Скрыть
10:1
10:2
10:3
10:4
10:5
10:6
10:7
10:8
10:9
10:10
10:11
10:12
10:13
10:14
10:15
10:16
10:17
10:18
10:19
10:20
10:21
10:22
10:23
10:25
10:26
10:27
10:28
10:29
10:30
10:31
10:32
10:33
10:34
10:35
10:36
10:37
10:38
Синодальный
Маккавей же и бывшие с ним, под водительством Господа, опять заняли храм и город,
а построенные иноплеменниками на площади жертвенники и капища разрушили.
Очистив храм, они соорудили другой жертвенник; разжегши камни и взяв из них огонь, принесли жертву после двухгодичного промежутка, сделали кадильницу и свещники и предложение хлебов.
Устроив все это, они молили Господа, падая ниц, чтобы им не подвергаться более таким бедствиям; если же когда и согрешат, то да накажет Он их милостиво, не предавая богохульным и жестоким язычникам.
В тот самый день, в какой осквернен был храм иноплеменниками, совершилось и очищение храма, в двадцать пятый день того же месяца Хаслева.
И провели они в весельи восемь дней по подобию праздника кущей, воспоминая, как незадолго пред тем временем они проводили праздник кущей, подобно зверям, в горах и пещерах.
Поэтому они с жезлами, обвитыми плющом, и с цветущими ветвями и пальмами возносили хвалебные песни Тому, Который благопоспешил очистить место Свое.
И общим решением и приговором определили – всему Иудейскому народу праздновать эти дни каждогодно.
Такова была кончина Антиоха, прозванного Епифаном.
Теперь изложим, что происходило при Антиохе Евпаторе, сыне того нечестивца, ограничиваясь бедствиями войн.
Приняв царство, он вручил управление некоему Лисию, главному военачальнику Келе-Сирии и Финикии.
Ибо Птоломей, по прозванию Макрон, почел за лучшее соблюдать справедливость к Иудеям, после бывших к ним несправедливостей, и старался дела с ними оканчивать мирно.
Поэтому он был оклеветан любимцами пред Евпатором, и, повсюду слыша название предателя за то, что он оставил вверенный ему от Филометора Кипр и перешел к Антиоху Епифану, он, не имея почетной власти, от печали отравил себя и так окончил жизнь свою.
Горгий же, сделавшись в тех местах военачальником, содержал наемные войска и непрерывно поддерживал войну против Иудеев.
Вместе с ним и Идумеи, владевшие удобными укреплениями, тревожили Иудеев и, принимая к себе изгнанных из Иерусалима, предпринимали войны.
Бывшие же с Маккавеем, совершая моление и прося Бога быть помощником им в войне, устремились на укрепления Идумеев.
И, сделав на них сильное нападение, они овладели этими местами, отмстили всем сражавшимся на стенах, умерщвляли всех попадавшихся навстречу и побили не менее двадцати тысяч.
Не менее девяти тысяч бежали в две весьма крепкие башни, снабженные всем против осады.
Оставив Симона и Иосифа и еще Закхея с довольным числом людей для осаждения их, Маккавей сам отправился в такие места, где он более нужен был.
А бывшие с Симоном, будучи сребролюбивы, дали некоторым из находившихся в башнях подкупить себя деньгами; получив семьдесят тысяч драхм, дозволили некоторым убежать.
Когда донесено было Маккавею о происшедшем, он, собрав народных вождей, укорял их, что они за серебро продали братьев, отпустив врагов их.
Этих людей, сделавшихся предателями, он предал смерти и тотчас овладел двумя башнями.
Имея постоянно успех в оружии, которое было в руках его, он истребил в этих двух укреплениях более двадцати тысяч человек.
Тимофей же, прежде побежденный Иудеями, собрал весьма многочисленное войско из чужеземцев, собрал немало и бывших в Азии всадников и явился в Иудею в намерении завоевать ее.
При его приближении бывшие с Маккавеем обратились к молитве Богу, посыпав землею головы и опоясав чресла вретищами.
Припадая к подножию жертвенника, они умоляли Его, чтобы Он был милостив к ним, был врагом врагам их и противником противникам, как говорит закон.
Совершив молитву, они взяли оружие и далеко отошли от города; приблизившись же ко врагам, остановились.
С наступлением восхода солнечного те и другие вступили в бой – одни, при доблести своей, имея залогом успеха и победы прибежище к Господу, другие – поставляя предводителем брани ярость.
Когда произошло упорное сражение, то противникам явились с неба пять величественных мужей на конях с золотыми уздами, и двое из них предводительствовали Иудеями:
они взяли Маккавея в средину к себе и, покрывая своим вооружением, сохраняли его невредимым, на противников же бросали стрелы и молнии, так что они, смешавшись от ослепления и исполненные страха, сами себя поражали.
Побито было двадцать тысяч пятьсот пеших и шестьсот конных.
Сам Тимофей убежал в крепость, называемую Газара, весьма твердую и состоявшую под начальством Херея.
Бывшие с Маккавеем весело осаждали эту крепость в продолжение четырех дней.
А находившиеся в крепости, уверенные в недоступности этого места, чрезмерно злословили и произносили хульные речи.
На рассвете пятого дня двадцать юношей из бывших с Маккавеем, воспламенившись гневом от такого злословия, храбро устремились на стену и с зверскою яростью поражали каждого, кто попадался.
Другие также бросились во время смятения на находившихся внутри, зажигали башни и, разжегши костры, сожигали хульников живыми; иные разбивали ворота и, впустив в них остальное войско, овладели городом;
Тимофея же, скрывшегося во рву, убили, равно как и брата его Херея, и Аполлофана.
Совершив это, они с песнями и славословиями возблагодарили Господа, Который так много облагодетельствовал Израиля и даровал им победу.
Маккаве́й же и и́же съ ни́мъ бя́ху, Го́споду и́хъ защища́ющу, хра́мъ у́бо и гра́дъ воспрiя́ша:
ка́пища же от­ иноплеме́н­никовъ на то́ржищи устро́ен­ная, еще́ же и тре́бища раскопа́ша,
и очи́стив­ше хра́мъ, и́нъ олта́рь сотвори́ша, и разже́гше ка́менiе и взе́мше о́гнь от­ ни́хъ, при­­несо́ша же́ртву по двою́ лѣ́ту и ше́сти ме́сяцѣхъ, и ѳимiа́мъ и свѣ́щники, и хлѣ́бовъ предложе́нiе сотвори́ша.
Сiя́ же сотво́рше, моля́ху Го́спода па́дше ни́цъ, да не ктому́ въ сицева́я зла́я впаду́тъ, но а́ще когда́ и согрѣ́шатъ, от­ него́ съ кро́тостiю да наказу́ют­ся, а не ва́рваромъ и ху́льнымъ язы́комъ предадя́т­ся.
И въ о́нъ же де́нь хра́мъ от­ иноплеме́н­никъ оскверни́ся, случи́ся въ то́й же де́нь очище́нiю бы́ти хра́ма, два́десять пя́таго дне́ ме́сяца, и́же е́сть хасле́въ.
И съ весе́лiемъ пра́здноваху дні́й о́смь по о́бразу сѣ́ней, помина́юще, я́ко пре́жде ма́лаго вре́мене пра́здникъ сѣ́н­ницъ въ гора́хъ и въ пеще́рахъ звѣри́нымъ о́бразомъ бя́ху провожда́юще.
Сего́ ра́ди Ѳи́рси {вѣнцы́ изъ цвѣто́въ} и вѣ́тви зеле́ныя, еще́ же и фи́ники имѣ́юще, пѣ́сни при­­ноша́ху благопоспѣши́в­шему очи́стити мѣ́сто свое́.
И узако́ниша о́бщимъ повелѣ́нiемъ и уставле́нiемъ всему́ язы́ку Иуде́йску по вся́ лѣ́та пра́здновати дни́ сiя́.
И Антiо́хъ у́бо, и́же про­именова́­шеся епифа́нъ, кончи́ну та́ко имѣ́.
Ны́нѣ же я́же о Евпа́торѣ Антiо́хѣ, сы́нѣ нечести́ваго бы́в­шемъ, рече́мъ, сокраща́юще зла́я, я́же во бра́нехъ сотворе́на су́ть.
Се́й бо воспрiя́въ ца́р­ст­вiе, поста́ви надъ дѣла́ми ца́рскими лисі́ю нѣ́ко­его, килисирі́и же и Финикі́и во­ево́ду первонача́льнаго.
Птоломе́й бо нарица́емый ма́кронъ пра́вду соблюда́ти про­изво́ливъ ко Иуде́омъ бы́в­шая ра́ди къ ни́мъ оби́ды, покуша́­шеся я́же къ ни́мъ ми́рно препроводи́ти.
Тѣ́мже оклевета́нъ от­ друго́въ ко Евпа́тору и ча́сто нарица́емь а́кибы преда́тель, поне́же ки́пръ ввѣ́рен­ный от­ филоми́тора оста́ви и ко Антiо́ху епифа́ну отъи́де, ниже́ честны́я вла́сти иму́щь, от­ печа́ли отрави́въ себе́ живо́тъ сконча́.
Горгі́а же бы́въ во­ево́да надъ мѣста́ми, собира́­ше чужди́хъ во́евъ и непреста́н­но на иуде́и ра́товаше.
Съ ни́мъ же ку́пно и Идуме́ане обдержа́ще крѣ́пкiя тверды́ни обуча́ху Иуде́овъ, и изгоня́емыхъ изъ Иерусали́ма прiе́млюще, ра́товати начина́ху.
Су́щiи же со маккаве́омъ сотво́рше моли́тву и моли́в­ше Бо́га спобо́рника и́мъ бы́ти, на Идуме́йскiя тверды́ни устреми́шася.
Къ ни́мъ же и при­­ступи́в­ше му́же­с­т­вен­но одержа́ша мѣста́, всѣ́мъ же на стѣнѣ́ ра́ту­ю­щымъ от­мсти́ша и срѣта́ющихся закала́ху, уби́ша же не ме́ньше два́десяти ты́сящъ.
Избѣ́гшымъ же нѣ́кiимъ не ме́ньши девяти́ ты́сящъ въ двѣ́ пи́рги крѣ́пки зѣло́ и вся́, я́же проти́ву облеже́нiя, иму́щыя,
маккаве́й оста́вивъ Си́мона и Ио́сифа, еще́ же и закхе́а и и́же съ ни́мъ дово́льныхъ ко облеже́нiю и́хъ, на ну́ждная мѣста́ са́мъ отъи́де.
Су́щiи же съ Си́мономъ сребро­люби́вiи от­ нѣ́кiихъ, и́же въ пи́ргахъ, сребро́мъ прельще́ни, и се́дмьдесятъ ты́сящъ дра́хмъ взе́мше, оста́виша нѣ́кiихъ избѣжа́ти.
Егда́ же воз­вѣсти́ся маккаве́ю о бы́в­шемъ, собра́въ нача́льники люді́й, порица́­ше, я́ко за сребро́ прода́ша бра́тiю, супоста́товъ на ни́хъ от­пусти́в­ше.
Си́хъ у́бо преда́телей бы́в­шихъ уби́ и внеза́пу двѣ́ пи́рги разруши́.
Ору́жiемъ же во всѣ́хъ и рука́ми благо­успѣва́я, погуби́ въ дву́ тверды́нехъ бо́лѣе два́десяти ты́сящъ.
Тимоѳе́й же, и́же пре́жде от­ иуде́й бы́сть пораже́нъ, собра́въ во́евъ стра́н­ныхъ мно́же­с­т­во, и во Асі́и бы́в­шихъ ко́н­никовъ собра́въ не ма́ло, прiи́де а́ки ору́жiемъ Иуде́ю хотя́щь взя́ти.
Маккаве́й же и су́щiи съ ни́мъ, при­­ближа́ющуся тому́, ко моли́твѣ Бо́жiй обрати́шася, главы́ земле́ю посы́пав­ше и чре́сла вре́тищами препоя́сав­ше,
предъ олта́рнымъ пра́гомъ ни́цъ па́дше, моля́ху ми́лостива и́мъ бы́ти, враждова́ти же вражду́ющымъ на ни́хъ и супоста́томъ проти́вити­ся я́ко зако́нъ глаго́летъ.
Бы́в­ше же по моли́твѣ, воспрiе́мше ору́жiя дале́че изъ гра́да изыдо́ша: при­­бли́жшежеся къ супоста́томъ, о себѣ́ ста́ша.
Со́лнцу же воз­сiява́ющу, обо­и́ срази́шася: сі́и у́бо спору́чника иму́ще благополу́чiя и побѣ́ды съ добродѣ́телiю ко Го́споду при­­бѣ́жище, они́ же во­ево́ду бра́ней учини́ша я́рость.
Пребыва́ющей же крѣ́пцей бра́ни, яви́шася супоста́томъ от­ небесе́ му́жiе пя́ть на ко́нехъ зла́ты узды́ иму́щихъ, благолѣ́пни, и пра́вяще Иуде́овъ два́:
и маккаве́а средѣ́ себе́ взе́мше и защища́юще сво­и́мъ всеору́жiемъ невреди́ма сохраня́ху, на супоста́ты же стрѣ́лы и мо́лнiи мета́ху: тѣ́мже смѣси́в­шеся невидѣ́нiемъ сѣча́хуся мяте́жа испо́лнени.
Убiе́н­ныхъ же бы́сть два́десять ты́сящъ и пя́ть со́тъ, ко́н­ныхъ же ше́сть со́тъ.
Са́мъ же тимоѳе́й побѣже́ въ газа́ру глаго́лемую тверды́ню, зѣло́ крѣ́пкую, во­ево́д­ст­ву­ю­щу та́мо хере́ю.
Маккаве́й же и су́щiи съ ни́мъ ве́село обсѣдо́ша крѣ́пость дни́ четы́ри.
су́щiи же вну́трь на тве́рдость мѣ́ста упова́юще, па́че мѣ́ры ху́ляху и словеса́ беззако́н­ная изноша́ху.
Я́вльшужеся пя́тому дню́ два́десять ю́ношей, и́же съ маккаве́емъ бѣ́ху, разже́гшеся я́ростiю хуле́нiя ра́ди, при­­бли́жив­шеся ко стѣнѣ́, му́же­с­т­вен­но и звѣрообра́зною я́ростiю при­­лучи́в­шихся разсѣца́ху.
Ині́и же подо́бнѣ воз­ше́дше съ ну́ждею къ су́щымъ вну́трь, зажига́ху пи́рги, и воз­же́гше огни́ща, живы́хъ ху́льниковъ сожго́ша.
Ині́и же врата́ разсѣко́ша, и впусти́в­ше про́чiй по́лкъ, взя́ша гра́дъ, и тимоѳе́а скры́в­шагося въ нѣ́ко­емъ рвѣ́ закла́ша, и бра́та его́ хере́а и аполлофа́на.
Сiя́ же сотво́рше съ пѣ́сньми и исповѣ́даньми благословля́ху Го́спода благодѣ́теля вели́каго Изра́илю и побѣ́ду и́мъ да́в­шаго.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха Библ. энциклопедия Библейский словарь Словарь библ. образов

Настройки