Скрыть
Церковнославянский (рус)
И отъи́де дави́дъ от­ту́ду, и спасе́ся, и прiи́де въ пеще́ру Одолла́мску: и слы́шав­ше бра́тiя его́ и до́мъ отца́ его́, прiидо́ша къ нему́ та́мо.
И собра́шася къ нему́ вся́къ и́же въ ну́ждѣ, и вся́къ должни́къ, и вся́къ печа́льный душе́ю, и бѣ́ и́ми облада́яй, и бя́ше съ ни́мъ я́ко четы́реста муже́й.
И отъи́де дави́дъ от­ту́ду въ Массифа́ѳъ Моави́тскiй и рече́ къ царю́ Моави́тску: да бу́дутъ ны́нѣ оте́цъ мо́й и ма́ти моя́ у тебе́, до́ндеже позна́ю, что́ сотвори́тъ мнѣ́ Бо́гъ.
И умоли́ лице́ царя́ Моави́тска, и пребыва́ху у него́ по вся́ дни́, су́щу дави́ду во о́бласти то́й.
И рече́ га́дъ проро́къ къ дави́ду: не сѣди́ во о́бласти се́й: иди́, и да вни́деши въ зе́млю Иу́дину. И и́де дави́дъ и при­­ше́дъ сѣ́де въ гра́дѣ сари́хъ.
И слы́ша Сау́лъ, я́ко позна́нъ бы́сть дави́дъ, и му́жiе и́же съ ни́мъ: и Сау́лъ сѣдя́ше на холмѣ́ подъ дубра́вою я́же въ ра́мѣ, и копiе́ въ руку́ его́, и вси́ о́троцы его́ предстоя́ху ему́.
И рече́ Сау́лъ ко отроко́мъ сво­и́мъ предстоя́щымъ ему́: слы́шите ны́нѣ, сы́нове Венiами́новы, а́ще во­и́стин­ну всѣ́мъ ва́мъ да́стъ сы́нъ Иессе́евъ се́ла и виногра́ды и поста́витъ ва́съ всѣ́хъ въ со́тники и ты́сящники:
я́ко вси́ согласи́стеся на мя́, и нѣ́сть от­крыва́яй во у́хо мое́, егда́ положи́ завѣ́тъ сы́нъ мо́й съ сы́номъ Иессе́овымъ, и нѣ́сть от­ ва́съ ни еди́нъ боля́й о мнѣ́ и воз­вѣща́яй во у́шы мо­и́, я́ко воз­дви́же сы́нъ мо́й раба́ мо­его́ на мя́ врага́, я́коже де́нь се́й?
И от­вѣща́ дои́къ Си́ринъ при­­ста́вленый надъ мска́ми Сау́ловыми и рече́: ви́дѣхъ сы́на Иессе́ева при­­ше́дша въ номву́ ко Авимеле́ху сы́ну Ахи́тову иере́ю:
и вопроша́­ше о не́мъ Бо́га, и бра́шно вдаде́ ему́, и ме́чь голiа́ѳа иноплеме́н­ника вдаде́ ему́.
И посла́ ца́рь при­­зва́ти Авимеле́ха сы́на Ахи́това, и вся́ сы́ны отца́ его́ иере́и от­ номвы́. И прiидо́ша вси́ къ царю́.
И рече́ Сау́лъ: слы́ши ны́нѣ, сы́не Ахи́товъ. И рече́: се́, а́зъ, глаго́ли, господи́не.
И рече́ ему́ Сау́лъ: почто́ совѣща́л­ся еси́ на мя́ ты́ и сы́нъ Иессе́евъ, я́ко вда́лъ еси́ ему́ хлѣ́бъ и ме́чь, и вопроша́лъ еси́ о не́мъ Бо́га положи́ти его́ на мя́ во врага́, я́коже де́нь се́й?
И от­вѣща́ Авимеле́хъ царю́ и рече́: и кто́ во всѣ́хъ рабѣ́хъ тво­и́хъ вѣ́ренъ я́коже дави́дъ, и зя́ть царе́въ, и кня́зь всѣ́мъ за́повѣдемъ тво­и́мъ, и сла́венъ въ до́му тво­е́мъ?
еда́ дне́сь нача́хъ вопроша́ти о не́мъ Бо́га? ника́ко: да не воз­ложи́ши, царю́, на раба́ тво­его́ словесе́ сего́, и на ве́сь до́мъ отца́ мо­его́, я́ко не вѣ́дяше ра́бъ тво́й во всѣ́хъ си́хъ словесе́ ма́ла, или́ вели́ка.
И рече́ ца́рь Сау́лъ: сме́ртiю у́мреши, Авимеле́хъ, ты́ и ве́сь до́мъ отца́ тво­его́.
И рече́ ца́рь скорохо́дцемъ предстоя́щымъ предъ ни́мъ: при­­веди́те и избі́йте иере́и Госпо́дни, я́ко рука́ и́хъ съ дави́домъ, и поне́же позна́ша, я́ко бѣжи́тъ то́й, и не воз­вѣсти́ша во у́шiю мое́ю. И не хотя́ху о́троцы царе́вы воз­ложи́ти ру́къ сво­и́хъ на иере́и Госпо́дни.
И рече́ ца́рь дои́ку: обрати́ся ты́, и устреми́ся на иере́и. И обрати́ся дои́къ Си́ринъ, и уби́ иере́евъ Госпо́днихъ въ то́й де́нь, три́ста пя́ть муже́й, всѣ́хъ нося́щихъ Ефу́дъ:
и номву́ гра́дъ иере́йскiй погуби́ о́стрiемъ ору́жiя от­ му́жеска по́лу и до же́нска, от­ о́трока и до ссу́щаго, и телца́ и осла́ и овча́те.
И угонзе́ еди́нъ сы́нъ Авимеле́ха сы́на Ахи́това, и́мя ему́ Авiа́ѳаръ, и бѣжа́ вслѣ́дъ дави́да.
И воз­вѣсти́ Авiа́ѳаръ дави́ду, я́ко изби́ Сау́лъ вся́ иере́и Госпо́дни.
И рече́ дави́дъ ко Авiа́ѳару: вѣ́дяхъ въ де́нь то́й, я́ко та́мо бѣ́ дои́къ Си́ринъ, я́ко воз­вѣща́я воз­вѣсти́тъ Сау́лу: а́зъ е́смь вино́венъ о душа́хъ до́му отца́ тво­его́:
сѣди́ со мно́ю, не бо́йся, я́ко идѣ́же а́ще взыщу́ души́ мо­е́й мѣ́сто, взыщу́ и души́ тво­е́й, я́ко сохране́нъ бу́деши ты́ у мене́.
Синодальный
И вышел Давид оттуда и убежал в пещеру Одолламскую, и услышали братья его и весь дом отца его и пришли к нему туда.
И собрались к нему все притесненные и все должники и все огорченные душею, и сделался он начальником над ними; и было с ним около четырехсот человек.
Оттуда пошел Давид в Массифу Моавитскую и сказал царю Моавитскому: пусть отец мой и мать моя побудут у вас, доколе я не узнаю, что сделает со мною Бог.
И привел их к царю Моавитскому, и жили они у него все время, доколе Давид был в оном убежище.
Но пророк Гад сказал Давиду: не оставайся в этом убежище, но ступай, иди в землю Иудину. И пошел Давид и пришел в лес Херет.
И услышал Саул, что Давид появился и люди, бывшие с ним. Саул сидел тогда в Гиве под дубом на горе, с копьем в руке, и все слуги его окружали его.
И сказал Саул слугам своим, окружавшим его: послушайте, сыны Вениаминовы, неужели всем вам даст сын Иессея поля и виноградники и всех вас поставит тысяченачальниками и сотниками,
что вы все сговорились против меня, и никто не открыл мне, когда сын мой вступил в дружбу с сыном Иессея, и никто из вас не пожалел о мне и не открыл мне, что сын мой возбудил против меня раба моего строить мне ковы, как это ныне видно?
И отвечал Доик Идумеянин, стоявший со слугами Сауловыми, и сказал: я видел, как сын Иессея приходил в Номву к Ахимелеху, сыну Ахитува,
и тот вопросил о нем Господа, и дал ему продовольствие, и меч Голиафа Филистимлянина отдал ему.
И послал царь призвать Ахимелеха, сына Ахитувова, священника, и весь дом отца его, священников, что в Номве; и пришли они все к царю.
И сказал Саул: послушай, сын Ахитува. И тот отвечал: вот я, господин мой.
И сказал ему Саул: для чего вы сговорились против меня, ты и сын Иессея, что ты дал ему хлебы и меч и вопросил о нем Бога, чтоб он восстал против меня и строил мне ковы, как это ныне видно?
И отвечал Ахимелех царю и сказал: кто из всех рабов твоих верен как Давид? он и зять царя, и исполнитель повелений твоих, и почтен в доме твоем.
Теперь ли я стал вопрошать для него Бога? Нет, не обвиняй в этом, царь, раба твоего и весь дом отца моего, ибо во всем этом деле не знает раб твой ни малого, ни великого.
И сказал царь: ты должен умереть, Ахимелех, ты и весь дом отца твоего.
И сказал царь телохранителям, стоявшим при нем: ступайте, умертвите священников Господних, ибо и их рука с Давидом, и они знали, что он убежал, и не открыли мне. Но слуги царя не хотели поднять рук своих на убиение священников Господних.
И сказал царь Доику: ступай ты и умертви священников. И пошел Доик Идумеянин, и напал на священников, и умертвил в тот день восемьдесят пять* мужей, носивших льняной ефод; //*В греческом переводе: триста пять.
и Номву, город священников, поразил мечом; и мужчин и женщин, и юношей и младенцев, и волов и ослов и овец поразил мечом.
Спасся один только сын Ахимелеха, сына Ахитува, по имени Авиафар, и убежал к Давиду.
И рассказал Авиафар Давиду, что Саул умертвил священников Господних.
И сказал Давид Авиафару: я знал в тот день, когда там был Доик Идумеянин, что он непременно донесет Саулу; я виновен во всех душах дома отца твоего;
останься у меня, не бойся, ибо кто будет искать моей души, будет искать и твоей души; ты будешь у меня под охранением.
Еврейский
וַיֵּלֶךְ דָּוִד מִשָּׁם, וַיִּמָּלֵט אֶל־מְעָרַת עֲדֻלָּם; וַיִּשְׁמְעוּ אֶחָיו וְכָל־בֵּית אָבִיו, וַיֵּרְדוּ אֵלָיו שָׁמָּה׃
וַיִּתְקַבְּצוּ אֵלָיו כָּל־אִישׁ מָצוֹק וְכָל־אִישׁ אֲשֶׁר־לוֹ נֹשֶׁא וְכָל־אִישׁ מַר־נֶפֶשׁ, וַיְהִי עֲלֵיהֶם לְשָׂר; וַיִּהְיוּ עִמּוֹ, כְּאַרְבַּע מֵאוֹת אִישׁ׃
וַיֵּלֶךְ דָּוִד מִשָּׁם מִצְפֵּה מוֹאָב; וַיֹּאמֶר אֶל־מֶלֶךְ מוֹאָב, יֵצֵא־נָא אָבִי וְאִמִּי אִתְּכֶם, עַד אֲשֶׁר אֵדַע, מַה־יַּעֲשֶׂה־לִּי אֱלֹהִים׃
וַיַּנְחֵם אֶת־פְּנֵי מֶלֶךְ מוֹאָב; וַיֵּשְׁבוּ עִמּוֹ, כָּל־יְמֵי הֱיוֹת־דָּוִד בַּמְּצוּדָה׃ ס
וַיֹּאמֶר גָּד הַנָּבִיא אֶל־דָּוִד, לֹא תֵשֵׁב בַּמְּצוּדָה, לֵךְ וּבָאתָ־לְּךָ אֶרֶץ יְהוּדָה; וַיֵּלֶךְ דָּוִד, וַיָּבֹא יַעַר חָרֶת׃ ס
וַיִּשְׁמַע שָׁאוּל, כִּי נוֹדַע דָּוִד, וַאֲנָשִׁים אֲשֶׁר אִתּוֹ; וְשָׁאוּל יוֹשֵׁב בַּגִּבְעָה תַּחַת־הָאֶשֶׁל בָּרָמָה וַחֲנִיתוֹ בְיָדוֹ, וְכָל־עֲבָדָיו נִצָּבִים עָלָיו׃
וַיֹּאמֶר שָׁאוּל, לַעֲבָדָיו הַנִּצָּבִים עָלָיו, שִׁמְעוּ־נָא בְּנֵי יְמִינִי; גַּם־לְכֻלְּכֶם, יִתֵּן בֶּן־יִשַׁי שָׂדוֹת וּכְרָמִים, לְכֻלְּכֶם יָשִׂים, שָׂרֵי אֲלָפִים וְשָׂרֵי מֵאוֹת׃
כִּי קְשַׁרְתֶּם כֻּלְּכֶם עָלַי, וְאֵין־גֹּלֶה אֶת־אָזְנִי בִּכְרָת־בְּנִי עִם־בֶּן־יִשַׁי, וְאֵין־חֹלֶה מִכֶּם עָלַי וְגֹלֶה אֶת־אָזְנִי; כִּי הֵקִים בְּנִי אֶת־עַבְדִּי עָלַי לְאֹרֵב כַּיּוֹם הַזֶּה׃ ס
וַיַּעַן דֹּאֵג הָאֲדֹמִי, וְהוּא נִצָּב עַל־עַבְדֵי־שָׁאוּל וַיֹּאמַר; רָאִיתִי אֶת־בֶּן־יִשַׁי, בָּא נֹבֶה, אֶל־אֲחִימֶלֶךְ בֶּן־אֲחִטוּב׃
וַיִּשְׁאַל־לוֹ בַּיהוָה, וְצֵידָה נָתַן לוֹ; וְאֵת, חֶרֶב גָּלְיָת הַפְּלִשְׁתִּי נָתַן לוֹ׃
וַיִּשְׁלַח הַמֶּלֶךְ לִקְרֹא אֶת־אֲחִימֶלֶךְ בֶּן־אֲחִיטוּב הַכֹּהֵן, וְאֵת כָּל־בֵּית אָבִיו הַכֹּהֲנִים אֲשֶׁר בְּנֹב; וַיָּבֹאוּ כֻלָּם אֶל־הַמֶּלֶךְ׃ ס
וַיֹּאמֶר שָׁאוּל, שְׁמַע־נָא בֶּן־אֲחִיטוּב; וַיֹּאמֶר הִנְנִי אֲדֹנִי׃
וַיֹּאמֶר אֵלוֹ (אֵלָיו) שָׁאוּל, לָמָּה קְשַׁרְתֶּם עָלַי, אַתָּה וּבֶן־יִשָׁי; בְּתִתְּךָ לוֹ לֶחֶם וְחֶרֶב, וְשָׁאוֹל לוֹ בֵּאלֹהִים, לָקוּם אֵלַי לְאֹרֵב כַּיּוֹם הַזֶּה׃ ס
וַיַּעַן אֲחִימֶלֶךְ אֶת־הַמֶּלֶךְ וַיֹּאמַר; וּמִי בְכָל־עֲבָדֶיךָ כְּדָוִד נֶאֱמָן, וַחֲתַן הַמֶּלֶךְ וְסָר אֶל־מִשְׁמַעְתֶּךָ וְנִכְבָּד בְּבֵיתֶךָ׃
הַיּוֹם הַחִלֹּתִי לְשָׁאוּל־ (לִשְׁאָל־) לוֹ בֵאלֹהִים חָלִילָה לִּי; אַל־יָשֵׂם הַמֶּלֶךְ בְּעַבְדּוֹ דָבָר בְּכָל־בֵּית אָבִי, כִּי לֹא־יָדַע עַבְדְּךָ בְּכָל־זֹאת, דָּבָר קָטֹן אוֹ גָדוֹל׃
וַיֹּאמֶר הַמֶּלֶךְ, מוֹת תָּמוּת אֲחִימֶלֶךְ; אַתָּה וְכָל־בֵּית אָבִיךָ׃
וַיֹּאמֶר הַמֶּלֶךְ לָרָצִים הַנִּצָּבִים עָלָיו סֹבּוּ וְהָמִיתוּ כֹּהֲנֵי יְהוָה, כִּי גַם־יָדָם עִם־דָּוִד, וְכִי יָדְעוּ כִּי־בֹרֵחַ הוּא, וְלֹא גָלוּ אֶת־אָזְנוֹ (אָזְנִי); וְלֹא־אָבוּ עַבְדֵי הַמֶּלֶךְ לִשְׁלֹחַ אֶת־יָדָם, לִפְגֹעַ בְּכֹהֲנֵי יְהוָה׃ ס
וַיֹּאמֶר הַמֶּלֶךְ לְדוֵֹיג (לְדוֹאֵג), סֹב אַתָּה, וּפְגַע בַּכֹּהֲנִים; וַיִּסֹּב דּוֵֹיג (דּוֹאֵג) הָאֲדֹמִי, וַיִּפְגַּע־הוּא בַּכֹּהֲנִים, וַיָּמֶת בַּיּוֹם הַהוּא, שְׁמֹנִים וַחֲמִשָּׁה אִישׁ, נֹשֵׂא אֵפוֹד בָּד׃
וְאֵת נֹב עִיר־הַכֹּהֲנִים הִכָּה לְפִי־חֶרֶב, מֵאִישׁ וְעַד־אִשָּׁה, מֵעוֹלֵל וְעַד־יוֹנֵק; וְשׁוֹר וַחֲמוֹר וָשֶׂה לְפִי־חָרֶב׃
וַיִּמָּלֵט בֵּן־אֶחָד, לַאֲחִימֶלֶךְ בֶּן־אֲחִטוּב, וּשְׁמוֹ אֶבְיָתָר; וַיִּבְרַח אַחֲרֵי דָוִד׃
וַיַּגֵּד אֶבְיָתָר לְדָוִד; כִּי הָרַג שָׁאוּל, אֵת כֹּהֲנֵי יְהוָה׃
וַיֹּאמֶר דָּוִד לְאֶבְיָתָר, יָדַעְתִּי בַּיּוֹם הַהוּא כִּי־שָׁם דּוֵֹיג (דּוֹאֵג) הָאֲדֹמִי, כִּי־הַגֵּד יַגִּיד לְשָׁאוּל; אָנֹכִי סַבֹּתִי, בְּכָל־נֶפֶשׁ בֵּית אָבִיךָ׃
שְׁבָה אִתִּי אַל־תִּירָא, כִּי אֲשֶׁר־יְבַקֵּשׁ אֶת־נַפְשִׁי יְבַקֵּשׁ אֶת־נַפְשֶׁךָ; כִּי־מִשְׁמֶרֶת אַתָּה עִמָּדִי׃
Давид ушел оттуда и скрылся в пещере близ Адуллáма. Его братья и все родственники, узнав об этом, присоединились к нему.
Все, кого притесняли, все, кто не мог заплатить долги, все недовольные стекались к нему. Так набралось около четырехсот человек. Давид стал их предводителем.
Оттуда Давид пошел в Мицпý, что в Моаве, и сказал царю Моава: «Прошу тебя, приюти отца моего и мать, пока я не узнаю, какую участь готовит мне Бог» .
Он привел их к царю Моава, и они жили у него все время, пока Давид оставался в своей крепости.
Но пророк Гад сказал Давиду: «Покинь крепость и ступай в Иудею». Поэтому Давид перебрался в лес Хе́рет.
Между тем, Саул узнал об этом, так как повсюду шли разговоры о Давиде и его людях. Саул тогда находился в Гиве, восседая на возвышенности под тамариском. В руке у него было копье, вокруг стояли приближенные.
Саул сказал приближенным, стоявшим вокруг: «Послушайте, вениамитя́не! Может, сын Иессея даст вам поля и виноградники, назначит вас командовать тысячами и сотнями в своем войске?
Видимо, поэтому вы все вступили в сговор против меня, и никто не предупредил меня, что мой сын в союзе с сыном Иессея? Ни один из вас не побеспокоился обо мне и не предупредил, что мой сын теперь подстрекает моего раба устроить мне западню!»
Доэг из Эдома, стоявший среди приближенных Саула, ответил: «Я видел, как сын Иессея приходил в Нов, к Ахиме́леху, сыну Ахитýва.
Тот вопрошал для него Господа, снабдил его едой и дал ему меч филистимлянина Голиафа».
Саул вызвал к себе священника Ахиме́леха, сына Ахитýва, и всех его родственников, служивших священниками в Нове. Когда все они явились к царю,
Саул сказал: «Послушай, сын Ахитува». Тот ответил: «Да, господин мой».
Саул спросил: «Почему ты вступил в заговор с сыном Иессея против меня: накормил его, дал меч и вопрошал для него Бога, чтобы он теперь взбунтовался против меня и готовил мне западню?»
Ахиме́лех ответил царю: «Кто из твоих приближенных столь же предан тебе, как Давид? Он — зять царя, командир твоей охраны и пользуется в твоем доме уважением.
Разве сегодня впервые я вопрошал для него Бога? О нет, пусть не обвиняет царь в заговоре ни раба твоего, ни всех моих родственников, потому что рабу твоему о заговоре ничего не известно».
Царь сказал: «Ты должен умереть, Ахиме́лех, ты и все твои родичи, до единого».
И царь сказал телохранителям, окружавшим его: «Идите, убейте священников Господа. Они заодно с Давидом, так как знали, что он бежал, но мне об этом не донесли». Но слуги царя не решались поднять руку на священников Господа.
Царь сказал Доэгу: «Иди и убей священников ты!» Доэг из Эдома пошел и убил священников. Он умертвил в тот день восемьдесят пять человек, возносивших льняной эфод.
Всех жителей Нова, этого города священников, он перебил мечом, не щадя ни мужчин, ни женщин, ни детей, ни младенцев, ни волов, ни ослов, ни овец.
Лишь Авиафáру, одному из сыновей Ахиме́леха, сына Ахитува, удалось спастись; он убежал и примкнул к Давиду.
Авиафар рассказал Давиду, что Саул истребил священников Господа.
Давид сказал Авиафару: «Я уже в тот день знал, что Доэг из Эдома, который там находился, обо всем расскажет Саулу. Это я повинен в смерти всех твоих родичей.
Оставайся у меня и не бойся. Тот, кто хочет убить меня, хочет убить и тебя, но у меня ты будешь под надежной защитой».
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки