встрепенулся:

– Батюшка!

– Да! Я он самый и есть!

– Батюшка, я Вас, конечно, подвезу! А у меня вот проблемы. Старца я ищу…

– Старца? Ну, тогда тебе надо в Оптину ехать. Сейчас ты меня подвези, пожалуйста, до Ясенево. Там Оптинское подворье. А завтра, если хочешь, поедем вместе в Оптину. Хочешь?

А был это, оказывается, отец Симон. Сейчас-то он уже игумен, а тогда был молодым оптинским иеромонахом. Назавтра они и поехали.

Приезжают в Оптину, и Володя первый раз в монастыре оказался. Приехали уже поздно, ночью. Пришли в скит, заходят в большую келью. А там нары двухъярусные. Народу много. Кто молится, кто спит-храпит. «Батюшки-светы, куда это я попал?» – думает Володя. С дороги устал сильно. Попросил соседей разбудить его пораньше – и отключился.

Просыпается, глаза открывает и понять не может, где находится. Светло уже. Вокруг пустые нары, и никого. Смотрит на часы – время одиннадцать. И на службу опоздал! Расстроился сильно. Всё на свете проспал…

Пошел Володя по утоптанной тропинке к монастырю. Бредет, головы не поднимая. Слышит, снег скрипит под ногами – кто-то навстречу идет. Поднял с трудом свою унывающую головушку – а это какой-то старенький монах идет с палочкой. Остановился и говорит Володе: «С праздником! С воскресным днем! Что невесел?»

А Володя так унывает, что и отвечает с трудом:

– Здравствуй, отец. Не знаешь, где бы мне старца найти?

– Старца? Нет, не знаю. А что у тебя случилось-то?

Володя немного приободрился. Обрадовался, что хоть кто-то его проблемами интересуется. Думает: «Как хорошо, что я старого монаха-то встретил! Хоть и не старец, но жизнь-то повидал. Может, мне его Господь послал. Может, он мне чего и посоветует…»

Начал рассказывать. А монах слушает, да так внимательно. Головой кивает. Так, понимаешь, слушает хорошо. Не все ведь слушать умеют. Иногда рассказываешь и понимаешь, что человек только из вежливости делает вид, что внимает тебе. А проблемы ему твои не нужны, ему своих хватает. Или, бывает, слушает и только и ждет, когда ты рот закроешь, чтобы выложить тебе свои умные мысли. А этот старенький монах так слушал, как будто Володя ему сын родной. И все его беды для него тоже – боль. Так и захотелось этому старому монаху всё, что на душе камнем лежит, рассказать. Всё ему изложил. Все проблемы. Так, мол, и так, отец, совсем невмоготу, как и дальше-то жить – не знаю. А монах выслушал внимательно и говорит:

– А ты хоть кушал сегодня?

– Да какое там кушал, отец! Не разбудили меня! На службу и то опоздал. И со старцем не встретился! Понимаешь, старцев нет нигде!

– Понимаю, старцев нет, одни старички. Пойдем-ка вместе в трапезную.

И пошли. Только чувствует Володя, что настроение у него резко изменилось. Голову поднял, смотрит вокруг – красотища! Снегу навалило! Сугробы белые, снег белоснежный, в Москве такого не бывает. Искрится на солнышке. Воздух чистый, морозец легкий. Солнышко в небе голубом. Хорошо! Где-то колокола звенят, а в воздухе такая благодать разлита, что не радоваться жизни невозможно, что впору кувыркаться в снегу. Монах старенький вместе с ним идет со своей палочкой, улыбается себе под нос. Не успели они пятьдесят метров пройти – навстречу толпа людей. Смотрит Володя – все они к старенькому монаху бегут благословляться. Радостные такие. «Батюшка, батюшка!» – лепечут. Вот уже и Володю оттеснили. Каждый что-то спросить у монаха хочет. Володя посмотрел-посмотрел – да и спрашивает у одной пожилой паломницы:

 

– Простите, а что, здесь всех старых монахов такой толпой встречают?

– Чего ты там такое говоришь-то? Каких таких старых монахов? Да ты знаешь, кто этот старый монах? Да ведь это старец!

– Как старец?!

– Да я же тебе говорю, что это старец известный оптинский, схиигумен Илий.

Что ж ты такой бестолковый-то!

Володя даже присел:

– Как так – старец?! А он сказал, что старцев нет, одни старички! А я-то ему даже вопросы свои не задал. Вот была возможность – и ту упустил!

Тут из толпы паломников тот самый монах, который старцем оказался, выбирается и машет Володе рукой – за собой зовет. Все сразу на него внимание обратили и стали в спину подталкивать:

– Иди скорей, батюшка зовет!

Пришли они со старцем в трапезную. Володю с послушниками посадили. А он и есть-то толком не может, переволновался. Да еще в куртку, в карман нагрудный полез за телефоном, а там привычного пакетика нет, в котором водительские права лежали.

Неужели потерял?!

После трапезы подходит к Володе один послушник и говорит:

– Вас батюшка отец Илий зовет.

Приводит он Володю к старцу. Все заготовленные Володей вопросы из головы повылетали от волнения. Только и смог промямлить:

– Батюшка, как же я домой-то доеду?!

И замолчал. Про права не знает, что сказать: потерял, выронил? Может, на нарах в келье лежат? А схиигумен Илий ему и говорит:

– Это ты про права, что ли? Ничего, найдешь. Ты дома их оставил, они у тебя в другом костюме в кармане лежат. А до дому-то ты действительно можешь не доехать. Отгонишь машину свою в мастерскую, там пусть ее посмотрят хорошенько. И еще. Нужно тебе потом вернуться в Оптину, пожить здесь – потрудиться, помолиться. А теперь давай-ка благословлю на дорогу. Ангела-Хранителя!

Вышел Володя из трапезной. На душе так легко! И вопросы все показались такими мелкими и ненужными. А главное – так захотелось в Оптиной пожить!

Когда машину в мастерской посмотрели, оказалось, действительно, серьезная неполадка. И могла быть даже авария.

Едет Володя домой без документов, на полпути – пост ГАИ. Скорость сбавил. Дорога пустынная, и смотрит он: к нему гаишник идет, жезлом крутит. Сам на Володю так весело посматривает, чуть ли не подмигивает. Володя начинает тормозить и думает: «Ну всё». Только гаишник свой жезл стал поднимать, как у него в кармане сотовый зазвонил. Он сразу же в другую сторону отвернулся, телефон достал и стоит разговаривает. Володя и проехал.

И доехал так быстро, будто Ангелы донесли машину вместе с водителем. А дома, как старец и сказал, документы нашел. В кармане другого костюма лежали.

И проблемы у Володи сами собой решились. Ну, не сами, конечно. Старец хоть и ничего особенного ему не сказал, морали не читал, а помог. Он просто помолился за Володю. «Многое может молитва праведного…»

Жизнь Владимира стала совсем иной. Пять лет послушания в Оптиной, а сейчас вот дьяконом служит. Видимо, с Божией помощью, скоро рукоположат во священники.

Вот как закончились Володины поиски старца.

Отец Владимир знает многих чад своего духовного отца – схиигумена Илия. В том числе был знаком с одним бизнесменом и его водителем, про которых и пойдет дальше речь.

У бизнесмена этого дела плохо шли. И вот как-то раз удалось ему, видимо, по милости Божией, обратиться за помощью в Оптину, к старцу. По молитвам отца Илия дела пошли на лад. Рост материального благосостояния был налицо. На радостях бизнесмен приезжает к батюшке:

– Батюшка, дела хорошо так пошли! Вот хочу поблагодарить Господа! Благотворительностью хочу заняться! Что бы мне такое хорошее сделать? Батюшка, отец Илий, может, Вам что-то пожертвовать?

– Мне ничего не нужно. А если хочешь доброе дело сделать, Господа поблагодарить, то помоги вот одному бедствующему храму. Он, правда, не в Оптиной, но я тебе адрес дам.

– О чем разговор, батюшка дорогой?! Конечно, помогу! Давайте адрес, завтра же и пожертвую!

Проходит месяц, другой, а ему то некогда, то неохота куда-то ехать, то вроде и денег уже жалко. А в Оптину всё тянет. Постоит на литургии, исповедуется, причастится. Опять сердце загорится у него. Дела-то хорошо идут. Подойдет к старцу под благословение:

– Батюшка, я вот хочу пожертвовать что-то, доброе дело сделать! Кому помочь?

– Ну что ж, если хочешь доброе дело сделать, вот приюту помоги. Очень они нуждаются.

– Да я завтра же поеду в этот приют! Да я им так помогу! Книги духовные могу купить! Игрушки! Фрукты! А то иконы пожертвую!

Проходит месяц, другой – забыл о приюте. Да и адрес куда-то завалился.

Повторялось подобное не раз. И однажды старец как-то странно ему ответил. Он батюшке:

– Какое мне доброе дело сделать? Вот иконы кому-нибудь пожертвую! Завтра же!

Много икон!

А схиигумен Илий вместо того чтобы, как обычно, адрес какой-то назвать:

 

– Да ты теперь хоть одну только иконочку купи и пожертвуй.

– Почему одну?! Да я завтра же много икон куплю и пожертвую!

– Да нет, тебе теперь хоть одну бы успеть.

Вышел бизнесмен из храма, садится в машину и говорит водителю:

– Какой-то батюшка сегодня странный. Я ему говорю, что хочу много икон купить и пожертвовать. А он мне про одну икону отвечает. Дескать, чтобы я успел хоть одну пожертвовать. Странно очень. Ну ладно, одну-то купим. Сейчас, что ли, купить? Ладно, иди сходи в лавку, купи одну икону.

А водитель, человек верующий, обычно всегда кроткий был. А тут вдруг не согласился:

– Не пойду, вам старец благословил купить, вы сами и купите.

– Ну, какая ерунда! Да что вы сегодня, сговорились все, что ли, спорить со мной?

Вышел он из машины, сходил, купил икону, поехали домой. Проезжают мимо одного храма. Видно, что храм нуждается в ремонте.

– Во, сразу видно, что храм бедный. Вот ему и пожертвую.

Взял бизнесмен из машины икону, унес в храм. Вернулся. Едут дальше. Только километра не проехали, как он водителю и говорит:

– Что-то я как-то устал сегодня. Останови-ка машину, я немного отдохну.

Вышел из машины, прилег на траву. И умер.

…Я слушаю эту короткую историю и молчу. Потом говорю: «Все-таки старец-то не бросил его, не отвернулся. Молился за него, наверное. Вот он и сделал доброе дело перед смертью. Разбойник тоже вот только и успел сказать: помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии Твоем». Отец дьякон кивает головой и отвечает грустно: «Да, оно так, конечно. Суды Божии – бездна многа. Но помнить нужно всегда: всем обещано прощение исповеданных грехов. Но никому из нас не обещан завтрашний день».

И мы едем дальше и долго молчим. А сумерки сгущаются, и день подходит к концу.

Ольга Рожнева

«Не уезжай в Москву»

Считается, что молитва старца Илия обладает особой силой. Рассказывают, что однажды к нему в скит доставили смертельно раненного в Чечне офицера-разведчика, который пять месяцев провел без сознания в разных госпиталях. Схиигумен Илий помолился над офицером – и тот открыл глаза, сознание вернулось к нему. После этого началось выздоровление.

Губернатор Волгоградской области Анатолий Бровко: «Старец Илий наделен даром прозорливости. Примерно год назад я был у него, и беседа зашла о том, где жить и работать. Илий сказал мне, чтобы я не уезжал ни в Москву, ни куда-либо еще из Волгограда, добавив, что приедет к нам в следующем году, после знакового события в жизни региона, в моей жизни». По утверждению Анатолия Бровко, эти слова стали своего рода пророчеством. В должность главы региона он вступил в январе следующего года. А старец Илий действительно потом посетил Волгоградскую область [4].

Записки о старце Николае Гурьянове с Острова Залита

24 августа 2002 года на 93 году жизни скончался известный старец – митрофорный протоиерей Николай Гурьянов.

Николай Алексеевич Гурьянов родился в 1909 году в купеческой семье в селе Чудские Заходы Гдовского уезда Санкт-Петербургской губернии. С детства прислуживал в алтаре. В 1926-м закончил Гатчинский педагогический техникум, в 1929-м – Ленинградский пединститут. В 1929–1931 годах преподавал математику, физику и биологию в школе и служил псаломщиком в Тосно Ленинградской области. В 1929-м был тайно рукоположен во священника. В 1931 году, когда начались гонения на Церковь, был арестован. Сидел в тюрьме «Кресты» в Ленинграде, был в лагере под Киевом и в ссылке в Сыктывкаре. В 1942 году был освобожден, после чего служил в приходах Латвии, Литвы и Эстонии. В 1958 году переведен в Псковскую епархию и назначен настоятелем храма святителя Николая на острове Залита.

Старец Николай сподобился многих даров Духа Святого, среди них – дары прозорливости, исцеления, чудотворений. Со всей России к старцу приезжали на остров Залита верующие люди, нуждающиеся в духовном совете, в молитвенной помощи старца.

Рассказы о старце

Впервые я посетила отца Николая в 1971 году, на следующий день после памяти апостолов Петра и Павла, чей храм стоял на соседнем от Залита острове.

Нас было шесть человек (к сегодняшнему дню все они уже умерли). Ехали мы просто на праздник, ничего тогда еще не зная ни о старчестве отца Николая, ни о его прозорливости. Первый день провели в Самолве, а потом сели на «ракету» и поплыли к острову. Среди нас были священники. Когда прибыли на остров Залита, батюшка встретил нас как подобает. Священники сразу подошли под благословение, и отец Николай пригласил всех к праздничному столу. Мы кушали и о чем-то разговаривали.

Я же то и дело отвлекалась и оглядывала все вокруг, благо, что с моего места сама могла видеть отца Николая, а он меня нет. Вот на стене увидела портрет человека, очень похожего на него. Сижу, разглядываю и думаю: «Ага, значит, это батюшка в молодости». А отец Николай в это время говорил с батюшками совершенно на другую тему. И вдруг он разворачивается ко мне и произносит: «А это мой брат!»

Я сразу же поняла, что при отце Николае ни о чем праздном думать нельзя: все будет услышано, даже самые тайные мысли. С того момента я батюшку стала воспринимать как очень великого, прозорливого священника.

Позже был большой перерыв, я долго не ездила к нему: стеснялась, что вдруг батюшка откроет все грехи, обличит…

Но вот обрушились на меня крупные неприятности, пошли одна за другой большие беды. И тогда я поехала к отцу Николаю, хотя и побаивалась даже подойти к нему. Батюшка же очень милостиво принял меня и разрешил буквально все вопросы, из-за которых я так страдала.

И в дальнейшем, когда возникал сложный, трудноразрешимый вопрос, я уже сразу ехала на остров: летом на катере, а зимой по льду.

От батюшки шла такая доброта, что у меня невольно из глаз лились слезы. Скажет, бывало: «Миленькая, ну что у тебя там?» Расскажешь, а он всегда успокоит: «Все слава Богу! Все будет хорошо. Господь поможет…»

Сила молитв отца Николая была нами очень ценима. До самой его кончины мы обращались к нему по всем вопросам, просили и советов, и молитв. Сейчас у меня в этом большой пробел. Ведь возникает много проблем, о разрешении которых не с кем посоветоваться. А батюшку даже спрашивать ни о чем не надо было: он и так все про всех знал.

Одна женщина рассказывала мне, как она была ошарашена, когда батюшка ей сразу при встрече сказал: «Как же вы приехали на такой карете, купив такой дорогой бензин?» Оказалось, что, действительно, они ехали до отца Николая на собственном очень дорогом микроавтобусе и заправлялись дорогим бензином. И то, что он сказал ей дальше, – все абсолютно сошлось.

Сама я из Эстонии, из Тарту. Вот как-то, когда выросли дети, я решила вернуться к мамочке, которая жила одна. Эти мысли я оставила при себе, потихоньку их обдумывая. Как-то раз пришлось мне поехать к отцу Николаю с другими вопросами. Подхожу к нему с листочком, на котором изложены проблемы, а батюшка вдруг сразу говорит: «Никуда не уезжайте. Псков – город хороший, народ здесь хороший». А ведь я об этом отъезде в ту минуту и не думала. Батюшка сам разрешил мои старые помыслы.

Когда умер мой папочка, священник Василий Борин, я приехала к отцу Николаю с этим горем. И батюшка пропел «Вечную память», а потом сказал, что мой папочка мог бы еще пожить, если бы не заболел. О его болезни я батюшке ничего не говорила…

Однажды мой сын тяжело заболел. У него была третья степень сколиоза, и ему предстояла очень сложная операция, исход которой был неизвестен. Конечно же, я поехала за благословением к отцу Николаю, тем более что и мой пятнадцатилетний сын сказал, что не ляжет на операционный стол, пока я не съезжу к батюшке. Когда я приехала, батюшка твердо сказал: «Обязательно делать операцию. Все будет хорошо». И действительно, операция прошла удачно, благополучно. (Но параллельно делалась такая же операция одной девочке, и та умерла.)

Моя сестра ездила к нему три года и угасала от болезни. А батюшка ее поддерживал и что-то иногда подсказывал едва уловимыми намеками. Незадолго до смерти моей сестры батюшка показал ей куст жасмина и сказал: «Ангелинушка! А жасмин-то отцветает…» Она тогда не поняла прикровенного предсказания. Приехала она через месяц и видит: батюшка бежит к причалу, подрясник развевается, бежит и кричит: «Ангелинушка, я тебя пришел встретить». Через три месяца она скончалась…

А до этого произошло еще и следующее. У нас была одна прозорливая старица, Анастасия. Она всегда все предсказывала через некую символику, иносказательно, так что не сразу и поймешь. Помню, что дорогу она, например, называла полотенцем. И как-то эта Настенька пропела в нашей семье «Святый Боже». А мы уже знали, что это к чьей-то смерти, и насторожились. Позже спросили у батюшки, не мамочка ли наша умрет? «Да ее еще и колом-то не убьешь», – ответил батюшка. Мамочка моя и сейчас жива.

А старица к тому же добавила совсем загадочную фразу: «Прободение головы и шеи». Это было в 1969 или 1970 году. Мы уж и совсем ничего не поняли. Разъяснилось все через год, когда Ангелине произвели трепанацию черепа, а буквально за месяц до смерти оперировали зоб…

Однажды я приехала в лютый мороз к батюшке разрешить свои вопросы. Он, конечно, все решил, благословил и вдруг стал уговаривать уезжать немедленно: «Скорее-скорее идите! Скорее-скорее домой!» Я даже обиделась слегка, что меня вроде гонят, а на улице такой мороз, чуть ли не сорок градусов. Но что поделаешь, – пошла. И вот спускаюсь я уже к озеру, чтобы пешком брести по льду на чернеющий у горизонта материк, как вдруг рядом со мной останавливается машина: «Садитесь!» Я говорю: «У меня нет таких денег». – «Садитесь, мы вас так довезем». – «Ну хорошо, довезите хотя бы до Толбы». – «Садитесь, мы едем в Псков и вас туда довезем!» Тут-то я и поняла, почему батюшка меня торопил…

Однажды мы приехали с моими детьми к батюшке, чтобы узнать, куда им поступать. Я хотела попросить батюшкиного благословения для сына на музыкальное училище, но отец Николай сказал: «Рисовать лучше, чем музыка». Сын очень обрадовался, а я как-то не поверила в такой оборот дела. Но через три года сыну сделали сложную операцию, после которой он смог поступить только в художественное училище и стал прекрасно рисовать…

Он вообще очень любил животных. Как-то раз моя покойная сестра приехала к батюшке со своей подругой. Остановились они около заборчика, как всегда. Ждут, пока отец Николай выйдет. Наконец он появился и уже от дверей начал громко просить: «Не раздавите лягушечек! Не раздавите лягушечек!» Сестра с подругой начали озираться вокруг, а сами думают: «Да где же здесь могут быть лягушечки? На этом острове их вообще нет». И уже на обратном пути, плывя по озеру в «ракете», подруга моей сестры призналась: «Батюшка вспомнил мой детский грех. Будучи еще ребятишками, мы обували охотничьи сапоги и давили нещадно лягушек…»

Хочу еще сказать, что отец Николай общался с людьми просто, мило, доступно каждому – и ученому, и простолюдину.

Всего я была принята батюшкой тридцать шесть раз. Всегда со сложными вопросами ездила. Правда, в последнее время уж никого не пускали. Приехав за месяц до его смерти, когда отец Николай уже лежал, мы просто постояли у заборчика, напротив окна, молча помолились, – но помощь все равно получили, и очень-очень большую.

Певчая Александра, храм Александра Невского в Пскове, 24 июля 2003 года

Положитесь на волю Божию – и все будет хорошо

Я приехал в этот край в 1991 году и с тех пор помогаю отцу Георгию Ушакову здесь, на его приходе под Псковом. Уже через год после моего приезда батюшка предложил мне съездить к одному прозорливому старцу и при этом спросил: «А ты не побоишься? Он людей насквозь видит». Мне действительно до того никогда не приходилось иметь дело с прозорливыми людьми, но я ответил: «Нет, вроде не боюсь. Я же исповедовался».

Мы поехали 1 сентября 1992 года. Был прекрасный солнечный день. На место добрались благополучно. Тогда большого паломничества к отцу Николаю еще не было, и мы оказались около его домика одни. Присели в нерешительности на лавочку под большим каштаном. И вдруг в окошечке шевельнулась занавесочка, мелькнула борода, и выглянул отец Николай. Занавесочка снова опустилась.

Прошло какое-то время – открылась дверь, и на крыльцо вышел батюшка. Он напевал песенку про Иерусалим, которую я потом часто от него слышал. Затем отец Николай почему-то прочел стишок из курса химии – про альдегид. Посмотрел эдак на нас, еще не благословляя, и сказал мне нечто по-эстонски, после чего отец Георгий засмеялся: «Ага, не угадал, не угадал! Холодно, холодно…» Тогда батюшка Николай еще раз посмотрел на меня и сказал фразу уже по-немецки: «Учиться-учиться, только не работать». Мы так и покатились со смеху. Это было просто в точку! Во-первых, мама у меня действительно немка, и во-вторых, мой склад характера такой, что мне по сердцу больше что-то читать, изучать, чем заниматься физической работой. К тому же я очень увлекался когда-то и химией, делал разные эксперименты в этой области.

В тот день батюшка отвел нас в храм, прочел там молитвы, и я сподобился даже исповедоваться у отца Николая. Это, конечно, особое воспоминание на всю жизнь.

Позже я стал ездить к батюшке с разными важными вопросами и за благословениями. У нас была больная гидроцефалией девочка – покойная младенец Серафима. Мы очень боялись, что эта болезнь может повториться у других наших детей, и поэтому перед их рождением ездили к отцу Николаю. Так, мы поехали, когда она еще была жива, а батюшка вдруг неожиданно посоветовал назвать следующего младенца Серафимом. Мы говорим: «Так у нас уже есть Серафима». Отец Николай немножко замялся, а потом деликатно сказал: «Ну и что! Эта Серафима, а он будет Серафим». Так и назвали…

Перед рождением Ермолая батюшка велел крестить его сразу же: «Тогда будет жить». Мы попросили батюшку помолиться, чтобы при рождении ребенка священник оказался на месте. Так и вышло. Через три часа новорожденного младенца покрестили, но он и вправду оказался болезненным…

Хотя у нас была долгой только первая с ним беседа, но и в другие поездки всегда батюшка существенно помогал нам во всех наших проблемах и недоразумениях. Конечно, все мы, по какому-то нашему неразумию, пытаемся в первую очередь решать свои бытоустроительные задачи. И надо отметить, что батюшка никогда не говорил на материальные темы: об имуществе и прочем. Он говорил только о духовном, решал проблемы души, в остальном же советовал: «Положитесь на волю Божию – и все будет хорошо»…

В основном же мы просили его молитв, и, возможно, пройдет еще много лет, пока мы полностью осознаем, какого молитвенника лишились. Все ведь тогда воспринималось как-то само собой разумеющимся: что рядом живет старец, что к нему всегда можно обратиться и жить за ним как за каменной стеной. Это казалось вечным и незыблемым, и мы, словно дети, просто, не задумываясь, принимали эту благодать. Только теперь, со временем, видишь, сколь милостив Господь, давший нам бесценный дар общаться с таким необыкновенным старцем – праведником и молитвенником.

Андрей Проценко, август 2003 года

* * *

Старец огромное значение придавал молитве за умерших. Он проникался к ним совершенно особым состраданием. Думаю, что оно было в нем результатом опытного знания того, что ждет человека за гробом. Когда у него спрашивали, отпевать ли такого-то, о котором неизвестно, был ли он крещен, старец без промедления отвечал: «Отпеть, отпеть».

Однажды батюшка велел мне молиться за моего усопшего некрещеного отца. У отца был тяжелый, труднопереносимый характер и неспокойная душа, чего-то постоянно ищущая. Он оставил нас, когда мы с сестрой учились в пятом классе. С тех пор я практически не поддерживал с ним отношений и даже избегал встреч с ним. Смерть его была трагической и преждевременной, он скончался в возрасте сорока семи лет. После его смерти передо мной возник вопрос: молиться за него или нет? И если молиться, то как? Это было в самом начале моего церковного пути, я тогда только начал в храм регулярно ходить. И вот сразу же я оказался перед таким непростым жизненным вопросом. После долгих размышлений и колебаний я принял решение все-таки воздержаться от молитвы за него, так как считал себя духовно неокрепшим для такого серьезного дела. «Неизвестно, – полагал я, – какими последствиями это может для меня обернуться. Что я понимаю в этом?»

Но через некоторое время произошло событие, которое заставило меня изменить свое решение. Это случилось после того, как отец явился мне ночью, во сне. Я увидел его сидящим спиной ко мне, так что лица его мне было не видно. Голова его была низко опущена. Он молчал и почти беззвучно о чем-то плакал. Я почувствовал, что он, всеми оставленный, бесконечно одинок, беззащитен, и что без слов, не поворачивая ко мне своего лица, просит у меня чего-то. Казалось, что его неописуемому горю не было предела. И самое страшное заключалось в том, что он даже не в состоянии был мне хоть что-то объяснить. При жизни я никогда его таким не видел. Я до сих пор помню, как во сне содрогнулся от невыразимой жалости к нему. Эта жалость была непохожа на обычную жалость, какую испытываешь к страдающему человеку. Ничего подобного при его жизни я не испытывал к нему, да и вообще к кому бы то ни было. Это было совсем незнакомое чувство.

Проснулся я в холодном поту от увиденного и потом долго не мог забыть этого короткого явления своего умершего отца. Умом я понимал, что отец просит молитвы, хотя бы какой-нибудь. Но, откровенно говоря, у меня не было сил это сделать. Я был настолько потрясен этим сновидением, что некоторое время пребывал в оцепенении, в скованности от того, что мне открылось через него. Я отдавал себе отчет в том, что через него я не только получил весть о своем отце, но и прикоснулся к тайне потустороннего мира, к реальности адских мук. По состоянию своего отца я получил опытное представление о том, что испытывает человек, оказавшись за чертой видимого мира. После таких открытий в корне меняется отношение к жизни и к тому, что в ней происходит. Все, что до этого казалось в ней важным и значимым, теряет свой смысл и предстает в совершенно ином свете. Отчетливо начинаешь видеть, что твое существование большей частью состоит из вещей суетных и никак не определяющих его сокровенной сути, то есть твоей участи в вечности. А ведь до этого я воспринимал все эти пустяки всерьез и в осуществлении своих ничтожных и убогих планов и намерений полагал единственный смысл всей своей жизнедеятельности.

Итак, оглушенный и придавленный увиденным, я не молился за отца. Мне требовалось время, чтобы переварить то, что мне открылось. Но это было несколько эгоистично, так как отец ждал моей реакции. И вот через некоторое время сновидение повторилось с первоначальной силой и проникновенностью. Стыдно признаться, но и после него я, сам не зная почему, оставался в бездействии. Понадобилось третье явление, в точности повторявшее два предыдущих, чтобы я, наконец, начал просить Бога за своего отца в своей домашней молитве.

А дальше произошло то, что обычно происходит в таких случаях. Постепенно острота и глубина пережитого во сне забывалась, стиралась заботами дня, и молитва моя охладевала. В конечном итоге через несколько лет я окончательно оставил свою молитву, даже не заметив, как это произошло.

В этот самый момент забвения своего молитвенного долга и настиг меня всезнающий и всепроницающий старец. В конце очередной встречи он неожиданно обратился ко мне с вопросом: «Ты за отца молишься?» В его голосе звучала тревожная нотка. Я тут же живо вспомнил все посмертные события, которые связали меня и отца особыми узами. Батюшка спрашивал с таким подтекстом, как будто бы ему была известна тайна этих наших встреч. Словно он слегка обличал меня за оставление молитвы о родителе после всего того, что было. Я стал задавать конкретные вопросы о том, как правильно надо совершать поминовение отца. Дав мне в этом необходимые наставления, старец отпустил меня с миром.

Прозорливость старца, проявленная в только что описанном случае, – это бесконечная тема. О ней уже было сказано немало, и можно говорить еще очень долго. Чтобы не перегружать своего рассказа и не переутомлять читательского внимания, приведу два характерных случая.

Однажды, когда я только начал ездить к отцу Николаю, довелось мне попасть к нему вместе с другим молодым человеком, которого звали Константин. Принимал он нас в церкви. Батюшка сначала побеседовал со мной, а потом – с моим попутчиком. Беседы, как и всегда, были непродолжительными. Старец умел в двух словах сказать самое главное, в нескольких выражениях обозначить жизненную программу на многие годы вперед. Кроме нас двоих, больше никого не было. Пока отец Николай вполголоса разговаривал с Константином, я обходил иконы в храме. Подойдя к последнему образу, я случайно услышал последние слова, сказанные старцем своему собеседнику. Батюшка благословлял его на монашеский путь и советовал идти в Оптину пустынь, которая как раз только открылась. В конце разговора старец направился в алтарь, вынес оттуда полотенце и подарил его в качестве напутствия будущему иноку. Я стоял рядом и с интересом наблюдал за тем, как старец с любовью вручал Константину полотенце и как тот с благоговением его принимал. Все совершалось молча, без слов.

Ничего, вроде бы, особенного не происходило. Однако было во всем этом что-то таинственное. Кругом тишина, только святые смотрят на нас из икон, и в этой тишине – бесшумные движения старца, отправляющего свое чадо на иноческий подвиг. Нельзя было за всей этой простотой не уловить торжественности и ответственности переживаемой минуты.

Предавшись созерцанию этой глубоко назидательной и многозначительной картины, я совершенно забыл про себя. И вдруг батюшка повернулся в мою сторону и сказал: «А Владислав тоже хочет». Я, признаться, услышав эти слова и выйдя из своего созерцательного состояния, даже немного обиделся на старца. Мне подумалось, что он в такую высокую минуту заподозрил во мне зависть к Константину и легкую досаду на то, что я, в отличие от него, уезжаю без подарка. Но во мне и тени этого чувства не было. Поэтому я принялся, как умел, разубеждать в этом отца Николая. Однако старец, не обращая внимания на мой протест, вторично отправился в алтарь и вышел оттуда с новым полотенцем в руках. Через несколько мгновений оно оказалось в моих руках. Мне ничего не оставалось, как принять его и поблагодарить батюшку за оказанное мне внимание.

Всему этому я не придал тогда особого значения. Я наивно полагал, что поступок старца объясняется его деликатностью и нежеланием меня обидеть. Может быть, я и совсем забыл бы про этот эпизод, если бы не полотенце, которое с тех пор хранится у меня. И вот только через двадцать лет, когда я сам, по благословению батюшки, был пострижен в монахи, я вновь вспомнил все мельчайшие подробности той памятной встречи. И только после этого мне открылся подлинный, неприкрытый смысл сделанного тогда подарка: им старец не деликатничал, как мне тогда показалось, ибо он вообще чужд был светскости в поведении, а выражал свое отношение к моему иноческому будущему.

Вспоминая теперь все это, я поражаюсь не только тому, что старец уже тогда, когда я и о священстве не помышлял, увидел меня в монашеском облике. Удивительно и то, в какую форму он облек свое предсказание. Он не сказал мне тогда об этом напрямую, чтобы не вводить меня, женатого человека, в смущение и не лишать меня радостей семейной жизни. Он выразил это так, чтобы потом, когда наступит время, я без всяких сомнений и колебаний, которые не покидали меня и тогда, когда он высказался о постриге вполне определенно, воспринял свой новый путь как волю Божию.

Второй запомнившийся мне случай был совершенно другого рода. Батюшке была открыта не только вся жизнь человека, но и его внутреннее состояние в момент приезда на остров. И если это было необходимо, он умел вносить в него соответствующие «коррективы», улучшать духовное самочувствие приехавшего к нему христианина.

Помню, что в одно из посещений Залита я прибыл туда в состоянии острой апокалиптической психопатии, которое возникло у меня, как мне казалось, под влиянием наблюдаемой мною моральной деградации окружающего мира. Эта психопатия, будучи формой душевного заболевания, ничего общего не имеет с подлинно христианским ожиданием конца человеческой истории. Несомненно, что христианская деятельность у отдельных подвижников не утратит своей цены и значимости, своей духодвижной силы даже при всеобщем отступлении и приближении конца. Ибо духовное равновесие в человеке, делающее его способным к внутреннему созиданию, в общем и целом определяется только тем, насколько он пребывает в Боге. В этом отношении характерен пример св. Иоанна Богослова, созерцавшего страшные картины последних дней человечества и не устававшего при этом повторять: «Дети, любите друг друга». Поэтому упадок духовных сил происходит в христианине вовсе не потому, что он приобрел проницательный взгляд на окружающую действительность. Он есть свидетельство духовной незащищенности человека, отсутствия в нем благодатной поддержки свыше.

Вот в такой-то апокалиптической депрессии я и приехал однажды к старцу. Причем это состояние не казалось мне чем-то таким, от чего следует избавляться как от недуга. Мне представлялось, что в настоящее время эта депрессивность в той или иной степени присуща всем и что иначе и быть не может. Мне и в голову не приходило задавать старцу вопрос на эту тему. Настолько мне здесь все казалось ясным и понятным.

После состоявшейся беседы я услышал неожиданный вопрос батюшки: «Ты знаешь, сколько мне лет?» И, не дожидаясь моего ответа, он сказал: «Мне без одного девяносто, а я потом еще сорок хочу». Догадываясь, какую тему затронул старец, я выразил свое недоумение: «Но ведь это очень много». «Нет, – возразил отец Николай, – не много, я так хочу».

Не могу сказать, что эти слова произвели на меня тогда особое впечатление. Просто я принял их, что называется, к сведению. Но потом произошло следующее: все чаще и чаще они стали всплывать в моем сознании и начали постепенно выводить меня из плена той самой скрытой депрессии, с которой я приехал на остров. Я явственно ощутил их исцеляющую силу. В непродолжительное время во мне восстановились естественная воодушевленность и работоспособность, и от охватившего меня недуга вскоре не осталось и следа. А впоследствии пришло и ясное понимание духовных причин этого распространенного в наше время заболевания. Так старец реагировал на внутреннее состояние тех, кто к нему обращался.

* * *

Батюшка в духовной жизни придавал огромное значение Иисусовой молитве. Без сомнения, он сам был тайным делателем ее, потому и постиг опытно великую пользу от нее. Многие духовники не рекомендуют ею заниматься, так как считают, что без духовного руководства и стороннего наблюдения это делать небезопасно, что иначе это занятие может обернуться для человека тяжкими последствиями. А так как в настоящее время таких руководителей не осталось, то, следовательно, по их мысли, лучше не подвергать себя риску и держаться общеупотребительных молитвенных последований: канонов, акафистов, псалтири и т. п.

Отец Николай никогда не порицал открыто этого мнения не потому, что он был с ним согласен. Батюшка вообще всячески уклонялся от того, что рождает разногласия и распри, так как ему был глубоко чужд дух спорливости. Батюшка считал, что разногласия и разделения в церковном обществе не всегда изживаются открытым декларированием своих взглядов, не всегда врачуются прямым объявлением своей позиции. Он видел, что такие методы зачастую отнюдь не погашают, а только подливают масла в огонь, только раздувают пожар возникающих раздоров. Поэтому, будучи делателем непрестанной молитвы Иисусовой, он никогда и никому не навязывал своего духовного опыта.

То, что старец считал эту молитву в современных условиях чуть ли не единственным средством, безошибочно поставляющим и удерживающим человека на пути спасения, стало для меня очевидной истиной после одного из посещений острова. В тот раз, отправляясь к старцу, я подумал о том, что, руководимый боязнью сделать неверный шаг и сбиться с предназначенного мне пути, я все время спрашиваю его о своем земном пути. Конечно, это очень важный момент в духовной жизни, который является ее необходимым условием. Но мне показалось, что при этом я как-то мало забочусь или, вернее, совсем не забочусь о том, чтобы в то же время и душу удерживать в правильном устроении. Поэтому, оказавшись на острове и обсудив со старцем приготовленные вопросы, я в конце встречи с ним спросил его и о том, какое делание лучше всего поставляет человека на путь спасения.

Я хорошо помню реакцию батюшки на мой вопрос. Он, выслушав меня, стал очень серьезным. Повернувшись лицом к алтарю, старец медленно трижды перекрестился и поклонился. Потом, обратившись ко мне, твердо сказал: «Творить молитву Иисусову».

«А как?» – спросил я у батюшки и пожаловался на то, что все время окрадываюсь помыслами при ее проговаривании. Но старец не дал мне никаких конкретных указаний на это счет. «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго», – воспроизвел он святоотеческий текст, заключающий в себе великую спасительную силу, и добавил: «А больше я тебе ничего не скажу».

Смысл этих слов мне был ясен. Иисусовой молитве невозможно научить теоретически, ее нужно проходить опытным, деятельным путем, и тогда Сам Господь даст молитву молящемуся. В этом отношении отец Николай всецело доверялся водительству Божию и полагал, что тот, кто совершает ее в простоте и смирении сердца, находится вне духовной опасности. Главное – не делать из нее духовного «упражнения» для приобретения тех или иных благодатных даров, а искать в ней, прежде всего, сокрушенного и покаянного начала. Именно в этом – прямой и непосредственный смысл слов этой молитвы. И без нее подвижник вряд ли сможет противостоять всем козням диавольским, приобрести необходимую чистоту ума и сердца. Только посредством ее православный христианин входит в блаженное единение со Христом, и именно от нее рождается в нем вожделенный дух спасения.

Иисусову молитву отец Николай считал первым и главным орудием в духовной жизни, данным Церковью на все времена, а для нашего времени – в особенности. Мне пришло на память, как одна моя прихожанка просила через меня у старца благословения на обучение в музыкальной школе своей семилетней дочки. Ответ батюшки поверг всех нас в изумление. «Передай ей, – сказал он, – пусть она лучше творит молитву Иисусову». Такое благословение он послал несмышленой девочке в деревню, где никто и понятия не имел о том, что это такое.

«Творить молитву Иисусову» – этими словами, сказанными твердо и непреложно на мой вопрос, как мне кажется, старец оставил свое духовное завещание всем ревнующим о своем спасении и ищущим духовного совершенства в современном мире.

* * *

Из всех удивительных и необычайных для нашего времени благодатных даров, которыми Господь украсил Своего верного раба – Залитского затворника и подвижника – два из них, пожалуй, наиболее удивительные. Это – его любовь и смирение.

«Я тебя благословил, а теперь ты меня благослови», – услышал я один раз повеление от батюшки после обычного благословения, полученного на пороге его келейки. Я с немалым удивлением посмотрел на него. «Может, он меня таким способом обличает в излишней назидательности?» – промелькнуло в моем уме. С непроницаемым лицом старец стоял в дверях домика и своей неподвижностью давал мне понять, что не пустит меня за порог кельи, пока я не выполню того, что мне было сказано. Я был в полной растерянности и недоумении. Что было делать? Благословлять старца? Мне легче было бы, если бы рука моя отсохла, чем решиться на такое. Упорствовать? Значит, остаться без приглашения войти в дом и без последующей беседы. Помедлив в нерешительности, я набрался храбрости и, как человек, которому предстоит войти в ледяную воду, с поспешностью сделал рукой благословляющее движение. И только после этого мы вошли в сенцы.

Потом я долго ломал голову над тем, что бы все это значило, пока не нашел ответ в одной святоотеческой книге. В ней было сказано: «Если услышишь, что какой-нибудь старец почитает ближнего выше себя, то знай, что он достиг уже великого совершенства, ибо в том-то и состоит совершенство, чтобы предпочитать себе ближнего». После этих слов я понял, что необычный поступок батюшки был как выражением его смирения, так и преподанием духовного урока своему чаду. Одним словом, это было своеобразное подражание Христу, умывшему ноги Своим ученикам.

Что же касается любви батюшки, то ее ощущал каждый, приезжавший к нему на остров. Здесь все было пронизано ею. Ибо старец жил здесь по своим, особенным законам, как блаженный младенец, как будто окружавшая его действительность была бессильна что-либо изменить в его отношении к Богу и человеку.

Она и на самом деле ничего не могла поделать с прочно утвердившейся в его душе любовью. Невзирая на то, что сегодняшний мир ничего не привносит в душу человека, кроме озлобленности и ожесточения, а эгоизм становится правилом и нормой существования, старец неустанно внушал своим чадам, что в своих отношениях с ближним следует руководствоваться только любовью, только милосердием, только состраданием. Даже к врагам своим он учил относиться по-христиански.

Не только мир, но и нынешняя церковная действительность тоже скудеет любовью и чем дальше, тем все больше и больше завоевывается мирским духом. Эти процессы, о которых предупреждал Спаситель через Свою беседу с апостолами, порождают даже в искренне верующих людях отгороженность друг от друга, отчужденность, замкнутость и, как защитную реакцию на все происходящее вокруг, – стремление жить только своими интересами. Так или иначе и я – священник, а теперь и монах – постоянно ловил себя на том, что, вращаясь в мире, и я, грешный, захватываюсь этим духом и незаметно для самого себя утрачиваю нормы евангельской жизни. И вот, попадая на остров, я всякий раз оказывался в атмосфере любви, где сталкивался с совершенно иным отношением к человеку, где слышал голос, возвращавший меня к тому, от чего я отпал и чего никак нельзя терять христианину. Здесь, рядом со старцем, я наполнялся его любовью к людям и хотя бы на краткое время оживал душою и сердцем для Бога и человека.

Дивный, незабвенный остров! Сколько же света, добра и подлинно Христовой любви привнес ты во мрак окружающей действительности! Да он и был, пожалуй, тем малым островом в океане человеческой лжи и неправды, который кротко, смиренно и неизменно излучал в мир свет и тепло Божественной Истины.

Иеромонах Нестор, www.zalit.ru

О старце Ионе

О старце иеромонахе отце Ионе, ученике святого преподобного Кукши одесского, знают многие православные верующие и не только верующие. Отец Иона – удивительный старец, который долгое время был всем знаком как один из монахов и духовник Одесского Успенского монастыря.

Множество людей приезжало в Одессу со всех сторон света, чтобы встретиться с ним, получить его благословение, спросить совета и попросить помолиться.

Воспоминание рабы Божией Елены

Когда-то, когда к батюшке подойти можно было свободно, случился у меня на работе конфликт с руководством. И так меня прижали, что решила уж пожаловаться на свое начальство. По дороге на работу заехала в монастырь. Батюшка встретил меня на пороге храма со словами: «Ты где награды хочешь? Здесь, на земле, или в Царстве Небесном?» Я опешила. А отец Иона велел мне немедленно ехать на работу, никому не жаловаться, а как начальнику вышестоящее руководство устроит головомойку и он обвинит во всем меня, не оправдываясь, попросить прощения. Так и сделала. Тяжело было. Заболела. А за время болезни начальника сняли. Дело было громким и очень дурно пахнущим. Да, батюшка очень прост и не имеет богословского образования, но Господь открывает ему многие тайны…

Однажды я сомневалась, а нужно ли мне обращаться за помощью к батюшке? Так он из алтаря вышел и сказал: «Реши сама, нужна тебе моя помощь или нет».

Меня привел к нему мой Ангел-Хранитель

Жизнь приблизила меня к Богу в тот самый момент, когда, как мне казалось, она перестала иметь для меня смысл.

На то время я жила в Одессе и слышала об удивительном старце, о том, как он помогает людям во всех их горестях и печалях, а также о том, что он обладает даром изгнания вселившегося в человека беса. До этого я никогда раньше не видела отца Иону, и, возможно, никогда не увидела бы, ведь я до сих пор верю, что меня привел к нему мой Ангел-Хранитель.

Я отчетливо помню этот день. Мне хотелось уйти, меня одолевал страх, но какая-то сила смогла удержать меня. Я первый раз в жизни приблизилась к батюшке Ионе и стояла в метрах трех от него, и вот тогда-то и почувствовала первый раз дух святости. Было много людей, кто плакал, кто кричал, кто вырывался из его отцовских объятий, кто молился. Я безмолвно стояла на одном месте и ждала, когда придет моя очередь, когда батюшка Иона прикоснется ко мне своей рукой. Что-то начинало меняться, мой страх утих, успокоились чувства, бушевавшие в душе. И моя очередь подошла. Батюшка прижал меня к себе и что-то очень тихонечко нашептывал. За какой-то короткий миг предо мной пробежала вся моя жизнь и наступило чувство глубокого умиротворения. Батюшка отпустил меня, перекрестил, но уходить мне не захотелось. Слезы текли из глаз, и словно наступило прозрение, я поняла, что я очень хочу жить.

В скором времени я уже стояла на исповеди, чтоб приступить к Святому Причастию. Жизнь начала обретать другой, наполненный счастьем и радостью смысл. Слава Богу, я живу! Для меня это было чудом, вторым рождением. Слава Богу, что есть на земле среди людей такие молитвенники, как батюшка Иона. Всякий раз, когда мы приходим на службу, мы с замиранием сердца ждем, когда из алтаря выйдет отец Иона, чтобы хоть взглянуть на него или прикоснуться к нему, и мы верим, что его молитвы чудодейственны.

Прихожанка Свято-Успенского мужского монастыря, Ирина.

Что делать, отче Иона?

Часто бывал свидетелем разговоров людей с отцом Ионой, когда просят у него совета в сложной ситуации, подсказки… Да и со мной такое бывало не раз во время общения с ним.

Приходит, к примеру, женщина и спрашивает совета: «Что делать, отец Иона, – вот такая сложная ситуация, конфликт в семье, наследство поделить не могут, и родственники совсем скоро все перессорятся…» и описывает во всех подробностях то, в чем даже не всякий юрист хороший разберется на пару с психологом.

Иона послушает, посмотрит внимательно, благословит, скажет, что помолиться надо… И потом совсем вроде как не к разговору всякие истории начнет рассказывать: как он на тракторе уставал, когда был молодым, там педаль была поломана и сильно нога болела после работы, и что одна старушка праведная рассказала вчера, как ей Ангелы приснились, беленькие такие, красивые, и Пресвятая Богородица рядом с ними улыбалась…

Те, кто с отцом Ионой впервые общались, немного терялись в таких случаях, так как ждали обычно четких ответов и расписанных по пунктам рекомендаций, а не этих историй, перемешанных с призывом бросить все и о Боге только думать… Но при этом все равно – слушали его, слушали и вдруг начинали понимать, что им делать. Причем четко понимать во всех деталях, как будет правильно поступить. Иногда даже видно было, как они уже рвутся прям бежать срочно делать то, что поняли, и им уже сложно дослушать то, что Иона рассказывает…

Вот такие случаи наблюдал не раз. Рядом со старцем, когда рядом находишься, светло как-то, легко… даже не знаю, как описать это состояние. И в такие моменты общения с ним путанные все мысли распутываются и волнующие проблемы вдруг перестают быть проблемами…

www.oiona.ru

Советы отца Иоанна Крестьянкина

Словно бы с самого рождения отцу Иоанну Крестьянкину было послано свыше стать проповедником Божиим.

Он родился в Орловской губернии в простой семье и уже в шесть лет хотел стать священником, а после 30 лет стал им. В конце 1950-х в Москве, в измайловском Христорождественском храме, он крестил по 50 человек в день, и за это, а также за веру, образ мысли, его приговорили к нескольким годам лагерей. Там он продолжал наставлять людей. Даже надзиратели считались с батюшкой: ему позволили не стричься и не отняли единственное, что у него было, – Библию.

После освобождения из лагерей отец Иоанн Крестьянкин служил в Псковской и Рязанской епархиях, в 1966 году принял монашеский постриг и стал насельником Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря.

Ежедневно к нему шли паломники со всей страны за советом, утешением, помощью. В числе его духовных учеников – знаменитые политики, актеры, но их имена не афишируются.

Известно, что ездил к нему и Борис Ельцин. 2 мая 2000 года перед первой инаугурацией к старцу приезжал Владимир Путин и проговорил с отцом Иоанном в его келье больше часа.

Отец Иоанн порой давал советы, которые казались странными, но время показывало его правоту. Однажды к отцу Иоанну бросилась женщина с ребенком лет трех на руках: «Батюшка, благословите на операцию, врачи требуют срочно, в Москве». Отец Иоанн остановился и твердо сказал ей: «Ни в коем случае. Он умрет на операционном столе. Молись, лечи его, но операцию не делай ни в коем случае. Он выздоровеет». И перекрестил младенца. Ребенок поправился.

О другом случае рассказывает архимандрит Тихон (Шевкунов), духовный ученик отца Иоанна. В 90-х годах москвичка Валентина Павловна попросила архимандрита Тихона испросить благословение у отца Иоанна на удаление катаракты в федоровском институте. Ответ отца Иоанна удивил: «Нет, ни в коем случае. Только не сейчас, пусть пройдет время…»

Об этом он написал ей в письме, прибавив, что операцию она должна сделать через месяц после отпуска. «Если она сейчас сделает операцию, она умрет», – грустно сказал он архимандриту Тихону.

Отец Тихон по совету отца Иоанна поехал к женщине, уговаривал ее отправиться в Крым в отпуск, заказал путевку. Но она не послушалась и легла на операцию, во время которой у нее случился тяжелейший инсульт и полный паралич.

– Почему вы меня не слушаете? – чуть не плакал отец Иоанн. – Ведь если я на чем-то настаиваю, значит, знаю!

Он велел отцу Тихону взять из храма в келью запасные Святые Дары и, как только Валентина придет в себя, сразу исповедовать и причастить. Женщина пришла в себя. Ее исповедали и причастили, после чего она умерла.

Жена поэта Булата Окуджавы Ольга вспоминает, что однажды она, приехав в Псково-Печерский монастырь к отцу Иоанну, в беседе со старцем сетовала, что ее муж не крещен и к вере равнодушен. Батюшка сказал: «Ты сама его окрестишь». Удивившись, Ольга переспросила старца, как это возможно, если он не хочет креститься, да и имя у него неправославное. На что отец Иоанн ответил: «Назовешь его Иваном…»

Через пятнадцать лет после той встречи Булат Окуджава, умирая в Париже, неожиданно попросил окрестить его. Звать священника было уже поздно. Ольга сама решила крестить Булата (этому обряду научил ее духовный наставник, отец Алексий). Спросила мужа, как его назвать. Тот ответил: «Иваном».

Протоиерей Димитрий Смирнов рассказал в программе телеканала «Спас» 03.02.2009 следующий случай: «Одна женщина обратилась ко мне со следующим: «Отец Иоанн сказал передать Вам, что если Вы найдете хотя бы одну кость человека, нужно осуществить чин ее погребения». Буквально через некоторое время (три-четыре недели) мой приятель, художник, когда я был у него в мастерской, обратился ко мне с просьбой: «Вот у меня череп, я его когда-то рисовал, сейчас он мне не нужен. Не знаю, что с ним делать, может, ты возьмешь?» И я тут же вспомнил слова отца Иоанна. Сделал коробочку. Отвез на Лионозовское кладбище, прочитал полностью чин отпевания и совершил погребение головы этого человека по всем правилам. Получается, что за месяц отец Иоанн дал мне повеление. Ему Господь открывал. И таких случаев было много…»

Каждый день, сразу после литургии, отец Иоанн начинал прием и продолжал его, с короткими перерывами на трапезу, до позднего вечера, а иногда и за полночь. По монастырю он не ходил, а почти бегал – впрочем, задерживаясь возле каждого, кто искал его внимания, и за это его с добрым юмором называли «скорый поезд со всеми остановками». Когда батюшка спешил, не имея времени расспрашивать и беседовать долго, то он иногда сразу начинал отвечать на приготовленный, но еще не заданный ему вопрос и тем самым невольно обнаруживал свою удивительную прозорливость.

Когда поднялась шумиха, связанная с введением ИНН, он, 91-летний, превозмогая болезнь, выступил перед телекамерой с обращением к православным не пугаться нововведений и не поднимать панику. Незадолго до смерти отец Иоанн позвонил архимандриту Тихону и сказал: «Вот, скоро умру. Поэтому потрудись, напиши то, что ты помнишь и хочешь сказать обо мне. А то потом вы все равно будете писать и такого можете надумать, что будет, как у бедного отца Николая, который и «котиков воскрешал», и другие небылицы. А тут я сам все просмотрю и буду покоен…»

И архимандрит Тихон успел написать воспоминания о духовнике [5].

Матушка Сепфора

В миру Дарья Николаевна Шнякина (урожденная Сенякина), родилась в крестьянской семье, в селе Глухово Гавриловского уезда Тамбовской губернии 19 марта 1896 года по старому стилю. Отец ее, Николай Алексеевич, крестьянин-середняк, и мать, Матрона Герасимовна, были трудолюбивыми, честными, верующими людьми, но неграмотными. Из тринадцати детей, родившихся у них, выжило только трое: Дарья, ее брат Василий и Павел (первый брат был впоследствии убит на войне 1914 года, второй при раскулачивании, в начале 30-х годов).

Матушка в конце своей жизни (а она прожила сто один год) вспоминала: «Жили мы хорошо с родителями, ходили в храм…, икона на вратах…, монахи были в родне моего отца: один монах, а другой жил как монах, все знал…. В маминой родне были три монахини и один монах». Дед Дарьи, крестьянин Алексей, много ездил по святым местам. В 1903 году привез внучке четки. Матушка вспоминала также, как учили ее Иисусовой молитве жившие в Глухове при храме Покрова Божьей Матери монахини: обучая ее шитью и ткачеству, они говорили, что во время работы нужно произносить молитву «Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя грешную»…

На третьем году войны смертью храбрых пал на поле брани брат Дарьи Василий. Вскоре скончался отец, ему было в это время всего сорок пять лет. Почувствовав приближение смерти, он зажег свечу и, сжимая ее в холодеющих руках, сказал: «Подержите меня…. Я сейчас умру». Дарье исполнилось двадцать лет. Отец, пока был жив, не выдавал ее замуж, так как знал, что она этого не хочет. Она желала принять иноческий постриг.

Долог был этот поистине узкий и каменистый путь для матушки Сепфоры! Господь, сотворивший обитель в ее сердце, не оставлял ее. Она любила Господа и знала, что тот есть любящий Его истинно, кто исполняет Его заповеди.

Когда после кончины отца, в 1916 году, к ней посватался молодой односельчанин Дмитрий Шнякин, человек верующий, бывший в Сарове и Дивееве, мать Дарьи благословила этот брак. Девушка безропотно подчинилась. Она вошла в большую зажиточную семью. У свекра, старосты сельского храма, было четверо сыновей и дочь, большое хозяйство. Он не позволял своим детям после женитьбы отделяться от него – и вот в доме собралось пять снох, пять молодых женщин. Дарья стала старшей снохой, которой по чину полагалось за всем следить, всем распоряжаться – словом, домоправительницей. Матушка вспоминала, что ей тогда «лапти некогда было снять, не то что отдохнуть». Она справлялась со всеми делами, и все были ею довольны. И совсем не уставала. Господь давал силы, так как она постоянно помнила о Нем.

Матушка в 1933 году перенесла страшное раскулачивание, сопровождавшееся убийством ее родных, ее дом разобрали по бревнышкам. Свекра и свекровь сослали на Соловки. До раскулачивания в период с 1917 по 1928 год у Дарьи родились четыре дочери: Александра, Параскева, Лидия и Иулия. Наступила зима, жить стало негде. Дарью с детьми приняла бедная вдова Агафья, которая жила на краю села и была нелюдима. Еще до раскулачивания муж Дарьи уехал в Болохово, что в Тульской губернии, строить шахту в надежде заработать и перевезти семью. В Болохове, надо сказать, семье не намного стало легче. Та же скудость во всем. Жили долгое время в проходной комнатушке, спали вшестером на полу, соседи через них перешагивали. Отцу чаще всего доставались случайные заработки: то щиты для снегозадержания на железной дороге сколачивать, то на хлебозаводе дрова колоть, то истопником трудиться. Александра и Параскева тоже, где могли, работали. Сюда, в Болохово, приехала мать Дарьи, Матрона Герасимовна, пожила два месяца и скончалась. В 1937 году семье дали отдельную комнату в коммуналке, стало хоть немного удобнее.

В 1946 году после кончины мужа матушка с дочерьми переехала в небольшой городок в Тульской области, Киреевск, и, еще не будучи монахиней, оставила всякое попечение о земном. Дочери выросли и теперь могли позаботиться о ней, о ее очень небольших нуждах. Однажды в Киреевске матушка уединенно молилась, и вдруг явились Ангелы, которые стали ходить вокруг нее, совершая какой-то обряд. Когда они начали одевать ее в монашеские одежды, она поняла, что это – постриг. Вскоре Дарья переехала в Лавру и здесь, на исповеди, рассказала о своем чудном пострижении в иночество. Тогда ее благословили на постриг в мантию, который совершили здесь, в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, 20 октября 1967 года она была наречена Досифеей. Это произошло так незаметно, что дочери матушки не сразу об этом узнали. А в декабре 1989 года владыка Серапион, митрополит Тульский и Белевский, постриг матушку Досифею в схиму с именем Сепфора.

Она всегда с четками, по большей части в безмолвии и богомыслии, но внутренняя ее жизнь почти никому не была открыта: эта тайна была явной лишь для Господа. О высоте этой жизни догадывались по случаям прозорливости, которую она проявляла. Многие уже заметили, что она ничего не говорила просто так. И если что советовала – делали. Монахиня С. рассказывала: «Как-то приезжает племянник, делится со мной своей бедой: назначили ему операцию в Москве. Перетрудился с отцом на тяжелой физической работе, да и сорвал себе позвоночник. Я его отправляю к матушке, а та ему говорит: «Никакой операции, только тяжелого не поднимай». Он ее послушал, и все обошлось. Поясок матушкин носил, она ему дала…

Помнится, приходим мы к матушке с сыном Виктором. Он ей в подарок захватил воблу, так уж ему захотелось. Матушка ее взяла, а ему дает маленькую такую рыбку, соленую-пресоленую: а это, мол, тебе. Дочь ее еще ругала: «Что ты даешь, ее и есть нельзя!» А я сразу поняла: солоно ему придется… И точно, вскоре сделали ему операцию… Больно сложная была, с трудом выкарабкался. А матушка сказала, что без молитв за него он бы умер… А еще, помню, перед операцией спрашивает меня: «Тебе какой сын помогает?» Я ей говорю: «Средний, Виктор». А она мне: «И у него денег не будет, и у тебя». Все правильно, так и вышло».

Пользовавшаяся советами матушки с отроческого возраста П. вспоминает: «Трижды матушка спасала меня от нечаянной смерти. Первый раз – это когда перед родами приложилась у нее к иконе Царицы Небесной. Медицинские заключения свидетельствуют о немалом удивлении врачей, что я и мой ребенок остались живы. После родов матушка многое мне открыла: «Смерть твоя была близка. Если бы не Царица Небесная, ты бы умерла». Прямо так и сказала… По ее доброму совету я, отправляясь в дорогу, всегда брала с собой икону святителя Николая. В одну такую поездку случилась авария с автобусом, и я осталась жива лишь потому, что молитвы матушки удержали меня от того места, куда я хотела поначалу сесть. Второй аварии удалось избежать благодаря тому, что но дороге на автостанцию мне встретилась монахиня Е., с которой я задержалась, чтобы дать ей денег на монастырь. И тут откуда-то вырулил другой автобус, следовавший по нужному мне маршруту. Я и еще три женщины решили не дожидаться рейсового и поехали на нем. Рейсовый пошел следом за нами и попал в тяжкую аварию. Погибло двенадцать человек. Мое спасение я тоже приписываю матушкиному заступничеству, потому что у меня имеются к тому основания… Матушка мне говорила много наставлений, и если я исполняла их, то у меня все ладилось, но если проявляла своеволие, то и расплата была очень горькая…

В помяннике матушки Сепфоры были записаны многие десятки мирских и монашеских имен. Она умела утешить скорбящего. Обличить могла, назвав человеку грехи, которые тот не смел и выговорить.

Монахиня Пантелеимона, духовная дочь матушки Сепфоры, вспоминала, что в первый же день ее знакомства с матушкой (это было в 1973 году) та предсказала ей монашество, но не прямо, а подарив Псалтирь и черный платок. Затем матушка стала учить ее читать на церковно-славянском языке и поправляла ее ошибки. Исповедоваться посылала в Тулу, в храм Двенадцати апостолов, а потом напоминала грехи, которые на исповеди не были сказаны.

Матушку Сепфору беспокоило то, что ей, схимнице, как она думала, придется умереть в миру. Долго она молилась Матери Божией, и вот Та явилась ей однажды ночью во сне, в ее маленькой келейке в Киреевске. «Ты не умрешь в миру, – сказала Она. – Ты умрешь в Клыкове, в монастыре». Матушка лишь подумала недоуменно: «А где ж оно такое есть?», как Пречистая ответила: «Не надо тебе знать. Придет время – священники сами к тебе приедут». И матушка стала ждать.

Приезжали к ней монахи, священники, она каждого спрашивала: «Вы не из Клыкова?» Те удивлялись, что за Клыково, почему такой вопрос… Параскева, дочь матушки, тоже смущалась: «Мама, откуда ты взяла это Клыково? Что это за место?» Матушка Сепфора отвечала кратко: «Какое тебе дело?» – и не объясняла ничего. Однако не так уже много оставалось времени ей ждать до переезда в Клыково.

Позднее, уже в Клыкове, келейница З. спросила: «Матушка, а как это так получилось, что ты не в женском монастыре, сейчас же много их на Руси, а в мужском?» Матушка Сепфора сказала: «Я по велению Пресвятой Богородицы здесь. Мне было во сне такое видение… Я скорбела, что мне, схимнице, придется умереть в миру, а Она мне сказала: «Ты в миру не умрешь, ты умрешь в монастыре в Клыкове». И все, кто ни приезжал, на меня смотрели удивленными глазами, когда я каждого спрашивала, не из Клыкова ли приехали».

Вот руководит молодой иеромонах восстановлением храма… Матушка духом видит, что там что-то не так… волнуется. «Поезжай, – говорит келейнице, – скажи ему, что правый угол у него не идет. Пусть сделает так и так… Мне, что ли, ехать ему показывать?»

Едет оптинский послушник, будущий монах, в Киреевск (послан к матушке Сепфоре). «Еду на машине, – рассказывал он, – смотрю по сторонам, разглядываю проходящих женщин. Заезжаем в Киреевск к матушке, а она мне, что называется, с порога: «И что ты, зачем тебе бабы эти?»

Весной 1993 года матушка Сепфора посетила с монахиней Пантелеимоной Оптину Пустынь. Здесь произошло ее знакомство с будущим восстановителем Клыковского храма иеромонахом Михаилом, тогда послушником Сергием, лишь несколько месяцев тому назад появившемся в обители. Вот как вспоминает об этом он сам: «Я выходил из Введенского храма, когда кто-то сказал: «Старица идет, старица идет! Пойдем, возьмем благословение!» Хотя я тогда еще мало в чем разбирался и не понимал, как можно брать у нее благословение, но пошел за другими и увидел, что она благословляет всех троеперстием, как делала в свое время моя мама. Я подошел к ней. Она, четко прикладывая свои пальцы к моим лбу, животу и плечам, произнесла: «Вложи, Господи, корень благих, страх Твой в сердца наша». И, держа меня за плечо, начала спрашивать, как меня зовут. Я сказал: «Сергий». Потом она спросила, что я здесь делаю, и я начал объяснять свои послушания. Выслушав все, она сказала: «А нам с тобой вместе жить». Немного помолчав, хлопнув меня по плечу, прибавила: «А пока бегай, бегай!..» Я, стоя в недоумении, пытался что-то переспросить, уточнить, где нам придется жить вместе, но она повторила: «Бегай, бегай!..» Я посмотрел на ее келейницу, и та сказала: «Слушай, что тебе говорит матушка! Она старица». Они пошли в храм. Придя в свою келью, я много думал над этим странным благословением. А затем начал расспрашивать живущего со мной послушника Романа, он был у матушки в Киреевске. Когда я узнал, что она живет на квартире у дочери, то ее слова показались мне еще более странными: как же и где нам с ней жить вместе? И я оставил эти мысли». Однако это было одно из предсказаний матушки Сепфоры, Господь открыл ей, что некоторое время спустя, менее трех лет, они будут служить Ему в одном месте – при храме в Клыкове.

Клыково расположено неподалеку от Козельска, на возвышенном берегу речки Серены. Прозрачные березовые рощи, поля и луга, высокое небо. В пяти километрах, за холмом, – Шамордино. Вблизи Клыкова находится курган, место захоронения татар, убитых при осаде Козельска, «злого города», как они его назвали за то, что весной 1238 года он оборонялся семь недель против тьмачисленного Батыева войска и козельчане уничтожили более четырех тысяч татар. Спустя века едва ли не злее татар Святую Русь опустошали большевики. Остались следы их разрушительной деятельности и на берегах тихой речки Серены. Разорено было поместье, превращен в руины храм, построенный в 1826 году владельцем этих земель поручиком Полторацким, опустело село Клыково… Со временем храм Спаса Нерукотворного оброс кустами и деревьями…

Храм был возвращен Церкви в 1992 году. Архиепископ Климент Калужский и Боровский благословил устроить Архиерейское подворье силами братии, пришедшей из Оптиной Пустыни и поселившейся здесь. По благословению Владыки, среди других перешел жить и трудиться в Клыкове послушник Сергий, который в 1994 году принял иноческий постриг с именем Феодосий и был рукоположен во иеродиакона. Настоятелем храма Спаса Нерукотворного тогда был иеромонах Пахомий. Отец Илий благословил отца Феодосия побывать в Киреевске у матушки Сепфоры, спросил, знает ли он ее. Он сказал: «Знаю». Отец Илий прибавил: «Поезжай к ней. Она будет вас окормлять».

Но не сразу собрался отец Феодосий в Киреевск. «Через какое-то время ему понадобилось ехать в Москву с братом Сергием, будущим отцом Никоном, на поиски благотворителей, так как не было средств на восстановление храма, но решили сначала заехать в Киреевск, – рассказывает отец Михаил, – испросить молитв и благословения… Приехав к матушке, мы постучали в дверь, и нас приветливо встретила ее дочь. Сергий пошел в комнату к матушке, так как его уже знали. Пошел за ним и я. Матушка спросила, кто я такой и откуда. Я сказал, что меня зовут иеродьякон Феодосий и что я из Клыкова, где восстанавливается храм».

Матушка Сепфора оживилась, радостно захлопала в ладоши и сказала: «Слава Тебе, Господи! Пресвятая Богородица! Из Клыкова приехали!» Потом стала расспрашивать о Клыкове. «Я очень удивлялся, – вспоминает отец Михаил, – что матушка со мной так приветлива. Она разговаривала со мной, как с человеком, которого давно знает. Мне не хотелось ее утомлять, и я пытался выйти комнаты, но она меня не отпускала. Наш разговор о Клыкове продолжался до двух часов ночи. Она говорила, что будет там построено то и то, и свободно ориентировалась в месте, где никогда не бывала. Слыша, как она называет будущие постройки, я изумлялся, зная нашу скудость».

Заметив его недоумение, матушка Сепфора решила ему напомнить, что она старица и не может вести праздных разговоров. Она сказала отцу Феодосию, что у него два седых волоса в бороде и две маленьких родинки на правой ладони (она не могла этого видеть, так как была слепая). Обнаружив у себя все это, отец Феодосий понял, что матушка так вот обличила его помысел недоверия к ней. Узнав, что он строит в Клыкове деревянный дом, она сказала: «И строй, строй побыстрее… Я к тебе жить приеду».

Бывает так, рассказывал отец Михаил, что он ничего не говорит, не спрашивает матушку, а сидит возле нее и внутренне молится Господу и Богородице о чем-то, а матушка, словно слыша его молитву, говорит ему то, что и есть ответ на его молитвенное прошение.

Отец Михаил знал, что к матушке заезжают оптинцы получить благословение на сбор пожертвований. Она молилась о них, и дело шло, Оптина восстанавливалась… Матушка спросила отца Михаила: «Ты знаешь, как блаженные строят?» Он ответил: «Нет». – «Вот как дети, – продолжала, – кубики складывают, играючи, так и мы – молимся, а сами все кубики складываем, чтобы дело делалось». Отец Михаил сказал, что у них в Клыкове нет ни рубля и что, вот и вот, они едут искать средств для восстановления храма. Матушка улыбнулась: «Все у вас будет, – и храм, и колокола, и домиков настроите, и забор сделаете… Я вас научу, как просить. Когда будете просить, не говорите «пожертвуйте», а «сотворите святую милостыню», и люди сами будут вам давать, что имеют. Это слова священные… Сам Господь сказал: «Милости хочу, а не жертвы» (Мф. 12, 7).»

«Мы на следующий день поехали, – вспоминает отец Михаил, – и в Москве зашли в первую попавшуюся контору, прося помощи по матушкиному научению… Нам дали столько денег, что можно было начинать восстанавливать храм. На обратном пути мы побывали у матушки, благодаря ее за молитвы».

В другой раз матушка Сепфора предсказала, что один из жертвователей подарит Клыковскому подворью машину. И даже научила, как выбрать из нескольких самую надежную. «Обращаюсь к ней с просьбой, – говорит отец Михаил, – как нам не ошибиться, потому что машин много и все одинаковые…» Она отвечает: «Ну, ваша будет такая особенная: на ней крестик увидите, три троечки и число Ангелов»… И вот на второй машине я увидел крестик, нарисованный пальцем на пыльном капоте, а цифры, выбитые на кузове, были те, которые и назвала матушка: 333144…»

О многом предупреждала матушка клыковских иноков. Однажды она сказала отцу Феодосию, чтобы он готовился к постригу в мантию, и посоветовала купить серебряный крест. Она спросила его, какое он хотел бы имя получить в монашестве. Он ответил, что ему нравится то, которое есть, – Феодосий. «А что, – заметила матушка, – Михаил тебе не нравится?» «Действительно, – рассказывает отец Михаил, – скоро владыка мне назначил постриг в мантию. А крест я себе купил нательный. Потом же выяснилось, что владыка сразу назначил хиротонию, и мне понадобился крест священнический, о котором и говорила мне матушка».

Как и сказал отец Илий, матушка действительно начала духовно окормлять насельников Клыкова. Ее поучения были не только практического характера (как, например, просить денег на храм и другие), но и чисто духовного, монашеского. Она говорила порой очень простые вещи, но здесь важно было то, что их говорит мудрая старица. Простое получало глубину и наполненность небесным светом.

Вот, например, неким инокам захотелось от суеты и разных забот убежать в какое-нибудь пустынное место. Когда матушке сказали это, она глубоко вздохнула: да, она сама всю жизнь имела такое желание, очень естественное для монаха, но… «Радость моя, – сказала она, – пустыня везде». – «Где?» – «Вот», – коснулась она рукой груди. «В сердце?» – «Да. Вот Он здесь, с нами, Господь… И Матерь Божия. Где Их искать, если Они тут?»

Пожаловался инок, что трудно бороться с унынием. «Ты не отступай, – сказала матушка, – пришел сюда – не оборачивайся. Хоть какое тебе горе, хоть какая скорбь, пусть ругают, бьют – никуда… Скажи себе: тут мое место, не поддамся. Пусть говорят о тебе что угодно. Бери на себя все… Да и от кого терпишь-то, подумай: все одинаковые… Твое дело – бегай да бегай по послушанию, ни о чем худом не думай. И не устанешь».

Спросили у нее, каким святым подражать лучше. «Серафима Саровского надо больше всех слушать, – сказала она о подвижнике как о живом. – А из давношних…» Она задумалась. «Давношние» – это великие монахи первых веков в Египте, Палестине, Сирии, Греции… Антоний Великий, Макарий Великий, Павел Препростый… Аммы Феодора, Сарра, Синклитикия… И продолжила: «Э-эх, нам по-ихнему не жить, мы так не сможем. О них даже и говорить нечего – разве потянем? Помни близких: Амвросия Оптинского, Иоанна Кронштадтского… Собирай, кто поближе».

Кто-то вопросил попросту: «Как жить, матушка? Такое время, кругом одни искушения!» «Вставай с постели, – ответила она, – и подходи к Господу: «Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас»… И проси все, куда тебе и что. А то враг поведет. Выйдешь за порог – там семь дорог, а тебе одна нужна… И молчи. Камешки в рот клади – и будешь спасаться. Встретится кто: «Что это с ним? Не разговаривает». А ты без внимания… Знай свое дело. И молитву держи: «Господи, Сокровище мое! Ты мое счастье… Ты мой покой… Предаюсь воле Твоей!» Не отходи от Него».

О сне говорила так: «Выспишься лишнее – погубишь себя… Мы всю жизнь не спали – веселые были, здоровые!..»

И о еде: «Сила бывает не от еды, сила от Господа – вот сила… Вот без Бога хоть объешься – все без толку. С Ним, с Ним, с Ним!.. Тогда и встанешь бодрым, и голодный пойдешь. Хоть и не ел – не ропщи, ты еще голода не видел. А Господь с тобой – и ты сыт».

Редко благословляла матушка на дальние паломничества: «Лучше тут где-нибудь… А по дороге все растеряешь, что и имел…»

Стояла зима. В храме совершалось богослужение. Несмотря на то, что там было холодно, столетняя схимонахиня матушка Сепфора стояла и молилась, одетая в легкое пальто и безрукавку поверх него. На литургии не садилась совсем. Позволяла себе присесть только во время всенощной на кафизмах. Иногда постукивала себя палочкой по ногам, приговаривая: «Стойте! Стойте…» Она говорила, что возле братии видит духов злобы и что поэтому молиться надо очень усердно.

Сохранилось много рассказов о мудрости и прозорливости матушки Сепфоры, они еще далеко не все собраны. Вот, например, одна из ее духовных дочерей вспоминает: «У меня была икона в келии, образ Спасителя. Матушка говорила: «Какое эту иконку местечко ожидает, ты даже представить себе не можешь!» Когда в Клыкове открылся храм, она сказала: «Давай эту икону в храм отдадим. Не жалко?» Я отвечаю: «Матушка, Вы благословите – так и будет»… Отец Михаил сразу повесил ее на Горнем месте. Матушка знала, какое высокое место ожидало эту икону».

Келейница З. рассказала: «Однажды слепая матушка говорит мне: «Дай мне иголку, я буду шить». – «Матушка, как ты будешь шить? Дай мне пошить». – «Нет, дай мне иголку». Приношу ей иголку, но все за свое: «Матушка, давай я тебе пошью». Она взяла у меня из рук иголку и вставила в ушко нитку: «Я ведь сказала, что сама буду шить». И вот она сидит и шьет. Я вышла из келии и думаю: «Я зрячая, да не вижу ничего, а она слепая там шить будет…» И только я об этом подумала – она зовет меня. Вхожу. У нее в руках полотенце в полоску. «Это полотенце?» Я говорю: «Полотенце». – «А то дорожками?» – «Дорожками». – «Эта синяя?» – «Да». – «Эта зеленая, эта красная, эта белая?» – «Да». Я поняла, что она духом больше видела, чем я вижу своими телесными глазами».

Плотник Н. был мастер своего дела и гордился этим, но матушка нередко его смиряла, говоря, что «ты, мол, там-то и там-то плохо сделал, посмотри-ка… И в другом месте у тебя изъян». Так оно и оказывалось: мастер обнаруживал эти недоделки…

Бесы люто ненавидели ее, но ничего, конечно, не могли с ней сделать серьезного: вот только дыму в келию напустят или поднимут ветер и кровать ее засыплют песком… Они цеплялись за всякого входящего к ней, но и она не дремала, видела, что лезут… Келейнице она говорила: «Пришли к нам люди – ты с радостью, а после их ухода – кропи святой водой». После вечернего правила келейница кропила матушку, себя и всю комнату. А однажды ночью слышит шум: матушка отворила дверь и прямо ползком оттуда. «Что же ты, – говорит, – не слышишь… я умираю, задохнулась вся. Такого чаду напустили – дышать нечем!» А келия полна дыма. Иногда и днем показывала: «Вон стоят: в шляпе, в брючках… Маленькие и большие… Читай скорее «Да воскреснет Бог…» Показывала опять: «Ох, этот мужик, замучил он меня… все время тут». Михаилу матушка также говорила, что видит эту вражью силу…

Она рассказывала, что во время молитвы являлись ей покойные родственники и уговаривали отойти в иной мир. Мне она говорила, что не хочет нас оставлять, что желает нам помочь, но, так как ей открыт был день ее кончины, она прибавляла, что долго она у нас не проживет, – может, до Пасхи и еще чуть-чуть…

В другой раз, в те же дни, матушка Сепфора попросила отца Михаила в случае ее смерти похоронить ее возле Никольского придела храма Спаса Нерукотворного. Отец Михаил все еще не понимал, что она говорит о скорой своей кончине. Тогда она при разговоре с ним сняла с себя схиму и, подавая ему, сказала: «Возьми ее», затем предложила ему свой посошок. «Я куда-то должен был ехать, – вспоминает отец Михаил, – и не могу это все взять». Тогда она сказала: «Ну ладно… потом возьмешь». И трижды его благословила, хотя всегда благословляла один раз. Матушка раздавала свои вещи: платки, иконы – что кому…

12 мая 1997 года, на следующий день после разговора с отцом Михаилом, матушка Сепфора почувствовала себя плохо. Ее келейница известила его об этом. «Когда я пришел, – рассказывает отец Михаил, – матушка сидела согбенно и тяжело дышала. Мы ее уложили… У нее была парализована правая сторона. Я понял, что это к смерти и что вчерашний разговор был не простой, а прощальный».

Были извещены оптинские батюшки. Они совершили над матушкой Сепфорой соборование. Ей стало полегче, но ненадолго. На следующий день у матушки отнялась и левая сторона. Священники по очереди читали Канон на исход души. «И вот, когда я в очередной раз начал читать, – говорит отец Михаил, – то, помню, читал пятидесятый псалом, читал медленно, и при последних словах «да возложат на алтарь Твой тельцы» матушка трижды вздохнула и упокоилась. Было без двадцати восемь вечера».

Похоронили ее там, где она и завещала, возле алтаря Никольского придела, рядом с братской могилой. Отпевал схимонахиню Сепфору целый собор оптинской братии во главе со схиигуменом Илием, который при жизни ее нередко у нее бывал для духовной беседы. В это время яблони цвели. Гроб находился далеко от сада, и ветра не было, но вдруг нанесло множество благоуханных лепестков, которые, как снегом, осыпали гроб и все вокруг… Храм был так переполнен, что отпевание совершали на улице, вокруг теснились оптинцы, шамординские сестры, паломники – всего более трехсот человек.

Двух лет не прожила матушка Сепфора в Клыкове – кажется, это очень недолгое время, но, судя по плодам, то есть по всему, что Господь совершил здесь по ее молитвам, не на краткий миг и не бесследно промелькнула она здесь. Сколько людей – иноков и мирян – светом истинной веры напиталось возле нее! Сколько их по молитвам ее вышло на тесную дорогу вечного спасения и души свои повергло к ногам Господа!

После кончины матушки Сепфоры в ее келии замироточила фотография матушки, вставленная в рамку со стеклом. Первым мироточение заметил иеродиакон Никон. Он и настоятель подворья, иеромонах Михаил, поначалу думали, что под стекло попала влага, но вскоре миро выступило на стекле и так обильно покрыло фотографию, что она прилипла к стеклу. Приехавшие оптинские братия стали свидетелями этого чуда…

Ум воздымается горе, и хочется от сердца сказать: ты, матушка, за чистоту сердечную и крепкую веру приявшая свет Духа Святаго, водворившаяся в сонме блаженных на небесах, помяни и нас, грешных, призри на житие наше, как призирала на земле; помолись о нас, как здесь молилась, да прославим Господа Бога нашего, в чудотворцах и благодатных молитвенниках прославляемого Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Составитель монах Лазарь. Мужской монастырь Спаса Нерукотворного Пустынь. Село Клыково Калужской Епархии Русской Православной Церкви. www.klikovo.ru

Старица Схимонахиня Нила

По молитвам старицы матушки Нилы

Схимонахиня Нила (Евдокия Андреевна Новикова) (1902–1999) двенадцатилетней ушла в монастырь, где приняла постриг с именем Евфросинии. После разорения обители в советское время пережила ужасы этапов и лагерей. Выйдя на свободу в послевоенные годы, жила в Туле, а затем в Подмосковье, в поселке Фосфоритный. В 1960-е годы приняла схиму с именем Нила. Господь наделил ее великими благодатными дарами: прозорливости, пророчества, исцелений. Со всех концов России приходили люди к благодатной старице, получая духовную помощь, утешение, исцеления от недугов.

На долю схимонахини Нилы в советское время выпали такие испытания, выдержать которые, наверное, было бы не под силу обычному человеку. Вскоре после монашеского пострига, в 20-е годы прошлого века, ее арестовали. Начался долгий путь хождения по мукам. Более двадцати пяти лет матушка провела в заключении, перенесла голод, холод, истязания. Но от веры во Христа не отреклась. После освобождения жила в Туле, а затем поселилась близ Воскресенска. Приняла схиму в Троице-Сергиевой Лавре. За советом и утешением к ней приезжало множество людей. Днем и ночью молилась она за всех страждущих, за Русскую землю, которую горячо любила. «Матерь Божия не оставит Россию, – говорила схимонахиня Нила. – Россия – страна Божией Матери, и Она не даст ее погубить, заступится за нас».

Матушка Нила была маленького роста, но излучала необыкновенную духовную силу. По ее молитвам происходили многочисленные исцеления. Матушка обладала даром прозорливости. «Казалось, что она читает все наши мысли», – вспоминает одна из прихожанок храма святителя Иоанна Златоуста. Господь дал матушке силы прожить долгую земную жизнь.

Посвятив себя служению Православной Церкви, по многочисленным свидетельствам прихожан была ей дарована сила предвидения будущего, слова утешения и мудрости, дар целительный от болезни. Данные примеры изречений основаны на воспоминаниях настоятелей, священников и монахов и монахинь, прихожан, которым доводилось беседовать со старицей Нилой, известной своим даром прозорливости по всей России.

Из житейских примеров ее пророчеств можно привести такой случай. Старица за сорок дней до своей смерти велела раздать все свое имущество, сказав, что после ее смерти никому не будут разрешать войти в ее дом, поэтому она и раздает все сейчас. Это оказалось верно. После ее смерти дом старицы был оцеплен милицией, и никому не разрешалось туда заходить.

О хождении в землю Иерусалима, которая святой считается, так говорила: «Прежде всего, святость в сердце должна быть. Некоторые святые православные и не были никогда на земле Иерусалима, однако их молитвами вся земля Российская держится».

В 1949 году монахиня Евфросиния была освобождена из заключения по амнистии.

В шестидесятых годах в Троице-Сергиевой лавре состоялся постриг в схиму с именем Нила, в честь преподобного Нила Столбенского.

Схимонахиня Нила прожила долгую, трудную жизнь, за свою великую веру и смирение удостоилась благодатных даров Господа. Ей было дано видеть духовными очами судьбы людей.

Маленький домик в поселке Фосфоритный рудник (близ города Воскресенск), в котором жила старица, стал местом паломничества. Сюда со всех концов России устремлялись люди за духовным советом. По молитвам благодатной старицы исцелялись сотни страждущих.

Из воспоминаний духовной дочери схимонахини Нилы:

– Это была великая труженица и молитвенница. Практически все ночи напролет она бодрствовала и молилась, так как дневное время было плотно занято приходящими к ней. Ложилась в десять часов вечера, вставала не позже половины второго ночи. Молилась до самого утра.

В обязательное молитвенное правило матушки входили: утренние и вечерние молитвы, три канона, Евангельское чтение, Псалтирь – не меньше одной кафизмы (самая любимая – семнадцатая кафизма). Она постоянно читала девяностый псалом, говорила, что это лучшее средство от вражьих нападений, неукоснительно совершала пятисотницу.

Как она радовалась приезду духовных чад!

Все, кто бывал у нее, говорили о ее особом даре вселять радость в сердца людей.

Сколько людских судеб прошло перед ней!

В ней чувствовалось женское, материнское начало. Но бывало, что обличала, и тогда становилась строгой и даже грозной. Особенно много к матушке Ниле приходило больных. Она помогала советами, молилась о болящих. Обязательным условием лечения матушка называла исповедь и причастие больных. Говорила, что у Бога все премудро, от любой болезни есть в природе травка, нужно только знать, как ею пользоваться.

Навещали матушку старцы, монахи, священники.

Воспоминания иеромонаха Нила:

«В 1997 году предложили мне сделать коронографию сердца – это очень опасная процедура. Я спросил у матушки, можно ли делать. Она ответила сразу и уверенно:

– Делай.

Она указала место, где у меня находился тромб в центральной артерии, при этом сказала, что он затвердел (обследование полностью подтвердило слова матушки), что этот случай не подлежит операции. Врачи подтвердили и это».

Из воспоминаний духовных детей схимонахини Нилы:

«С матушкой Нилой я познакомилась в 1994 году, когда родился мой внук Артемий. Когда на пятый день после родов у него повысилась температура, врачи поставили диагноз: родовая травма, кровоизлияние в мозг. Младенца подключили к медицинской аппаратуре. Знакомый священник отец Петр дал мне сосуд с маслом от Гроба Господня, чтобы я помазала им ребенка.

Когда я прибежала в больницу с маслом, врачи смотрели на меня как на ненормальную, но разрешили пройти в палату и помазать внука в их присутствии.

По рассказу врача, через пятнадцать минут после помазания у внука началось усиленное сердцебиение и тельце из желто-зеленоватого стало красным, а потом приобрело нормальный розовый цвет.

Я помчалась к матушке Ниле, просила ее помолиться о больном внуке.

Врачи наблюдали за ребенком еще две недели, они говорили: это чудо медицины.

Я отвечала:

– Это чудо Божие, которое сотворил Господь по молитвам матушки Нилы.

Из воспоминаний О.:

«Жила среди нас старица, брала на себя неимоверный груз: столько скорбей, боли приняла она, столько судеб людских направила на путь, Богом указанный.

По молитвам матушки Нилы мой младший сын выздоровел от тяжелой болезни.

Вспоминается, как однажды я сломала ногу. Вызвали «скорую» – сказали, что это вывих. Однако боль была такая, что ни опустить ногу, ни наступить на нее не могла. Послала мужа к матушке.

Матушка сказала:

– Пусть делает компресс из крещенской водички и помолится на четочках, а я тоже потяну четки.

В то время матушке было девяносто два года. Молилась она обо мне всю ночь.

Проснулась – ничего не болело. Хотя потом врачи обнаружили у меня перелом со смещением и дважды меняли гипс, болей уже не было».

Воспоминания А.:

«Я стала келейничать у матушки… Всякое бывало: и искушение, и ропот, но больше, конечно, радости и благодарности быть рядом с такой молитвенницей и любящей матерью. Она говорила: «Кто до последнего мгновения выдержит крест, только тот получит награду и спасение».

Осенью зашла я к матушке, а она и говорит:

– Ты в саду-то была?

– Ой, матушка, там у меня всё крадут, не могу укараулить.

– Так это же сосед твой лазает. Ничего, помолимся сейчас, попросим святителя Спиридона Тримифунтского.

Вернулась я домой, рано утром пошла поливать огород и вижу, что стоит в саду вор и не может сдвинуться с места. Потом удалось увидеть еще двоих.

И, конечно, помогла молитва матушки и все трое стали впоследствии верующими.

Летом долго не было дождя, все пересохло, огороды погибали.

Тогда матушка благословила пойти в лес помолиться: взяли акафист святому пророку Илии. Часа полтора в лесу молились, пели, читали акафист.

Когда возвращались домой, матушка сказала:

– Илья пророк, мы только двое тебе помолились. Вон, какой рудник большой – и никто не захотел присоединиться к нам. Дай нам дождичка, Илие пророче!

Прошло минут пятнадцать – и появилось небольшое облачко прямо над матушкиным домом. И как полил дождь!

Соседка вышла из дома и увидела, что дождь идет почти точно по границе, а на ее участок не попадает.

Стала ругаться и кричать:

– У них дождь огород поливает, а у нас нет».

Из воспоминаний Н. и Г.:

«На примере нашей семьи могу сказать, что матушка брала на себя многие тяжести наши, боль и грехи, стараясь духовно укрепить, облегчить страдания.

Привозили мы к старице своего больного сына.

Она научила меня, как нужно молиться матери за свое дитя, и каждый раз, когда я вставала на молитву о сыне, ощущала помощь матушки и ее предстательство.

По ее молитвам сын пошел на поправку».

Когда старицу спрашивали, как спастись в миру, она отвечала:

– Ничего у нас нет своего, только грехи, не нужно ничего копить, а спасаться, раздавая. Спасайтесь милостыней.

Милостыня покрывает множество грехов – и своих, и тех, за кого просишь.

Поэтому, когда подаешь милостыню, обязательно нужно сказать, за кого ты просишь.

Произнеси про себя краткую молитву: «Господи, прими подаяние за (имя) во славу Твою».

Молитва, которую часто повторяла старица и благословляла произносить своих чад:

Помяни, Господи, Давида и всю кротость его.

Помяни, Господи, Соломона и всю премудрость его.

Помяни, Господи, замученную царскую семью и святыми их молитвами.

Помилуй мя грешного (грешную).

Из материалов: http://www.zaistinu.ru/articles/?aid=1129 (http://www.zaistinu.ru/articles/?aid=1129)

О даре предвидения

Однажды матушка ночью разбудила своих келейниц со словами: «Дочки, война началась, вставайте! Молиться надо, вставайте!»

Наутро по ТВ, радио и в газетах сообщили, что начались военные действия в Чечне (1994 год).

Прибыла как-то к матушке монахиня из Сибири. Когда она летела на самолете, были неполадки в двигателе. Матушка сказала ей:

– Больше в самолетах не летайте, ненадежно это сейчас, а дальше еще опаснее будет. Лучше поездом.

Окрестили новорожденного младенца, после чего матушка сказала крестной:

– Берегите его, с двенадцати лет он будет жить без матери.

Матушка говорила: «Нельзя детей бросать. Не понимают люди, какая это беда, не хотят каяться и исправляться. Кровью придется омывать эти грехи. Нельзя оставлять детей, матери должны кормить младенцев».

Однажды у нас в храме состоялось собрание духовенства округа, и после этого мы с иеромонахом Силуаном, настоятелем Космодемьянской церкви села Виноградова, поехали к матушке. Отец Силуан хотел с ней побеседовать. Когда мы вошли, матушка сказала: «Сейчас должен подъехать настоятель Троицкого храма села Конобеева священник Леонид Плоский».

И действительно, прошло совсем немного времени, как появился отец Леонид. И мы не договаривались, что он придет, и матушка не могла знать, что он собирался к ней приехать. Это свидетельствует о том, что матушка имела от Господа дар провидения. Такое случалось неоднократно. И во встречах, и в беседах постоянно проявлялся этот дар.

Из воспоминаний настоятеля храма свт. Иоанна Златоуста в Воскресенске игумена Иннокентия

Матушка Алипия (Авдеева)

Есть в православной церкви подвижники, близкие и понятные всем, они особенно любимы народом. Такой любовью пользуется киевская подвижница нашего времени монахиня Алипия (Авдеева) (1905–1988).

О ее жизни написаны книги, собрана огромная информация о ее чудотворениях, однако книгам этим не вместить всех случаев помощи старицы.

Страдание ближнего для сострадающего бывает еще тяжелее, чем для страждущего. Старице, которой Господь открывал мысли, дела, прошедшее, будущее, было больно видеть погибающее создание Божие, знать козни врага, которые подстерегают каждого. За всех она болела душой. То, что Бог велел ей открывать, она открывала, оберегая при этом и заботясь о спасении. Духовные дары, которыми щедро одарил Господь блаженную, она старалась всячески скрывать, иногда даже прибегала к мнимому безумству, говорила иносказательно. Чтобы привести человека к покаянию, приписывала себе грехи, которые совершали ее собеседники. Матушка всегда говорила, произнося все слова женского рода в мужском. Много говорила на мордовском языке, чтобы собеседник не понял слов ее молитв. Удивительно, что она никогда ни на кого не обижалась, если обида была нанесена именно ей. Нам всем, обычным людям, по нашей греховности, свойственно обижаться, свойственно отстаивать свою правоту, доказывать, что собеседник не прав, хвалить себя, оправдываться, искать каких-то выгод и удобств. Мы как слепцы, от которых закрыто то, что происходит вокруг нас. Матушке Алипии эти качества были совершенно не свойственны. Ее поведение, образ мыслей были глубоко отличными. Она видела духовную сущность происходившего, скрытого от глаз человеческих, и, по заповеди Спасителя, молилась, «не видят бо, что творят», исходя из этого, общалась не с человеком, стоявшим перед ней, а с тем духовным существом, который и был виновен в происходившем с этим человеком. Она не укоряла, говоря, что вот, ты не прав, ты делаешь неправильно или зачем ты меня не послушал! Она могла говорить громко и эмоционально только с врагом рода человеческого, которого она укоряла за то, что он приносит вред человеку и Богу. Это была воистину прозорливица! И в трудных ситуациях она не искала помощи у людей, используя свой духовный авторитет, используя какие-то земные средства. Она всегда обращалась непосредственно к Богу как к Отцу и от Него получала ответ и помощь. «Отец», – так восклицала старица в молитвах. И Господь тут же откликался на ее дерзновенные просьбы. В это время матушка Алипия еще более усугубляла свои подвиги. Это было ношение вериг. Одни вериги представляли собой множество ключей больших размеров, которые несли также и символический смысл. Души людей, вверенных ей Богом, она вымаливала, надевая за каждого новый большой ключ. Также она носила вериги на плечах: это была икона мученицы Агафии, небесной покровительницы матушки Алипии до монашеского пострига, или это был деревянный брус. Внешний вид старицы при этом был несколько горбатый. Бывало, что матушка могла нести ведро песка на дальнее расстояние или носила в храм огромные панихиды, которые часто превышали 10–15 кг. Эту тяжелую ношу старица одевала на палку, которую несла на плечах.

Желающие вступить в брак просили благословения старицы. Будущий священник спросил ее совета по поводу женитьбы. Матушка долго стояла с воздетыми руками, смотрела на небо. А потом говорит: «Там говорят – жениться, а я не знаю». Так она смирялась перед волей Божией, себя вменяя ни во что. Или же молодой семинарист шел по двору Вознесенского храма и услышал: «Анна, Анна, Анна!» Он пошел дальше, к нему подошла матушка Алипия и говорит далее: «Можешь, можешь жениться!» Анной звали его невесту. А одной девушке старица как-то сказала: «Ты вот выйдешь замуж за Валерия. Он такой маленький ростом, живет у Евдокии, в кепочке ходит». И описала ее будущего жениха. Девушка смутилась, но вскоре все так и получилось. Те же, которые не послушались запрета старицы и сочетались браком, потом страдали всю жизнь. Семьи молитвами матушки духовно укреплялись. Так, одна женщина из Москвы решила оставить мужа и пойти в монастырь. Вынашивая это решение, она приехала посетить киевские святыни, а также Голосеево и его старицу – матушку Алипию. Вначале она поклонилась могиле голосеевского старца Алексия (Шепелева) и возвращалась назад. Но на обратном пути она увидела, что дорогу перегораживал нехитрый забор, возле которого копошилась какая-то старушка, которая, воздвигая его из старых досок, приговаривала: «Перегородить дорогу!» Это оказалась матушка Алипия, и женщина поняла, что нет ей дороги в монастырь. Жена генерала из Москвы приехала к старице, чтобы она помолилась за неверующего мужа-атеиста. Женщине приходилось скрываться от него и тайно ездить в храм. Но старица открыла ей тайну мужа: «Ты еще поблагодари Божию Матерь да Бога! Он верующий с детства, а тебе боялся сказать. Теперь ничего не бойся – езжай прямо к мужу, откройся ему, и живите с Богом!» Через неделю к старице приехал уже сам генерал в знак благодарности.

Обстановка домика была очень скромной – печь, кровать, заставленная мешочками, стол, стулья – и все. Когда одна монахиня подумала в келии старицы, что неплохо бы сделать у нее ремонт, матушка тут же обратилась к ней: «Зачем тебе этот мусор нужен, золотко?»

Проблемы, с которыми приезжали к матушке со всех сторон Советского Союза, были разнообразными: у кого были семейные проблемы, у кого по работе, с жильем, приходили, прося исцеления в болезни или благословения вступить в монастырь, а также и в брак. Всего не перечислишь. Матушке не нужно было говорить свои проблемы: они и без вопросов были ей известны. Те, кто знал по опыту ее прозорливость, беседовали с ней даже мысленно, спрашивая ее в уме. И старица сразу же отвечала. Если разговор происходил в окружении нескольких или более посетителей, то старица давала ответ иносказательно, как бы говоря о ком-то постороннем или же о себе, но разговор этот относился к человеку, которого данная тема касалась. Все это было для того, чтобы не производить смущения или праздного любопытства со стороны посторонних. Ищущим духовного руководства и советов в благоугождении Богу матушка Алипия всегда советовала как человек, умудренный опытом в духовной борьбе, рассуждая трезво, предостерегая идущих по этому пути от мнимого подвижничества. Как-то пришли к ней двое юношей, которые хотели уединиться в пещерах Кавказа, чтобы жить там по примеру древних подвижников. Им никак не удавалось ее спросить, так как народа было много, а при всех разговаривать не хотелось. Но матушка предупредила их вопрос: «Вот, как древние подвижники хотят жить в горах», – сказала она перед собравшимися. А потом продолжила, улыбнувшись: «Сейчас не то время. Этот путь не для вас». Или же одному мужчине, который также хотел поселиться в горах, развести пчел, матушка без всякого с его стороны вопроса сказала: «Мед купишь на базаре, женку не бросай – пропадешь». Молодому человеку, который собирался вступать в монастырь, матушка устроила экзамен на послушание. Попросила его расставить банки, однако так, как было не совсем удобно и правильно. Юноша, конечно же, поставил так, как считал нужным. Матушка ему и говорит: «Хочет быть монахом, а все делает по-своему». Две девушки шли к старице в первый раз. Разговаривали по дороге. Одна девушка мечтала творить добрые дела, продать свое имущество и раздать нищим. Матушка встретила ее с легкой иронией: «А что ты продаешь?» Девушка поняла, что ее романтические идеи далеки от реальности.

Однажды матушка поразила приехавшую к ней женщину-врача своей прозорливостью, рассказав ей о ее болезни, которой та болела, так что врач, потрясенная и задумавшаяся, уехала обратно. Недалеко от кельи старицы находилась пилорама, на которой работал особо невзлюбивший матушку мужчина, которого блаженная называла Анка. Он старался всячески досадить старице, но она смиренно терпела все неприятности. Были и такие посетители старицы, которые не понимали, что такое старчество, святость, подвижничество, принимая матушку за «ворожейку», думая, что она им «погадает» и т. п. Старица тут же отсекала подобные мысли. «Что я, ворожейка, что ли?» – повторяла она вслух то, что думалось в тайне. «Я не колдун и не гадалка, на мужиков и на учебу тебе гадать не буду», – так она обличила девушку, которая не понимала, чем православный подвижник отличается от бабки-гадалки.

В келье старицы всегда было тихо, молитвенно, она не допускала праздных разговоров, пустословия, сплетен.

Если кто-нибудь начинал пустые разговоры, она тут же их обрывала со свойственной ей речью: «А ну, прекратите плетни!» Часто бывало, что матушка несколько часов молилась в уединении леса или в овраге. Днем она также бывала в храме. Однажды монахини, зашедшие в храм помолиться, увидели множество свечей на подсвечниках. Они удивились, но вскоре поняли причину такого торжества: перед амвоном стояла на коленях матушка Алипия и усердно молилась. А однажды, во время того, как одной из духовных чад матушки грозила опасность, старица стояла во дворе за алтарем храма несколько часов на коленях с воздетыми руками, и ее молитвами женщина была спасена от смерти. Бывало, когда к матушке приходили люди с какой-либо скорбью, она вместе с ними или же сама сразу несла в храм панихиду, чтобы усопшие сродники этих людей помолились за них и Господь даровал им утешение и помилование. Этим она также подавала пример усердной молитвы за усопших, что также было характерной чертой благочестия матушки Алипии. Всю жизнь старица горячо молилась о своих родных: родителях Тихоне и Вассе, бабушках и дедушках Сергии, Домне, Павле и Евфимии. Об их упокоении она всегда подавала в храме большие панихиды и просила помолиться о них всех своих знакомых и духовных почитателей. Матушка всегда знала, кто к ней придет, звала в келье тех, кто был еще в пути к ней. Например, ехала к ней Раиса, везла рыбу. Матушка в келье зовет: «Рая, неси рыбу». Приходит Раиса и приносит рыбу. Или звала: «Приезжай, я тебя жду», – и вскоре приезжал тот, кого она звала. Находившиеся у нее посетители свидетельствуют, что она могла громко вести разговор с кем-нибудь из чад, просила их образумиться или давала советы. По ее молитвам все устраивалось. Когда приезжали те, с которыми она говорила духом, то выяснялись обстоятельства происходившего. Например, в одной близкой ей семье была ссора. Матушка, находясь в своей келье, просила их помириться. Молитвами старицы ссора утихла, и сразу же на следующий день они решили ехать к матушке. Приехав, они узнали, что говорила старица в момент ссоры, и удивлялись ее прозорливости. Когда в келье отключали свет, она громко звала женщину, которая занималась проведением электричества: «Вера, дай свет!» И свет тут же появлялся. Также, выслушивая от людей их скорби, матушка грозно обращалась к их обидчикам. Например, просила отдать квартиру людям, у которых ее забирали: «Сколько можно мучить людей – отдайте квартиру, отдайте!» После этого обидчик сам пришел в организацию, которая занималась выделением квартир, и отказался от своих притязаний.

Все матушка совершала тихо и незаметно, она не любила роли высокопарной старицы, которая открыто бы «вещала» поучения и наставления, открыто исцеляла.

Исцеление совершалось незаметным, привычным человеку способом – через пищу, через мазь, которую матушка давала больным и которую готовила из обычных продуктов, не имеющих в себе целебной силы. Только благословением и молитвой матушки они получали благодатные свойства. При помощи мази она скрывала дар чудотворений, чуждаясь самого имени чудотворца. Ее благословением и простой деготь, и вода, и обычные продукты становились благодатными, несли освящение и исцеление. В качестве примера можно привести рассказ о жене священника, у которой был рак груди. Предстояла операция, но матушка Алипия категорически запретила ее делать и благословила положить мазь, не снимая повязки три дня. Эти три дня были для женщины настоящей мукой, она испытывала нестерпимую боль, но благословение не нарушила. Через три дня она приехала к матушке Алипии, изнеможенная и исстрадавшаяся. Матушка похвалила ее за стойкость и терпение и сняла повязку. Вместо опухоли все увидели нарыв, размером с буханку хлеба. После этого старица благословила ей вскрыть нарыв в больнице, потом снова положить мазь. Через две недели от опухоли не осталось и следа. Каждые среду и пятницу в течение всего года матушка Алипия никогда не вкушала пищи и не пила воды. Только однажды старица призналась: «Как горит у меня внутри, как палит! Как хочу водички!» На предложение дать попить воды матушка тут же отказалась. На первой неделе Великого Поста и на Страстной седмице она также ничего не ела и не пила. Бывало, что матушка строго постилась также и по случаю засухи. Несколько раз, когда выдавалась особо сильная засуха, старица не вкушала пищи две недели, а когда Господь по ее молитвам посылал дождь, она радовалась ему, как ребенок, плескаясь дождем.

Через двенадцать лет после смерти матушки возле ее бывшего голосеевского домика забил источник, к которому она еще при жизни завещала ходить: «Водичку мою пейте и исцеляйтесь»… С тех пор народная любовь к старице не угасает.

Следуя ее благословению, идут и идут к ней люди, несут к ней свои тяготы и уходят он нее с облегчением. Слава о чудесах, которые стали совершаться на могиле блаженной, стала все более и более распространяться в народе, и вскоре люди потекли к своей ходатаице нескончаемым потоком. С утра и до позднего времени у гроба старицы были люди, а по тридцатым числам каждого месяца стечение народа было столь большим, что для того, чтобы приложиться ко кресту на могилке, нужно было стоять в очереди несколько часов. По благословению митрополита Киевского Владимира (Сабодана) мощи монахини Алипии (Авдеевой) были обретены рано утром 18 мая 2006 года духовенством Свято-Покровского монастыря «Голосеевская пустынь» и торжественно перенесены в обитель, возрождение которой предсказывала блаженная. На месте ее дома, по слову старицы, построена пятикупольная часовня. Мощи матушки вначале были выставлены для поклонения в большом храме в честь иконы Богоматери «Живоносный источник», а потом перенесены в крипту этого же храма и помещены в мраморный саркофаг. Традиции, которые установились на могилке матушки на Лесном кладбище, продолжаются и в обители. По тридцатым числам, а также в день годовщины смерти матушки 30 октября, в день ее рождения 16 марта и обретения мощей 18 мая совершаются торжества, готовится трапеза для народа, служатся многочисленные панихиды, стекаются богомольцы со всех стран СНГ, Ближнего и Дальнего Зарубежья. В день двадцатилетия со дня кончины старицы наблюдалось стечение народа более пятидесяти тысяч человек, все улицы, ведущие к монастырю, были заполнены паломниками. Адрес Голосеевского монастыря: г. Киев, ул. Полковника Затевахина, 14.

Матушка Алипия! Моли Христа Бога спастися душам нашим!

Сайт о жизни матушки Алипии Голосеевской. http://alipiya.kiev.ua.

О прозорливости

Одной женщине старец Севастиан Карагандинский, в миру – Степан Васильевич Фомин (1884–1966), предсказал события ее жизни. У нее была дочь, которая встречалась с молодым человеком и хотела выйти за него замуж. Мать с дочерью решили пойти к батюшке Севастиану за благословением, а жених идти отказался. Старец спросил: «А почему будущего мужа не привели?» После беседы батюшка сказал девице: «Не выходи за него замуж». Сначала не объяснил, почему. Во второй раз преподобный уже строго предупредил: «Не выходи, он тебя убьет». Девушка не поверила и стала его женой. Впоследствии случилось так, предсказал старец. Супруги прожили совсем немного, муж пил, бил жену и, в конце концов, ее убил.

Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) поведал следующий случай из жизни архимандрита Тихона, в миру – Тимофея Клементьевича Богуславца (1859–1950): «Господь наградил его не только долголетием, Он дал ему и прозорливость, а прозорливость есть тот великий дар Божий, которого сподоблялись только подлинные святые люди. Многие из вас знают примеры его прозорливости, вероятно, даже такие примеры, которые неизвестны и мне. Скажу о двух примерах, которые близко знаю я, – примерах поразительных.

Был у нас священник согрешивший, еще не старый, который мог жить и жить; а преподобный отец Тихон после исповеди его сказал: «Он скоро умрет». И через три недели он умер.

Отец Тихон очень любил мою двоюродную внучку, которая часто бывала у него. И в последний раз, когда она была у него, незадолго до его кончины, он сказал: «Марусенька, когда окончишь среднюю школу, тебе большое будет горе, но ты не смущайся, учиться ты будешь». И с поразительной точностью исполнилось это пророчество прозорливца отца Тихона. Было, было горе великое, не принимали в высшее учебное заведение, но она учится в нем, как предсказал отец Тихон» [6].

Владимир Григорян в христианской газете Севера России «Вера»-«Эском» (март 2011, 1-й вып. № 631) пишет следующее: «Священник, который предпочел остаться неизвестным, поделился воспоминаниями о почившем архимандрите Матфее (Мормыле), основателе и бессменном руководителе нынешнего хора Свято-Троице Сергиевой Лавры:

«Говорят о прозорливости отца Матфея. Иногда она бывала курьезной – вспоминается случай в Успенском соборе Кремля, когда на Патриаршей литургии он, не прекращая дирижировать хором, как будто случайным движением взял стоявший перед ним стул и поставил за спиной молившегося рядом с хором престарелого грека-архимандрита. Через несколько секунд этому старцу сделалось плохо и он без сил упал на заботливо подставленный стул. Мы чуть не прекратили петь… Но гораздо чаще его прозорливость выражалась в самых простых и неприметных словах, которые буквально пронзали душу, но лишь душу того, к кому относились; при этом он мог запросто говорить с другим человеком. В его прозорливости не было торжествующего интеллектуальную победу психоаналитика, не было снисходительного превосходства, не было уничижения и мелочного коварства.

Нет, он не обличал и не срывал покровов. Прозорливость отца Матфея была иного рода – он просто искренне любил тех, кто находился рядом с ним, и Господь через любящее сердце бати неприметным образом касался сердец многих и многих обретавшихся окрест него. Не думаю даже, что отец Матфей сам замечал за собой такие дарования, – не настолько он был занят собой…»

Дочитав до этого места, я вдруг ясно понял, что же это такое – прозорливость: способность любящего сердца видеть и чувствовать нас.

Я встречал ее в маме, отце, во всех, кому я был дорог.

Я встречал ее также в людях, которые видели меня впервые.

Помню Николин день в питерском Никольском соборе. Народу столько, что дышать трудно, тем не менее мы с невестой – моей будущей женой – оказались разлучены. Нас разделяло метров семь. Это было огромное расстояние. По сантиметру мы двигались друг к другу. Вот между нами метров пять. Какая-то женщина недовольно говорит: «Ну куда ты все лезешь?» И тут старушка, в которую мы с ней были впрессованы, сказала, просияв, улыбаясь мне с любовью: «Неужели вы не видите, он к своей девушке пробирается».

Как она догадалась, я тогда не знал и сейчас не могу понять. Это было просто невозможно определить. И это мгновение, когда я столкнулся с такой пронзительной способностью чувствовать, видеть других людей, стало одним из самых счастливых в моей жизни. Это было какое-то озарение – Бог открыл мне, как прекрасен может быть человек. В Церкви очень много прозорливых людей, потому что много любящих. Дай Бог всем нам прозреть» [7].

Глава 2. Уловки дьявола^

В интервью одному изданию старец Илия (Ноздрин) сказал следующее: «Суть жизни – приобрести вечность. Когда Бог создал человека, он был вечным. Для чего страдал Христос? Чтобы человеку дать возможность побеждать не только свои немощи, свои страсти, но и побеждать дьявола, который существует непременно. Вот скажи, например, может человек прожить десять минут без воздуха? Крайняя есть нужда у нас в воздухе, да? Посади человека в камеру, пять минут – и человек умрет. Мы воздуха не признаем, потому что не видим его. И не щупаем. Но воздух – реальный. И Ангелы с бесами реальны. Мы постоянно ощущаем бесов, столько зла они делают. Ведь в мире происходит борьба. Идет война, так? И каждый должен изучать противника и его силы. Иначе он легко будет побежден. А главный противник человека – это дьявол. Какая задача у дьявола? Человека отвратить от Бога» [8].

Чем отличается прозорливость от бога от предсказаний бесов?

На людей большое впечатление производит явление прозорливости, когда, например, человек, которого они видят впервые в жизни, вдруг начинает рассказывать, что произошло в их жизни или даже какие мысли у них в голове. Святые отцы описывали, как бесы могут это делать.

«Приметил я, – пишет преподобный Иоанн Лествичник, – что бес тщеславия, внушив одному брату помыслы, в то же время открывает их другому, которого подстрекает объявить первому брату, что у него на сердце, и через то ублажает его как прозорливца». Нужно понимать, что диавол не может знать собственных мыслей человека, то есть «читать» их, но он знает те мысли, которые сам внушает человеку, а также может по некоторым внешним признакам догадываться о том, к чему устремляются мысли человека в данный момент. Однако и этого оказывается достаточно, чтобы в глазах легковерных создать иллюзию «всеведения»».

Что же касается полученного сверхъестественным образом знания о вещах, произошедших или происходящих где-либо, то об этом рассказывает история из Древнего Патерика. «Некоторые братия пошли к авве Антонию, рассказать ему о некоторых явлениях, которые они видели, и узнать от него, истинны ли они были или от демонов. С ними был осел, и он пал по дороге. Как только они пришли к старцу, он, предварив их, сказал: «Отчего это у вас на дороге пал осел?» Братия спросили его: «Как ты узнал об этом, авва?» – «Демоны показали мне», – отвечал старец. Тогда братия говорят: «Мы об этом-то и пришли спросить: мы видим явления, и они часто бывают истинны, не заблуждаемся ли мы?» Так старец на примере осла показал им, что они происходят от демонов».

Диавол не знает будущего, поскольку, как и все остальные духи и бесы, является сопричастным тварной реальности, сам будучи тварным. Он живет во времени, для него тоже есть прошлое, настоящее и будущее. Подлинное знание будущего доступно только Богу, Который один вне времени, и тому, кому Бог открывает нечто о будущем. Преподобный Иоанн Лествичник говорит, что «диавол ничего не знает по предведению», однако весьма старается создать иллюзию, будто бы знает будущее, и через предавшихся ему людей делает множество пророчеств и предсказаний.

Диавол не знает, что и как случится на самом деле, но может делать прогнозы. И если прогнозы людей порой сбываются довольно точно, – например, врач может предсказать развитие болезни, – то неудивительно, если иногда сбываются и некоторые из бесовских прогнозов. Они обладают гораздо большим знанием о нашем мире и гораздо дольше наблюдают за людьми, чем любой человек-специалист. Но их «пророчества» – лишь предположения на основании прошлого опыта и знаний, а не подлинное знание будущего. Кроме того, бесовские прогнозы иногда сбываются потому, что бесы могут сами свои предсказания, насколько им Господь попускает, реализовывать.

Бесовские предсказания отличаются от предсказаний, которые изрекали святые по откровению от Бога, в двух пунктах.

Во-первых, они, как и любые прогнозы, не могут быть стопроцентно точными и исполняются лишь частично: некоторые гадания «сбываются», а некоторые – нет.

Во-вторых, как и человеческие прогнозы, бесовские могут более-менее точно «попадать в цель» только если даются на сравнительно короткий срок. Но чем на более далекое время приходится делать предположения, тем больше неизвестных вступает в дело и тем труднее точно угадать исход событий. Поэтому языческие и оккультные гадатели либо не решаются говорить о событиях, которые произойдут столетия спустя; либо, если решаются, облекают свои предсказания в такие туманные и размытые описания, – как, например, Нострадамус, – что теряется всякая конкретика и тогда при желании можно подверстать под эти слова какие угодно события.

В отличие от этого, в Библии мы видим конкретные пророчества, детально сбывшиеся спустя столетия после того, как они были произнесены и записаны.

Например, предсказание Христа о женщине, которая возлила благовоние на главу Иисуса: «истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее и о том, что она сделала» (Мф. 26, 13). Эти слова содержатся в манускрипте, датируемом II веком по Р.Х., когда христианство еще представляло гонимую и небольшую по численности группу. По человеческим меркам не было никакой гарантии даже того, что Писание христиан вообще сохранится, не говоря о том, чтобы быть проповеданным во всем мире. И, однако же, слово Христа сбылось в точности, причем уже много столетий спустя – когда были открыты все части света на Земле. И теперь Библия является самой распространенной книгой в мире, и везде, где в целом мире проповедано Евангелие, в нем содержится история о женщине с алавастровым сосудом. В Библии немало других столь же ясных примеров, например, предсказания о судьбе Вавилона (Ис. 13:19–22; Иер. 51:26), Тира (Иез. 26:14) и др. Особенно много точных пророчеств о пришествии Господа Иисуса Христа.

Диавол, чтобы смутить верующих, нередко пытается отвлечь православных христиан от Бога разнообразными чудесами, которые совершаются при них или даже через них. Поэтому следует руководствоваться повелением Господа смотреть на плоды, ибо «не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые» (Мф. 7:18). И если мы слышим про некое чудо или даже сами испытываем его в своей жизни, то нужно разобрать, какое следствие было из этого чуда: привело ли оно нас к Богу, к покаянию, сделало ли нас духовно лучше, или привело к охлаждению, к гордости, к падению, раздорам и прочим грехам. Иными словами, если мы привыкнем смотреть на Бога больше, чем на любое чудо, и желать Его больше, чем любых чудес, то не ошибемся в отношении того, чем пытается прельстить нас диавол.

Диакон Георгий Максимов

Как бесы могут разгадать наши мысли и предвидеть будущее?

Пав в бездну, сатана увлек за собой с небес множество иных духов, также некогда светлых, а ныне получивших наименование бесов, демонов. Отверженные Богом за свою злобу и неспособность к покаянию, они образовали собой некое мрачное царство тьмы и смерти, в котором сатана – повелитель (Евр. 2:14). Имевшиеся у них силы и способности падшие духи отчасти сохранили, но полностью извратили их. Они могут воздействовать на видимый мир, на человека, являться в различных обличиях и т. п., вместе с тем они связаны временем и пространством, не имеют вездесущия, которым обладает только Бог.

Влияние бесов на людей отмечают даже в медицине. «Приходится констатировать, что некоторые психически больные ссылаются в своих разговорах на присутствие в них, по крайней мере, в отдельные моменты, посторонней силы, которая наталкивает их на определенные мысли, слова или действия. Некоторые из них представляют эту силу, которая ясно диктует негативное поведение по отношению к ним самим и/или к другим, доходящее до убийства или самоубийства, как демоническую сущность. Американские психиатры, обеспокоенные постоянством и схожестью этих упоминаний у индивидуумов из разной социокультурной среды, иногда нерелигиозной, были вынуждены порвать с натуралистической традицией, которая отказывается видеть в этих рассуждениях что-либо иное, кроме бреда, и поэтому не относится серьезно к их содержанию. В качестве рабочей гипотезы они решили рассматривать эти рассказы об общении с бесовскими силами как истинные, иными словами, как будто они соответствовали объективной реальности. Один из них, переписав, изучив и сопоставив «голоса», которые, по словам пациентов, они слышали, констатировал, что эти «послания» не имели хаотического, неустойчивого и беспорядочного характера, который можно было ожидать от психологической дезориентации, но казались соответствующими совершенно определенному, логичному и связному замыслу и представляли из себя идентифицируемую структуру (pattern), которая могла бы существовать независимо от самих пациентов… Поразительно, насколько похожи между собой по своим свойствам данная выявленная исследованием структура и то, что христианская традиция подразумевает обычно под бесовскими силами»[9].

Сокровенные помыслы человека ведомы только Богу. Бесам помыслы человека недоступны. «Признаком душевных страстей становится либо произнесенное слово, либо движение тела, благодаря которым враги [наши] узнают, имеем ли мы внутри себя помыслы их и мучаемся ли от них, или же, извергнув эти помыслы, печемся о спасении своем. Ибо один только Бог, сотворивший нас, знает ум наш, и Он не нуждается во [внешних] признаках для того, чтобы ведать сокрытое в сердце [нашем]» (авва Евагрий Понтийский).

Св. Иоанн Кассиан Римлянин приводит слова аввы Серена: «Нет сомнения, что нечистые духи могут познавать качества наших мыслей, но извне заключая о них по чувственным признакам, т. е. из наших расположений, или слов и занятий, к которым видят нас более склонными. Но они вовсе не могут знать те мысли, которые еще не обнаружились из сокровенности души» (Собеседование 7, гл.15).

Ангелам и некоторым святым Бог открывает наши помыслы.

Имея опыт тысячелетнего обмана, зная человечество и каждого человека отдельно, бесы без труда манипулируют (внушают, замещают) мыслями своих жертв. Человек и не подозревает, что мысль, пришедшая ему извне, присваивается им как собственная. Но еще большей тайной для него является то, что кто-то о ней уже знает. Это видно по реакции человека, по поведению. И этим бесы активно пользуются, если им позволено.

Православные святые говорят, что эти существа мысли знать не могут. Мы слишком наивны для их хитрости, чтобы не понять, что хотим.

Им не дано знать наверняка человеческих мыслей, они могут лишь угадывать их по тем или иным признакам. Если внимательно следить за поведением человека, даже опытный психолог (не говоря уже о бесах) может сказать достаточно определенные вещи. В кабинете у опытного психолога можно задать себе вопрос: «Откуда он все знает?» Тем больший опыт у тех, кому восемь тысяч лет.

Так, например, если вы очень нравитесь человеку или нравится вопрос, у него заметно расширяются зрачки. Ученые высчитали, что если смотришь на что-то приятное тебе, то твой зрачок увеличивается на 45 %.

Часто мы не то чтобы врем, а говорим не то, что думаем. Или недоговариваем. Существуют объективные сигналы неискренности. По мнению психологов, когда человек уверенно хочет отстоять свою ложь и врет сознательно, он старается поддерживать зрительный контакт. Он проникновенно заглядывает в глаза. Это для того, чтобы знать, верите ли вы его лжи. А когда человек оказывается застигнутым врасплох и хочет соврать так, чтобы об этом все забыли, он тут же переключает ваше внимание: уходит в другую комнату якобы по делу или ботинки начинает завязывать, бумажки перебирать и буркает что-то под нос. Впрочем, иногда человек заглядывает в глаза в надежде увидеть поддержку. Он может и не врать, но быть очень неуверенным в своей правоте.

Задавая вопрос, если следить за глазами в момент, когда человек отвечает, знающий человек может определить, на что указывают движения глаз.

Как правило, если отводит глаза в сторону, значит, вспоминает, чтобы сказать правду. Важно, в какую сторону. Есть даже схема психологов, рассказывающая, на что указывают движения глаз. Если человек смотрит вверх-влево, значит, он вспоминает то, что видел, прокручивает в голове визуальные воспоминания. Например, спроси человека, какого цвета были обои в его детской – и ты увидишь, как его взгляд взметнется влево-вверх. Если человек смотрит вверх-вправо, значит, он представляет себе какую-то картину. Фантазирует, конструирует визуальный образ. Например, попроси знакомого представить себя с волосами зеленого цвета. Для выполнения этой задачи он сразу поднимет взгляд вправо-вверх.

Прямо-вправо – звуковое воспоминание, передает то, что реально слышал. Прямо-влево – придумывает слова, подыскивает, как бы это могло получше звучать. Не слышал сам. Вниз-вправо – говорит то, в чем он уверен. Вниз-влево – вспоминает реальные тактильные ощущения, запах и вкус. Прямо – внимательно слушает, воспринимает информацию. Когда лгут, то часто непроизвольно моргают, потому что это стресс. Но, кроме того, повышенное моргание может означать, что предмет разговора ему неприятен, доставляет боль. А чем реже человек моргает, тем он в этот момент счастливее. Односторонние движения – когда очень активна лишь одна сторона туловища (плечо, рука, нога) – свидетельствуют: человек говорит обратное тому, что думает. Вообще, если дергает одним плечом, выдает ложь. Человек выражает сочувствие, у самого дрожат уголки губ, как бы стремясь вверх. На самом деле он почему-то рад этому событию. Но хочет скрыть радость. Еще уголки губ дрожат или напряжены, когда человек радуется, что удалось одурачить другого. Поджимает нижнюю губу – не уверен в своих словах, внутреннее несогласие между словом и делом. Например, говорит: «Да, я вам завтра перезвоню». А сам звонить не собирается. Несимметричное выражение лица, искажение улыбки в одну сторону – человек симулирует эмоцию. Некоторые психологи считают асимметрию лица в разговоре стопроцентным подтверждением того, что человек врет. Задирает подбородок – испытывает к вам внутреннюю злость и досаду, как бы улыбчиво ни вел себя внешне. Удивление, длящееся дольше 5 секунд, – ложное. Когда человек слишком стремится показать, что удивлен, значит, он знал все заранее.

Например, если задаешь человеку вопросы, а он отвечает на них очень уверенно, быстро, не раздумывая, – это повод предположить, что ответы были заготовлены заранее. Если собеседник смотрит прямо тебе в глаза и его взгляд не движется, значит, он не задействует блоки памяти, формулировки, самоанализа и т. д. А раз он не задействует мозг, значит, он уже успел заранее продумать свою версию.

Также можно «читать» мысли человека по его жестам.

Бесы расшифровывают, интерпретируют позы, жесты и мимику человека, микроизменения в лице. Наше тело повернуто в том направлении, в котором хотелось бы идти. Наши ноги повернуты в сторону человека, который нас в большей степени интересует. И глаза смотрят на объект, который нас в настоящий момент интересует.

Бесы улавливают желания по идеомоторной реакции человека. Идеомоторная реакция – это повышение тонуса или слабое сокращение мышц, участвующих в осуществлении движения, возникающее у человека при мысленном представлении этого движения.

Также падшим духам неизвестно в точности будущее, однако они способны «прогнозировать», предугадывать какие-то события благодаря своей способности к анализу и огромному опыту.

Злые духи не глубоко сведущи, не могут проникать в глубину души человека; но, при тесной связи души с телом, внутренние расположения души почти всегда проявляются во внешности. Хотя человек может, если захочет, скрывать внутренние свои ощущения; но эта скрытность не может быть постоянной. Бывает в жизни человека много таких минут, когда он показывает себя таким, каков есть.

Диавол, который ходит повсюду как рыкающий лев, ища, кого поглотить, может в подобные минуты высматривать внутреннее состояние человека, особенно его недостатки. Вековые наблюдения над человеком, над его разнообразными положениями доставили ему опытное знание о человеческой жизни и ее обнаружениях. Внешние признаки такого или другого внутреннего состояния, признаки радости духовной, скорби духовной, молитвы рассеянной или благоговейной, ему известны. Макарий Великий говорит: «Если человек, обращаясь с человеком, знает расположения его, то ужели сатана, который от самого рождения живет с тобой, не знает твоих мыслей? Впрочем, мы не говорим, что все помышления и желания сердца нашего знает дьявол» («Христианское чтение» № 19 за 1825 год).

Св. Лествичник говорил вроде этого: «Врач не имеет дара пророчества, но по опыту может определить время смерти больного».

Бесы не знают точно наши мысли, но могут их узнать, когда они нам что-то внушают, смотрят на наше лицо, следят за нашей реакцией – приняли мы эту мысль, готовы ли ее исполнить. Может, мы сразу начнем исполнять ее? Тогда они узнают наши слабости, немощи. У бесов огромный опыт соблазнения человека – тысячи лет. Они тут же узнают, склонен этот человек ко греху или нет, принял он вкладываемые им помыслы или нет. Как рассказывается в Патерике, монаху бес дал мысль вкусить пищи. Монах начал смотреть в окно – высоко ли солнце, не пора ли поесть? Так бес узнал мысли монаха, увидел, что он их принял. Тогда он начал еще больше внушать других мыслей. Потому ценен тот человек, который не болтает, говорит мало и о себе ничего не открывает. Тогда бесы не знают, что в этом человеке.

Бесы очень осторожно могут внушить человеку какие-либо греховные мысли, т. е. внушают человеку мысль и смотрят, последует он этой мысли или нет. Если человек этой греховной мысли последовал, то они начинают ему и дальше эти мысли внушать. Можно сформулировать так: если тебе в голову пришла мысль, подумай: кому это выгодно? С какой стороны раздадутся аплодисменты, если ты этой мысли последуешь?

Иоанн Кассиан Римлянин: «Нет сомнения, что нечистые духи могут познавать качества наших мыслей, но извне, узнавая о них по чувственным признакам, т. е. из нашего расположения или слов и занятий, к которым видят нас более склонными. Но они вовсе не могут знать те мысли, которые еще не обнаружились из сокровенности души. Да и те мысли, кои они внушают, узнают не по природе самой души, т. е. не по внутреннему движению, скрывающемуся, так сказать, в мозгах, но по движениям и признакам внешнего человека; например, когда внушают чревобесие, если видят, что монах с любопытством устремляет глаза в окно или на солнце, или заботливо спрашивает о часе, то узнают, что у него родилось желание есть». Это единогласно подтверждают и другие отцы. Вероятно, Ангелам мысли людей могут быть открыты Богом.

Бесы могут, зная, в частности, человеческую природу и обладая сверхчувственным восприятием, предугадывать человеческие намерения.

Но существует еще один естественный канал, основанный на физической природе человека. История исследования данного феномена в СССР восходит к предвоенному периоду. Хотя исследования продолжались и в постсоветское время. Основной вопрос исследований состоял в экспериментальном подтверждении роли языка в процессе мышления. Один из выводов этих исследований состоял в том, что человек очень слабо проговаривает то, что читает, и то, что думает! У разных людей степень этого проговаривания сильно варьируется. Но проговаривание мыслей «про себя» сохраняется даже при параллельном чтении постороннего текста вслух. Это проговаривание фиксируется измерительной аппаратурой на уровне токов мышц речевого аппарата[10].

Бесы, как сверхчувственные существа, могут эти движения речевого аппарата фиксировать, молитва этому противодействует естественным образом.

На вопрос, заданный одному диакону: «могут ли бесы читать мысли?», он ответил: «нет, не могут, но могут догадываться, скажем, по колебаниям голосовых связок во время мыслительных процессов». Он сказал, что даже ученые доказали, что связки колеблются во время произношения слов в уме.

Бесы разумны, чрезвычайно изобретательны и остроумны, обладают колоссальными познаниями. Надо учесть, что живут они долго, не отвлекаются на еду, сон и т. п., по своим интеллектуальным и физическим возможностям принципиально превосходят человека, могут перемещаться в пространстве почти мгновенно на любые расстояния, проникать сквозь стены, невидимо присутствовать при разговорах и делах, передавать друг другу информацию на расстоянии и т. д. Поэтому неудивительно, что они могут предсказывать события, находить исчезнувшие вещи, людей и т. д. Но все равно их предсказания могут не сбываться, так как Промысл Божий их знанию и пониманию недоступен. Например, если какие-то люди вышли из Иерусалима, направляясь в Антиохию, демоны могут предсказать их приход. Но эти люди могут в пути погибнуть, заблудиться, быть остановленными Богом через Ангела или посланными в обход, могут сами передумать и повернуть обратно, изменить свой маршрут. В этом случае предсказание беса не сбудется. Но чаще их прогнозы не сбываются потому, что они лгут. Бес может сорок раз сказать правду и помочь, чтобы в сорок первый раз солгать и навредить, да так, что вред от этого обмана перечеркнет всю пользу от предшествующей помощи. Необходимо помнить, что это духи злобы, они ненавидят не только Бога, но ненавидят и человека как Его любимое творение, их цель – овладевать людьми и мучить их, всячески вредить людям, поработить и уничтожить человеческий род.

Вот, например, ясновидящий врач лечит людей сверхъестественными способностями, называет все даты самых важных событий в жизни.

Объясняется это просто. Такие люди имеют в услужении беса (или нескольких). Бесы, конечно, знают все события жизни человеческой. Когда душа пойдет по мытарствам, они всё там представят в мельчайших подробностях. Тем более они могут знать главные даты в жизни человека. Бес и открывает ему все это.

Такие люди общаются с демонами, и они им подают все эти знания, ибо бесы хорошо знают тайны природы. Для них нет никакой сложности мысленно подсказывать человеку то, что они хорошо знают. Психологию человека, за несколько тысяч лет, понятно, демоны хорошо изучили.

Дары благодати даются только через правильно проходимую борьбу со страстями, долгими трудами и потом. И только тогда, когда в этом есть нужда, ради спасения душ человеческих. Таково Божественное определение. Таков общий порядок и путь в получении даров благодати.

Так, одна женщина пришла к экстрасенсу, чтобы он помог найти ей сына, студента медика, который неожиданно пропал. Экстрасенс «поработал» с фотографией «пропажи» и сказал, что ее сын за границей и максимум через два года подаст о себе весточку. Так и получилось. В случае с пропавшим сыном он все сказал и предсказал тоже при помощи беса, который все это знает. А когда проходил второй год, тот же бес и внушил этому сыну написать матери письмо.

В V томе свт. Игнатия Брянчанинова «Аскетические опыты» в главе «О прелести» описывается, что в Москве в доме умалишенных был прозорливец Иван Яковлевич; народ шел к нему толпами и поражался его прозорливости. Родственники одного ссыльного пришли к Ивану Яковлевичу спросить о том, как добрался их родственник до места ссылки. Иван Яковлевич с час времени не давал ответа. Когда вопрошавшие понуждали скорее дать ответ, то он сказал им: «А до Нерчинска далеко ли?» Они отвечали: «Более 6000 верст». – Так скоро ли туда сбегаешь!» – возразил пророк. Ответ его состоял в том, что у ссыльного обтерлись ноги до крови. Через некоторое время вопрошавшие получили от Нерчинского родственника письмо, в котором он описывал тяжесть своего положения и упоминал, что ноги его обтерты до крови кандалами. «Представьте себе, каково прозорливство Ивана Яковлевича!» – заключили таким возгласом рассказ свой москвичи. Монах отвечал: «Прозорливства тут нет, а тут – очевидное сношение с падшими духами. Святой Дух не имеет нужды во времени: Он немедленно возвещает тайны и земные, и небесные. Иваном Яковлевичем послан был находившийся при нем бес из Москвы в Нерчинск и принес сведение пустое, вещественное, удовлетворяющее тщеславию пророка и любопытству плотских людей, его вопрошавших. Святый Дух всегда возвещает что-нибудь духовное, душеспасительное, существенно нужное, а падший дух возвещает всегда что-либо плотское, как пресмыкающийся по своем падении в греховных страстях и вещественности». Бес сбегал за полчаса туда и за полчаса обратно.

Бесы дают людям такие сверхъестественные дары за счет того, что люди разжигают в себе дух самоуверенности и самонадеянности, ища удовлетворения духу самости и гордыни. Делают они это с тою целью, чтобы погубить души человеческие.

Чтобы получить силу творить такие чудеса, ради удовлетворения своих страстей, много не надо, – продай свою душу дьяволу, и все будет. И это зависит от того, насколько дух твой близок, по своему настрою, к демонам. Чем более питает человек в себе дух одинаковый с бесами: дух самости и гордыни, дух самоуверенности, властолюбия и самонадеянности, тем более получает в услужение бесов: одного, двух или целый полк, которые и будут творить чудеса и от которых и будут все эти сверхъестественные дары. Расплата – за гробом: душа вместе с бесами – навечно в геенне огненной.

Прозорливость от бесов: Нострадамус, Ванга, Лева Федотов

Лжепророк Нострадамус

Слово Божие решительно предостерегает от самозваных пророков и духовных обольстителей: «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные» (Мф. 7:5). Надо последовать призыву Господа: «Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас» (Мф. 24:4). Для этого необходимо точно руководствоваться Писанием и учением святых отцов. Слова апостола Павла очень подходят к нашему времени, «ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням» (2Тим. 4:3–4). Именно баснями являются сочинения М. Нострадамуса и других лжепророков.

Все же, что известно о жизни, занятиях и сочинениях Мишеля Нострадамуса (1503–1566), полностью укладывается в образ лжепророка-оккультиста. Он родился в еврейской семье в Провансе. Оба его деда были врачами, а отец – нотариусом. В 1488 году Прованс был присоединен к Франции. Поскольку для дедов и отца возникла угроза лишиться права заниматься профессиональной деятельностью и быть высланными из Франции, семья была вынуждена перейти в 1502 году в католичество. Для М. Нострадамуса христианство осталось внешним. Сущностью его мировоззрения был оккультизм, абсолютно несовместимый с новозаветной религией. Он был не только врачом, но и профессиональным астрологом. Господь через Своих пророков обличает астрологов как занимающихся богопротивным делом. «Сойди и сядь на прах, девица, дочь Вавилона; сиди на земле, престола нет, дочь Халдеев… Ты утомлена множеством советов твоих; пусть же выступят наблюдатели небес, и звездочеты, и предвещатели по новолуниям, и спасут тебя от того, что должно приключиться тебе. Вот они, как солома, огонь сожег их, – не избавили души своей от пламени» (Ис. 47; 1, 13–14). Святитель Григорий Богослов пишет, что занятия астрологией оскорбляют Божественный Промысл (Слово 5, О Промысле). Астрология является подменой истинной религии. Автором всех духовных подмен является диавол. Через астрологию он отводит людей от Бога. Блаженный Августин пишет: «Так как это служит к уловлению людей, то оно бывает действием совратившихся духов, которым попускается знать кое-что истинное из области временных предметов отчасти потому, что они обладают более тонким чувством, или более тонкими телами, или более богатым, благодаря своей продолжительной жизни, опытом. Поэтому истинный христианин должен остерегаться как астрологов, так и всяких прорицателей, особенно тех, которые говорят правду, чтобы, уловив при содействии демонов его душу, они не запутали его в свое сообщество».

Антихристианство М. Нострадамуса не ограничивается занятиями «халдейской наукой». В своих прорицаниях он опирался на темный оккультный источник. В письме к сыну Цезарю он указывает на него. «С помощью собственного интеллекта человеческий разум не может увидеть тайное, если его не коснется некий голос, идущий из бездны, и не возникнет тонкое пламя, освещающее, в какую сторону будут развиваться те или иные события». О происхождении своих «дарований» он говорит и в «Послании к Генриху II». «Это справедливо, поначалу и я не верил в свою способность предсказывать на основе своих природных способностей, унаследованных от предков. Я постоянно недооценивал этот свой инстинкт, однако затем я все же сделал свой дух и свою душу восприимчивыми и привел это в соответствие со своими расчетами. Умиротворив душу перед лицом вечности, избавив ее от забот, беспокойства, раздражения, я почерпнул мужество, силу и терпение, что является необходимым условием пророчества. Все построение и гармония пророчеств покоится отчасти на бронзовом треножнике». М. Нострадамус говорит о культовом треножнике, который использовался в языческой оккультной практике. Дельфийская вещунья пифия садилась на треножник, стоявший над расселиною, из которой выходили одуряющие пары. Она входила в состояние исступления, приобщалась загадочному бытию ночи и пророчествовала. Иногда пифии падали с треножника и, находясь в бреду, продолжали прорицать. Описан случай, когда пифия впала в состояние бесчувствия и умерла.

В первых двух катренах своих «Центурий» М. Нострадамус вводит читателя в свою оккультную практику, плодом которой были его «пророчества»:

                              Ночью в тайном кабинете я один,

                              и предо мною

                              Пламя слабое трепещет на треножнике

                              из бронзы.

                              Исходя из одинокой жизни этой,

                              он приносит

                              Счастие тому, кто верит в этой жизни

                              не напрасно.

    (Центурия I, 1)

                              Лоза в руке, помещенная в середину

                              треножника,

                              Волной смачивает и край, и опору.

                              Страх и голос. Дрожат руки…

    (Центурия I, 2)

Прорицатель описывает магический ритуал, известный по сочинению «De Mysteriis Aeguptorum» («О египетских мистериях») Ямвлиха Халкидского († ок. 325/330; античный философ-неоплатоник, астролог, маг и гадатель). Известно, что М. Нострадамус проявлял особый интерес к символическому языческому знанию египтян. Сравнительно недавно была обнаружена его рукопись «Толкование иероглифов Гораполлона».

Совершенно очевидно, что М. Нострадамус не был пророком Божиим и Господь ему не открывал будущее, ибо какое «согласие между Христом и Велиаром?» (2 Кор. 6, 15). Демонам будущее неведомо. «Пророчество есть по преимуществу дело Божие, которому демоны даже подражать не могут, сколько бы ни усиливались. В чудесах еще может быть и некоторое обольщение, но предсказывать будущее с точностью свойственно только одному Вечному Существу. Если же когда-либо и демоны это делали, то только для обольщения неразумных, потому и предсказание их всегда легко изобличить во лжи» (Иоанн Златоуст, святитель. Беседы на Евангелие святого апостола Иоанна Богослова. Беседа 19).

Преподобный Антоний Великий говорит, что демоны выдают себя за предсказателей. «Они не имеют предведения о том, чего еще нет. Единый Бог есть «ведый вся прежде бытия их» (Дан. 13, 42). Демоны же, как тати, забежав наперед, что видят, о том и извещают. И теперь о том, что делается у нас, как сошлись мы и беседуем о них, дадут они знать многим прежде, нежели кто-либо из нас уйдет отсюда и расскажет о том. Но то же может сделать и какой-нибудь резво бегающий отрок, предварив ходящего медленно. И я именно сказываю. Если намеревается кто идти из Фиваиды или из другой какой страны, то прежде, нежели вступил он в путь, демоны не знают, пойдет ли; но как скоро видят идущего, забегают вперед и прежде, нежели он пришел, извещают о нем; и таким образом идущие чрез несколько дней действительно приходят. Нередко же случается отправившимся в путь возвратиться назад, и тогда демоны оказываются лжецами. Так, иногда велеречиво объявляют они о воде в реке Ниле, увидев, что много было дождей в странах эфиопских и зная, что от них бывает наводнение в реке; прежде, нежели вода придет в Египет, прибегают туда и предсказывают. Но то же сказали бы и люди, если бы могли так скоро переходить с места на место, как демоны. И как страж Давидов, взошедши на высоту прежде, нежели бывший внизу, увидел текущего и, шедший вперед, прежде, нежели другие, сказал не о чем-либо еще не совершившемся, но о том, что уже было и о чем известие уже приближалось (2 Цар. 18, 24–29), так и демоны принимают на себя труд и дают знать другим, чтобы только обольстить их. Если же Промыслу угодно будет в это время с водами или с путешествующими сделать что-либо иное (потому что и это возможно), то демоны окажутся лжецами и послушавшие их будут обмануты. Так произошли языческие прорицалища; так издавна люди вводимы были в заблуждение демонами» (Афанасий Великий, святитель. Житие преподобного отца нашего Антония).

Итак, божественный источник знаний будущего М. Нострадамусу был недоступен, а демоны, с которыми его связывает оккультная практика, будущего не знают. Что же тогда представляют собой его прорицания? Они заключены в стихотворную форму – четверостишия, которые он назвал катренами (франц. quatrain, от quatre – «четыре»). Катрены сгруппированы по центуриям (лат. Centuria – «сотня», от centum – «сто»). Десять центурий полных и две (XI и XII) – неполных. Имеется еще так называемый 1001-й катрен. Всего же – 968 катренов. В отличие от библейских пророчеств, катрены не составляют внутреннего единства. Все выглядит хаотичным и случайным. В письме к сыну Цезарю Нострадамус писал: «Бывает, что вдохновение и экстаз захватывает меня по нескольку раз в неделю, и тогда во время ночных бдений я составляю путем долгих расчетов книги пророчеств. Каждая такая книга содержит сотню астрономических катренов – предсказаний, которые я затем собрал воедино и зашифровал. Это непрерывное пророчество до 3797 года». Слова о «зашифрованности» текста не вызывают никакого доверия. Это типичный прием оккультистов – внушить мысль о великой «тайне». С точки зрения истинных пророчеств, подобное кодирование выглядит бессмысленным. Для чего и для кого оно? К тому же известно, что «нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, и ничего не бывает потаенного, что не вышло бы наружу» (Мк. 4:22). Эту же мысль в своей области выражает выдающийся специалист по информатике, создатель кибернетики Норберт Винер: «Не существует такой системы кода или шифра, которую нельзя дешифровать в течение некоторого определенного периода времени и которая в то же самое время могла бы содержать значительный объем информации, а не небольшой ряд отрывочных решений» (Винер Н. Кибернетика и общество. – М., 1958. – С. 129). Даже самые фанатичные сторонники знаменитого мага понимают, что его «пророчества» не говорят ни о чем конкретном, и потому они, желая оправдать своего любимца, вот уже 4,5 века безуспешно ищут несуществующий «шифр», который смог бы прояснить бессвязный поток слов Нострадамуса.

Обращает на себя внимание еще одна подробность: взор М. Нострадамуса простирался до 3797 года. С точки зрения христианской эсхатологии, это – нонсенс. Время Второго пришествия Спасителя мира и кончины мира неведомо ни людям, ни Ангелам. Оно может наступить в любое время. «Итак, бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий» (Мф. 25:13). Из этого ясно, что 3797 год – дата произвольная.

Наконец, надо решительно сказать, ни одного сбывшегося предсказания М. Нострадамуса не было. Все его предсказания высказаны настолько туманно и неопределенно, что могут соответствовать огромному числу самых разнообразных событий. Могут ли сказать даже самые слепые поклонники знаменитого мага, что предсказано в таких стихах и когда это сбылось?

                              Ночное нападение на город.

                              Мало кто спасется, конфликт недалеко

                              от моря,

                              Женщина упадет в обморок от радости

                              при возвращении сына,

                              Яд и письма спрятаны в конверт.

    (Центурия I, 41)

                              Возле Риони, недалеко от белой шерсти,

                              Овен, Телец, Рак, Лев, Дева,

                              Марс, Юпитер, Солнце сожжет большую

                              долину,

                              Леса и города; письма спрятаны

                              в церковной свече.

    (Центурия VI, 35)

                              Будет мир, единение и изменение.

                              Государства, Церкви из низких

                              возвысятся и с высоты падут.

                              Организовано путешествие. Первый плод.

                              Беспокойство.

                              Война прекратится. Гражданские

                              процессы. Дебаты.

    (Центурия IX, 66)

                              Первый сын вдовы, несчастливый брак

                              Совсем без детей, два Острова в раздоре.

                              Нет восемнадцати лет, еще

                              несовершеннолетний.

                              Рядом с другим, более низким, будет

                              согласие».

    (Центурия IX, 39)

Можно множить примеры, но приведенных стихов достаточно, чтобы убедиться, что перед нами нарочитая мистификация. Если почитатели Нострадамуса пытаются отнестись всерьез к его центуриям и увидеть в них предсказания, то результаты толкований бывают до нелепости натянутыми. Приведу пример. Центурия II, катрен 24:

 

                              Дикие звери от голода пересекут реки,

                              Большая часть лагеря /поля/ будет против

                              Гистера,

                              В железную клетку засадят знаменитого

                              человека,

                              Когда ничто не защитит /не будет наблюдать/

                              дитя Германии.

Здесь якобы говорится о Гитлере. Мнение основано на ассоциации слов «Гистер» и «Гитлер». Во-первых, это два разных слова. Во-вторых, в тексте слово «Гистер» не человек, а место. Под железной клеткой понимают бункер, в котором он сидел в последние дни. Произвол очевиден. Бункер не железная клетка. Его туда не сажали. Он прятался сам. Кто такие «дикие звери»?

Как видим, любое утверждение в катренах можно интерпретировать множеством способов. Поэтому не трудно подгонять высказывание под любое событие. Ни один почитатель М. Нострадамуса не сделал ни одного реального предсказания, пользуясь его «пророчествами». Король вещунов и прорицателей совершенно голый. Люди, которые увлекаются пророчествами М. Нострадамуса, неизбежно приобщаются к тому же темному демоническому источнику, из которого черпал вдохновение автор центурий.

«Так говорит Господь Бог: горе безумным пророкам, которые водятся своим духом и ничего не видели!» (Иез. 13, 3).

Иеромонах Иов (Гумеров), Православие. Ru

Болгарская предсказательница Ванга

Приведем пару примеров из книги племянницы Ванги Касимиры Стояновой «Правда о Ванге», которые дают понять, что болгарская целительница находилась в непосредственном контакте с нечистыми духами. Вот отрывок рассказа Касимиры из этой книги: «Я помню день, когда мне исполнилось 16 лет. Помню именно потому, что после ужина в нашем домике в Петриче Ванга вдруг начала говорить, обращаясь именно ко мне. И это уже была совсем не она, и голос совсем другого человека слышала я: «Ты всегда, каждую секунду, на виду у нас». А после рассказала мне все, чем я занималась на протяжении всего дня. Я онемела. А после спросила тетку, зачем она все это сказала? Ванга удивилась: «Я тебе ничего не говорила». Но когда я повторила все только что услышанное из ее уст, она тихо молвила: «То не я, то другие, которые находятся всегда возле меня. Одних я для себя называю «маленькие силы», именно они рассказывали через меня тебе о твоем дне, а есть еще «большие силы». Когда они начинают говорить мне, вернее, через меня, я теряю много энергии, мне становится плохо, я долго пребываю в унынии»». Как можно видеть из этого отрывка, откровения Ванги есть ничто иное, как одержимость злыми духами. И, уж конечно, от общения с Ангелами не может появиться чувства уныния. Достаточно вспомнить благовещение Пресвятой Богородице Архангела Гавриила. Гавриил говорит с Богородицей, возвещая Ей радостную весть, и смущение, сначала появившееся у Пречистой Девы, исчезает при первых словах Ангела.

 

Вот еще один пример, взятый из той же книги, из которого мы видим, что Ванга находилась в контакте с демонами не низшего порядка: «Узнав о приближающемся бедствии, бедная моя тетя бледнеет, падает в обморок, с уст ее слетают бессвязные слова, а голос в такие моменты не имеет ничего общего с ее обычным голосом. Он очень сильный, ничего общего с повседневным словарем Ванги не имеющий. Будто бы некий разум вселяется в нее, чтобы сообщить о судьбоносных событиях. Его она называет «большая сила» или «большой дух»».

Думаем, что относительно Ванги и подобных ей прорицателей у вас уже не осталось сомнений.

Лева Федотов – школьник, предсказавший войну

До сих пор журналисты, историки и исследователи паранормальных явлений бьются над загадкой простого московского старшеклассника Левы Федотова, сумевшего в своем дневнике не только точно предсказать дату начала Великой Отечественной войны, но и практически описать весь ее ход.

Лева Федотов родился 10 января 1923 года в семье ответственного партийного работника Федора Каллистратовича Федотова. Мать, Агриппина Николаевна, работала в костюмерной одного из московских театров.

В 1932 году семья Федотовых получила квартиру в знаменитом московском доме на набережной. А еще три года спустя Федор Каллистратович трагически погиб на Алтае.

Лева был болезненным, очень много читал и был признанным лидером дворовой и школьной компании. Он устраивал литературные конкурсы, учредил Тайное общество испытания воли (ТОИВ), для вступления в которое требовалось пройти по перилам балкона десятого этажа. Несмотря на свою болезненность, он отчаянно дрался и во время драк вызывал жуткий страх у противника, так как впадал в состояние неконтролируемой ярости. Он как бы входил в транс, оказывался в другом измерении… И это было не так уж далеко от истины.

С 1940 года Федотов начинает вести подробные дневники, в которых не только описывает события собственной жизни, но и очень подробно рассказывает о том, что должно случиться в мировых масштабах. Свою тайну Лева тщательно скрывает даже от самых близких…

С началом войны, несмотря на слабое здоровье, включая близорукость и эпилепсию, юноша настойчиво просится добровольцем на фронт. Наконец его направляют в учебную часть под Тулой. Но добраться до фронта Федотову так и не суждено: 25 июня 1943 года грузовик с призывниками попадает под бомбежку на Курской дуге.

Много лет спустя, незадолго до смерти, Агриппина Николаевна Федотова передала 15 тетрадей, исписанных мелким почерком сына, другу его детства Михаилу Коршунову, ставшему писателем. Так дневники московского школьника начала 40-х стали достоянием общественности. Их появление вызвало самую настоящую сенсацию: ведь Лева, получается, заранее предвидел события, о которых знать никак не мог!

Так, в записи от 27 декабря 1940 года Федотов приводит свой спор с одноклассниками. Речь шла о космических полетах. Федотов тогда шутя заявил, что американцы полетят на Марс в 1969 году. Он немного ошибся: в 1969 году американцы полетели не на Марс, а на Луну.

5 июня 1941 года Лева выводит в своем дневнике:

«Я думаю, что война начнется или во второй половине этого месяца, или в начале июля, но не позже, ибо ясно, что германцы будут стремиться окончить войну до морозов…»

Впоследствии читавшие дневник историки были шокированы: рядовой советский школьник не только изложил в своих записях детали сверхсекретного плана Гитлера «Барбаросса», но и отразил все подробности его провала. Он также предсказал весь ход войны, предвидел, какие страны войдут в антигитлеровскую коалицию, предрек штурм Берлина…

21 июня 1941 года в дневнике Левы Федотова появляется следующая запись: «Теперь, с началом конца этого месяца, я уже жду… беды для всей нашей страны – войны…»

Между тем, когда утром 22 июня Лева от своей тети узнает по телефону о начале войны, он отвечает удивленной фразой: «Война? А с чего это вдруг?»

Откуда взялись у обычного старшеклассника сведения о международной обстановке? Информация, просачивавшаяся в прессу, была весьма скудной и подвергалась тщательной цензуре. В основном газеты печатали радужные статьи по поводу советско-германского пакта о ненападении. Доступа к секретным архивам у Федотова не было. Между тем, в день подросток исписывал мелким почерком по сто страниц текста…

«Дневник Федотова был написан в режиме автоматического письма, – рассказывает доктор психологических наук, профессор, главный научный сотрудник Института психического здоровья РАМН Владимир Воробьев. – Тетушке, позвонившей ему днем 22 июня 1941 года и сообщившей о нападении Германии, Лева недоуменно ответил: «Война?! Не может быть!» Словно это не он написал мелким почерком свои поразительные пророчества в нескольких общих тетрадях… Феномен забывания присущ многим людям, испытавшим такого рода «прозрения». Позже они описывают это состояние, как будто некто или нечто «вынуждают» их взяться за перо и написать некий текст, словно под диктовку «свыше». Зачастую они лишь смутно помнят, как это делали, а порой отрезок времени, когда совершалась «диктовка», вообще выпадает из памяти. Некоторые из них при этом видят яркие образы, слышат «голоса»… Казалось бы, симптомы, характерные для психической болезни. Однако в данном случае почти все эти люди оказываются совершенно здоровыми, не требующими медицинской помощи».

А состояние «пророчества», которое некоторые медики торопятся назвать «внезапно возникшим спонтанным помешательством», на самом деле не что иное, как влияние бесов.

Человек начинает слышать чужие мысли (допустим, «я твой друг, я помогу тебе, я люблю тебя, я передам тебе особые знания»). Могут быть и «космические истории» внеземного Разума, и даже обман, когда демон притворяется, будто это Ангел-Хранитель, или же голос Бога. Делается это для того, чтобы войти в доверие, демон знает, где ваше слабое место. Делается ставка на самолюбие: я выбрал тебя, потому что ты лучше других, они хуже тебя. Бес манипулирует вами, как хочет, чтобы вы поверили ему и захотели с ним общаться. Если вы что заподозрите, у него сразу найдутся отговорки, чтобы вы успокоились и слепо доверились ему. Затем «Друг» и «Наставник» начнет вас учить и направлять – по пути сатаны.

Чем святой отличается от «чудотворца»-оккультиста

Из личных бесед с оккультистами автор этой статьи выяснил, что они в своем большинстве считают, будто делают то же, что делали святые, и потому Церковь для них – конкурирующая структура. Да и многие простые люди не замечают серьезной разницы между оккультной деятельностью: необычными способностями, ясновидением, лечением посредством пассов, словесных формул – и деятельностью святых, которые, например, исцеляли возложением рук или, произнося молитву, совершали удивительные чудеса и проявляли сверхъестественные способности. А видя сходство со святостью, отталкиваясь от этого сходства, оправдывают и сам оккультизм. Тем не менее, разница между тем и другим настолько же велика, насколько велика разница между раем и адом, хотя бы способности святого и оккультиста были внешне схожи.

Прежде всего, надо сказать, что в жизни святых никогда мы не встретим специального стремления к обретению какого-либо могущества, сверхсилы или чудесного влияния на других людей. Святые не искали специально особых, уникальных даров, и целью их жизни никогда не были чудотворения или сверхъестественные способности – исцеления, прозрения, властвование над стихиями и т. п. Самое главное, чего искало их сердце, – это жизнь с Богом и в Боге. «Одного просил я у Господа, того только ищу, чтобы пребывать мне в доме Господнем во все дни жизни моей, созерцать красоту Господню и посещать святый храм Его» (Пс. 26, 4), – восклицал святой царь и пророк Давид, а вместе с ним и все, кто сподобился святости. Существо их жизни заключалось в стремлении к Богу. «Господи! К кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни: и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго» (Ин. 6: 68–69), – сказал апостол Петр Спасителю от лица всех учеников Христовых.

Среди святых были люди с самыми разными характерами, различных душевных качеств, способностей и дарований. Но всех их объединяет главное – верность Богу в любых обстоятельствах жизни земной, верность в мыслях и чувствах сердечных. Соответственно, святые устраняли в себе все то, что мешает быть с Богом, то есть нравственные недостатки, духовные несовершенства, грехи и пороки. С чистой душой пребывает Бог, а где Бог, там и Его всемогущая помощь. Поэтому сверхъестественные способности святым давались Богом в ответ на любовь к Нему, давались как дар, который не может использоваться в корыстных целях, но только для большего служения Богу в мире людей.

Освобождение от греха у многих святых, действительно, сопровождалось обретением большей свободы и в плане биологической жизни. Например, многие христианские святые не вступали в брак, жили в полном воздержании, хотя современное общество неустанно твердит, что одной из главных потребностей нашего организма является половая функция, жаждущая удовлетворения. Многие святые почти не спали или спали столько, что обычный человек при такой нагрузке быстро бы надорвался психически и физически. Некоторые святые крайне мало ели, например, одну просфору или сухарик в день. Некоторые ходили в ветхом, тонком одеянии даже зимой.

Здесь стоит внести одно уточнение. Собственно, то, что сейчас почитается чудом, было естественно для людей, живших в раю. Грех привел с собой ту ограниченность, ущербность, немощность и борьбу за существование, которые теперь наблюдаются ежеминутно и приносят в нашу жизнь страдания. Во Христе же людям возвращается рай, и потому Спаситель являл во время Своей земной жизни такие дела, какие свойственны только жителям рая. Людям, побеждающим грех, восходящим ко Христу через подвиг духовной жизни, дается возможность преодолевать ограниченность нашего грешного мира, побеждать стихии и злые наветы мира сего. Слова, сказанные евангельским фарисеем Никодимом Иисусу Христу, вполне можно отнести к каждому святому: «Ты учитель, пришедший от Бога; ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог» (Ин. 3, 2).

Исцеление безнадежно больных, изгнание демонов из одержимых людей, воскрешение умерших, провидение мыслей и душевного состояния окружающих, видение будущего, преодоление стихий, законов и превратностей мира земного – например, хождение по водам, укрощение бури или претворение воды в вино, умиротворение нравов диких животных, способность возрождать одним словом падших людей от греха к добродетели… Все это явлено в евангельские времена Самим Иисусом Христом и даруется также людям святым, о чем говорит Господь: «Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит; потому что Я к Отцу Моему иду» (Ин. 14:12).

Вспомним из евангельской истории, что, отправляя Своих учеников на проповедь, Спаситель «дал им власть над нечистыми духами, чтобы изгонять их и врачевать всякую болезнь и всякую немощь» и заповедал им, говоря: «Больных исцеляйте, прокаженных очищайте, мертвых воскрешайте, бесов изгоняйте; даром получили, даром давайте» (Мф. 10:1, 5, 8). Ученики Господа, благовествуя Царствие Божие, «изгоняли многих бесов и многих больных мазали маслом и исцеляли» (Мк. 6:13). Они пользовались властью, данной им Господом Иисусом Христом. Получая посредством святых какую-либо милость от Бога, люди призывались благодарить именно Бога. Собственно, не святые действовали в чудесах, а через святых людей действовал Бог. «Дивен Бог во святых Своих» (Пс. 67:36), – читаем в священной книге Псалтири. Поэтому, выражаясь научным языком, христианская святость и связанные с ней чудеса или необычайные способности глубоко христоцентричны и богоцентричны, в них нет ничего от человеческой эгоистичной обособленности. «Мы только руки на вас возлагаем, силою же своею ничего не можем сделать. Все действие производит всемогущая сила Христа, Единого Истинного Бога, в Которого, если несомненно уверуете, тотчас же выздоровеете», – так говорили святые целители Косма и Дамиан[11]. Святые молятся Богу, чтобы Он даровал больным облегчение, и именно Бог действует через святых.

Святые раскрывают в себе не таинственные способности, прану, ауру или биополя, а образ Христа, являя те духовные добродетели, к которым призывается в Евангелии каждый христианин. Стяжав добродетели, явленные Христом, раскрывая в себе образ Христа, святые естественно совершают и чудеса, дарованные людям Христом. Их жизнь – уподобление Богу по нравственной чистоте и праведности. Уподобляясь Ему в чистоте и праведности, они заимствуют от Подобного подобную же силу.

Оккультисты же идут совсем иным путем: развивают в себе психофизическими тренировками «скрытые способности» либо получают их от невидимых духов посредством инициации – особого посвящения. Не очищая себя от греха, они, подобно надменным демонам, уже заполучают сверхъестественные дарования: ясновидение, влияние на окружающую нас природу или состояние других людей, способность контактировать с миром невидимым и т. п. Не имея, в отличие от святых, причастия благодати Духа Святого, оккультисты обращаются, даже при видимом сходстве их действий с чудесами святых, к помощи отрицательных духовных энергий. Энергия же, с христианских позиций, не бывает безликой, она предполагает своего носителя. Кто же помогает вершить чудеса человеку с нечистой душой?

В наши дни под духовностью часто понимают самые разные проявления жизни: увлечение литературой или искусством, соответствие высоким требованиям морали, погружение в религиозность. На самом же деле духовной жизнью живет только тот, кто приобщился Духу Святому. И внутреннее обновление возможно только тогда, когда человек умер для греха, переродился из «ветхого человека в нового» (Кол. 3:9–10). Этого достигли святые.

Святые – это люди, стяжавшие благодать Духа Святого, которая просвещает сердце. Живущий в гармонии с Богом человек обретает мир в самом себе и потому более ясно видит проблемы других людей и, значит, может подлинно им благодетельствовать – как своим советом, так и молитвенной помощью. Святой прозревает волю Божию о конкретном человеке и, исходя из этого, уже действует. Не от себя, своих способностей и личного провидения отталкивается святой человек, а от Божественного произволения и откровения. Соответственно, лечит он не собственными биополями, аурой и прочей мистической ерундой, а точнее будет сказать, что святой и вовсе не лечит сам, а обращается к Богу, Который подает нуждающимся все благопотребное. Исцеляли святые не всех подряд и не того, кого сами хотели, а на кого им указывал Господь.

Что касается прозрений, то об этом верно писал святитель Игнатий (Брянчанинов): «Истинным святым Божиим видения даруются единственно по благоволению Божию и действием Божиим, а не по воле человека и не по его собственному усилию – даруются неожиданно, весьма редко, при случаях особенной нужды, по дивному смотрению Божию, а не как бы случилось» [12].

Когда Иосифа Праведного привели во дворец фараона, властитель Египта обратился к нему: «Я слышал, что ты умеешь толковать сны». Святой Иосиф ответил: «Это не мое; Бог даст ответ во благо фараону» (Быт. 41:15, 16).

В связи с этим естествен вывод, что если у святых людей результат действия зависит не от раскрытых в себе экстрасенсорных способностей, а от обращения к Богу и Его отклика, то, значит, стоит и нам обращаться с молитвой в различных нуждах к Богу, Который всесилен и может помочь в любой скорби. Рассуждая о святости, не нужно думать, что это слишком отвлеченно от нашей действительности. По большому счету, святость должна быть реалией жизни каждого христианина. Святость есть жизнь в согласии с Богом, когда человек в своих поступках избирает добро, а не зло, предпочитает истину, а не ложь, стремится к правде, а не к заблуждению. К этому призван каждый человек: «Святы будьте, ибо свят Я, Господь Бог ваш» (Лев. 19, 2), – говорит Сам Господь. Жить свято – наш долг, а не сверхдолжная заслуга отдельных избранников. И потому шествующий по этому пути человек имеет надежду, что его молитва будет услышана и исполнена.

Итак, святые прозревали и исцеляли не по естественным способностям или приобретенным с помощью развития в себе скрытых сил, а по дару благодати Божией. В книге Деяний апостольских повествуется, как после сошествия Святого Духа на апостолов они обрели совершенно новые качества – бесстрашие перед земными властями, способность постигать смысл Божественного Откровения и прозревать душевное состояние других людей. Принятие Духа Святого сопровождалось удивительными дарованиями – исцелять и воскрешать, проповедовать на иностранных языках (на которых раньше апостолы не говорили), преодолевать земные страхи и трудности.

Когда апостолы Петр и Иоанн, направляясь в храм, увидели просящего милостыню человека, хромого с младенчества, то Петр сказал ему: «Серебра и золота нет у меня; а что имею, то даю тебе: во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи» (Деян. 3:6). Человек тут же получил исцеление, что вызвало удивление случайных очевидцев чуда. Обступив главных участников происшедшего, люди просили разъяснения. То, что ответил апостол Петр, является прекрасным указанием на подлинный источник чудес святых, отличающихся от экстрасенсорных исцелений: «Что дивитесь сему, или что смотрите на нас, как будто бы мы своею силою или благочестием сделали то, что он ходит? Бог Авраама и Исаака и Иакова, Бог отцов наших, прославил Сына Своего Иисуса… И ради веры во имя Его, имя Его укрепило сего, которого вы видите и знаете, и вера, которая от Него, даровала ему исцеление сие перед всеми вами» (Деян. 3:12–13, 16). Итак, не своей силой и не сокрытыми в естестве человека чудесными способностями исцеляют святые, а данной им от Бога благодатью Духа Святого, по горячей вере с искренним призыванием имени Иисуса Христа как Спасителя мира.

Те же апостолы на вопрос первосвященников: «Какою силою или каким именем вы сделали это?» (Деян. 4:7) – ответили: «Если от нас сегодня требуют ответа в благодеянии человеку немощному, как он исцелен, то да будет известно всем вам и всему народу Израильскому, что именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли, Которого Бог воскресил из мертвых, Им поставлен он перед вами здрав. Он есть камень, пренебреженный вами зиждущими, но сделавшийся главою угла, и нет ни в ком ином спасения, ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4:9–12).

В «Достопамятных сказаниях» приводится весьма поучительная история. Одна женщина, заболевшая раком груди, услышала об авве Лонгине, стяжавшем благодатные дары, и отправилась искать его ради исцеления. Он жил в девяти милях к западу от Александрии. Когда она проходила это место, авва Лонгин собирал дрова на берегу моря. Увидев его и не зная, что это сам преподобный, больная спросила: «Авва! Где живет авва Лонгин, раб Божий?» Старец сказал: «Чего ты хочешь от этого обманщика? Не ходи к нему. Какое у тебя к нему дело?» Женщина рассказала ему про свою болезнь. Авва Лонгин перекрестил больное место и отпустил ее, сказав: «Ступай, Бог исцелит тебя, а Лонгин ничем не может помочь тебе». Женщина поверила слову старца, пошла и тотчас исцелилась. Рассказывая другим об этом и описывая вид встретившегося ей старца, она узнала, что он и был сам авва Лонгин. В этой истории, помимо смирения самого старца, скрывавшего свои добродетели, показательно и то, что подлинно святые люди возводят исцеление больного исключительно к Богу, а не к своим способностям. Тем самым святые показывали, Кто есть подлинный Источник нашего благополучия, а еще этим избавляли исцеленных от кумиротворчества. В последнем случае страждущие всю свою надежду возлагают на конкретного человека, тогда как Бог отодвигается на второй план.

Повторим, что благодатные дары святых объясняются не развитием в себе «скрытых способностей», а приобщением к Богу, Который есть Источник всякого совершенства и потому уделяет от Своих даров людям, верным Ему. Именно смирение христианина дает простор в его душе для Божией силы, потому что вместо самости здесь полная открытость Богу и Его спасительной воле. Если же человек изначально ищет развития в себе сверхъестественных дарований, так что Бог интересует его только в связи с этим, то на первое место в духовной жизни выступает собственное «я». В таком случае Бог понимается лишь как средство к достижению личной сверхсилы, а может, и вовсе заслоняется мнением о своей значимости. При этом учтем, что духовный закон нашего мироздания таков: если Творец и Благодетель мира перестает быть сутью и центром чьей-либо жизни, такое бытие теряет свою основу, становится лживым, неподлинным. Человек погружается в мир тонких иллюзий, мечтая о своих совершенстве и значимости, а экстрасенсорные достижения льстят его мнению о себе.

Спаситель говорит ученикам, получившим от Него власть повелевать невидимыми духами: «Тому не радуйтесь, что духи вам повинуются, но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах» (Лк. 10:20). Чудеса святых всегда имели нравственно-назидательный характер и не совершались только для демонстрации собственного могущества. Подобно как исцеления, совершенные Господом Иисусом Христом, так и исцеления святых людей сопровождались духовным возрождением исцеляемых, глубоким покаянием и переосмыслением прожитой жизни.

К оккультизму часто обращаются из чувства зависти или ради мести – жестоко наказать врага, обидчика или просто того, кто кажется преуспевающим больше, чем ты. «И лечить сможешь, и любому врагу отомстишь. Как муху прихлопнешь», – злорадно сообщают оккультисты о своих способностях кандидатам в возможные ученики[13]. В Евангелии же Господь запрещает мстить обидчикам чудесным способом: «Не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать» (Лк. 9, 55–56). Святой первомученик Стефан молился за убивавших его иудеев: «Господи! Не вмени им греха сего» (Деян. 7, 60) – вот подлинно святое отношение к людям.

Еще вспомним, что Иисус Христос лично для Себя не совершил ни одного чуда. В пустыне Он отверг диавольское предложение претворить камни в хлебы, терпел голод, зато впоследствии умножил несколько хлебцев, чтобы накормить тысячи голодных людей. Господь не стал призывать легионы ангелов, чтобы защитить Себя от врагов в Гефсимании, зато исцелил врага – раба, посланного вместе с другими схватить Спасителя. Тот же принцип мы наблюдаем в жизни святых, которые молились Богу о чудесной помощи ближним, но практически не совершали чудотворений для себя.

Эту тему можно развивать и дальше, однако из сказанного должно быть понятно, что путь христиан, восходящих к святости, и путь оккультистов, ищущих самозамкнутого совершенства, – это два совершенно разных пути, которые отталкиваются от различных ценностей и ведут к противоположным целям.

Валерий Духанин. Православие. Ru

Глава 3. Святые провидцы^

«На мысль полагает бог, и ответ – в сказанном сразу» (Преподобный лаврентий черниговский)

Его мирское имя – Лука Евсеевич Проскура. Но поскольку архимандрит, схимник большую часть своей жизни провел на Черниговщине, а при монашеском постриге был наречен Лаврентием, то в памяти народной он остался под именем Лаврентия Черниговского.

9/22 августа 1993 года Освященным Архиерейским Собором Украинской Православной Церкви Московского Патриархата схиархимандрит Лаврентий Черниговский (Проскура Лука Евсеевич, 1868–1950) был причислен к лику святых в чине преподобного. Церковь прославила давно уже всенародно чтимого святого, праведность которого Господь еще при жизни запечатлел благодатными дарами исцелений телесных и душевных недугов по молитвенному предстательству, предвидения, смирения и любви. Чудотворные и цельбоносные мощи угодника Божия Лаврентия пребывают ныне в Троицком соборе города Чернигова.

Отец Лаврентий был строгим последователем православного вероисповедания. К нему стремились и простые люди, и черниговская интеллигенция. Приезжие быстро узнавали, что в Троицком монастыре есть духовник высокой жизни, и рады были к нему попасть. Его любвеобилие, дар рассудительности, дар прозрения привлекали не только мирян, но и многих духовных лиц, черниговские епископы весьма дорожили его суждением.

Когда закрыли монастырь, отец Лаврентий поселился в маленьком убогом домике. Богослужения совершал в небольшом Ильининском храме. Так прошло двадцать лет. Настало время, когда закрыли и этот храм. Лишенный возможности в храме прославлять Бога песнопением, отец Лаврентий, тем не менее, никогда не оставлял положенного правила церковной молитвы. Бережно сохранял он богослужебные книги и обширную нотную библиотеку. И когда его спрашивали: «Разве ноты еще понадобятся?» – неизменно отвечал: «Конечно, будем еще читать и петь».

Во время Великой Отечественной войны, в период оккупации Чернигова, было разрешено открыть Троицкую обитель. По зову старца собрались послушницы, просто верующие люди, и приступили к восстановлению обители. Люди трудились самоотверженно, и уже в день Архистратига Михаила 21 ноября 1941 года состоялось первое богослужение в церкви Феодосия, расположенной под Троицким собором. А в 1942 году был освящен и главный престол Троицкого собора. На хоры поднялся дивный старец, и величественный храм огласился стройным пением. Обычно регенты дирижируют, стоя лицом к хористам и, значит, спиной к иконостасу, если хоры устроены в западной части храма. Но отец Лаврентий всегда обращен был лицом к алтарю, а певчие располагались симметрично полукругом по обе стороны, он же был в центре.

Нравственная чистота, духовная высота, неистощимая любовь к людям вызывали необыкновенное расположение к нему в каждом, кто хоть раз в жизни удостоился видеть его. Любовь батюшки была особенная, не знавшая пристрастия, не взиравшая на лица, на душевные качества. Он любил всех и проявлял это чувство приветливостью, вниманием, советом. Отец Лаврентий был большим психологом, он знал духовный мир человека во всех его проявлениях и в самых тончайших оттенках. Все от него уходили согретые христианской любовью, ободренные, с полным спокойствием на душе. Не единичны были случаи, когда отец Лаврентий предотвращал беду, спасал людей от смерти.

Прозорливые советы старца и в войну не раз спасали людям жизнь. Одна из монахинь вспоминала, что как-то стояли они большой группой возле бани. Отец Лаврентий, проходя мимо, вдруг закричал: «Убегайте – сейчас снаряд прилетит». И в самом деле, через несколько секунд в баню угодил снаряд.

Что поражало в даре отца Лаврентия? Четкий, определенный ответ на все сомнения и вопросы. И когда однажды близкий к нему человек осмелился спросить: «Батюшка, откуда Вы знаете, что нужно ответить каждому обращающемуся к Вам, и всегда это бывает правильное решение?», он ответил: «На мысль полагает Бог, и ответ в сказанном сразу».

Отец Лаврентий предвидел, на чьей стороне будет победа в Первой и Второй мировых войнах, за несколько десятилетий поведал митрополиту Киевскому Владимиру, что тот будет «на киевской кафедре», предсказал распри в современной украинской церкви и даже дату собственной кончины.

Говорят, что перед Великой Отечественной войной отец Лаврентий сказал своим прихожанам, что на их долю вскоре выпадет немало бедствий, что вся земля омоется кровью, но это еще не конец света…

Очень своеобразны были отношения батюшки с оккупационными властями. На монастырской земле, еще до прихода немцев, была посеяна рожь. Казалось бы, кто сеял, тот и урожай должен собрать. Однако при новой администрации всю землю поделили на участки, и получившие наделы были вовсе не склонны делиться урожаем. Экономка пошла жаловаться на произвол властям, да ее и слушать никто не захотел – выгнали восвояси. Заплаканная экономка пришла пожаловаться к отцу Лаврентию. Но не успела она и рта открыть, а он ей говорит: «Завтра сходи к тем же людям» … Экономка удивилась, но послушалась. И что же? На сей раз ей удалось решить проблему без особой натуги. А когда она пришла поблагодарить батюшку, тот сказал: «Не меня надо благодарить, а Всевышнего. Это Он меня надоумил».

Точно так же разрешил он и затруднение с кормами для монастырской лошади, предсказав, что взамен нынешнего бургомистра вскоре поставят другого, более покладистого, и с просьбой надо идти к нему.

Поначалу монахини и прихожане думали, что культурные немцы и в самом деле озабочены духовным возрождением русской нации. Однако вскоре убедились, что это не так. Разрешение открыть церкви было лишь своего рода рекламным ходом, позволявшим оккупантам противопоставить себя советской власти. Само же поведение их было отнюдь не благочинным. Многие деревни в Черниговской области немцы сожгли дотла. Причем известны случаи, когда прихожан вместе с батюшкой сжигали в запертом снаружи храме.

И вот однажды пришла к отцу Лаврентию женщина за разрешением отпеть свою сестру, жившую в соседнем селе. Село то немцы спалили, многие жители погибли в огне. А батюшка и говорит: «Не торопись хоронить, жива твоя сестра»… И в самом деле, вскоре сестра объявилась, жива и здорова, она успела спрятаться до прихода карателей.

Так что жители Черниговщины с радостью встретили Красную армию. Однако осень 1943 года принесла им не только освобождение от фашистов, но и новые гонения на церковь. Зимой 1943 года была учинена расправа над сподвижником отца Лаврентия отцом Алипием – ему бросили под ноги гранату. И отцу Лаврентию чудом удалось избежать смерти – его укрыли прихожане, а сам он заранее знал, к кому придут с обыском.

Предсказывал он и судьбы других людей. Когда одной селянке пришло извещение о смерти сына на фронте, отец Лаврентий сказал, что пока плакать не стоит. «Если придет второе извещение, тогда уж и будем его отпевать». И в самом деле, вскоре пришло письмо от сына, писавшего, что после тяжелого ранения он долго лечился в госпитале, а теперь его опять отправляют на фронт и он не знает, останется ли жив. А через несколько месяцев пришла вторая похоронка.

Другая женщина, которая всю войну не получала известий от мужа, после победы пришла к священнику спросить, жив ли ее суженый, может, в плену был. Отец Лаврентий покачал головой: «Ставь свечку за упокой его души и молись». А через год пришло и официальное извещение о его смерти…

Тем временем силы уже покидали его. Как-то летним днем сказал, что ему осталось жить полгода, – и этот прогноз подтвердился. В конце 1949 года он окончательно слег. Скончался схиаpхимандpит Лаврентий 19 (6) января 1950 года.

Прозорливость преподобного Серафима Саровского

Прозорливость старца Серафима простиралась очень далеко. Он давал наставления для будущего, которое человеку обыкновенному никак не предусмотреть. Так, пришла к нему в келью одна молодая особа, никогда не думавшая оставить мир, чтобы попросить наставления, как ей спастись. Едва только эта мысль мелькнула в ее голове, старец уже начал говорить: «Много-то не смущайся, живи так, как живешь; в большем Сам Бог тебя научит». Потом, поклонившись ей до земли, сказал: «Только об одном прошу тебя: пожалуйста, во все распоряжения входи сама и суди справедливо; этим и спасешься». Находясь тогда еще в мире и совершенно не думая никогда быть в монастыре, эта особа никак не могла понять, к чему клонятся такие слова отца Серафима. Он же, продолжая свою речь, сказал ей: «Когда придет это время, тогда вспомните меня». Прощаясь с отцом Серафимом, собеседница сказала, что, может быть, Господь приведет им опять свидеться. «Нет, – отвечал отец Серафим, – мы уже прощаемся навсегда, а потому прошу не забывать меня в святых своих молитвах». Когда же она просила помолиться и за нее, он отвечал: «Я буду молиться, а ты теперь гряди с миром: на тебя уже сильно ропщут». Спутницы, действительно, встретили ее на гостинице с сильным ропотом за медлительность. Между тем, слова отца Серафима не были произнесены на воздух. Собеседница, по неисповедимым судьбам Промысла, ступила в монашество под именем Каллисты и, быв игуменьею в Свияжском монастыре Казанской губернии, помнила наставления старца и по ним строила свою жизнь.

В другом случае посетили отца Серафима две девицы, духовные дочери Стефана, схимонаха Саровской пустыни. Одна из них была купеческого сословия, молодых лет, другая из дворян, уже пожилая возрастом. Последняя от юности горела любовью к Богу и желала давно сделаться инокинею, только родители не давали ей на то благословения. Обе девицы пришли к отцу Серафиму принять благословение и попросить у него советов. Благородная, сверх того, просила благословить ее на вступление в монастырь. Старец, напротив, стал советовать ей вступить в брак, говоря: «Брачная жизнь благословлена Самим Богом. В ней нужно только с обеих сторон соблюдать супружескую верность, любовь и мир. В браке ты будешь счастлива, а в монашество нет тебе дороги. Монашеская жизнь трудная; не для всех выносима». Девица же из купеческого звания, юная возрастом, о монашестве не думала и слова о том отцу Серафиму не говорила. Между тем, он, сам от себя, благословил ее, по своей прозорливости, поступить в иноческий сан, даже назвал монастырь, в котором она будет спасаться. Обе остались одинаково недовольны беседою старца; а девица пожилых лет даже оскорбилась его советами и охладела в своем усердии к нему. Сам духовный отец их, иеромонах Стефан, удивлялся и не понимал, почему, в самом деле, старец пожилую особу, ревностную к иноческому пути, отвлекает от монашества, а деву юную, не желающую иночества, благословляет на путь сей? Последствия, однако же, оправдали старца. Благородная девица, уже в преклонных летах, вступила в брак и была счастлива. А юная, действительно, пошла в тот монастырь, который назвал прозорливый старец.

Даром прозорливости своей отец Серафим приносил много пользы ближним. Так, была в Сарове из Пензы благочестивая вдова дьякона, по имени Евдокия. Желая принять благословение старца, она, в среде множества народа, пришла за ним из больничной церкви и остановилась на крыльце его кельи, ожидая позади всех, когда придет очередь ее подойти к отцу Серафиму. Но отец Серафим, оставивши всех, вдруг говорит ей: «Евдокия, поди ты сюда поскорее». Евдокия необыкновенно удивлена была, что он назвал ее по имени, никогда не видавши ее, и подошла к нему с чувством благоговения и трепета. Отец Серафим благословил ее, дал святого антидора и сказал: «Тебе надобно поспешить домой, чтоб застать дома сына». Евдокия поспешила и, в самом деле, едва застала сына своего дома: в ее отсутствие начальство Пензенской семинарии назначило его студентом Киевской академии и, по причине дальности расстояния Киева от Пензы, спешило скорее отправить его на место. Этот сын, по окончании курса в Киевской академии, пошел в монашество под именем Иринарха, был наставником в семинариях; в настоящее время состоит в звании архимандрита и глубоко чтит память отца Серафима.

Двадцатые годы XIX столетия. Саровская обитель. Старец Серафим, весь проникнутый любовью, добротою, строго взирает на приближающегося к нему офицера и отказывает ему в благословении. Прозорливец знает, что тот – участник заговора будущих декабристов. «Гряди откуда пришел», – решительно говорит ему преподобный. Подводит затем великий старец послушника своего к колодцу, вода в коем была мутной и грязной: «Так и этот человек, который приходил сюда, намеревается возмутить Россию», – произносит праведник, ревнующий о судьбах русской монархии.

По материалам книги «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря», а также по материалам приложения к летописи «100-летие прославления прп. Серафима Саровского 1903–2003».

 

Случаи прозорливости оптинских старцев

Оптину пустынь в ХIХ – ХХ веках считали маяком русской интеллигенции, для крестьян и ремесленников каждый старец был «как отец родной». Оптинским старцам были присущи не только исключительная глубина духовной жизни, обладание дарами прозорливости, рассуждения, но и великая любовь к людям, нескончаемое желание поделиться духовными сокровищами с миром. И если первый оптинский старец, отец Леонид (Лев), подобно древним отцам долгое время жил в уединении, то его преемники как бы по наследству перенимали старчество, многие из них были сначала келейниками у старцев, потом помощниками, наконец, преемниками своих духовников.

Оптинский старец Иосиф имел дар прозорливости. И случаев, при которых этот дар открывался, так много, что невозможно их все передать. Вот только один пример. Помещица из города Козлова решила поехать в Оптину пустынь и пригласила своих дочерей ее сопровождать. Младшая согласилась, а старшая предпочла остаться дома, чтобы развлекаться с ожидавшимися гостями. Монастырь понравился помещице, и она собиралась здесь подольше пожить, но старец Иосиф послал ее немедленно домой, говоря, что надо торопиться, «а то, пожалуй, и гроба не застанете». Подъезжая к дому, помещица действительно увидела гроб, который выносили из дома: ее старшая дочь убилась, упав с лошади при верховой езде.

В последние дни земной жизни преподобного Моисея открылось тщательно скрываемое им дарование прозорливости: больной старец, издавая болезненные стоны, подозвал к себе келейника и сказал: «Спроси, что это за женщина? Что ей надо? Зачем она меня беспокоит?» Келейник, не видя никакой женщины, подумал, что это бред. Но потом оказалось, что на крыльце, за дверями, действительно, долго стояла женщина, которая, получивши образок для себя, не хотела удалиться и настоятельно просила, чтобы ей дали образок и для ее сына. Узнав об этом, келейник взял образок, поднес его старцу для благословения. Старец благословил его и промолвил: «Вот теперь я спокоен», – и келейник вынес образок дожидавшейся крестьянке. Другому же посетителю, к немалому его удивлению, преподобный сказал, что в воскресенье надеется быть в церкви, и когда тот возразил, что ему по слабости сил никак нельзя служить, всечестной отец наш Моисей прибавил к сказанному: «Служить нельзя, но быть можно». Слова эти сбылись в точности – в воскресенье гроб почившего о Господе старца был перенесен в церковь.

Праведная кончина преподобного старца Моисея наступила 16/29 июня 1862 года, на 81-м году его земной жизни.

Но не оставил преподобный обители и по смерти своей явил чудеса. Случилась в монастыре беда: девица Надежда, черпая горячую воду из котла для стирки белья, поскользнулась и упала в котел, сильно вся обварилась, но два дня еще была жива и в памяти и, напутствованная всеми Таинствами, тихо скончалась. Перед погребением Надежды одна скотница в тонком сне видит преподобного Моисея в мантии, с посохом, идущего в церковь, куда была вынесена новопреставленная. Принявши благословение у настоятеля, скотница спросила: «Куда Вы, батюшка, так спешите?» А он отвечает: «Иду Надежду проводить»[14].

Самый знаменитый из оптинских подвижников иеросхимонах Амвросий (в миру Александр Михайлович Гренков) родился в Тамбовской епархии. Приняв постриг в 1842 году, Александр Гренков был наречен Амвросием. Вскоре после пострига его рукоположили в сан иеромонаха. Под действием непрестанной молитвы он обрел дар прозорливости. Он читал в душе человека, как в книге, говорили о нем. Посетитель мог молчать, держаться в стороне, за спинами других, но старец, зная состояние его души, знал, зачем тот пришел в Оптину. Одна девушка из Москвы в разговоре о старце Амвросии с неприязнью называла его старым лицемером, но из любопытства однажды приехала в Оптину и стала позади других ожидавших старца посетителей. Выйдя в приемную, отец Амвросий посмотрел на собравшихся и вдруг обратился к этой девушке со словами: «А вот и Вера пришла посмотреть на старого лицемера». После беседы со старцем Вера переменилась и позже постриглась в Шамординском монастыре, основанном отцом Амвросием. В этой обители подвизалось до восьмисот насельниц. Под руководством старца в Шамордине сложилась крепкая духовная семья, сплоченная молитвой и трудом. Каждый день старец получал по 30–40 писем. Их раскладывали перед ним на полу, а он палкой указывал на те письма, на которые следовало ответить немедленно. Часто содержание писем бывало ему известно прежде, чем вскрывали конверт. В Оптиной пустыни у старца Амвросия побывали выдающиеся деятели русской культуры: Ф.М. Достоевский, К.Н. Леонтьев, В.С. Соловьев, и беседы с ним оставили благотворный след в их творчестве. Л.Н. Толстой имел несколько бесед с отцом Амвросием, которые крепко запомнились ему.

Этот особенный дар прозорливости, который Господь дает некоторым праведным людям и благодаря которому праведник может предвидеть будущее и проникновенно созерцать даже сокровенные мысли и настроения сердца человека, очень часто проявлялся в старце Амвросии в период его старчества. Приведем несколько примеров дивной прозорливости старца Амвросия. Однажды одна женщина просила его благословения выдать замуж свою дочь, но старец не благословил ее и велел повременить. Через некоторое время она опять обращается к старцу с подобным вопросом. И снова старец велит подождать и добавляет: «У нее такой будет жених замечательный, что все позавидуют ее счастью. Вот, прежде мы встретим Святую Пасху. А как на этот день солнце весело играет! Воспользуемся зрением этой красоты. Да не забудь же ты: припомни, посмотри!» Дождавшись Пасхи, мать с дочерью вспомнили слова старца и вышли посмотреть на восходящее солнце. Вдруг дочь воскликнула: «Мама, мама, я вижу Господа, Воскресшего во славе. Я умру, умру до Вознесения!» Действительно, у нее заболели зубы, и она скончалась.

Более изумительный случай о старце Амвросии повествует оптинский инок Даниил. Одна вдова была обеспокоена тем, что она часто видит своего покойного мужа во сне, который о чем-то просит ее. Не зная, чем помочь ему, она обратилась с этим вопросом к старцу Амвросию, который после ее слов некоторое время был в задумчивости, а затем сказал: «Твой муж должен был деньги, – тут он назвал одно собственное имя (без отчества и фамилии), – этот долг его тяготит. Заплати этому человеку, и душа твоего мужа успокоится». Благоразумная женщина тщательно искала человека по имени, названному старцем. Наконец нашла и возвратила ему долг, занятый мужем, после чего покойный не стал больше беспокоить ее.

Еще один случай, свидетельствующий о прозорливости старца, произошел с иконостасным мастером, который приехал к настоятелю получить деньги за выполненную работу. Отец Амвросий под разными предлогами три дня задерживал его отъезд из обители. Мастер очень скорбел из-за этого, так как к нему на дом должны были приехать для переговоров очень выгодные заказчики, но нарушить слово старца он не решился. Каково же было его удивление, когда на другой день после его возвращения домой приезжают и его заказчики, которые также задержались на три дня. Но вся сила дара прозорливости старца в этом случае открылась через четыре года. Один работник этого мастера на смертном одре сознался, что он в те дни хотел убить своего хозяина, чтобы забрать деньги, которые он вез из Оптиной пустыни, и для этого три ночи караулил его под мостом. «Не быть бы тебе в ту пору живым, да Господь за чьи-то молитвы отвел тебя от смерти без покаяния… Прости меня, окаянного…» – это были последние слова умирающего.

Провидя так ясно души своих посетителей, старец Амвросий знал и то, что приводило их к нему. Часто были такие случаи, что пришедший еще не успеет открыть свою нужду или скорбь, а старец дает уже ответ. Так, например, одна монахиня написала старцу письмо, прося совета по некоторым вопросам. Дня через два она была у старца, и он на все пункты ее письма дал исчерпывающие ответы, вспоминая сам, что еще там написано. Монахиня ушла от старца утешенная и успокоенная, не подозревая, однако, какое чудо прозорливости старца совершилось над ней. В октябре того же года старец скончался, и через шесть недель, при разборке его келейных бумаг, нашли нераспечатанное письмо на его имя. Обратный адрес свидетельствовал, что это письмо той монахини.

Трудно перечислить все случаи дивной прозорливости старца Амвросия, который стремился обратить дар, данный ему от Бога, на пользу ближних. Им он открывал волю Божию, и много есть примеров, как некоторые, не последовав его благословению, приезжали со слезами раскаяния, так как не было удачи в их делах. Так, один козельский житель просил благословения послать своего сына в Москву на обучение. Старец дал совет отправить его учиться в Курск. На возражения отца старец шутливо ответил: «Москва бьет с носка и колотит досками. Пусть едет в Курск». Не послушал отец старца, послал сына в Москву. В скором времени этому юноше на стройке раздробило обе ноги досками, он остался на всю жизнь калекой, не способным ни на какую работу. Горько плакал отец, осуждая себя за недоверие к словам старца.

К старцу обращались также многие люди, прося его исцелить их от телесных болезней. Велика была сила молитв отца Амвросия, и многочисленные примеры мгновенных исцелений свидетельствуют об этом. Но старец по своему смирению, избегая человеческой славы, посылал больных или к святым мощам, или к чудотворным иконам, а иногда просто советовал принимать какую-либо лекарственную траву. Больные совершенно исцелялись от своих болезней и, конечно, понимали, что не трава им помогла, но молитвы старца совершили чудо. Отец Амвросий по своему смирению не любил слышать, когда ему прямо говорили, что он исцелил, или даже когда его просили об этом. Одна женщина очень долго страдала болезнью горла, врачи уже были бессильны помочь ей, а болезнь все более усиливалась. Наконец, не имея возможности принимать никакой пищи, она потеряла всю надежду на свое выздоровление и готовилась к смерти. Услышав о старце Амвросии, о его чудесах и исцелениях, она решила поехать в Оптину. Одна монахиня, сопровождавшая ее к батюшке, попросила его исцелить ей горло. Старец разгневался, что она так говорит ему, и сделал ей выговор, а больной посоветовал взять масла из лампады пред иконой Божией Матери и помазать горло. К этому добавил слова: «Царица Небесная тебя исцелит». Все было исполнено так, как повелел старец, и женщина совершенно исцелилась от своей болезни. Здесь уже действовала не человеческая мудрость или врачевство, но сила Божия по молитвам праведного старца.

Более яркий пример дара исцелений старца засвидетельствован над больным мальчиком, который страдал болезнью уха, головы и челюстей. Сильные боли не давали покоя ему ни днем, ни ночью. Усилия врачей были бесплодны, силы малютки постепенно слабели, и видна была его близкая кончина. Родители поспешили в Оптину пустынь к старцу Амвросию, прося его помощи и молитв. Сердце любвеобильного старца было чутко и отзывчиво к скорбям другого человека. Он готов был сам страдать за людей и всеми своими силами старался помочь страждущим душам. Как всегда, так и в этот раз старец, успокаивая родителей мальчика, говорил: «Все пройдет, только молитесь». Получив известие из дома о критическом положении их сына, отец и мать хотели тотчас отправиться в дорогу, но старец посоветовал им остаться, а на другой день, провожая их, сказал: «Не беспокойтесь и не огорчайтесь. Поезжайте с миром. Надейтесь на милосердие Божие, и вы будете утешены. Молитесь Богу, молитесь Богу. Вы будете обрадованы». Когда они прибыли на станцию, встречавшие сообщили, что больной чувствует себя все хуже. Какова же была их радость, когда, войдя в дом, они нашли своего сына на ногах! Так Господь молитвами старца Амвросия, к удивлению всех, воздвиг его от одра болезни… Это чудо многих заставило верить в благодатную силу старческих молитв. Были еще и другие более поразительные случаи, когда старец Амвросий в скорбные минуты для той или иной души являлся некоторым, совершенно не знающим его людям, исцелял их от болезней или предостерегал от какой-либо опасности. Свидетельством этому служит яркий пример, когда старец не во сне, а наяву явился совершенно не знающей его больной девушке, лежавшей в неизлечимой болезни три года. «Ты обманула угодника Божия Николая Чудотворца, – сказал он ей, – обещалась съездить к нему помолиться и не исполнила, вот и лежишь теперь. Сними мерку с твоего роста, попроси, кто бы за тебя поставил ему свечку, заказанную в твой рост. Когда сгорит эта свеча, тогда ты выздоровеешь». И действительно, она полностью выздоровела, когда было выполнено это требование. Позже, будучи в тетях в одном доме, она увидела портрет о. Амвросия и признала в нем того монаха, который являлся ей.

Очень часто старец Амвросий, чтобы избежать человеческой славы, скрывал дар чудотворения под видом шутки. Чаще всего это проявлялось в виде ударов по больному месту, иногда даже очень сильных. Так, например, пришел к старцу один монах с ужасной зубной болью. Проходя мимо него, старец сильно ударил его в зубы и еще весело спросил: «Ловко?» – «Ловко, батюшка, – отвечал монах при общем смехе, – да уж больно очень». И, уходя от старца, он заметил, что боль его прошла и в дальнейшем уже не возвращалась. Таких примеров было множество, так что крестьянки, приходившие к старцу со своими недугами, сами нередко наклоняли головы и говорили: «Батюшка Амвросий, побей меня, у меня голова болит».

Обращались к старцу и с просьбой помочь избавиться от худых и пагубных привычек. И неизменно в таких случаях старец указывал на таинство покаяния как верное средство для исцеления.

Так служил миру отец Амвросий, ущедренный от Бога многоразличными дарованиями благодати Божией и проникнутый горячей любовью к страждущему человечеству. В жизнеописании старца Амвросия сказано, что все зафиксированные случаи его жизни, в которых проявлялись дары благодати, составляют лишь малую часть, потому что в продолжение более чем тридцатилетнего его старчествования подобные случаи повторялись едва ли не каждый день.

Архимандрит Иоанн (Маслов). Преподобный Амвросий Оптинский и его эпистолярное наследие. – М., 1993.

Предсказание старца Леонида

Рассказывал козельский житель С. И., который был одним из приверженных учеников преподобного Леонида. «В тридцатых годах я, как и теперь, занимался приготовлением горшечной посуды. Жили мы с матушкой в своем домике. Лошади у нас не было, а была порядочная повозка. Накладу, бывало, горшков в эту повозку, попрошу у кого-нибудь лошадку, и свезу горшки-то на базар. Так, бывало, и жил. В это время стоял у нас в доме солдат поляк, но потом отошел от нас и сбился с толку. Раз, улучивши удобное время, он залез к нам на двор и стащил колеса с нашей повозки. Объяснил я батюшке отцу Леониду свое горе и сказал, что знаю вора и могу отыскать колеса. «Оставь, Семенушка, не гонись за своими колесами, – отвечал батюшка. – Это Бог тебя наказал: ты и понеси Божие наказание, и тогда малою скорбию избавишься от больших. А если не захочешь потерпеть этого малого искушения, то больше будешь наказан». Я последовал совету старца, и как он сказал, так все и сбылось. В скором времени тот же поляк опять залез к нам на двор, вытащил из амбара мешок с мукой, взвали, на плечо и хотел пройти с ним чрез огород, а с огорода идет к нему навстречу матушка. «Куда ты, – говорит, – это несешь?» Тот бросил мешок с мукой и убежал. Вскоре за этим был и другой случай. У нас была корова; мы решились продать ее. Нашли купца, сторговались и взяли задаток. Но покупатель почему-то несколько дней не брал от нас коровы. Наконец, взял ее к себе. А в следующую затем ночь влез к нам вор и разломал закуту, где стояла наша корова, – без сомнения, чтобы украсть ее, но ее уже там не было. Так опять Господь по молитвам старца избавил нас от напасти. После сего через много лет был со мной и третий подобный случай: оканчивалась Страстная седмица, и наступал праздник Пасхи. Мне почему-то пришло на мысль перенести все свои нужные вещи из своего домика к сестре соседке. Так я и сделал. А как наступил первый день праздника, я запер со всех сторон свой дом и пошел к утрени. Всегда, бывало, эту утреню я проводил радостно, а теперь, сам не знаю от чего, в душе было что-то неприятно. Прихожу от утрени, смотрю: окна выставлены и дверь отперта.

– Ну, – думаю себе, – должно быть, был недобрый человек. И, действительно, был, но так как все нужные вещи были перенесены к сестре, то он и ушел почти ни с чем. Так три раза исполнялось на мне предсказание батюшки отца Леонида, что если понесу малое наказание Божие, то больше уже Бог не станет наказывать меня» (С. 127–129).

Рассказ монахини О. о предсказании старца

«С детства у меня было большое желание жить в монастыре, и в 1837 году, когда мне было 12 лет, просила я мать свою оставить меня в девичьем монастыре в Киеве, где мы были проездом. Она на это не согласилась, а обещала поместить меня в Борисовскую пустынь, когда мне будет 15 лет. Но вскоре после этого она скончалась. Отец же мой никак не хотел меня отпустить в монастырь раньше 35-летнего возраста. Много я об этом скорбела, и в 1840 году, когда мне минуло 15 лет, я очень опасалась, как бы участь моя не была решена против моего желания, и потому я уже хотела тайно уйти из родительского дома. Но одна моя тетка, которая была хорошо расположена ко мне, взяла меня к себе в дом, а потом уговорили отца моего поехать в Оптину пустынь к батюшке отцу Леониду и предоставить ему решить мою участь. Отец мой согласился. Когда мы явились к отцу Леониду, он, никогда не знавший нас, назвал нас всех по имени и сказал, что давно ожидает таких гостей. При такой неожиданной встрече, мы все стали в тупик, не зная, что отвечать. Потом мы поодиночке входили в его келью, и тут батюшка всем по устроению говорил настоящее, прошедшее и будущее. Меня впустили к нему после всех. В ожидании той минуты, когда мне нужно было к нему идти, я находилась в большом страхе, а вышла из его кельи покойной и с большим утешением душевным. Он меня благословил прямо в Борисовскую пустынь, и за его молитвы родитель мой уже более не удерживал меня, но обеспечения денежного мне никакого не дал. А когда старца спросили, как я буду жить, его ответ был: «Она будет жить лучше лучших». Слова батюшки отца Леонида во всем сбылись. В 1841 году родитель мой сам привез меня в Борисовскую пустынь, в которой и по сие время живу, и всегда на опыте видела и вижу над собой во всем Промысл Божий за святые молитвы старца».

 

«В 1839 году девица из дворян Щигровского уезда приехала к старцу отцу Леониду за благословением, чтобы поступить в монастырь. Он сказал ей: «Подожди еще год, и тогда побывай у нас». Она поехала домой со скорбью, что долго ожидать, и боясь, как бы в течение этого времени что-либо ей не попрепятствовало. Также и приехавши домой, много скорбела и плакала. В этой скорби она два раза видела во сне, что старец дал ей кусок хлеба, в первый раз без соли, а во второй посоливши, и говорит: «Не скорби! Я сказал, что будешь в монастыре, только прежде побывай у меня». Когда минул год, она поехала в Оптину и, как только увидела отца Леонида и не успела еще ничего передать ему, он ей сказал: «Ну, что скорбела и плакала? Ведь я дал тебе кусок хлеба, и ты съела, теперь будь покойна». Тут же она получила от него благословение поступить в монастырь (стр. 130–132).

Жития преподобных старцев Оптиной Пустыни. Holy Trinity Monastery Printshop of St. Job of Pochaev Jordanville, New York, 1992.

Великие чудеса старца порфирия кавсокаливита

Духовные дары отца Порфирия (1906–1991) кажутся невероятными в наше рациональное время. Его восприимчивость ко всему окружающему была сверхъестественной по сравнению с нашим падшим состоянием. Он понимал язык птиц и знал все о них, откуда они прилетели и куда они держат свой путь. Он мог внутренними очами созерцать самые недра земли, бездны морские и недосягаемые космические пространства. Он видел залежи угля и нефти, он видел древние города, погребенные под землей, видел древние события так, как будто он являлся непосредственным свидетелем их, видел места, освященные молитвой, видел Ангелов и нечистых духов, видел саму душу человека. Он мог взглянуть на человека и сразу определить его болезнь телесную и душевную. Ему были открыты тайные помышления человеческие. От его прикосновения люди исцелялись, хотя сам он всю жизнь болел и никогда не просил Господа о том, чтобы самому быть исцеленным. Он никогда не искал ничего для себя, но только для славы Божией и пользы ближнего. Кроткий и смиренный, отец Порфирий с годами только приумножал в себе эти благодатные дары, никогда не приписывая их себе, но только Богу.

Отличительными свойствами его духовничества были сострадательная пастырская любовь к своим пасомым и полное понимание их нужд, ибо старец верил в личный пастырский подход к каждому человеку. В начале своего духовничества он старался придерживаться канонической строгости по отношению ко всем без разбора, но вскоре понял, что к каждому требуется свой подход и отдельные меры лечения. Десять разных человек могли ему задать один и тот же вопрос, и каждый получал отличный от другого ответ. Позже, наставляя других духовников, он им особенно указывал на необходимость личного подхода к пасомым.

Протопресвитер Георгий Металинос, известный греческий богослов, так вспоминает о духовничестве старца:

«…Он открывал мне случаи из моей жизни, о которых знал только я один. Также он объяснял мне, как относиться к своим детям, из которых двое старших уже достигли отроческого возраста. «С твоей старшей дочерью, – говорил старец, – следует обращаться так-то, а с средним сыном совсем иначе. Твой младший сын еще маленький, и у него все в порядке». Он раскрыл мне характеры моих старших детей. И я почувствовал, что я совершенно их не знаю; было такое впечатление, что не я прожил с ними всю их жизнь, а отец Порфирий.

Он говорил, что при воспитании одного из моих детей я должен больше за него молиться. «Что бы ты ему ни говорил, он тебя не послушает, так как он исполнен духа противоречия, но ты коленопреклонно поведай о том Богу, и Господь, посредством Своей благодати, передаст ему твои наставления».

О другом моем сыне он сказал: «Этот твой ребенок всегда слушает то, что ты ему говоришь, но легко забывает. Поэтому тебе следует также коленопреклонно просить, чтобы благодать Божия начертала твои слова в его сердце и чтобы твои отцовские слова пали на добрую почву и смогли принести плод». Это были поразительные методы воспитания», – заключил свой рассказ протопресвитер Георгий.

В другом случае, некой матери пятерых детей он посоветовал оставить дом на месяц. Она так плохо относилась к своим домашним, что дети постоянно друг с другом ссорились, не решаясь прекословить матери, и вымещали раздражение друг на друге. Когда она вернулась, то нашла своих домашних умиротворенными.

Иерей Георгий Евтимиу, вспоминая наставления, которые давал ему старец в отношении воспитания его детей, писал: «Старец всегда подчеркивал, что на детей нельзя оказывать давление, они не должны расти забитыми, ибо это только портит их. Этот совет помог очень многим родителям, которые калечили души своих детей своим суровым обращением с ними. Старец говорил: «Станьте святыми, и у вас вырастут добрые дети»».

Одной матери он говорил: «Существует только один способ избежать трудностей при воспитании детей – святость». На ее вопрос, как стать святой, старец ответил: «Это очень просто; когда придет Божественная благодать». «А когда она придет?» – спросила женщина. Старец ответил: «Со смирением и молитвой. Но наша молитва должна быть сильной, живой. Мы всегда получаем ответ, когда молимся с верой».

Монах Моисей из афонского Пантелеимоновского скита рассказывает такой случай: «Однажды я очень плохо себя почувствовал и пошел навестить старца. Взглянув на меня, он точно определил причину моей болезни, хотя доктора уже много лет не могли поставить правильный диагноз. Когда я возвращался от докторов, то опять навестил отца Порфирия, и он мне тогда сказал: «Чадо мое, это не мой дар, а Божий. Я говорю только то, что Господь велит мне сказать, а не то, что мой ум, или мое воображение, или мое мнение диктуют мне».

После этого он рассказал мне следующее. «Много лет тому назад пришел ко мне профессор одного университета и жаловался на свой некий недуг. Я ему сказал: «Профессор, это у вас от утробы матери». Он расплакался. Я спросил его, о чем он плачет. Он ответил: «Вы правы, отче, ваши слова имеют для меня глубокий смысл. Моя мать рассказала мне, что когда я был в ее утробе, мой отец ударил ее в живот, чтобы у нее был выкидыш». Тут старец добавил: «Неужели я находился во утробе его матери? Нет, но Господь вразумил меня сказать то, что я сказал»».

Другой случай рассказал Георгиу Димитриу, заведующий Кипрскими авиалиниями в Южную и Центральную Европу.

«Мой новорожденный внук был почти при смерти, – рассказывает Димитриу, – у него что-то попало в легкие. Доктора не могли определить, в чем дело. Шесть дней я беспрестанно молился о его выздоровлении, и, наконец, я решил пойти к старцу. Когда я рассказал отцу Порфирию о нашей беде, то он сказал: «Садись и дай мне осмотреть твоего внука». Он углубился в себя, а затем сказал: «У него в правом легком образовалась жидкость, которая скоро растворится. Не бойся, ребенок будет жить. Ты его заберешь домой в понедельник». У старца я был в субботу, а в понедельник я уже забрал совершенно здорового внука к себе домой».

Старцу достаточно было взглянуть на человека, чтобы поставить правильный диагноз. Причем он мог это делать на громадном расстоянии. У одной монахини, которая жила в другом городе, он определил перелом позвоночника.

Другой подобного рода случай рассказал настоятель Свято-Троицкой церкви в Лимассоле, отец Михаил Михаэл.

Это произошло в 1986 году. Второй сын отца Михаила родился преждевременно, на восьмом месяце. Его легкие почти перестали действовать. Батюшка, узнав об этом, бросился к отцу Порфирию за помощью. Старец, услышав, в чем дело, сказал: «Немедленно вернись в госпиталь и скажи врачам, чтобы они не отключали у ребенка кислород. Но… он все равно выздоровеет. Не волнуйся, с ним ничего не случится».

Отец Михаил сразу вернулся в госпиталь. Найдя старшую сестру, он ей передал слова старца, чтобы ни в коем случае не отключали ребенку кислород. На это она ответила: «Это наше дело. Мы сами знаем, сколько его следует держать на кислороде».

Отец Михаил бросился искать врача, который принимал роды. Найдя его, он попросил не снимать младенца с кислорода, на что доктор ответил: «Это дело старшей сестры».

Не добившись своего, отец Михаил вернулся домой. В 12:30 ночи его срочно вызвали обратно в госпиталь, ибо его ребенок находился в критическом состоянии. Отца известили, что произошло внутреннее кровоизлияние в легкие и врачи ничего теперь сделать не могут. Случилось же это от того, что ребенка преждевременно сняли с кислорода.

Отец младенца срочно его крестил, дав ему имя Стилианос.

И тут произошло второе чудо. Сразу после крещения маленький Стилианос совершенно исцелился. Все, что предсказал старец, в точности сбылось.

Старец мог исцелять прикосновением к больному. Однажды его навестил один доктор с женой. Изложив старцу волновавшие их вопросы и получив исчерпывающий на них ответ, супруги уже стали прощаться. Отец Порфирий, со своей обычной отцовской улыбкой на лице, взял руку жены доктора, как раз в том месте, где у нее была сильная боль. Старец ничего не знал об этой болезни, которую они уже давно пробовали лечить при помощи уколов и сильных противовоспалительных средств. Когда отец Порфирий взял ее руку, то женщина эта почувствовала теплоту, прошедшую по всему ее телу, и ее слегка замутило. Но сие чувство тут же прошло, а с ним и сама боль в руке. Женщина со слезами сказала старцу: «Вы и про это, батюшка, знаете?» С того дня она выкинула лекарства и уже больше не обращалась к докторам.

Дары прозорливости у старца были многоразличны. Одним из этих даров был дар видеть под землею водные источники. Он не раз помогал людям находить воду для копания колодца, не выходя из своей кельи. Одной монахине с Кипра, посетившей его, старец точно описал расположение их обители и то место, где надо искать воду, а они до этого пытались найти воду и не могли. По слову старца вода оказалась именно там, где он сказал.

Во время его службы в больнице, пришел к старцу один богомолец на исповедь. Старец спросил его, откуда он, а когда узнал, что этот человек из села Элиа, то спросил, не стоит ли его дом посреди поля. Когда тот ему ответил, что стоит, старец Порфирий сказал, что у него под домом протекает огромная подземная река. Человек этот с недоумением удалился, ибо не ожидал услышать ничего подобного. Много лет спустя какая-то иностранная компания стала сверлить в той местности буровые скважины, ища нефть, и когда они просверлили скважину до 400 метров глубины, то из нее забил гейзер воды, и если бы его вовремя не остановили, то вся та местность могла бы быть затоплена.

Митрополит Лавр (Шкурла), первоиерарх Русской Православной Церкви за границей, тогда еще архиепископ, первый рассказал мне про старца Порфирия. Он навестил его в середине 80-х годов. Отец Порфирий, когда узнал, что он настоятель Свято-Троицкого монастыря в Америке, внезапно внутренними очами увидел нашу обитель, всю ее «оглядел» и рассказал Владыке, где, что и как устроено; предвидя намечавшуюся в тот год постройку колокольни и трудности, которые предстояли, именно то, что когда при копании фундамента наткнулись на подземный источник, то пришлось приложить много усилий, чтобы его запечатать.

Вообще, следует заметить, что старец проникся к владыке Лавру очень теплыми чувствами, даже звонил ему в монастырь. Когда я, в уже упоминавшемся разговоре с отцом Порфирием в 1986 году, завел речь о владыке Лавре, то старец весь просиял и в духовном восторге воздел обе руки вверх.

Прозорливость старца помогала не только грешникам обращаться на путь праведный, но возвращала к Церкви души заблудшие, уклонившиеся в ереси, а порой и обращала инославных в Православие.

Однажды духовный сын старца – студент духовной академии – привел к нему своего друга, который увлекался индуизмом и искал духовных советов у разных гуру.

Отец Порфирий, видя этого человека впервые, сразу обратился к нему по имени и спросил, как поживают его жена и дети. Это так потрясло искателя восточной мудрости, что он с чувством глубокой раскаянности исповедался у старца и вернулся в лоно Православной Церкви. Когда эти два друга покидали старца, то обращенный признался своему товарищу: «Я и правда женат и у меня двое детей, но я никогда тебе об этом не говорил. Я действительно их бросил, и старец знал об этом!»

Православная Церковь для старца Порфирия была центром его жизни. Вся его жизнь и деятельность вращались вокруг нее, как колесо вокруг оси.

Отец Порфирий не мог говорить о Церкви без слез. Епископы для него были воплощением и образом Христа, и он благоговел пред ними. Он очень огорчался, когда слышал критику в адрес епископов или находил ее в печати.

Епископ для него был Богом поставленный возглавитель местной Церкви, несмотря на какие-либо его личные качества. Такое представление о епископской власти было для старца священным.

Старец говорил: «Христос открывает Себя только внутри Церкви, там, где люди, находясь вместе, любят друг друга, несмотря на грехи; не из-за их усилий, но по милости и любви Христа. Любовь Христова держит всех нас вместе. Он делает нас одним телом, и мы участвуем в богочеловеческой жизни Господа. Только таким образом, и никак иначе, мы можем вознестись над разрушительной силой греха. И вершина истины есть святая Евхаристия».

Про таинство исповеди старец говорил: «Исповедь – это путь людей к Богу. Это дар человеку любви Божией. Ничто и никто не может отнять от человека этого дара».

Отец Порфирий был нелицеприятен, он, как солнышко, ровно светил на злые и на благие, и его любовь пронизывала самые закоренелые в грехе сердца.

О прозорливости отца Порфирия можно много писать, приведем здесь еще лишь несколько случаев, свидетельствующих об этом даре старца.

Известный греческий писатель и журналист Панагиотис Сотирхос поведал следующее. Однажды старец пошел с тремя своими духовными чадами в монастырь, чтобы отслужить вечерню. Пройдя немного, старец видимо утомился, а до монастыря еще было далеко. Решено было поймать какую-нибудь попутную машину. В этот момент вдали показалось такси. Три попутчика старца решили его остановить. «Не беспокойтесь, – сказал старец, – такси само остановится. Но, когда вы сядете в него, вы не должны разговаривать с таксистом, только я буду с ним говорить».

Точно так и произошло. Такси остановилось, хотя они не поднимали рук, все сели в него, и старец сказал, куда им надо ехать. Когда таксист тронулся с места, то почти тут же начал обвинять духовенство во всех смертных грехах. Каждый раз, когда он выпаливал очередное обвинение, то обращался к сидевшим сзади духовным чадам старца со словами: «Не правда ли, ребята? Что вы на это скажете?» Но они, из послушания, сидели молча. Когда таксист понял, что ему не собираются отвечать, то он обратился к отцу Порфирию и спросил: «Что скажешь, папаша? То, что пишут в газетах, – все правда, не так ли?»

Старец ответил: «Сынок, я тебе расскажу короткую историю. Я расскажу ее только один раз, тебе не придется ее слушать дважды. Жил один человек, в одном месте (он назвал это место), у которого был престарелый сосед, который владел большим участком земли. Однажды ночью он убил соседа и закопал в землю. Затем, пользуясь подложными документами, он завладел землей соседа и продал ее. И знаешь, что он купил на эти деньги? Он купил такси».

Как только таксист услышал эту историю, он весь затрясся, затем свернул на обочину дороги и закричал: «Молчи, батюшка. Только ты и я знаем об этом». «Бог тоже знает об этом, – ответил отец Порфирий. – Он сказал мне, чтобы я передал это тебе. Смотри, покайся и исправь свою жизнь».

Велико было смирение старца: наставляя и спасая других, он смирял и спасал также и себя. Его врач Георгий Папазахос рассказывает следующий случай.

Как-то раз старец позвонил ему в полдень, почти сразу после того, как несколько пациентов выразили ему свою сильную любовь и благодарность за то, как он их лечил. Старец сказал: «Георгий, мы оба с тобой пойдем в ад! Мы там услышим: «Безумный! В сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил? Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет» (Лк. 12, 20)». Георгий прервал старца: «Чем же мы наслаждаемся в сей жизни, отче? Полусломанной машиной, пустым счетом в банке или постоянным недосыпанием?» Старец резко ответил: «Что ты говоришь? Не говорят ли тебе люди, какой ты хороший врач? Ты нас любишь. Ты о нас заботишься. Ты нас не обдираешь. И ты услаждаешься этими похвалами, ты их с удовольствием принимаешь. Эх, ты уже потерял свою награду. То же самое происходит и со мной. Они мне говорят, что я исполнен даров, что я могу прикосновением творить чудеса, что я святой. А я, немощный дурак, всем этим услаждаюсь. Эх, вот поэтому мы оба с тобой пойдем в ад!»

Однажды поздно вечером отцу Порфирию стало плохо с сердцем, и он вызвал своего врача Георгия Папазахоса. Когда врач осмотрел старца, то спросил, не было ли у него в этот день каких-либо сильных переживаний. Отец Порфирий заплакал и, прерывая свой рассказ от избытка чувств, стал рассказывать о кровавых событиях, происходивших в этот момент на улицах Румынии. Там в это время шли уличные бои, народ восстал против коммунистического режима Чаушеску. Отец Порфирий своими сердечными очами видел смерть и кровь, точь-в-точь так, как об этом на следующий день поведали газеты мира. Он продолжал плакать, а Георгий стал молиться, чтобы Господь отнял от старца это видение, ибо оно разрушало его любящее сердце.

«Как тебе, отче, могут помочь все лекарства, когда ты не от мира сего? – думал про себя Георгий, – твое сердце бьется здесь в Оропосе, а пребывает в Румынии, кардиограф показывает, что оно полуживое, а ему уготована жизнь вечная на небесах».

Георгий ушел от старца потрясенный до глубины души, с умилением сознавая, что Господь сподобил его общаться с живым носителем Божественной любви.

Подобный же случай произошел со старцем и в 1974 году, когда турки напали на Кипр. Рано утром 20 июля он разбудил всех бывших с ним, со слезами на глазах сообщив, что в этот час турецкие войска высадились на Кипре. Старец даже указал точное место, где начались военные действия.

Отец Порфирий, при помощи благодати Духа Святого, мог находить места, освященные молитвой святых. Однажды, путешествуя по Криту, он был поражен красотой одной местности в Сфакии, на южном побережье острова, именуемой Франкокастелло. Как он позже объяснил, эта местность была освящена молитвой и подвигами отцов аскетов, подвизавшихся здесь в древности. Священник, сопровождавший старца, ничего об этом раньше не слышал. Но вскоре он выяснил, что, действительно, в сей местности раньше находились кельи отшельников.

В один ясный солнечный день старец сидел со своим духовным сыном во дворе на скамейке. Тут к нему подошел один архимандрит, настоятель кипрского монастыря. Когда они поприветствовали друг друга, старец внезапно перекрестил колено архимандрита.

– Откуда вы знаете об этом, старец? – спросил архимандрит. (У него с детства коленная чашечка легко выскакивала из сустава.) Завязался дружеский разговор. И отец архимандрит начал рассказывать про себя: – Я учился в Америке, получил там докторат богословия. Мне дали стипендию, чтобы написать докторскую диссертацию о мистическом богословии, для чего я поехал на Афон. Тщательно изучив этот предмет, я узнал, что интеллект должен управлять сердцем. Скажите мне, отче, чему учит ваше практическое богословие об этом?

– Нет, я не согласен. Сердце должно управлять разумом, – ответил старец.

– Можете, пожалуйста, это объяснить, отче?

– Когда интеллект просыпается, то первым делом начинает думать о том, как он будет лгать и выкручиваться сегодня перед своими покупателями; если он, к примеру, по профессии торговец. Как он должен будет себя вести, что ему надо будет сказать одному, что он должен будет сделать другому, как ему заработать побольше денег и прочее. У сердца совсем другое отношение к жизни, оно видит ребенка и хочет его приласкать… Оно опускает руку в карман и дает деньги калеке. Оно бежит в госпиталь и навещает больного… Оно с радостью предлагает свою помощь или деньги. Когда сердце говорит, то рука освобождает свой карман. Когда интеллект говорит, рука не касается кармана. Поэтому для меня сердце гораздо важнее.

Затем старец объяснил кипрскому архимандриту, что интеллект не интересуется молитвой, это область сердца. У них разные интересы. Интеллект живет в области рационализма, а сердце общается с Божеством.

– Вы знаете, что у нас есть возможность общаться с Богом? В моменты сильной душевной или физической боли интеллект сдает свои позиции, связанный велениями сердца. Говоря о сердце, мы не говорим о плотяном сердце. Мы говорим о внутреннем, сокровенном сердце. И когда интеллект обуздан, то он самоупраздняется и сходит в сердце. И что тогда случается? Он становится светлым, лучезарным. Вот почему Господь говорит: «Стучите в Мою дверь, и Я отверзу. Просите Меня обо всем, что вы хотите, и Я дам вам». Когда это произойдет? Когда наши молитвы дойдут до Него. Вы знаете, что если вы хотите кого-то остановить на улице, то обычно громко кричите ему в след: «Эй, Иван, Иван…», а иначе он не услышит и не обернется. Господь тоже должен слышать наш голос. Каждый раз, когда мы считаем, что мы молимся, слышит ли Господь нашу молитву? Вот в чем вопрос. Сколько раз, встав на молитву, мы начинаем зевать или нам приходят на ум разные мысли, что кто-то с нами плохо обошелся, как бы получить назад потерянное, что для этого нужно сделать и прочее. Нельзя это назвать молитвой. Поэтому, только через душевные и телесные страдания человек может открыть дверь Христу. И чем трудней это кажется, тем оно легче на самом деле. Достаточно хотеть этого, верить, молиться, а первый шаг – это исповедь и Святое Причащение. Неужели это трудно?

Отец Порфирий любил истинную науку и искусства и, несмотря на свои два класса начальной школы, обладал обширными знаниями во многих областях. Он читал книги на все темы, о физике, медицине, астрономии и проч. У него было много духовных чад с высшим образованием или преподавателей университетов. Он любил беседовать с учеными и академиками. С каждым он мог свободно говорить об области его знаний.

Однажды один профессор, астроном с мировой известностью, посетил старца. Зашла у них беседа и об астрономии. Позже он говорил, что старец очень удивил его обширностью своих знаний в этой науке. «Он действительно знал то, о чем говорил, и ни в чем не допустил ошибки», – рассказывал пораженный профессор.

В другой раз директор афинскаго госпиталя, известный хирург, был не менее удивлен, когда старец ему подробно описал то, как следует делать определенную операцию.

Храм преподобного Герасима, где служил старец, часто посещали профессора Афинского университета.

Никос Зиас, профессор кафедры философии, рассказал следующий случай: «Беседы со старцем касались многих вопросов. Иногда он меня поражал разнообразием своих интересов. Однажды мы торопились на концерт, который должен был состояться в Адриановом Колизее. Я сказал старцу о том, куда мы идем, с интересом ожидая его реакции. Велико было мое изумление, когда старец сказал, что он знает композитора и дирижера. И со знанием предмета завел речь о них и вообще о классической музыке».

Отец Порфирий ценил достижения науки, положительно относился к современной технологии и пользовался ею для своих пастырских нужд. Он восхищался тем, что Господь дал человеку способности делать научные открытия, и советовал своим духовным детям не гнушаться современной технологии. Старец по этому поводу говорил: «Господь помог человеку сделать множество открытий, почему диавол может ими пользоваться, а мы, христиане, не смеем?!»

Известный кипрский финансист, проживавший в Афинах, собирался субсидировать фильм о блудном сыне. Несмотря на то, что и сценарий был написан, и место съемок было выбрано, и все было готово к началу работы, он решил все-таки пойти и посоветоваться со старцем, как лучше ему снять этот фильм.

Старец начал говорить с ним об отце, простившем своего блудного сына, и как вообще отцы должны себя вести по отношению к детям в современном обществе. Он сказал: «Когда ты видишь, что лукавый побеждает твоего сына, вместо того, чтобы гневаться на него из-за его непослушания, помолись Богу. Научись говорить с Богом о своих детях, вместо того, чтобы ссориться с ними, поведай все свои скорби Богу о них».

Старцу часто задавали вопрос: как можно спастись в современном мире, исполненном сумасшедшего ритма жизни? Как можно предстоять пред Богом во всей этой безумной суете?

Старец, в ответ на этот вопрос, рассказал следующий случай. Вскоре после того как он был назначен настоятелем храма преподобного Герасима при Афинской поликлинике, у него возникло серьезное искушение. Прямо напротив храма, на другой стороне улицы, находился магазин граммофонных пластинок, и хозяин магазина, дабы привлечь покупателей, весь день громко крутил свои пластинки. Отцу Порфирию очень трудно было совершать богослужения. И он уже даже собирался отказаться от настоятельства в этом храме.

Но, как и всегда в своей жизни, до того как принять окончательное решение, он смиренно просил Бога указать ему правильный выход из этой ситуации.

Для этого он следующие три дня усиленно постился и молился. На третий день он нашел в храме ученическую тетрадь сына одного из членов церковного совета, которую тот забыл в храме на скамейке. В ней он вел записи своих уроков физики.

Листая страницы этой тетради, внимание старца привлекли записки студента об акустических волнах. После прочтения их старцу пришла мысль: если бросить камушек в воду, то в воде образуются круги, расходящиеся в разные стороны, а если бросить больший камень в другой части озера, то образуются еще большие круги, которые покроют прежние.

Это был ответ на его молитву. На следующий день он особенно внимательно молился за Божественной литургией, позабыв обо всем окружающем. Он создал свои духовные круги волн в уме и сердце своем, которые захлестнули все отвлекающее его от молитвы. И с тех пор музыка из соседнего магазина больше не раздражала старца.

Один студент богословского факультета, не пожелавший открыть своего имени, рассказал следующий случай, происшедший со старцем.

«События, касающиеся моего знакомства со старцем, относятся к 1956 году. В то время в Уессалии, где я жил, собирались построить плотину на озере Мегдова, в результате чего вся близлежащая долина должна была быть затоплена. Узнав об этом, бывший житель той долины, проживавший тогда в Ташкенте, написал письмо своей жене, сообщив ей подробно о месте захоронения им клада – двух бочонков золотых монет. Он просил ее скорей его выкопать. Женщина эта показала письмо брату своего мужа, и тот сразу же отправился искать закопанное золото. За прошедшие годы местность та значительно изменилась, деревья выросли, и он не мог точно определить, под каким деревом был спрятан клад.

В то время еще свежа была память о коммунистах-партизанах, и поиски клада вызвали подозрения у местной полиции; они решили, что он ищет спрятанное оружие, и подвергли его аресту. В свое оправдание кладоискатель показал полицейским письмо брата с точным указанием места захоронения клада. Капитан, прочитав письмо, тут же возгорелся желанием сам обрести этот клад. Войдя в сговор с местным учителем и моим двоюродным братом, они занялись поисками золота. Но поиски их были безуспешны.

Прослышав про прозорливого старца Порфирия, они решили обратиться к нему за помощью. Отец Порфирий, сразу определив, что клад и правда существует, не хотел, однако, помогать этим людям. Они много раз приезжали к нему, всячески уговаривая его поехать с ними в ту долину и указать им точное место захоронения клада, но старец, чувствуя что-то неладное, все откладывал эту поездку. Наконец после долгих уговоров он согласился поехать с ними в Кардитцу, ближайший город к той долине. Три искателя сокровищ сняли ему номер в гостинице, намереваясь наутро заняться поисками золота.

Утром же старец, встав очень рано, сел на автобус и вернулся назад в Афины. Не найдя отца Порфирия в его номере и узнав, что он уехал в Афины, они посовещались и решили, что слишком откровенно объявил ему о своих намерениях, что сперва надо было поговорить с ним о вещах духовных.

Мой двоюродный брат вспомнил обо мне, студенте богословского факультета, и решил, что я лучше всего подхожу к роли посредника между ними и старцем. Он послал мне телеграмму, прося немедленно приехать. Решив, что случилось что-то важное, я сразу же после уроков сел на автобус и поехал к нему.

Когда они мне объяснили, в чем дело, то я, после некоторых колебаний, согласился им помочь. На следующее воскресенье, придя в церковь преподобного Герасима, я сразу прошел в алтарь, где старец в это время совершал проскомидию. Когда я подошел к нему под благословение, то отец Порфирий, благословляя меня, спросил: «Ты студент богословия?» Я ответил, что да, тогда старец сказал: «Раз ты здесь, то ты скажешь нам поучение».

Отойдя в сторону, я стал думать, откуда он знает, что я студент богословия, не видел ли он меня где-либо раньше.

Старец начал служить литургию. И тут я стал все больше и больше обращать внимание на то, как он совершал таинство. Весь его облик был невероятно светлый, но больше всего на меня произвело впечатление то, как он молился. Было такое впечатление, что он говорил с кем-то, кого он видел прямо перед собой.

После запричастного стиха я вышел к народу и сказал проповедь. Затем вернулся в алтарь и стал ждать, когда окончится литургия и я смогу поговорить со старцем. Наконец, окончив потреблять Святые Дары, отец Порфирий, перед тем как разоблачиться, подозвал меня к себе, назвав меня по имени: «Николай! Как это они умудрились тебя послать сюда сегодня?»

Когда я это услышал, то есть, во-первых, свое имя, а во-вторых – причину моего появления в храме, я был растерян и собирался уже было оправдываться, как старец опять сказал: «Ты ведь не сам сюда пришел, а они тебя прислали».

Я молча согласился. «Слушай, что я тебе скажу: это нехорошие люди».

«Нет, отче, я так не думаю. Почему Вы так решили?»

«В эту ночь, когда я поехал с ними в Кардисту и остановился в гостинице, один из них решил меня убить, после того как они найдут деньги. Он хотел получить сполна свою долю и боялся, что я сообщу об их находке властям. Я тогда подумал, что не следует гибнуть его душе из-за денег. Поэтому я и решил рано утром оттуда уехать. Вот почему я говорю тебе, что они не добрые люди».

Я был поражен услышанным и не знал, что ответить. Никакой речи об уговорах, конечно, и быть не могло. Старец меня благословил и сказал, что хотел бы меня опять увидеть. И на этом мы расстались. Не желая другим открывать, что мне говорил старец, я, вернувшись, сказал, что он наотрез отказался еще раз с ними ехать в Кардисту.

После того, как другие двое ушли, мой двоюродный брат попросил меня подробно рассказать про мою беседу с отцом Порфирием. Тогда я ему рассказал все, что было сказано в алтаре. Будучи сам честным человеком, мой двоюродный брат не мог поверить, что кто-то мог замышлять подобное. Но я его клятвенно обязал, если он что-либо услышит от своих товарищей об их дурном замысле, чтобы сообщил мне.

Позже он мне рассказал, что однажды, когда они опять собрались вместе и разговор зашел об их неудавшемся поиске клада, учитель сказал: «Я был прав, подозревая старца в том, что он собирается нас выдать полиции. Но я хотел, как только мы найдем клад, перерезать ему горло». Учитель этот, одержимый жаждой наживы, еще продолжал искать клад, пока два месяца спустя после всего происшедшего не погиб в автомобильной катастрофе.

Вот при каких обстоятельствах я встретил старца и он стал моим духовным отцом и со временем я очень сблизился с ним», – закончил свой рассказ бывший студент богословского факультета.

Характерно во всей этой истории то, что старец не пожелал помочь им искать клад, дабы не споспешествовать погибели души несчастного учителя, а о себе он даже и не вспомнил. Это напоминает случай со святым праведным Иоанном Кронштадтским, когда его везли в один дом, где его поджидали убийцы. «На заклание везете меня», – сказал батюшка, но не повернул назад. И отцу Порфирию, покорному воли Божией, смерть была не страшна, а страшна была гибель души человеческой.

Отец Порфирий никогда в душе своей не оставлял Афона. Не было ничего в этом мире, что интересовало старца больше, чем Святая Гора, и особенно скит Кавсокаливия. Когда в 1984 году он узнал, что последний обитатель Свято-Георгиевской кельи оставил ее и перешел жить в монастырь, он поспешил на Святую Гору, в великую лавру св. Афанасия, которой принадлежит скит, и попросил оставить эту келью за ним. Он всегда мечтал вернуться на место своих обетов, которые он дал в Свято-Георгиевской келье шестьдесят лет тому назад. Старец готовился к последнему земному путешествию в своей жизни перед отшествием из этого мира. И Господь услышал желание его сердца. Ему суждено было преставиться ко Господу на месте своих первых подвигов.

Последние два года своей земной жизни старец часто говорил о том, как он будет давать ответ на Страшном суде. Он стал усиленно готовиться к исходу. Он любил вспоминать одну историю из патерика, в которой один старец, чувствуя приближение своего конца, приготовил для себя могилу и сказал своему ученику: «Мой сын, камни скользкие и тропа крутая, ты можешь покалечиться, если решишь нести мое тело к могиле. Давай пойдем туда, пока я еще могу ходить». Ученик, поддерживая старца под руку, довел его до могилы. Старец лег в приготовленную могилу и предал душу свою Богу.

После того как отец Порфирий получил Свято-Георгиевскую келью, он поселил в ней сначала своих учеников и предсказал, что когда их число достигнет пяти, то он сам переселится в нее. Летом 1991 года в ней уже жило пять монахов.

Накануне праздника Пятидесятницы старец поехал в Афины, исповедался у своего духовника и, получив отпущение грехов, отправился на Святую Гору. Здесь, поселившись в своей Свято-Георгиевской келье, он стал ожидать конца своей многотрудной жизни.

Духовный сын старца, доктор богословия Константин Григориадес, рассказывает о своем посещении старца на Кавсокаливии следующее.

«Оказавшись в Кавсокаливском скиту в середине октября 1991 года, за полтора месяца до кончины старца, я узнал, что отец Порфирий переселился сюда.

Обрадовавшись этому известию, я пошел навестить старца. Старец очень ласково меня встретил, и мы с ним провели три часа в духовной беседе. Мы оба были очень тронуты этой встречей. Я спросил старца, почему это так. Он мне ответил: «Я не ожидал тебя встретить здесь, на месте моего пострига, эта келья для меня очень много значит, здесь я начинал свою духовную жизнь. Сюда я пришел к блаженной памяти старцам Пантелеимону и Иоанникию. И Господь позволил мне опять сюда вернуться». Его слепые, плотно закрытые глаза наполнились радостными слезами благодарности к Богу».

По просьбе старца недалеко от кельи была выкопана ему могила, он продиктовал свое последнее прощальное письмо, в котором испрашивал у всех прощения и давал свое наставление. В последнюю ночь своей земной жизни старец исповедался, после чего ученики стали читать Канон на исход души. Затем они стали читать келейное правило великосхимника по четкам. Последними словами старца были евангельские слова Спасителя из его прощальной беседы с учениками: «Да будут все едины». И затем еле слышно он прошептал: «Гряди». И испустил дух.

Господь забрал его светлую душу в 4:31 утра 2 декабря 1991 года.

На следующий день, на рассвете, 3 декабря, когда солнце только озарило своими лучами верхушку Афона, святые останки старца были покрыты землею. Для его души воссиял свет вечный и вечная жизнь.

А то, что отец Порфирий и по смерти жив у Бога и ходатайствует о нас, показывает следующий случай.

Есть в Афинах один очень образованный человек, духовный сын отца Порфирия, который регулярно обращался к старцу за советом и, часто не имея возможности посетить его, он звонил ему по телефону. Когда старец отошел ко Господу, этот человек по работе находился где-то в другом городе и не знал о смерти старца.

По возвращении в Афины у него возникли определенные семейные проблемы и он, как всегда, решил позвонить отцу Порфирию, ища его совета. Он взял телефон, набрал номер и услышал на другом конце голос старца. Он поприветствовал старца, испросил его благословения и стал излагать ему свои нужды. Старец выслушал его, дал ему ценный совет. Обрадованный духовный сын старца сказал: «Я скоро зайду к Вам, как только освобожусь», на что отец Порфирий ответил: «Не звони мне опять, потому что я уже умер».

Но Бог не есть Бог мертвых, но Бог живых, и мы верим, что и старец Порфирий жив у Бога и слышит наши молитвы, и силен помочь нам, и может ходатайствовать за нас грешных пред Престолом Всевышнего.

Составлено монахом Вениамином на основе книги «Поучения старца Порфирия»

Предвидения святого праведного отца Иоанна Кронштадтского

При сооружении Иоанновского монастыря делали пристройку жилого корпуса. Приехавший как-то отец Иоанн посетил постройку и сказал: «Прибавьте, прибавьте для Лесненских монашенок». Никто ничего не понял, но воля отца Иоанна была исполнена и пристройка была увеличена.

И что же – через несколько лет после кончины отца Иоанна, во время Германской войны, после эвакуации западного края, где находился Лесненский монастырь, часть сестер его, в числе сорока человек, нашла себе приют в пристройке Иоанновского монастыря. Тогда только вспомнили пророческие слова отца Иоанна и поняли, к чему он это сказал.

Это рассказ вышеупомянутой инокини Лесненского монастыря Параскевы П., находившейся в числе этих сорока сестер и прожившей в Иоанновском монастыре несколько лет.

Отсюда совершенно очевидно, что Дух Святый открыл отцу Иоанну то, что должно было случиться через много лет. (И. К. Сурский. Отец Иоанн Кронштадтский).

Когда отец Иоанн служил в одном доме и уходил, то хозяйка дома хотела передать ему в конверте деньги, но он не взял, сказав ей, чтобы она отдала эти деньги тому, кого она завтра первого встретит на улице.

На следующий день эта женщина вышла нарочно рано на улицу, рассчитывая встретить кого-нибудь из рабочего люда, но навстречу ей шел офицер. Поравнявшись с ним, женщина не решилась подойти к нему и прошла мимо, но потом, сделав над собою усилие, вернулась, догнала офицера и скороговоркой объяснила ему, в чем дело. И что же? Офицер с благодарностью взял деньги, сказав ей, что находится в критическом положении, что у него серьезно больна жена, на лечение которой нет денег, и что он шел заложить последнюю вещь, чтобы на полученные деньги спасти жену.

Этот последний случай ясно показывает, что благотворительностью отца Иоанна руководил Сам Господь Бог Дух Святой, Который дал ему провидеть, что такой-то офицер крайне нуждался, что этот офицер завтра утром пойдет закладывать вещь, что женщина, желавшая дать деньги отцу Иоанну, встретит на улице первым именно этого офицера.

Один купец из центральной России приехал к отцу Иоанну в Кронштадт и после обедни в Андреевском соборе подходил ко кресту. Рядом с отцом Иоанном держали блюдо, куда клали деньги на бедных. Неожиданно отец Иоанн сгреб с этого блюда деньги и дает купцу. Купец отнекивается, говоря, что он сам человек состоятельный и может положить для бедных на блюдо. Но отец Иоанн настаивает, говоря: «Возьми, тебе пригодятся». Тот не посмел ослушаться и взял. Когда же он вернулся домой, то узнал, что его склады с товарами сгорели, и если бы у него не было тех денег, которые дал ему отец Иоанн, то он оказался бы нищим.

 

Рассказ как будто простой. Но Вы вникните в него – и Вам станет страшно от величия и силы Божией. Подумайте: священник служит в Кронштадте, к нему подходит совершенно ему не известный человек среди многотысячной толпы (Андреевский собор вмещал семь тысяч человек), и Бог дает этому священнику видеть то, что происходит за тысячи верст, и дает ему знать, что это происшествие – пожар – относится именно к этому человеку, который подходит к кресту.

Воистину, значит, в этом священнике обитала Всесвятая Троица.

В 1899 году хорунжий Владимир Степанович Евлампиев на вокзале крепости Брест-Литовск был свидетелем следующего случая.

У его знакомых шестилетний сын был болен дифтеритом, и местные врачи признали положение мальчика безнадежным.

В это время родители умирающего мальчика узнали, что отец Иоанн Кронштадтский, едущий с таким-то поездом, прибудет на Брест-Литовский вокзал в таком-то часу.

Тогда мать сказала мужу, что пойдет на вокзал и попросит отца Иоанна помолиться о спасении жизни умирающего. Муж возражал: «Куда ты пойдешь, да тебя затолкают, не пустят, я пойду». Жена стала его упрашивать: «Возьми меня с собою». Но муж не соглашался, говоря: «Да вообще, чего там ходить, все равно бесполезно». Жена продолжала его упрашивать взять ее с собой, но муж так и не согласился, а пошел один.

Когда подошел поезд, то хорунжий В. С. Евлампиев видел и слышал следующее: отец Иоанн, выйдя из вагона, направился прямо к отцу умирающего ребенка и сказал ему: «Что же ты жену не взял с собою, ведь она тебя так просила?!»

Отец умирающего растерялся настолько, что не знал, что ответить. Отец Иоанн, пожурив его немного, сказал: «Ну ничего, иди, сын твой здоров».

И действительно, сын его выздоровел.

В 1890 году одно благочестивое купеческое семейство города Кунгура Пермской губернии приехало в Кронштадт за благословением к отцу Иоанну. Во время личного с ним собеседования батюшка, узнав, что они приехали к нему из Пермской губернии, сказал им:

– Над Пермью висит черный крест, – уклонившись при этом от всяких объяснений сказанных им сих таинственных слов.

Кунгурские паломники поняли слова отца Иоанна в том смысле, что городу Перми угрожает какое-либо тяжкое бедствие, но после тех ужасных событий, которые произошли на Урале в 1918 году, когда крест тягчайших, воистину голгофских страданий и мученической кончины приняли праведный царь Николай II со своей супругой и детьми, а также и с прочими членами императорской фамилии, то становится ясно, что батюшка отец Иоанн за 28 лет предвидел это небывалое в истории мира злодеяние, совершенное в пределах Пермской губернии, и прикровенно говорил о нем.

В 1893 году был открыт повсеместно в России сбор пожертвований на сооружение Варшавского православного собора.

 

Когда слух о предполагаемой постройке собора дошел до отца Иоанна, то он сказал своим собеседникам:

– С горечью вижу сооружение этого храма. Но таковы веления Божии. Вскоре после постройки этого храма Россия зальется кровью и распадется на многие кратковременные самостоятельные государства. Но я предвижу и восстановление мощной России, еще более сильной и могучей, – но это свершится уже много позже.

Об этом было доложено государю Александру III-му, и он хотел отказаться от постройки собора, но отец Иоанн тотчас же его убедил не прекословить воле Божией, и сбор пожертвований на постройку собора продолжался. (По книге «Луч света…» архимандрита Пантелеимона, 1870 г.)

В 1900–1903 годах отец Иоанн Кронштадтский часто посещал Ораниенбаум, где говорил, что «уже близко время, что разделится народ на партии, восстанет брат на брата, сын на отца и отец на сына, и прольется много крови на русской земле. Часть русского народа будет изгнана из пределов России, изгнанники вернутся в свои родные края, но не так скоро, своих мест не узнают и не будут знать, где их родные похоронены».

Слышавший это пророчество признавался, что не верил сему: «Я покойнику протоиерею не верил. Но теперь вспоминаю его слова».

И. К. Сурский в своей книге (том 1, стр. 194) спрашивает: «Про кого пророк Божий отец Иоанн говорит «вернутся»»? И отвечает: «Конечно, про тех, которые выехали из России, а не про тех, которые родились в эмиграции. А кто может узнать, или не узнать.

В отношении к нашей Родине – России – отец Иоанн явил собою образ грозного пророка Божия, проповедующего истину, обличающего ложь, призывающего к покаянию и предрекающего близкую кару Божию за грехи и за богоотступничество. Будучи сам образом кротости и смирения, любви к каждому человеку, независимо от национальности и вероисповедания, отец Иоанн с великим негодованием относился ко всем тем безбожным, материалистическим и вольнодумным либеральным течениям, которые подрывали веру русского народа и подкапывали тысячелетний государственный строй России.

«Научись, Россия, веровать в правящего судьбами мира Бога Вседержителя и учись у твоих святых предков вере, мудрости и мужеству… Господь вверил нам, русским, великий спасительный талант православной веры… Восстань же, русский человек!.. Кто вас научил непокорности и мятежам бессмысленным, коих не было прежде в России… Перестаньте безумствовать! Довольно! Довольно пить горькую, полную яда чашу – и вам и России». И грозно прорекает: «Царство Русское колеблется, шатается, близко к падению». «Если в России так пойдут дела и безбожники и анархисты-безумцы не будут подвержены праведной каре закона и если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города, стертые правосудием Божиим с лица земли за свое безбожие и за свои беззакония». «Бедное отечество, когда-то ты будешь благоденствовать?! Только тогда, когда будешь держаться всем сердцем Бога, Церкви, любви к Царю и Отечеству и чистоты нравов».

Последующие события кровавой русской революции и торжества безбожного человеконенавистнического большевизма показали, насколько был прав в своих грозных предостережениях и пророческих предвидениях великий праведник земли русской.

 

10 декабря 1908 года, собрав остаток своих сил, отец Иоанн в последний раз сам совершил Божественную литургию в Кронштадтском Андреевском соборе. А в 7 час. 40 мин. утра 20 декабря 1908 года великий наш праведник мирно отошел ко Господу, заранее предсказав день своей кончины.

Пророчества и наставления преподобного Серафима Вырицкого

Святой прп. Серафим Вырицкий обладал несомненным пророческим даром.

Предсказание старцем в 1927 г. патриаршего служения архиепископу Хутынскому Алексию (Симанскому) и приближающихся жестоких гонений; пророчества подвижника о грядущей Великой Отечественной войне и победе в ней нашего оружия; предвидение отцом Серафимом кончины прот. Алексия Кибардина через пятнадцать лет после собственной, а также точное прозрение судеб многих людей ныне стали неоспоримыми фактами.

Глубоко пророческими являются строки написанного старцем в 1939 г. стихотворения «Пройдет гроза над Русскою землею…»

                              Пройдет гроза над Русскою землею,

                              Народу русскому Господь грехи простит,

                              И крест святой Божественной красою

                              На храмах Божиих вновь ярко заблестит.

                              И звон колоколов всю нашу Русь Святую

                              От сна греховного к спасенью пробудит,

                              Открыты будут вновь обители святые,

                              И вера в Бога всех соединит.

В годы кровавых гонений, когда казалось, что Церковь обречена на скорое и полное уничтожение, отец Серафим открыто говорил о ее грядущем возрождении. Рассказывал отец Серафим о возрождении конкретных обителей: Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, Дивеева и других. Примечательно, что, предсказывая восстановление Александро-Невской Лавры, старец говорил о том, что вначале государство вернет Церкви как приходской храм Свято-Троицкий собор, а уже затем, через много лет, всю Лавру передадут монашествующим. Предсказывал также батюшка, что со временем будет основан монастырь и в Вырице, а Ленинград будет вновь переименован в Санкт-Петербург.

Говорил отец Серафим, что придет время, когда в Москве, Петербурге и ряде других городов России будут действовать православные радиостанции, в передачах которых можно будет услышать душеполезные назидания, молитвы и церковные песнопения…

Родственники и близкие духовные чада отца Серафима отмечают, что далеко не все виделось старцу в радужных тонах.

«Придет время, когда не гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога и погибнет куда больше душ, чем во времена открытого богоборчества, – говорил батюшка, – с одной стороны, будут воздвигать кресты и золотить купола, а с другой – настанет царство лжи и зла. Истинная Церковь всегда будет гонима, а спастись можно будет только скорбями и болезнями. Гонения же будут принимать самый изощренный, непредсказуемый характер. Страшно будет дожить до этих времен. Мы, слава Богу, не доживем, но тогда же из Казанского собора пойдет крестный ход в Александро-Невскую Лавру».

В ряде предсказаний Вырицкого старца звучат весьма тревожные нотки. «Если русский народ не придет к покаянию, – говорил батюшка, – может случиться так, что вновь восстанет брат на брата».

Несколько важных предсказаний отца Серафима Вырицкого было записано Марией Георгиевной Преображенской, племянницей владыки Феофана Полтавского.

«…Это было сразу после войны. Я пела на клиросе Петропавловской церкви поселка Вырица. Часто мы с певчими из нашего храма подходили к отцу Серафиму под благословение. Однажды одна из певчих сказала: «Дорогой батюшка! Как хорошо теперь стало: война кончилась, зазвонили снова колокола в церквах…» А старец на это ответил: «Нет, это еще не все. Еще будет страху больше, чем было. Вы еще встретите ее. Будет очень трудно молодежи переобмундировываться. Кто только выживет? Кто только жив останется? (Эти слова отец Серафим повторил трижды.) Но кто жив останется – какая будет у того хорошая жизнь… «После небольшой паузы батюшка вновь задумчиво произнес: «Если бы люди всего-всего мира, все до единого человека (вновь, как бы нараспев, повторил старец эти слова несколько раз), в одно и то же время встали бы на колени и помолились Богу хотя бы только пять минут о продлении жизни, дабы даровал всем Господь время на покаяние…»

Вырицкий старец не раз говорил, что Россия обладает бесценным сокровищем: она является хранительницей святой православной веры. Истинное просвещение есть просвещение души светом Православия. Не процветающий Запад, где конечной целью всего сущего является земное благополучие человека, а Русь, блаженная Русь, принявшая во младенчестве своем юродство Креста, сохранившая в глубинах своей необъятной души образ Христа Распятого и несущая его в сердце своем, есть истинный свет миру. Та Святая Русь, которая всегда жила предощущением горнего, прежде всего искала Царства Божия и правды Его и находилась в живом общении с небом. Вечная сила и красота Православия заключается в чудном единстве небесного и земного.

Монахиня Серафима (Морозова) вспоминала, как старец, описывая одно из своих духовных созерцаний, говорил ей:

«Я побывал во всех странах. Лучше нашей страны я не нашел и лучше нашей веры я не видел. Наша вера – выше всех. Это вера православная, истинная. Из всех известных вероучений только она одна принесена на землю вочеловечившимся Сыном Божиим. Прошу тебя, матушка Серафима, говорить всем, чтобы от нашей веры никто не отступал…»

Соединивший дыхание свое со сладчайшим именем Иисусовым, отец Серафим видел в умной молитве бесценное средство для стяжания душевного мира и спасения:

«В самые тяжелые времена удобно будет спасаться тот, кто в меру сил своих станет подвизаться в молитве Иисусовой, восходя от частого призывания имени Сына Божия к молитве непрестанной».

 

Вырицкий старец советовал как можно чаще читать молитву св. Ефрема Сирина «Господи и Владыко живота моего…».

 

Господи и Владыко живота моего, дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми. Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему. Ей, Господи Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь.

«В этой молитве вся суть Православия, все Евангелие. Ею мы испрашиваем у Господа помощи на приобретение свойств нового человека», – говорил батюшка. Грех осуждения отец Серафим называл одним из величайших духовных недугов нашего времени. «Мы имеем право судить только самих себя. Даже рассуждая о каком-либо человеке, мы уже невольно осуждаем его», – говорил вырицкий старец.

Отец Серафим был глубоко убежден в том, что человек должен готовить себя для Вечности. При этом старец настоятельно советовал ни в коем случае не принимать никаких видений, явлений и гласов из мира духовного, а сам тщательно скрывал свои сверхъестественные дарования от людей, никогда не творя чудес или подвигов напоказ. «Плотские, грешные человеки недостойны видеть Ангелов и святых. Им свойственно общение только с падшими темными духами, которое, как правило, становится причиной погибели. Будем молиться, чтобы Господь избавил нас от искушений лукавого», – назидал ближних батюшка Серафим.

Вырицкий подвижник своей жизнью ответил на многие вопросы, которые волнуют ищущих спасения в современном бушующем мире. Долгие годы шел отец Серафим путем незаметного, будничного подвига. Это скрытый от посторонних глаз подвиг, совершаемый во внутреннем уединении, где нет места разгорячению и раздражительности, унынию и отчаянию. Это ежедневный подвиг деятельного покаяния, поста и молитвы; подвиг реальных и посильных дел, совершаемых Христа ради и во имя любви к ближним. Это тихое, но твердое стояние в вере, которое требует много большего мужества, чем сиюминутное горячение и самые громкие подвиги и чудеса. Там, где бушуют страсти, нет места благодатному миру Христову.

Обобщая слова древних отцов о подвижниках последнего времени, свт. Игнатий Брянчанинов пишет: «Те, которые поистине будут работать Богу, благоразумно скроют себя от людей и не будут совершать посреди них знамений и чудес… Они пойдут путем делания, растворенного смирением, и в Царствии Небесном окажутся большими отцов, прославившихся знамениями». Шествуя именно таким путем – путем делания, растворенного смирением, – прп. Серафим Вырицкий достиг высот подвижничества, уподобившись своим наставникам и небесным покровителям – преподобным Серафиму Саровскому и Варнаве Гефсиманскому.

Отче Серафиме, моли Бога о нас, грешных!

Случаи прозорливости Святых Угодников Божиих

В конце 1924 года в Москве к прозорливому старцу протоиерею отцу Алексею Мечеву, настоятелю церкви на Маросейке, пришел незнакомый ему господин, сославшийся на рекомендацию своей тетки, хорошо известной отцу Алексею, и просил принять его. Отец Алексей был болен сердечною болезнью и лежал в постели, но, тем не менее, принял его. Господин этот собирался законным образом с семейством выехать из Москвы на свою родину, отошедшую в пределы другого государства, и пришел просить у отца Алексея благословения на этот шаг. Отец Алексей охотно благословил его и совершенно неожиданно сказал ему резко: «Вы не воображайте, что ваше дело спасать Россию, – это совсем не ваше дело. Когда придет время, то Бог пошлет нужных людей, которые это дело сделают и уничтожат большевиков так, как буря ломает мачтовый лес». Эти слова очень поразили пришедшего, т. к. он ни о чем с отцом Алексеем не беседовал, а между тем голова его была полна мыслями о том, что как только он выедет за границу, то сейчас же начнет читать на трех языках лекции и писать книги о том, что делается в России. Прозорливость старца была так ясна, что господин тот оставил политику и занялся другим. (И.К. Сурский. Отец Иоанн Кронштадтский. – СПб., 1910).

Особенно замечательный случай прозорливости св. Варлаама Хутынского (XII век) остался навсегда памятным в Новгороде. Преподобному пришлось быть у Новгородского архиепископа. При прощании архиепископ велел ему побывать через неделю. Святой Варлаам отвечал: «Если Бог благословит, я приеду к твоей святыне на санях в пяток первой недели поста святых апостолов Петра и Павла» (а это месяц июнь). Удивился архиепископ такому ответу. Действительно, накануне определенного дня в ночь выпал глубокий снег, и в пятницу целый день был сильный мороз. Преподобный на санях приехал в Новгород к архипастырю. Видя печаль архиепископа по случаю такой безвременной непогоды, вследствие которой могли вымерзнуть хлеба, св. Варлаам сказал ему: «Не печалься, Владыка, не скорбеть, а благодарить Господа нужно. Если бы Господь не послал этого снега и мороза, то был бы голод во всей стране, которым Господь хотел наказать нас за грехи наши, но по молитвам Богородицы и святых умилосердился над нами и послал мороз, чтобы перемерли черви, подтачивавшие корни хлебов. Наутро же наступит опять тепло, снег этот растает и напоит землю. По милости Господа, будет плодородие». На другой день, как предсказывал св. Варлаам, наступило тепло. Архиепископу принесли с поля ржаных колосьев с корнями, на которых оказалось множество вымерших червей. И был в тот год невиданный урожай.

Вот несколько случаев из жизни Матроны Московской.

Прозорливость маленькой Матронушки часто поражала взрослых. Отец и мать девочки обычно ходили к службе вместе, но однажды Дмитрий отказался сопровождать жену и остался дома. Вместе с Матроной он читал молитвы и пел. Наталья же все это время провела в волнении, думая о том, что муж пропускает церковную службу. Когда же она вернулась домой, дочь встретила ее словами: «Ты, мама, в храме не была». Женщина очень удивилась: «Как не была? Я только что пришла и вот раздеваюсь!» На это маленькая пророчица возразила: «Вот отец был в храме, а тебя там не было». Так устами своей избранницы Господь напомнил женщине, что не столь важно то, где пребывает тело христианина, гораздо важнее то, что наполняет в этот момент его душу.

Односельчанка Матроны З.В. Жданова спросила матушку: «Как же Господь допустил столько храмов закрыть и разрушить?» (Она имела в виду годы после революции.) А матушка отвечала: «На это воля Божия, сокращено количество храмов потому, что верующих будет мало и служить будет некому». – «Почему же никто не борется?» Она: «Народ под гипнозом, сам не свой, страшная сила вступила в действие… Эта сила существует в воздухе, проникает везде. Раньше болота и дремучие леса были местом обитания этой силы, потому что люди ходили в храмы, носили крест и дома были защищены образами, лампадами и освящением. Бесы пролетали мимо таких домов, а теперь бесами заселяются и люди по их неверию и отвержению от Бога».

Как-то в 1939 или 1940-м году Матрона сказала: «Вот сейчас вы все ругаетесь, делите, а ведь война вот-вот начнется. Конечно, народу много погибнет, но наш русский народ победит». В начале 1941 года двоюродная сестра З.В. Ждановой Ольга Носкова спрашивала у матушки совета, идти ли ей в отпуск (давали путевку, а ей не хотелось ехать отдыхать зимой). Матушка сказала: «Нужно идти в отпуск сейчас, потом долго-долго не будет отпусков. Будет война. Победа будет за нами. Москву враг не тронет, она только немного погорит».

Материалы с сайта Покровского женского монастыря www.pokrov-monastir.ru

Глава 4. Пророчества о последних временах^

Матушка Алипия (Авдеева) о будущем России

Судьба мира скрыта от людей. Кто знает пути Господни? Он Единый – Творец всего сотворенного, в Его власти все изменить в один миг. «Откровение Иоанна Богослова» дает понять, что человеческая история тоже пребывает в ведении Господа. Что именно и где произойдет – людям это знать неполезно. Когда явится Царь царствующих и Господь господствующих, нам останется только молчать перед Ним.

Однако некоторым подвижникам за их высокую жизнь открыты вехи исторических перемен. Особой болью матушки Алипии (Авдеевой) (1905–1988) была чернобыльская катастрофа[15], которая в течение года перед трагедией волновала ее душу и подвигала к усиленному молению. Она неоднократно говорила о том, что будет трагедия. Она называла ее пожаром, говорила, что затравят землю, воду, воздух, что она случится на Страстной неделе, что это произойдет в Полесской стороне. Говорила о том, что «атом идет на Киев». От всего сердца она молилась, чтобы Господь ослабил последствия трагедии, но всему этому надлежало быть. Когда произошла катастрофа, матушка говорила: «Живу болями других». В тяжелые для народа дни Господь послал матушку Алипию для прекращения паники, для утешения и спасения от невидимой смерти. Матушка не благословляла уезжать, убеждала обратиться к Богу и осенять пищу крестным знамением, кушать все и ничего не бояться, уповая на Господа.

Прозорливость матушки была бесспорна для всех знавших ее. За несколько месяцев до возобновления Киево-Печерской твердыни обмолвилась: «Уже и лампады в пещерах зажигают». Однако, когда ей сообщили об открытии Лавры, сказала, как отрезала: «Открыли, да не на радость».

Что будет сначала: голод или война, спросили матушку Алипию. «Как для людей спасительнее», – был ответ.

«Из Киева не уезжайте, – наказывала матушка, – везде голод будет, а в Киеве хлеб есть». И чем глубже погружаешься в жизнь киевских подвижников благочестия, тем больше убеждаешься: здесь столько святынь, которые в трудный час напитают, как хлеб насущный! «Своих людей Господь до смерти не допустит, верных будет держать на одной просфоре», – пророчествовала матушка.

Порой она повествовала о предметах странных и непонятных уму человеческому. «Однажды она нам всю кончину мира описала, – вспоминает Л.А. Чередниченко. – Около часу говорила, мы внимательно слушали, но все выпало из памяти, лишь две-три фразы остались, как ориентир во тьме…».

«Государства по деньгам различаться будут, – в другой раз открыла старица. Это будет не война, а казнь народов за их гнилое состояние. Мертвые тела будут лежать горами, никто не возьмется их хоронить. Горы, холмы распадутся, сровняются с землею. Люди будут перебегать с места на место. Будет много бескровных мучеников, которые будут страдать за Веру Православную».

 

Пророчества о захвате Сибири китайцами

Пророчества преподобного Серафима Вырицкого

Серафим Вырицкий предсказал множество событий, обладал даром ясновидения, исцелял людей, будучи одним из самых известных старцев того времени. Еще в 1927 году батюшка предсказал Вторую Мировую войну: «Будет война, и война страшная, всемирная, она приведет народ России к Богу. И у нас эти же правители будут открывать храмы, хотя сейчас закрывают».

В том же 1927 году предсказал архиепископу Алексию Хутынскому (Симанскому) его будущее патриаршество, когда тот пришел к нему за советом об эмиграции, дабы спастись от почти неминуемо надвигающегося ареста или даже расстрела. Еще до того как Алексий задал вопрос, старец Серафим ответил: «Ничего не страшитесь. Владыка, Вы нужны России. Вы будете патриархом 25 лет. После святейшего Тихона у нас долго не будет Патриарха. Митрополит Сергий и года не будет Патриархом, потом Вы станете Патриархом». Так все и случилось. Алексий был главой Русской Православной Церкви с 1945 по 1960 год.

О будущем России старец говорил следующее:

«В России будет духовный расцвет. Откроются многие храмы и монастыри, даже иноверцы будут к нам приезжать креститься. Но это ненадолго – лет на пятнадцать».

«Когда Восток наберет силу, все станет неустойчивым. Число – на их стороне, но не только это: у них работают трезвые и трудолюбивые люди, а у нас такое пьянство…»

«Наступит время, когда Россию станут раздирать на части. Сначала ее поделят, а потом начнут грабить богатства. Запад будет всячески способствовать разрушению России и отдаст до времени восточную ее часть Китаю. Дальний Восток будут прибирать к рукам японцы, а Сибирь – китайцы, которые станут переселяться в Россию, жениться на русских и, в конце концов, хитростью и коварством возьмут территорию Сибири до Урала. Когда же Китай пожелает идти дальше, запад воспротивится и не позволит. Россия сохранится в тех пределах, какой была во времена Ивана Грозного».

«Многие страны ополчатся на Россию, но она выстоит, утратив большую часть своих земель. Это война, о которой повествует Священное Писание и пророки, станет причиной объединения человечества. Люди поймут, что невозможно жить так дальше, иначе все живое погибнет, и выберут единое правительство – это будет преддверие воцарения антихриста. Потом наступит гонение на христиан…»

И все же: «Спасение миру – от России, а Петербург станет духовным центром страны».

Предсказывал также отец Серафим, что наступают времена, когда развращение и упадок нравов в среде молодежи достигнет неслыханных пределов. Станут собираться в компании, банды, будут воровать, развратничать. Но все изменится. Молодые почувствуют тягу к духовной жизни.

Старец предсказал, что у католиков будет папа славянин.

«Иерусалим станет столицей Израиля, а со временем он должен стать и столицей мира».

Отец Серафим был глубоко убежден в том, что человек должен готовить себя к Вечности. После того как душа разлучится с телом, она сразу поймет, что знания и опыт всей предыдущей ее жизни превратились в ничто. Те предметы, образы и понятия, которые на земле представлялись человеку самыми ценными и важными, окажутся ничего не значащими так же, как и те события, которые занимали его ум и сердце и казались самыми главными. Более того, свойства и качества, которые воспевал и воспитывал мир, окажутся вредными и противоположными тем, которыми должен обладать житель Вечности. Единственный земной опыт, который понадобится человеку в будущей жизни, – это опыт познания Бога и Божественной Истины. «Все зло необходимо покрывать добром и любовью, смиренно принимая искушения, посылаемые нам Промыслом Божиим; отвечая злом на зло, мы приходим только к его умножению во вселенной». За этими словами Серафима Вырицкого стоит вся его жизнь – жизнь старца-подвижника, который стал целой эпохой в жизни России.

В наше время

На данный момент происходит китайская колонизация Сибири – медленное, но массовое заселение гражданами КНР Российской Сибири. Эта колонизация может иметь негативные последствия для Российской Федерации, так как в последующие годы численность китайцев в Сибири может превысить славянское население. Некоторыми политическими организациями это воспринимается как реальная угроза существованию Дальнего Востока в составе РФ, как реализация одной из стратегий.

««Тенденция последних лет очевидна – Россия становится сырьевым придатком Китая: стоит посмотреть на долю сырья и машиностроения в российско-китайском товарообороте, чтобы это понять», – говорит директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев»[16].

Владимир Путин по поводу китайской миграции заявил, что «если в ближайшем будущем мы не предпримем практические шаги для развития Дальнего Востока, в течение нескольких десятилетий российское население будет говорить на китайском, японском и корейском».

«…в момент краха советской империи Россия столкнулась с новой угрожающей геополитической ситуацией также и на Дальнем Востоке, хотя ни территориальные, ни политические изменения не коснулись этого региона. В течение нескольких веков Китай представлял собой более слабое и более отсталое государство по сравнению с Россией, по крайней мере, в политической и военной сферах. Никто из русских, обеспокоенных будущим страны и озадаченных драматическими изменениями этого десятилетия, не в состоянии проигнорировать тот факт, что Китай в настоящее время находится на пути становления и преобразования в более развитое, более динамичное и более благополучное государство, нежели Россия. Экономическая мощь Китая в совокупности с динамической энергией его 1,2-миллиардного населения существенно меняют историческое уравнение между двумя странами с учетом незаселенных территорий Сибири, почти призывающих китайское освоение. Збигнев Бжезинский[17]».

Пророчества схиархимандрита Серафима (Тяпочкина)

Старец говорил то, что открылось ему о будущем России, он не называл дат, лишь подчеркивал, что время свершения сказанного – в руках Божиих, и многое зависит от того, как будет складываться духовная жизнь Русской Церкви, насколько крепка будет вера в Бога у русских людей, каков будет молитвенный подвиг верующих.

Старец говорил, что развал России, несмотря на кажущуюся силу и жесткость власти, произойдет очень быстро. Сначала разделятся славянские народы, затем отпадут союзные республики: прибалтийские, среднеазиатские, кавказские и Молдавия. После этого центральная власть в России станет еще более ослабевать, так что начнут отделяться автономные республики и области. Дальше пойдет еще больший развал: власть Центра перестанут на деле признавать отдельные регионы, которые попытаются жить самостоятельно и уже не будут обращать внимания на указы из Москвы.

 «Не военным путем…»

В 1977 году схиархимандрит Серафим (Тяпочкин) из Ракитного говорил: «Захват Сибири Китаем произойдет не военным путем: китайцы, вследствие открытых границ, станут массами переселяться в Сибирь, скупать землю, недвижимость, предприятия, квартиры. Все произойдет так, что в одно утро русские люди, живущие в Сибири, проснутся в Китайском государстве. Запад будет способствовать этому ползучему завоеванию нашей земли и всячески поддерживать военную и экономическую мощь Китая из ненависти к России. Но потом они увидят опасность для себя, когда китайцы попытаются уже военной силой захватить Урал и пойти дальше. Россия выстоит в этой битве, после страданий и полного обнищания она найдет в себе силы воспрянуть. В это время Господь оставит за Россией те земли, которые стали колыбелью русского народа и были основой Великорусского государства. Это территория Великого Московского княжества XVI века с выходами к Черному, Балтийскому и Северным морям. Россия не будет богатой, но все же заставит считаться с собой. И затем сонм новомучеников вымолит новый Союз братских славянских народов, у которых будет единая судьба» (Цит. по: Артемьев Ю., Смирнов Л. Последние времена: апокалиптические пророчества в современном рассмотрении // «Усмань Православная». – 2003. – N 15 (8470).

Потрясающе и страшно звучат эти слова старца. Страшно потому, что мы уже воочию наблюдаем середину их исполнения. Страшно, что мы не наблюдаем государственной и частной борьбы против этой ползучей оккупации. Страшно потому, что нам видится, что нас сдают чужой злой воле. Утешает одно, что всякое пророчество, кроме произнесенных о Христе Иисусе, имеет обратную силу, т. е. оно может быть отложено на неопределенно долгий срок, как это было с г. Ниневией, если люди, населяющие землю пророчества, покаются, изменят жизнь и защитят то, что им даровано Самим Богом. Нам бы хотелось, чтобы это наше огорчающее всех мнение услышали наши глухие и слепые чиновники и просто граждане. Мы считаем, что время каяться и защищаться уже пришло!!! Надо спешить!!!

Заведующий Миссионерским отделом Иркутской епархии протоиерей Вячеслав Пушкарев http://rusk.ru/st.php?idar=112737

Предсказания преподобного Серафима Саровского

Преподобный Серафим Саровский еще в начале XIX века предсказал расстрел царской семьи, революцию и войны, миллионы жертв, но говорил, что Россию ждет великая слава.

В 1903 году могила старца была вскрыта, и он был канонизирован. Согласно пророчеству Серафима Саровского, спустя сто лет после обретения его мощей, то есть с 2003 года, Россия начнет возрождаться:

«Господь через страдания приведет ее к великой славе». Но произойдет это после всенародного покаяния. Из письма Серафима Саровского: «Славяне же любимы Богом за то, что до конца сохраняют истинную веру в Господа. И удостоятся великого благодеяния Божия: будет всемогущественный язык на земле, и другого царства более всемогущественного, чем Русско-Славянского, не будет на земле». То есть Россия будет стремительно становиться мировым лидером.

Серафим Саровский предсказал о Дивеевской обители в последние времена.

«Не то диво, что не дошло за 100 саженей до моей хижины, а то диво, что моя смерть будет подобно смерти отроков Ефесских, 300 лет спавших в пещере. Как они восстали во уверение Всеобщего Воскресения, так и я восстану перед последним концом и возлягу в Дивееве. Дивеево будет называться не по селу Дивеево, а по всемирному Диву»…

«Тогда Дивеево будет диво всемирное, ибо из него изведет Господь Бог Свет Спасения не только для России, но и для всего мира во времена антихриста».

«Вот скажу тебе, – говорил батюшка Серафим, – будет у вас два собора; первый, мой-то собор, холодный, куда лучше будет Саровского-то, и будут они нам завидовать! А второй-то собор – зимний Казанский, ведь церковь-то Казанскую нам отдадут! Вы и не хлопочите, придет время – еще поклонятся да и отдадут ее нам. И скажу тебе, вельми хорош будет мой собор, но все-таки еще не тот этот дивный собор, что к концу-то века у вас будет. Тот, матушка, на диво будет собор! Подойдет антихрист-то, а он весь на воздух и поднимется, и не сможет он взять его. Достойные, которые взойдут в него, останутся в нем, а другие хотя и взойдут, но будут падать на землю. Так и не сможет достать вас антихрист-то, все равно как в Киеве приходили разбойники, а церковь-то поднялась на воздух, достать-то они ее не могли. Так вот и собор ваш и канавка поднимутся тоже до неба и защитят вас, и не сможет ничего вам сделать антихрист! И при том соборе время придет такое у вас, матушка, что Ангелы не будут поспевать принимать души, а вас всех Господь сохранит, только три из вас примут мученье, трех антихрист замучит! Ведь Дивеево диво будет, матушка, четверо мощей в Рождественской церкви у нас почивать будут! И будет тут не село, а город. Мы-то с тобой не доживем, а другие-то доживут до этого!»

«И ты не гляди, что теперь Дивеево, батюшка, скажу тебе; тогда Дивеево будет Диво, когда убогий Серафим ляжет в Сарове, а плоть свою перенесет в Дивеево и понесут его, с одной стороны, Ангелы и Херувимы, а с другой – дивеевские сироты! Много в Сарове почивает святых, батюшка, а открытых мощей нет, никогда не будет, а у меня же убогого Серафима в Дивееве будут!» (Второе обретение мощей прп. Серафима Саровского состоялось в июле 1991 года. Отныне мощи прп. Сарафима почивают в Дивееве – так исполнилось предсказание богодуховенного старца.)

«О стесненных средствах обители говаривал батюшка: «Убогий Серафим мог бы обогатить вас, но это не полезно; я мог бы и золу превратить в золото, но не хочу; у вас многое не умножится, а малое не умалится! В последнее время будет у вас и изобилие во всем, но тогда уже будет и конец всему!»

«Казанская церковь, радость моя, такой будет храм, как и нет подобного! При светопреставлении вся земля сгорит, радость моя, ничего не останется; только три церкви по всему свету со всего света будут взяты целиком, неразрушимыми, на небо: одна-то в Киевской Лавре, другая… (уж право не вспомню), а третья-то ваша Казанская, матушка. Во какая она, Казанская-то церковь у вас!»

«И вот что еще скажу тебе, батюшка: все пройдет и кончится, и обители, батюшка, уничтожатся, а у убогого Серафима в Дивееве до самого дня пришествия Христова будет совершаться Бескровная Жертва, батюшка!»

«…у меня, убогого Серафима, в обители моей, Серафимовой-то пустыни, матушка, целыми родами жить будут, так целыми родами и лягут в Дивееве» (предсказание исполняется).

О святой канавке в Дивееве прп. Серафим говорил: «Канавка эта – стопочки Божией Матери. Тут ее обошла Сама Царица Небесная, взяв в удел Себе обитель. Эта Канавка до небес высока! И как антихрист придет, везде пройдет, а Канавки этой не перескочит!.. Кто Канавку с молитвой пройдет да полтораста «Богородиц» прочтет, тому все тут: и Афон, и Иерусалим, и Киев!»

«Вот, матушка, скажу я тебе, какая будет у нас там радость! Земля будет у нас своя, и канавку оброем мы кругом обители! А когда мы ее оброем, будут к нам приезжать посетители, глинку-то с нее брать будут у вас на исцеление, и будет она им вместо золота!»

«Когда век-то кончится, станет антихрист с храмов кресты снимать да монастыри разорять, и все монастыри разорит! А к вашему-то подойдет, подойдет, а канавка-то и станет от земли до неба, ему и нельзя к вам взойти-то, нигде не допустит канавка, так прочь и уйдет!»

По материалам книги «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря», а также по материалам приложения к летописи «100-летие прославления прп. Серафима Саровского 1903–2003»

Глава 5. Идти ли к старцам за чудесами?^

Как отличить лжестарца от настоящего старца?

Однажды архимандрита Кирилла (Павлова) спросили: «Батюшка, сколько вы знаете старцев?» – «Старцев?.. – задумался тот. – Стариков – знаю, а старцев – нет».

Старец (или старица, если женщина) – это духовный учитель, руководитель, почитаемый за святость еще при жизни. Как правило, старцами становятся монахи. Явление это древнее, возникшее еще во времена раннего христианства. В России историки отмечают несколько периодов расцвета старчества. Так, в XIV веке оно было связано с деятельностью прп. Сергия Радонежского, а в XVIII веке народ чтил прп. Паисия Величковского. В ХIХ и начале XX века старчество процветало во многих церковных центрах. Самые знаменитые из них – Киево-Печерская лавра, Троице-Сергиева лавра, Оптина пустынь, Саровский и Валаамский монастыри.

К старцам – преподобному Серафиму Саровскому и Амвросию Оптинскому – съезжались со всей страны.

«Старчество – это репутация, согласное мнение народа Божия о том или ином человеке, – говорит заведующий службой коммуникаций отдела внешних церковных связей Московского патриархата священник Михаил Прокопенко, – и, разумеется, присвоить это звание кому-то невозможно. Поэтому никакого официального списка старцев не существует. Примечательно, что даже такой безусловно почитаемый человек, как почивший архимандрит Иоанн (Крестьянкин), в официальных церковных документах был назван старцем единственный раз – в соболезновании, направленном по случаю его смерти Святейшим Патриархом».

Отсутствие четкой регламентации породило множество проблем и для обыкновенных людей, и для иерархов Церкви. На «звание» старца, не защищенное ни церковным, ни светским правом, постоянно покушаются всевозможные аферисты. Зачастую старцами объявляют себя основатели сект. Слабое знание основ православного вероучения, желание получить немедленный результат без сложной, трудной духовной работы увлекают верующих в псевдоправославный оккультизм.

Профессор Московской духовной академии Московского патриархата Алексей Ильич Осипов в интервью газете «Известия» от 28 марта 2006 года сказал следующее: «Судить надо не по одному признаку, а лишь по их совокупности. Во-первых, старец, подавая пример христианской жизни, старается удалиться от суеты. Во-вторых, не требует беспрекословного подчинения. Это очень важный для нашего времени признак! В противном случае – это лжедуховник, лидер секты. Большинство людей судят о старцах по литературным образам. Самый знаменитый – созданный Достоевским старец Зосима. Он требовал от Алеши Карамазова подчинения. Но, обратите внимание, мы находим Алешу уже в состоянии послушника Зосимы. А вот как он стал послушником, мы не знаем. Выбор духовного руководителя – процесс, требующий длительного общения, изучения, осторожности. В VI веке Иоанн Лествичник писал об этом: «Когда мы… желаем… вверить спасение наше иному, то еще прежде вступления нашего на сей путь, если мы имеем сколько-нибудь проницательности и рассуждения, должны рассматривать, испытывать и, так сказать, искусить сего кормчего, чтобы не попасть нам вместо кормчего на простого гребца, вместо врача на больного, вместо бесстрастного человека – на обладаемого страстями, вместо пристани в пучину и таким образом не найти готовой погибели». Даже у великих святых было один-два послушника. В Оптиной пустыни у старца Варсонофия, к которому обращалось множество монахов, священников, мирян, был всего один послушник – Никон (Беляев). У аввы Дорофея (VI век) был один послушник. А у Серафима Саровского – ни одного!»

Настоящий старец, даже если и обладает даром прозрения, не показывает его, скрывает, боясь тщеславия. Старец отличается от лжестарца смирением. Он прячется от людей, никогда не изобразит из себя ни прозорливца, ни чудотворца, бесов на публике изгонять не будет! Не случайно святитель Игнатий (Брянчанинов) писал в XIX веке о лжестарцах, гоняющихся за славой человеческой: «Душепагубное актерство и печальнейшая комедия – старцы, принимающие на себя роль древних святых старцев, не имея их духовных дарований».

Старец, конечно, должен быть умным человеком. Великие святые писали о некоторых даже действительно святых, но не имеющих достаточного духовного опыта подвижниках: «Свят, да не искусен». Бывают такие «взрослые дети», которые могут давать неудачные советы. Еще один признак – старцами становились после десятков лет безвестности, как, например, Серафим Саровский. Хотя старчество – понятие не возрастное, думаю, что он должен иметь достаточный духовный опыт, который приобретается едва ли ранее пятидесяти лет.

Старцы могут творить чудеса, хотя тщательно скрывают это. Профессор Осипов рассказывает, как на его глазах совершил чудо скончавшийся в 1963 году игумен Никон (Воробьев). Однажды он поставил к двери хорошо знакомого подростка очень маленького роста и измерил его. И затем стал это делать каждые несколько дней. Мальчик стал расти на глазах. За летние каникулы он так вырос – не менее 15 сантиметров! – и раздвинулся в плечах, что когда 1 сентября вошел в класс, то был встречен изумленными возгласами. Но отец Никон внезапно прекратил это делать. Мальчику же, естественно, хотелось еще подрасти, и он стал просить об этом, на что игумен ему сказал: «Хочешь быть выше Бога?» Позднее выяснилось, что рост мальчика оказался почти равным изображению на Туринской плащанице.

Известно о чудесах Иоанна Кронштадтского. Так, однажды к нему после литургии подошел высокий черный человек, чтобы просить благословения. Но отец Иоанн резко отстранился от него и сказал: «Отойди от меня, по имени твоему и житье твое». Тогда это был еще никому не известный Григорий Распутин.

Но судить о святости человека по совершаемым им чудесам, по мнению профессора Осипова, нельзя. Напротив, по святости человека нужно судить о святости его чудес. Профессор Осипов уверен, что сегодня православному человеку нужно быть в высшей степени осторожным, чтобы не попасть на лжечудеса и не оказаться в беде – и духовной, и даже просто житейской. Не следует искать чудес: это может легко привести к язычеству.

Чудо, когда оно от Бога, дает толчок к правильной духовной жизни. И напротив, лжечудо лишь распаляет воображение человека, создает кратковременный эффект пользы, не принося никаких реальных плодов. Вот, например, замечательный случай, происшедший в жизни одной из духовных дочерей святого подвижника XX века епископа Василия (Преображенского):

«У одной духовной дочери святителя – Евдокии – в полночь сама собой перед образом стала зажигаться лампада. «Видно, это Господь призывает меня вставать на молитву», – подумала она, впрочем, и сомневаясь, принять ли это явление за благодатное или за бесовское, а бесовский дух тщеславия она сердцем уже ощутила. Вот, мол, ты какая молитвенница, тебе и лампаду Сам Господь зажигает.

На следующую ночь Евдокия пригласила свою знакомую Екатерину Дмитриевну. Но и в ее присутствии лампада зажглась. Тогда она пригласила переночевать у себя третью свидетельницу. И в ее присутствии произошло то же самое – в полночь лампада сама собой зажглась. Это окончательно убедило Евдокию принять явление за благодатное…

Выслушав ее, святитель строго сказал:

– Нет, это явление не благодатное, а от врага, а за то, что ты приняла его за благодатное, я налагаю на тебя епитимью – год не приступай к Причащению Святых Таин. А лампада больше зажигаться не будет. Действительно, с этого дня лампада не зажигалась».

Священник Владимир Соколов в своей книге «Младостарчество. Соблазны и причины» отмечает, что именно психология паствы порождает лжестарчество: «Не желая меняться, мы хотим переложить ответственность за все, что с нами происходит, на пастыря. Такое бегство от свободы и ответственности выражается иногда в готовности выполнить все что угодно… Такое «послушание» – форма идолопоклонничества, когда через нарушение заповедей происходит измена Богу: старец почитается больше, чем Бог… Предпосылкой такой готовности являются удивительная открытость и доверчивость русского человека, его уступчивость и податливость, его склонность к максимализму, к жертвенному служению. Но эта максималистская открытость сочетается с поразительной наивностью и незащищенностью. Поэтому такой открытый, наивный и готовый жертвовать собой человек всегда может стать жертвой бессовестного насилия».

 

Патриарх Алексий II в статье «О духовничестве» писал следующее: «Подлинный старец, прежде всего благодаря высокой духовности, бережно относится к каждому конкретному человеку. В силу своей опытности и благодатного дара он раскрывает образ Божий в человеке теми средствами, которые созвучны его духовному устроению и возрасту. Отдельные же современные «старцы» (а вернее их будет называть «младостарцами»), не обладая духовным рассуждением, налагают на воцерковляющихся неудобоносимые бремена (Лк. 11, 46), применяют в своей пастырской деятельности штампы, губительные для духовной жизни, необоснованно применяют к мирянам, по большей части духовно еще не окрепшим, формы духовного руководства, уместные только в монашестве»[18].

Идти ли к старцам?

Протоиерей Владимир Воробьев, ректор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, пишет: «Я думаю, если есть такая возможность, то нужно ездить к старцам, только это должны быть настоящие старцы. Не нужно подчиняться легкомысленному любопытству и действовать по принципу: куда народ идет, туда и я пойду. Так не нужно. Но если известно, что есть такой святой человек, то хорошо бы его увидеть».

Есть ли сейчас в России старцы, подобные Серафиму Саровскому или Оптинским старцам?

На этот вопрос, я думаю, никто вам ответить не сможет. Потому что, кто такой преподобный Серафим Саровский, люди поняли через много лет после его кончины. Его канонизировали только через 70 лет. И то по прямой воле Государя Николая II, а Cинод был против канонизации. Вот сейчас, когда весь мир чтит преподобного Серафима, когда столько чудес произошло, теперь мы знаем, кто это такой.

Есть такой образ: чтобы гору увидеть, нужно отойти достаточно далеко, а вблизи она не видна. Находясь вблизи старца, очень часто ты не понимаешь, кто перед тобой.

Известно, что у старцев бывают очень тяжелые келейники или келейницы, которые не понимают, кто перед ними находится. И своих старцев буквально мучают. А потом проходит время и оказывается, вот какой святой был. Бог открывает святость и величие таких подвижников не сразу. Может быть, пройдет время, и мы узнаем, что жили рядом с великим святым – отцом Иоанном Крестьянкиным, например. Или кем-то еще. Но сейчас ответить на этот вопрос невозможно»[19].

Протоиерей Владимир Воробьев говорит: «Могу вам сказать только по своему опыту одно. Я тоже в молодости много слышал о разных старцах и святых. Это были годы советской власти. И вокруг меня никого не было. Долгие годы у меня не было никакого духовника и я не знал, куда пойти. Я был верующим, но я даже не знал, в какой храм пойти. В те времена мы были очень запуганы. И родители нас пугали, говорили: «Будешь сейчас ходить в храм – выгонят из школы, из университета, а может, и посадят». Так что мы боялись, священникам не доверялись, потому что среди них бывали осведомители. Смолоду я стал молиться: «Господи, дай мне духовного отца». И потом еще просил, как я теперь понимаю, очень дерзновенно: «Покажи мне старца, у которого я могу узнать Твою волю. Я хочу поступать по Твоей воле. У кого мне спросить?» И я разделял духовного отца и старца. И молился я так много лет, и только потом, через десятки лет, я понял, что Господь буквально исполнил мою просьбу. У меня был и духовный отец, и был старец, который мне писал: «Такова воля Божия». И не какого-нибудь старца мне Господь дал, а именно такого, какого я просил, который мне волю Божию открывал.

Бог милостив. Если мы будем искать и просить от всего сердца, если мы просим доброго, если мы хотим по-настоящему хорошо поступить, устроить свою жизнь духовно, то Господь обязательно ответит. Может быть, не сразу. Может быть, нужно помолиться, потрудиться. Но не надо в этом сомневаться ни одной минуты. Но если у вас будет такое желание, я глубоко убежден в том, что Господь не оставит без ответа»[20].

Что спросить у старца?

«Любой приходской священник может дать православному вполне квалифицированный ответ на вопрос о вероучении, церковной практике, – говорит отец Михаил Прокопенко. – Но люди ищут старцев. Зачем? Вы думаете, старцам задают вопросы о духовной жизни, о борьбе со страстями? Ничего подобного. Чаще спрашивают, продавать квартиру или не продавать, жениться или нет, а если жениться, то на ком, делать хирургическую операцию или не делать. Плохо то, что в старцах начинают видеть оракулов и экстрасенсов. Это отход от христианской традиции».

Профессор Московской духовной академии Алексей Ильич Осипов: «К старцам, к глубокому сожалению, идут с вопросами бытовыми, а не с духовными, как следует. Крайне редко к старцам, настоящим, к таким, как отец Иоанн (Крестьянкин), приходят с вопросом: как мне победить зависть, злость…»[[21]

Когда речь идет о благословении – это решение вопросов каких-то, которые могут повлиять на нашу дальнейшую жизнь кардинально.

«Когда говорят о старчестве, очень часто говорят, что старец имеет дар рассуждения, и если мы почитаем воспоминания о старцах, то очень часто люди пишут, что, придя к старцу с каким-то вопросом, они очень долго сидели и разговаривали и потом у человека складывается впечатление, что он пришел к этому решению самостоятельно, то есть, может быть, в этом есть величайшее искусство старца: не просто показать путь человеку к правильному решению, а научить его и в дальнейшем подобным, правильным путем принимать такие решения.

Старец, можно так выразиться, делится даром рассуждения, то есть учит человека мыслить и принимать правильные решения, помолиться в первую очередь, для того, чтобы Господь направил на верное решение» (священник Александр Тимонков).

Священник Алексей Скляров: «Одна женщина мне рассказывала, что когда она обратилась к одному авторитетному священнику, которого многие почитают за старца, с тем, чтобы он помог разобраться в ее сложных семейных делах, он немножко ее послушал, потом говорит: «Знаешь, я слушать всего этого не хочу, я тебя научу верить и молиться, а вот в это все вникать: во все ваши дрязги – этого я делать не буду».

И вот это был совет, я думаю, старческий по своей сути, когда старец помогает человеку взглянуть на его ситуацию, которую он пытается «разрулить», как теперь говорят, в плоскости каких-то решений: это сделать, то сделать; а просто увидеть эту ситуацию иным образом, как говорил владыка Антоний Сурожский: «Давайте взглянем на это глазами Бога». И вот это, может быть, самый правильный ход и путь, когда человек отстраняется, научается немножко отстраниться от этого.

А ведь в большинстве случаев ищут именно того, чтобы священник или старец как бы был вовлечен в этот круг мыслей, чувств, страстей, которые здесь, и занял какую-то сторону, например. И тут, в этой же плоскости, в которой человек ее видит, помог бы ее разрешить.

Но вот отец Александр Шмеман в своих дневниках тоже замечательно пишет, что все эти проблемы потому и возникают, что они неразрешимы в этой плоскости, а разрешаются они в тех случаях, когда, так сказать, улавливается вообще другое измерение этой жизни.

Я думаю, по-настоящему старец и духовный человек – это тот, который помогает человеку увидеть проблему немножко в другом ракурсе, не в плоскости, а в каком-то пространстве, духовном, в частности, пространстве. Это, конечно, великое искусство и дар, и дар не случайный, а дар, который дается человеку, ищущему Бога.

Еще могу поделиться таким своим наблюдением, что те действительно духовные люди, которые мне встречались, старые священники, у которых я сам исповедовался когда-то, – они никогда не давали мне категорических ответов, вот что я бы сказал.

В основном, это всегда очень осторожный совет, который надо еще как бы услышать, надо услышать – вот он что-то такое говорит, батюшка, и тут надо очень напрячь свое внимание и почувствовать, куда он склоняется, но это никогда не будет какой-то приказ, никогда не будет какое-то окончательное суждение, ну, кроме, конечно, всем понятных вопросов, это и каждый человек сам понимает».

«Господь нам открывает нашу духовную жизнь настолько, насколько мы можем ее воспринять. И поэтому это действительное настоящее подражание Христу: старец – тот человек, который настолько в своей духовной жизни близко подходит к Христу в отличие от нас, что он начинает смотреть на происходящие вещи уже иными глазами» (священник Даниил Ранне).

«Одна женщина задала старцу простой вопрос: что нужно для счастья? Получила ответ: надо убрать из дома телевизор, а на компьютере только работать, больше уделять внимания близким и обязательно – попавшим в беду, обязательно утром и вечером молиться, часто ходить на исповедь и обязательно рассказывать Богу о всех грехах без утайки, причащаться. Работать с молитвой, по возможности избегать развлечений и избавиться от дурных привычек, опять же с помощью молитвы. И только тогда придет ощущение полноты жизни, а это и есть счастье»[22].

Если бы я был «старцем»… (протоиерей Александр Шмеман)

Если бы я был «старцем», то я бы сказал кандидату, кандидатке, «взыскующим иночества», примерно следующее:

– поступи на службу, по возможности самую простую, без «творчества» (в банк к окошечку, например);

– работая, молись и «стяжай» внутренний мир, не злобствуй, не «ищи своего» (прав, справедливости и т. д.). Воспринимай каждого (сослуживца, клиента) как посланных, молись за них;

– за вычетом платы за самую скромную квартиру и самую скромную пищу отдавай свои деньги бедным, но именно бедным, личностям, а не «фондам помощи»;

– ходи всегда в одну и ту же церковь и там старайся помочь реально (не лекциями о духовной жизни или иконах, не «учительством», а «тряпочкой»). Этого служения держись и будь – церковно – в полном послушании у настоятеля;

– на служенье не напрашивайся, не печалься о том, что не «использованы твои таланты», помогай, служи в том, что нужно, а не там, где ты считаешь нужным;

– читай и учись в меру сил – но читай не только «монашескую литературу», а шире;

– если друзья и знакомые зовут в гости, потому что они близки тебе, иди – но с «рассуждением» и не часто. Нигде не оставайся больше полутора-двух часов. После этого самая дружеская атмосфера – вредна;

– одевайся абсолютно как все, но скромно. И без «видимых» знаков обособления в «духовную жизнь»;

– будь всегда прост, светел, весел. Не учи. Избегай как огня «духовных разговоров» и всяческой религиозной и церковной болтовни. Если так будешь поступать – все окажется на пользу…

– не ищи себе «духовного старца» или «руководителя». Если он нужен, его пошлет Бог, и пошлет, когда нужно;

– прослужив и проработав таким образом десять лет – никак не меньше, – спроси у Бога, продолжать ли так жить или нужна какая-нибудь перемена. И жди ответа: он придет – и признаками его будут «радость и мир в Духе Святом».

Прот. А. Шмеман «Дневники. 1973–1983». – М.: «Русский Путь», 2005.

Библиография^

Вениамин, монах. Поучения старца Порфирия. – Джорданвилль: Свято-Троицкий монастырь, 2001.

Владимир Воробьев, протоиерей, ректор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. О духовнике и старцах. [Электронный ресурс]. URL: http://www.pravmir.ru/o-duxovnike-i-starcax/ (дата обращения: 03.12.2011).

Георгий Максимов, диакон. Как относиться к чудесам других религий? [Электронный ресурс]. URL: http://www.radonezh.ru/analytic/14547.html (дата обращения: 03.12.2011).

Григорян В. О прозорливости. // Христианская газета Севера России «Вера»-«Эском». – март 2011, 1-й вып. № 631 [Электронный ресурс]. URL: rusvera.mrezha.ru/631/14.htm (дата обращения: 03.12.2011).

Гришин М. // Русский вестник от 04.09.2003. [Электронный ресурс]. URL: http://www.rusk.ru/monitoring_smi/2003/09/04/k_otcu_iliyu_v_optinu/ (дата обращения: 03.12.2011).

Даниил (Гридченко), игумен Воскресенского Ново-Иерусалимского ставропигиального мужского монастыря. [Электронный ресурс]. URL: www.n-jerusalem.ru. (дата обращения: 03.12.2011).

 

Дионисий Свечников, священник, заведующий канцелярией Бакинского Епархиального Управления. [Электронный ресурс]. URL: www.pravmir.ru. (дата обращения: 03.12.2011).

Духанин В., кандидат богословия. Чем святой отличается от «чудотворца»-оккультиста? [Электронный ресурс]. URL: http://www.pravoslavie.ru/put/47183.htm (дата обращения: 03.12.2011).

Иоанн (Маслов), архимандрит. Преподобный Амвросий Оптинский и его эпистолярное наследие. – М., 1993.

Иов (Гумеров), иеромонах. [Электронный ресурс]. URL: www.pravoslavie.ru. answers.34462.htm (дата обращения: 03.12.2011).

Лазарь, монах. Матушка схимонахиня Сепфора. Мужской монастырь Спаса Нерукотворного Пустынь. Село Клыково Калужской Епархии Русской Православной Церкви. [Электронный ресурс]. URL: http://www.klikovo.ru/db/msg/384 (дата обращения: 03.12.2011).

Лука (Войно-Ясенецкий), архиепископ. Слово на панихиде в годовщину смерти архимандрита Тихона. 12 февраля 1951 года. [Электронный ресурс]. URL: http://azbyka.ru/otechnik/Luka_Vojno-Jasenetskij/propovedi_1_62.shtml (дата обращения: 03.12.2011).

Матушка Алипия. [Электронный ресурс]. URL: http://alipiya.kiev.ua/ index.php?option=com_contact&Itemid=37 (дата обращения: 03.12.2011).

Михаил Воробьев, священник, настоятель храма в честь Воздвижения Честного Животворящего Креста Господня г. Вольска. [Электронный ресурс]. URL: www.eparhia-saratov.ru. (дата обращения: 03.12.2011).

Нестор (Кумыш), иеромонах. Отец Николай. Старец с острова Залита. [Электронный ресурс]. URL: www.zalit.ru (дата обращения: 03.12.2011).

Нестор (Кумыш), иеромонах. Записки о старце Николае. – СПб., 2003.

Рожнева Ольга. Через просветы. Православная газета Севера России «ВЕРА» – «ЭСКОМ». [Электронный ресурс]. URL: http://rusvera. mrezha.ru/596/3.htm (дата обращения: 03.12.2011).

Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря Нижегородской губ. Ардатовского уезда; с жизнеописанием основателей ея: преподобного Серафима и схимонахини Александры, урожд. А.С.Мельгуновой. Сост.: архим. Серафим (Чичагов). – М.: Издание Московского Богородице-Рождественского женского монастыря, 1996.

Соколов А. Н. Внутренняя речь и мышление. – М., 2007.

Шмеман А., протоиерей. «Дневники. 1973–1983». – М.: «Русский Путь», 2005.

Жития преподобных старцев Оптиной Пустыни. Holy Trinity Monastery Printshop of St. Job of Pochaev Jordanville, New York, 1992.

Преподобный Лаврентий Черниговский. [Электронный ресурс]. URL: http://days.pravoslavie.ru/Life/life6694.htm (дата обращения: 03.12.2011).

Пророчества и наставления преподобного Серафима Вырицкого [Электронный ресурс]. URL: http://serafim.com.ru/site/nstr_15.html (дата обращения: 03.12.2011).

Святой праведный Иоанн Кронштадтский. Житие [Электронный ресурс]. URL: http://www.pravoslavie.ru/put/print28882.htm (дата обращения: 03.12.2011).

Свидетельства о чудесах. [Электронный ресурс]. URL: http://www.pokrov-monastir.ru/?include=static&page_id=141 (дата обращения: 03.12.2011).

Патриарх Алексий II. О духовничестве. – Клин: Фонд «Христианская жизнь», 2000.

Сибирская православная газета. – 2006. – № 9 www.ihtus.ru.

Алена Чечель, Евгения Письменная, Наталья Костенко. Россия не справится. // Ведомости, 12.10.2009, № 192 (2462). [Электронный ресурс]. URL: http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/2009/10/12/216003#ixzz1dVgx5tVH (дата обращения: 03.12.2011).

Вячеслав Пушкарев, протоиерей, заведующий Миссионерским отделом Иркутской епархии. [Электронный ресурс]. URL: http://rusk.ru/st.php?idar=112737 (дата обращения: 03.12.2011).

1. Михаил Воробьев, священник, настоятель храма в честь Воздвижения Честного Животворящего Креста Господня г. Вольска, www.eparhia-saratov.ru.
2. Игумен Даниил, Воскресенский Ново-Иерусалимский ставропигиальный мужской монастырь, www. n-jerusalem.ru.
3. www.pravmir.ru (http://www.pravmir.ru/)
4.4 Блог Анатолия Бровко. www.anatoliy-brovko.livejournal.com
5. Архимандрит Тихон (Шевкунов). Об отце Иоанне (Крестьянкине). www.pravoslavie.ru.
6. Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Слово на панихиде в годовщину смерти архимандрита Тихона. 12 февраля 1951 года.
7. Владимир Григорян. Христианская газета Севера России «Вера»-«Эском». – март 2011, 1-й вып. № 631.
8. Русский репортер» от 18.05.2011.
9. Ларше Ж-К. Исцеление психических болезней. – М., 2008. – С. 24–25.
10. А. Н. Соколов. Внутренняя речь и мышление. – 2007.
11. Варнава (Беляев), епископ. Основы искусства святости. Т. 2 – Н. Новгород, 1996. – С. 49.
12. Игнатий (Брянчанинов), святитель. Аскетические опыты // Творения. Т. 1. – М., 1996. – С. 244.
13. Игумен N. Об одном древнем страхе: Кого и как «портят» колдуны. – М., 2007. – С. 27.
14. http://www.isfarinka.ru/news.php?item.716.23 (http://www.isfarinka.ru/news.php?item.716.23)
15. Авария на Чернобыльской АЭС произошла 26 апреля 1986 года.
16. Алена Чечель, Евгения Письменная, Наталья Костенко. Россия не справится. // Ведомости, 12.10.2009, № 192 (2462). http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/2009/10/12/216003#ixzz1dVgx5tVH
17. Стивен Дж. Бланк. На пути к новому китайскому порядку в Азии: Провал России (Toward a New Chinese Order in Asia: Russia’s Failure) // NBR Reports (Mar 2011).
18. Патриарх Алексий II. О духовничестве. – Клин: Фонд «Христианская жизнь», 2000.
19. Протоиерей Владимир Воробьев, ректор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. О духовнике и старцах. Правмир. ру.
20. Протоиерей Владимир Воробьев, ректор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. О духовнике и старцах. Правмир. ру.
21. Идти ли к старцам за чудесами? // Известия, 28 марта 2006 г.
22. Сибирская православная газета. – 2006. – № 9 www.ihtus.ru

Издательство «Новая мысль»

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru