Скрыть
Церковнославянский (рус)
И помоли́ся а́н­на и рече́: утверди́ся се́рдце мое́ въ Го́сподѣ, воз­несе́ся ро́гъ мо́й въ Бо́зѣ мо­е́мъ, разшири́шася уста́ моя́ на враги́ моя́, воз­весели́хся о спасе́нiи тво­е́мъ:
я́ко нѣ́сть свя́тъ я́ко Госпо́дь, и нѣ́сть пра́веденъ я́ко Бо́гъ на́шъ, и нѣ́сть свя́тъ па́че тебе́:
не хвали́теся и не глаго́лите высо́кая въ горды́ни, ниже́ да изы́детъ велерѣ́чiе изъ у́стъ ва́шихъ: я́ко Бо́гъ ра́зумовъ Госпо́дь, и Бо́гъ уготовля́яй начина́нiя своя́:
лу́къ си́льныхъ изнемо́же, и немощ­ст­ву́ющiи препоя́сашася си́лою:
испо́лнен­нiи хлѣ́ба лиши́шася, и а́лчущiи при­­ше́л­ст­воваша зе́млю: я́ко непло́ды роди́ се́дмь, и мно́гая въ ча́дѣхъ изнемо́же:
Госпо́дь мертви́тъ и живи́тъ, низво́дитъ во а́дъ и воз­во́дитъ,
Госпо́дь убо́житъ и богати́тъ, смиря́етъ и вы́ситъ,
воз­ставля́етъ от­ земли́ убо́га и от­ гно́ища воз­двиза́етъ ни́ща посади́ти его́ съ могу́щими люді́й, и престо́лъ сла́вы дая́ въ наслѣ́дiе и́мъ:
дая́й моли́тву моля́щемуся и благослови́ лѣ́та пра́веднаго, я́ко не въ крѣ́пости си́ленъ му́жъ:
Госпо́дь не́мощна сотвори́ сопоста́та его́, Госпо́дь свя́тъ: да не хва́лит­ся прему́дрый прему́дростiю сво­е́ю, и да не хва́лит­ся си́льный си́лою сво­е́ю, и да не хва́лит­ся бога́тый бога́т­ст­вомъ сво­и́мъ: но о се́мъ да хва́лит­ся хваля́йся, е́же разумѣ́ти и зна́ти Го́спода, и твори́ти су́дъ и пра́вду посредѣ́ земли́: Госпо́дь взы́де на небеса́ и воз­гремѣ́: то́й су́дитъ конце́мъ земли́, пра́веденъ сы́й, и да́стъ крѣ́пость царе́мъ на́шымъ и воз­несе́тъ ро́гъ христа́ сво­его́.
И оста́виша его́ та́мо предъ Го́сподемъ и от­идо́ша во Армаѳе́мъ въ до́мъ сво́й: отроча́ же бѣ́ служа́ лицу́ Госпо́дню предъ лице́мъ илі́и жерца́.
Сы́нове же илі́и жерца́ [бы́ша] сы́нове поги́белнiи, не вѣ́дуще Го́спода,
ни оправда́нiя жре́ческа предъ людьми́ всѣ́ми жру́щими. И при­­хожда́­ше о́трокъ жре́ческъ, егда́ варя́т­ся мяса́, и у́дица трезу́бна въ руку́ его́,
и влага́­ше ю́ въ коно́бъ вели́кiй, или́ въ мѣ́дяный сосу́дъ, или́ горне́цъ, и все́ е́же вонзе́ся на у́дицу, взима́­ше е́ себѣ́ жре́цъ: и та́ко творя́ху всему́ Изра́илеви при­­ходя́щему пожре́ти Го́сподеви въ Сило́мѣ.
И пре́жде кажде́нiя ту́ка, при­­хожда́­ше о́трокъ жре́ческъ и глаго́лаше му́жеви жру́щему: да́ждь мя́са испещи́ жерцу́, и не воз­му́ от­ тебе́ мя́са варе́наго от­ коно́ба.
И глаго́лаше му́жъ жря́й: да покади́т­ся пе́рвѣе ту́къ, я́коже подоба́етъ, и тогда́ во́змеши себѣ́ от­ всѣ́хъ, е́же хо́щетъ душа́ твоя́. И рече́: ни́, ны́нѣ да́ждь: а́ще же не да́си, воз­му́ си́лою.
И бѣ́ предъ Го́сподемъ грѣ́хъ отроко́въ ве́лiй зѣло́, я́ко от­мета́ху же́ртву Госпо́дню.
И самуи́лъ бѣ́ служа́ предъ Го́сподемъ, о́трочищь сы́й опоя́санъ во Ефу́дъ льня́нъ.
И хлами́ду ма́лу сотвори́ ему́ ма́ти его́, и при­­ноша́­ше ему́ от­ дні́й во дни́, егда́ восхожда́­ше съ му́жемъ сво­и́мъ пожре́ти же́ртву дні́й.
И благослови́ илі́й Елкану́ и жену́ его́, глаго́ля: да воз­да́стъ ти́ Госпо́дь сѣ́мя от­ жены́ сея́ за да́ръ, его́же дарова́лъ еси́ Го́сподеви. И отъи́де человѣ́къ въ мѣ́сто свое́.
И посѣти́ Госпо́дь Бо́гъ а́н­ну, и зача́, и роди́ еще́ три́ сы́ны и дще́ри двѣ́. И воз­вели́чися о́трокъ самуи́лъ предъ Го́сподемъ.
Илі́й же состарѣ́ся зѣло́: и услы́ша, я́же творя́ху сы́нове его́ всѣ́мъ сыно́мъ Изра́илевымъ, и я́ко быва́ху съ жена́ми предстоя́щими у две́рiй ски́нiи свидѣ́нiя,
и рече́ и́мъ: почто́ твори́те по глаго́лу сему́, его́же а́зъ слы́шу изъ у́стъ всѣ́хъ люді́й Госпо́днихъ [о ва́съ]?
ни́, ча́да, ни́: я́ко не бла́гъ слу́хъ, его́же а́зъ слы́шу о ва́съ: не твори́те та́ко, я́ко не добры́ слу́хи, я́же а́зъ слы́шу, е́же не рабо́тати лю́демъ Бо́гу:
а́ще согрѣша́я согрѣши́тъ му́жъ му́жеви, помо́лят­ся о не́мъ ко Го́споду: а́ще же Го́сподеви согрѣши́тъ, кто́ помо́лит­ся о не́мъ? И не послу́шаста гла́са отца́ сво­его́, я́ко хотя́й восхотѣ́ Госпо́дь погуби́ти я́.
О́трокъ же самуи́лъ хожда́­ше предуспѣва́я, и бѣ́ бла́гъ предъ Го́сподемъ и человѣ́ки.
И прiи́де человѣ́къ Бо́жiй ко илі́ю и рече́: сiя́ глаго́летъ Госпо́дь: от­крыва́яся от­кры́хся въ дому́ отца́ тво­его́, су́щымъ и́мъ въ земли́ Еги́петстѣй рабо́мъ въ до́му фарао́ни,
и избра́хъ до́мъ отца́ тво­его́ от­ всѣ́хъ домо́въ Изра́илевыхъ мнѣ́ служи́ти, е́же восходи́ти ко олтарю́ мо­ему́ и кади́ти кади́ломъ и носи́ти Ефу́дъ, и да́хъ до́му отца́ тво­его́ вся́, я́же огня́ же́ртвен­ная сыно́въ Изра́илевыхъ, въ снѣ́дь:
и почто́ ты́ воз­зрѣ́лъ еси́ на ѳимiа́мъ мо́й и на же́ртву мою́ безсту́днымъ о́комъ, и просла́вилъ сы́ны твоя́ па́че мене́, е́же благословля́ти нача́токъ вся́кiя же́ртвы Изра́илевы предо мно́ю?
сего́ ра́ди сiя́ глаго́летъ Госпо́дь Бо́гъ Изра́илевъ, глаго́ля: реко́хъ, до́мъ тво́й и до́мъ отца́ тво­его́ пре́йдетъ предо мно́ю до вѣ́ка: а ны́нѣ глаго́летъ Госпо́дь: ника́коже мнѣ́, зане́ то́кмо прославля́ющыя мя́ просла́влю, и уничижа́яй мя́ безче́стенъ бу́детъ:
се́, дні́е и́дутъ, и потреблю́ сѣ́мя твое́ и сѣ́мя до́му отца́ тво­его́, и не бу́детъ ста́рца въ дому́ тво­е́мъ во вся́ дни́,
и у́зриши держа́ву мою́ во всѣ́хъ, и́миже разблажа́етъ Изра́иля, и не бу́детъ ста́рца въ дому́ тво­е́мъ во вся́ дни́:
и му́жа не истреблю́ тебѣ́ от­ олтаря́ мо­его́, во е́же оскудѣ́ти очесе́мъ его́ и иста́яти души́ его́: и вси́ про́чiи до́му тво­его́ паду́тъ ору́жiемъ му́жескимъ:
и сiе́ тебѣ́ зна́менiе, е́же прiи́детъ на о́ба сы́на твоя́ сiя́ Офни́ и Финее́са: въ де́нь еди́нъ у́мрутъ о́ба:
и воз­ста́влю себѣ́ жерца́ вѣ́рна, и́же вся́ я́же въ се́рдцы мо­е́мъ и я́же въ души́ мо­е́й сотвори́тъ, и сози́жду ему́ до́мъ вѣ́ренъ, и предъи́детъ предъ христо́мъ мо­и́мъ во вся́ дни́:
и бу́детъ вся́къ оста́в­шiйся въ дому́ тво­е́мъ прiи́детъ поклони́тися ему́ съ ца́тою сребра́ и хлѣ́бомъ еди́нымъ, глаго́ля: прiими́ мя къ еди́ному от­ священно­служе́нiй тво­и́хъ, е́же я́сти хлѣ́бъ.
Синодальный
И молилась Анна и говорила: возрадовалось сердце мое в Господе; вознесся рог мой в Боге моем; широко разверзлись уста мои на врагов моих, ибо я радуюсь о спасении Твоем.
Нет столь святаго, как Господь; ибо нет другого, кроме Тебя; и нет твердыни, как Бог наш.
Не умножайте речей надменных; дерзкие слова да не исходят из уст ваших; ибо Господь есть Бог ведения, и дела у Него взвешены.
Лук сильных преломляется, а немощные препоясываются силою;
сытые работают из хлеба, а голодные отдыхают; даже бесплодная рождает семь раз, а многочадная изнемогает.
Господь умерщвляет и оживляет, низводит в преисподнюю и возводит;
Господь делает нищим и обогащает, унижает и возвышает.
Из праха подъемлет Он бедного, из брения возвышает нищего, посаждая с вельможами, и престол славы дает им в наследие; ибо у Господа основания земли, и Он утвердил на них вселенную.
Стопы святых Своих Он блюдет, а беззаконные во тьме исчезают; ибо не силою крепок человек.
Господь сотрет препирающихся с Ним; с небес возгремит на них. [Господь свят. Да не хвалится мудрый мудростью своею, и да не хвалится сильный силою своею, и да не хвалится богатый богатством своим, но желающий хвалиться да хвалится тем, что разумеет и знает Господа.] Господь будет судить концы земли, и даст крепость царю Своему и вознесет рог помазанника Своего.
[И оставили Самуила там пред Господом,] и пошел Елкана в Раму в дом свой, а отрок остался служить Господу при Илии священнике.
Сыновья же Илия были люди негодные; они не знали Господа
и долга священников в отношении к народу. Когда кто приносил жертву, отрок священнический, во время варения мяса, приходил с вилкой в руке своей
и опускал ее в котел, или в кастрюлю, или на сковороду, или в горшок, и что вынет вилка, то брал себе священник. Так поступали они со всеми Израильтянами, приходившими туда в Силом.
Даже прежде, нежели сожигали тук, приходил отрок священнический и говорил приносившему жертву: дай мяса на жаркое священнику; он не возьмет у тебя вареного мяса, а дай сырое.
И если кто говорил ему: пусть сожгут прежде тук, как должно, и потом возьми себе, сколько пожелает душа твоя, то он говорил: нет, теперь же дай, а если нет, то силою возьму.
И грех этих молодых людей был весьма велик пред Господом, ибо они отвращали от жертвоприношений Господу.
Отрок же Самуил служил пред Господом, надевая льняной ефод.
Верхнюю одежду малую делала ему мать его и приносила ему ежегодно, когда приходила с мужем своим для принесения положенной жертвы.
И благословил Илий Елкану и жену его и сказал: да даст тебе Господь детей от жены сей вместо данного, которого ты отдал Господу! И пошли они в место свое.
И посетил Господь Анну, и зачала она и родила еще трех сыновей и двух дочерей; а отрок Самуил возрастал у Господа.
Илий же был весьма стар и слышал все, как поступают сыновья его со всеми Израильтянами, и что они спят с женщинами, собиравшимися у входа в скинию собрания.
И сказал им: для чего вы делаете такие дела? ибо я слышу худые речи о вас от всего народа [Господня].
Нет, дети мои, нехороша молва, которую я слышу [о вас, не делайте так, ибо нехороша молва, которую я слышу]; вы развращаете народ Господень;
если согрешит человек против человека, то помолятся о нем Богу; если же человек согрешит против Господа, то кто будет ходатаем о нем? Но они не слушали голоса отца своего, ибо Господь решил уже предать их смерти.
Отрок же Самуил более и более приходил в возраст и в благоволение у Господа и у людей.
И пришел человек Божий к Илию и сказал ему: так говорит Господь: не открылся ли Я дому отца твоего, когда еще были они в Египте, в доме фараона?
И не избрал ли его из всех колен Израилевых Себе во священника, чтоб он восходил к жертвеннику Моему, чтобы воскурял фимиам, чтобы носил ефод предо Мною? И не дал ли Я дому отца твоего от всех огнем сожигаемых жертв сынов Израилевых?
Для чего же вы попираете ногами жертвы Мои и хлебные приношения Мои, которые заповедал Я для жилища Моего, и для чего ты предпочитаешь Мне сыновей своих, утучняя себя начатками всех приношений народа Моего – Израиля?
Посему так говорит Господь Бог Израилев: Я сказал тогда: «дом твой и дом отца твоего будут ходить пред лицем Моим вовек». Но теперь говорит Господь: да не будет так, ибо Я прославлю прославляющих Меня, а бесславящие Меня будут посрамлены.
Вот, наступают дни, в которые Я подсеку мышцу твою и мышцу дома отца твоего, так что не будет старца в доме твоем [никогда];
и ты будешь видеть бедствие жилища Моего, при всем том, что Господь благотворит Израилю и не будет в доме твоем старца во все дни,
Я не отрешу у тебя всех от жертвенника Моего, чтобы томить глаза твои и мучить душу твою; но все потомство дома твоего будет умирать в средних летах.
И вот тебе знамение, которое последует с двумя сыновьями твоими, Офни и Финеесом: оба они умрут в один день.
И поставлю Себе священника верного; он будет поступать по сердцу Моему и по душе Моей; и дом его сделаю твердым, и он будет ходить пред помазанником Моим во все дни;
и всякий, оставшийся из дома твоего, придет кланяться ему из-за геры серебра и куска хлеба и скажет: «причисли меня к какой-либо левитской должности, чтоб иметь пропитание».
Еврейский
וַתִּתְפַּלֵּל חַנָּה וַתֹּאמַר, עָלַץ לִבִּי בַּיהוָה, רָמָה קַרְנִי בַּיהוָה; רָחַב פִּי עַל־אוֹיְבַי, כִּי שָׂמַחְתִּי בִּישׁוּעָתֶךָ׃
אֵין־קָדוֹשׁ כַּיהוָה כִּי אֵין בִּלְתֶּךָ; וְאֵין צוּר כֵּאלֹהֵינוּ׃
אַל־תַּרְבּוּ תְדַבְּרוּ גְּבֹהָה גְבֹהָה, יֵצֵא עָתָק מִפִּיכֶם; כִּי אֵל דֵּעוֹת יְהוָה, וְלֹא (וְלוֹ) נִתְכְּנוּ עֲלִלוֹת׃
קֶשֶׁת גִּבֹּרִים חַתִּים; וְנִכְשָׁלִים אָזְרוּ חָיִל׃
שְׂבֵעִים בַּלֶּחֶם נִשְׂכָּרוּ, וּרְעֵבִים חָדֵלּוּ; עַד־עֲקָרָה יָלְדָה שִׁבְעָה, וְרַבַּת בָּנִים אֻמְלָלָה׃
יְהוָה מֵמִית וּמְחַיֶּה; מוֹרִיד שְׁאוֹל וַיָּעַל׃
יְהוָה מוֹרִישׁ וּמַעֲשִׁיר; מַשְׁפִּיל אַף־מְרוֹמֵם׃
מֵקִים מֵעָפָר דָּל, מֵאַשְׁפֹּת יָרִים אֶבְיוֹן, לְהוֹשִׁיב עִם־נְדִיבִים, וְכִסֵּא כָבוֹד יַנְחִלֵם; כִּי לַיהוָה מְצֻקֵי אֶרֶץ, וַיָּשֶׁת עֲלֵיהֶם תֵּבֵל׃
רַגְלֵי חֲסִידוֹ (חֲסִידָיו) יִשְׁמֹר, וּרְשָׁעִים בַּחֹשֶׁךְ יִדָּמּוּ; כִּי־לֹא בְכֹחַ יִגְבַּר־אִישׁ׃
יְהוָה יֵחַתּוּ מְרִיבוֹ (מְרִיבָיו), עָלוֹ (עָלָיו) בַּשָּׁמַיִם יַרְעֵם, יְהוָה יָדִין אַפְסֵי־אָרֶץ; וְיִתֶּן־עֹז לְמַלְכּוֹ, וְיָרֵם קֶרֶן מְשִׁיחוֹ׃ פ
וַיֵּלֶךְ אֶלְקָנָה הָרָמָתָה עַל־בֵּיתוֹ; וְהַנַּעַר, הָיָה מְשָׁרֵת אֶת־יְהוָה, אֶת־פְּנֵי עֵלִי הַכֹּהֵן׃
וּבְנֵי עֵלִי בְּנֵי בְלִיָּעַל; לֹא יָדְעוּ אֶת־יְהוָה׃
וּמִשְׁפַּט הַכֹּהֲנִים אֶת־הָעָם; כָּל־אִישׁ זֹבֵחַ זֶבַח, וּבָא נַעַר הַכֹּהֵן כְּבַשֵּׁל הַבָּשָׂר, וְהַמַּזְלֵג שְׁלֹשׁ־הַשִּׁנַּיִם בְּיָדוֹ׃
וְהִכָּה בַכִּיּוֹר אוֹ בַדּוּד, אוֹ בַקַּלַּחַת אוֹ בַפָּרוּר, כֹּל אֲשֶׁר יַעֲלֶה הַמַּזְלֵג, יִקַּח הַכֹּהֵן בּוֹ; כָּכָה יַעֲשׂוּ לְכָל־יִשְׂרָאֵל, הַבָּאִים שָׁם בְּשִׁלֹה׃
גַּם בְּטֶרֶם יַקְטִרוּן אֶת־הַחֵלֶב, וּבָא נַעַר הַכֹּהֵן, וְאָמַר לָאִישׁ הַזֹּבֵחַ, תְּנָה בָשָׂר, לִצְלוֹת לַכֹּהֵן; וְלֹא־יִקַּח מִמְּךָ בָּשָׂר מְבֻשָּׁל כִּי אִם־חָי׃
וַיֹּאמֶר אֵלָיו הָאִישׁ, קַטֵּר יַקְטִירוּן כַּיּוֹם הַחֵלֶב, וְקַח־לְךָ, כַּאֲשֶׁר תְּאַוֶּה נַפְשֶׁךָ; וְאָמַר לוֹ (לֹא) כִּי עַתָּה תִתֵּן, וְאִם־לֹא לָקַחְתִּי בְחָזְקָה׃
וַתְּהִי חַטַּאת הַנְּעָרִים גְּדוֹלָה מְאֹד אֶת־פְּנֵי יְהוָה; כִּי נִאֲצוּ הָאֲנָשִׁים, אֵת מִנְחַת יְהוָה׃
וּשְׁמוּאֵל מְשָׁרֵת אֶת־פְּנֵי יְהוָה; נַעַר חָגוּר אֵפוֹד בָּד׃
וּמְעִיל קָטֹן תַּעֲשֶׂה־לּוֹ אִמּוֹ, וְהַעַלְתָה לוֹ מִיָּמִים יָמִימָה; בַּעֲלוֹתָהּ אֶת־אִישָׁהּ, לִזְבֹּחַ אֶת־זֶבַח הַיָּמִים׃
וּבֵרַךְ עֵלִי אֶת־אֶלְקָנָה וְאֶת־אִשְׁתּוֹ, וְאָמַר יָשֵׂם יְהוָה לְךָ זֶרַע מִן־הָאִשָּׁה הַזֹּאת, תַּחַת הַשְּׁאֵלָה, אֲשֶׁר שָׁאַל לַיהוָה; וְהָלְכוּ לִמְקֹמוֹ׃
כִּי־פָקַד יְהוָה אֶת־חַנָּה, וַתַּהַר וַתֵּלֶד שְׁלֹשָׁה־בָנִים וּשְׁתֵּי בָנוֹת; וַיִּגְדַּל הַנַּעַר שְׁמוּאֵל עִם־יְהוָה׃ ס
וְעֵלִי זָקֵן מְאֹד; וְשָׁמַע, אֵת כָּל־אֲשֶׁר יַעֲשׂוּן בָּנָיו לְכָל־יִשְׂרָאֵל, וְאֵת אֲשֶׁר־יִשְׁכְּבוּן אֶת־הַנָּשִׁים, הַצֹּבְאוֹת, פֶּתַח אֹהֶל מוֹעֵד׃
וַיֹּאמֶר לָהֶם, לָמָּה תַעֲשׂוּן כַּדְּבָרִים הָאֵלֶּה; אֲשֶׁר אָנֹכִי שֹׁמֵעַ אֶת־דִּבְרֵיכֶם רָעִים, מֵאֵת כָּל־הָעָם אֵלֶּה׃
אַל בָּנָי; כִּי לוֹא־טוֹבָה הַשְּׁמֻעָה אֲשֶׁר אָנֹכִי שֹׁמֵעַ, מַעֲבִרִים עַם־יְהוָה׃
אִם־יֶחֱטָא אִישׁ לְאִישׁ וּפִלְלוֹ אֱלֹהִים, וְאִם לַיהוָה יֶחֱטָא־אִישׁ, מִי יִתְפַּלֶּל־לוֹ; וְלֹא יִשְׁמְעוּ לְקוֹל אֲבִיהֶם, כִּי־חָפֵץ יְהוָה לַהֲמִיתָם׃
וְהַנַּעַר שְׁמוּאֵל, הֹלֵךְ וְגָדֵל וָטוֹב; גַּם עִם־יְהוָה, וְגַם עִם־אֲנָשִׁים׃ ס
וַיָּבֹא אִישׁ־אֱלֹהִים אֶל־עֵלִי; וַיֹּאמֶר אֵלָיו, כֹּה אָמַר יְהוָה, הֲנִגְלֹה נִגְלֵיתִי אֶל־בֵּית אָבִיךָ, בִּהְיוֹתָם בְּמִצְרַיִם לְבֵית פַּרְעֹה׃
וּבָחֹר אֹתוֹ מִכָּל־שִׁבְטֵי יִשְׂרָאֵל לִי לְכֹהֵן, לַעֲלוֹת עַל־מִזְבְּחִי, לְהַקְטִיר קְטֹרֶת לָשֵׂאת אֵפוֹד לְפָנָי; וָאֶתְּנָה לְבֵית אָבִיךָ, אֶת־כָּל־אִשֵּׁי בְּנֵי יִשְׂרָאֵל׃
לָמָּה תִבְעֲטוּ, בְּזִבְחִי וּבְמִנְחָתִי, אֲשֶׁר צִוִּיתִי מָעוֹן; וַתְּכַבֵּד אֶת־בָּנֶיךָ מִמֶּנִּי, לְהַבְרִיאֲכֶם, מֵרֵאשִׁית כָּל־מִנְחַת יִשְׂרָאֵל לְעַמִּי׃
לָכֵן, נְאֻם־יְהוָה אֱלֹהֵי יִשְׂרָאֵל, אָמוֹר אָמַרְתִּי, בֵּיתְךָ וּבֵית אָבִיךָ, יִתְהַלְּכוּ לְפָנַי עַד־עוֹלָם; וְעַתָּה נְאֻם־יְהוָה חָלִילָה לִּי, כִּי־מְכַבְּדַי אֲכַבֵּד וּבֹזַי יֵקָלּוּ׃
הִנֵּה יָמִים בָּאִים, וְגָדַעְתִּי אֶת־זְרֹעֲךָ, וְאֶת־זְרֹעַ בֵּית אָבִיךָ; מִהְיוֹת זָקֵן בְּבֵיתֶךָ׃
וְהִבַּטְתָּ צַר מָעוֹן, בְּכֹל אֲשֶׁר־יֵיטִיב אֶת־יִשְׂרָאֵל; וְלֹא־יִהְיֶה זָקֵן בְּבֵיתְךָ כָּל־הַיָּמִים׃
וְאִישׁ, לֹא־אַכְרִית לְךָ מֵעִם מִזְבְּחִי, לְכַלּוֹת אֶת־עֵינֶיךָ וְלַאֲדִיב אֶת־נַפְשֶׁךָ; וְכָל־מַרְבִּית בֵּיתְךָ יָמוּתוּ אֲנָשִׁים׃
וְזֶה־לְּךָ הָאוֹת, אֲשֶׁר יָבֹא אֶל־שְׁנֵי בָנֶיךָ, אֶל־חָפְנִי וּפִינְחָס; בְּיוֹם אֶחָד יָמוּתוּ שְׁנֵיהֶם׃
וַהֲקִימֹתִי לִי כֹּהֵן נֶאֱמָן, כַּאֲשֶׁר בִּלְבָבִי וּבְנַפְשִׁי יַעֲשֶׂה; וּבָנִיתִי לוֹ בַּיִת נֶאֱמָן, וְהִתְהַלֵּךְ לִפְנֵי־מְשִׁיחִי כָּל־הַיָּמִים׃
וְהָיָה, כָּל־הַנּוֹתָר בְּבֵיתְךָ, יָבוֹא לְהִשְׁתַּחֲוֹת לוֹ, לַאֲגוֹרַת כֶּסֶף וְכִכַּר־לָחֶם; וְאָמַר, סְפָחֵנִי נָא אֶל־אַחַת הַכְּהֻנּוֹת לֶאֱכֹל פַּת־לָחֶם׃ ס
а Анна стала молиться: Господь дал радость моему сердцу, Господь высоко поднял чело мое . Я смеюсь над моими врагами, радуюсь, что Ты спас меня.
Никто не свят, как Господь, нет иного, кроме Тебя! Наш Бог — скала, нет подобного Ему!
Прекратите надменные речи! Гордых слов не говорите! Господь — Бог, знающий всё, и дела людей — на весах у Него!
Дрогнул лук в руках героев, а упавшие без сил — воспряли.
Сытые работают за кусок хлеба, а голодным не нужно батрачить. Бесплодная родила семерых, а многодетная вянет одна.
Господь убивает и оживляет, бросает в Шеол и поднимает.
Господь разоряет и обогащает, унижает и возвышает;
бедняку дает встать из пыли, из кучи отбросов — нищему, с благородными их сажает, зовет на почетное место. Во власти Господа — опоры земли, на которых Он мир утвердил.
Хранит Он пути верных Ему, а злодеи сгинут во тьме, ведь не силой своей одолевает человек.
Противники Господа дрогнут, с небес прогремит Он над ними. Господь — Судья всей земли, от края и до края! Он дает силу царю Своему, возвеличивает помазанника Своего!
Элкана отправился к себе домой в Раму, а мальчик остался у священника Илия служить Господу.
Сыновья Илия были негодяями — они не знали Господа.
Вот как эти священники вели себя с народом: когда кто–нибудь совершал жертвоприношение, приходил служка с трезубой вилкой в руке и, пока мясо готовилось,
запускал вилку в котел, чан, горшок или кастрюлю. Все, что можно было достать вилкой, священник забирал себе. Так они поступали со всеми израильтянами, приходившими к ним в Силом.
Даже до того, как сжигали жир, являлся служка и говорил человеку, приносящему жертву: «Дай мяса, чтобы пожарить для священника. Вареного он не возьмет — только сырое!»
А если тот возражал: «Пусть сперва сожгут жир, тогда и возьмешь себе все, что захочешь!» — то служка отвечал: «Отдавай сейчас же, а не то сам заберу!»
Велик был грех молодых священников в глазах Господа: они относились к жертвоприношениям Господу без благоговения!
Самуил прислуживал в Храме Господа и был опоясан льняным эфодом.
Каждый год мать шила ему маленький плащ и приносила его, приходя с мужем для ежегодного жертвоприношения.
Илий всякий раз благословлял Элкану и его жену: «Пусть Господь даст тебе потомство от этой женщины взамен того, кто отдан Господу!» И они возвращались домой.
Господь вспомнил об Анне, она забеременела и родила еще трех сыновей и двух дочерей, а Самуил рос, прислуживая в Храме Господа.
Илий совсем состарился. Ему рассказывали о том, как поступают его сыновья с израильтянами, и о том, что они спят с женщинами, которые служили у входа в Шатер Встречи.
Он говорил сыновьям: «Зачем вы творите такое?! От всех я только и слышу о ваших бесчинствах!
Хватит, дети мои! Дурные слухи идут о вас среди народа Господнего.
Если один человек согрешит против другого, Бог может заступиться за него. А если против Господа согрешит, кто вступится за него?!» Но они не прислушались к словам отца, ведь Бог уже решил погубить их.
А Самуил понемногу взрослел и был все более приятен и Господу, и людям.
Пришел человек Божий к Илию и сказал: «Так говорит Господь: Я явил Себя предкам рода твоего, когда они были рабами дома фараонова в Египте.
Из всех племен Израиля Я избрал их, чтобы они стали Моими священниками, чтобы поднимались на мой жертвенник, чтобы воскуряли благовония и возносили эфод передо Мной! Я поставил твоих предков распоряжаться всеми приношениями израильтян.
Так почему же вы попираете жертвы и дары, которые Я повелел приносить Мне в святилище? Почему своих сыновей ты поставил выше Меня? Вы жиреете, поедая лучшие куски мяса жертв, которые приносит Мне Мой народ Израиль!
Так говорит Господь, Бог Израиля: Я обещал, что твоя семья и твой род будут вечно жить пред лицом Моим. Но отныне не бывать тому! — говорит Господь. Я возвеличу тех, кто чтит Меня, и умалю тех, кто презирает Меня!
Близок день, когда Я отсеку десницу твою — силу семьи твоей: никто из твоих детей не доживет до старости!
Ты будешь с завистью смотреть на благоденствие Израиля, ведь в твоей семье никто уже не доживет до старости.
Я не отлучу твоих потомков от жертвенника Моего — они останутся там для того, чтобы глаза твои слепли от печали и душа болела. Все твои потомки умрут в расцвете сил.
И вот тебе верный знак: твои сыновья, Хофни и Пинехас, оба умрут в один день.
Я же найду себе священника надежного, который будет поступать по воле Моей. Я сделаю его основателем рода — дома, что будет стоять надежно. Его потомки будут всегда служить Моему помазаннику.
И всякий, кто уцелеет из рода твоего, придет кланяться им, прося хоть немного денег и краюху хлеба, и скажет: „Назначь меня на любую священническую должность, чтобы я мог добыть себе кусок хлеба”».
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки