Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Нав. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. 1Ездр. Неем. 2Ездр. Тов. Иудиф. Эсф. 1Мак. 2Мак. 3Мак. 3Ездр. Иов. Пс. Притч. Еккл. Песн. Прем. Сир. Ис. Иер. Плч. Посл.Иер. Вар. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Мф. Мк. Лк. Ин. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Ин. 2Ин. 3Ин. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Флп. Кол. 1Сол. 2Сол. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.

2-я книга Царств

 
  • И разумѣ́ Иоа́въ сы́нъ сару́инъ, я́ко се́рдце царе́во преклони́ся ко Авессало́му.
  • И посла́ Иоа́въ въ Ѳеко́ю, и взя́ от­ту́ду жену́ му́дру и рече́ къ не́й: сѣ́туй ны́нѣ, и облецы́ся въ ри́зы сѣ́тованiя, и не пома́жися еле́емъ, и бу́деши я́ко жена́ сѣ́ту­ю­щая о уме́ршемъ дни́ мно́ги:
  • и вни́деши ко царю́ и рече́ши къ нему́ по глаго́лу сему́. И положи́ Иоа́въ словеса́ своя́ во уста́ ея́.
  • И вни́де жена́ Ѳекои́тяныня ко царю́ и паде́ на лицы́ сво­е́мъ на зе́млю, и поклони́ся ему́, и рече́: спаси́, царю́, спаси́ мя.
  • И рече́ е́й ца́рь: что́ ти е́сть? Она́ же рече́: изда́вна вдова́ жена́ а́зъ е́смь, и у́мре му́жъ мо́й:
  • и рабѣ́ тво­е́й два́ сы́на, и би́стася о́ба на селѣ́, и не бы́сть кто́ бы и́хъ разлучи́лъ, и нападе́ еди́нъ на бра́та сво­его́, и умертви́ его́:
  • и се́, воста́ все́ оте́че­с­т­во на рабу́ твою́ и рѣ́ша: да́й уби́в­шаго бра́та сво­его́, и умертви́мъ его́ вмѣ́сто души́ бра́та, его́же уби́, и погуби́мъ и наслѣ́дника ва́­шего: и угася́тъ и́скру мою́ оста́в­шуюся, я́ко не оста́вити му́жу мо­ему́ оста́нка и и́мене на лицы́ земли́.
  • И рече́ ца́рь къ женѣ́: иди́ здра́ва въ до́мъ сво́й, и а́зъ заповѣ́даю о тебѣ́.
  • И рече́ жена́ Ѳекои́тяныня ко царю́: на мнѣ́ беззако́нiе, го́споди мо́й царю́, и на дому́ отца́ мо­его́, ца́рь же и престо́лъ его́ непови́ненъ.
  • И рече́ ца́рь: кто́ глаго́ляй къ тебѣ́, и при­­веде́ши его́ ко мнѣ́, и не при­­ложи́тъ ктому́ косну́тися ему́?
  • И рече́ жена́: да воспомя́нетъ ны́нѣ ца́рь Го́спода Бо́га сво­его́, внегда́ умно́жити у́жика кро́ве, е́же растли́ти, и не и́мутъ погуби́ти сы́на мо­его́. И рече́ [ца́рь]: жи́въ Госпо́дь, а́ще и вла́съ паде́тъ сы́ну тво­ему́ съ главы́ на зе́млю.
  • И рече́ жена́: да глаго́летъ ны́нѣ раба́ твоя́ ко господи́ну мо­ему́ царю́ сло́во. О́нъ же рече́: глаго́ли.
  • И рече́ жена́: почто́ помы́слилъ еси́ та́ко о лю́дехъ Бо́жiихъ? еда́ от­ у́стъ царе́выхъ сло́во сiе́ а́ки преступле́нiе, е́же не воз­врати́ти царю́ от­ринове́н­наго сво­его́?
  • я́ко сме́ртiю у́мремъ, и я́ко вода́ низходя́щая на зе́млю, я́же не собере́т­ся, и прiи́метъ Бо́гъ ду́шу, и помышля́яй спасти́ от­ него́ от­ринове́н­наго:
  • и ны́нѣ я́ко прiидо́хъ глаго́лати ко царю́ господи́ну мо­ему́ глаго́лъ се́й, я́ко уви́дятъ мя́ лю́дiе, и рече́тъ раба́ твоя́: да глаго́летъ у́бо ко господи́ну мо­ему́ царю́, не́гли сотвори́тъ ца́рь сло́во рабы́ сво­ея́,
  • я́ко услы́шитъ ца́рь: да и́зметъ рабу́ свою́ изъ ру́къ муже́й и́щущихъ погуби́ти мя́ и сы́на мо­его́ от­ уча́стiя Бо́жiя:
  • и рече́тъ раба́ твоя́: да бу́детъ ны́нѣ сло́во го́спода мо­его́ царя́ на же́ртву: я́коже бо а́нгелъ Бо́жiй, та́ко госпо́дь мо́й ца́рь, е́же слы́шати благо́е и зло́­е: и Госпо́дь Бо́гъ тво́й бу́детъ съ тобо́ю.
  • И от­вѣща́ ца́рь и рече́ къ женѣ́: ника́коже да утаи́ши от­ мене́ глаго́ла, о не́мже а́зъ вопрошу́ тя. И рече́ жена́: да глаго́летъ у́бо госпо́дь мо́й ца́рь.
  • И рече́ ца́рь: еда́ рука́ Иоа́вля о все́мъ се́мъ съ тобо́ю? И рече́ жена́ къ царю́: да живе́тъ душа́ твоя́, го́споди мо́й царю́, а́ще е́сть одесну́ю или́ ошу́юю от­ всѣ́хъ, я́же глаго́ла господи́нъ мо́й ца́рь, я́ко ра́бъ тво́й Иоа́въ то́й заповѣ́да мнѣ́, и то́й вложи́ во уста́ рабѣ́ тво­е́й вся́ словеса́ сiя́:
  • за е́же прiити́ лицу́ глаго́ла сего́, е́же сотвори́ ра́бъ тво́й Иоа́въ сло́во сiе́: господи́нъ же мо́й ца́рь му́дръ, я́коже му́дрость а́нгела Бо́жiя, е́же разумѣ́ти вся́, я́же на земли́.
  • И рече́ ца́рь ко Иоа́ву: се́, ны́нѣ сотвори́хъ ти́ по словеси́ тво­ему́ сему́: иди́, воз­врати́ о́трока Авессало́ма.
  • И паде́ на лицы́ сво­е́мъ Иоа́въ на зе́млю, и поклони́ся, и благослови́ царя́. И рече́ Иоа́въ: дне́сь позна́ ра́бъ тво́й, я́ко обрѣто́хъ благода́ть предъ очи́ма тво­и́ма, го́споди мо́й царю́, я́ко сотвори́ господи́нъ мо́й ца́рь сло́во раба́ сво­его́.
  • И воста́ Иоа́въ и и́де въ гедсу́ръ, и при­­веде́ Авессало́ма во Иерусали́мъ.
  • И рече́ ца́рь: да воз­врати́т­ся въ до́мъ сво́й, лица́ же мо­его́ да не ви́дитъ. И воз­врати́ся Авессало́мъ въ до́мъ сво́й, лица́ же царе́ва не ви́дѣ.
  • И я́коже Авессало́мъ не бѣ́ му́жъ во все́мъ Изра́или хва́ленъ зѣло́: от­ пяты́ ноги́ его́ и до верха́ его́ не бѣ́ въ не́мъ поро́ка:
  • и внегда́ стрищи́ ему́ главу́ свою́, и бы́сть от­ нача́ла дні́й до дні́й въ ня́же стрижа́­шеся, я́ко тя́жко бя́ше ему́ от­ ни́хъ, и стригу́щься вѣ́сяше власы́ главы́ сво­ея́ двѣ́сти си́клей по си́клю ца́рскому.
  • И роди́шася Авессало́му три́ сы́ны и дще́рь еди́на, и и́мя е́й Ѳама́рь: сiя́ бѣ́ жена́ добра́ зѣло́ взо́ромъ, и бы́сть жена́ ровоа́му сы́ну соломо́ню, и роди́ ему́ Аві́ю.
  • И сѣдя́ше Авессало́мъ во Иерусали́мѣ два́ лѣ́та дні́й, и лица́ царе́ва не ви́дѣ.
  • И посла́ Авессало́мъ ко Иоа́ву, дабы́ посла́ти его́ ко царю́, и не восхотѣ́ прiити́ къ нему́: и посла́ второ́е къ нему́, и не восхотѣ́ прiити́.
  • И рече́ Авессало́мъ ко отроко́мъ сво­и́мъ: ви́дите, ча́сть на селѣ́ Иоа́вли бли́зъ мене́, его́ та́мо ячме́нь, иди́те и запали́те его́ огне́мъ. И запали́ша раби́ Авессало́мли ча́сть [Иоа́влю] огне́мъ. И прiидо́ша раби́ Иоа́вли къ нему́ раздра́в­ше ри́зы своя́, и рѣ́ша: пожго́ша раби́ Авессало́мли ча́сть твою́ огне́мъ.
  • И воста́ Иоа́въ и прiи́де ко Авессало́му въ до́мъ, и рече́ къ нему́: почто́ сожго́ша раби́ тво­и́ ча́сть мою́ огне́мъ?
  • И рече́ Авессало́мъ ко Иоа́ву: се́, посыла́хъ къ тебѣ́, глаго́ля: иди́ сѣ́мо, и послю́ тя ко царю́, глаго́ля: почто́ прiидо́хъ изъ гедсу́ра? лу́чше ми́ бѣ́ бы́ти еще́ та́мо: и ны́нѣ се́, лица́ царе́ва не ви́дѣхъ: а́ще же е́сть во мнѣ́ непра́вда, то́ умертви́ мя.
  • И вни́де Иоа́въ ко царю́ и воз­вѣсти́ ему́. И при­­зва́ Авессало́ма, и прiи́де ко царю́, и поклони́ся ему́, и паде́ лице́мъ сво­и́мъ на зе́млю предъ лице́мъ царе́вымъ, и облобыза́ ца́рь Авессало́ма.
  • И заметил Иоав, сын Саруи, что сердце царя обратилось к Авессалому.
  • И послал Иоав в Фекою, и взял оттуда умную женщину и сказал ей: притворись плачущею и надень печальную одежду, и не мажься елеем, и представься женщиною, много дней плакавшею по умершем;
  • и пойди к царю и скажи ему так и так. И вложил Иоав в уста ее, что сказать.
  • И вошла женщина Фекоитянка к царю и пала лицем своим на землю, и поклонилась и сказала: помоги, царь, [помоги]!
  • И сказал ей царь: что тебе? И сказала она: я [давно] вдова, муж мой умер;
  • и у рабы твоей было два сына; они поссорились в поле, и некому было разнять их, и поразил один другого и умертвил его.
  • И вот, восстало все родство на рабу твою, и говорят: «отдай убийцу брата своего; мы убьем его за душу брата его, которую он погубил, и истребим даже наследника». И так они погасят остальную искру мою, чтобы не оставить мужу моему имени и потомства на лице земли.
  • И сказал царь женщине: иди спокойно домой, я дам приказание о тебе.
  • Но женщина Фекоитянка сказала царю: на мне, господин мой царь, да будет вина и на доме отца моего, царь же и престол его неповинен.
  • И сказал царь: того, кто будет против тебя, приведи ко мне, и он более не тронет тебя.
  • Она сказала: помяни, царь, Господа Бога твоего, чтобы не умножились мстители за кровь и не погубили сына моего. И сказал царь: жив Господь! не падет и волос сына твоего на землю.
  • И сказала женщина: позволь рабе твоей сказать еще слово господину моему царю.
  • Он сказал: говори. И сказала женщина: почему ты так мыслишь против народа Божия? Царь, произнеся это слово, обвинил себя самого, потому что не возвращает изгнанника своего.
  • Мы умрем и будем как вода, вылитая на землю, которую нельзя собрать; но Бог не желает погубить душу и помышляет, как бы не отвергнуть от Себя и отверженного.
  • И теперь я пришла сказать царю, господину моему, эти слова, потому что народ пугает меня; и раба твоя сказала: поговорю я с царем, не сделает ли он по слову рабы своей;
  • верно царь выслушает и избавит рабу свою от руки людей, хотящих истребить меня вместе с сыном моим из наследия Божия.
  • И сказала раба твоя: да будет слово господина моего царя в утешение мне, ибо господин мой царь, как Ангел Божий, и может выслушать и доброе и худое. И Господь Бог твой будет с тобою.
  • И отвечал царь и сказал женщине: не скрой от меня, о чем я спрошу тебя. И сказала женщина: говори, господин мой царь.
  • И сказал царь: не рука ли Иоава во всем этом с тобою? И отвечала женщина и сказала: да живет душа твоя, господин мой царь; ни направо, ни налево нельзя уклониться от того, что сказал господин мой, царь; точно, раб твой Иоав приказал мне, и он вложил в уста рабы твоей все эти слова;
  • чтобы притчею дать делу такой вид, раб твой Иоав научил меня; но господин мой [царь] мудр, как мудр Ангел Божий, чтобы знать все, что на земле.
  • И сказал царь Иоаву: вот, я сделал [по слову твоему]; пойди же, возврати отрока Авессалома.
  • Тогда Иоав пал лицем на землю и поклонился, и благословил царя и сказал: теперь знает раб твой, что обрел благоволение пред очами твоими, господин мой царь, так как царь сделал по слову раба своего.
  • И встал Иоав, и пошел в Гессур, и привел Авессалома в Иерусалим.
  • И сказал царь: пусть он возвратится в дом свой, а лица моего не видит. И пошел Авессалом в свой дом, а лица царского не видал.
  • Не было во всем Израиле мужчины столь красивого, как Авессалом, и столько хвалимого, как он; от подошвы ног до верха головы его не было у него недостатка.
  • Когда он стриг голову свою, – а он стриг ее каждый год, потому что она отягощала его, – то волоса с головы его весили двести сиклей по весу царскому.
  • И родились у Авессалома три сына и одна дочь, по имени Фамарь; она была женщина красивая [и сделалась женою Ровоама, сына Соломонова, и родила ему Авию].
  • И оставался Авессалом в Иерусалиме два года, а лица царского не видал.
  • И послал Авессалом за Иоавом, чтобы послать его к царю, но тот не захотел прийти к нему. Послал и в другой раз; но тот не захотел прийти.
  • И сказал [Авессалом] слугам своим: видите участок поля Иоава подле моего, и у него там ячмень; пойдите, выжгите его огнем. И выжгли слуги Авессалома тот участок поля огнем. [И пришли слуги Иоава к нему, разодрав одежды свои, и сказали: слуги Авессалома выжгли участок твой огнем.]
  • И встал Иоав, и пришел к Авессалому в дом, и сказал ему: зачем слуги твои выжгли мой участок огнем?
  • И сказал Авессалом Иоаву: вот, я посылал за тобою, говоря: приди сюда, и я пошлю тебя к царю сказать: зачем я пришел из Гессура? Лучше было бы мне оставаться там. Я хочу увидеть лице царя. Если же я виноват, то убей меня.
  • И пошел Иоав к царю и пересказал ему это. И позвал царь Авессалома; он пришел к царю, [поклонился ему] и пал лицем своим на землю пред царем; и поцеловал царь Авессалома.
  • Ва Юоб писари Саруё пайхас намуд, ки дили подшоҳ ба Абшолӯм моил аст.
  • Ва Юоб ба Тақӯо фиристода, аз он ҷо зани зиракеро оваронид, ва ба вай гуфт: «Лутфан, худро мотамдор вонамуд бикун, ва либоси мотамӣ бипӯш, ва ба танат равған намол, ва мисли зане бишав, ки айёми зиёде барои мурда мотам гирифта бошад.
  • Ва назди подшоҳ омада, ба ӯ ба ин мазмун сухан бирон». Ва Юоб он суханонро ба даҳони вай гузошт.
  • Ва он зани тақӯогӣ барои сухан рондан назди подшоҳ омад, ва бар рӯи худ ба замин афтода, саҷда бурд, ва гуфт: «Ёварӣ намо, эй подшоҳ!»
  • Ва подшоҳ ба вай гуфт: «Туро чӣ шудааст?» Вай гуфт: «Инак, ман бевазане ҳастам, ва шавҳарам мурдааст.
  • Ва канизи ту ду писар дошт; ва ҳар ду дар саҳро хархаша намудаанд, ва касе набудааст, ки онҳоро аз якдигар чудо кунад, ва яке дигареро зарба зада, вайро куштааст.
  • Ва инак, тамоми қабила бар канизи ту бархоста, мегӯянд: ́Бародаркушро бисупор, то ки ӯро барои ҷони бародараш, ки куштааст, қатл кунем, ва ворисро низ нобуд намоем́. Ва онҳо лахчаи маро, ки боқӣ мондааст, хомӯш хоҳанд кард, бе он ки барои шавҳарам номе ва бақияе бар рӯи замин бигузоранд».
  • Ва подшоҳ ба зан гуфт: «Ба хонаи худ бирав, ва ман дар бораи ту амр хоҳам кард».
  • Ва зани тақӯогӣ ба подшоҳ гуфт: «Эй хоҷаам подшоҳ, бигзор гуноҳ бар ман ва бар хонадони падарам бошад, ва подшоҳ ва тахти ӯ аз гуноҳ пок бошанд».
  • Ва подшоҳ гуфт: «Ҳар кӣ бо ту сухан гӯяд, ӯро назди ман биёр, ва ӯ дигар осебе ба ту нахоҳад расонид».
  • Вай гуфт: «Лутфан, эй подшоҳ, Парвардигор Худои худро зикр намо, то ки хунхоҳ ҳалокатро афзун накунад, ва онҳо писари маро накушанд». Ва ӯ гуфт: «Қасам ба ҳаёти Парвардигор, ки мӯе аз сари писарат ба замин нахоҳад афтод».
  • Ва зан гуфт: «Лутфан, ба канизи худ иҷозат бидеҳ, ки ба хоҷаам подшоҳ боз сухане гӯяд». Ва ӯ гуфт: «Бигӯй».
  • «Пас чаро ту дар ҳаққи қавми Худо чунин андешидаӣ? Ва подшоҳ бо гуфтани ин сухан мисли айбдор аст, чунки подшоҳ рондашудаи худро барнагардонидааст.
  • Мо, охир, ҳатман хоҳем мурд, ва мисли обе хоҳем буд, ки ба замин рехта мешавад, ва онро дигар ҷамъ кардан мумкин нест; ва Худо ҷонро нобуд намекунад, балки тадбирҳо меандешад, то ки рондашудае аз ӯ ронда нашавад.
  • Ва алҳол назди хоҷаам подшоҳ барои гуфтани ин сухан ба он сабаб омадаам, ки қавм маро тарсониданд; ва канизат ба дили худ гуфт: ́Биё, ба подшоҳ арз кунам; шояд, подшоҳ арзи канизи худро ба амал оварад;
  • Вақте ки подшоҳ бишнавад, канизи худро аз дасти касе ки мехоҳад маро бо якҷоягии писарам аз мероси Худо нобуд намояд, раҳо хоҳад кард́.
  • Ва канизи ту ба дили худ гуфт: ́Сухани хоҷаам подшоҳ сабаби тасаллӣ хоҳад шуд́, зеро ки хоҷаам подшоҳ мисли фариштаи Худост, то ки нек ва бадро дарк намояд. Ва Парвардигор Худои ту бигзор бо ту бошад».
  • Ва подшоҳ ҷавоб гардонида, ба зан гуфт: «Чизе ки ман аз ту бипурсам, аз ман пинҳон надор». Ва зан гуфт: «Лутфан, хоҷаам подшоҳ бигӯяд».
  • Ва подшоҳ гуфт: «Оё дасти Юоб дар ҳамаи ин бо туст?» Ва зан ҷавоб гардонида, гуфт: «Қасам ба ҳаёти ҷони ту, эй хоҷаам подшоҳ, ки аз ҳар чи хоҷаам подшоҳ гуфт, кас наметавонад ба тарафи рост ё чап майл кунад: ҳақиқатан, бандаат Юоб ба ман фармудааст, ва ҳамаи ин суханонро ӯ ба даҳони канизи ту гузоштааст.
  • Барои тағйир додани вазъияти ҳозира бандаат Юоб ин корро кардааст; вале хирадмандии хоҷаам мисли хирадмандии фариштаи Худост, то ҳар чиро, ки бар рӯи замин аст, бидонад».
  • Ва подшоҳ ба Юоб гуфт: «Инак, ман ин корро кардаам, ва акнун ту рафта, Абшолӯми ҷавонро баргардон».
  • Ва Юоб бар рӯи худ ба замин афтода, саҷда бурд, ва подшоҳро табрик намуд; ва Юоб гуфт: «Имрӯз бандаат медонад, ки дар назари ту, эй хоҷаам подшоҳ, илтифот ёфтаам, чунки подшоҳ мувофиқи сухани навкари худ амал намудааст».
  • Ва Юоб бархоста, ба Ҷашур рафт, ва Абшолӯмро ба Ерусалим овард.
  • Ва подшоҳ гуфт: «Бигзор ӯ ба хонаи худ баргардад, ва рӯи маро набинад». Ва Абшолӯм ба хонаи худ баргашт, ва рӯи подшоҳро надид.
  • Ва дар тамоми Исроил касе дар зебоӣ мисли Абшолӯм лоиқи таҳсин набуд: аз кафи пой то фарқи сараш ӯ нуқсоне камбудие надошт.
  • Ва ҳангоме ки мӯйсари худро метарошид, – онро ӯ дар охири ҳар сол метарошид, чунки бар ӯ гаронӣ мекард, ва аз ин сабаб онро метарошид, – мӯйсари ӯ ба санги подшоҳӣ дусад сиқл вазн дошт.
  • Ва барои Абшолӯм се писар ва як духтар, ки Томор ном дошт, таваллуд ёфтанд; вай зани зебосимое буд.
  • Ва Абшолӯм дар Ерусалим ду сол истод, вале рӯи подшоҳро надид.
  • Ва Абшолӯм назди Юоб фиристод, то ки вайро пеши подшоҳ равона кунад, вале вай нахост, ки пеши ӯ биёяд; ва ӯ боз бори дуюм фиристод, вале нахост, ки биёяд.
  • Ва ӯ ба навкаронаш гуфт: «Бубинед, қитъаи Юоб дар шафати қитъаи ман аст, ва дар он ҷо вай кишти ҷав дорад: биравед ва онро оташ зада бисӯзонед». Ва навкарони Абшолӯм он қитъаро оташ зада, сӯзониданд.
  • Ва Юоб бархоста, назди Абшолӯм ба хонааш рафт, ва ба ӯ гуфт: «Чаро навкаронн ту қитъаи маро оташ зада сӯзонидаанд?»
  • Ва Абшолӯм ба Юоб гуфт: «Инак, назди ту фиристода, гуфтам: ин ҷо биё, ва ман туро назди подшоҳ равона намоям, то ки бигӯӣ: ́Чаро ман аз Ҷашур омадаам? Барои ман беҳтар мебуд, ки то кунун дар он ҷо бошам́. Ва алҳол мехоҳам рӯи подшоҳро бубинам, ва агар айбдор бошам, бигзор ӯ маро ба қатл расонад».
  • Ва Юоб назди подшоҳ омада, ба ӯ хабар дод, ва ӯ Абшолӯмро даъват намуд; ва вай назди подшоҳ омад, ва пеши подшоҳ бар рӯи худ ба замин афтода, саҷда бурд; ва подшоҳ Абшолӯмро бӯса кард.