Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Нав. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. 1Ездр. Неем. 2Ездр. Тов. Иудиф. Эсф. 1Мак. 2Мак. 3Мак. 3Ездр. Иов. Пс. Притч. Еккл. Песн. Прем. Сир. Ис. Иер. Плч. Посл.Иер. Вар. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Мф. Мк. Лк. Ин. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Ин. 2Ин. 3Ин. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Флп. Кол. 1Фес. 2Фес. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.

2-я книга Царств

 
  • И рече́ Ахитофе́лъ ко Авессало́му: изберу́ ны́нѣ себѣ́ два­на́­де­сять ты́сящъ муже́й и воста́ну, и пожену́ вслѣ́дъ дави́да но́щiю,
  • и найду́ на него́, и то́й утружде́нъ и осла́бленъ рука́ми, и устрашу́ его́, и побѣжа́тъ вси́ лю́дiе и́же съ ни́мъ, и убiю́ царя́ еди́наго:
  • и воз­вращу́ вся́ лю́ди къ тебѣ́, и́мже о́бразомъ обраща́ет­ся невѣ́ста къ му́жеви сво­ему́: ты́ бо то́кмо души́ еди́наго му́жа и́щеши, всѣ́мъ же лю́демъ бу́детъ ми́ръ.
  • И уго́дно сло́во бы́сть предъ очи́ма Авессало́млима и предъ очи́ма всѣ́хъ старѣ́йшинъ Изра́илевыхъ.
  • И рече́ Авессало́мъ: при­­зови́те же и хусі́а Арахі́ина, и услы́шимъ что́ изъ у́стъ его́.
  • И вни́де хусі́й ко Авессало́му, и рече́ Авессало́мъ къ нему́, глаго́ля: по глаго́лу сему́ глаго́ла Ахитофе́лъ: сотвори́мъ ли по словеси́ его́? а́ще же ни́, ты́ глаго́ли.
  • И рече́ хусі́й ко Авессало́му: не бла́гъ совѣ́тъ се́й, его́же совѣща́ Ахитофе́лъ еди́ною сiе́.
  • И рече́ хусі́й: ты́ вѣ́си отца́ тво­его́ и муже́й его́, я́ко си́льни су́ть зѣло́, и гнѣвли́ви душа́ми сво­и́ми, я́ко медвѣ́дица ча́дъ лише́ная на селѣ́, и а́ки ве́прь свирѣ́пый на по́ли: и оте́цъ тво́й му́жъ боре́цъ, и не да́стъ почи́ти лю́демъ:
  • се́ бо, то́й ны́нѣ скры́ся на нѣ́которѣмъ хо́лмѣ или́ на нѣ́которѣмъ мѣ́стѣ: и бу́детъ внегда́ напа́сти на ни́хъ въ нача́лѣ, и услы́шитъ слу́шаяй, и рече́тъ: бы́сть сокруше́нiе въ лю́дехъ и́же за Авессало́момъ:
  • и то́й сы́нъ си́лы, ему́же се́рдце я́коже се́рдце льву́ та́ящо иста́етъ: поне́же вѣ́сть ве́сь Изра́иль, я́ко си́ленъ оте́цъ тво́й, и сы́нове си́лы вси́ и́же съ ни́мъ:
  • та́ко совѣ́туя а́зъ усовѣ́товахъ, и собира́яся собере́т­ся къ тебѣ́ ве́сь Изра́иль от­ Да́на и до вирсаві́и, а́ки песо́къ и́же при­­ мо́ри во мно́же­ст­вѣ, и лице́ твое́ иду́щее посредѣ́ и́хъ:
  • и прiи́демъ къ нему́ на еди́но мѣ́сто, идѣ́же обря́щемъ его́ та́мо, и ополчи́мся на него́, я́коже спа́даетъ роса́ на зе́млю, и не оста́вимъ въ не́мъ и въ муже́хъ его́ и́же съ ни́мъ ни́ еди́наго:
  • и а́ще во гра́дъ соберу́т­ся, и во́зметъ ве́сь Изра́иль ко гра́ду тому́ у́жы, и совлече́мъ его́ въ пото́къ, до́ндеже не оста́нет­ся та́мо ниже́ ка́мень.
  • И рече́ Авессало́мъ и вси́ му́жiе Изра́илтестiи: бла́гъ совѣ́тъ хусі́а Арахі́ина па́че совѣ́та Ахитофе́лева. И Госпо́дь заповѣ́да разори́ти совѣ́тъ Ахитофе́левъ благі́й, я́ко да наведе́тъ Госпо́дь на Авессало́ма зла́я вся́.
  • И рече́ хусі́й Арахі́инъ ко садо́ку и Авiаѳа́ру иере́емъ: та́ко и та́ко совѣ́това Ахитофе́лъ Авессало́му и старѣ́йшинамъ Изра́илевымъ: и а́зъ та́ко и та́ко совѣ́товахъ:
  • и ны́нѣ посли́те ско́ро и воз­вѣсти́те дави́ду, глаго́люще: не пребу́ди но́щь сiю́ во Араво́ѳѣ пусты́ни, но пойти́ потщи́ся, да не ка́ко поже́ртъ бу́детъ ца́рь и вси́ лю́дiе и́же съ ни́мъ.
  • И Ионаѳа́нъ и Ахимаа́съ стоя́ста на студенцѣ́ роги́ли, и и́де рабы́ня и повѣ́да и́ма: и ті́и идо́ста и воз­вѣсти́ста дави́ду царю́, я́ко не мого́ста яви́тися е́же вни́ти во гра́дъ.
  • И ви́дѣ и́хъ о́трочищь и повѣ́да Авессало́му. И идо́ста о́ба ско́ро и прiидо́ста въ до́мъ му́жа въ ваури́мъ: и тому́ ро́въ на дворѣ́, и снидо́ста та́мо.
  • И взя́ жена́, и положи́ покро́въ на у́стiи ро́ва, и су́ши на не́мъ Арафо́ѳъ, и не позна́ся глаго́лъ.
  • И прiидо́ша о́троцы Авессало́мли къ женѣ́ въ до́мъ и рѣ́ша: гдѣ́ Ахимаа́съ и Ионаѳа́нъ? И рече́ и́мъ жена́: преидо́ста вма́лѣ во́ду. И иска́ша, и не обрѣто́ша, и воз­врати́шася во Иерусали́мъ.
  • Бы́сть же по от­ше́­ст­вiи и́хъ, и излѣзо́ста изъ ро́ва, и идо́ста, и воз­вѣсти́ста дави́ду царю́ и глаго́ласта ему́: воста́ните, и прейди́те ско́ро во́ду, я́ко си́це совѣща́ на вы́ Ахитофе́лъ.
  • И воста́ дави́дъ и вси́ лю́дiе и́же съ ни́мъ и преидо́ша Иорда́нъ до свѣ́та зау́тра, и ни еди́нъ не оста́, и́же бы не преше́лъ Иорда́на.
  • И Ахитофе́лъ ви́дѣ, я́ко не сбы́ст­ся совѣ́тъ его́, и осѣдла́ осля́ свое́, и воста́, и отъи́де въ до́мъ сво́й, во гра́дъ сво́й: и заповѣ́да до́му сво­ему́, и удави́ся, и у́мре, и погребе́нъ бы́сть во гро́бѣ отца́ сво­его́.
  • И дави́дъ пре́йде въ Манаи́мъ, Авессало́мъ же пре́йде Иорда́нъ са́мъ и вси́ му́жiе Изра́илтестiи съ ни́мъ.
  • И Амесса́я поста́ви Авессало́мъ вмѣ́сто Иоа́ва надъ си́лою: Амесса́й же сы́нъ му́жа, ему́же и́мя Иеѳе́ръ Иезраили́тинъ, се́й вни́де ко Авиге́и дще́ри Иессе́инѣ, сестрѣ́ саруі́и ма́тере Иоа́вли.
  • И ополчи́ся Авессало́мъ и ве́сь Изра́иль въ земли́ Галаа́дстѣй.
  • И бы́сть егда́ вни́де дави́дъ въ Манаи́мъ, и уесві́й сы́нъ Наа́совъ от­ равва́ѳа сыно́въ Аммо́нихъ, и Махи́ръ сы́нъ Амiи́ль и́же изъ лодава́ра, и верзеллі́й Галаади́тинъ изъ рогелли́ма,
  • при­­несо́ша де́сять посте́ль устро́­еныхъ и коно́бовъ де́сять и сосу́ды скуде́лны и пшени́цу и ячме́нь и муку́ и пшено́ и бо́бъ и сочеви́цу
  • и ме́дъ и ма́сло и о́вцы и сы́ры кра́вiя, и при­­несо́ша дави́ду и лю́демъ и́же съ ни́мъ я́сти: бы́ша бо лю́дiе гла́дни и утружде́ни и жа́ждни въ пусты́ни.
  • И сказал Ахитофел Авессалому: выберу я двенадцать тысяч человек и встану и пойду в погоню за Давидом в эту ночь;
  • и нападу на него, когда он будет утомлен и с опущенными руками, и приведу его в страх; и все люди, которые с ним, разбегутся; и я убью одного царя
  • и всех людей обращу к тебе; и когда не будет одного, душу которого ты ищешь, тогда весь народ будет в мире.
  • И понравилось это слово Авессалому и всем старейшинам Израилевым.
  • И сказал Авессалом: позовите Хусия Архитянина; послушаем, что он скажет.
  • И пришел Хусий к Авессалому, и сказал ему Авессалом, говоря: вот что говорит Ахитофел; сделать ли по его словам? а если нет, то говори ты.
  • И сказал Хусий Авессалому: нехорош на этот раз совет, который дал Ахитофел.
  • И продолжал Хусий: ты знаешь твоего отца и людей его; они храбры и сильно раздражены, как медведица в поле, у которой отняли детей, [и как вепрь свирепый на поле,] и отец твой – человек воинственный; он не остановится ночевать с народом.
  • Вот, теперь он скрывается в какой-нибудь пещере, или в другом месте, и если кто падет при первом нападении на них, и услышат и скажут: «было поражение людей, последовавших за Авессаломом»,
  • тогда и самый храбрый, у которого сердце, как сердце львиное, упадет духом; ибо всему Израилю известно, как храбр отец твой и мужественны те, которые с ним.
  • Посему я советую: пусть соберется к тебе весь Израиль, от Дана до Вирсавии, во множестве, как песок при море, и ты сам пойдешь посреди его;
  • и тогда мы пойдем против него, в каком бы месте он ни находился, и нападем на него, как падает роса на землю; и не останется у него ни одного человека из всех, которые с ним;
  • а если он войдет в какой-либо город, то весь Израиль принесет к тому городу веревки, и мы стащим его в реку, так что не останется ни одного камешка.
  • И сказал Авессалом и весь Израиль: совет Хусия Архитянина лучше совета Ахитофелова. Так Господь судил разрушить лучший совет Ахитофела, чтобы навести Господу бедствие на Авессалома.
  • И сказал Хусий Садоку и Авиафару священникам: так и так советовал Ахитофел Авессалому и старейшинам Израилевым, а так и так посоветовал я.
  • И теперь пошлите поскорее и скажите Давиду так: не оставайся в эту ночь на равнине в пустыне, но поскорее перейди, чтобы не погибнуть царю и всем людям, которые с ним.
  • Ионафан и Ахимаас стояли у источника Рогель. И пошла служанка и рассказала им, а они пошли и известили царя Давида; ибо они не могли показаться в городе.
  • И увидел их отрок и донес Авессалому; но они оба скоро ушли и пришли в Бахурим, в дом одного человека, у которого на дворе был колодезь, и спустились туда.
  • А женщина взяла и растянула над устьем колодезя покрывало и насыпала на него крупы, так что не было ничего заметно.
  • И пришли рабы Авессалома к женщине в дом, и сказали: где Ахимаас и Ионафан? И сказала им женщина: они перешли вброд реку. И искали они, и не нашли, и возвратились в Иерусалим.
  • Когда они ушли, те вышли из колодезя, пошли и известили царя Давида и сказали Давиду: встаньте и поскорее перейдите воду; ибо так и так советовал о вас Ахитофел.
  • И встал Давид и все люди, бывшие с ним, и перешли Иордан; к рассвету не осталось ни одного, который не перешел бы Иордана.
  • И увидел Ахитофел, что не исполнен совет его, и оседлал осла, и собрался, и пошел в дом свой, в город свой, и сделал завещание дому своему, и удавился, и умер, и был погребен в гробе отца своего.
  • И пришел Давид в Маханаим, а Авессалом перешел Иордан, сам и весь Израиль с ним.
  • Авессалом поставил Амессая, вместо Иоава, над войском. Амессай был сын одного человека, по имени Иефера из Изрееля, который вошел к Авигее, дочери Нааса, сестре Саруи, матери Иоава.
  • И Израиль с Авессаломом расположился станом в земле Галаадской.
  • Когда Давид пришел в Маханаим, то Сови, сын Нааса, из Раввы Аммонитской, и Махир, сын Аммиила, из Лодавара, и Верзеллий Галаадитянин из Роглима,
  • принесли [десять приготовленных] постелей, [десять] блюд и глиняных сосудов, и пшеницы, и ячменя, и муки, и пшена, и бобов, и чечевицы, и жареных зерен,
  • и меду, и масла, и овец, и сыра коровьего, принесли Давиду и людям, бывшим с ним, в пищу; ибо говорили они: народ голоден и утомлен и терпел жажду в пустыне.
  • Ахитóфел сказал Авессалому: «Я хочу взять двенадцать тысяч человек и этой ночью отправиться в погоню за Давидом.
  • Я нападу на него, когда он будет утомлен и обессилен, повергну его в ужас, все войско его разбежится, царь останется один, и я убью его.
  • Таким образом, все войско станет твоим: ведь тебе нужно уничтожить только одного человека, того, за кем ты охотишься, а войско — сохранить».
  • Авессалому и всем старейшинам Израиля понравились слова Ахитофела.
  • Авессалом приказал: «Позовите Хушáя–аркея; послушаем, что он нам скажет».
  • Хушай пришел к Авессалому, и Авессалом сказал: «Вот что предложил нам Ахитофел; последовать ли нам его совету или нет? Выскажи свое мнение».
  • Хушай отвечал Авессалому: «В этот раз плохой совет дал тебе Ахитофел».
  • И продолжал: «Ты знаешь, что твой отец и его люди — настоящие воины. Кроме того, им нечего терять, они теперь — словно медведица, у которой убили детенышей. Далее, твой отец опытен в военном деле — он никогда не станет ночевать вместе с войском:
  • сейчас он прячется в какой–нибудь яме или еще где–нибудь. Если же твои люди при первом столкновении понесут потери, сразу разнесется весть: „Разбито войско Авессалома!”
  • И тогда у всякого сердце замрет от страха, будь он хоть самый отважный воин, чье сердце — как у льва. Ведь всем в Израиле известно, что твой отец — настоящий воин и что с ним отважные люди.
  • Вот мой совет: пусть соберутся к тебе все израильтяне, от Дана до Беэр–Шевы, многочисленные, как песок морской, и ты сам поведешь их в бой.
  • Мы отыщем Давида, где бы он ни прятался. Как роса выпадает на землю, так и мы нападем на него и не оставим в живых ни его самого, ни кого–либо из его людей.
  • А если он укроется в городе, то все израильтяне принесут веревки к тому городу, и мы стащим его в овраг; так что от города и камня на камне не останется!»
  • Авессалом и все израильтяне признали: «Совет Хушая–аркея лучше, чем совет Ахитофела!» Ведь Господь устроил так, чтобы хороший совет Ахитофела был отвергнут: Он решил навести беду на Авессалома.
  • Хушай рассказал священникам Цадóку и Авиафáру о том, какой совет дал Ахитофел Авессалому и старейшинам Израиля, и о том, что посоветовал он сам.
  • «Поэтому, — сказал он, — срочно передайте Давиду: „Не оставайся на ночь в пустыне, в долине Иордана, а переправляйся на тот берег! Иначе царь и все его войско могут погибнуть”».
  • Ионафáн и Ахимáац ждали у источника Роге́ль; туда приходила служанка и рассказывала им все, а они шли и пересказывали царю Давиду. (Им нельзя было показываться в городе.)
  • Какой–то мальчишка заметил их и донес Авессалому, но они быстро ушли оттуда и пришли к одному из жителей Бахури́ма. У него во дворе был колодец, где они и спрятались.
  • Хозяйка дома взяла покрывало, расстелила его над колодцем, а сверху насыпала зерна, так что ничего не было заметно.
  • К ней пришли люди Авессалома и стали спрашивать: «Где Ахима–ац и Ионафан?» Женщина ответила: «Они перешли речку». Люди Авессалома бросились искать их, но не нашли и вернулись в Иерусалим.
  • Когда они ушли, Ахимаац и Ионафан вылезли из колодца, пошли и рассказали все царю Давиду. Они сказали: «Переходите скорее реку! Вот что задумал против вас Ахитофел».
  • Давид и все, кто был с ним, перешли Иордан до рассвета. К утру ни одного человека не оставалось по сю сторону Иордана.
  • Ахитóфел, видя, что его совет отвергли, оседлал осла и поехал к себе домой, в свой родной город. Он составил завещание и удавился. Его похоронили в родовой гробнице.
  • Давид остановился в Маханáиме; Авессалом и все израильтяне, которые были с ним, перешли Иордан.
  • Авессалом вместо Иоава назначил военачальником Амасý, сына одного измаильтя́нина по имени Игрá, которого родила ему Авигáль. (Авигаль была дочерью Нахáша и сестрой Церуи́, матери Иоава.)
  • Израильтяне и Авессалом встали лагерем в Галааде.
  • Когда Давид пришел в Маханáим, то Шови́, сын Нахаша, из Раввы Аммонитской, Махи́р, сын Аммиэ́ла, из Ло–Девара и Барзиллáй из галаадского города Рогели́м
  • доставили Давиду и его войску ложа, кубки и глиняную посуду, а также пищу: пшеницу, ячмень, муку, жареные зерна, бобы, чечевицу,
  • мед, сыр из козьего и коровьего молока. «Ведь воины голодны, устали и хотят пить после дороги через пустыню», — думали они.
  • Ва Аҳитӯфал ба Абшолӯм гуфт: «Ба ман иҷозат бидеҳ, ки дувоздаҳ ҳазор нафарро баргузида, бархезам ва ҳамин шаб Довудро таъқиб намоям.
  • Ва дар сурате ки ӯ аз ҳол рафта, дастҳояш суст шуда бошад, ман ба ӯ ҳамла карда, ӯро ба ҳарос хоҳам андохт, ва тамоми қавме ки бо ӯ ҳастанд, рӯ ба гурез хоҳанд овард, ва ман танҳо подшоҳро хоҳам кушт.
  • Ва тамоми қавмро назди ту хоҳам баргардонид; ва чун ҳамаашон аз касе ки ту қасди ҷонаш дорӣ, баргарданд, он гоҳ тамоми қавм дар ҳолати осоиштагӣ хоҳанд буд».
  • Ва ин сухан дар назари Абшолӯм, ва дар назари ҳамаи пирони Исроил писанд омад.
  • Ва Абшолӯм гуфт: «Ҳушойи аркиро низ даъват намоед, то бишнавем, ки вай чӣ мегӯяд».
  • Ва ҳамин ки Ҳушой назди Абшолӯм омад, Абшолӯм ба вай сухан ронда, гуфт: «Аҳитӯфал ба ин мазмун сухан рондааст; оё мувофиқи сухани ӯ амал кунем? Вагарна, ту бигӯй».
  • Ва Ҳушой ба Абшолӯм гуфт: «Машварате ки Аҳитӯфал додааст, ҳамин дафъа хуб нест».
  • Ва Ҳушой гуфт: «Ту падарат ва одамонашро медонӣ: онҳо далеранд ва мисли хирси саҳро, ки аз бачаҳояш маҳрум шуда бошад, бағоят хашмгинанд; ва падарат марди ҷангозмуда аст, ва шаб дар миёни қавм хоб намеравад.
  • Инак, алҳол ӯ дар мағорае ё ҷои дигаре пинҳон аст, ва чунин воқеъ хоҳад шуд, ки агар касе дар аввали ҳуҷум биафтад, инро шунида, хоҳанд гуфт: ́Қавме ки бо Абшолӯм ҳастанд, шикаст хӯрдаанд́.
  • Ва он гоҳ ҳатто ҷанговаре ки дилаш мисли дили шер аст, аз рӯҳ хоҳад афтод рӯҳафтода хоҳад шуд, зеро тамоми Исроил медонанд, ки падари ту паҳлавон аст, ва ҳамроҳонаш далеранд.
  • Бинобар ин машварати ман ин аст: бигзор тамоми Исроил, аз Дон то Беэр-Шобаъ, ки мисли реги соҳили дарё сершуморанд, назди ту ҷамъ шаванд, ва худи ту дар миёни онҳо равона бошӣ.
  • Ва мо, дар ҳар ҷое ки ӯ бошад, ба муқобили ӯ хоҳем рафт, ва мисли шабнаме ки бар замин мерезад, бар ӯ ҳуҷум хоҳем кард, ва назди ӯ аз ҳамаи ҳамроҳонаш як нафар ҳам боқӣ нахоҳад монд.
  • Ва агар ӯ ба шаҳре дохил шавад, тамоми Исроил ба он шаҳр танобҳо хоҳанд овард, ва мо онро ба дарё хоҳем кашид, ба тавре ки дар он ҷо як сангреза ҳам боқӣ намонад».
  • Ва Абшолӯм ва тамоми мардуми Исроил гуфтанд: «Машварати Ҳушойи аркӣ аз машварати Аҳитӯфал беҳтар аст». Зеро ҳукми Парвардигор он буд, ки машварати хуби Аҳитӯфал ботил гардад, то ки Парвардигор фалокате бар Абшолӯм оварад.
  • Ва Ҳушой ба коҳинон Содӯқ ва Абётор гуфт: «Аҳитӯфал ба Абшолӯм ва пирони Исроил чунин ва чунон машварат дод, ва ман чунин ва чунон машварат додам.
  • Ва алҳол ба зудӣ бифиристед ва ба Довуд хабар дода, гӯед: ́Имшаб дар даштрӯяи биёбон наист, балки ҳатман гузар, мабодо подшоҳ ва тамоми қавме ки бо ӯ ҳастанд, талаф шаванд́».
  • Ва Йӯнотон ва Аҳимаас назди Эйн-Рӯҷел истода буданд, ва канизе рафта, ба онҳо хабар дод, ва онҳо рафта, ба подшоҳ Довуд хабар доданд, зеро ки наметавонистанд ба шаҳр омада, худро зоҳир созанд.
  • Ва навкаре онҳоро дида, ба Абшолӯм хабар дод; ва ҳар дуи онҳо ба зудӣ рафта, ба хонаи шахсе дар Баҳурим дохил шуданд, ки дар ҳавлии вай чоҳе буд, ва онҳо дар он фуруд омаданд.
  • Ва зане сарпӯши чоҳро гирифта, даҳани онро пӯшонид, ва ярма ғаллаи нимкӯфта бар рӯи он пошид, ба тавре ки чизе маълум нашуд.
  • Ва навкарони Абшолӯм назди он зан ба хона даромада, гуфтанд: «Аҳимаас ва Йӯнотон куҷоянд?» Зан ба онҳо гуфт: «Аз ҷӯи об гузаштанд». Ва онҳо ҷустуҷӯ намуда, наёфтанд, ва ба Ерусалим баргаштанд.
  • Ва баъд аз рафтанашон, инҳо аз чоҳ баромаданд, ва рафта, ба подшоҳ Довуд хабар доданд; ва ба Довуд гуфтанд: «Бархоста, ба зудӣ аз об гузаред, зеро ки Аҳитӯфал дар бораи шумо чунин машварат додааст».
  • Ва Довуд ва тамоми қавме ки бо ӯ буданд, бархоста, аз Урдун гузаштанд; то дамидани субҳ як нафар ҳам намонд, ки аз Урдун нагузашта бошад.
  • Ва Аҳитӯфал чун дид, ки машвараташ ба амал оварда нашуд, хари худро зин кард, ва бархоста, ба шаҳри худ ба хонааш рафт, ва барои аҳли хонаи худ васият намуда, худро овехт, ва мурд, ва ӯро дар мақбараи падараш дафн карданд.
  • Ва Довуд ба Маҳаноим омад; ва Абшолӯм аз Урдун гузашт, ва тамоми мардуми Исроил бо ӯ буданд.
  • Ва Абшолӯм Амосоро ба ҷои Юоб сарлашкар таъин кард; ва Амосо писари шахсе буд, ки Йитрои исроилӣ ном дошт, ва назди Абиҷал духтари Ноҳош, хоҳари Саруё, модари Юоб дохил шуда буд.
  • Ва Исроил ва Абшолӯм дар замини Ҷилъод урду заданд.
  • Ва ҳангоме ки Довуд ба Маҳаноим омад, Шубӣ писари Ноҳош аз Раббаи банӣ Аммӯн, ва Мокир писари Амиил, аз Лӯдабор, ва Барзилои ҷилъодӣ, аз Руҷлим,
  • Бистарҳо, ва табақҳо, ва зарфҳои сафолин, ва гандум, ва ҷав, ва орд, ва гандумбирён, ва лӯбиё ва наски бирён,
  • Ва асал, ва маска, ва гӯшти гӯсфанд, ва панири гов барои хӯроки Довуд ва қавме ки бо ӯ буданд, оварданд, зеро ки гуфтанд: «Қавм дар биёбон гурусна ва хаста ва ташна мебошанд».