Скрыть
4:1
4:2
4:3
4:4
4:5
4:6
4:7
4:8
4:9
4:10
4:11
4:12
4:13
4:14
4:15
4:16
4:17
4:18
4:19
4:20
4:21
4:22
4:23
4:24
4:25
4:26
4:27
4:28
4:29
4:30
4:31
4:32
4:33
4:34
4:35
4:36
4:37
4:38
4:39
4:40
4:41
4:42
4:43
4:44
4:45
4:46
4:47
4:48
4:49
4:50
Предрече́н­ный же Си́монъ, и́же о сре́бреницѣхъ и оте́че­ст­вѣ доноси́тель сотвори́ся, злосло́вяше оні́ю, а́кибы то́й Илiодо́ра и поощря́лъ къ си́мъ и зло́бъ содѣ́тель бы́лъ.
И благодѣ́теля гра́ду и защи́тника сво­и́хъ люді́й и ревни́теля зако́новъ [Бо́жiихъ] дерза́­ше нарица́ти навѣ́тникомъ веще́й.
Враждѣ́ же въ толи́ко про­исходя́щей, я́ко чрезъ нѣ́ко­его от­ друго́въ Си́моновыхъ и уби́й­ст­ва соверша́хуся,
созерца́я оні́а лю́тость прѣ́нiя, и аполло́нiа неи́стов­ст­вовати, я́ко килисирі́и и Финикі́и во­ево́ду, умножа́юща зло́бу Си́монову, ко царю́ отъи́де,
не быва́яй гра́жданъ клеветни́къ, но по́льзу во о́бще­ст­вѣ и на еди́нѣ всему́ мно́же­ст­ву промышля́я:
ви́дяше бо, я́ко безъ царе́ва про́мысла не мо́щно получи́ти ми́ра ктому́ веще́мъ, и я́ко Си́монъ не от­ста́витъ бу́й­ст­ва.
Оста́вльшу же житiе́ селе́вку и прiе́мшу ца́р­ст­во Антiо́ху, и́же нарица́­шеся епифа́нъ, жела́­ше Иасо́нъ бра́тъ оні́инъ архiере́й­ст­ва,
вни́де ко царю́, обѣщава́я ему́ сребра́ тала́нтъ три́ста шестьдеся́тъ и от­ при­­хо́довъ нѣ́кiихъ ины́хъ тала́нтъ о́смьдесятъ.
Къ си́мъ же обѣщава́­ше и ины́хъ написа́ти сто́ пятьдеся́тъ, а́ще пода́ст­ся вла́стiю его́ учи́лище ю́ныхъ ему́ поста́вити и су́щихъ во Иерусали́мѣ Антiохі́анами писа́ти.
Со­изво́лив­шу же царю́, и нача́ль­ство одержа́въ, а́бiе на язы́ческiй обы́чай единоплеме́н­ныя своя́ преводи́ти нача́.
И уста́влен­ная Иуде́омъ человѣколю́бiя ца́рская чрезъ Иоа́н­на отца́ Евполе́ма, и́же бя́ше посло́мъ о дру́жбѣ и споборе́нiи къ ри́мляномъ, от­ри́ну: и зако́н­ныя у́бо гражда́нскiя разоря́я уста́вы, беззако́н­ныя обы́чаи нововвожда́­ше.
Тща́тель­нѣ бо подъ са́мымъ краегра́дiемъ учи́лище поста́ви, и изря́днѣйшихъ ю́ношъ покори́въ, подъ пета́съ ввожда́­ше.
И си́це бѣ́ усе́рдiе нѣ́кое ко е́ллин­ству и успѣ́хъ язы́ческаго жи́тель­ства, ра́ди безмѣ́рнаго, нечести́ваго, а не архiере́а Иасо́на, беззако́нiя.
Я́ко не ктому́ о слу́жбахъ олта́рныхъ усе́рдни бя́ху жерцы́, но хра́мъ у́бо презира́юще и о же́ртвахъ нерадя́ще, тща́хуся при­­ча́стницы бы́ти пале́стрѣ беззако́н­наго преда́нiя, по про­иззыва́нiи игра́лищнаго кру́га.
И оте́ческiя у́бо че́сти ни во что́же вмѣня́ху, е́ллинскiя же сла́вы предо́бры бы́ти мня́ху:
и́хже ра́ди объя́тъ я́ лю́тое обстоя́нiе, и о и́хже ревнова́ху наставле́нiихъ, и весьма́ и́мъ хотя́ху уподо́битися си́хъ враго́въ и мучи́телей имѣ́яху.
Нече́­ст­вовати бо въ Боже­с­т­вен­ныхъ зако́нѣхъ неудо́бь: но сiя́ послѣ́ду­ю­щее вре́мя извѣсти́тъ.
Бы́в­шу же пятолѣ́тному три́знищу въ ти́рѣ и царю́ су́щу та́мо,
посла́ Иасо́нъ сту́дныхъ смотри́телей изъ Иерусали́ма Антiохі́аны су́щыя, несу́щыя сребра́ дидра́хмъ три́ста въ же́ртву Ираклі́еву, о и́хже и моля́ху при­­не́сшiи, да не употребля́ютъ въ же́ртву, я́ко не досто́итъ, но во ины́я росхо́ды и́хъ от­ложи́ти.
Посла́ у́бо сiя́ ра́ди посла́в­шаго въ же́ртву Ираклі́еву, ра́ди же при­­не́сшихъ на стро­е́нiе кораблеце́й тривесе́льныхъ.
По́слану же бы́в­шу во Еги́петъ аполло́нiю сы́ну менесте́ову ко Птоломе́ю филоме́теру царю́, торже­ст­ва́ ра́ди воспрiя́тiя престо́ла, воз­мнѣ́въ Антiо́хъ чу́жда его́ бы́ти сво­и́хъ веще́й, о сво­е́мъ безопа́с­ст­вѣ печа́­шеся: того́ ра́ди во Иоппі́ю при­­ше́дъ, дости́же во Иерусали́мъ.
Великолѣ́пно же от­ Иасо́на и гра́да прiя́тъ, со свѣщьми́ свѣ́тлыми и хвала́ми вни́де: та́же си́це въ Финикі́ю съ во́ин­ствомъ по́йде.
По трелѣ́тнѣмъ же вре́мени посла́ Иасо́нъ менела́а бра́та предрече́н­наго Си́мона несу́ща царю́ сре́бреники и о ве́щехъ ну́жныхъ представле́нiе соверши́ти иму́щаго.
О́нъ же предста́въ царю́ и воз­вели́чивъ его́ въ лице́ вла́сти ра́ди, на себе́ восто́рже архiере́й­ст­во, положи́въ свы́ше Иасо́на тала́нтъ сребра́ три́ста.
Прiе́мь же от­ царя́ повелѣ́нiя прiи́де, ничто́же у́бо нося́ досто́йно архiере́й­ст­ва, я́рость же же́стокаго мучи́теля и звѣ́ря лю́таго гнѣ́въ имѣ́я.
И Иасо́нъ у́бо, и́же сво­его́ бра́та ко́знiю улови́, са́мъ ко́знiю уловле́нъ от­ ина́го, бѣгле́цъ во Амани́тскую страну́ изгна́нъ бы́сть.
Менела́й же нача́ль­ство у́бо одержа́, о сре́бреницѣхъ же царе́ви обѣща́н­ныхъ ничто́же радя́ше:
творя́щу же истяза́нiе состра́ту краегра́дiя епа́рху, къ сему́ бо надлежа́ще да́ней дѣ́ло, тоя́ ра́ди вины́ о́ба ко царю́ при́звани.
И менела́й у́бо оста́ви архiере́й­ст­ва прее́мника лисима́ха бра́та сво­его́, состра́тъ же крати́та, и́же бѣ́ надъ ки́пряны.
И егда́ сiя́ дѣ́яхуся, случи́ся та́рсяномъ и мало́томъ крамолу́ воз­дви́гнути, сего́ ра́ди, я́ко Антiохи́дѣ нало́жницѣ царе́вѣ въ да́ръ от­да́ни бы́ша.
Ско́ро у́бо ца́рь прiи́де укроти́ти ве́щы, оста́вя намѣ́ст­ника Андрони́ка еди́наго от­ князе́й сво­и́хъ.
Возмнѣ́въ же менела́й воспрiя́ти себѣ́ вре́мя благополу́чно, златы́я нѣ́кiя сосу́ды от­ це́ркве укра́дъ дарова́ Андрони́ку и и́на продаде́ въ ти́ръ и во окре́стныя гра́ды.
Я́же я́вно позна́въ оні́а, облича́­ше его́, от­ше́дъ въ мѣ́сто безопа́сное, въ дафні́ю бли́зъ Антiохі́и лежа́щую.
Отту́ду менела́й взе́мъ на еди́нѣ Андрони́ка, моля́ше да убiе́тъ оні́ю. О́нъ же при­­ше́дъ ко оні́и, и увѣща́въ ле́стiю, и десни́цу съ кля́твою да́въ, а́ще и въ подозрѣ́нiи бѣ́, усовѣ́това изъ безопа́снаго мѣ́ста изы́ти, его́же и а́бiе заключи́въ уби́, не устыдѣ́вся пра́вды.
Сея́ же ра́ди вины́ не то́кмо Иуде́е, но мно́зи и от­ ины́хъ язы́ковъ негодова́ху и скорбя́ху о непра́веднѣмъ му́жа убі́й­ст­вѣ.
Возврати́в­шуся же царю́ от­ киликі́йскихъ мѣ́стъ, су́щiи во гра́дѣ Иуде́е при­­ступи́ша прося́ще [суда́] ку́пно съ ненави́дящими беззако́нiя е́ллинами о безви́н­нѣмъ убі́й­ст­вѣ оні́инѣ.
Оскорби́вся у́бо душе́ю Антiо́хъ [оні́и ра́ди] и преклони́въ на ми́лость, и сле́зы излiя́въ о цѣлому́дрiи сконча́в­шагося и о мно́зѣмъ благонра́вiи
и разъяри́вся душе́ю, а́бiе со Андрони́ка порфи́ру совле́къ и оде́жды ободра́въ, по всему́ гра́ду повелѣ́въ обводи́ти, на то́мже мѣ́стѣ, идѣ́же оні́ю нечести́во уби́, та́мо убі́йцу погуби́, Го́споду досто́йную ему́ ка́знь воз­даю́щу.
Егда́ же мно́га священ­нограби́тель­ства во гра́дѣ содѣ́лана бы́ша от­ лисима́ха со менела́евымъ совѣ́томъ, и изы́де вѣ́сть внѣ́, собра́ся мно́же­с­т­во на лисима́ха, мно́гимъ уже́ златы́мъ сосу́домъ изнесе́нымъ бы́в­шымъ.
Наро́домъ же востаю́щымъ и гнѣ́ва испо́лнен­нымъ, вооружи́въ лисима́хъ три́ ты́сящы, нача́ беззако́н­ными рука́ми оби́дѣти, предводи́тель­ству­ю­щу нѣ́ко­ему мучи́телю престарѣ́в­шуся во́зрастомъ, па́че же безу́мiемъ.
Уразумѣ́в­ше же и уси́лiе лисима́хово, ині́и ка́менiе, ині́и дреко́лiя то́лстая восхи́тиша, нѣ́цыи же бли́зъ лежа́щiй пра́хъ взе́мше, на су́щихъ о́крестъ лисима́ха мета́ша.
Сея́ ра́ди вины́ мно́гихъ у́бо от­ ни́хъ уязви́ша, нѣ́кiихъ же и низложи́ша, всѣ́хъ же въ бѣ́гъ обрати́ша: самаго́ же священ­нограби́теля при­­ сокро́вищнѣмъ храни́лищи уби́ша.
О си́хъ же су́дъ на менела́а настоя́ше.
Егда́ же прiи́де ца́рь въ ти́ръ, къ нему́ суде́бное дѣ́ло при­­несо́ша по́слан­нiи три́ му́жа от­ старѣ́йшинъ.
И уже́ премога́емь менела́й обѣща́ Птоломе́ю сы́ну дориме́нову мно́ги сре́бреники да́ти на утоле́нiе царя́.
Поя́тъ у́бо осо́бь Птоломе́й въ нѣ́кiй при­­тво́ръ а́ки прохлажда́ющася царя́, преврати́,
и всея́ у́бо зло́бы вино́внаго менела́а свободи́ от­ вины́, а бѣ́дныхъ, и́же а́ще бы и предъ ски́ѳы глаго́лали, от­пуще́ни бы́ли бы́ша неосужде́ни, си́хъ на сме́рть осуди́.
Ско́ро у́бо непра́ведну ка́знь претерпѣ́ша и́же о гра́дѣ и лю́дехъ и о свяще́н­ныхъ сосу́дѣхъ доноси́в­шiи.
Сея́ ра́ди вины́ и ти́ряне, воз­негодова́в­ше о беззако́нiи, на погребе́нiе и́хъ ще́дро препода́ша.
Менела́й же ра́ди лихо­и́м­ст­ва облада́ющихъ пребыва́­ше во вла́сти, воз­раста́ющь зло́бою, вели́кiй гра́жданомъ навѣ́тникъ сотвори́вся.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха
Библ. энциклопедия Библейский словарь Словарь библ. образов
Цитата из Библии каждое утро в Telegram.
Наш канал: https://t.me/azbible