Главная » Смысл жизни » О природе зла » Возможно ли добро без Христа?
Распечатать Система Orphus

Возможно ли добро без Христа?

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (5 голос: 5,00 из 5)

Теймураз Кристинашвили

 

В наше время нередко можно услышать высказывания о том, что существуют некие общечеловеческие ценности, общие понятия добра и нормы морали, одинаковые для всех людей планеты, несмотря на различия религий, национальных культур, уровня жизни и т.п. Утверждается, что такое добро, такие нравственные достоинства глубоко коренятся в человеческом естестве, являются результатом всей истории человеческого развития и существуют автономно, независимо от связи человека с Богом, вообще от существования Бога. Более того, человек, независимо от своего вероисповедания, способен и даже должен совершать такое добро[1].

Приверженцы этого мировоззрения верят, что путь к счастью, миру, безопасности, свободе, развитию и реализации всех творческих способностей человека, достижим с опорой на разумное и научное познание себя и мира, при почти полном отрицании Творца, точнее, отрицании Его живого участия в жизни человека. Хотя вера в Бога и даже само существование Господа ими допускается, но надежда на Него признается совершенно неэффективным методом достижения счастья на земле[2].

Это мировоззрение называется гуманизмом. Оно вполне явно преподносит себя как альтернативу религиозно-нравственному взгляду на мир, и большинство гуманистов считают себя атеистами или агностиками. Но, к сожалению, гуманистическое понимание добра и нравственности не ограничивается только ими, – в том или ином виде оно проникло в умы некоторых христиан. Как отмечает отец Рафаил (Карелин), «Спасение только через исполнение определенных общественных и моральных правил» – это главный догмат либерального христианства, по сути дела уничтожающий остальные догматы»[3]. Нередко в беседе с христианином можно услышать о добром коммунисте, атеисте, мусульманине, или просто о добром невоцерковленном человеке. Всё это ставит перед нами серьёзный вопрос – действительно ли возможно добро без Христа?

При ответе на этот вопрос, прежде всего, следует прояснить сами понятия добра и зла. Изначально Бог сотворил мир, в котором не было зла. У зла нет собственной природы. Зло начинается там, где кончается добро. Зло – это дыра в полотне, это рана на теле, это паразит на добре. Оно не может существовать само по себе, в отличие от добра[4]. Святитель Василий Великий пишет так: «Зло есть лишение добра. Сотворен глаз; а слепота произошла от потери глаз. <…> Так и зло не само по себе осуществляется, но следует за повреждениями души».

Но откуда рождается зло, если оно не может существовать само по себе? Бог дал нам свободу и разум. Он сделал это, чтобы мы могли так же, как и Он, стать добрыми не по принуждению, а по свободному выбору. Благодаря этому дару свободы человек способен выбирать – быть ли ему с Богом, или выступить против Бога. Именно в этом выборе и возникает либо добро, либо зло. Зло рождается в свободном выборе разумной личности. Такой выбор имел дьявол, такой выбор имел Адам, такой выбор делает каждый человек. Либо человек становиться сопричастником жизни, любви и добра, либо становиться виновником рождения зла, проводником злой воли. Приведем еще слова святого Василия Великого: «Бог сотворил душу, а не грех. Повредилась же душа, уклонившись от того, что ей естественно. А что было для нее преимущественным благом? Пребывание с Богом и единение с Ним посредством любви. Отпав от Него, она стала страдать различными и многовидными недугами… В какой мере человек удалился от жизни, в такой приблизился к смерти; потому что Бог – жизнь, а лишение жизни – смерть. Поэтому Адам сам себе уготовал смерть чрез удаление от Бога, по написанному: «Ибо вот, удаляющие себя от Тебя гибнут…» (Пс.72:27).

Когда мы употребляем понятия «добро» и «зло», то должны определить – что является мерилом, наделяющим эти понятия конкретным смыслом? Какова точка отсчёта? По отношению к чему определяется, что это – добро, а это – зло? Гуманисты говорят, что точкой отсчёта является человек. Но православные христиане знают, что точкой отсчёта является Создатель человека.

Противление Божией любви и, как следствие, противление Божьей воле есть – зло. Святитель Василий прямо пишет об этом: «Отчуждение от Бога есть зло». Зло – это нарушение воли Бога. А добро – исполнение Его воли. Свою волю в совершенном виде Он выразил через Откровение, а в начальном виде – через голос совести, который дал каждому человеку. И этот голос свидетельствует злодею, о том, что он делает дурной выбор. Зла не существует самого по себе, вне личности, которая его творит. В окружающем мире мы не встретим “безличного зла”, но увидим, что любое зло – это всегда действия конкретных людей, то есть, порождение их свободной воли.

Присуще ли человеческой душе зло? Да, присуще с момента повреждения человеческой природы грехом, с момента удаления от Бога, с момента противления Творцу. Вот, что пишет св. Игнатий (Брянчанинов): «В падшем естестве человеческом добро смешано со злом. Пришедшее в человека зло, так смешалось и слилось с природным добром человека, что природное добро никогда не может действовать отдельно, без того, чтобы не действовало вместе и зло»[5]. Это смертельная язва в душе, и без исцеляющей благодати Божией уврачеванию не подлежит. Вышесказанное очевидно для православного человека. Как известно, учение о том, что человек может достичь нравственного совершенства и освобождения от греха своими силами, без благодати Божией, было осуждено как пелагианская ересь ещё полторы тысячи лет назад.

Повреждённость злом человеческой природы – это не какое-то теоретическое допущение, но наблюдаемый факт, который признавали не только святые отцы, но и светские философы. Например, Шеллинг пишет про «природную склонность человека ко злу» и указывает, что «посредством пробуждения своеволия беспорядок сил сообщается человеку уже в момент рождения»[6], а Кант признаёт, что «в человеке есть естественная наклонность ко злу… Это зло радикально, так как губит основание всех максим. Вместе с тем она как естественная склонность не может быть истреблена человеческими силами»[7]. Говорили об этой реальности и мыслители-атеисты. Для многих психоаналитиков, если говорить упрощённо, суть лечения сводится к признанию в себе изъянов души, порочных желаний, табуированных стремлений и после этого – примирение с ними через объявление их нормой. Подобным же образом они надеются научиться контролировать в себе пагубные страсти и опасные желания[8].

По этой причине человек не может сам установить для всего человечества, что является добром, а что – злом. Потому что он сам повреждён злом. Если мы ставим человека эталоном, то оказывается, что эталон наш с дефектом. Это всё равно, что использовать неточные весы, неправильные часы. И гуманисты вынуждены отрицать реально наблюдаемую испорченность человеческой природы, потому что иначе лишатся почвы, на которой строят здание своего мировоззрения. Они готовы сколько угодно признать частные проявления зла, но не порчу человека как такового, – в этом случае бессилие их идеологии стало бы очевидно даже для них самих.

Если врач сделает хирургическую операцию грязными инструментами, то, как бы хорошо и профессионально не была выполнена операция, – в результате этой процедуры больной заразится новыми болезнями. Поэтому и шприцы, и скальпели и другие принадлежности подвергаются дезинфекции – на них не должно быть ничего постороннего, никаких вирусов или микроорганизмов. Так же и любое доброе дело, совершаемое человеком, который поражён грехом, несёт в себе заразу или примесь зла. Скальпель не может дезинфицировать сам себя, но это запросто может сделать тот, кто создал скальпель. И естественно, что «дезинфицировать», очистить человека от зла может именно Тот, Кто создал человека.

Как добро разъедается злом, заразившим человека? Во-первых, через примешивание зла к собственно добрым делам, когда они делаются с поиском какой-либо корысти, гордостью и т.п. А во-вторых, через размывание и искажение понятий о добре и зле.

Сегодня в мире признается нормальным то, что казалось диким всего тридцать лет назад. Идеи гуманистов реализовались в виде так называемых «прав человека», которые, по сути, отстаивают право безнаказанно грешить. Убийство нерожденного ребенка называется правом на прерывание беременности, блудное сожительство – правом на гражданский брак, корыстолюбие – правом на предпринимательство, гомосексуализм – правом на свободную любовь, непослушание и неуважение к родителям – правами ребенка и т.д.

А к чему приведут искажённые, обезбоженные понятия о добре ещё через тридцать лет? В продолжение логики «прав человека» можно узаконить права каннибалов. Если по взаимному согласию и добровольно один индивидуум хочет, чтобы его съел другой, то почему нельзя? Или узаконить право работать в офисах нагишом. Если все в офисе согласны, и посетители тоже, то почему бы нет? Или узаконить право покупать и продавать детей, – если все стороны согласны, и ребенку у новых родителей будет только лучше, чем у «биологических»? Или узаконить права педофилов, – опять же, при условии согласия родителей и самого ребёнка, и т.д.

Так люди, забыв Бога в сердце, будут кричать про достижения цивилизованного мира, про добро и, нравственность, принимая то, что сегодня кажется ужасным и невозможным. До 1961 года почти во всей цивилизованной Европе уголовно преследовался гомосексуализм, никто всерьез даже не разговаривал об «однополых браках». В начале века послушание родителям было нормой. Но все изменилось, как только люди отказались от Христа. Понятия добра и зла быстро трансформировались. Потому, что четкое различие добра и зла возможно только во Христе. Святитель Тихон Задонский говорит, что «душа, просвещенная светом Христа, познает добро, а непросвещенная не видит добра».

Но некоторые люди могут возразить, что человеческой природе свойственно не только зло, но и в большей степени добро. Человек может и хочет делать добро. Мы знаем примеры большой самоотверженности некоторых людей даже среди неправославных. Действительно, Бог сотворил человека по образу и подобию Своему и одно из свойств образа Божьего – любовь. По словам свт. Григория Нисского, «любовь есть отличительная черта нашего естества»[9]. Святитель Феофан Затворник пишет: «Сердце, по естеству, есть сокровище добра – зло пришло позже»[10]. То есть, существует естественное добро, естественная способность души от рождения чувствовать любовь и природное стремление человека к добру и любви. Об этой природной способности души к любви и доброте говорят нам гуманисты, атеисты, моралисты, коммунисты, философы и прочие. Мол, человек, может быть добрым и без Бога. При этом они не признают и даже отрицают то, что в стремлении души к добру и любви, в этой же самой душе присутствует разъедающая язва зла. Повреждение злом – неизлечимая болезнь души, которую излечить, может только Господь Бог наш – Иисус Христос.

С чем можно сравнить такую естественную добродетель? Возможно с первобытной животной добродетелью. Добрыми бывают многие животные, например собаки. Они преданно и старательно служат хозяевам, есть примеры их самопожертвования ради хозяина. Они ощущают радость, служа хозяину. Они бескорыстны в своей любви, не требуют больше своих естественных потребностей. Не врут, не обкрадывают, верны до смерти. В животном мире можно увидеть немало примеров бескорыстной помощи одних животных другим. Но это добро не делает животных наследниками Царства Божия и несравнимо с подлинным христоподобным добром.

Стоит привести оценку гуманизма, которую дал выдающийся подвижник минувшего столетия преподобный Иустин Попович. В его толковании на слова Священного Писания «Если говорим, что не имеем греха, – обманываем самих себя, и истины нет в нас» (1 Ин. 1:8). – Читаем: «Как во Христе свет, так в нас тьма от греха. Тьма греховная распространяется на каждое человеческое существо… Единственной человеческой Сущностью, Которая наполнена отсутствием греха, Которая есть «Свет истины», совершенно непорочным является Богочеловек Христос… Это убеждение и осознание, что все человеческое находится в грехе и под грехом, создает истинное представление о человеке, приводящее к христианской антропологии (человекопознанию).

Кто провозглашает противоположное, обманывает сам себя. Каждое другое представление о человеке ложно, и таковым является гуманистическое учение, которое обожествляет человека в делах его, которые по причине греха являются нечистыми, малыми и пошлыми творениями. Гуманизм является идолопоклонством, и на деле идолопоклонством самого худшего вида – человекопоклонством. Гуманизм зиждется на той основе, что человек по природе хорош. И это приводит к самому трагичному заблуждению, которое создало столько трагедий в мире гуманистической науки, просвещения и культуры вообще. Потому что гуманизм возводит человека до такой высокомерной самонадеянности, что он отрицает и само наличие в себе греха. «Нет греха» – и это одно из основных нравственных величайших достижений гуманизма.

Между тем человеческая действительность полна недостатков, голода, разломов, трагедий, и представляет самое очевидное доказательство и свидетельство о наличии в человеке негативных и губительных сил, которые являются не чем другим, как силами греха. И гуманизм, признавая теорию эволюции, верит, что в ней – средство, которым люди избавятся от всего отрицательного, от недостатка и убожества и, в целом, от всего плохого. Гуманизм верит, что только в этом лекарство, спасение человека, который, уповая на себя, походит на утопающего, который хватается за собственные волосы, чтобы спастись, но естественно и, само собой разумеется, что он непременно утонет. Не существует более трагичного понимания и восприятия человека, его предназначения, чем гуманизм. Поэтому он ведет людей к самой трагичной гибели»[11].

Чем же ещё опасны и вредны мысли о добре без Бога для человека?

Во-первых, отсутствием добрых плодов, и невозможности угодить Богу. Вот, что говорит сам Господь: «Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин.15:5). Добрые плоды – это плоды благодати. Без освящающей благодати Божией, без преображения души, без ее освящения все добрые дела человека имеют мизерную стоимость. Как если бы вы пришли в гости и вас оставили бы на ночлег. И вместе с теплыми словами, угостили бы вас заплесневелым, но еще съедобным хлебом и дали бы постельное белье, много времени не стиранное и дурно пахнущее. Вроде и доброе дело, да только пустое. Так и наши добродетели запачканные тщеславием, гордостью, самомнением и прочими страстями, часто в Божиих глазах не имеют никакой стоимости.

Более того, все подлинно доброе, что делает человек, творит живущий в нем Христос. Вот как об этом говорит преподобный Симеон Новый Богослов: «И если [человеческое естество] не сделается общницею Божеского естества Христова, если не примет благодати Святого Духа, не может ни подумать, ни сделать что-либо достойное Царствия Божия, не может исполнить ни одной заповеди, заповеданной нам Христом, потому что Христос есть Тот, Кто делает всё во всех призывающих святое имя Его…»[12]

«…Ибо в каждом христианине Христос есть Тот, Кто воюет и побеждает, и Он же призывающий Бога, и молящийся, и благодарящий, и испытывающие благоговение, – все это действует Христос, радуясь и веселясь, когда видит, что в каждом христианине есть и пребывает то убеждение, в котором с верой исповедуют они, что Христос есть Тот, Кто делает все это. Поэтому всякому христианину относительно всех добрых дел, какие он делает, надлежит исповедовать, что их совершает Христос, а не он; кто же не так думает об этом, тот напрасно считает себя христианином»[13]. Именно поэтому, Господь говорит, что без Него мы не можем ничего хорошего сделать, потому, что именно Он делает все доброе в человеке.

Во-вторых, мысли о добре без Бога приводят к возрастанию в гордости. Человек, творящий добро ради любви и верующий в Творца, рано или поздно Божиим попечением придет ко Христу, как сотник Корнилий. Человек, творящий зло, всегда будет ощущать свою вину и, может быть, покается. Человек, творящий добро принципиально без Христа, противится Богу «добром» и укореняется в своей гордости. И поэтому такое состояние души может быть даже опаснее состояния души злого грешника. Вследствие безмерно возросшей гордости душа становится неспособной к покаянию. Это мы прямо видим в призывах гуманистов: «Нам нечего бояться смерти. Поскольку нет никаких гарантий посмертного существования, то нет и никаких страданий…», «…хотя человек может испытывать некоторое сожаление о том, что он не сумел сделать всего, что мог бы сделать, что могло случиться и не случилось, все, что было сказано и сделано, – хорошо. Конечно, хорошо!»[14] Если все, что сделано – хорошо, то и каяться не в чем.

В-третьих, человек такими «добрыми» делами, может совершенно убить свою совесть и даже лишить себя спасения. Делая добрые дела, он будет пытаться таким образом оправдать свои злые дела и грехи, отвергая в первую очередь покаяние перед Богом и любовь Божию. Сатана препятствует нам в главном – в стяжании Благодати Святаго Духа. Поэтому дьяволу все равно, что делает человек – добро или зло, ему главное, чтобы он не верил во Христа. Лишив человека веры во Христа, он лишает человека возможности приобщаться к Благодати Святаго Духа. И, как следствие этого, лишает его спасения.

Итак, человеческая душа изначально сотворена и стремится к Богу, любви и добру, но при этом она повреждена злом. Само зло есть противление Божией воле. Любое зло это всегда результат свободного выбора конкретных личностей. Зло искажает само понимание добра, и искоренить это зло из человеческой души может лишь Господь.

А как же все-таки творить добро, и какое добро угодно Богу? Ведь Всемогущий Бог может сделать Сам любое доброе дело. И нет ничего, что могли бы сделать мы, чего не может сделать Господь. Но Всеблагой Господь предоставляет нам возможность потрудиться ради любви к Нему и ближнему. Богу важно не само доброе дело, не величина доброго дела, а то намерение, то состояние сердца, с которым человек творит добро. Об этом говорят многие святые отцы.

Преподобный Максим Исповедник: «Во всех наших делах Бог смотрит на намерение, – делаем ли мы это ради Него, или ради какой-либо иной причины»[15]. Преподобный Марк Подвижник: «Бог ценит дела по намерениям их. Ибо сказано: «даст тебе Господь по сердцу твоему» (Пс. 19:5)… [Поэтому] кто хочет что-нибудь сделать, но не может, тот [считается] перед Богом, знающим намерения сердец наших, как сделавший. Это касается как добрых дел, так и злых»[16]. «Ничего не обдумывай и не делай без [духовной] цели [с которой это совершается] для Бога; ибо бесцельно путешествующий напрасно будет трудиться»[17]. Святитель Иоанн Златоуст: «Бог требует не изобилия приношения, но богатства душевного расположения, которое выражается не мерою подаваемого, но усердием подающего»[18].

Мы видим, что Богу важны не дела сами по себе, а то сердце, та любовь ко Творцу и ближнему, с которой мы их делаем. Неважно, делал человек добро или не делал зла, главное – кому принадлежало его сердце. Ради кого старалась его душа, кого любила, кого боялось, к кому стремилось? Любовь к Богу побуждает нас к добрым делам, которые есть свидетельство нашей любви к Нему и Он любит нас за наше свидетельство. «Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей» (Ин. 15:10). «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Ин. 14:15). И только дела, совершаемые из любви к Богу и ближнему, принесут человеку добрый плод в этой и будущей жизни. И хотя внешне милостыня атеиста и христианина, диета и пост, половое воздержание и целомудрие выглядят одинаково, но плоды и цену имеют разные. И один из наиважнейших плодов есть Благодать Божия, преображающая душу.

Преподобный Серафим Саровский учил: «Пост, молитва, бдение и всякие другие дела христианские, сколько ни хороши сами по себе, однако не в делании лишь только их состоит цель нашей жизни христианской, хотя они и служат средствами для достижения ее. Истинная цель жизни нашей христианской – есть стяжание Духа Святого Божия. Пост же, бдение, молитва, милостыня и всякое Христа ради делаемое добро суть средства для стяжания Святого Духа Божия. Заметьте, что лишь только ради Христа делаемое доброе дело приносит нам плоды Духа Святого, все же не ради Христа делаемое, хотя и доброе, мзды в жизни будущего века нам не представляет, да и в здешней жизни благодати Божией не дает. Вот почему Господь наш Иисус Христос сказал: «Всякий, кто не собирает со Мной, расточает (Мф. 12.30[19].

О том же пишет святой Симеон Новый Богослов: «Таков закон жизни во Христе Иисусе, и кто прежде не облечется благодатью Христовою, а потом не устроится жить по Христу, тот тщетно трудится. Сколько бы он ни страдал и сколько бы добра ни делал прежде получения благодати Божией, напрасен труд его… Итак, прежде всего каждому надлежит заботиться о том, чтоб получить благодать Божию посредством веры и надежды на Христа Господа, посредством покаяния, исповеди и молитвы»[20].

Мы видим, что не только цель всякого доброго дела, но целью всей жизни является стяжание и умножение благодати Святого Духа[21]. Отделяя себя от Христа, человек отделяет всю свою жизнь и все свои дела от Господа и удаляется от Благодати, от Жизни, от Спасения. Благодать не дастся тому, кто сознательно отделил себя от Господа, Церкви, Таинств, поэтому не искушайтесь ложью, братья и сестры, – без Христа живущего в нас, без благодати Божией преображающей и животворящей душу, не возможно ни добра, ни любви, ни свободы, ни, тем более, спасения.

Источик: Альманах «Православие»

 

[1] Современный гуманизм: Документы и исследования. Общая редакция: А.Г. Круглов, В.А. Кувакин. – М.: Российское гуманистическое общество, 2000. [2] Гуманистический Манифест I // Здравый смысл, №1, 1996. – С. 23 – 25; Гуманистический Манифест II // Здравый смысл, №3, 1997. – С. 25 – 35; Гуманистический манифест 2000 // Здравый смысл, № 13, 1999.
[3] Архимандрит Рафаил (Карелин). О догматических заблуждениях профессора Осипова
[4] Стоит обратить внимание на то, как интуитивно это ощущал Альберт Энштейн: “Зло – это просто отсутствие Бога, оно похоже на «темноту» и «холод» – слова, созданные человеком, чтобы описать отсутствие Бога. Бог не создавал зла. Зло – это не вера или любовь, которые существуют как свет и тепло. Зло – это результат отсутствия в сердце человека Божественной любви. Это вроде холода, который наступает, когда нет тепла, или вроде темноты, которая наступает, когда нет света”.
[5] Свт. Игнатий Брянчанинов. Слово о различных состояниях естества человеческого по отношению к добру и злу .
[6] Шеллинг Ф.В.Й. Философские исследования о сущности человеческойсвободы и связанной с ней предметах.
[7] Кант. И. Религия в пределах только разума. // И. Кант. Собрание сочинений в восьми томах. – Т. 6. – 1994. – С. 38.
[8] Иван Перцов. Зигмунд Фрейд: обольщенный обольститель.
[9] Свт. Григорий Нисский. Человек есть образ Божий. – М., 1995 – C32.
[10] Свт. Феофан Затворник. Мысли на каждый день года по церковным чтениям из Слова Божия.
[11] Прп. Иустин Попович. Толкование на 1 послание апостола Иоанна.
[12] Слова преподобного Симеона Нового Богослова. Часть 1. Слово Четвертое.
[13] Там же.
[14] Куртц П. Утверждения. М., 2005. – С. 113,70.
[15] Прп. Максим Исповедник. Главы о любви.
[16] Прп. Марк Подвижник. Нравственно – подвижнические слова. Слово 1.184, 2.16.
[17] Прп. Марк Подвижник. Нравственно – подвижнические слова. Слово 1.54.
[18] Свт. Иоанн Златоуст. Против аномеев. Слово восьмое
[19] О цели христианской жизни. Беседа преп. Серафима Саровского с Николаем Александровичем Мотовиловым.
[20] Прп. Симеон Новый Богослов. Слова.
[21] Признаки получения благодати согласно св. Симеону Новому Богослову: «Итак, кто совершает посты, молитвы и милостыни (ибо при посредстве этих трех соделывается у христиан спасение), пусть не смотрит на дни своего пощения, ни на труд бдения и молитвы, ни на количество милостыни, не смотрит, то есть, на то, как много раздал на милостыню, или как долго не спал и стоял на молитве, или сколько дней пропостился, а о том одном помышляет, принято ли все это Богом. Если принято, то будет послана ему и Божественная благодать, а когда получит благодать Божию, то найдет себя сокрушенным, смиренным, себе внимающим, умиленным и кающимся о всех худых делах, какие наделал прежде. И тогда – посредством такого устроения внутри, познает он, как велика немощь его и как непотребны и срамны грехи его, сознавая, что одним неразумным животным они свойственны, душе же разумной непристойны и далеки от человека, имеющего ведение. Такова первая благодать и первое просвещение, подаваемое душе от Бога!»

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru