Скрыть
20:13
20:16
Церковнославянский (рус)
По си́хъ же прiидо́ша сы́нове Моа́вли и сы́нове Аммо́ни и съ ни́ми от­ Аммани́товъ ко Иосафа́ту на бра́нь.
Прiидо́ша же и сказа́ша Иосафа́ту, глаго́люще: и́детъ проти́ву тебе́ вели́ко мно́же­с­т­во от­ объ о́нъ по́лъ мо́ря от­ сирі́и, и се́, стоя́тъ во Асаса́нъ-ѳама́рѣ, и́же е́сть енгадди́.
И убоя́ся, и вдаде́ Иосафа́тъ лице́ свое́ взыска́ти Го́спода, и проповѣ́да по́стъ во все́й Иуде́и.
И собра́ся ве́сь Иу́да взыска́ти Го́спода: и от­ всѣ́хъ градо́въ Иу́диныхъ прiидо́ша ко умоле́нiю Госпо́дню.
И ста́ Иосафа́тъ въ собра́нiи Иу́ды во Иерусали́мѣ, въ дому́ Госпо́дни предъ лице́мъ двора́ но́ваго,
и рече́: Го́споди Бо́же оте́цъ на́шихъ, не ты́ ли еси́ Бо́гъ на небеси́ горѣ́, и ты́ Влады́ч­ст­вуеши всѣ́ми ца́р­ст­вы язы́къ, и въ руку́ твое́ю е́сть крѣ́пость си́лы, и кто́ противоста́нетъ тебѣ́?
не ты́ ли еси́ Бо́гъ на́шъ искорени́вый живу́щыя на земли́ се́й от­ лица́ люді́й тво­и́хъ Изра́иля, и да́лъ еси́ ю́ сѣ́мени Авраа́млю воз­лю́блен­ному тво­ему́ во вѣ́ки?
и всели́шася на не́й, и устро́иша въ не́й святы́ню и́мени тво­ему́, глаго́люще:
а́ще нападу́тъ на ны́ зла́я, ме́чь, су́дъ, губи́тел­ст­во, гла́дъ, ста́немъ предъ до́момъ си́мъ и предъ тобо́ю, я́ко при́звано и́мя твое́ въ дому́ се́мъ, и возопiе́мъ къ тебѣ́ от­ скорбе́й на́шихъ, и услы́шиши и спасе́ши:
и ны́нѣ се́, сы́нове Аммо́ни и Моа́вли и гора́ Сии́ръ, сквоз­ѣ́ я́же не изво́лилъ еси́ Изра́илю про­ити́, егда́ исхожда́ху от­ земли́ Еги́петскiя, но уклони́шася от­ ни́хъ и не изби́ша и́хъ:
и се́, ны́нѣ сі́и напа́даютъ на ны́ исходя́ще изгони́ти на́съ от­ наслѣ́дiя на́­шего, е́же пре́далъ еси́ на́мъ.
Го́споди Бо́же на́шъ, не су́диши ли и́мъ? въ на́съ бо нѣ́сть толи́ка крѣ́пость, да мо́жемъ сему́ мно́же­ст­ву сопроти́витися, е́же нападе́ на ны́, и не вѣ́мы что́ содѣ́лати и́мамы и́мъ: но то́кмо о́чи на́ши къ тебѣ́.
И ве́сь Иу́да стоя́ше предъ Го́сподемъ, и ча́да и́хъ, и жены́ и́хъ.
Бѣ́ же Иозiи́лъ сы́нъ заха́рiинъ, сыно́въ ване́а, сыно́въ Елеи́ла, сыно́въ маѳані́а Леви́тина, от­ сыно́въ Аса́фовыхъ, и бы́сть на не́мъ Ду́хъ Госпо́день посредѣ́ наро́да,
и рече́: слы́шите, ве́сь Иу́да и обита́ющiи во Иерусали́мѣ, и ты́, царю́ Иосафа́те: сiя́ рече́ Госпо́дь ва́мъ: не бо́йтеся, ниже́ ужаса́йтеся от­ лица́ наро́да сего́ мно́гаго, нѣ́сть бо ва́­ше ополче́нiе, но Бо́жiе:
зау́тра изыди́те проти́ву и́хъ: се́, восхо́дятъ по восхо́ду Асси́съ, и обря́щете и́хъ на краи́ рѣки́ проти́ву пусты́ни иерiи́лъ:
не ва́­ше е́сть во­ева́ти: сiя́ разумѣ́йте и у́зрите сiе́ спасе́нiе Госпо́дне съ ва́ми, Иу́до и Иерусали́ме: не убо́йтеся, ни ужаса́йтеся зау́тра изы́ти проти́ву и́хъ, и Госпо́дь съ ва́ми.
И прекло́нься Иосафа́тъ на лице́ свое́, и ве́сь Иу́да, и обита́ющiи во Иерусали́мѣ, падо́ша предъ Го́сподемъ поклони́тися Го́сподеви.
И воста́ша леви́ти от­ сыно́въ Каа́ѳовыхъ и от­ сыно́въ Коре́овыхъ, хвали́ти Го́спода Бо́га Изра́илева гла́сомъ вели́кимъ въ высоту́.
И зау́тра воста́ша ра́но и изыдо́ша въ пусты́ню Ѳекое́. И внегда́ исходи́ти и́мъ, ста́ Иосафа́тъ [посредѣ́ и́хъ], и возопи́ и рече́: услы́шите мя́, му́жiе Иу́дины и вси́ обита́ющiи во Иерусали́мѣ: вѣ́руйте въ Го́спода Бо́га на́­шего и увѣ́ритеся: вѣ́руйте проро́ку его́, и благопоспѣши́т­ся ва́мъ.
И совѣ́това съ людьми́, и поста́ви псалмопѣ́вцы, и хва́лящихъ исповѣ́датися, и хвали́ти свята́я, внегда́ изы́ти предъ си́лою, и глаго́лаху: исповѣ́дайтеся Го́сподеви, я́ко бла́гъ, я́ко въ вѣ́къ ми́лость его́.
Егда́ же нача́ша хвале́нiя и исповѣ́данiя, обрати́ Госпо́дь во­ева́ти сыно́въ Аммо́нихъ на Моа́ва и го́ру Сии́ръ, изше́дшихъ на Иу́ду, и пораже́ни бы́ша.
И воста́ша сы́нове Аммо́ни и Моа́вли на обита́ющихъ въ горѣ́ Сии́ри, да побiю́тъ и́хъ и сокруша́тъ: и егда́ сконча́ша обита́ющихъ въ Сии́рѣ, воста́ша дру́гъ на дру́га, да потребя́т­ся.
Иу́да же прiи́де на созира́нiе от­ пусты́ни, и воз­зрѣ́, и ви́дѣ мно́же­с­т­во: и се́, вси́ ме́ртви па́дше на зе́млю, и не бѣ́ спасы́йся.
И изы́де Иосафа́тъ и лю́дiе его́ взя́ти коры́сти и́хъ, и обрѣто́ша скота́ мно́го, и оде́жды, и коры́сти, и сосу́ды дража́йшыя и плѣни́ша и́хъ: и бы́ша собира́юще коры́сти и́хъ три́ дни́, я́ко мно́ги бя́ху.
Дне́ же четве́ртаго собра́хуся во удо́ль благослове́нiя, и́бо та́ко благослови́ша Го́спода: сего́ ра́ди прозва́ша мѣ́сто то́ удо́ль благослове́нiя да́же до сего́ дне́.
И воз­врати́шася вси́ му́жiе Иу́дины во Иерусали́мъ и Иосафа́тъ во́ждь и́хъ съ весе́лiемъ вели́кимъ: я́ко воз­весели́ и́хъ Госпо́дь о вразѣ́хъ и́хъ.
И внидо́ша во Иерусали́мъ со псалти́рми и гу́сльми и труба́ми въ до́мъ Госпо́день.
И бы́сть стра́хъ Госпо́день на вся́ ца́р­ст­ва земна́я, внегда́ услы́шати и́мъ, я́ко порази́ Госпо́дь враги́ Изра́илевы.
И умири́ся ца́р­ст­во Иосафа́тово, и даде́ ему́ Госпо́дь поко́й о́крестъ.
И ца́р­ст­вова Иосафа́тъ надъ Иу́дою, сы́й лѣ́тъ три́десяти пяти́, егда́ ца́р­ст­во прiя́ и два́десять пя́ть лѣ́тъ ца́р­ст­вова во Иерусали́мѣ. И́мя же ма́тери его́ азува́, дщи́ Салі́ина.
И хожда́­ше въ путе́хъ отца́ сво­его́ а́сы, и не уклони́ся от­ ни́хъ твори́ти пра́вое предъ Го́сподемъ:
оба́че высо́кая еще́ бя́ху, и еще́ лю́дiе не упра́виша се́рдца сво­его́ ко Го́споду Бо́гу оте́цъ сво­и́хъ.
Про́чая же дѣя́нiя Иосафа́това пе́рвая и послѣ́дняя, се́, пи́сана су́ть во словесѣ́хъ ииу́а сы́на Анані́ина, и́же написа́ кни́гу царе́й Изра́илевыхъ.
И по си́хъ сообщи́ся Иосафа́тъ ца́рь Иу́динъ со Охозі́ею царе́мъ Изра́илевымъ, и се́й беззако́н­нова,
зане́же сотвори́, и отъи́де къ нему́, да сотворя́тъ корабли́, е́же ити́ во Ѳарси́съ: и сотвори́ корабли́ въ гасiо́нъ-гаве́рѣ.
И проро́че­с­т­вова Елiезе́ръ сы́нъ доді́а от­ Мариси́са на Иосафа́та, глаго́ля: поне́же воз­ъимѣ́лъ еси́ любо­́вь со Охозі́ею, сокруши́ Госпо́дь дѣ́ло твое́, и сокруши́шася корабли́ твоя́ и не воз­мого́ша по­ити́ во Ѳарси́съ.
Синодальный
После сего Моавитяне и Аммонитяне, а с ними некоторые из страны Маонитской, пошли войною на Иосафата.
И пришли, и донесли Иосафату, говоря: идет на тебя множество великое из-за моря, от Сирии, и вот они в Хацацон-Фамаре, то есть в Енгедди.
И убоялся Иосафат, и обратил лице свое взыскать Господа, и объявил пост по всей Иудее.
И собрались Иудеи просить помощи у Господа; из всех городов Иудиных пришли они умолять Господа.
И стал Иосафат в собрании Иудеев и Иерусалимлян в доме Господнем, пред новым двором,
и сказал: Господи Боже отцов наших! Не Ты ли Бог на небе? И Ты владычествуешь над всеми царствами народов, и в Твоей руке сила и крепость, и никто не устоит против Тебя!
Не Ты ли, Боже наш, изгнал жителей земли сей пред лицем народа Твоего Израиля и отдал ее семени Авраама, друга Твоего, навек?
И они поселились на ней и построили Тебе на ней святилище во имя Твое, говоря:
если придет на нас бедствие: меч наказующий, или язва, или голод, то мы станем пред домом сим и пред лицем Твоим, ибо имя Твое в доме сем; и воззовем к Тебе в тесноте нашей, и Ты услышишь и спасешь.
И ныне вот Аммонитяне и Моавитяне и обитатели горы Сеира, чрез земли которых Ты не позволил пройти Израильтянам, когда они шли из земли Египетской, а потому они миновали их и не истребили их, –
вот они платят нам тем, что пришли выгнать нас из наследственного владения Твоего, которое Ты отдал нам.
Боже наш! Ты суди их. Ибо нет в нас силы против множества сего великого, пришедшего на нас, и мы не знаем, что́ делать, но к Тебе очи наши!
И все Иудеи стояли пред лицем Господним, и малые дети их, жены их и сыновья их.
Тогда на Иозиила, сына Захарии, сына Ванеи, сына Иеиела, сына Матфании, левита из сынов Асафовых, сошел Дух Господень среди собрания
и сказал он: слушайте, все Иудеи и жители Иерусалима и царь Иосафат! Так говорит Господь к вам: не бойтесь и не ужасайтесь множества сего великого, ибо не ваша война, а Божия.
Завтра выступите против них: вот они всходят на возвышенность Циц, и вы найдете их на конце долины, пред пустынею Иеруилом.
Не вам сражаться на сей раз; вы станьте, стойте и смотрите на спасение Господне, посылаемое вам. Иуда и Иерусалим! не бойтесь и не ужасайтесь. Завтра выступите навстречу им, и Господь будет с вами.
И преклонился Иосафат лицем до земли, и все Иудеи и жители Иерусалима пали пред Господом, чтобы поклониться Господу.
И встали левиты из сынов Каафовых и из сынов Кореевых – хвалить Господа Бога Израилева, голосом весьма громким.
И встали они рано утром, и выступили к пустыне Фекойской; и когда они выступили, стал Иосафат и сказал: послушайте меня, Иудеи и жители Иерусалима! Верьте Господу Богу вашему, и будете тверды; верьте пророкам Его, и будет успех вам.
И совещался он с народом, и поставил певцов Господу, чтобы они в благолепии святыни, выступая впереди вооруженных, славословили и говорили: славьте Господа, ибо вовек милость Его!
И в то время, как они стали восклицать и славословить, Господь возбудил несогласие между Аммонитянами, Моавитянами и обитателями горы Сеира, пришедшими на Иудею, и были они поражены:
ибо восстали Аммонитяне и Моавитяне на обитателей горы Сеира, побивая и истребляя их, а когда покончили с жителями Сеира, тогда стали истреблять друг друга.
И когда Иудеи пришли на возвышенность к пустыне и взглянули на то многолюдство, и вот – трупы, лежащие на земле, и нет уцелевшего.
И пришел Иосафат и народ его забирать добычу, и нашли у них во множестве и имущество, и одежды, и драгоценные вещи, и набрали себе столько, что не могли нести. И три дня они забирали добычу; так велика была она!
А в четвертый день собрались на долину благословения, так как там они благословили Господа. Посему и называют то место долиною благословения до сего дня.
И пошли назад все Иудеи и Иерусалимляне и Иосафат во главе их, чтобы возвратиться в Иерусалим с веселием, потому что дал им Господь торжество над врагами их.
И пришли в Иерусалим с псалтирями, и цитрами, и трубами, к дому Господню.
И был страх Божий на всех царствах земных, когда они услышали, что Сам Господь воевал против врагов Израиля.
И спокойно стало царство Иосафатово, и дал ему Бог его покой со всех сторон.
Так царствовал Иосафат над Иудеею: тридцати пяти лет он был, когда воцарился, и двадцать пять лет царствовал в Иерусалиме. Имя матери его Азува, дочь Салаила.
И ходил он путем отца своего Асы и не уклонился от него, делая угодное в очах Господних.
Только высоты не были отменены, и народ еще не обратил твердо сердца своего к Богу отцов своих.
Прочие деяния Иосафата, первые и последние, описаны в записях Ииуя, сына Ананиева, которые внесены в книгу царей Израилевых.
Но после того вступил Иосафат, царь Иудейский в общение с Охозиею, царем Израильским, который поступал беззаконно,
и соединился с ним, чтобы построить корабли для отправления в Фарсис; и построили они корабли в Ецион-Гавере.
И изрек тогда Елиезер, сын Додавы из Мареши, пророчество на Иосафата, говоря: так как ты вступил в общение с Охозиею, то разрушил Господь дело твое. – И разбились корабли, и не могли идти в Фарсис.
Киргизский
Ошондон кийин мааптыктар менен амондуктар жана Маон љлкљсєнєн айрым адамдары Жошапат менен согушууга жљнљштє.
Жошапатка: «Дењиздин ары жагынан, Сириядан сага каршы аттанган кара кол келе жатат, алар Хасатсон-Тамарга, башкача айтканда, Эйин-Гедиге келип калышты», – деп айтып келишти.
Ошондо Жошапат коркуп, Тењирди издеш єчєн жєзєн бурду жана бєткєл Жєйєт аймагына орозо жарыялады.
Жєйєттљр Тењирден жардам суроого жыйналышты. Алар Жєйєттєн бардык шаарларынан келип, жалынып-жалбарып, Тењирден жардам сурашты.
Жошапат Тењир єйєнєн жањы короосунун алдында, жєйєттљр менен иерусалимдиктердин арасында туруп, мындай деди:
«Тењир, ата-бабаларыбыздын Кудайы! Асмандагы Кудай Сенсињ. Бардык элдердин падышачылыгына бир Љзєњ бийлик кыласыњ, кєч да, кубат да Љзєњдєн колуњда, Сага каршы чыккан эч ким туруштук бере албайт!
Кудайыбыз, Љз элињ Ысрайылдын алдынан ушул жердин элин кууп чыккан, ал жерди Љзєњдєн досуњ Ыбрайымдын тукумуна тєбљлєккљ берген Сен эмес белењ!
Алар бул жерге отурукташып, Сенин ысымыња арнап ыйык жай куруп, мындай дешкен:
“Биздин башыбызга мєшкєл тєшкљндљ: жазалоочу кылыч, же жугуштуу оору, же ачарчылык тєшкљндљ, биз ушул єйгљ, Сенин алдыња келебиз, анткени бул єйдљ Љзєњдєн ысымыњ турат. Кыйын-кысталышта биз Сени чакырсак, Сен биздин єнєбєздє угуп, куткарып каласыњ”.
Азыр бул жерге амондуктар, мааптыктар жана Сеир тоосунда жашагандар келишти. Ысрайылдыктар Мисирден чыгып келе жатканда, Сен булардын жеринен љтпљгєлљ дегенсињ, ошондуктан алар айланып љтєп, буларды тукум курут кылган эмес.
Эми алар ошол жакшылыгыбызга жамандык менен жооп берип жатышат. Љзєњ бизге мурастап берген, Љзєњ ээлик кылган жерден бизди кууп чыкканы келишти.
Кудайыбыз! Буларды Љзєњ жазала. Анткени бизди каптап келе жаткан бул кара колго каршы турууга биздин кєчєбєз жетпейт, эмне кыларыбызды билбейбиз, бирок биздин кљзєбєз Сенде!»
Бєт Жєйєт эли бала-бакырасы, аялдары, эр жигиттери менен Тењирдин алдында турушту.
Ошондо жамааттын ортосунда турган леби Жахазиелге Тењирдин Руху тєштє. Жахазиел – Захариянын уулу, Захария – Бенаянын уулу, Беная – Жейелдин уулу, Жейел – Асаптын уулдарынан чыккан Матаниянын уулу.
Ошондо ал мындай деди: «Жєйєттљр, Иерусалим тургундары жана падыша Жошапат, баарыњар уккула! Тењир силерге мындай дейт: “Коркпогула, каптап келе жаткан кара колдон єрљйєњљр учпасын, анткени бул согуш силердики эмес, Кудайдыкы.
Эртењ аларга каршы чыгасыњар. Азыр алар Сис дљњсљљсєнљ чыгып келе жатышат, силер аларды љрљљндєн аягынан, Жеруел чљлєнєн алдынан табасыњар.
Бул жолу силер согушпайсыњар. Силер карап тургула, Тењирдин силерге жиберген куткаруусун кљрљсєњљр. Жєйєт менен Иерусалим! Коркпогула да єрљйєњљрдє учурбагыла! Эртењ аларга каршы чыгасыњар, Тењир силер менен болот”».
Жошапат жерге жете таазим этти. Жєйєт эли менен Иерусалим тургундары да Тењирге таазим кылып, Анын алдына жыгылышты.
Каат уулдары менен Корак уулдарынан чыккан лебилер туруп, катуу єн менен Ысрайылдын Кудай-Тењирин мактап ырдашты.
Алар эртењ менен эрте туруп, Текоя чљлєнљ бет алышты. Алар жолго чыкканда, Жошапат љйдљ туруп, мындай деди: «Жєйєттљр менен Иерусалим тургундары, мени уккула! Љзєњљрдєн Кудай-Тењирињерге ишенгиле, бекем тургула. Анын пайгамбарларына ишенгиле, ошондо ийгиликке жетесињер».
Ал эл менен кењешип, Тењирге ырдай турган ырчыларды койду. Аларды куралдуу аскерлердин алдында ыйыктыкты сактап: «Тењирди дањктагыла, анткени Анын ырайымы тєбљлєктєє!» – деп Тењирди дањазаласын деп койду.
Алар Тењирди дањктап, дањазалап бара жатканда, Тењир Жєйєт аймагындагыларга каршы келе жаткан амондуктар менен мааптыктардын жана Сеир тоосунда жашагандардын ыркын кетирип, ортосуна бєлєк тєшєрдє. Алар кырылып калышты.
Анткени амондуктар менен мааптыктар Сеир тоосунда жашагандарга каршы чыгышып, аларды љлтєрєштє. Аларды кырып бєткљндљн кийин, бири-бирин кырып салышты.
Жєйєттљр чљлдљгє дљбљгљ келгенде, калыњ колду карашса, љлєктљр экен, бир да тирєє жан калбаптыр.
Жошапат эли менен олжону алганы келди. Алар абдан кљп мал-мєлк, кийим-кече, кымбат баалуу асыл буюмдарды алышты. Олжонун кљптєгєнљн кљтљрљ албай жатышты. Олжо ушунчалык кљп болгондуктан, алар аны єч кєн ташышты.
Ал эми тљртєнчє кєнє Бата љрљљнєнљ чогулуп, Тењирди дањкташты. Ошондуктан ал жерди бєгєнкє кєнгљ чейин Бата љрљљнє дешет.
Жошапат башында турган Жєйєт аймагындагылар менен иерусалимдиктер Иерусалимге кубаныч менен кайтышты, анткени Тењир аларга душманынын єстєнљн жењиш берди.
Алар Иерусалимдеги Тењирдин єйєнљ арфа, лира, сурнай менен келишти.
Жер жєзєндљгє бардык падышачылыктар Ысрайылдын душмандары менен Тењир Љзє салгылашканын угушканда, Кудайдан коркуп калышты.
Ошентип, Жошапаттын падышачылыгы тынчтанып калды. Анын Кудайы ага туш тарабынан тынчтык берди.
Жошапат Жєйєт аймагына мына ушундай падышачылык кылды. Ал падыша болуп такка отурганда, отуз беш жашта эле. Ал Иерусалимде жыйырма беш жыл падышачылык кылды. Анын энесинин аты – Азуба, ал – Шилхинин кызы.
Ал љз атасы Асанын жолу менен жєрєп, анын жолунан оњго да, солго да кыйшайган жок, Тењирге жаккан иштерди кылды.
Бирок бийик жерлердеги бутканалар гана жок кылынган жок, эл да ата-бабаларынын Кудайына жєрљктљрєн толугу менен бура элек эле.
Жошапаттын алгачкы жана акыркы иштери Ханани уулу Жейунун жазууларында жазылган, алар Ысрайыл падышаларынын китебине киргизилген.
Бирок ошондон кийин Жєйєт падышасы Жошапат мыйзамсыз иштерди кылган Ысрайыл падышасы Ахазай менен келишим тєздє.
Аны менен келишим тєзгљнєнєн себеби Таршышка жљнљтєш єчєн, кемелерди жасатуу керек эле. Кемелерди алар Этсион-Геберде жасашты.
Марейшадан чыккан Додабайдын уулу Элиезер Жошапатка пайгамбарчылык кылып: «Ахазай менен келишим тєзгљндєгєњ єчєн, Тењир кылган ишињди талкалайт», – деди. Ошондо кемелери талкаланып, Таршышка бара албай калышты.
In seguito i Moabiti e gli Ammoniti, aiutati dai Meuniti, mossero guerra a Giòsafat.
Fu annunciato a Giòsafat: "Una grande moltitudine è venuta contro di te da oltre il mare, da Edom. Ecco sono a Casesòn-Tamar, cioè a Engàddi".
Nella paura, Giòsafat si decise a cercare il Signore e indisse un digiuno per tutto Giuda.
Quelli di Giuda si radunarono per chiedere aiuto al Signore; vennero da tutte le città di Giuda per chiedere aiuto al Signore.
Giòsafat, stando in piedi in mezzo all'assemblea di Giuda e di Gerusalemme nel tempio del Signore, di fronte al nuovo cortile,
disse: "Signore, Dio dei nostri padri, non sei forse tu il Dio che è in cielo? Tu dòmini su tutti i regni delle nazioni. Nelle tue mani sono la forza e la potenza; nessuno può opporsi a te.
Non hai scacciato tu, nostro Dio, gli abitanti di questa terra di fronte al tuo popolo Israele e non l'hai data per sempre alla discendenza del tuo amico Abramo?
Essi l'hanno abitata e vi hanno costruito un santuario al tuo nome dicendo:
"Se ci piomberà addosso una sciagura, una spada punitrice, una peste o una carestia, noi ci presenteremo al tuo cospetto in questo tempio, poiché il tuo nome è in questo tempio, e grideremo a te dalla nostra sciagura e tu ci ascolterai e ci aiuterai".
Ora, ecco gli Ammoniti, i Moabiti e quelli della montagna di Seir, nelle cui terre non hai permesso agli Israeliti di entrare, quando venivano dalla terra d'Egitto, e perciò si sono tenuti lontani da quelli e non li hanno distrutti,
ecco, ora ci ricompensano venendoci a scacciare dall'eredità che tu hai acquistato per noi.
Dio nostro, non vorrai renderci giustizia nei loro riguardi, poiché noi non abbiamo la forza di opporci a una moltitudine così grande piombataci addosso? Non sappiamo che cosa fare; perciò i nostri occhi sono rivolti a te".
Tutti gli abitanti di Giuda stavano in piedi davanti al Signore, con i loro bambini, le loro mogli e i loro figli.
Allora lo spirito del Signore, in mezzo all'assemblea, fu su Iacazièl, figlio di Zaccaria, figlio di Benaià, figlio di Ieièl, figlio di Mattania, levita dei figli di Asaf.
Egli disse: "Porgete l'orecchio, voi tutti di Giuda, abitanti di Gerusalemme e tu, re Giòsafat. Vi dice il Signore: "Non temete e non spaventatevi davanti a questa moltitudine immensa, perché la guerra non riguarda voi, ma Dio.
Domani, scendete contro di loro; ecco, saliranno per la salita di Sis. Voi li sorprenderete al termine della valle, di fronte al deserto di Ieruèl.
Non toccherà a voi combattere in tale momento; fermatevi bene ordinati e vedrete la salvezza che il Signore opererà per voi, o Giuda e Gerusalemme. Non temete e non abbattetevi. Domani uscite loro incontro; il Signore sarà con voi"".
Giòsafat s'inginocchiò con la faccia a terra; tutto Giuda e gli abitanti di Gerusalemme caddero davanti al Signore, per prostrarsi davanti a lui.
I leviti, tra i figli dei Keatiti e i figli dei Coriti, si alzarono a lodare il Signore, Dio d'Israele, a piena voce.
La mattina dopo si alzarono presto e partirono per il deserto di Tekòa. Mentre si muovevano, Giòsafat si fermò e disse: "Ascoltatemi, Giuda e abitanti di Gerusalemme! Credete nel Signore, vostro Dio, e sarete saldi; credete nei suoi profeti e riuscirete".
Quindi, consigliatosi con il popolo, mise i cantori del Signore e i salmisti, vestiti con paramenti sacri, schierati davanti agli uomini in armi, perché lodassero il Signore dicendo:

"Rendete grazie al Signore,

perché il suo amore è per sempre".
Appena cominciarono i loro canti di esultanza e di lode, il Signore tese un agguato contro gli Ammoniti, i Moabiti e quelli della montagna di Seir, venuti contro Giuda, e furono sconfitti.
Gli Ammoniti e i Moabiti insorsero contro gli abitanti della montagna di Seir per votarli allo sterminio e distruggerli. Quando ebbero finito con gli abitanti della montagna di Seir, contribuirono a distruggersi a vicenda.
Quando quelli di Giuda raggiunsero la collina da dove si vedeva il deserto, si voltarono verso la moltitudine, ed ecco: non c'erano che cadaveri gettati per terra, senza alcun superstite.
Giòsafat e la sua gente andarono a raccogliere la loro preda. Vi trovarono in abbondanza bestiame, ricchezze, vesti e oggetti preziosi. Ne presero più di quanto ne potessero portare. Passarono tre giorni a raccogliere il bottino, perché esso era molto abbondante.
Il quarto giorno si radunarono nella valle di Beracà; poiché là benedissero il Signore, chiamarono quel luogo valle di Beracà, come è ancora oggi.
Quindi tutto Giuda e tutti quelli di Gerusalemme, con Giòsafat alla testa, partirono per tornare a Gerusalemme, pieni di gioia perché il Signore li aveva riempiti di letizia a danno dei loro nemici.
Entrarono in Gerusalemme diretti al tempio del Signore, fra suoni di arpe, di cetre e di trombe.
Quando si seppe che il Signore aveva combattuto contro i nemici d'Israele, il terrore di Dio si diffuse su tutti i regni del mondo.
Il regno di Giòsafat rimase tranquillo; Dio gli aveva concesso tregua su tutte le frontiere.
Giòsafat regnò su Giuda. Aveva trentacinque anni quando divenne re; regnò venticinque anni a Gerusalemme. Sua madre si chiamava Azubà, figlia di Silchì.
Seguì la via di Asa, suo padre, non si allontanò da essa, facendo ciò che è retto agli occhi del Signore.
Ma non scomparvero le alture; il popolo non aveva ancora diretto il cuore verso il Dio dei suoi padri.
Le altre gesta di Giòsafat, dalle prime alle ultime, ecco, sono descritte negli atti di Ieu, figlio di Anàni, inseriti nel libro dei re d'Israele.
In seguito Giòsafat, re di Giuda, si alleò con Acazia, re d'Israele, che agiva con malvagità.
Egli si associò a lui per costruire navi capaci di raggiungere Tarsis. Allestirono le navi a Esion-Ghèber.
Ma Elièzer, figlio di Dodavàu, di Maresà, profetizzò contro Giòsafat dicendo: "Poiché ti sei alleato con Acazia, il Signore ha aperto una breccia nei tuoi lavori". Le navi si sfasciarono e non poterono partire per Tarsis.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки