Скрыть
1:5
Церковнославянский (рус)
И от­ступи́ Моа́въ от­ Изра́иля, по уме́ртвiи Ахаа́вли.
Охозі́а же паде́ изъ окна́, е́же въ го́рницѣ его́ въ самарі́и, и разболѣ́ся, и посла́ послы́ и рече́ къ ни́мъ: иди́те и вопроси́те у Ваа́ла скве́рнаго бо́га аккаро́нска, а́ще жи́въ бу́ду от­ болѣ́зни мо­ея́ сея́? и идо́ша вопроша́ти его́ ра́ди.
И а́нгелъ Госпо́день рече́ ко илiи́ Ѳесви́тянину, глаго́ля: воста́въ, иди́ на срѣ́тенiе посло́мъ Охозі́и царя́ самарі́йска и рече́ши къ ни́мъ: или́ нѣ́сть Бо́га во Изра́или, я́ко гряде́те вопроша́ти Ваа́ла скве́рнаго бо́га во аккаро́нѣ?
и сего́ ра́ди си́це глаго́летъ Госпо́дь о́дръ, на него́же воз­ше́лъ еси́ ту́, не и́маши слѣ́зти съ него́, я́ко ту́ сме́ртiю у́мреши, И и́де илiа́ и рече́ къ ни́мъ.
И воз­врати́шася послы́ къ нему́, и рече́ къ ни́мъ: что́ я́ко воз­врати́стеся?
И рѣ́ша къ нему́: му́жъ изы́де въ срѣ́тенiе на́мъ и рече́ къ на́мъ: иди́те воз­врати́теся къ царю́ посла́в­шему вы́ и глаго́лите къ нему́: си́це глаго́летъ Госпо́дь: или́ нему́ Бо́га во Изра́или, я́ко вы́ гряде́те вопроша́ти Ваа́ла скве́рнаго бо́га во аккаро́нѣ? сего́ ра́ди от­ одра́, на него́же воз­ше́лъ еси́, не и́маши слѣ́зти съ него́, я́ко ту́ сме́ртiю у́мреши.
И рече́ къ ни́мъ ца́рь, глаго́ля: како́въ взо́ромъ бя́ше му́жъ то́й в­ше́дый въ срѣ́тенiе ва́мъ и глаго́лавый ва́мъ словеса́ сiя́?
И рѣ́ша къ нему́: му́жъ косма́тъ и по́ясомъ усме́н­нымъ препоя́санъ о чре́слѣхъ сво­и́хъ. И рече́ ца́рь: илiа́ Ѳесви́тянинъ се́й е́сть.
И посла́ къ нему́ старѣ́ишину пятьдеся́тника и пятьдеся́тъ муже́й его́. И взы́де и прiи́де къ нему́: и се́, илiа́ бѣ́ сѣдя́ верху́ горы́. И глаго́ла пятьдеся́тникъ къ нему́ и рече́: человѣ́че Бо́жiи, ца́рь зове́тъ тя́, сни́ди.
И от­вѣща́ илiа́ и рече́ къ пятьдеся́тнику: а́ще е́смь человѣ́къ Бо́жiй а́зъ, то́ да сни́детъ о́гнь съ небесе́ и снѣ́стъ тя́ и пятьдеся́тъ тво­и́хъ [съ тобо́ю]. И сни́де о́гнь съ небесе́ и снѣде́ его́ и пятьдеся́тъ муже́й его́.
И при­­ложи́ ца́рь посла́ти къ нему́ друга́го пятьдеся́тника и пятьдеся́тъ [муже́й] съ ни́мъ. И воз­ше́дъ, и глаго́ла пятьдеся́тникъ къ нему́ и рече́: человѣ́че Бо́жiй, си́це глаго́летъ ца́рь: потща́вся сни́ди.
И от­вѣща́ илiа́ и глаго́ла къ нему́ и рече́: а́ще человѣ́къ Бо́жiй а́зъ е́смь, то́ да сни́детъ о́гнь съ небесе́, и да снѣ́стъ тя́ и пятьдеся́тъ [муже́й] съ тобо́ю. И сни́де о́гнь съ небесе́ и снѣде́ его́ и пятьдеся́тъ муже́й его́.
И при­­ложи́ ца́рь еще́ посла́ти старѣ́ишину, пятьдеся́тника тре́тiяго, и пятьдеся́тъ муже́й съ ни́мъ. И прiи́де къ нему́ пятьдеся́тникъ тре́тiй, и поклони́ся на колѣ́на своя́ предъ илiе́ю, и моли́ его́, и глаго́ла къ нему́ и рече́: человѣ́че Бо́жiй, пощади́ ду́шу мою́ и ду́шу ра́бъ тво­и́хъ си́хъ пятьдеся́тъ предъ очи́ма тво­и́ма:
се́, сни́де о́гнь съ небесе́ и пояде́ два́ пятьдеся́тника пе́рвыя съ пятiюдесятми́ и́хъ: и ны́нѣ да пощади́т­ся душа́ рабо́въ тво­и́хъ предъ очи́ма тво­и́ма.
И глаго́ла а́нгелъ Госпо́день ко илiи́ и рече́: сни́ди съ ни́мъ, не убо́йся от­ лица́ и́хъ. И воста́ илiа́ и сни́де съ ни́мъ къ царю́,
и глаго́ла къ нему́ и рече́: си́це глаго́летъ Госпо́дь: что́ я́ко посла́лъ еси́ послы́ вопроша́ти Ваа́ла скве́рнаго бо́га во аккаро́нѣ, а́ки бы не бы́лъ Бо́гъ во Изра́или, е́же вопроси́ти от­ него́ словесе́? сего́ ра́ди от­ одра́, на́ньже воз­ше́лъ еси́ ту́, не и́маши слѣ́зти съ него́ я́ко сме́ртiю у́мреши.
И у́мре по глаго́лу Госпо́дню, его́же глаго́ла илiа́. И ца́р­ст­вова Иора́мъ бра́тъ Охозі́инъ вмѣ́сто его́, поне́же не имѣ́ сы́на Охозі́а, въ лѣ́то второ́е Иора́ма сы́на Иосафа́та царя́ Иу́дина.
И про́чая слове́съ Охозі́иныхъ, ели́ка сотвори́, не се́ ли, сiя́ пи́сана въ кни́гахъ слове́съ дні́й царе́й Изра́илевыхъ?
Синодальный
И отложился Моав от Израиля по смерти Ахава.
Охозия же упал чрез решетку с горницы своей, что в Самарии, и занемог. И послал послов, и сказал им: пойдите, спросите у Веельзевула, божества Аккаронского: выздоровею ли я от сей болезни? [И пошли они спрашивать.]
Тогда Ангел Господень сказал Илии Фесвитянину: встань, пойди навстречу посланным от царя Самарийского и скажи им: разве нет Бога в Израиле, что вы идете вопрошать Веельзевула, божество Аккаронское?
За это так говорит Господь: с постели, на которую ты лег, не сойдешь с нее, но умрешь. И пошел Илия, [и сказал им].
И возвратились к Охозии посланные. И он сказал им: что это вы возвратились?
И сказали ему: навстречу нам вышел человек и сказал нам: пойдите, возвратитесь к царю, который послал вас, и скажите ему: так говорит Господь: разве нет Бога в Израиле, что ты посылаешь вопрошать Веельзевула, божество Аккаронское? За то с постели, на которую ты лег, не сойдешь с нее, но умрешь.
И сказал им: каков видом тот человек, который вышел навстречу вам и говорил вам слова сии?
Они сказали ему: человек тот весь в волосах и кожаным поясом подпоясан по чреслам своим. И сказал он: это Илия Фесвитянин.
И послал к нему пятидесятника с его пятидесятком. И он взошел к нему, когда Илия сидел на верху горы, и сказал ему: человек Божий! царь говорит: сойди.
И отвечал Илия, и сказал пятидесятнику: если я человек Божий, то пусть сойдет огонь с неба и попалит тебя и твой пятидесяток. И сошел огонь с неба и попалил его и пятидесяток его.
И послал к нему царь другого пятидесятника с его пятидесятком. И он стал говорить ему: человек Божий! так сказал царь: сойди скорее.
И отвечал Илия и сказал ему: если я человек Божий, то пусть сойдет огонь с неба и попалит тебя и твой пятидесяток. И сошел огонь Божий с неба, и попалил его и пятидесяток его.
И еще послал в третий раз пятидесятника с его пятидесятком. И поднялся, и пришел пятидесятник третий, и пал на колена свои пред Илиею, и умолял его, и говорил ему: человек Божий! да не будет презрена душа моя и душа рабов твоих – сих пятидесяти – пред очами твоими;
вот, сошел огонь с неба, и попалил двух пятидесятников прежних с их пятидесятками; но теперь да не будет презрена душа моя пред очами твоими!
И сказал Ангел Господень Илии: пойди с ним, не бойся его. И он встал, и пошел с ним к царю.
И сказал ему: так говорит Господь: за то, что ты посылал послов вопрошать Веельзевула, божество Аккаронское, как будто в Израиле нет Бога, чтобы вопрошать о слове Его, – с постели, на которую ты лег, не сойдешь с нее, но умрешь.
И умер он по слову Господню, которое изрек Илия. И воцарился Иорам [брат Охозии], вместо него, во второй год Иорама, сына Иосафатова, царя Иудейского, так как сына у того не было.
Прочее об Охозии, что он сделал, написано в летописи царей Израильских.
РБО 2011
После смерти Ахáва моавитя́не восстали против Изрáиля.
Ахáзия упал с верхнего этажа своего дворца в Самари́и — сломался парапет. Занемог царь и послал гонцов с поручением: «Вопросите Бáал–Зевýва, экрóнского бога, суждено ли мне выздороветь?»
Но Ангел Господа повелел Илие́ Тишби́йскому выйти навстречу посланцам царя Самарии и сказать: «Разве нет Бога в Израиле, что вы идете вопрошать Баал–Зевува, экронского бога?
Так говорит Господь: за это не встать тебе с постели, на которой ты лежишь. Ты умрешь!» И вышел Илия им навстречу.
Посланцы возвратились к царю. Царь спросил: «Почему вы вернулись?»
Они ответили: «Вышел нам навстречу человек и сказал: „Вернитесь к царю, пославшему вас, и передайте ему:, Так говорит Господь: разве нет Бога в Израиле, что ты послал вопрошать Баал–Зевува, экронского бога? За это не встать тебе с постели, на которой ты лежишь. Ты умрешь!'”»
Царь спросил: «А как выглядел тот человек, который вышел вам навстречу и сказал это?»
Ему ответили: «В овчине. А на бедрах — кожаный пояс». — «Это Илия Тишбийский!» — сказал царь
и послал за ним начальника полусотни вместе с полусотенным отрядом. Начальник полусотни пришел к Илие, сидевшему на вершине горы. «Человек Божий! — сказал он Илие. — Царь приказывает тебе: „Сойди!”»
Илия ответил: «Если я и вправду человек Божий, пусть огонь сойдет с неба и испепелит тебя с твоим отрядом!» И сошел огонь с неба, и испепелил начальника полусотни и весь его отряд.
Царь послал другого начальника полусотни с другим полусотенным отрядом. Тот пришел и сказал Илие: «Человек Божий! Царь приказывает тебе: „Сойди немедленно!”»
Илия ответил: «Если я и вправду человек Божий, пусть огонь сойдет с неба и испепелит тебя с твоим отрядом!» И сошел с неба огонь Божий, и испепелил начальника полусотни и весь его отряд.
Царь послал третьего начальника полусотни с новым полусотенным отрядом. Тот пришел, пал на колени перед Илией и взмолился: «Человек Божий! Пощади мою жизнь и жизнь рабов твоих — вот этого отряда!
Двух начальников, вместе с их отрядами, испепелил огонь, сошедший с неба! Пощади мою жизнь!»
И ангел Господа велел Илие: «Спускайся. Иди с ним, не бойся его». Илия пришел к царю, вместе с начальником полусотни,
и сказал: «Так говорит Господь: за то, что ты послал вопросить Баал–Зевува, экронского бога (будто в Израиле нет Бога, которого можно вопросить!) — не встать тебе с постели, на которой ты лежишь. Ты умрешь!»
И Ахазия умер; исполнилось слово Господа, возвещенное Илией. Царем после него стал Иорáм, так как у Ахазии не было сына. (Это случилось во второй год правления царя Иудеи Иорама, сына Иосафáта).
Прочее о деяниях Ахазии написано в «Летописях царей Израиля».
Praevaricatus est autem Moab in Israel, postquam mortuus est Achab.
Ceciditque Ochozias per cancellos cenaculi sui, quod habebat in Samaria, et aegrotavit; misitque nuntios dicens ad eos: «Ite, consulite Beelzebub deum Accaron, utrum vivere queam de infirmitate mea hac».
Angelus autem Domini locutus est ad Eliam Thesbiten: «Surge, ascende in occursum nuntiorum regis Samariae et dices ad eos: Numquid non est Deus in Israel, ut eatis ad consulendum Beelzebub deum Accaron?
Quam ob rem haec dicit Dominus: De lectulo, super quem ascendisti, non descendes, sed morte morieris». Et abiit Elias.
Reversique sunt nuntii ad Ochoziam, qui dixit eis: «Quare reversi estis?».
At illi responderunt ei: «Vir occurrit nobis et dixit ad nos: "Ite, revertimini ad regem, qui misit vos, et dicetis ei: Haec dicit Dominus: Numquid, quia non est Deus in Israel, mittis, ut consulatur Beelzebub deus Accaron? Idcirco de lectulo, super quem ascendisti, non descendes, sed morte morieris"».
Qui dixit eis: «Cuius figurae et habitus vir erat, qui occurrit vobis et locutus est verba haec?».
At illi dixerunt: «Vir in veste pilosa et zona pellicea accinctis renibus». Qui ait: «Elias Thesbites est».
Misitque ad eum quinquagenarium principem et quinquaginta, qui erant sub eo; qui ascendit ad eum sedentique in vertice montis ait: «Homo Dei, rex praecepit, ut descendas».
Respondensque Elias dixit quinquagenario: «Si homo Dei sum, descendat ignis e caelo et devoret te et quinquaginta tuos». Descendit itaque ignis e caelo et devoravit eum et quinquaginta, qui erant cum eo.
Rursum misit ad eum principem quinquagenarium alterum et quinquaginta cum eo; qui locutus est illi: «Homo Dei, haec dicit rex: "Festina, descende!"».
Respondens Elias ait illis: «Si homo Dei ego sum, descendat ignis e caelo et devoret te et quinquaginta tuos». Descendit ergo ignis Dei e caelo et devoravit illum et quinquaginta eius.
Iterum misit principem quinquagenarium tertium et quinquaginta, qui erant cum eo; qui cum venisset, curvavit genua contra Eliam et precatus est eum et ait: «Homo Dei, noli despicere animam meam et animam servorum tuorum, qui mecum sunt.
Ecce descendit ignis de caelo et devoravit duos principes quinquagenarios primos et quinquagenos, qui cum eis erant; sed nunc obsecro, ut miserearis animae meae».
Locutus est autem angelus Domini ad Eliam dicens: «Descende cum eo, ne timeas». Surrexit igitur et descendit cum eo ad regem
et locutus est ei: «Haec dicit Dominus: Quia misisti nuntios ad consulendum Beelzebub deum Accaron, quasi non esset Deus in Israel, a quo posses interrogare sermonem, ideo de lectulo, super quem ascendisti, non descendes, sed morte morieris».
Mortuus est ergo iuxta sermonem Domini, quem locutus est Elias. Et regnavit Ioram frater eius pro eo anno secundo Ioram filii Iosaphat regis Iudae; non enim habebat filium.
Reliqua autem gestorum Ochoziae, quae operatus est, nonne haec scripta sunt in libro annalium regum Israel?
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки