Скрыть
4:6
Церковнославянский (рус)
И слы́ша Иевосѳе́й сы́нъ Сау́ль, я́ко у́мре Авени́ръ сы́нъ ни́ровъ въ Хевро́нѣ, и ослабѣ́ша ру́цѣ его́, и вси́ му́жiе Изра́илевы изнемого́ша.
И два́ му́жа старѣ́йшины полко́въ Иевосѳе́а сы́на Сау́ля: и́мя еди́ному Ваана́ и и́мя друго́му риха́въ, сы́нове реммо́на вироѳе́йскаго от­ сыно́въ Венiами́нихъ: я́ко виро́ѳъ вмѣня́шеся въ сынѣ́хъ Венiами́нихъ.
И от­бѣго́ша вироѳе́е въ геѳе́мъ, и бѣ́ша та́мо живу́ще до дне́шняго дне́.
И Ионаѳа́ну сы́ну Сау́лю сы́нъ бѣ́ хро́мъ нога́ма, сы́нъ пяти́ лѣ́тъ: и то́й, егда́ прiи́де воз­вѣще́нiе о Сау́лѣ и Ионаѳа́нѣ сы́нѣ его́ от­ Иезрае́ля, и взя́тъ его́ пѣ́стун­ница его́, и бѣжа́: и бы́сть тща́щейся е́й на от­ше́­ст­вiе, и паде́, и охромѣ́, и́мя же ему́ мемфивосѳе́й.
И по­идо́ста сы́нове реммо́на вироѳе́йскаго, риха́въ и Ваана́, и внидо́ста во вре́мя зно́я дневна́го въ до́мъ Иевосѳе́овъ, и то́й почива́­ше на одрѣ́ въ полу́дне:
и се́, вра́тникъ до́му очища́­ше пшени́цу и воз­дрема́ и спа́­ше, риха́въ же и Ваана́ бра́тiя утаи́в­шася внидо́ста въ до́мъ:
Иевосѳе́й же почива́­ше на одрѣ́ сво­е́мъ въ ло́жницѣ сво­е́й: и би́ста его́, и умертви́ста его́, и отъ­я́ста главу́ его́, и взя́ста главу́ его́, и от­идо́ста путе́мъ и́же на за́падъ всю́ но́щь:
и при­­несо́ста главу́ Иевосѳе́ову къ дави́ду въ Хевро́нъ и рѣ́ста къ царю́: се́, глава́ Иевосѳе́а сы́на Сау́лова врага́ тво­его́, и́же иска́­ше души́ тво­ея́, и даде́ Госпо́дь господи́ну на́­шему царю́ от­мще́нiе враго́въ его́, я́коже де́нь се́й, от­ Сау́ла врага́ тво­его́ и от­ сѣ́мене его́.
И от­вѣща́ дави́дъ риха́ву и Ваанѣ́ бра́ту его́, сыно́мъ реммо́на вироѳе́йскаго, и рече́ и́ма: жи́въ Госпо́дь, и́же изба́ви ду́шу мою́ от­ вся́кiя ско́рби:
и́бо воз­вѣсти́вый мнѣ́, я́ко у́мре Сау́лъ и Ионаѳа́нъ, и то́й бя́ше а́ки благовѣ­ст­ву́яй предо мно́ю, и я́хъ его́ и уби́хъ его́ въ секела́зѣ, ему́же до́лженъ бѣ́хъ да́ти да́ръ:
и ны́нѣ му́жiе лука́вiи уби́ша му́жа пра́ведна въ дому́ его́ на одрѣ́ его́, и ны́нѣ взыщу́ кро́ве его́ от­ руки́ ва́­шея и искореню́ ва́съ от­ земли́.
И заповѣ́да дави́дъ отроко́мъ сво­и́мъ, и уби́ша и́хъ, и от­сѣко́ша ру́цѣ и́хъ и но́зѣ и́хъ, и повѣ́сиша и́хъ надъ исто́чникомъ въ Хевро́нѣ, и главу́ Иевосѳе́ову погребо́ша во гро́бѣ Авени́ра сы́на ни́рова [въ Хевро́нѣ].
Синодальный
И услышал [Иевосфей,] сын Саулов, что умер Авенир в Хевроне, и опустились руки его, и весь Израиль смутился.
У [Иевосфея,] сына Саулова, два было предводителя войска; имя одного – Баана и имя другого – Рихав, сыновья Реммона Беерофянина, из потомков Вениаминовых, ибо и Беероф причислялся к Вениамину.
И убежали Беерофяне в Гиффаим и остались там пришельцами до сего дня.
У Ионафана, сына Саулова, был сын хромой. Пять лет было ему, когда пришло известие о Сауле и Ионафане из Изрееля, и нянька, взяв его, побежала. И когда она бежала поспешно, то он упал, и сделался хромым. Имя его Мемфивосфей.
И пошли сыны Реммона Беерофянина, Рихав и Баана, и пришли в самый жар дня к дому Иевосфея; а он спал на постели в полдень.
[А привратник дома, очищавший пшеницу, задремал и уснул] и Рихав и Баана, брат его, вошли внутрь дома, как бы для того, чтобы взять пшеницы; и поразили его в живот и убежали.
Когда они вошли в дом, [Иевосфей] лежал на постели своей, в спальной комнате своей; и они поразили его, и умертвили его, и отрубили голову его, и взяли голову его с собою, и шли пустынною дорогою всю ночь;
и принесли голову Иевосфея к Давиду в Хеврон и сказали царю: вот голова Иевосфея, сына Саула, врага твоего, который искал души твоей; ныне Господь отмстил за господина моего царя Саулу [врагу твоему] и потомству его.
И отвечал Давид Рихаву и Баане, брату его, сыновьям Реммона Беерофянина, и сказал им: жив Господь, избавивший душу мою от всякой скорби!
если того, кто принес мне известие, сказав: «вот, умер Саул, [и Ионафан]», и кто считал себя радостным вестником, я схватил и убил его в Секелаге, вместо того, чтобы дать ему награду,
то теперь, когда негодные люди убили человека невинного в его доме на постели его, неужели я не взыщу крови его от руки вашей и не истреблю вас с земли?
И приказал Давид слугам, и убили их, и отрубили им руки и ноги, и повесили их над прудом в Хевроне. А голову Иевосфея взяли и погребли во гробе Авенира, в Хевроне.
Киргизский
Хеброндо Абенердин љлгљнєн укканда, Шабулдун уулу Ишпошеттин ындыны љчтє, бєт Ысрайылдын єрљйє учту.
Шабулдун уулу Ишпошеттин эки аскер башчысы бар эле. Бирљљнєн аты – Баана, экинчисинин аты – Рейхап, алар – Ремондун уулдары, бейроттук Бенжеминдин тукумунан. Анткени Бейрот да Бенжеминге таандык болчу.
Бейроттуктар Гитайимге качып кетишип, ошол жерде келгин болуп жашап калышкан.
Шабулдун уулу Жонатандын аксак баласы бар эле. Изрейелден Шабул менен Жонатан жљнєндљ кабар келгенде, баккан аял аны алып качканда, ал беште болчу. Аял шашып чуркап бара жатканда, бала жыгылып кетип, аксак болуп калган. Анын аты Мепибешет эле.
Бейроттук Ремондун уулдары Рейхап менен Баана кєн ысыган маалда Ишпошеттин єйєнљ келишти. Ал чак тєштљ тљшљгєндљ уктап жаткан.
Рейхап бир тууганы Баана менен буудай алганы келген болуп, єйдєн ичине киришти да, аны ичке сайып, качып кетишти.
Алар єйгљ киришкенде, Ишпошет љзєнєн уктоочу бљлмљсєндљгє тљшљгєндљ жаткан. Алар аны сайып љлтєрєп, башын кесип алышты да, тєнє бою чљл менен жол жєрєштє.
Ишпошеттин башын Дљљткљ, Хебронго алып келишти да, падышага: «Бул – сени љлтєргєсє келген душманыњ Шабулдун уулу Ишпошеттин башы. Эми Тењир менин мырзам падыша єчєн Шабулдан жана анын тукумунан љч алды», – деп айтышты.
Ошондо Дљљт Рейхапка жана анын бир тууганы Баанага, бейроттук Ремондун уулдарына, мындай деди: «Менин жанымды бардык кайгыдан куткарган Тењир тирєє!
Мага “Шабул љлдє” деген кабарды айтып, љзєн жакшы кабарчы эсептеген адамга сыйлык бергендин ордуна аны кармап алып, Сыклакта љлтєргљм.
Эми кєнљљсє жок адамды љз єйєндљ, љз тљшљгєндљ жаткан жеринен љлтєргљн кара санатай кишилерди анын каны єчєн кантип жазалабай коёюн да, кантип жер єстєнљн жок кылбай коёюн?»
Дљљттєн буйругу боюнча кулдары аларды љлтєрєп, буту-колдорун кыя чабышты да, Хеброндогу кљлмљнєн єстєнљ илип коюшту. Ал эми Ишпошеттин башын Абенердин мєрзљсєнљ, Хебронго алып барып коюшту.
Ва чун писари Шоул шунид, ки Абнир дар Ҳебрӯн мурдааст, дастҳояш суст шуд, ва тамоми Исроил ба изтироб омаданд.
Ва писари Шоул ду марде дошт, ки сардорони фавҷҳо буданд; номи яке Баано ва номи дигаре Рекоб буда, онҳо писарони Риммӯни баэрӯтӣ, аз банӣ Бинёмин буданд, зеро ки Баэрӯт низ ба Бинёмин тааллуқ дошт.
Ва баэрӯтиён ба Ҷиттоим гурехта рафтанд, ва то имрӯз дар он ҷо иқомат доранд.
Ва Йӯнотон писари Шоул писари ланге дошт; ӯ панҷсола буд, ки хабари Шоул ва Йӯнотон аз Изреил расид, ва дояаш ӯро бардошта гурехт, ва ҳангоме ки вай ба гурехтан шитоб менамуд, ӯ афтода, ланг шуд; ва номаш Мефибӯшет буд.
Ва писарони Риммӯни баэрӯтӣ, Рекоб ва Баано, рафта, дар вақти гармии рӯз ба хонаи Ишбӯшет расиданд; ва ӯ дар хоби пешинӣ буд.
Ва онҳо бо баҳонаи гирифтани гандум ба даруни хона даромада, ба шиками ӯ зарба заданд; ва Рекоб ва бародараш Баано гурехтанд.
Вақте ки ба хона даромаданд, ӯ дар хонаи хоб бар бистараш хобида буд, ва онҳо ӯро зарба зада, куштанд, ва сарашро аз танаш ҷудо карда, гирифтанд, ва тамоми шаб дар саҳро роҳ паймуданд.
Ва сари Ишбӯшетро назди Довуд ба Ҳебрӯн оварда, ба подшоҳ гуфтанд: «Инак сари Ишбӯшет писари Шоули душманат, ки қасди ҷони ту дошт; ва имрӯз Парвардигор қасди хоҷаи мо подшоҳро аз Шоул ва насли вай гирифтааст».
Ва Довуд ба Рекоб ва бародараш Баано, писарони Риммӯни баэрӯтӣ, ҷавоб гардонда, ба онҳо гуфт: «Қасам ба ҳаёти Парвардигор, ки ҷони маро аз ҳар тангӣ раҳонидааст!
Ҳангоме ки шахсе ба ман хабар дода, гуфт: ́Инак, Шоул мурдааст́, ва худро муждавар мепиндошт, ман вайро гирифта, дар Сиқлоҷ куштам, ва ҳол он ки вай умедвор буд, ки ман ба вай муждагонӣ хоҳам дод,
Хусусан ҳоло, ки шахсони бадкор марди бегуноҳро дар хонааш бар бистараш куштаанд, наход ки ман хуни ӯро аз дасти шумо талаб накунам, ва шуморо аз рӯи замин нобуд нанамоям?»
Ва Довуд ба навкаронаш фармуд, ва онҳоро кушта, дастҳо ва пойҳошонро буриданд, ҷасадҳошонро назди ҳавзи Ҳебрӯн овехтанд; ва сари Ишбӯшетро гирифта, дар қабри Абнир дар Ҳебрӯн дафн карданд.

Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки