Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Нав. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. 1Ездр. Неем. 2Ездр. Тов. Иудиф. Эсф. 1Мак. 2Мак. 3Мак. 3Ездр. Иов. Пс. Притч. Еккл. Песн. Прем. Сир. Ис. Иер. Плч. Посл.Иер. Вар. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Мф. Мк. Лк. Ин. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Ин. 2Ин. 3Ин. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Флп. Кол. 1Сол. 2Сол. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.

2-я книга Маккавейская

 
  •  
  • 4:1
  • 4:2
  • 4:3
  • 4:4
  • 4:5
  • 4:6
  • 4:7
  • 4:8
  • 4:9
  • 4:10
  • 4:11
  • 4:12
  • 4:13
  • 4:14
  • 4:15
  • 4:16
  • 4:17
  • 4:18
  • 4:19
  • 4:20
  • 4:21
  • 4:22
  • 4:23
  • 4:24
  • 4:25
  • 4:26
  • 4:27
  • 4:28
  • 4:29
  • 4:30
  • 4:31
  • 4:32
  • 4:33
  • 4:34
  • 4:35
  • 4:36
  • 4:37
  • 4:38
  • 4:39
  • 4:40
  • 4:41
  • 4:42
  • 4:43
  • 4:44
  • 4:45
  • 4:46
  • 4:47
  • 4:48
  • 4:49
  • 4:50
  •  
  • Предрече́н­ный же Си́монъ, и́же о сре́бреницѣхъ и оте́че­ст­вѣ доноси́тель сотвори́ся, злосло́вяше оні́ю, а́кибы то́й Илiодо́ра и поощря́лъ къ си́мъ и зло́бъ содѣ́тель бы́лъ.
  • И благодѣ́теля гра́ду и защи́тника сво­и́хъ люді́й и ревни́теля зако́новъ [Бо́жiихъ] дерза́­ше нарица́ти навѣ́тникомъ веще́й.
  • Враждѣ́ же въ толи́ко про­исходя́щей, я́ко чрезъ нѣ́ко­его от­ друго́въ Си́моновыхъ и уби́й­ст­ва соверша́хуся,
  • созерца́я оні́а лю́тость прѣ́нiя, и аполло́нiа неи́стов­ст­вовати, я́ко килисирі́и и Финикі́и во­ево́ду, умножа́юща зло́бу Си́монову, ко царю́ отъи́де,
  • не быва́яй гра́жданъ клеветни́къ, но по́льзу во о́бще­ст­вѣ и на еди́нѣ всему́ мно́же­ст­ву промышля́я:
  • ви́дяше бо, я́ко безъ царе́ва про́мысла не мо́щно получи́ти ми́ра ктому́ веще́мъ, и я́ко Си́монъ не от­ста́витъ бу́й­ст­ва.
  • Оста́вльшу же житiе́ селе́вку и прiе́мшу ца́р­ст­во Антiо́ху, и́же нарица́­шеся епифа́нъ, жела́­ше Иасо́нъ бра́тъ оні́инъ архiере́й­ст­ва,
  • вни́де ко царю́, обѣщава́я ему́ сребра́ тала́нтъ три́ста шестьдеся́тъ и от­ при­­хо́довъ нѣ́кiихъ ины́хъ тала́нтъ о́смьдесятъ.
  • Къ си́мъ же обѣщава́­ше и ины́хъ написа́ти сто́ пятьдеся́тъ, а́ще пода́ст­ся вла́стiю его́ учи́лище ю́ныхъ ему́ поста́вити и су́щихъ во Иерусали́мѣ Антiохі́анами писа́ти.
  • Со­изво́лив­шу же царю́, и нача́ль­ство одержа́въ, а́бiе на язы́ческiй обы́чай единоплеме́н­ныя своя́ преводи́ти нача́.
  • И уста́влен­ная Иуде́омъ человѣколю́бiя ца́рская чрезъ Иоа́н­на отца́ Евполе́ма, и́же бя́ше посло́мъ о дру́жбѣ и споборе́нiи къ ри́мляномъ, от­ри́ну: и зако́н­ныя у́бо гражда́нскiя разоря́я уста́вы, беззако́н­ныя обы́чаи нововвожда́­ше.
  • Тща́тель­нѣ бо подъ са́мымъ краегра́дiемъ учи́лище поста́ви, и изря́днѣйшихъ ю́ношъ покори́въ, подъ пета́съ ввожда́­ше.
  • И си́це бѣ́ усе́рдiе нѣ́кое ко е́ллин­ству и успѣ́хъ язы́ческаго жи́тель­ства, ра́ди безмѣ́рнаго, нечести́ваго, а не архiере́а Иасо́на, беззако́нiя.
  • Я́ко не ктому́ о слу́жбахъ олта́рныхъ усе́рдни бя́ху жерцы́, но хра́мъ у́бо презира́юще и о же́ртвахъ нерадя́ще, тща́хуся при­­ча́стницы бы́ти пале́стрѣ беззако́н­наго преда́нiя, по про­иззыва́нiи игра́лищнаго кру́га.
  • И оте́ческiя у́бо че́сти ни во что́же вмѣня́ху, е́ллинскiя же сла́вы предо́бры бы́ти мня́ху:
  • и́хже ра́ди объя́тъ я́ лю́тое обстоя́нiе, и о и́хже ревнова́ху наставле́нiихъ, и весьма́ и́мъ хотя́ху уподо́битися си́хъ враго́въ и мучи́телей имѣ́яху.
  • Нече́­ст­вовати бо въ Боже­с­т­вен­ныхъ зако́нѣхъ неудо́бь: но сiя́ послѣ́ду­ю­щее вре́мя извѣсти́тъ.
  • Бы́в­шу же пятолѣ́тному три́знищу въ ти́рѣ и царю́ су́щу та́мо,
  • посла́ Иасо́нъ сту́дныхъ смотри́телей изъ Иерусали́ма Антiохі́аны су́щыя, несу́щыя сребра́ дидра́хмъ три́ста въ же́ртву Ираклі́еву, о и́хже и моля́ху при­­не́сшiи, да не употребля́ютъ въ же́ртву, я́ко не досто́итъ, но во ины́я росхо́ды и́хъ от­ложи́ти.
  • Посла́ у́бо сiя́ ра́ди посла́в­шаго въ же́ртву Ираклі́еву, ра́ди же при­­не́сшихъ на стро­е́нiе кораблеце́й тривесе́льныхъ.
  • По́слану же бы́в­шу во Еги́петъ аполло́нiю сы́ну менесте́ову ко Птоломе́ю филоме́теру царю́, торже­ст­ва́ ра́ди воспрiя́тiя престо́ла, воз­мнѣ́въ Антiо́хъ чу́жда его́ бы́ти сво­и́хъ веще́й, о сво­е́мъ безопа́с­ст­вѣ печа́­шеся: того́ ра́ди во Иоппі́ю при­­ше́дъ, дости́же во Иерусали́мъ.
  • Великолѣ́пно же от­ Иасо́на и гра́да прiя́тъ, со свѣщьми́ свѣ́тлыми и хвала́ми вни́де: та́же си́це въ Финикі́ю съ во́ин­ствомъ по́йде.
  • По трелѣ́тнѣмъ же вре́мени посла́ Иасо́нъ менела́а бра́та предрече́н­наго Си́мона несу́ща царю́ сре́бреники и о ве́щехъ ну́жныхъ представле́нiе соверши́ти иму́щаго.
  • О́нъ же предста́въ царю́ и воз­вели́чивъ его́ въ лице́ вла́сти ра́ди, на себе́ восто́рже архiере́й­ст­во, положи́въ свы́ше Иасо́на тала́нтъ сребра́ три́ста.
  • Прiе́мь же от­ царя́ повелѣ́нiя прiи́де, ничто́же у́бо нося́ досто́йно архiере́й­ст­ва, я́рость же же́стокаго мучи́теля и звѣ́ря лю́таго гнѣ́въ имѣ́я.
  • И Иасо́нъ у́бо, и́же сво­его́ бра́та ко́знiю улови́, са́мъ ко́знiю уловле́нъ от­ ина́го, бѣгле́цъ во Амани́тскую страну́ изгна́нъ бы́сть.
  • Менела́й же нача́ль­ство у́бо одержа́, о сре́бреницѣхъ же царе́ви обѣща́н­ныхъ ничто́же радя́ше:
  • творя́щу же истяза́нiе состра́ту краегра́дiя епа́рху, къ сему́ бо надлежа́ще да́ней дѣ́ло, тоя́ ра́ди вины́ о́ба ко царю́ при́звани.
  • И менела́й у́бо оста́ви архiере́й­ст­ва прее́мника лисима́ха бра́та сво­его́, состра́тъ же крати́та, и́же бѣ́ надъ ки́пряны.
  • И егда́ сiя́ дѣ́яхуся, случи́ся та́рсяномъ и мало́томъ крамолу́ воз­дви́гнути, сего́ ра́ди, я́ко Антiохи́дѣ нало́жницѣ царе́вѣ въ да́ръ от­да́ни бы́ша.
  • Ско́ро у́бо ца́рь прiи́де укроти́ти ве́щы, оста́вя намѣ́ст­ника Андрони́ка еди́наго от­ князе́й сво­и́хъ.
  • Возмнѣ́въ же менела́й воспрiя́ти себѣ́ вре́мя благополу́чно, златы́я нѣ́кiя сосу́ды от­ це́ркве укра́дъ дарова́ Андрони́ку и и́на продаде́ въ ти́ръ и во окре́стныя гра́ды.
  • Я́же я́вно позна́въ оні́а, облича́­ше его́, от­ше́дъ въ мѣ́сто безопа́сное, въ дафні́ю бли́зъ Антiохі́и лежа́щую.
  • Отту́ду менела́й взе́мъ на еди́нѣ Андрони́ка, моля́ше да убiе́тъ оні́ю. О́нъ же при­­ше́дъ ко оні́и, и увѣща́въ ле́стiю, и десни́цу съ кля́твою да́въ, а́ще и въ подозрѣ́нiи бѣ́, усовѣ́това изъ безопа́снаго мѣ́ста изы́ти, его́же и а́бiе заключи́въ уби́, не устыдѣ́вся пра́вды.
  • Сея́ же ра́ди вины́ не то́кмо Иуде́е, но мно́зи и от­ ины́хъ язы́ковъ негодова́ху и скорбя́ху о непра́веднѣмъ му́жа убі́й­ст­вѣ.
  • Возврати́в­шуся же царю́ от­ киликі́йскихъ мѣ́стъ, су́щiи во гра́дѣ Иуде́е при­­ступи́ша прося́ще [суда́] ку́пно съ ненави́дящими беззако́нiя е́ллинами о безви́н­нѣмъ убі́й­ст­вѣ оні́инѣ.
  • Оскорби́вся у́бо душе́ю Антiо́хъ [оні́и ра́ди] и преклони́въ на ми́лость, и сле́зы излiя́въ о цѣлому́дрiи сконча́в­шагося и о мно́зѣмъ благонра́вiи
  • и разъяри́вся душе́ю, а́бiе со Андрони́ка порфи́ру совле́къ и оде́жды ободра́въ, по всему́ гра́ду повелѣ́въ обводи́ти, на то́мже мѣ́стѣ, идѣ́же оні́ю нечести́во уби́, та́мо убі́йцу погуби́, Го́споду досто́йную ему́ ка́знь воз­даю́щу.
  • Егда́ же мно́га священ­нограби́тель­ства во гра́дѣ содѣ́лана бы́ша от­ лисима́ха со менела́евымъ совѣ́томъ, и изы́де вѣ́сть внѣ́, собра́ся мно́же­с­т­во на лисима́ха, мно́гимъ уже́ златы́мъ сосу́домъ изнесе́нымъ бы́в­шымъ.
  • Наро́домъ же востаю́щымъ и гнѣ́ва испо́лнен­нымъ, вооружи́въ лисима́хъ три́ ты́сящы, нача́ беззако́н­ными рука́ми оби́дѣти, предводи́тель­ству­ю­щу нѣ́ко­ему мучи́телю престарѣ́в­шуся во́зрастомъ, па́че же безу́мiемъ.
  • Уразумѣ́в­ше же и уси́лiе лисима́хово, ині́и ка́менiе, ині́и дреко́лiя то́лстая восхи́тиша, нѣ́цыи же бли́зъ лежа́щiй пра́хъ взе́мше, на су́щихъ о́крестъ лисима́ха мета́ша.
  • Сея́ ра́ди вины́ мно́гихъ у́бо от­ ни́хъ уязви́ша, нѣ́кiихъ же и низложи́ша, всѣ́хъ же въ бѣ́гъ обрати́ша: самаго́ же священ­нограби́теля при­­ сокро́вищнѣмъ храни́лищи уби́ша.
  • О си́хъ же су́дъ на менела́а настоя́ше.
  • Егда́ же прiи́де ца́рь въ ти́ръ, къ нему́ суде́бное дѣ́ло при­­несо́ша по́слан­нiи три́ му́жа от­ старѣ́йшинъ.
  • И уже́ премога́емь менела́й обѣща́ Птоломе́ю сы́ну дориме́нову мно́ги сре́бреники да́ти на утоле́нiе царя́.
  • Поя́тъ у́бо осо́бь Птоломе́й въ нѣ́кiй при­­тво́ръ а́ки прохлажда́ющася царя́, преврати́,
  • и всея́ у́бо зло́бы вино́внаго менела́а свободи́ от­ вины́, а бѣ́дныхъ, и́же а́ще бы и предъ ски́ѳы глаго́лали, от­пуще́ни бы́ли бы́ша неосужде́ни, си́хъ на сме́рть осуди́.
  • Ско́ро у́бо непра́ведну ка́знь претерпѣ́ша и́же о гра́дѣ и лю́дехъ и о свяще́н­ныхъ сосу́дѣхъ доноси́в­шiи.
  • Сея́ ра́ди вины́ и ти́ряне, воз­негодова́в­ше о беззако́нiи, на погребе́нiе и́хъ ще́дро препода́ша.
  • Менела́й же ра́ди лихо­и́м­ст­ва облада́ющихъ пребыва́­ше во вла́сти, воз­раста́ющь зло́бою, вели́кiй гра́жданомъ навѣ́тникъ сотвори́вся.
  • А выше упоминаемый Симон, сделавшись предателем сокровищ и отечества, клеветал на Онию, будто он сам поощрял Илиодора и был виновником зол.
  • Благодетеля города, попечителя о соплеменниках и ревнителя законов дерзал он называть противником правительства.
  • Когда же вражда дошла до того, что чрез одного из доверенных людей Симона стали совершаться убийства,
  • тогда Ония, видя, что борьба опасна, что Аполлоний, как военачальник Келе-Сирии и Финикии, неистовствует, увеличивая злобу Симона,
  • отправился к царю, не как обвинитель сограждан, но имея в виду пользу каждого и всего народа,
  • ибо он видел, что без царской попечительности невозможно мирно устроить дела и Симон не оставит своего безумия.
  • Но когда умер Селевк и получил царство Антиох, по прозванию Епифан, тогда домогался священноначалия Иасон, брат Онии,
  • обещав царю при свидании триста шестьдесят талантов серебра и с некоторых доходов восемьдесят талантов.
  • Сверх того обещал и еще подписать сто пятьдесят талантов, если предоставлено ему будет властью его устроить училище для телесного упражнения юношей и писать Иерусалимлян Антиохиянами.
  • Когда царь дал согласие и он получил власть, тотчас начал склонять одноплеменников своих к Еллинским нравам.
  • Он отверг человеколюбиво предоставленные Иудеям царские льготы по ходатайству Иоанна, отца Евполемова, который предпринимал посольство к Римлянам о дружбе и союзе; нарушая законные учреждения, он вводил противные закону обычаи.
  • Намеренно под самою крепостью построил он училище для телесного упражнения юношей и, привлекши лучших из юношей, подводил их под срамную покрышку.
  • Так явилась склонность к Еллинизму и сближение с иноплеменничеством вследствие непомерного нечестия Иасона, этого безбожника, а не первосвященника,
  • так что священники перестали быть ревностными к служению жертвеннику и, презирая храм и нерадя о жертвах, спешили принимать участие в противных закону играх палестры по призыву бросаемого диска.
  • Ни во что ставили они отечественный почет; только Еллинские почести признавали наилучшими.
  • За это постигло их тяжкое посещение, и те самые, которым они соревновали в образе жизни и хотели во всем уподобиться, стали их врагами и мучителями;
  • ибо нечестиво поступать против Божественных законов невозможно ненаказанно, как показывает наступающее за тем время.
  • Когда праздновались в Тире пятилетние игры и царь присутствовал там,
  • тогда нечестивый Иасон послал туда зрителями Антиохиян из Иерусалима, чтобы доставить триста драхм серебра на жертву Геркулесу; но сами принесшие просили не употреблять их на жертву, считая это неприличным, а назначить на другие расходы:
  • итак, им посланы эти деньги в жертву Геркулесу от имени посылавшего, а принесшими они обращены на устройство гребных судов.
  • Когда затем Аполлоний, сын Менесфея, послан был в Египет по случаю восшествия на престол царя Птоломея Филометора, Антиох заподозрил его враждебным себе и начал стараться обезопасить себя против него; посему, отправившись в Иоппию, он пришел в Иерусалим.
  • Великолепно принятый Иасоном и городом, он вошел при светильниках и восклицаниях и оттуда отправился с войском в Финикию.
  • По прошествии трех лет Иасон послал Менелая, брата вышеозначенного Симона, чтобы он доставил царю деньги и сделал представление о некоторых нужных делах.
  • Он же, представившись царю и польстив его власти, восхитил себе священноначалие, надбавив триста талантов серебра против Иасона.
  • Получив от царя приказания, он возвратился, не принеся с собою ничего достойного первосвященства, а только гнев жестокого тирана и ярость дикого зверя.
  • Так Иасон, обманувший своего брата, сам был обманут другим и, как изгнанник, удалился в страну Аммонитскую.
  • Менелай же получил власть, но нисколько не заботился об обещанных царю деньгах, хотя Сострат, начальник городской крепости, и делал требования,
  • ибо на нем лежал сбор даней; по этой причине оба они были вызваны царем.
  • Менелай оставил преемником первосвященства брата своего, Лисимаха, а Сострат – Кратита, начальника Кипрян.
  • В то время, как это происходило, взбунтовались Тарсяне и Маллоты за то, что они отданы были в дар Антиохиде, наложнице царской.
  • Посему царь поспешно отправился, чтобы привести дела в порядок, оставив вместо себя Андроника, одного из почетных сановников.
  • Тогда Менелай, думая воспользоваться благоприятным случаем, похитил из храма некоторые золотые сосуды и подарил Андронику, а другие продал в Тире и окрестных городах.
  • Верно дознав о том, Ония изобличил его и удалился в безопасное место – Дафну, лежащую при Антиохии.
  • Посему Менелай, улучив наедине Андроника, просил его убить Онию; и он, придя к Онии и коварно уверив его, дав руку с клятвою, хотя и был в подозрении, убедил его выйти из убежища и тотчас убил, не устыдившись правды.
  • Этим раздражены были не только Иудеи, но и многие из других народов, и негодовали на беззаконное убийство этого мужа.
  • Когда же царь возвратился из стран Киликии, то бывшие в городе Иудеи с вознегодовавшими Еллинами донесли ему, что Ония убит безвинно.
  • Антиох, душевно огорченный и тронутый сожалением, оплакивал добродетель и великое благочиние умершего
  • и в гневе на Андроника, тотчас совлекши с него порфиру и изодрав одежды, приказал водить его по всему городу и на том самом месте, где он злодейски погубил Онию, казнить убийцу, чем Господь воздал ему заслуженное наказание.
  • Когда же в городе были произведены многие святотатства Лисимахом, с соизволения Менелая, и разнесся о том слух, то народ восстал на Лисимаха, ибо похищено было множество золотых сосудов.
  • Когда восстал народ, исполненный гнева, то Лисимах вооружил до трех тысяч человек и начал беззаконное насилие под предводительством одного тирана, старого летами и не менее застаревшего в безумии.
  • Увидев такое насилие Лисимаха, одни схватили камни, другие – толстые колья, а иные, хватая с земли пыль, бросали все вместе на людей Лисимаха
  • и таким образом многих из них ранили, других поразили и всех обратили в бегство, а самого святотатца умертвили близ сокровищницы.
  • Об этом состоялся суд над Менелаем.
  • Когда царь прибыл в Тир, то посланные от собрания старейшин три мужа представили ему жалобу.
  • Менелай, уже взятый, обещал Птоломею, сыну Дорименову, большие деньги, если он упросит за него царя.
  • И Птоломей, отозвав царя в притвор под предлогом отдохновения, извратил дело.
  • Менелая, виновника всего зла, освободил от обвинений, а несчастных, которые, если бы и пред Скифами говорили, были бы отпущены неосужденными, осудил на смерть.
  • Так скоро понесли неправедную казнь говорившие в защиту города, народа и священных сосудов.
  • Тиряне, негодуя на то, щедро доставили потребное для погребения их.
  • А Менелай, при любостяжании начальствующих, удержал за собою власть и, возрастая в злобе, сделался жестоким врагом граждан.