Скрыть
22:26
22:37
И сѣ́де три́ лѣ́та, и не бѣ́ бра́ни между́ сирі́ею и между́ Изра́илемъ.
И бы́сть въ лѣ́то тре́тiе, и сни́де Иосафа́тъ ца́рь Иу́динъ къ царю́ Изра́илеву.
И рече́ ца́рь Изра́илевъ ко отроко́мъ сво­и́мъ: вѣ́сте ли, я́ко моя́ е́сть ремма́ѳа Галаа́дская, и мы́ молчи́мъ взя́ти ю́ от­ руки́ царя́ сирі́йска?
И рече́ ца́рь Изра́илевъ ко Иосафа́ту: взы́деши ли съ на́ми въ ремма́ѳу Галаа́дскую на бра́нь? И рече́ Иосафа́тъ: я́коже а́зъ, та́кожде и ты́: я́коже лю́дiе мо­и́, лю́дiе тво­и́: я́коже ко́ни мо­и́, ко́ни тво­и́.
И рече́ Иосафа́тъ ца́рь Иу́динъ къ царю́ Изра́илеву: вопроси́те у́бо дне́сь Го́спода.
И собра́ ца́рь Изра́илевъ вся́ проро́ки я́ко четы́реста муже́й, и рече́ ца́рь и́мъ: взы́ду ли въ ремма́ѳу Галаа́дскую на бра́нь, или́ оста́влю? И рѣ́ша: взы́ди, я́ко дая́ преда́стъ Госпо́дь въ ру́ки царе́вы.
И рече́ Иосафа́тъ къ царю́ Изра́илеву: нѣ́сть ли здѣ́ проро́ка Госпо́дня, и вопроси́ли бы́хомъ Го́спода и́мъ?
И рече́ ца́рь Изра́илевъ ко Иосафа́ту: еще́ е́сть еди́нъ му́жъ на вопроше́нiе и́мъ Го́спода, и а́зъ воз­ненави́дѣхъ его́, я́ко не глаго́летъ о мнѣ́ до́брѣ, но зла́я, Михе́а сы́нъ Иемвлаа́нь. И рече́ ца́рь Иосафа́тъ Иу́динъ: не глаго́ли, царю́, та́ко.
И при­­зва́ ца́рь Изра́илевъ скопца́ еди́наго и рече́: ско́ро иди́ по Михе́ю сы́на Иемвлаа́ня.
Ца́рь же Изра́илевъ и Иосафа́тъ ца́рь Иу́динъ сѣдя́ста кі́йждо на престо́лѣ сво­е́мъ вооруже́ни во вратѣ́хъ самарі́йскихъ, и вси́ проро́цы прорица́ху предъ ни́ми.
И сотвори́ себѣ́ седекі́а сы́нъ Ханаа́нь рога́ желѣ́зна и рече́: та́ко глаго́летъ Госпо́дь: си́ми рога́ми избоде́ши сирі́ю, до́ндеже сконча́ет­ся.
И вси́ проро́цы прорица́ху та́ко, глаго́люще: взы́ди въ ремма́ѳу Галаа́дскую, и наста́витъ тя́, и преда́стъ Госпо́дь въ ру́цѣ тво­и́ царя́ сирі́йскаго.
И посо́лъ ше́дъ при­­зва́ти Михе́ю, рече́ ему́, глаго́ля: се́, ны́нѣ вси́ проро́цы усты́ еди́ными глаго́лютъ до́брая о цари́, бу́ди у́бо и ты́ въ словесѣ́хъ тво­и́хъ по словесе́мъ еди́наго от­ си́хъ и глаго́ли до́брая.
И рече́ Михе́а: жи́въ Госпо́дь, я́ко я́же рече́тъ Госпо́дь ко мнѣ́, сiя́ воз­глаго́лю.
И прiи́де ко царю́. И рече́ ему́ ца́рь: Михе́е, взы́ду ли въ ремма́ѳу Галаа́дскую на бра́нь, или́ оста́влю? И рече́ ему́: взы́ди, и благопоспѣши́тъ Госпо́дь въ ру́ки царе́вы.
И рече́ ему́ ца́рь: еще́ а́зъ два́жды заклина́ю тя́, да рече́ши и́стину предъ Го́сподемъ.
И рече́ Михе́а: не та́ко: ви́дѣхъ всего́ Изра́иля разсѣ́яна по гора́мъ я́коже стада́, и́мже нѣ́сть па́стыря: и рече́ Госпо́дь: не Госпо́дь ли си́мъ въ Бо́га? да воз­врати́т­ся кі́йждо въ до́мъ сво́й съ ми́ромъ.
И рече́ ца́рь Изра́илевъ ко Иосафа́ту царю́ Иу́дину: не рѣ́хъ ли тебѣ́, я́ко не прори́четъ се́й ми́ до́брая, но то́кмо зла́я?
И рече́ Михе́а: не та́ко: не а́зъ: слы́ши глаго́лъ Госпо́день: не та́ко: ви́дѣхъ Го́спода Бо́га Изра́илева сѣдя́щаго на престо́лѣ сво­е́мъ, и все́ во́ин­ство небе́сное стоя́ше о́крестъ его́ одесну́ю его́ и ошу́юю его́:
и рече́ Госпо́дь: кто́ прельсти́тъ Ахаа́ва царя́ Изра́илева, и взы́детъ и паде́тъ въ ремма́ѳѣ Галаа́дстѣй? и рече́ се́й та́ко, и се́й та́ко:
и изы́де ду́хъ, и ста́ предъ Го́сподемъ, и рече́: а́зъ прельщу́ и́:
и рече́ къ нему́ Госпо́дь: въ че́мъ? и рече́: изы́ду и бу́ду ду́хъ лжи́въ во устѣ́хъ всѣ́хъ проро́къ его́: и рече́: прельсти́ши и воз­мо́жеши: изы́ди и сотвори́ та́ко:
и се́, ны́нѣ даде́ Госпо́дь ду́хъ лжи́въ во уста́ всѣ́хъ проро́къ тво­и́хъ си́хъ, и Госпо́дь глаго́ла на тя́ зла́я.
И при­­ступи́ седекі́а сы́нъ Ханаа́нь, и порази́ Михе́ю въ лице́ и рече́: каковы́й се́й пре́йде Ду́хъ Госпо́день от­ мене́, е́же глаго́лати въ тебѣ́?
И рече́ Михе́а: се́, ты́ у́зриши въ де́нь о́нъ, егда́ вни́деши въ ло́жницу сокро́вища тво­его́, е́же скры́тися ту́.
И рече́ ца́рь Изра́илевъ: по­ими́те Михе́ю, и воз­врати́те его́ ко Аммо́ну кня́зю гра́да и ко Иоа́су сы́ну царе́ву,
и рцы́те, да поса́дятъ его́ въ темни́цу, и да ко́рмятъ его́ хлѣ́бомъ печа́льнымъ и водо́ю печа́льною, до́ндеже воз­вращу́ся въ ми́рѣ.
И рече́ Михе́а: а́ще воз­враща́яся воз­врати́шися въ ми́рѣ, то́ не глаго́ла Госпо́дь мно́ю. И рече́: слы́шите, лю́дiе вси́.
И взы́де ца́рь Изра́илевъ и Иосафа́тъ ца́рь Иу́динъ съ ни́мъ въ ремма́ѳу Галаа́дскую.
И рече́ ца́рь Изра́илевъ ко Иосафа́ту царю́ Иу́дину: при­­кры́й мя́, и вни́ду въ сѣ́чь, и ты́ облецы́ся въ ри́зу мою́. И при­­кры́ся ца́рь Изра́илевъ и вни́де въ сѣ́чь.
Ца́рь же Си́рскiй заповѣ́да князе́мъ колесни́цъ сво­и́хъ три́десятимъ и дву́мъ, глаго́ля: не бі́йтеся ни съ вели́кимъ ни съ ма́лымъ, но то́кмо съ царе́мъ Изра́илевымъ еди́нымъ.
И бы́сть егда́ узрѣ́ша во­ево́ды колесни́цъ Иосафа́та царя́ Иу́дина, и рѣ́ша: ви́дит­ся ца́рь Изра́илевъ се́й. И обступи́ша его́ е́же срази́тися съ ни́мъ: и возопи́ Иосафа́тъ.
И бы́сть егда́ узрѣ́ша во­ево́ды колесни́цъ, я́ко нѣ́сть ца́рь Изра́илевъ то́й, и воз­врати́шася от­ него́:
и наляче́ лу́къ еди́нъ му́жъ при­­мѣ́тно, и порази́ царя́ Изра́илева между́ ле́гкимъ и щито́мъ. И рече́ [ца́рь] вса́днику сво­ему́: обрати́ ру́ки твоя́, и изведи́ мя от­ бра́ни, я́ко я́звенъ е́смь.
И умно́жися бра́нь въ то́й де́нь, и ца́рь бѣ́ стоя́ на колесни́цѣ проти́ву сирі́анъ от­ у́тра да́же до ве́чера, и лiя́шеся кро́вь изъ я́звы въ нѣ́дра колесни́цы, и у́мре въ ве́черъ, и излива́­шеся кро́вь от­ я́звы да́же до нѣ́дръ колесни́цы.
И ста́ проповѣ́дникъ о за́падѣ со́лнца, глаго́ля: кі́йждо ва́съ да и́детъ во сво́й гра́дъ и во свою́ зе́млю, я́ко у́мре ца́рь.
И прiидо́ша въ самарі́ю, и погребо́ша въ самарі́и царя́.
И омы́ша кро́вь съ колесни́цы на исто́чницѣ самарі́йстѣмъ, и полиза́ша свинiи́ и пси́ кро́вь его́, и блудни́цы измы́шася въ кро́ви его́, по глаго́лу Госпо́дню, его́же глаго́ла.
Про́чая же слове́съ Ахаа́влихъ, и вся́ я́же сотвори́, и хра́мъ слоно́вый, его́же созда́, и вся́ гра́ды, я́же сотвори́, не се́ ли, сiя́ пи́сана бы́ша въ кни́зѣ слове́съ дні́й царе́й Изра́илевыхъ?
И у́спе Ахаа́въ со отцы́ сво­и́ми, и воцари́ся Охозі́а сы́нъ его́ вмѣ́сто его́.
И Иосафа́тъ сы́нъ а́сы воцари́ся надъ Иу́дою въ четве́ртое лѣ́то Ахаа́ва царя́ Изра́илева.
Иосафа́тъ сы́нъ три́десяти пяти́ лѣ́тъ [бѣ́], егда́ нача́ ца́р­ст­вовати, и два́десять пя́ть лѣ́тъ ца́р­ст­вова во Иерусали́мѣ. И́мя же ма́тери его́ азува́, дщи́ Салаи́ля.
И хожда́­ше по всѣ́мъ путе́мъ а́сы отца́ сво­его́, не уклони́ся от­ него́, творя́ пра́вое предъ очи́ма Госпо́днима, то́кмо высо́кихъ не разори́: еще́ лю́дiе жря́ху и кадя́ху на высо́кихъ.
И умири́ся Иосафа́тъ съ царе́мъ Изра́илевымъ.
Про́чая же слове́съ Иосафа́товыхъ, и си́лы его́, ели́ка сотвори́, не се́ ли, пи́сана су́ть въ кни́зѣ слове́съ дні́й царе́й Иу́диныхъ?
И про́чее ме́рзости, е́же оста́ся во дни́ а́сы отца́ его́, отъ­я́ от­ земли́.
И царя́ не бѣ́ во Едо́мѣ поста́влен­наго.
Ца́рь же Иосафа́тъ сотвори́ корабли́ Ѳарси́йскiя, е́же ити́ во офи́ръ по зла́то, но не по­идо́ша, зане́ сокруши́шася корабли́ во Асео́нъ-гаве́рѣ.
Тогда́ рече́ Охозі́а сы́нъ Ахаа́вль ко Иосафа́ту: да и́дутъ раби́ мо­и́ съ рабы́ тво­и́ми въ корабле́хъ. И не восхотѣ́ Иосафа́тъ.
И у́мре Иосафа́тъ со отцы́ сво­и́ми, и погребе́нъ бы́сть у оте́цъ сво­и́хъ во гра́дѣ дави́да отца́ сво­его́. И воцари́ся Иора́мъ сы́нъ его́ вмѣ́сто его́.
И Охозі́а сы́нъ Ахаа́вовъ воцари́ся надъ Изра́илемъ въ самарі́и, въ лѣ́то седмо­е­на́­де­сять Иосафа́та царя́ Иу́дина, и ца́р­ст­вова надъ Изра́илемъ въ самарі́и лѣ́та два́,
и сотвори́ лука́вое предъ Го́сподемъ, и нача́ ходи́ти по путе́мъ отца́ сво­его́ Ахаа́ва и по пути́ Иезаве́ли ма́тере сво­ея́, и во грѣсѣ́хъ до́му иеровоа́ма сы́на нава́това, и́же введе́ во грѣ́хъ Изра́иля:
и порабо́та Ваа́лу, и поклони́ся ему́, и разгнѣ́ва Го́спода Бо́га Изра́илева, по всѣ́мъ бы́в­шымъ пре́жде его́.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха
Библ. энциклопедия Библейский словарь Словарь библ. образов