Скрыть
Церковнославянский (рус)
И бы́сть при­­ходя́щу дави́ду и муже́мъ его́ къ секела́гу въ де́нь тре́тiй, и Амали́къ нападе́ на ю́жную страну́ и на секела́гъ, и порази́ секела́гъ и сожже́ его́ огне́мъ:
же́нъ же и всѣ́хъ су́щихъ въ не́мъ от­ ма́ла до вели́ка не умертви́ша му́жа ни жены́, но плѣни́ша, и от­идо́ша въ пу́ть сво́й.
И прiи́де дави́дъ и му́жiе его́ во гра́дъ, и се́, сожже́нъ бя́ше огне́мъ, жены́ же и́хъ и сы́нове и́хъ и дще́ри и́хъ плѣне́ни бы́ша.
И воз­дви́же дави́дъ и му́жiе его́ гла́съ сво́й и пла́кашася до́ндеже не бѣ́ въ ни́хъ си́лы ктому́ пла́катися.
И жены́ о́бѣ дави́довы плѣне́ни бы́ша, Ахинаа́мъ Иезраили́тыня, и Авиге́а бы́в­шая жена́ Нава́ла карми́лскаго.
И оскорбѣ́ дави́дъ зѣло́, я́ко совѣща́шася лю́дiе ка́менiемъ поби́ти его́, я́ко скорбна́ бя́ше душа́ всѣ́хъ люді́й ко­его́ждо о сынѣ́хъ сво­и́хъ и о дще́рехъ сво­и́хъ. И укрѣпи́ся дави́дъ о Го́сподѣ Бо́зѣ сво­е́мъ,
и рече́ дави́дъ ко Авiа́ѳару иере́ю сы́ну Авимеле́хову: при­­неси́ Ефу́дъ. И при­­несе́ Авiа́ѳаръ Ефу́дъ къ дави́ду.
И вопроси́ дави́дъ Го́спода, глаго́ля: пожену́ ли вслѣ́дъ по́лчища сего́? и пости́гну ли и́хъ? И рече́ Госпо́дь: гони́, я́ко постиза́я пости́гнеши и́хъ и избавля́я изба́виши.
И и́де дави́дъ са́мъ и ше́сть со́тъ муже́й съ ни́мъ, и прiидо́ша да́же до пото́ка Восо́рска, про́чiи же оста́шася:
и гна́ съ четы́рми сты́ муже́й, двѣ́сти же муже́й оста́шася, и́же сѣдо́ша объ о́нъ по́лъ пото́ка Восо́рска.
И обрѣто́ша му́жа Еги́птянина на селѣ́, и я́ша его́, и при­­ведо́ша его́ къ дави́ду, и да́ша ему́ хлѣ́ба, и яде́, и напо­и́ша его́ водо́ю:
и да́ша ему́ ча́сть смо́квей, и яде́, и укрѣпи́ся ду́хъ его́ въ не́мъ, я́ко не яде́ хлѣ́ба и не пи́ воды́ три́ дни́ и три́ но́щы.
И рече́ ему́ дави́дъ: от­ку́ду еси́, и чі́й еси́ ты́? И рече́ о́трокъ Еги́птянинъ: а́зъ е́смь ра́бъ му́жа Амалики́тянина, и оста́ви мя́ господи́нъ мо́й, я́ко изнемого́хъ дне́сь уже́ тре́тiй де́нь:
и мы́ ходи́хомъ на ю́гъ до хеле́ѳи и на иуде́йскiя страны́ и на гелву́й, и секела́гу пожго́хомъ огне́мъ.
И рече́ ему́ дави́дъ: доведе́ши ли мя́ до по́лчища сего́? И рече́: клени́ся ми́ Бо́гомъ, я́ко не убiе́ши мя́ и не преда́си мя́ въ ру́цѣ господи́ну мо­ему́, и доведу́ тя до по́лчища сего́.
[И кля́т­ся ему́ дави́дъ:] и при­­веде́ его́ она́мо, и се́, ті́и разсѣ́яни бы́ша по лицу́ всея́ земли́, яду́ще и пiю́ще и пра́здну­ю­ще о всѣ́хъ коры́стехъ вели́кихъ, я́же взя́ша от­ земли́ иноплеме́н­ничи и от­ земли́ Иу́дины.
И прiи́де на ни́хъ дави́дъ, и изби́ и́хъ от­ у́тра да́же до ве́чера и нау́трiе: и не спасе́ся от­ ни́хъ му́жъ, ра́звѣ четы́реста о́трокъ, и́же всѣдо́ша на велблю́ды и убѣжа́ша.
И отъ­я́ дави́дъ вся́ ели́ка взя́ша Амалики́ты, и о́бѣ жены́ своя́ отъ­я́,
и не поги́бе и́мъ от­ ма́ла да́же до вели́ка, и от­ коры́стей, и да́же до сыно́въ и дще́рей и да́же до всѣ́хъ, я́же взя́ша, и вся́ воз­врати́ дави́дъ:
и взя́ дави́дъ вся́ стада́ и па́­ст­вины, и погна́ предъ плѣ́номъ: и плѣ́нъ о́ный нарица́­шеся се́й плѣ́нъ дави́довъ.
И прiи́де дави́дъ къ двѣма́ сто́мъ муже́мъ оста́в­шымся ити́ вслѣ́дъ дави́да, и́хже посади́ на пото́цѣ Восо́рстѣ, и изыдо́ша на срѣ́тенiе дави́ду и на срѣ́тенiе лю́демъ и́же съ ни́мъ: и прiи́де дави́дъ до люді́й, и вопроси́ша его́ о ми́рныхъ.
И от­вѣща́ша вси́ му́жiе па́губнiи и лука́внiи от­ муже́й ра́тныхъ ходи́в­шихъ съ дави́домъ и рѣ́ша: я́ко не гони́ша съ на́ми, не дади́мъ и́мъ от­ плѣ́на, его́же взя́хомъ, но то́кмо кі́йждо жену́ свою́ и ча́да своя́ да во́змутъ и воз­вратя́т­ся.
И рече́ дави́дъ: не сотвори́те, бра́тiя моя́, та́ко, повнегда́ предаде́ Госпо́дь на́мъ и сохрани́ на́съ, и предаде́ Госпо́дь по́лчище сiе́ наше́дшее на ны́ въ ру́ки на́шя:
и кто́ послу́шаетъ ва́шихъ слове́съ си́хъ? я́ко не ме́нши на́съ су́ть: поне́же по ча́сти исходя́щаго на бра́нь, та́ко бу́детъ ча́сть сѣдя́щаго при­­ сосу́дѣхъ, по тому́жде раздѣля́т­ся.
И бы́сть от­ дне́ того́ и вы́ше, и бы́сть въ повелѣ́нiе и на оправда́нiе Изра́илю да́же до дне́ сего́.
И прiи́де дави́дъ въ секела́гъ, и посла́ старѣ́йшинамъ от­ коры́стей Иу́диныхъ и и́скрен­нимъ сво­и́мъ, глаго́ля: се́, ва́мъ благослове́нiе от­ коры́стей враго́въ Госпо́днихъ,
су́щымъ въ веѳсу́рѣ и въ ра́мѣ ю́жнѣй и въ геѳо́рѣ,
и во Аро­и́рѣ и во Амма́дѣ, и во Сафѣ́ и во есѳи́фѣ и въ ге́ѳѣ,
и въ кина́нѣ и въ Сафе́цѣ, и въ Ѳима́ѳѣ и въ карми́лѣ, и су́щымъ во градѣ́хъ иеремiи́ла и во градѣ́хъ Кенезі́я,
и су́щымъ во иериму́ѳѣ и во вирсаве́и и въ номвѣ́,
и су́щымъ въ Хевро́нѣ, и во вся́ мѣста́, я́же про́йде дави́дъ та́мо са́мъ и му́жiе его́.
Синодальный
В третий день после того, как Давид и люди его пошли в Секелаг, Амаликитяне напали с юга на Секелаг и взяли Секелаг и сожгли его огнем,
а женщин [и всех], бывших в нем, от малого до большого, не умертвили, но увели в плен, и ушли своим путем.
И пришел Давид и люди его к городу, и вот, он сожжен огнем, а жены их и сыновья их и дочери их взяты в плен.
И поднял Давид и народ, бывший с ним, вопль, и плакали, доколе не стало в них силы плакать.
Взяты были в плен и обе жены Давида: Ахиноама Изреелитянка и Авигея, бывшая жена Навала, Кармилитянка.
Давид сильно был смущен, так как народ хотел побить его камнями; ибо скорбел душею весь народ, каждый о сыновьях своих и дочерях своих.
Но Давид укрепился надеждою на Господа Бога своего, и сказал Давид Авиафару священнику, сыну Ахимелехову: принеси мне ефод. И принес Авиафар ефод к Давиду.
И вопросил Давид Господа, говоря: преследовать ли мне это полчище, и догоню ли их? И сказано ему: преследуй, догонишь и отнимешь.
И пошел Давид сам и шестьсот мужей, бывших с ним; и пришли к потоку Восор и усталые остановились там.
И преследовал Давид сам и четыреста человек; двести же человек остановились, потому что были не в силах перейти поток Восорский.
И нашли Египтянина в поле, и привели его к Давиду, и дали ему хлеба, и он ел, и напоили его водою;
и дали ему часть связки смокв и две связки изюму, и он ел и укрепился, ибо он не ел хлеба и не пил воды три дня и три ночи.
И сказал ему Давид: чей ты и откуда ты? И сказал он: я – отрок Египтянина, раб одного Амаликитянина, и бросил меня господин мой, ибо уже три дня, как я заболел;
мы вторгались в полуденную часть Керети и в область Иудину и в полуденную часть Халева, а Секелаг сожгли огнем.
И сказал ему Давид: доведешь ли меня до этого полчища? И сказал он: поклянись мне Богом, что ты не умертвишь меня и не предашь меня в руки господина моего, и я доведу тебя до этого полчища.
[Давид поклялся ему,] и он повел его; и вот, Амаликитяне, рассыпавшись по всей той стране, едят и пьют и празднуют по причине великой добычи, которую они взяли из земли Филистимской и из земли Иудейской.
[И напал на них] и поражал их Давид от сумерек до вечера другого дня, и никто из них не спасся, кроме четырехсот юношей, которые сели на верблюдов и убежали.
И отнял Давид все, что взяли Амаликитяне, и обеих жен своих отнял Давид.
И не пропало у них ничего, ни малого, ни большого, ни из сыновей, ни из дочерей, ни из добычи, ни из всего, что Амаликитяне взяли у них; все возвратил Давид,
и взял Давид весь мелкий и крупный скот, и гнали его пред своим скотом и говорили: это – добыча Давида.
И пришел Давид к тем двум стам человек, которые не были в силах идти за ним, и которых он оставил у потока Восор, и вышли они навстречу Давиду и навстречу людям, бывшим с ним. И подошел Давид к этим людям и приветствовал их.
Тогда злые и негодные из людей, ходивших с Давидом, стали говорить: за то, что они не ходили с нами, не дадим им из добычи, которую мы отняли; пусть каждый возьмет только свою жену и детей и идет.
Но Давид сказал: не делайте так, братья мои, после того, как Господь дал нам это и сохранил нас и предал в руки наши полчище, приходившее против нас.
И кто послушает вас в этом деле? [Они не хуже нас.] Какова часть ходившим на войну, такова часть должна быть и оставшимся при обозе: на всех должно разделить.
Так было с этого времени и после; и поставил он это в закон и в правило для Израиля до сего дня.
И пришел Давид в Секелаг и послал из добычи к старейшинам Иудиным, друзьям своим, говоря: «вот вам подарок из добычи, взятой у врагов Господних», –
тем, которые в Вефиле, и в Рамофе южном, и в Иаттире, [и в Гефоре,]
и в Ароере, [и в Аммаде,] и в Шифмофе, и в Естемоа, [и в Гефе,]
[в Кинане, в Сафене, в Фимафе,] и в Рахале, и в городах Иерахмеельских, и в городах Кенейских,
и в Хорме, и в Хорашане, и в Атахе,
и в Хевроне, и во всех местах, где ходил Давид сам и люди его.
Еврейский
וַיְהִי בְּבֹא דָוִד וַאֲנָשָׁיו צִקְלַג בַּיּוֹם הַשְּׁלִישִׁי; וַעֲמָלֵקִי פָשְׁטוּ, אֶל־נֶגֶב וְאֶל־צִקְלַג, וַיַּכּוּ אֶת־צִקְלַג, וַיִּשְׂרְפוּ אֹתָהּ בָּאֵשׁ׃
וַיִּשְׁבּוּ אֶת־הַנָּשִׁים אֲשֶׁר־בָּהּ מִקָּטֹן וְעַד־גָּדוֹל, לֹא הֵמִיתוּ אִישׁ; וַיִּנְהֲגוּ, וַיֵּלְכוּ לְדַרְכָּם׃
וַיָּבֹא דָוִד וַאֲנָשָׁיו אֶל־הָעִיר, וְהִנֵּה שְׂרוּפָה בָּאֵשׁ; וּנְשֵׁיהֶם וּבְנֵיהֶם וּבְנֹתֵיהֶם נִשְׁבּוּ׃
וַיִּשָּׂא דָוִד וְהָעָם אֲשֶׁר־אִתּוֹ אֶת־קוֹלָם וַיִּבְכּוּ; עַד אֲשֶׁר אֵין־בָּהֶם כֹּחַ לִבְכּוֹת׃
וּשְׁתֵּי נְשֵׁי־דָוִד נִשְׁבּוּ; אֲחִינֹעַם הַיִּזְרְעֵלִית, וַאֲבִיגַיִל אֵשֶׁת נָבָל הַכַּרְמְלִי׃
וַתֵּצֶר לְדָוִד מְאֹד, כִּי־אָמְרוּ הָעָם לְסָקְלוֹ, כִּי־מָרָה נֶפֶשׁ כָּל־הָעָם, אִישׁ עַל־בְּנוֹ (בָּנָיו) וְעַל־בְּנֹתָיו; וַיִּתְחַזֵּק דָּוִד, בַּיהוָה אֱלֹהָיו׃ ס
וַיֹּאמֶר דָּוִד, אֶל־אֶבְיָתָר הַכֹּהֵן בֶּן־אֲחִימֶלֶךְ, הַגִּישָׁה־נָּא לִי הָאֵפֹד; וַיַּגֵּשׁ אֶבְיָתָר אֶת־הָאֵפֹד אֶל־דָּוִד׃
וַיִּשְׁאַל דָּוִד בַּיהוָה לֵאמֹר, אֶרְדֹּף אַחֲרֵי הַגְּדוּד־הַזֶּה הַאַשִּׂגֶנּוּ; וַיֹּאמֶר לוֹ רְדֹף, כִּי־הַשֵּׂג תַּשִּׂיג וְהַצֵּל תַּצִּיל׃
וַיֵּלֶךְ דָּוִד, הוּא וְשֵׁשׁ־מֵאוֹת אִישׁ אֲשֶׁר אִתּוֹ, וַיָּבֹאוּ עַד־נַחַל הַבְּשׂוֹר; וְהַנּוֹתָרִים עָמָדוּ׃
וַיִּרְדֹּף דָּוִד, הוּא וְאַרְבַּע־מֵאוֹת אִישׁ; וַיַּעַמְדוּ מָאתַיִם אִישׁ, אֲשֶׁר פִּגְּרוּ, מֵעֲבֹר אֶת־נַחַל הַבְּשׂוֹר׃
וַיִּמְצְאוּ אִישׁ־מִצְרִי בַּשָּׂדֶה, וַיִּקְחוּ אֹתוֹ אֶל־דָּוִד; וַיִּתְּנוּ־לוֹ לֶחֶם וַיֹּאכַל, וַיַּשְׁקֻהוּ מָיִם׃
וַיִּתְּנוּ־לוֹ פֶלַח דְּבֵלָה וּשְׁנֵי צִמֻּקִים וַיֹּאכַל, וַתָּשָׁב רוּחוֹ אֵלָיו; כִּי לֹא־אָכַל לֶחֶם וְלֹא־שָׁתָה מַיִם, שְׁלֹשָׁה יָמִים וּשְׁלֹשָׁה לֵילוֹת׃ ס
וַיֹּאמֶר לוֹ דָוִד לְמִי־אַתָּה, וְאֵי מִזֶּה אָתָּה; וַיֹּאמֶר נַעַר מִצְרִי אָנֹכִי, עֶבֶד לְאִישׁ עֲמָלֵקִי, וַיַּעַזְבֵנִי אֲדֹנִי כִּי חָלִיתִי הַיּוֹם שְׁלֹשָׁה׃
אֲנַחְנוּ פָּשַׁטְנוּ נֶגֶב הַכְּרֵתִי וְעַל־אֲשֶׁר לִיהוּדָה וְעַל־נֶגֶב כָּלֵב; וְאֶת־צִקְלַג שָׂרַפְנוּ בָאֵשׁ׃
וַיֹּאמֶר אֵלָיו דָּוִד, הֲתוֹרִדֵנִי אֶל־הַגְּדוּד הַזֶּה; וַיֹּאמֶר הִשָּׁבְעָה לִּי בֵאלֹהִים אִם־תְּמִיתֵנִי, וְאִם־תַּסְגִּרֵנִי בְּיַד־אֲדֹנִי, וְאוֹרִדְךָ אֶל־הַגְּדוּד הַזֶּה׃
וַיֹּרִדֵהוּ, וְהִנֵּה נְטֻשִׁים עַל־פְּנֵי כָל־הָאָרֶץ; אֹכְלִים וְשֹׁתִים וְחֹגְגִים, בְּכֹל הַשָּׁלָל הַגָּדוֹל, אֲשֶׁר לָקְחוּ מֵאֶרֶץ פְּלִשְׁתִּים וּמֵאֶרֶץ יְהוּדָה׃
וַיַּכֵּם דָּוִד מֵהַנֶּשֶׁף וְעַד־הָעֶרֶב לְמָחֳרָתָם; וְלֹא־נִמְלַט מֵהֶם אִישׁ, כִּי אִם־אַרְבַּע מֵאוֹת אִישׁ־נַעַר אֲשֶׁר־רָכְבוּ עַל־הַגְּמַלִּים וַיָּנֻסוּ׃
וַיַּצֵּל דָּוִד, אֵת כָּל־אֲשֶׁר לָקְחוּ עֲמָלֵק; וְאֶת־שְׁתֵּי נָשָׁיו הִצִּיל דָּוִד׃
וְלֹא נֶעְדַּר־לָהֶם מִן־הַקָּטֹן וְעַד־הַגָּדוֹל וְעַד־בָּנִים וּבָנוֹת וּמִשָּׁלָל, וְעַד כָּל־אֲשֶׁר לָקְחוּ לָהֶם; הַכֹּל הֵשִׁיב דָּוִד׃
וַיִּקַּח דָּוִד, אֶת־כָּל־הַצֹּאן וְהַבָּקָר; נָהֲגוּ, לִפְנֵי הַמִּקְנֶה הַהוּא, וַיֹּאמְרוּ, זֶה שְׁלַל דָּוִד׃
וַיָּבֹא דָוִד, אֶל־מָאתַיִם הָאֲנָשִׁים אֲשֶׁר־פִּגְּרוּ מִלֶּכֶת אַחֲרֵי דָוִד, וַיֹּשִׁיבֻם בְּנַחַל הַבְּשׂוֹר, וַיֵּצְאוּ לִקְרַאת דָּוִד, וְלִקְרַאת הָעָם אֲשֶׁר־אִתּוֹ; וַיִּגַּשׁ דָּוִד אֶת־הָעָם, וַיִּשְׁאַל לָהֶם לְשָׁלוֹם׃ ס
וַיַּעַן כָּל־אִישׁ־רָע וּבְלִיַּעַל, מֵהָאֲנָשִׁים אֲשֶׁר הָלְכוּ עִם־דָּוִד, וַיֹּאמְרוּ, יַעַן אֲשֶׁר לֹא־הָלְכוּ עִמִּי, לֹא־נִתֵּן לָהֶם, מֵהַשָּׁלָל אֲשֶׁר הִצַּלְנוּ; כִּי־אִם־אִישׁ אֶת־אִשְׁתּוֹ וְאֶת־בָּנָיו, וְיִנְהֲגוּ וְיֵלֵכוּ׃ ס
וַיֹּאמֶר דָּוִד, לֹא־תַעֲשׂוּ כֵן אֶחָי; אֵת אֲשֶׁר־נָתַן יְהוָה לָנוּ וַיִּשְׁמֹר אֹתָנוּ, וַיִּתֵּן, אֶת־הַגְּדוּד הַבָּא עָלֵינוּ בְּיָדֵנוּ׃
וּמִי יִשְׁמַע לָכֶם, לַדָּבָר הַזֶּה; כִּי כְּחֵלֶק הַיֹּרֵד בַּמִּלְחָמָה, וּכְחֵלֶק הַיֹּשֵׁב עַל־הַכֵּלִים יַחְדָּו יַחֲלֹקוּ׃ ס
וַיְהִי מֵהַיּוֹם הַהוּא וָמָעְלָה; וַיְשִׂמֶהָ לְחֹק וּלְמִשְׁפָּט לְיִשְׂרָאֵל, עַד הַיּוֹם הַזֶּה׃ פ
וַיָּבֹא דָוִד אֶל־צִקְלַג, וַיְשַׁלַּח מֵהַשָּׁלָל לְזִקְנֵי יְהוּדָה לְרֵעֵהוּ לֵאמֹר; הִנֵּה לָכֶם בְּרָכָה, מִשְּׁלַל אֹיְבֵי יְהוָה׃
לַאֲשֶׁר בְּבֵית־אֵל וְלַאֲשֶׁר בְּרָמוֹת־נֶגֶב וְלַאֲשֶׁר בְּיַתִּר׃
וְלַאֲשֶׁר בַּעֲרֹעֵר וְלַאֲשֶׁר בְּשִׂפְמוֹת וְלַאֲשֶׁר בְּאֶשְׁתְּמֹעַ׃ ס
וְלַאֲשֶׁר בְּרָכָל, וְלַאֲשֶׁר בְּעָרֵי הַיְּרַחְמְאֵלִי, וְלַאֲשֶׁר בְּעָרֵי הַקֵּינִי׃
וְלַאֲשֶׁר בְּחָרְמָה וְלַאֲשֶׁר בְּבוֹר־עָשָׁן וְלַאֲשֶׁר בַעֲתָךְ׃
וְלַאֲשֶׁר בְּחֶבְרוֹן; וּלְכָל־הַמְּקֹמוֹת אֲשֶׁר־הִתְהַלֶּךְ־שָׁם דָּוִד הוּא וַאֲנָשָׁיו׃ פ
На третий день Давид со своими воинами добрался до Циклáга. Тем временем амалекитяне успели совершить набег на Негев и Циклаг. Они захватили и сожгли Циклаг,
а потом вернулись к себе. Женщин и всех, кто оставался в городе, от мала до велика, угнали в плен — убивать никого не стали.
Когда Давид и его люди подошли к городу, то увидели только пожарище. Жены и дети были уведены в плен.
Давид и все воины рыдали и плакали, пока не обессилели.
Обе жены Давида оказались в плену: Ахинóамь из Изрееля и Авигáиль, вдова Навала из Кармила.
Давиду было особенно сложно: воины, озлобленные из–за потери своих сыновей и дочерей, хотели уже побить его камнями. Но Давид прибег к помощи Господа, своего Бога.
Он сказал священнику Авиафáру, сыну Ахиме́леха: «Принеси мне эфод». Авиафар принес ему эфод.
Давид вопросил Господа: «Идти ли мне в погоню за их отрядом? Смогу ли я догнать их?» Господь ответил: «Иди. Ты догонишь их и вернешь свое».
Давид выступил с войском в шестьсот человек и, достигнув потока Бесóр, оставил там часть воинов.
Двести человек осталось — те, у кого не было сил перейти через Бе–сор. Четыреста человек во главе с Давидом продолжили погоню.
В пустыне им встретился египтянин. Его привели к Давиду, накормили и напоили.
Дали ему немного сушеного инжира и две изюмные лепешки. Поев, египтянин пришел в себя: ведь он не ел и не пил трое суток.
Давид стал расспрашивать его: «Чей ты и откуда?» — «Я из Египта, раб одного амалекитянина. Хозяин бросил меня три дня назад, когда я заболел.
Это мы совершили набег на Негев — земли керетя́н , Иýды и Кале́ва — и сожгли Циклаг».
Давид спросил его: «Покажешь мне, как найти ваш отряд?» — «Только поклянись мне Богом, — отвечал египтянин, — что не убьешь меня и не вернешь меня хозяину. Тогда покажу».
И египтянин вывел Давида к ним. Давид увидел, что они разбрелись по всему полю и пируют, празднуя богатую добычу, захваченную в стране филистимлян и в Иудее.
В предутренних сумерках Давид напал на них и истреблял их до вечера. Никого не оставил он в живых, только четыреста человек бежали верхом на верблюдах.
Он вернул все, что захватили амалекитяне, в том числе и двух своих жен.
Все пленники спаслись, от мала до велика, и сыновья, и дочери; и все добро, награбленное амалекитянами, Давид тоже вернул.
Он захватил также стада овец и коров. Воины гнали перед собой скот, говоря: «Вот добыча Давида!»
Давид пришел к двумстам воинам, которые не смогли продолжить погоню и остались у потока Бесор. Они вышли навстречу Давиду и его отряду. Подойдя, Давид приветствовал их.
Тогда в числе ходивших с Давидом нашлись мерзавцы и негодяи, которые сказали: «Раз они не сражались вместе с нами, то не дадим им ничего из добычи, которую мы захватили. Пусть забирают своих жен и детей и уходят».
Но Давид сказал: «Братья, не поступайте так: ведь эту добычу даровал нам Господь! Это Он сохранил нас и отдал нам в руки тех, кто напал на нас.
Как же можно согласиться с вами? Кто остался с обозом, получит ту же долю, что и тот, кто сражался. Делить будем поровну на всех!»
С тех пор и доныне это стало непреложным законом в Израиле.
Придя в Циклаг, Давид разослал часть добычи иудейским старейшинам, своим друзьям, велев передать им: «Вот вам подарок из добычи, захваченной у врагов Господа».
Он послал дары в Бетул, в Рамóт–Не́гев, в Ятти́р,
в Ароэ́р, в Сифмóт, в Эштемóа,
в Кармил, в города Иерахмеэ́ла, в города кенеев,
в Хормý, в Бор–Ашáн, в Атáх,
в Хеврóн: во все те селения, куда заходили Давид и его люди.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки