Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Нав. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. 1Ездр. Неем. 2Ездр. Тов. Иудиф. Эсф. 1Мак. 2Мак. 3Мак. 3Ездр. Иов. Пс. Притч. Еккл. Песн. Прем. Сир. Ис. Иер. Плч. Посл.Иер. Вар. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Мф. Мк. Лк. Ин. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Ин. 2Ин. 3Ин. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Флп. Кол. 1Фес. 2Фес. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.

2-я книга Царств

 
  • И разумѣ́ Иоа́въ сы́нъ сару́инъ, я́ко се́рдце царе́во преклони́ся ко Авессало́му.
  • И посла́ Иоа́въ въ Ѳеко́ю, и взя́ от­ту́ду жену́ му́дру и рече́ къ не́й: сѣ́туй ны́нѣ, и облецы́ся въ ри́зы сѣ́тованiя, и не пома́жися еле́емъ, и бу́деши я́ко жена́ сѣ́ту­ю­щая о уме́ршемъ дни́ мно́ги:
  • и вни́деши ко царю́ и рече́ши къ нему́ по глаго́лу сему́. И положи́ Иоа́въ словеса́ своя́ во уста́ ея́.
  • И вни́де жена́ Ѳекои́тяныня ко царю́ и паде́ на лицы́ сво­е́мъ на зе́млю, и поклони́ся ему́, и рече́: спаси́, царю́, спаси́ мя.
  • И рече́ е́й ца́рь: что́ ти е́сть? Она́ же рече́: изда́вна вдова́ жена́ а́зъ е́смь, и у́мре му́жъ мо́й:
  • и рабѣ́ тво­е́й два́ сы́на, и би́стася о́ба на селѣ́, и не бы́сть кто́ бы и́хъ разлучи́лъ, и нападе́ еди́нъ на бра́та сво­его́, и умертви́ его́:
  • и се́, воста́ все́ оте́че­с­т­во на рабу́ твою́ и рѣ́ша: да́й уби́в­шаго бра́та сво­его́, и умертви́мъ его́ вмѣ́сто души́ бра́та, его́же уби́, и погуби́мъ и наслѣ́дника ва́­шего: и угася́тъ и́скру мою́ оста́в­шуюся, я́ко не оста́вити му́жу мо­ему́ оста́нка и и́мене на лицы́ земли́.
  • И рече́ ца́рь къ женѣ́: иди́ здра́ва въ до́мъ сво́й, и а́зъ заповѣ́даю о тебѣ́.
  • И рече́ жена́ Ѳекои́тяныня ко царю́: на мнѣ́ беззако́нiе, го́споди мо́й царю́, и на дому́ отца́ мо­его́, ца́рь же и престо́лъ его́ непови́ненъ.
  • И рече́ ца́рь: кто́ глаго́ляй къ тебѣ́, и при­­веде́ши его́ ко мнѣ́, и не при­­ложи́тъ ктому́ косну́тися ему́?
  • И рече́ жена́: да воспомя́нетъ ны́нѣ ца́рь Го́спода Бо́га сво­его́, внегда́ умно́жити у́жика кро́ве, е́же растли́ти, и не и́мутъ погуби́ти сы́на мо­его́. И рече́ [ца́рь]: жи́въ Госпо́дь, а́ще и вла́съ паде́тъ сы́ну тво­ему́ съ главы́ на зе́млю.
  • И рече́ жена́: да глаго́летъ ны́нѣ раба́ твоя́ ко господи́ну мо­ему́ царю́ сло́во. О́нъ же рече́: глаго́ли.
  • И рече́ жена́: почто́ помы́слилъ еси́ та́ко о лю́дехъ Бо́жiихъ? еда́ от­ у́стъ царе́выхъ сло́во сiе́ а́ки преступле́нiе, е́же не воз­врати́ти царю́ от­ринове́н­наго сво­его́?
  • я́ко сме́ртiю у́мремъ, и я́ко вода́ низходя́щая на зе́млю, я́же не собере́т­ся, и прiи́метъ Бо́гъ ду́шу, и помышля́яй спасти́ от­ него́ от­ринове́н­наго:
  • и ны́нѣ я́ко прiидо́хъ глаго́лати ко царю́ господи́ну мо­ему́ глаго́лъ се́й, я́ко уви́дятъ мя́ лю́дiе, и рече́тъ раба́ твоя́: да глаго́летъ у́бо ко господи́ну мо­ему́ царю́, не́гли сотвори́тъ ца́рь сло́во рабы́ сво­ея́,
  • я́ко услы́шитъ ца́рь: да и́зметъ рабу́ свою́ изъ ру́къ муже́й и́щущихъ погуби́ти мя́ и сы́на мо­его́ от­ уча́стiя Бо́жiя:
  • и рече́тъ раба́ твоя́: да бу́детъ ны́нѣ сло́во го́спода мо­его́ царя́ на же́ртву: я́коже бо а́нгелъ Бо́жiй, та́ко госпо́дь мо́й ца́рь, е́же слы́шати благо́е и зло́­е: и Госпо́дь Бо́гъ тво́й бу́детъ съ тобо́ю.
  • И от­вѣща́ ца́рь и рече́ къ женѣ́: ника́коже да утаи́ши от­ мене́ глаго́ла, о не́мже а́зъ вопрошу́ тя. И рече́ жена́: да глаго́летъ у́бо госпо́дь мо́й ца́рь.
  • И рече́ ца́рь: еда́ рука́ Иоа́вля о все́мъ се́мъ съ тобо́ю? И рече́ жена́ къ царю́: да живе́тъ душа́ твоя́, го́споди мо́й царю́, а́ще е́сть одесну́ю или́ ошу́юю от­ всѣ́хъ, я́же глаго́ла господи́нъ мо́й ца́рь, я́ко ра́бъ тво́й Иоа́въ то́й заповѣ́да мнѣ́, и то́й вложи́ во уста́ рабѣ́ тво­е́й вся́ словеса́ сiя́:
  • за е́же прiити́ лицу́ глаго́ла сего́, е́же сотвори́ ра́бъ тво́й Иоа́въ сло́во сiе́: господи́нъ же мо́й ца́рь му́дръ, я́коже му́дрость а́нгела Бо́жiя, е́же разумѣ́ти вся́, я́же на земли́.
  • И рече́ ца́рь ко Иоа́ву: се́, ны́нѣ сотвори́хъ ти́ по словеси́ тво­ему́ сему́: иди́, воз­врати́ о́трока Авессало́ма.
  • И паде́ на лицы́ сво­е́мъ Иоа́въ на зе́млю, и поклони́ся, и благослови́ царя́. И рече́ Иоа́въ: дне́сь позна́ ра́бъ тво́й, я́ко обрѣто́хъ благода́ть предъ очи́ма тво­и́ма, го́споди мо́й царю́, я́ко сотвори́ господи́нъ мо́й ца́рь сло́во раба́ сво­его́.
  • И воста́ Иоа́въ и и́де въ гедсу́ръ, и при­­веде́ Авессало́ма во Иерусали́мъ.
  • И рече́ ца́рь: да воз­врати́т­ся въ до́мъ сво́й, лица́ же мо­его́ да не ви́дитъ. И воз­врати́ся Авессало́мъ въ до́мъ сво́й, лица́ же царе́ва не ви́дѣ.
  • И я́коже Авессало́мъ не бѣ́ му́жъ во все́мъ Изра́или хва́ленъ зѣло́: от­ пяты́ ноги́ его́ и до верха́ его́ не бѣ́ въ не́мъ поро́ка:
  • и внегда́ стрищи́ ему́ главу́ свою́, и бы́сть от­ нача́ла дні́й до дні́й въ ня́же стрижа́­шеся, я́ко тя́жко бя́ше ему́ от­ ни́хъ, и стригу́щься вѣ́сяше власы́ главы́ сво­ея́ двѣ́сти си́клей по си́клю ца́рскому.
  • И роди́шася Авессало́му три́ сы́ны и дще́рь еди́на, и и́мя е́й Ѳама́рь: сiя́ бѣ́ жена́ добра́ зѣло́ взо́ромъ, и бы́сть жена́ ровоа́му сы́ну соломо́ню, и роди́ ему́ Аві́ю.
  • И сѣдя́ше Авессало́мъ во Иерусали́мѣ два́ лѣ́та дні́й, и лица́ царе́ва не ви́дѣ.
  • И посла́ Авессало́мъ ко Иоа́ву, дабы́ посла́ти его́ ко царю́, и не восхотѣ́ прiити́ къ нему́: и посла́ второ́е къ нему́, и не восхотѣ́ прiити́.
  • И рече́ Авессало́мъ ко отроко́мъ сво­и́мъ: ви́дите, ча́сть на селѣ́ Иоа́вли бли́зъ мене́, его́ та́мо ячме́нь, иди́те и запали́те его́ огне́мъ. И запали́ша раби́ Авессало́мли ча́сть [Иоа́влю] огне́мъ. И прiидо́ша раби́ Иоа́вли къ нему́ раздра́в­ше ри́зы своя́, и рѣ́ша: пожго́ша раби́ Авессало́мли ча́сть твою́ огне́мъ.
  • И воста́ Иоа́въ и прiи́де ко Авессало́му въ до́мъ, и рече́ къ нему́: почто́ сожго́ша раби́ тво­и́ ча́сть мою́ огне́мъ?
  • И рече́ Авессало́мъ ко Иоа́ву: се́, посыла́хъ къ тебѣ́, глаго́ля: иди́ сѣ́мо, и послю́ тя ко царю́, глаго́ля: почто́ прiидо́хъ изъ гедсу́ра? лу́чше ми́ бѣ́ бы́ти еще́ та́мо: и ны́нѣ се́, лица́ царе́ва не ви́дѣхъ: а́ще же е́сть во мнѣ́ непра́вда, то́ умертви́ мя.
  • И вни́де Иоа́въ ко царю́ и воз­вѣсти́ ему́. И при­­зва́ Авессало́ма, и прiи́де ко царю́, и поклони́ся ему́, и паде́ лице́мъ сво­и́мъ на зе́млю предъ лице́мъ царе́вымъ, и облобыза́ ца́рь Авессало́ма.
  • И заметил Иоав, сын Саруи, что сердце царя обратилось к Авессалому.
  • И послал Иоав в Фекою, и взял оттуда умную женщину и сказал ей: притворись плачущею и надень печальную одежду, и не мажься елеем, и представься женщиною, много дней плакавшею по умершем;
  • и пойди к царю и скажи ему так и так. И вложил Иоав в уста ее, что сказать.
  • И вошла женщина Фекоитянка к царю и пала лицем своим на землю, и поклонилась и сказала: помоги, царь, [помоги]!
  • И сказал ей царь: что тебе? И сказала она: я [давно] вдова, муж мой умер;
  • и у рабы твоей было два сына; они поссорились в поле, и некому было разнять их, и поразил один другого и умертвил его.
  • И вот, восстало все родство на рабу твою, и говорят: «отдай убийцу брата своего; мы убьем его за душу брата его, которую он погубил, и истребим даже наследника». И так они погасят остальную искру мою, чтобы не оставить мужу моему имени и потомства на лице земли.
  • И сказал царь женщине: иди спокойно домой, я дам приказание о тебе.
  • Но женщина Фекоитянка сказала царю: на мне, господин мой царь, да будет вина и на доме отца моего, царь же и престол его неповинен.
  • И сказал царь: того, кто будет против тебя, приведи ко мне, и он более не тронет тебя.
  • Она сказала: помяни, царь, Господа Бога твоего, чтобы не умножились мстители за кровь и не погубили сына моего. И сказал царь: жив Господь! не падет и волос сына твоего на землю.
  • И сказала женщина: позволь рабе твоей сказать еще слово господину моему царю.
  • Он сказал: говори. И сказала женщина: почему ты так мыслишь против народа Божия? Царь, произнеся это слово, обвинил себя самого, потому что не возвращает изгнанника своего.
  • Мы умрем и будем как вода, вылитая на землю, которую нельзя собрать; но Бог не желает погубить душу и помышляет, как бы не отвергнуть от Себя и отверженного.
  • И теперь я пришла сказать царю, господину моему, эти слова, потому что народ пугает меня; и раба твоя сказала: поговорю я с царем, не сделает ли он по слову рабы своей;
  • верно царь выслушает и избавит рабу свою от руки людей, хотящих истребить меня вместе с сыном моим из наследия Божия.
  • И сказала раба твоя: да будет слово господина моего царя в утешение мне, ибо господин мой царь, как Ангел Божий, и может выслушать и доброе и худое. И Господь Бог твой будет с тобою.
  • И отвечал царь и сказал женщине: не скрой от меня, о чем я спрошу тебя. И сказала женщина: говори, господин мой царь.
  • И сказал царь: не рука ли Иоава во всем этом с тобою? И отвечала женщина и сказала: да живет душа твоя, господин мой царь; ни направо, ни налево нельзя уклониться от того, что сказал господин мой, царь; точно, раб твой Иоав приказал мне, и он вложил в уста рабы твоей все эти слова;
  • чтобы притчею дать делу такой вид, раб твой Иоав научил меня; но господин мой [царь] мудр, как мудр Ангел Божий, чтобы знать все, что на земле.
  • И сказал царь Иоаву: вот, я сделал [по слову твоему]; пойди же, возврати отрока Авессалома.
  • Тогда Иоав пал лицем на землю и поклонился, и благословил царя и сказал: теперь знает раб твой, что обрел благоволение пред очами твоими, господин мой царь, так как царь сделал по слову раба своего.
  • И встал Иоав, и пошел в Гессур, и привел Авессалома в Иерусалим.
  • И сказал царь: пусть он возвратится в дом свой, а лица моего не видит. И пошел Авессалом в свой дом, а лица царского не видал.
  • Не было во всем Израиле мужчины столь красивого, как Авессалом, и столько хвалимого, как он; от подошвы ног до верха головы его не было у него недостатка.
  • Когда он стриг голову свою, – а он стриг ее каждый год, потому что она отягощала его, – то волоса с головы его весили двести сиклей по весу царскому.
  • И родились у Авессалома три сына и одна дочь, по имени Фамарь; она была женщина красивая [и сделалась женою Ровоама, сына Соломонова, и родила ему Авию].
  • И оставался Авессалом в Иерусалиме два года, а лица царского не видал.
  • И послал Авессалом за Иоавом, чтобы послать его к царю, но тот не захотел прийти к нему. Послал и в другой раз; но тот не захотел прийти.
  • И сказал [Авессалом] слугам своим: видите участок поля Иоава подле моего, и у него там ячмень; пойдите, выжгите его огнем. И выжгли слуги Авессалома тот участок поля огнем. [И пришли слуги Иоава к нему, разодрав одежды свои, и сказали: слуги Авессалома выжгли участок твой огнем.]
  • И встал Иоав, и пришел к Авессалому в дом, и сказал ему: зачем слуги твои выжгли мой участок огнем?
  • И сказал Авессалом Иоаву: вот, я посылал за тобою, говоря: приди сюда, и я пошлю тебя к царю сказать: зачем я пришел из Гессура? Лучше было бы мне оставаться там. Я хочу увидеть лице царя. Если же я виноват, то убей меня.
  • И пошел Иоав к царю и пересказал ему это. И позвал царь Авессалома; он пришел к царю, [поклонился ему] и пал лицем своим на землю пред царем; и поцеловал царь Авессалома.
  • καὶ ἔγνω Ιωαβ υἱὸς Σαρουιας ὅτι ἡ καρδία τοῦ βασιλέως ἐπι­̀ Αβεσ­σαλωμ
  • καὶ ἀπέστειλεν Ιωαβ εἰς Θεκωε καὶ ἔλαβεν ἐκεῖθεν γυναῖκα σοφὴν καὶ εἶπεν προ­̀ς αὐτήν πένθησον δὴ καὶ ἔνδυσαι ἱμάτια πενθικὰ καὶ μὴ ἀλείψῃ ἔλαιον καὶ ἔσῃ ὡς γυνὴ πενθοῦσα ἐπι­̀ τεθνηκότι τοῦτο ἡμέρας πολλὰς
  • καὶ ἐλεύ­σῃ προ­̀ς τὸν βασιλέα καὶ λαλήσεις προ­̀ς αὐτὸν κατα­̀ τὸ ῥῆμα τοῦτο καὶ ἔθηκεν Ιωαβ τοὺς λόγους ἐν τῷ στόματι αὐτῆς
  • καὶ εἰσῆλθεν ἡ γυνὴ ἡ Θεκωῖτις προ­̀ς τὸν βασιλέα καὶ ἔπεσεν ἐπι­̀ προ­́σωπον αὐτῆς εἰς τὴν γῆν καὶ προ­σεκύνησεν αὐτῷ καὶ εἶπεν Σῶσον βασιλεῦ σῶσον
  • καὶ εἶπεν προ­̀ς αὐτὴν ὁ βασιλεύς τί ἐστίν σοι ἡ δὲ εἶπεν καὶ μάλα γυνὴ χήρα ἐγώ εἰμι καὶ ἀπέθανεν ὁ ἀνήρ μου
  • καί γε τῇ δούλῃ σου δύο υἱοί καὶ ἐμαχέσαν­το ἀμφότεροι ἐν τῷ ἀγρῷ καὶ οὐκ ἦν ὁ ἐξαιρού­με­νος ἀνὰ μέσον αὐτῶν καὶ ἔπαισεν ὁ εἷς τὸν ἀδελφὸν αὐτοῦ καὶ ἐθανάτωσεν αὐτόν
  • καὶ ἰδοὺ ἐπανέστη ὅλη ἡ πατριὰ προ­̀ς τὴν δούλην σου καὶ εἶπαν δὸς τὸν παίσαν­τα τὸν ἀδελφὸν αὐτοῦ καὶ θανατώσομεν αὐτὸν ἀν­τὶ τῆς ψυχῆς τοῦ ἀδελφοῦ αὐτοῦ οὗ ἀπέκτεινεν καὶ ἐξαροῦμεν καί γε τὸν κληρονόμον ὑμῶν καὶ σβέσουσιν τὸν ἄνθρακά μου τὸν κατα­λειφθέν­τα ὥστε μὴ θέσθαι τῷ ἀνδρί μου κατα­́λειμμα καὶ ὄνομα ἐπι­̀ προ­σώπου τῆς γῆς
  • καὶ εἶπεν ὁ βασιλεύς ὑγιαίνουσα βάδιζε εἰς τὸν οἶκόν σου κἀγὼ ἐν­τελοῦμαι περὶ σοῦ
  • καὶ εἶπεν ἡ γυνὴ ἡ Θεκωῖτις προ­̀ς τὸν βασιλέα ἐπ᾿ ἐμέ κύριέ μου βασιλεῦ ἡ ἀνομία καὶ ἐπι­̀ τὸν οἶκον τοῦ πατρός μου καὶ ὁ βασιλεὺς καὶ ὁ θρόνος αὐτοῦ ἀθῷος
  • καὶ εἶπεν ὁ βασιλεύς τίς ὁ λαλῶν προ­̀ς σέ καὶ ἄξεις αὐτὸν προ­̀ς ἐμέ καὶ οὐ προ­σθήσει ἔτι ἅψασθαι αὐτοῦ
  • καὶ εἶπεν μνημονευσάτω δὴ ὁ βασιλεὺς τὸν κύριον θεὸν αὐτοῦ πλη­θυνθῆναι ἀγχιστέα τοῦ αἵμα­τος τοῦ δια­φθεῖραι καὶ οὐ μὴ ἐξάρωσιν τὸν υἱόν μου καὶ εἶπεν ζῇ κύριος εἰ πεσεῖται ἀπο­̀ τῆς τριχὸς τοῦ υἱοῦ σου ἐπι­̀ τὴν γῆν
  • καὶ εἶπεν ἡ γυνή λαλησάτω δὴ ἡ δούλη σου προ­̀ς τὸν κύριόν μου τὸν βασιλέα ῥῆμα καὶ εἶπεν λάλησον
  • καὶ εἶπεν ἡ γυνή ἵνα τί ἐλογίσω τοι­οῦτο ἐπι­̀ λαὸν θεοῦ ἦ ἐκ στόμα­τος τοῦ βασιλέως ὁ λόγος οὗτος ὡς πλη­μμέλεια τοῦ μὴ ἐπι­στρέψαι τὸν βασιλέα τὸν ἐξωσμένον αὐτοῦ
  • ὅτι θανάτῳ ἀπο­θανούμεθα καὶ ὥσπερ τὸ ὕδωρ τὸ κατα­φερόμενον ἐπι­̀ τῆς γῆς ὃ οὐ συν­αχθή­σε­ται καὶ λήμψ­σε­ται ὁ θεὸς ψυχήν καὶ λογιζό­με­νος τοῦ ἐξῶσαι ἀπ᾿ αὐτοῦ ἐξωσμένον
  • καὶ νῦν ὃ ἦλθον λαλῆσαι προ­̀ς τὸν βασιλέα τὸν κύριόν μου τὸ ῥῆμα τοῦτο ὅτι ὄψ­σε­ταί με ὁ λαός καὶ ἐρεῖ ἡ δούλη σου λαλησάτω δὴ προ­̀ς τὸν βασιλέα εἴ πως ποιήσει ὁ βασιλεὺς τὸ ῥῆμα τῆς δούλης αὐτοῦ
  • ὅτι ἀκούσει ὁ βασιλεὺς ῥύσασθαι τὴν δούλην αὐτοῦ ἐκ χειρὸς τοῦ ἀνδρὸς τοῦ ζητοῦν­τος ἐξᾶραί με καὶ τὸν υἱόν μου ἀπο­̀ κληρο­νο­μίας θεοῦ
  • καὶ εἶπεν ἡ γυνή εἴη δὴ ὁ λόγος τοῦ κυρίου μου τοῦ βασιλέως εἰς θυσίαν ὅτι καθὼς ἄγγελος θεοῦ οὕτως ὁ κύριός μου ὁ βασιλεὺς τοῦ ἀκούειν τὸ ἀγαθὸν καὶ τὸ πονηρόν καὶ κύριος ὁ θεός σου ἔσται μετὰ σοῦ
  • καὶ ἀπεκρίθη ὁ βασιλεὺς καὶ εἶπεν προ­̀ς τὴν γυναῖκα μὴ δὴ κρύψῃς ἀπ᾿ ἐμοῦ ῥῆμα ὃ ἐγὼ ἐπερωτῶ σε καὶ εἶπεν ἡ γυνή λαλησάτω δὴ ὁ κύριός μου ὁ βασιλεύς
  • καὶ εἶπεν ὁ βασιλεύς μὴ ἡ χεὶρ Ιωαβ ἐν παν­τὶ τούτῳ μετὰ σοῦ καὶ εἶπεν ἡ γυνὴ τῷ βασιλεῖ ζῇ ἡ ψυχή σου κύριέ μου βασιλεῦ εἰ ἔστιν εἰς τὰ δεξιὰ ἢ εἰς τὰ ἀριστερὰ ἐκ πάν­των ὧν ἐλάλησεν ὁ κύριός μου ὁ βασιλεύς ὅτι ὁ δοῦλός σου Ιωαβ αὐτὸς ἐνετείλατό μοι καὶ αὐτὸς ἔθετο ἐν τῷ στόματι τῆς δούλης σου πάν­τας τοὺς λόγους τούτους
  • ἕνεκεν τοῦ περιελθεῖν τὸ προ­́σωπον τοῦ ῥήμα­τος τούτου ἐποίησεν ὁ δοῦλός σου Ιωαβ τὸν λόγον τοῦτον καὶ ὁ κύριός μου σοφὸς καθὼς σοφία ἀγγέλου τοῦ θεοῦ τοῦ γνῶναι πάν­τα τὰ ἐν τῇ γῇ
  • καὶ εἶπεν ὁ βασιλεὺς προ­̀ς Ιωαβ ἰδοὺ δὴ ἐποίησά σοι κατα­̀ τὸν λόγον σου τοῦτον πορεύ­ου ἐπι­́στρεψον τὸ παιδάριον τὸν Αβεσ­σαλωμ
  • καὶ ἔπεσεν Ιωαβ ἐπι­̀ προ­́σωπον αὐτοῦ ἐπι­̀ τὴν γῆν καὶ προ­σεκύνησεν καὶ εὐλόγησεν τὸν βασιλέα καὶ εἶπεν Ιωαβ σήμερον ἔγνω ὁ δοῦλός σου ὅτι εὗρον χάριν ἐν ὀφθαλμοῖς σου κύριέ μου βασιλεῦ ὅτι ἐποίησεν ὁ κύριός μου ὁ βασιλεὺς τὸν λόγον τοῦ δούλου αὐτοῦ
  • καὶ ἀνέστη Ιωαβ καὶ ἐπορεύ­θη εἰς Γεδσουρ καὶ ἤγαγεν τὸν Αβεσ­σαλωμ εἰς Ιερουσαλημ
  • καὶ εἶπεν ὁ βασιλεύς ἀπο­στραφήτω εἰς τὸν οἶκον αὐτοῦ καὶ τὸ προ­́σωπόν μου μὴ βλεπέτω καὶ ἀπέστρεψεν Αβεσ­σαλωμ εἰς τὸν οἶκον αὐτοῦ καὶ τὸ προ­́σωπον τοῦ βασιλέως οὐκ εἶδεν
  • καὶ ὡς Αβεσ­σαλωμ οὐκ ἦν ἀνὴρ ἐν παν­τὶ Ισραηλ αἰνετὸς σφόδρα ἀπο­̀ ἴχνους ποδὸς αὐτοῦ καὶ ἕως κορυφῆς αὐτοῦ οὐκ ἦν ἐν αὐτῷ μῶμος
  • καὶ ἐν τῷ κείρεσθαι αὐτὸν τὴν κεφαλὴν αὐτοῦ καὶ ἐγένετο ἀπ᾿ ἀρχῆς ἡμερῶν εἰς ἡμέρας ὡς ἂν ἐκείρετο ὅτι κατεβαρύνετο ἐπ᾿ αὐτόν καὶ κειρό­με­νος αὐτὴν ἔστησεν τὴν τρίχα τῆς κεφαλῆς αὐτοῦ δια­κοσίους σίκλους ἐν τῷ σίκλῳ τῷ βασιλικῷ
  • καὶ ἐτέχθησαν τῷ Αβεσ­σαλωμ τρεῖς υἱοὶ καὶ θυγάτηρ μία καὶ ὄνομα αὐτῇ Θημαρ αὕτη ἦν γυνὴ καλὴ σφόδρα καὶ γίνεται γυνὴ τῷ Рοβοαμ υἱῷ Σαλωμων καὶ τίκτει αὐτῷ τὸν Αβια
  • καὶ ἐκάθισεν Αβεσ­σαλωμ ἐν Ιερουσαλημ δύο ἔτη ἡμερῶν καὶ τὸ προ­́σωπον τοῦ βασιλέως οὐκ εἶδεν
  • καὶ ἀπέστειλεν Αβεσ­σαλωμ προ­̀ς Ιωαβ τοῦ ἀπο­στεῖλαι αὐτὸν προ­̀ς τὸν βασιλέα καὶ οὐκ ἠθέλησεν ἐλθεῖν προ­̀ς αὐτόν καὶ ἀπέστειλεν ἐκ δευτέρου προ­̀ς αὐτόν καὶ οὐκ ἠθέλησεν παρα­γενέσθαι
  • καὶ εἶπεν Αβεσ­σαλωμ προ­̀ς τοὺς παῖδας αὐτοῦ ἴδετε ἡ μερὶς ἐν ἀγρῷ τοῦ Ιωαβ ἐχόμενά μου καὶ αὐτῷ κριθαὶ ἐκεῖ πορεύ­εσθε καὶ ἐμπρήσατε αὐτὴν ἐν πυρί καὶ ἐνέπρησαν αὐτὰς οἱ παῖδες Αβεσ­σαλωμ καὶ παρα­γίνον­ται οἱ δοῦλοι Ιωαβ προ­̀ς αὐτὸν διερρηχότες τὰ ἱμάτια αὐτῶν καὶ εἶπαν ἐνεπύρισαν οἱ δοῦλοι Αβεσ­σαλωμ τὴν μερίδα ἐν πυρί
  • καὶ ἀνέστη Ιωαβ καὶ ἦλθεν προ­̀ς Αβεσ­σαλωμ εἰς τὸν οἶκον καὶ εἶπεν προ­̀ς αὐτόν ἵνα τί οἱ παῖδές σου ἐνεπύρισαν τὴν μερίδα τὴν ἐμὴν ἐν πυρί
  • καὶ εἶπεν Αβεσ­σαλωμ προ­̀ς Ιωαβ ἰδοὺ ἀπέστειλα προ­̀ς σὲ λέγων ἧκε ὧδε καὶ ἀπο­στελῶ σε προ­̀ς τὸν βασιλέα λέγων ἵνα τί ἦλθον ἐκ Γεδσουρ ἀγαθόν μοι ἦν τοῦ ἔτι εἶναί με ἐκεῖ καὶ νῦν ἰδοὺ τὸ προ­́σωπον τοῦ βασιλέως οὐκ εἶδον εἰ δέ ἐστιν ἐν ἐμοὶ ἀδικία καὶ θανάτωσόν με
  • καὶ εἰσῆλθεν Ιωαβ προ­̀ς τὸν βασιλέα καὶ ἀπήγγειλεν αὐτῷ καὶ ἐκάλεσεν τὸν Αβεσ­σαλωμ καὶ εἰσῆλθεν προ­̀ς τὸν βασιλέα καὶ προ­σεκύνησεν αὐτῷ καὶ ἔπεσεν ἐπι­̀ προ­́σωπον αὐτοῦ ἐπι­̀ τὴν γῆν κατα­̀ προ­́σωπον τοῦ βασιλέως καὶ κατεφίλησεν ὁ βασιλεὺς τὸν Αβεσ­σαλωμ
  • Иоáв, сын Церуи́, понял, что мысли об Авессаломе не оставляют царя,
  • и приказал привести из Текóа мудрую женщину. «Притворись, словно у тебя траур, — сказал он ей, — надень траурную одежду, не умащайся, чтобы выглядеть, как будто ты уже много дней оплакиваешь умершего.
  • Ты войдешь к царю и скажешь ему следующее…» И Иоав научил ее, что нужно сказать.
  • Женщина пришла к царю, поклонилась и бросилась перед ним ниц: «Помоги мне, царь!» —
  • «Что у тебя за дело?» — спросил царь. «Я вдова, мой муж умер, —
  • и у меня, рабы твоей, было два сына. Однажды в поле они подрались, и никто не разнял их. Один ударил другого и убил его.
  • Тогда весь род ополчился на твою рабу и требует: „Выдай нам братоубийцу! За то, что он убил своего брата, мы убьем его самого! Заодно избавимся от наследника!”Погасят они мой последний уголек — не оставят моему мужу ни имени, ни потомка на земле».
  • «Иди домой, — сказал ей царь, — я распоряжусь о твоем деле».
  • Женщина из Текоа сказала: «О господин мой, царь! Пусть на меня ляжет вина за это и на род отца моего, а царь и престол его — неповинны!» —
  • «Если кто–нибудь заговорит с тобой об этом, приведи его ко мне, и он не потревожит тебя более», — сказал царь.
  • «Пусть поклянется царь Господом, Богом своим, — сказала она, — чтобы кровная месть не прибавила смерти к смерти, чтобы не убили они моего сына». — «Жив Господь! Ни один волос не упадет с головы твоего сына!»
  • Тогда сказала женщина: «Позволь мне, рабе твоей, спросить царя, господина моего, еще об одном?» — «Говори», — ответил царь.
  • «Зачем же ты решил так поступить с народом Божьим! Ведь слова царя словно говорят против него самого, ведь он не вернул того, кто изгнан от него.
  • Мы все умрем. Воду, пролитую на землю, не собрать обратно. Пусть царь не тоскует по умершему, а лучше подумает, как вернуть изгнанника.
  • И вот я пришла к царю, моему господину, чтобы рассказать об этом деле, так как родственники угрожают мне. Раба твоя думала: „Расскажу царю, может быть он поможет своей рабе.
  • Царь услышит просьбу мою и спасет рабу свою от того, кто хочет убить меня и сына моего и исключить нас из владения Божьего”.
  • Думала раба твоя: „Пусть слово господина моего, царя, принесет мне покой, ибо господин мой, царь, как ангел Божий — отличает доброе от злого”. Господь, Бог твой, да будет с тобой!»
  • Царь отвечал ей: «Я задам тебе вопрос, не скрывай от меня ничего». — «Спрашивай, господин мой, царь», — сказала она.
  • «Это Иоав надоумил тебя?» — «Клянусь твоей жизнью, во всех словах своих не может царь, господин мой, ошибиться! Это раб твой Иоав, он приказал мне. Он научил рабу твою, что сказать.
  • Чтобы не говорить напрямую, раб твой Иоав, подстроил все это, но мой господин мудр словно Божий ангел и знает все, что происходит на этой земле».
  • «Я сделаю так, как ты предлагаешь, — сказал царь Иоаву. — Иди и приведи мальчика моего Авессалома».
  • Иоав пал ниц, поклонился до земли и благословил царя: «Сегодня узнал раб твой, что снискал милость у господина моего, царя, который поступил так, как задумал раб твой».
  • Иоав отправился в Гешур и привел Авессалома в Иерусалим.
  • «Пусть он живет в своем доме, но лица моего он не увидит», — сказал царь. Авессалом жил сам по себе и не был допущен к царскому двору.
  • Не было в Израиле мужчины, который по красоте считался бы равным Авессалому. От ступней ног и до макушки головы не было в нем изъяна.
  • Когда он обривал голову — делать это приходилось каждый год, иначе волосы становились слишком тяжелыми — то вес сбритых волос составлял двести царских шекелей.
  • Трое сыновей родились у Авессалома и одна дочь — красавица Тамар.
  • Авессалом прожил в Иерусалиме два года, но так и не был допущен к царю.
  • Тогда он послал за Иоавом, чтобы отправить его к царю, но Иоав отказался прийти к Авессалому; послал он за ним второй раз, но тот снова не пришел.
  • Тогда он приказал своим людям: «Смотрите, тут рядом — ячменное поле Иоава. Идите подожгите его!» И они подожгли поле.
  • Иоав пришел домой к Авессалому. «Зачем твою люди выжгли мое поле?!» — сказал он.
  • Авессалом отвечал: «Я посылал за тобой и звал тебя к себе, чтобы передать через тебя царю: „Зачем пришел я из Гешура? Лучше бы я там и оставался”. Я хочу предстать перед царем! И если я виноват, пусть он казнит меня».
  • Когда Иоав передал царю эти слова, царь призвал к себе Авессалома. Тот пришел и поклонился царю до земли, а царь поцеловал Авессалома.
  • Joab, fils de Tseruja, s'aperçut que le coeur du roi était porté pour Absalom.
  • Il envoya chercher à Tekoa une femme habile, et il lui dit: Montre-toi désolée, et revêts des habits de deuil; ne t'oins pas d'huile, et sois comme une femme qui depuis longtemps pleure un mort.
  • Tu iras ainsi vers le roi, et tu lui parleras de cette manière. Et Joab lui mit dans la bouche ce qu'elle devait dire.
  • La femme de Tekoa alla parler au roi. Elle tomba la face contre terre et se prosterna, et elle dit: O roi, sauve-moi!
  • Le roi lui dit: Qu'as-tu? Elle répondit: Oui, je suis veuve, mon mari est mort!
  • Ta servante avait deux fils; il se sont tous deux querellés dans les champs, et il n'y avait personne pour les séparer; l'un a frappé l'autre, et l'a tué.
  • Et voici, toute la famille s'est levée contre ta servante, en disant: Livre le meurtrier de son frère! Nous voulons le faire mourir, pour la vie de son frère qu'il a tué; nous voulons détruire même l'héritier! Ils éteindraient ainsi le tison qui me reste, pour ne laisser à mon mari ni nom ni survivant sur la face de la terre.
  • Le roi dit à la femme: Va dans ta maison. Je donnerai des ordres à ton sujet.
  • La femme de Tekoa dit au roi: C'est sur moi, ô roi mon seigneur, et sur la maison de mon père, que le châtiment va tomber; le roi et son trône n'auront pas à en souffrir.
  • Le roi dit: Si quelqu'un parle contre toi, amène-le-moi, et il ne lui arrivera plus de te toucher.
  • Elle dit: Que le roi se souvienne de l'Éternel, ton Dieu, afin que le vengeur du sang n'augmente pas la ruine, et qu'on ne détruise pas mon fils! Et il dit: L'Éternel est vivant! il ne tombera pas à terre un cheveu de ton fils.
  • La femme dit: Permets que ta servante dise un mot à mon seigneur le roi. Et il dit: Parle!
  • La femme dit: Pourquoi penses-tu de la sorte à l'égard du peuple de Dieu, puisqu'il résulte des paroles mêmes du roi que le roi est comme coupable en ne rappelant pas celui qu'il a proscrit?
  • Il nous faut certainement mourir, et nous serons comme des eaux répandues à terre et qui ne se rassemblent plus; Dieu n'ôte pas la vie, mais il désire que le fugitif ne reste pas banni de sa présence.
  • Maintenant, si je suis venu dire ces choses au roi mon seigneur, c'est que le peuple m'a effrayée. Et ta servante a dit: Je veux parler au roi; peut-être le roi fera-t-il ce que dira sa servante.
  • Oui, le roi écoutera sa servante, pour la délivrer de la main de ceux qui cherchent à nous exterminer, moi et mon fils, de l'héritage de Dieu.
  • Ta servante a dit: Que la parole de mon seigneur le roi me donne le repos. Car mon seigneur le roi est comme un ange de Dieu, prêt à entendre le bien et le mal. Et que l'Éternel, ton Dieu, soit avec toi!
  • Le roi répondit, et dit à la femme: Ne me cache pas ce que je vais te demander. Et la femme dit: Que mon seigneur le roi parle!
  • Le roi dit alors: La main de Joab n'est-elle pas avec toi dans tout ceci? Et la femme répondit: Aussi vrai que ton âme est vivante, ô roi mon seigneur, il n'y a rien à droite ni à gauche de tout ce que dit mon seigneur le roi. C'est, en effet, ton serviteur Joab qui m'a donné des ordres, et qui a mis dans la bouche de ta servante toutes ces paroles.
  • C'est pour donner à la chose une autre tournure que ton serviteur Joab a fait cela. Mais mon seigneur est aussi sage qu'un ange de Dieu, pour connaître tout ce qui se passe sur la terre.
  • Le roi dit à Joab: Voici, je veux bien faire cela; va donc, ramène le jeune homme Absalom.
  • Joab tomba la face contre terre et se prosterna, et il bénit le roi. Puis il dit: Ton serviteur connaît aujourd'hui que j'ai trouvé grâce à tes yeux, ô roi mon seigneur, puisque le roi agit selon la parole de son serviteur.
  • Et Joab se leva et partit pour Gueschur, et il ramena Absalom à Jérusalem.
  • Mais le roi dit: Qu'il se retire dans sa maison, et qu'il ne voie point ma face. Et Absalom se retira dans sa maison, et il ne vit point la face du roi.
  • Il n'y avait pas un homme dans tout Israël aussi renommé qu'Absalom pour sa beauté; depuis la plante du pied jusqu'au sommet de la tête, il n'y avait point en lui de défaut.
  • Lorsqu'il se rasait la tête, -c'était chaque année qu'il se la rasait, parce que sa chevelure lui pesait, -le poids des cheveux de sa tête était de deux cents sicles, poids du roi.
  • Il naquit à Absalom trois fils, et une fille nommée Tamar, qui était une femme belle de figure.
  • Absalom demeura deux ans à Jérusalem, sans voir la face du roi.
  • Il fit demander Joab, pour l'envoyer vers le roi; mais Joab ne voulut point venir auprès de lui. Il le fit demander une seconde fois; et Joab ne voulut point venir.
  • Absalom dit alors à ses serviteurs: Voyez, le champ de Joab est à côté du mien; il y a de l'orge; allez et mettez-y le feu. Et les serviteurs d'Absalom mirent le feu au champ.
  • Joab se leva et se rendit auprès d'Absalom, dans sa maison. Il lui dit: Pourquoi tes serviteurs ont-ils mis le feu au champ qui m'appartient?
  • Absalom répondit à Joab: Voici, je t'ai fait dire: Viens ici, et je t'enverrai vers le roi, afin que tu lui dises: Pourquoi suis-je revenu de Gueschur? Il vaudrait mieux pour moi que j'y fusse encore. Je désire maintenant voir la face du roi; et s'il y a quelque crime en moi, qu'il me fasse mourir.
  • Joab alla vers le roi, et lui rapporta cela. Et le roi appela Absalom, qui vint auprès de lui et se prosterna la face contre terre en sa présence. Le roi baisa Absalom.