Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Нав. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. 1Ездр. Неем. 2Ездр. Тов. Иудиф. Эсф. 1Мак. 2Мак. 3Мак. 3Ездр. Иов. Пс. Притч. Еккл. Песн. Прем. Сир. Ис. Иер. Плч. Посл.Иер. Вар. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Мф. Мк. Лк. Ин. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Ин. 2Ин. 3Ин. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Флп. Кол. 1Фес. 2Фес. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.

2-я книга Маккавейская

 
  •  
  • 3:1
  • 3:2
  • 3:3
  • 3:4
  • 3:5
  • 3:6
  • 3:7
  • 3:8
  • 3:9
  • 3:10
  • 3:11
  • 3:12
  • 3:13
  • 3:14
  • 3:15
  • 3:16
  • 3:17
  • 3:18
  • 3:19
  • 3:20
  • 3:21
  • 3:22
  • 3:23
  • 3:24
  • 3:25
  • 3:26
  • 3:27
  • 3:28
  • 3:29
  • 3:30
  • 3:31
  • 3:32
  • 3:33
  • 3:34
  • 3:35
  • 3:36
  • 3:37
  • 3:38
  • 3:39
  • 3:40
  •  
  •  
  • 4:1
  • 4:2
  • 4:3
  • 4:4
  • 4:5
  • 4:6
  • 4:7
  • 4:8
  • 4:9
  • 4:10
  • 4:11
  • 4:12
  • 4:13
  • 4:14
  • 4:15
  • 4:16
  • 4:17
  • 4:18
  • 4:19
  • 4:20
  • 4:21
  • 4:22
  • 4:23
  • 4:24
  • 4:25
  • 4:26
  • 4:27
  • 4:28
  • 4:29
  • 4:30
  • 4:31
  • 4:32
  • 4:33
  • 4:34
  • 4:35
  • 4:36
  • 4:37
  • 4:38
  • 4:39
  • 4:40
  • 4:41
  • 4:42
  • 4:43
  • 4:44
  • 4:45
  • 4:46
  • 4:47
  • 4:48
  • 4:49
  • 4:50
  •  
  •  
  • 5:1
  • 5:2
  • 5:3
  • 5:4
  • 5:5
  • 5:6
  • 5:7
  • 5:8
  • 5:9
  • 5:10
  • 5:11
  • 5:12
  • 5:13
  • 5:14
  • 5:15
  • 5:16
  • 5:17
  • 5:18
  • 5:19
  • 5:20
  • 5:21
  • 5:22
  • 5:23
  • 5:24
  • 5:25
  • 5:26
  • 5:27
  •  
  •  
  • 6:1
  • 6:2
  • 6:3
  • 6:4
  • 6:5
  • 6:6
  • 6:7
  • 6:8
  • 6:9
  • 6:10
  • 6:11
  • 6:14
  • 6:15
  • 6:16
  • 6:17
  • 6:19
  • 6:20
  • 6:21
  • 6:22
  • 6:23
  • 6:24
  • 6:25
  • 6:26
  • 6:27
  • 6:28
  • 6:29
  • 6:30
  • 6:31
  •  
  •  
  • 7:1
  • 7:2
  • 7:3
  • 7:4
  • 7:5
  • 7:7
  • 7:8
  • 7:9
  • 7:10
  • 7:11
  • 7:12
  • 7:13
  • 7:14
  • 7:15
  • 7:16
  • 7:17
  • 7:18
  • 7:19
  • 7:20
  • 7:21
  • 7:22
  • 7:23
  • 7:24
  • 7:25
  • 7:26
  • 7:27
  • 7:28
  • 7:29
  • 7:30
  • 7:31
  • 7:32
  • 7:33
  • 7:34
  • 7:35
  • 7:36
  • 7:37
  • 7:38
  • 7:39
  • 7:40
  • 7:41
  • 7:42
  •  
  • Егда́ у́бо святы́й гра́дъ обита́емь бѣ́ во вся́цѣмъ ми́рѣ, и зако́ны еще́ изря́дно храня́хуся, оні́и архiере́а благо­че́стiя ра́ди и ненавидѣ́нiя лука́в­ст­ва,
  • случа́­шеся и сами́мъ царе́мъ почита́ти мѣ́сто и це́рковь вели́кими да́ры прославля́ти,
  • я́ко и селе́вкъ Асі́йскiй ца́рь подая́ше от­ сво­и́хъ дохо́довъ вся́, я́же ко служе́ниемъ же́ртвъ надлежа́щая иждиве́нiя.
  • Си́монъ же нѣ́кiй от­ колѣ́на Венiами́ня настоя́тель це́ркви поста́влен­ный, пря́шеся со архiере́емъ о нача́ль­ствѣ е́же во гра́дѣ.
  • Но егда́ премощи́ оні́и не можа́­ше, прiи́де ко аполло́нiю Ѳрасе́еву, и́же во о́но вре́мя бя́ше во­ево́да килисирі́и и Финикі́и,
  • и воз­вѣсти́ ему́, я́ко бога́т­ст­вы неисче́тными напо́лнено е́сть во Иерусали́мѣ сокро́вищное храни́лище, я́ко мно́же­ст­ву сокро́вищъ безчи́слену бы́ти, и я́ко не надлежа́тъ сiя́ къ винѣ́ же́ртвъ, бы́ти же мо́щно, да подъ вла́сть царе́ву подпаду́тъ вся́ сiя́.
  • Егда́ же прiи́де ко царю́ аполло́нiй, о воз­вѣще́н­ныхъ ему́ бога́т­ст­вахъ изъяви́: о́нъ же избра́въ Илiодо́ра, и́же бѣ́ надъ дѣла́ми его́, посла́ заповѣ́давъ, да предрече́н­ная бога́т­ст­ва при­­несе́тъ.
  • Ско́ро же Илiодо́ръ творя́ше ше́­ст­вiе, подъ ви́домъ у́бо а́кибы гра́ды килисири́йскiя и Финики́йскiя проходя́, са́мою же ве́щiю царе́во повелѣ́нiе испо́лнити хотя́щь.
  • Прише́дъ же во Иерусали́мъ и любо­му́дрен­но от­ архiере́а гра́дскаго прiя́тъ, повѣ́да о бы́в­шемъ изъявле́нiи, и чесо́ ра́ди прiи́де, сказа́: вопроша́­ше же, а́ще и́стин­но сiя́ та́ко су́ть.
  • Тогда́ архiере́й показа́ положе́на бы́ти сiя́ вдо́въ и сиро́тъ,
  • нѣ́кая же бы́ти и ирка́на сы́на тові́ина му́жа зѣло́ че́стна, а не я́коже бѣ́ оболга́яй нечести́вый Си́монъ, всего́ же сребра́ тала́нтъ четы́реста, а зла́та двѣ́стѣ:
  • оби́дѣти же ввѣ́рив­шихъ мѣ́ста святы́ни, и че́стности и безопа́с­ст­ву честны́я по всему́ мíру це́ркве, весьма́ не воз­мо́жно е́сть.
  • Илiодо́ръ же, ца́рскихъ ра́ди повелѣ́нiй, и́хже имя́ше, глаго́лаше, я́ко вся́чески подоба́етъ взя́ти сiя́ въ ца́рское сокро́вище.
  • Опредѣли́въ же де́нь, вхожда́­ше, при­­смотре́нiе о си́хъ хотя́ сотвори́ти: бѣ́ же не ма́ло по всему́ гра́ду смяте́нiе.
  • Свяще́н­ницы же предъ олтаре́мъ въ свяще́н­ническихъ ри́захъ пове́ргше себе́, при­­зыва́ху съ небесе́ да́в­шаго зако́нъ о положе́н­ныхъ, дабы́ положи́в­шымъ сiя́ цѣ́ло сохрани́лъ.
  • Бѣ́ же зря́щему лице́ архiере́ево узвля́тися мы́слiю: зра́къ бо и ви́дъ измѣне́нъ явля́ше душе́вную тугу́.
  • Облiя́ бо му́жа боя́знь нѣ́кая и стра́хъ тѣле́сный, и́миже явле́н­на бы́сть зря́щымъ се́рдца настоя́щая болѣ́знь.
  • Ині́и же ку́пно изъ домо́въ истека́ху на всенаро́дную моли́тву, зане́ хотя́ше прiити́ мѣ́сто въ поруга́нiе.
  • Жены́ же препоя́сав­шяся по пе́рсемъ власяни́цами на путе́хъ умножа́хуся: заключе́ныя же дѣви́цы еди́ны у́бо при­­бѣга́ху ко врато́мъ, ины́я же на стѣ́ны, нѣ́кiя же око́нцами при­­ница́ху.
  • Вси́ же воз­дѣва́юще ру́цѣ на не́бо моля́хуся.
  • Умили́тель­но же бѣ́ мно́же­ст­ва смѣше́ное паде́нiе и зѣло́ бѣ́д­ст­ву­ю­щаго архiере́а ча́янiе.
  • И сі́и у́бо при­­зыва́ху Вседержи́теля Бо́га, да ввѣ́рен­ная ввѣ́рив­шымъ цѣ́ла сохрани́тъ со вся́кимъ безопа́с­ст­вомъ.
  • Илiодо́ръ же е́же умы́сли, соверша́­ше: та́може ему́ со копiено́сцы въ газофила́кiю уже́ при­­ше́дшу,
  • [Вседержи́тель] отце́въ Госпо́дь и вся́кiя вла́сти облада́тель явле́нiе ве́лiе сотвори́, я́ко всѣ́мъ дерзну́в­шымъ совни́ти ужасну́в­шымся Бо́жiя си́лы, во ослабле́нiе и во у́жасъ премѣни́тися.
  • Яви́ся бо и́мъ нѣ́кiй ко́нь стра́шна имѣ́я вса́дника и предо́брымъ покро́вомъ укра́­шенъ, напа́дъ же со устремле́нiемъ вонзе́ во Илiодо́ра пре́дняя копы́та: сѣдя́й же на не́мъ явля́шеся зла́то ору́жiе имѣ́я.
  • ині́и же два́ яви́стася ему́ ю́ноши си́лою благолѣ́пни, предо́бри сла́вою, укра́­шени же одѣя́нiемъ: и́же и обсту́пльша его́ от­ обо­и́хъ стра́нъ, бiя́ста его́ непреста́н­но, мно́ги налага́юща ему́ ра́ны.
  • Внеза́пу же [Илiодо́ра] па́дша на зе́млю и мно́гою тьмо́ю объя́та восхи́тив­ше и на носи́ло положи́в­ше,
  • того́, и́же неда́вно со мно́гимъ риста́нiемъ и со вся́кимъ дориноше́нiемъ {копiеноше́нiемъ} въ предрече́н­ную вни́де газофила́кiю, изноша́ху безпомо́щна себѣ́ су́ща, я́вно Бо́жiю си́лу позна́в­ше.
  • И то́й у́бо Боже­с­т­вен­нымъ дѣ́й­ст­вомъ безгла́сенъ и вся́каго упова́нiя и спасе́нiя лише́нъ пове́рженъ бя́ше.
  • Сі́и же Го́спода благословля́ху просла́вльшаго свое́ мѣ́сто: и ма́лымъ пре́жде стра́ха и смяте́нiя по́лная це́рковь, Вседержи́телю я́вльшуся Го́споду, ра́дости и весе́лiя испо́лнися.
  • Ско́ро же нѣ́цыи от­ друго́въ Илiодо́ровыхъ моля́ху оні́ю при­­зва́ти вы́шняго, да живо́тъ да́руетъ ему́ весьма́ въ послѣ́днемъ издыха́нiи лежа́щему.
  • Помы́сливъ же архiере́й, да не когда́ ца́рь мнѣ́нiе воз­ъимѣ́етъ, я́ко злодѣ́й­ст­во нѣ́кое на Илiодо́ра Иуде́е сотвори́ша, при­­несе́ же́ртву о спасе́нiи му́жа.
  • Егда́ же архiере́й моля́шеся, ті́ижде ю́ноши па́ки яви́стася Илiодо́ру тѣ́мижде одѣя́ньми облече́на и ста́в­ша рѣ́ста: мно́гая оні́и архiере́ю благодаре́нiя воз­да́ждь, его́ бо ра́ди Госпо́дь тебѣ́ живо́тъ дарова́:
  • ты́ же от­ него́ бiе́нъ воз­вѣсти́ всѣ́мъ вели́чiе Бо́жiе и держа́ву. И сiя́ ре́кша неви́дими бы́ста.
  • Илiодо́ръ же же́ртву при­­не́съ Го́сподеви, и обѣ́ты превели́кiя обѣща́въ живо́тъ дарова́в­шему, и оні́и воз­благодари́въ, воз­врати́ся ко царю́ съ во́ины,
  • свидѣ́тель­ствоваше же всѣ́мъ, я́же ви́дѣ очи́ма дѣла́ превели́каго Бо́га.
  • Егда́ же ца́рь вопроша́­ше Илiодо́ра, кто́ бы́лъ бы ключи́мь еще́ еди́ною во Иерусали́мъ по́сланъ бы́ти, от­вѣща́:
  • а́ще ко́­его и́маши врага́, или́ ца́р­ст­ву тво­ему́ навѣ́тника, посли́ его́ она́мо, и я́звена его́ прiи́меши, а́ще и спасе́т­ся: зане́ въ мѣ́стѣ то́мъ и́стин­но е́сть Бо́жiя нѣ́кая си́ла:
  • то́й бо обита́нiе на небеси́ имѣ́яй надзира́тель е́сть и помо́щникъ мѣ́сту тому́, и гряду́щихъ на озлобле́нiе поража́етъ и погубля́етъ.
  • И сiя́ у́бо я́же о Илiодо́рѣ и о хране́нiи газофила́кiи си́це имѣ́ют­ся.
  • Предрече́н­ный же Си́монъ, и́же о сре́бреницѣхъ и оте́че­ст­вѣ доноси́тель сотвори́ся, злосло́вяше оні́ю, а́кибы то́й Илiодо́ра и поощря́лъ къ си́мъ и зло́бъ содѣ́тель бы́лъ.
  • И благодѣ́теля гра́ду и защи́тника сво­и́хъ люді́й и ревни́теля зако́новъ [Бо́жiихъ] дерза́­ше нарица́ти навѣ́тникомъ веще́й.
  • Враждѣ́ же въ толи́ко про­исходя́щей, я́ко чрезъ нѣ́ко­его от­ друго́въ Си́моновыхъ и уби́й­ст­ва соверша́хуся,
  • созерца́я оні́а лю́тость прѣ́нiя, и аполло́нiа неи́стов­ст­вовати, я́ко килисирі́и и Финикі́и во­ево́ду, умножа́юща зло́бу Си́монову, ко царю́ отъи́де,
  • не быва́яй гра́жданъ клеветни́къ, но по́льзу во о́бще­ст­вѣ и на еди́нѣ всему́ мно́же­ст­ву промышля́я:
  • ви́дяше бо, я́ко безъ царе́ва про́мысла не мо́щно получи́ти ми́ра ктому́ веще́мъ, и я́ко Си́монъ не от­ста́витъ бу́й­ст­ва.
  • Оста́вльшу же житiе́ селе́вку и прiе́мшу ца́р­ст­во Антiо́ху, и́же нарица́­шеся епифа́нъ, жела́­ше Иасо́нъ бра́тъ оні́инъ архiере́й­ст­ва,
  • вни́де ко царю́, обѣщава́я ему́ сребра́ тала́нтъ три́ста шестьдеся́тъ и от­ при­­хо́довъ нѣ́кiихъ ины́хъ тала́нтъ о́смьдесятъ.
  • Къ си́мъ же обѣщава́­ше и ины́хъ написа́ти сто́ пятьдеся́тъ, а́ще пода́ст­ся вла́стiю его́ учи́лище ю́ныхъ ему́ поста́вити и су́щихъ во Иерусали́мѣ Антiохі́анами писа́ти.
  • Со­изво́лив­шу же царю́, и нача́ль­ство одержа́въ, а́бiе на язы́ческiй обы́чай единоплеме́н­ныя своя́ преводи́ти нача́.
  • И уста́влен­ная Иуде́омъ человѣколю́бiя ца́рская чрезъ Иоа́н­на отца́ Евполе́ма, и́же бя́ше посло́мъ о дру́жбѣ и споборе́нiи къ ри́мляномъ, от­ри́ну: и зако́н­ныя у́бо гражда́нскiя разоря́я уста́вы, беззако́н­ныя обы́чаи нововвожда́­ше.
  • Тща́тель­нѣ бо подъ са́мымъ краегра́дiемъ учи́лище поста́ви, и изря́днѣйшихъ ю́ношъ покори́въ, подъ пета́съ ввожда́­ше.
  • И си́це бѣ́ усе́рдiе нѣ́кое ко е́ллин­ству и успѣ́хъ язы́ческаго жи́тель­ства, ра́ди безмѣ́рнаго, нечести́ваго, а не архiере́а Иасо́на, беззако́нiя.
  • Я́ко не ктому́ о слу́жбахъ олта́рныхъ усе́рдни бя́ху жерцы́, но хра́мъ у́бо презира́юще и о же́ртвахъ нерадя́ще, тща́хуся при­­ча́стницы бы́ти пале́стрѣ беззако́н­наго преда́нiя, по про­иззыва́нiи игра́лищнаго кру́га.
  • И оте́ческiя у́бо че́сти ни во что́же вмѣня́ху, е́ллинскiя же сла́вы предо́бры бы́ти мня́ху:
  • и́хже ра́ди объя́тъ я́ лю́тое обстоя́нiе, и о и́хже ревнова́ху наставле́нiихъ, и весьма́ и́мъ хотя́ху уподо́битися си́хъ враго́въ и мучи́телей имѣ́яху.
  • Нече́­ст­вовати бо въ Боже­с­т­вен­ныхъ зако́нѣхъ неудо́бь: но сiя́ послѣ́ду­ю­щее вре́мя извѣсти́тъ.
  • Бы́в­шу же пятолѣ́тному три́знищу въ ти́рѣ и царю́ су́щу та́мо,
  • посла́ Иасо́нъ сту́дныхъ смотри́телей изъ Иерусали́ма Антiохі́аны су́щыя, несу́щыя сребра́ дидра́хмъ три́ста въ же́ртву Ираклі́еву, о и́хже и моля́ху при­­не́сшiи, да не употребля́ютъ въ же́ртву, я́ко не досто́итъ, но во ины́я росхо́ды и́хъ от­ложи́ти.
  • Посла́ у́бо сiя́ ра́ди посла́в­шаго въ же́ртву Ираклі́еву, ра́ди же при­­не́сшихъ на стро­е́нiе кораблеце́й тривесе́льныхъ.
  • По́слану же бы́в­шу во Еги́петъ аполло́нiю сы́ну менесте́ову ко Птоломе́ю филоме́теру царю́, торже­ст­ва́ ра́ди воспрiя́тiя престо́ла, воз­мнѣ́въ Антiо́хъ чу́жда его́ бы́ти сво­и́хъ веще́й, о сво­е́мъ безопа́с­ст­вѣ печа́­шеся: того́ ра́ди во Иоппі́ю при­­ше́дъ, дости́же во Иерусали́мъ.
  • Великолѣ́пно же от­ Иасо́на и гра́да прiя́тъ, со свѣщьми́ свѣ́тлыми и хвала́ми вни́де: та́же си́це въ Финикі́ю съ во́ин­ствомъ по́йде.
  • По трелѣ́тнѣмъ же вре́мени посла́ Иасо́нъ менела́а бра́та предрече́н­наго Си́мона несу́ща царю́ сре́бреники и о ве́щехъ ну́жныхъ представле́нiе соверши́ти иму́щаго.
  • О́нъ же предста́въ царю́ и воз­вели́чивъ его́ въ лице́ вла́сти ра́ди, на себе́ восто́рже архiере́й­ст­во, положи́въ свы́ше Иасо́на тала́нтъ сребра́ три́ста.
  • Прiе́мь же от­ царя́ повелѣ́нiя прiи́де, ничто́же у́бо нося́ досто́йно архiере́й­ст­ва, я́рость же же́стокаго мучи́теля и звѣ́ря лю́таго гнѣ́въ имѣ́я.
  • И Иасо́нъ у́бо, и́же сво­его́ бра́та ко́знiю улови́, са́мъ ко́знiю уловле́нъ от­ ина́го, бѣгле́цъ во Амани́тскую страну́ изгна́нъ бы́сть.
  • Менела́й же нача́ль­ство у́бо одержа́, о сре́бреницѣхъ же царе́ви обѣща́н­ныхъ ничто́же радя́ше:
  • творя́щу же истяза́нiе состра́ту краегра́дiя епа́рху, къ сему́ бо надлежа́ще да́ней дѣ́ло, тоя́ ра́ди вины́ о́ба ко царю́ при́звани.
  • И менела́й у́бо оста́ви архiере́й­ст­ва прее́мника лисима́ха бра́та сво­его́, состра́тъ же крати́та, и́же бѣ́ надъ ки́пряны.
  • И егда́ сiя́ дѣ́яхуся, случи́ся та́рсяномъ и мало́томъ крамолу́ воз­дви́гнути, сего́ ра́ди, я́ко Антiохи́дѣ нало́жницѣ царе́вѣ въ да́ръ от­да́ни бы́ша.
  • Ско́ро у́бо ца́рь прiи́де укроти́ти ве́щы, оста́вя намѣ́ст­ника Андрони́ка еди́наго от­ князе́й сво­и́хъ.
  • Возмнѣ́въ же менела́й воспрiя́ти себѣ́ вре́мя благополу́чно, златы́я нѣ́кiя сосу́ды от­ це́ркве укра́дъ дарова́ Андрони́ку и и́на продаде́ въ ти́ръ и во окре́стныя гра́ды.
  • Я́же я́вно позна́въ оні́а, облича́­ше его́, от­ше́дъ въ мѣ́сто безопа́сное, въ дафні́ю бли́зъ Антiохі́и лежа́щую.
  • Отту́ду менела́й взе́мъ на еди́нѣ Андрони́ка, моля́ше да убiе́тъ оні́ю. О́нъ же при­­ше́дъ ко оні́и, и увѣща́въ ле́стiю, и десни́цу съ кля́твою да́въ, а́ще и въ подозрѣ́нiи бѣ́, усовѣ́това изъ безопа́снаго мѣ́ста изы́ти, его́же и а́бiе заключи́въ уби́, не устыдѣ́вся пра́вды.
  • Сея́ же ра́ди вины́ не то́кмо Иуде́е, но мно́зи и от­ ины́хъ язы́ковъ негодова́ху и скорбя́ху о непра́веднѣмъ му́жа убі́й­ст­вѣ.
  • Возврати́в­шуся же царю́ от­ киликі́йскихъ мѣ́стъ, су́щiи во гра́дѣ Иуде́е при­­ступи́ша прося́ще [суда́] ку́пно съ ненави́дящими беззако́нiя е́ллинами о безви́н­нѣмъ убі́й­ст­вѣ оні́инѣ.
  • Оскорби́вся у́бо душе́ю Антiо́хъ [оні́и ра́ди] и преклони́въ на ми́лость, и сле́зы излiя́въ о цѣлому́дрiи сконча́в­шагося и о мно́зѣмъ благонра́вiи
  • и разъяри́вся душе́ю, а́бiе со Андрони́ка порфи́ру совле́къ и оде́жды ободра́въ, по всему́ гра́ду повелѣ́въ обводи́ти, на то́мже мѣ́стѣ, идѣ́же оні́ю нечести́во уби́, та́мо убі́йцу погуби́, Го́споду досто́йную ему́ ка́знь воз­даю́щу.
  • Егда́ же мно́га священ­нограби́тель­ства во гра́дѣ содѣ́лана бы́ша от­ лисима́ха со менела́евымъ совѣ́томъ, и изы́де вѣ́сть внѣ́, собра́ся мно́же­с­т­во на лисима́ха, мно́гимъ уже́ златы́мъ сосу́домъ изнесе́нымъ бы́в­шымъ.
  • Наро́домъ же востаю́щымъ и гнѣ́ва испо́лнен­нымъ, вооружи́въ лисима́хъ три́ ты́сящы, нача́ беззако́н­ными рука́ми оби́дѣти, предводи́тель­ству­ю­щу нѣ́ко­ему мучи́телю престарѣ́в­шуся во́зрастомъ, па́че же безу́мiемъ.
  • Уразумѣ́в­ше же и уси́лiе лисима́хово, ині́и ка́менiе, ині́и дреко́лiя то́лстая восхи́тиша, нѣ́цыи же бли́зъ лежа́щiй пра́хъ взе́мше, на су́щихъ о́крестъ лисима́ха мета́ша.
  • Сея́ ра́ди вины́ мно́гихъ у́бо от­ ни́хъ уязви́ша, нѣ́кiихъ же и низложи́ша, всѣ́хъ же въ бѣ́гъ обрати́ша: самаго́ же священ­нограби́теля при­­ сокро́вищнѣмъ храни́лищи уби́ша.
  • О си́хъ же су́дъ на менела́а настоя́ше.
  • Егда́ же прiи́де ца́рь въ ти́ръ, къ нему́ суде́бное дѣ́ло при­­несо́ша по́слан­нiи три́ му́жа от­ старѣ́йшинъ.
  • И уже́ премога́емь менела́й обѣща́ Птоломе́ю сы́ну дориме́нову мно́ги сре́бреники да́ти на утоле́нiе царя́.
  • Поя́тъ у́бо осо́бь Птоломе́й въ нѣ́кiй при­­тво́ръ а́ки прохлажда́ющася царя́, преврати́,
  • и всея́ у́бо зло́бы вино́внаго менела́а свободи́ от­ вины́, а бѣ́дныхъ, и́же а́ще бы и предъ ски́ѳы глаго́лали, от­пуще́ни бы́ли бы́ша неосужде́ни, си́хъ на сме́рть осуди́.
  • Ско́ро у́бо непра́ведну ка́знь претерпѣ́ша и́же о гра́дѣ и лю́дехъ и о свяще́н­ныхъ сосу́дѣхъ доноси́в­шiи.
  • Сея́ ра́ди вины́ и ти́ряне, воз­негодова́в­ше о беззако́нiи, на погребе́нiе и́хъ ще́дро препода́ша.
  • Менела́й же ра́ди лихо­и́м­ст­ва облада́ющихъ пребыва́­ше во вла́сти, воз­раста́ющь зло́бою, вели́кiй гра́жданомъ навѣ́тникъ сотвори́вся.
  • Въ сiе́ же вре́мя вторы́й похо́дъ угото́ва Антiо́хъ во Еги́петъ.
  • Случи́ся же по всему́ гра́ду, едва́ не чрезъ четы́редесять дні́й явля́тися на воз­ду́сѣ риста́ющихъ ко́н­никовъ златы́я оде́жды иму́щихъ и ко́пiями по полко́мъ вооруже́н­ныхъ,
  • и собра́нiя ко́ней чи́н­но устро́­ен­ныхъ, исхожде́нiя твори́мая и сраже́нiя от­ обо­и́хъ стра́нъ, и щито́въ движе́нiя и су́лицъ мно́же­с­т­во, и мече́й исторже́нiя и стрѣ́лъ мета́нiя, и златы́хъ оде́ждъ блиста́нiя и вся́кiя брони́.
  • Тѣ́мже вси́ моля́хуся, да явле́нiе во бла́го бу́детъ.
  • Бы́в­ши же вѣ́сти лжи́вѣй, а́кибы Антiо́хъ от­ житiя́ от­ше́лъ, взе́мъ Иасо́нъ не ме́ньши ты́сящи муже́й, внеза́пу на гра́дъ сотвори́ нападе́нiе гра́жданомъ же на стѣ́ну восте́кшымъ, и наконе́цъ уже́ взе́млему су́щу гра́ду, менела́й во краегра́дiе убѣже́.
  • Иасо́нъ же творя́ше закла́нiя гра́жданъ сво­и́хъ неща́дно, не помышля́я, я́ко благовре́мен­ство, е́же на у́жики, злополу́чiе е́сть преве́лiе: мня́ надъ врага́ми, а не надъ единоязы́чными побѣди́тель­ная прiя́ти,
  • нача́ль­ства у́бо не одержа́, кончи́ну же навѣ́та сту́дъ прiе́мь, бѣгле́цъ па́ки во Амани́тиду отъи́де.
  • Коне́цъ у́бо зла́го житiя́ получи́, заключе́нъ у Аре́ты Ара́вскаго мучи́теля, бѣ́гая от­ гра́да во гра́дъ, гони́мь от­ всѣ́хъ и ненави́димь а́ки зако́новъ от­сту́пникъ, и огнуша́емь, я́ко оте́че­ст­ву и гра́жданомъ вра́гъ, во Еги́петъ изгна́нъ бы́сть.
  • И и́же мно́гихъ от­ оте́че­ст­ва изгна́вый, стра́н­ствуя поги́бе къ лакедемо́няномъ от­ше́дъ, а́ки сро́д­ст­ва ра́ди при­­бѣ́жище хотя́щь имѣ́ти.
  • И и́же мно́же­с­т­во непогребе́н­ныхъ изве́рже, [са́мъ] не опла́канъ бы́сть, и погребе́нiя никакова́ сподо́бися, ниже́ оте́ческому гро́бу при­­общи́ся.
  • Возвѣсти́в­шымъ же царю́ о бы́в­шихъ, усумнѣ́ся [ца́рь], да не от­сту́питъ Иуде́а: и того́ ра́ди при­­ше́дъ изъ Еги́пта разъяре́нъ душе́ю, взя́ гра́дъ ору́жiемъ
  • и повелѣ́ во́иномъ сѣщи́ неща́дно срѣта́ющихся и въ до́мы входя́щихъ закала́ти.
  • Бы́ша же убие́нiя ю́ношъ и ста́рцевъ, муже́й и же́нъ и ча́дъ истребле́нiя, дѣ́въ же и отроко́въ закла́нiя.
  • О́смьдесятъ же ты́сящъ во всѣ́хъ трiе́хъ дне́хъ избiе́ни: и четы́редесять у́бо ты́сящъ плѣне́ни, не ме́ньши же убiе́ныхъ про́дани бы́ша.
  • Не дово́ленъ же бы́въ и си́ми, дерзну́ вни́ти въ це́рковь всея́ земли́ святѣ́йшую, имѣ́яй менела́а предводи́теля, бы́в­ша зако́новъ и оте́че­ст­ва преда́теля.
  • И скве́рныма рука́ма взе́мля свяще́н­ныя сосу́ды и я́же от­ ины́хъ царе́й положе́н­ная на умноже́нiе и сла́ву мѣ́ста и че́сть, скве́рныма рука́ма при­­каса́яся подая́ше.
  • И воз­несе́ся мы́слiю Антiо́хъ, не помышля́я, я́ко грѣ́хъ ра́ди обита́ющихъ во гра́дѣ ма́ло прогнѣ́вася Влады́ка, того́ ра́ди бы́сть о мѣ́стѣ презрѣ́нiе:
  • а́ще же бы не случи́лося и́мъ мно́гими грѣхи́ бы́ти объя́тымъ, я́коже бѣ́ Илiодо́ръ по́слан­ный от­ селе́вка царя́ ко осмотре́нiю сокро́вищнаго храни́лища, се́й при­­ше́дъ внеза́пу бiе́нъ бы́въ от­врати́л­ся бы от­ де́рзости.
  • Но не ра́ди мѣ́ста язы́къ, но язы́ка ра́ди мѣ́сто Госпо́дь избра́.
  • Тѣ́мже у́бо и сiе́ мѣ́сто соприча́стно бы́сть людски́хъ зо́лъ случи́в­шихся, послѣди́ же благодѣя́ниемъ от­ Го́спода при­­общи́ся, и оста́вленое во гнѣ́вѣ Вседержи́теля, па́ки въ при­­мире́нiи вели́каго Влады́ки со вся́кою сла́вою испра́вися.
  • У́бо Антiо́хъ изъ це́ркве взе́мъ ты́сящу о́смь со́тъ тала́нтовъ, ско́ро во Антiохі́ю воз­врати́ся, ча́я от­ горды́ни зе́млю у́бо пла́ватель­ну, а мо́ре пѣшехо́дно положи́ти от­ воз­выше́нiя се́рдца.
  • Оста́ви же и при­­ста́вники ко озлобле́нiю люді́й, во Иерусали́мѣ у́бо Фили́ппа ро́домъ фриге́анина, нра́въ жесточа́йшiй иму́щаго не́же поста́вльшiй [его́],
  • въ гаризи́нѣ же Андрони́ка: и къ си́мъ менела́а, и́же злѣ́е ины́хъ озлобля́ше гра́жданъ,
  • ненави́стное же ко гра́жданомъ иуде́йскимъ имѣ́яй се́рдце, посла́ ненави́стнаго нача́льника аполло́нiа со два́десятiю двѣма́ ты́сящьми во́ин­ства, повелѣ́въ ему́ всѣ́хъ въ во́зрастѣ су́щихъ погуби́ти, жены́ же и ю́ношы продая́ти.
  • Се́й же при­­ше́дъ во Иерусали́мъ и а́ки ми́ръ себѣ́ при­­твори́въ, удержа́ся да́же до дне́ святы́я суббо́ты: и улучи́въ пра́здну­ю­щихъ Иуде́овъ, вооружи́тися сво­и́мъ повелѣ́,
  • и изше́дшихъ всѣ́хъ на позо́ръ закла́, и во гра́дъ со ору́жiи вскочи́въ, люді́й мно́гое мно́же­с­т­во погуби́.
  • Иу́да же маккаве́й, и́же деся́тый бы́въ, и от­ше́дъ въ пу́сто мѣ́сто, звѣри́нымъ о́бразомъ въ гора́хъ живя́ше съ су́щими съ ни́мъ, и травну́ю пи́щу яду́ще пребыва́ху, е́же бы не при­­части́ся оскверне́нiю.
  • Не по мно́зѣ же вре́мени посла́ ца́рь ста́рца [нѣ́ко­его] Аѳине́анина понужда́ти иуде́й, дабы́ от­ступи́ли от­ оте́ческихъ преда́нiй и по Боже­ст­вен­нымъ зако́номъ не жи́тель­ствовали,
  • оскверни́ти же и во Иерусали́мѣ хра́мъ и нарещи́ ді́а Олимпі́йскаго, и су́щiй въ гаризи́нѣ, я́коже обита́ющiи бя́ху на мѣ́стѣ о́нѣмъ, ді́а стран­нопрiи́мца.
  • Лю́то же и всему́ наро́ду бѣ́ и тя́жко нападе́нiе зло́бы,
  • и́бо це́рковь любо­дѣя́нiя и козлогласова́нiя бѣ́ полна́ от­ язы́къ живу́щихъ со блудни́цами и во свяще́н­ныхъ при­­тво́рѣхъ къ жена́мъ при­­ближа́ющихся и неподоба́ющая вну́трь внося́щихъ.
  • Олта́рь та́кожде по́лнъ бѣ́ воз­бране́н­ными от­ зако́новъ.
  • Бя́ше же не воз­мо́жно суббо́тъ храни́ти, ни пра́здниковъ оте́ческихъ содержа́ти, ниже́ весьма́ кому́ себе́ Иуде́аниномъ именова́ти.
  • Ведя́хужеся съ го́рькою нужде́ю на вся́къ ме́сяцъ въ де́нь рожде́нiя царе́ва къ же́ртвѣ: бы́в­шу же Дiони́сову пра́зднику, понужда́хуся Иуде́е ки́ссы {блю́щь траву́} иму́ще хвали́ти Дiони́са.
  • Повелѣ́нiе же изы́де въ бли́жнiя гра́ды е́ллинскiя, Птоломе́ю подусти́в­шу, да того́жде уставле́нiя проти́ву Иуде́евъ употребля́ютъ, и же́ртву при­­но́сятъ,
  • не изволя́ющихъ же прейти́ на е́ллинскiя уста́вы да убива́ютъ: бѣ́ у́бо ви́дѣти настоя́щую бѣ́дность.
  • Двѣ́ бо жены́ оклевета́ны бы́стѣ обрѣ́зав­шыя ча́да своя́: си́хъ при­­вѣ́сив­ше и́ма къ сосца́мъ младе́нцы и предъ наро́домъ обводи́в­ше и́хъ по гра́ду, со стѣны́ сверго́ша.
  • Ині́и же въ бли́жнiя сте́кшеся пеще́ры, та́йно де́нь суббо́тный пра́здновати, егда́ воз­вѣ́щено бы́сть Фили́ппу, сожже́ни бы́ша, зане́ ра́ди че́сти пра́здничнаго дне́ боя́хуся помога́ти себѣ́.
  • Молю́ у́бо чту́щихъ кни́гу сiю́ не устраша́тися напа́стей, мнѣ́ти же муче́нiя сiя́ не къ погубле́нiю, но къ наказа́нiю ро́да на́­шего бы́ти.
  • И́бо на мно́го вре́мя не попуска́ти злоче́­ст­ву­ю­щымъ, но а́бiе впа́дати и́мъ въ муче́нiя, вели́каго благодѣя́нiя е́сть зна́менiе.
  • Не бо́ я́коже на и́ныхъ язы́цѣхъ жде́тъ долготерпѣли́вый Влады́ка, до́ндеже дости́гшихъ ко исполне́нiю грѣхо́въ му́читъ, та́ко и на на́съ суди́ бы́ти:
  • да не до конца́ дости́гшымъ грѣхо́мъ на́шымъ, послѣди́ на́мъ от­мсти́тъ.
  • Сего́ ра́ди никогда́же от­ на́съ милосе́рдiе свое́ отъ­е́млетъ: наказу́яй же бѣ́д­ст­вами не оставля́етъ люді́й сво­и́хъ.
  • Но сiя́ ко увѣща́нiю на́мъ рече́на су́ть: ма́лыми же подоба́етъ вни́ти въ по́вѣсть.
  • Елеаза́ръ нѣ́кiй от­ пе́рвен­ству­ю­щихъ кни́жниковъ, му́жъ уже́ соста́рѣвся лѣ́тами и зра́комъ лица́ благолѣ́пенъ сы́й, от­ве́рстыми усты́ при­­нужда́емь бя́ше я́сти свина́я мяса́.
  • О́нъ же со сла́вою сме́рть па́че, не́жели ненави́стный живо́тъ предъизбра́въ, во́лею идя́ше на му́ку:
  • плю́нувъ же [на та́я], и́мже о́бразомъ подоба́­ше при­­ходи́ти хотя́щымъ терпѣ́ти муче́нiе, я́же не лѣ́ть бѣ́ я́сти ра́ди любле́нiя живота́.
  • Ко беззако́н­нѣй же при­­ста́влен­нiи же́ртвѣ, дре́вняго ра́ди къ му́жу зна́нiя, взе́мше его́ на еди́нѣ моля́ху, да при­­несе́ная мяса́, я́же я́сти ему́ лѣ́ть бя́ше, его́ ра́ди угото́вана, при­­твори́тъ себе́ а́ки яду́ща повелѣ́н­ная от­ царя́ же́ртвен­ная мяса́:
  • да сiе́ содѣ́лавъ изба́вит­ся от­ сме́рти и дре́внiя ра́ди къ ни́мъ дру́жбы полу́читъ человѣколю́бiе.
  • О́нъ же мы́сль бла́гу воспрiе́мь и досто́йну во́зраста и ста́рости преиму́ще­ст­ва, и при­­стяжа́ныя лѣ́потныя сѣди́ны и издѣ́тска предо́браго воспита́нiя, па́че же свята́го и богода́н­наго зако́на, послѣ́довно от­вѣща́, ско́ро глаго́ля: изволя́ю по́сланъ бы́ти во а́дъ,
  • не бо́ во́зрасту на́­шему досто́йно е́сть лицемѣ́рити, да мно́зи от­ ю́ныхъ непщу́юще Елеаза́ра девятидесятилѣ́тна прейти́ къ жи́тель­ству иноплеме́н­ныхъ,
  • и они́ мо­его́ ра́ди лицемѣ́рiя и маловре́мен­наго живота́ прельстя́т­ся мене́ ра́ди, и не́нависть и поро́къ ста́рости мо­е́й сотворю́:
  • а́ще бо ны́нѣшнiя му́ки человѣ́ческiя и изба́влюся, но руки́ всемогу́щаго ни жи́въ, ни уме́рый избѣгу́:
  • тѣ́мже му́же­с­т­вен­нѣ ны́нѣ разлучи́вся живота́, ста́рости у́бо досто́инъ явлю́ся,
  • ю́нымъ же о́бразъ до́блiй оста́влю, е́же усе́рдно и до́бль­ствен­но за честны́я и святы́я зако́ны умира́ти. И сiя́ ре́къ, со тща́нiемъ на му́ку по́йде.
  • Веду́щiи же его́, бы́в­шую ма́ло пре́жде благопрiя́тность къ нему́ въ свирѣ́пость премѣни́ша предрече́н­ныхъ ра́ди слове́съ, я́же сі́и мня́ху безу́м­ст­во бы́ти.
  • Хотя́ же ра́нами сконча́тися, воз­стена́въ рече́: Го́сподеви святы́й ра́зумъ иму́щему я́вно е́сть, я́ко от­ сме́рти могу́щь изба́витися, же́стокiя терплю́ на тѣ́лѣ болѣ́зни уязвля́емь, на души́ же сла́дцѣ стра́ха ра́ди его́ сiя́ стра́жду.
  • И се́й у́бо си́мъ о́бразомъ живо́тъ сконча́, не то́кмо ю́ношамъ, но и премно́гимъ язы́ка свою́ сме́рть во о́бразъ до́блести и въ па́мять добродѣ́тели оста́вивъ.
  • Случи́ся же и седми́мъ бра́тiямъ вку́пѣ съ ма́терiю я́тымъ, понужда́емымъ бы́ти от­ царя́ я́сти проти́ву пра́вилъ мяса́ свина́я, бичми́ и жи́лами волу́ями му́чимымъ.
  • Еди́нъ же от­ ни́хъ, и́же бѣ́ пе́рвый, та́ко рече́: что́ хо́щеши вопроша́ти и научи́тися от­ на́съ? гото́ви бо есмы́ умре́ти, не́жели преступи́ти оте́ческiя зако́ны.
  • Разгнѣ́вався же ца́рь повелѣ́ сковрады́ и коно́бы разжещи́.
  • И́мже ско́ро разжже́н­нымъ бы́в­шымъ, повелѣ́ су́щему от­ ни́хъ предводи́телю сло́ва от­рѣ́зати язы́къ, и со всего́ ко́жу содра́в­ше, краи́ удо́въ тѣле́сныхъ от­сѣщи́, про́чiимъ бра́тiямъ и ма́тери смотря́щымъ.
  • И егда́ уже́ неключи́мь сотворе́нъ бы́сть всѣ́ми [удесы́], повелѣ́ огню́ преда́ти еще́ ды́шуща и пещи́ на сковрадѣ́: па́ру же умножа́ющуся от­ сковрады́, [про́чiи ку́пно] съ ма́терiю дру́гъ дру́га поощря́ху умре́ти му́же­с­т­вен­но, глаго́люще си́це:
  • Госпо́дь Бо́гъ зри́тъ и о и́стинѣ на́­шей утѣша́ет­ся, я́коже предъ лице́мъ свидѣ́тель­ству­ю­щею пѣ́снiю изъяви́ Моисе́й глаго́ля: и о рабѣ́хъ сво­и́хъ утѣ́шит­ся.
  • Уме́ршу же пе́рвому си́мъ о́бразомъ, втора́го изводя́ху на поруга́нiе: и ко́жу со главы́ его́ со власы́ содра́в­ше, и вопроша́ху: бу́деши ли я́сти пре́жде не́же уму́чено бу́детъ все́ тѣ́ло по у́дамъ.
  • О́нъ же от­вѣща́въ оте́ческимъ гла́сомъ, рече́: ни́. Тѣ́мже и се́й по ря́ду прiя́тъ муче́нiе, я́коже и пе́рвый.
  • Въ послѣ́днемъ же издыха́нiи бы́въ, рече́: ты́ у́бо, окая́н­нѣйшiй, от­ настоя́щаго живота́ на́съ погубля́еши, Ца́рь же мíра уме́ршихъ на́съ сво­и́хъ ра́ди зако́новъ воскреси́тъ на́съ въ воскресе́нiе живота́ вѣ́чнаго.
  • По се́мъ же тре́тiй поруга́емь бѣ́, и язы́ка испроше́нъ, а́бiе издаде́ и ру́цѣ де́рзостнѣ простре́ и му́же­с­т­вен­нѣ рече́:
  • от­ небесе́ сiя́ при­­тяжа́хъ, и его́ ра́ди зако́новъ презира́ю сiя́, и от­ него́ сiя́ па́ки упова́ю воспрiя́ти.
  • Я́ко и са́мъ ца́рь и су́щiи съ ни́мъ удивля́хуся ю́наго великоду́шiю, я́ко ни во что́же полага́­ше му́ки.
  • И сему́ сконча́в­шуся, и четве́ртаго та́кожде му́чаху мучи́теле.
  • И егда́ уже́ бы́сть къ сме́рти та́ко рече́: лу́чше убива́емымъ от­ человѣ́къ упова́нiя ча́яти от­ Бо́га, па́ки иму́щымъ воскреше́нымъ бы́ти от­ него́, тебѣ́ же воскресе́нiе въ живо́тъ не бу́детъ.
  • По се́мъ же пя́таго при­­ве́дше му́чиша. И о́нъ воз­зрѣ́въ на́нь, рече́:
  • вла́сть въ человѣ́цѣхъ имѣ́я тлѣ́ненъ сы́й, е́же хо́щеши, твори́ши: не мни́ же ро́ду на́­шему от­ Бо́га оста́влену бы́ти:
  • ты́ же потерпи́ и зри́ ве́лiю держа́ву его́, ка́ко тебе́ и сѣ́мя твое́ уму́читъ.
  • По се́мъ при­­ведо́ша шеста́го. И то́й умре́ти начина́ющь рече́: не прельща́йся су́етно, мы́ бо себе́ ра́ди сiя́ стра́ждемъ согрѣша́юще къ Бо́гу на́­шему, сего́ ра́ди досто́йная удивле́нiя бы́ша:
  • ты́ же да не воз­мни́ши непови́ненъ бы́ти, богобо́р­ст­вовати наче́нъ.
  • безмѣ́рно же ма́ти ди́вная и благі́я па́мяти досто́йная, я́же погиба́ющихъ седми́ сыно́въ еди́наго дне́ и вре́мене ви́дящи, благоду́шно терпя́ше ра́ди упова́нiя на Го́спода,
  • и ко­его́ждо и́хъ увѣщава́­ше оте́ческимъ гла́сомъ, до́блiя испо́лнена му́дрости и же́нское помышле́нiе му́жескою душе́ю воз­двиза́ющи, глаго́лаше къ ни́мъ:
  • не вѣ́мъ, я́ко во чре́вѣ мо­е́мъ яви́стеся, ниже́ бо а́зъ ду́хъ и живо́тъ да́хъ ва́мъ, и ко­его́ждо у́ды не а́зъ соста́вихъ,
  • но мíра творе́цъ, созда́вый ро́дъ человѣ́чь и всѣ́хъ изобрѣты́й рожде́нiе, и ду́хъ и жи́знь ва́мъ па́ки воз­да́стъ съ ми́лостiю, я́ко ны́нѣ са́ми себе́ презира́ете ра́ди зако́новъ его́.
  • Антiо́хъ же непщу́яй уничиже́нъ бы́ти и поноща́ющь гла́съ презрѣ́въ, еще́ юнѣ́йшему жи́ву су́щу, не то́кмо словесы́ творя́ше увѣща́нiе, но и кля́твою подкрѣпля́ше, бога́та ку́пно и блаже́на сотвори́ти, преведе́н­наго от­ оте́ческихъ зако́новъ, и дру́га воз­ъимѣ́ти, и дѣла́ ввѣ́рити ему́.
  • Си́мъ же ю́ношѣ ника́коже вне́млющу, при­­зва́въ ца́рь ма́терь увѣщава́­ше, да бу́детъ ю́ношѣ совѣ́тница на спасе́нiе.
  • Мно́го же ему́ увѣщава́ющу, обѣща́ла совѣ́товати сы́ну сво­ему́.
  • Приклони́в­шися же къ нему́, посмѣя́ся же́стокому мучи́телю и си́це рече́ оте́ческимъ гла́сомъ: сы́не, поми́луй мя́ носи́в­шую тя́ во чре́вѣ де́вять ме́сяцей и млеко́мъ пита́в­шую тя́ лѣ́та три́, и воскорми́в­шую тя́ и при­­ве́дшую въ во́зрастъ се́й, и болѣ́зни воспита́нiя поне́сшую:
  • молю́ тя, ча́до, да воз­зри́ши на не́бо и зе́млю, и вся́, я́же въ ни́хъ, ви́дящь уразумѣ́еши, я́ко от­ не су́щихъ сотвори́ сiя́ Бо́гъ, и человѣ́чь ро́дъ та́ко бы́сть:
  • не убо́йся плоторастерза́теля сего́, но досто́инъ бы́въ бра́тiи тво­ея́, воспрiими́ сме́рть, да въ ми́лости съ бра́тiею тво­е́ю воспрiиму́ тя́.
  • Еще́ же сiя́ е́й глаго́лющей, ю́ноша рече́: кого́ ожида́ете? не слу́шаю повелѣ́нiя царе́ва, но повелѣ́нiя зако́на слу́шаю да́н­наго отце́мъ на́шымъ чрезъ Моисе́а:
  • ты́ же вся́кiя зло́бы изобрѣта́тель бы́въ на иуде́и, не избѣжи́ши ру́къ Бо́жiихъ:
  • мы́ бо за грѣхи́ на́шя сiя́ стра́ждемъ:
  • а́ще же ра́ди устраше́нiя и наказа́нiя живы́й Госпо́дь на́шъ ма́ло прогнѣ́вася, но па́ки при­­мири́т­ся рабо́мъ сво­и́мъ:
  • ты́ же, о, беззако́н­ниче и всѣ́хъ человѣ́къ скверна́вѣйше, не воз­носи́ся су́етно кича́ся тще́тнымъ упова́нiемъ, на небе́сныя рабы́ его́ воз­нося́щь ру́ку:
  • не у́ бо Вседержи́теля и всеви́дца Бо́га суда́ избѣ́глъ еси́:
  • бра́тiя бо на́ша ма́ло ны́нѣ болѣ́зни потерпѣ́в­ше по завѣ́ту Бо́жiю вѣ́чный живо́тъ получи́ша: ты́ же судо́мъ Бо́жiимъ пра́ведную ка́знь горды́ни [тво­ея́] воспрiи́меши:
  • а́зъ же, я́коже бра́тiя моя́, ду́шу и тѣ́ло мое́ предаю́ за оте́ческiя зако́ны, при­­зыва́я Бо́га ми́лостива вско́рѣ бы́ти Изра́илю: ты́ же съ муче́нiемъ и бiе́нiемъ исповѣ́си, я́ко еди́нъ то́кмо Бо́гъ е́сть:
  • на мнѣ́ и на бра́тiи мо­е́й преста́нетъ Вседержи́теля гнѣ́въ нанесе́н­ный пра́ведно всему́ ро́ду на́­шему.
  • Тогда́ ца́рь разъяри́ся я́ростiю на́нь па́че ины́хъ лютѣ́е, го́рцѣ терпя́щь посмѣя́нiе.
  • И се́й у́бо чи́стъ от­ житiя́ премѣни́ся, по всему́ на Го́спода упова́я.
  • Послѣди́ же сыно́въ и ма́ти сконча́ся.
  • Сiя́ у́бо о же́ртвахъ и о превосходя́щихъ мучи́тель­ствахъ толи́ко извѣсти́шася.
  • Когда в святом граде жили еще в полном мире и тщательно соблюдались законы, по благочестию и отвращению от зла первосвященника Онии,
  • бывало, и сами цари чтили это место, и прославляли святилище отличными дарами,
  • так что и Селевк, царь Азии, давал из своих доходов на все издержки, потребные для жертвенного служения.
  • Но некто Симон из колена Вениаминова, поставленный попечителем храма, вошел в спор с первосвященником о нарушении законов в городе.
  • И как он не мог превозмочь Онии, то пошел к Аполлонию, сыну Фрасея, который в то время был военачальником Келе-Сирии и Финикии,
  • и объявил ему, что Иерусалимская сокровищница наполнена несметными богатствами, равно как несчетное множество денег скоплено, и нет в них нужды для приношения жертв, но все это может быть обращено во власть царя.
  • Аполлоний же, увидевшись с царем, объявил ему об означенных богатствах, а он, назначив Илиодора, поставленного над государственными делами, послал его и дал приказ вывезти упомянутые сокровища.
  • Илиодор тотчас отправился в путь, под предлогом обозрения городов Келе-Сирии и Финикии, а на самом деле для того, чтобы исполнить волю царя.
  • Прибыв же в Иерусалим и быв дружелюбно принят первосвященником города, он сообщил ему о сделанном указании и объявил, за чем пришел, притом спрашивал: действительно ли все это так?
  • Хотя первосвященник показал, что это есть вверенное на сохранение имущество вдов и сирот
  • и частью Гиркана, сына Товии, мужа весьма знаменитого, а не так, как клеветал нечестивый Симон, и что всего четыреста талантов серебра и двести золота;
  • обижать же положившихся на святость места, на уважение и неприкосновенность храма, чтимого во всей вселенной, никак не следует.
  • Но Илиодор, имея царский приказ, решительно говорил, что это должно быть взято в царское казнохранилище.
  • Назначив день, он вошел, чтобы сделать осмотр этого, и произошло немалое волнение во всем городе.
  • Священники в священных одеждах, повергшись пред жертвенником, взывали на небо, чтобы Тот, Который дал закон о вверяемом святилищу имуществе, в целости сохранил его вверившим.
  • Кто смотрел на лице первосвященника, испытывал душевное потрясение; ибо взгляд его и изменившийся цвет лица обличал в нем душевное смущение.
  • Его объял ужас и дрожание тела, из чего явна была смотревшим скорбь его сердца.
  • Иные семьями выбегали из домов на всенародное моление, ибо предстояло священному месту испытать поругание;
  • женщины, опоясав грудь вретищами, толпами ходили по улицам; уединенные девы иные бежали к воротам, другие – на стены, а иные смотрели из окон,
  • все же, простирая к небу руки, молились.
  • Трогательно было, как народ толпами бросался ниц, а сильно смущенный первосвященник стоял в ожидании.
  • Они умоляли Вседержителя Бога вверенное сохранить в целости вверившим.
  • А Илиодор исполнял предположенное.
  • Когда же он с вооруженными людьми вошел уже в сокровищницу, Господь отцов и Владыка всякой власти явил великое знамение: все, дерзнувшие войти с ним, быв поражены страхом силы Божией, пришли в изнеможение и ужас,
  • ибо явился им конь со страшным всадником, покрытый прекрасным покровом: быстро несясь, он поразил Илиодора передними копытами, а сидевший на нем, казалось, имел золотое всеоружие.
  • Явились ему и еще другие два юноши, цветущие силою, прекрасные видом, благолепно одетые, которые, став с той и другой стороны, непрерывно бичевали его, налагая ему многие раны.
  • Когда он внезапно упал на землю и объят был великою тьмою, тогда подняли его и положили на носилки.
  • Того, который с большою свитою и телохранителями только что вошел в означенную сокровищницу, вынесли как беспомощного, ясно познав всемогущество Божие.
  • Божественною силою он повергнут был безгласным и лишенным всякой надежды и спасения.
  • Они же благословляли Господа, прославившего Свое жилище; и храм, который незадолго пред тем наполнен был страхом и смущением, явлением Господа Вседержителя наполнился радостью и веселием.
  • Вскоре некоторые из близких Илиодора, придя, умоляли Онию призвать Всевышнего и даровать жизнь лежавшему уже при последнем издыхании.
  • Первосвященник, опасаясь, чтобы царь не подумал, что сделано Иудеями какое-нибудь злоумышление против Илиодора, принес жертву о его спасении.
  • Когда же первосвященник приносил умилостивительную жертву, те же юноши опять явились Илиодору, украшенные теми же одеждами, и, представ, сказали ему: воздай великую благодарность первосвященнику Онии, ибо для него Господь даровал тебе жизнь;
  • ты же, наказанный от Него, возвещай всем великую силу Бога. И, сказав сие, они стали невидимы.
  • Илиодор же, принеся жертву Господу, и обещав многие обеты Сохранившему ему жизнь, и возблагодарив Онию, возвратился с воинами к царю
  • и пред всеми свидетельствовал о делах великого Бога, которые он видел своими глазами.
  • Когда же царь спросил Илиодора, кто был бы способен, чтобы еще раз послать в Иерусалим, он отвечал:
  • если ты имеешь какого-нибудь врага и противника твоему правлению, то пошли его туда, и встретишь его наказанным, если только останется он в живых, ибо на месте сем истинно пребывает сила Божия:
  • Он Сам, обитающий на небе, есть страж и заступник того места и приходящих с злым намерением поражает и умерщвляет.
  • Вот что произошло с Илиодором, и так спасена сокровищница храма.
  • А выше упоминаемый Симон, сделавшись предателем сокровищ и отечества, клеветал на Онию, будто он сам поощрял Илиодора и был виновником зол.
  • Благодетеля города, попечителя о соплеменниках и ревнителя законов дерзал он называть противником правительства.
  • Когда же вражда дошла до того, что чрез одного из доверенных людей Симона стали совершаться убийства,
  • тогда Ония, видя, что борьба опасна, что Аполлоний, как военачальник Келе-Сирии и Финикии, неистовствует, увеличивая злобу Симона,
  • отправился к царю, не как обвинитель сограждан, но имея в виду пользу каждого и всего народа,
  • ибо он видел, что без царской попечительности невозможно мирно устроить дела и Симон не оставит своего безумия.
  • Но когда умер Селевк и получил царство Антиох, по прозванию Епифан, тогда домогался священноначалия Иасон, брат Онии,
  • обещав царю при свидании триста шестьдесят талантов серебра и с некоторых доходов восемьдесят талантов.
  • Сверх того обещал и еще подписать сто пятьдесят талантов, если предоставлено ему будет властью его устроить училище для телесного упражнения юношей и писать Иерусалимлян Антиохиянами.
  • Когда царь дал согласие и он получил власть, тотчас начал склонять одноплеменников своих к Еллинским нравам.
  • Он отверг человеколюбиво предоставленные Иудеям царские льготы по ходатайству Иоанна, отца Евполемова, который предпринимал посольство к Римлянам о дружбе и союзе; нарушая законные учреждения, он вводил противные закону обычаи.
  • Намеренно под самою крепостью построил он училище для телесного упражнения юношей и, привлекши лучших из юношей, подводил их под срамную покрышку.
  • Так явилась склонность к Еллинизму и сближение с иноплеменничеством вследствие непомерного нечестия Иасона, этого безбожника, а не первосвященника,
  • так что священники перестали быть ревностными к служению жертвеннику и, презирая храм и нерадя о жертвах, спешили принимать участие в противных закону играх палестры по призыву бросаемого диска.
  • Ни во что ставили они отечественный почет; только Еллинские почести признавали наилучшими.
  • За это постигло их тяжкое посещение, и те самые, которым они соревновали в образе жизни и хотели во всем уподобиться, стали их врагами и мучителями;
  • ибо нечестиво поступать против Божественных законов невозможно ненаказанно, как показывает наступающее за тем время.
  • Когда праздновались в Тире пятилетние игры и царь присутствовал там,
  • тогда нечестивый Иасон послал туда зрителями Антиохиян из Иерусалима, чтобы доставить триста драхм серебра на жертву Геркулесу; но сами принесшие просили не употреблять их на жертву, считая это неприличным, а назначить на другие расходы:
  • итак, им посланы эти деньги в жертву Геркулесу от имени посылавшего, а принесшими они обращены на устройство гребных судов.
  • Когда затем Аполлоний, сын Менесфея, послан был в Египет по случаю восшествия на престол царя Птоломея Филометора, Антиох заподозрил его враждебным себе и начал стараться обезопасить себя против него; посему, отправившись в Иоппию, он пришел в Иерусалим.
  • Великолепно принятый Иасоном и городом, он вошел при светильниках и восклицаниях и оттуда отправился с войском в Финикию.
  • По прошествии трех лет Иасон послал Менелая, брата вышеозначенного Симона, чтобы он доставил царю деньги и сделал представление о некоторых нужных делах.
  • Он же, представившись царю и польстив его власти, восхитил себе священноначалие, надбавив триста талантов серебра против Иасона.
  • Получив от царя приказания, он возвратился, не принеся с собою ничего достойного первосвященства, а только гнев жестокого тирана и ярость дикого зверя.
  • Так Иасон, обманувший своего брата, сам был обманут другим и, как изгнанник, удалился в страну Аммонитскую.
  • Менелай же получил власть, но нисколько не заботился об обещанных царю деньгах, хотя Сострат, начальник городской крепости, и делал требования,
  • ибо на нем лежал сбор даней; по этой причине оба они были вызваны царем.
  • Менелай оставил преемником первосвященства брата своего, Лисимаха, а Сострат – Кратита, начальника Кипрян.
  • В то время, как это происходило, взбунтовались Тарсяне и Маллоты за то, что они отданы были в дар Антиохиде, наложнице царской.
  • Посему царь поспешно отправился, чтобы привести дела в порядок, оставив вместо себя Андроника, одного из почетных сановников.
  • Тогда Менелай, думая воспользоваться благоприятным случаем, похитил из храма некоторые золотые сосуды и подарил Андронику, а другие продал в Тире и окрестных городах.
  • Верно дознав о том, Ония изобличил его и удалился в безопасное место – Дафну, лежащую при Антиохии.
  • Посему Менелай, улучив наедине Андроника, просил его убить Онию; и он, придя к Онии и коварно уверив его, дав руку с клятвою, хотя и был в подозрении, убедил его выйти из убежища и тотчас убил, не устыдившись правды.
  • Этим раздражены были не только Иудеи, но и многие из других народов, и негодовали на беззаконное убийство этого мужа.
  • Когда же царь возвратился из стран Киликии, то бывшие в городе Иудеи с вознегодовавшими Еллинами донесли ему, что Ония убит безвинно.
  • Антиох, душевно огорченный и тронутый сожалением, оплакивал добродетель и великое благочиние умершего
  • и в гневе на Андроника, тотчас совлекши с него порфиру и изодрав одежды, приказал водить его по всему городу и на том самом месте, где он злодейски погубил Онию, казнить убийцу, чем Господь воздал ему заслуженное наказание.
  • Когда же в городе были произведены многие святотатства Лисимахом, с соизволения Менелая, и разнесся о том слух, то народ восстал на Лисимаха, ибо похищено было множество золотых сосудов.
  • Когда восстал народ, исполненный гнева, то Лисимах вооружил до трех тысяч человек и начал беззаконное насилие под предводительством одного тирана, старого летами и не менее застаревшего в безумии.
  • Увидев такое насилие Лисимаха, одни схватили камни, другие – толстые колья, а иные, хватая с земли пыль, бросали все вместе на людей Лисимаха
  • и таким образом многих из них ранили, других поразили и всех обратили в бегство, а самого святотатца умертвили близ сокровищницы.
  • Об этом состоялся суд над Менелаем.
  • Когда царь прибыл в Тир, то посланные от собрания старейшин три мужа представили ему жалобу.
  • Менелай, уже взятый, обещал Птоломею, сыну Дорименову, большие деньги, если он упросит за него царя.
  • И Птоломей, отозвав царя в притвор под предлогом отдохновения, извратил дело.
  • Менелая, виновника всего зла, освободил от обвинений, а несчастных, которые, если бы и пред Скифами говорили, были бы отпущены неосужденными, осудил на смерть.
  • Так скоро понесли неправедную казнь говорившие в защиту города, народа и священных сосудов.
  • Тиряне, негодуя на то, щедро доставили потребное для погребения их.
  • А Менелай, при любостяжании начальствующих, удержал за собою власть и, возрастая в злобе, сделался жестоким врагом граждан.
  • Около этого времени Антиох предпринял другой поход в Египет.
  • Случилось, что над всем городом почти в продолжение сорока дней являлись в воздухе носившиеся всадники в золотых одеждах и наподобие воинов вооруженные копьями,
  • и стройные отряды конницы, и нападения и отступления с обеих сторон, обращение щитов, множество копьев и взмахи мечей, бросание стрел и блеск золотых доспехов и всякого рода вооружения.
  • Почему все молились, чтобы это явление было ко благу.
  • Когда потом разнесся ложный слух, будто Антиох умер, Иасон, собрав не менее тысячи мужей, сделал внезапное нападение на город; когда они взошли на стену и наконец город был взят, Менелай убежал в крепость.
  • А Иасон нещадно производил кровопролитие между своими согражданами, не размышляя о том, что успех против одноплеменников есть величайшее несчастье, и воображая получить трофеи как бы над врагами, а не одноплеменными.
  • Впрочем, он не достиг начальства, а концом его злоумышлений было то, что он с позором, как беглец, опять ушел в страну Аммонитскую.
  • Концом его злобной жизни было то, что, обвиненный пред Аретою, владетелем Аравийским, он бегал из города в город, всеми преследуемый и ненавидимый, как отступник от законов, и, презираемый, как враг отечества и сограждан, был изгнан в Египет.
  • Тот, который столь многих изгнал из отечества, сам погиб на чужой стороне, придя к Лакедемонянам и надеясь, по сродству происхождения, найти у них прибежище.
  • Оставивший многих без погребения, он сам остался неоплаканным, и не удостоен ни погребения, ни отеческого гроба.
  • Когда все происшедшее дошло до слуха царя, он подумал, что Иудея отлагается от него, поднялся из Египта, рассвирепев в душе, и взял город вооруженною рукою.
  • Он приказал воинам нещадно бить всех, кто попадется, и умерщвлять, кто станет скрываться в домы.
  • Так совершилось избиение юных и старых, умерщвление мужей, жен и детей, заклание дев и младенцев.
  • В продолжение трех дней погибло восемьдесят тысяч: сорок тысяч пало от руки убийц, и не меньше убитых было продано.
  • Но, не удовольствовавшись этим, он дерзнул войти в святейший на всей земле храм, имея проводником Менелая, этого предателя законов и отечества.
  • Скверными руками принимая священные сосуды и иные вещи, пожертвованные от других царей на возвеличение и славу и честь святаго места, восхищая нечестивыми руками, раздавал.
  • И превознесся Антиох в своих мыслях, не разумея, что Господь на краткое время прогневался за грехи обитающих в городе, почему и осталось без призрения это место.
  • Если бы они не были объяты многими грехами, тогда, подобно Илиодору, посланному царем Селевком осмотреть сокровищницу, и он, лишь только бы вторгся, тотчас был бы наказан и оставил бы свою дерзость.
  • Но Господь избрал не для места народ, а для народа это место.
  • Посему и самое место, сделавшись причастным бывшим народным несчастьям, приобщилось потом благодеяний Господа и, быв оставлено Всемогущим во гневе, опять, с умилостивлением верховного Владыки, восстало во всей славе.
  • Итак, Антиох, похитив из храма тысячу восемьсот талантов, поспешно удалился в Антиохию, в превозношении сердца находя возможным сделать землю судоходною и море сухопутным.
  • Между тем он оставил приставников, чтобы угнетать народ, в Иерусалиме – Филиппа, родом Фригийца, нравом же человека еще более жестокого, нежели каков был поставивший его,
  • а в Гаризине – Андроника и сверх того Менелая, который превзошел прочих злобою к жителям и имел враждебное расположение к гражданам Иудейским.
  • Он послал виновника нечестия, Аполлония, с двадцатью двумя тысячами войска, повелев всех взрослых избить, а женщин и детей продавать.
  • Он же, придя в Иерусалим и притворно храня мир, медлил до святаго дня субботы и, застигнув Иудеев во время покоя, велел своим людям вооружиться.
  • Всех, вышедших на это зрелище, он умертвил и, вторгшись с войском в город, избил множество народа.
  • А Иуда Маккавей, десятый в роде своем, удалился в пустыню и жил со своими приверженцами в горах по подобию зверей, питаясь травами, чтобы не сделаться причастным осквернения.
  • Спустя немного времени царь послал одного старца, Афинянина, принуждать Иудеев отступить от законов отеческих и не жить по законам Божиим,
  • а также осквернить храм Иерусалимский и наименовать его храмом Юпитера Олимпийского, а храм в Гаризине, так как обитатели того места пришельцы, – храмом Юпитера Странноприимного.
  • Тяжело и невыносимо было для народа наступившее бедствие.
  • Храм наполнился любодейством и бесчинием от язычников, которые, обращаясь с блудницами, смешивались с женщинами в самых священных притворах и вносили внутрь вещи недозволенные.
  • И жертвенник наполнился непотребными, запрещенными законом вещами.
  • Нельзя было ни хранить субботы, ни соблюдать отеческих праздников, ни даже называться Иудеем.
  • С тяжким принуждением водили их каждый месяц в день рождения царя на идольские жертвы, а на празднике Диониса принуждали Иудеев в плющевых венках идти в торжественном ходе в честь Диониса.
  • Такое повеление вышло и соседним Еллинским городам, по наущению Птоломея, чтобы они так же действовали против Иудеев и заставляли их приносить идольские жертвы,
  • а не соглашавшихся переходить к Еллинским обычаям убивали. Тогда-то можно было видеть настоящее бедствие.
  • Две женщины обвинены были в том, что обрезали своих детей; и за это, привесив к сосцам их младенцев и пред народом проведя по городу, низвергли их со стены.
  • Другие бежали в ближние пещеры, чтобы втайне праздновать седьмой день, но, быв указаны Филиппу, были сожжены, ибо неправедным считали защищаться по уважению к святости дня.
  • Тех, кому случится читать эту книгу, прошу не страшиться напастей и уразуметь, что эти страдания служат не к погублению, а к вразумлению рода нашего.
  • Ибо то самое, что нечестивцам не дается много времени, но скоро подвергаются они карам, есть знамение великого благодеяния.
  • Ибо не так, как к другим народам, продолжает Господь долготерпение, чтобы карать их, когда они достигнут полноты грехов, не так судил Он о нас,
  • чтобы покарать нас после, когда уже достигнем до конца грехов.
  • Он никогда не удаляет от нас Своей милости и, наказывая несчастьями, не оставляет Своего народа.
  • Впрочем, пусть будет это сказано на память нам: после этих немногих слов возвратимся к повествованию.
  • Был некто Елеазар, из первых книжников, муж, уже достигший старости, но весьма красивой наружности; его принуждали, раскрывая ему рот, есть свиное мясо.
  • Предпочитая славную смерть опозоренной жизни, он добровольно пошел на мучение и плевал,
  • как надлежало решившимся устоять против того, чего из любви к жизни не дозволено вкушать.
  • Тогда приставленные к беззаконному жертвоприношению, знавшие этого мужа с давнего времени, отозвав его, наедине убеждали его принести им самим приготовленные мяса, которые мог бы он употреблять, и притвориться, будто ест назначенные от царя жертвенные мяса,
  • дабы через это избавиться от смерти и по давней с ними дружбе воспользоваться их человеколюбием.
  • Но он, утвердившись в доброй мысли, достойной его возраста и почтенной старости и достигнутой им славной седины и благочестивого издетства воспитания, а более всего – святаго и Богом данного законоположения, соответственно сему отвечал и сказал: немедленно предать смерти;
  • ибо недостойно нашего возраста лицемерить, дабы многие из юных, узнав, что девяностолетний Елеазар перешел в язычество,
  • и сами вследствие моего лицемерия, ради краткой и ничтожной жизни, не впали через меня в заблуждение, и через то я положил бы бесчестие и пятно на мою старость.
  • Если в настоящее время я и избавлюсь мучения от людей, но не избегну десницы Всемогущего ни в сей жизни, ни по смерти.
  • Посему, мужественно расставаясь теперь с жизнью, сам я явлюсь достойным старости,
  • а юным оставлю добрый пример – охотно и доблестно принимать смерть за досточтимые и святые законы. Сказав это, он тотчас пошел на мучение.
  • Тогда и те, которые вели его, незадолго пред сим оказанное ему доброжелательство изменили в ненависть по причине вышесказанных слов, ибо они почли их за безумие.
  • Готовясь уже умереть под ударами, он, восстенав, произнес: Господу, имеющему совершенное ведение, известно, что я, имея возможность избавиться от смерти, принимаю бичуемым телом жестокие страдания, а душею охотно терплю их по страху пред Ним.
  • И так скончался он, оставив в смерти своей не только юношам, но и весьма многим из народа образец доблести и памятник добродетели.
  • Случилось также, что были схвачены семь братьев с матерью и принуждаемы царем есть недозволенное свиное мясо, быв терзаемы бичами и жилами.
  • Один из них, приняв на себя ответ, сказал: о чем ты хочешь спрашивать или что узнать от нас? Мы готовы лучше умереть, нежели преступить отеческие законы.
  • Тогда царь, озлобившись, приказал разжечь сковороды и котлы.
  • Когда они были разожжены, тотчас приказал принявшему на себя ответ отрезать язык и, содрав кожу с него, отсечь члены тела в виду прочих братьев и матери.
  • Лишенного всех членов, но еще дышащего велел отнести к костру и жечь на сковороде; когда же от сковороды распространилось сильное испарение, они вместе с матерью увещевали друг друга мужественно претерпеть смерть, говоря:
  • Господь Бог видит и поистине умилосердится над нами, как Моисей возвестил в своей песни пред лицем народа: «и над рабами Своими умилосердится».
  • Когда умер первый, вывели на поругание второго и, содрав с головы кожу с волосами, спрашивали, будет ли он есть, прежде нежели будут мучить по частям его тело?
  • Он же, отвечая на отечественном языке, сказал: нет. Поэтому и он принял мучение таким же образом, как первый.
  • Быв же при последнем издыхании, сказал: ты, мучитель, лишаешь нас настоящей жизни, но Царь мира воскресит нас, умерших за Его законы, для жизни вечной.
  • После того третий подвергнут был поруганию и на требование дать язык тотчас выставил его, неустрашимо протянув и руки,
  • и мужественно сказал: от неба я получил их и за законы Его не жалею их, и от Него надеюсь опять получить их.
  • Сам царь и бывшие с ним изумлены были таким мужеством отрока, как он ни во что вменял страдания.
  • Когда скончался и этот, таким же образом терзали и мучили четвертого.
  • Будучи близок к смерти, он так говорил: умирающему от людей вожделенно возлагать надежду на Бога, что Он опять оживит; для тебя же не будет воскресения в жизнь.
  • Затем привели и начали мучить пятого.
  • Он, смотря на царя, сказал: имея власть над людьми, ты, сам подверженный тлению, делаешь, что хочешь; но не думай, чтобы род наш оставлен был Богом.
  • Подожди, и ты увидишь великую силу Его, как Он накажет тебя и семя твое.
  • После этого привели шестого, который, готовясь на смерть, сказал: не заблуждайся напрасно, ибо мы терпим это за себя, согрешив пред Богом нашим, оттого и произошло достойное удивления.
  • Но не думай остаться безнаказанным ты, дерзнувший противоборствовать Богу.
  • Наиболее же достойна удивления и славной памяти мать, которая, видя, как семь ее сыновей умерщвлены в течение одного дня, благодушно переносила это в надежде на Господа.
  • Исполненная доблестных чувств и укрепляя женское рассуждение мужеским духом, она поощряла каждого из них на отечественном языке и говорила им:
  • я не знаю, как вы явились во чреве моем; не я дала вам дыхание и жизнь; не мною образовался состав каждого.
  • Итак, Творец мира, Который образовал природу человека и устроил происхождение всех, опять даст вам дыхание и жизнь с милостью, так как вы теперь не щадите самих себя за Его законы.
  • Антиох же, думая, что его презирают, и принимая эту речь за поругание себе, убеждал самого младшего, который еще оставался, не только словами, но и клятвенными уверениями, что и обогатит и осчастливит его, если он отступит от отеческих законов, что будет иметь его другом и вверит ему почетные должности.
  • Но как юноша нисколько не внимал, то царь, призвав мать, убеждал ее посоветовать сыну сберечь себя.
  • После многих его убеждений она согласилась уговаривать сына.
  • Наклонившись же к нему и посмеиваясь жестокому мучителю, она так говорила на отечественном языке: сын! сжалься надо мною, которая девять месяцев носила тебя во чреве, три года питала тебя молоком, вскормила и вырастила и воспитала тебя.
  • Умоляю тебя, дитя мое, посмотри на небо и землю и, видя все, что на них, познай, что все сотворил Бог из ничего и что так произошел и род человеческий.
  • Не страшись этого убийцы, но будь достойным братьев твоих и прими смерть, чтобы я по милости Божией опять приобрела тебя с братьями твоими.
  • Когда она еще продолжала говорить, юноша сказал: чего вы ожидаете? Я не слушаю повеления царя, а повинуюсь повелению закона, данного отцам нашим чрез Моисея.
  • Ты же, изобретатель всех зол для Евреев, не избегнешь рук Божиих.
  • Мы страдаем за свои грехи.
  • Если для вразумления и наказания нашего живый Господь и прогневался на нас на малое время, то Он опять умилостивится над рабами Своими;
  • ты же, нечестивый и преступнейший из всех людей, не возносись напрасно, надмеваясь ложными надеждами, что ты воздвигнешь руку на рабов Его,
  • ибо ты не ушел еще от суда всемогущего и всевидящего Бога.
  • Братья наши, претерпев ныне краткое мучение, по завету Божию получили жизнь вечную, а ты по суду Божию понесешь праведное наказание за превозношение.
  • Я же, как и братья мои, предаю и душу и тело за отеческие законы, призывая Бога, чтобы Он скоро умилосердился над народом, и чтобы ты с муками и карами исповедал, что Он един есть Бог,
  • и чтобы на мне и на братьях моих окончился гнев Всемогущего, праведно постигший весь род наш.
  • Тогда разгневанный царь поступил с ним еще жесточе, нежели с прочими, негодуя на посмеяние.
  • Так и этот кончил жизнь чистым, всецело положившись на Господа.
  • После сыновей скончалась и мать.
  • О жертвах идольских и о необыкновенных муках сказанного довольно.