3-я книга Маккавейская, 5:1

 
  •  
  • 5:1
  • 5:2
  • 5:3
  • 5:4
  • 5:5
  • 5:6
  • 5:7
  • 5:8
  • 5:9
  • 5:10
  • 5:11
  • 5:12
  • 5:13
  • 5:14
  • 5:15
  • 5:16
  • 5:17
  • 5:18
  • 5:19
  • 5:20
  • 5:21
  • 5:22
  • 5:23
  • 5:24
  • 5:25
  • 5:26
  • 5:27
  • 5:28
  • 5:29
  • 5:30
  • 5:31
  • 5:32
  • 5:33
  • 5:34
  • 5:35
  • 5:36
  •  
  • Тогдá [цáрь] тя́жцѣ испóлненъ гнѣ́ва и я́рости, весьмá непремѣ́ненъ, при­­звáвъ éрмона слонóмъ начáлника, повелѣ́ во грядýщiй дéнь изоби́лнѣ накорми́ти слоны́ рукоя́тьми Ливáнскими и винóмъ мнóгимъ несмѣ́шенымъ всѣ́хъ напо­и́ти, и́хже бѣ́ числóмъ пя́ть сóтъ, и разсверѣ́пѣв­шихъ от­ винá нещáдно дáн­наго повести́ во срѣ́тенiе смéрти Иудéйскiя.
  • Сiя́ же повелѣ́въ воз­врати́ся на пи́рше­с­т­во, собрáвъ наипáче тѣ́хъ другóвъ и вóиновъ, и́же ненави́дяху Иудéовъ: а слононачáлникъ éрмонъ повелѣ́н­ное при­ли́чно совершá­ше.
  • Къ си́мъ же слузи́ въ вéчеръ исходя́ще вязáху рýцѣ бѣ́дныхъ и прóчую ухищря́ху о ни́хъ стрáжу, мня́ще, я́ко въ нощи́ прiи́мутъ Иудéе вкýпѣ конéчную поги́бель.
  • Иудéе же вся́каго покрóва лишéни бы́ти непщýеми язы́комъ, рáди объе́мшiя и́хъ от­всю́ду во ýзахъ нýжды, вседержи́теля Гóспода и вся́кою си́лою обладáющаго ми́лостиваго Бóга сво­егó и Отцá непрестáн­нымъ вóплемъ вси́ со слезáми при­­зывáху моля́щеся, да совѣ́тъ непрáведный, и́же на ни́хъ, премѣни́тъ и избáвитъ и́хъ от­ сýщiя предъ ногáма уготóван­ныя смéрти съ великолѣ́пнымъ явлéнiемъ.
  • Си́хъ ýбо при­­лѣ́жная моли́тва взы́де на небо: éрмонъ же неукроти́мыхъ слонóвъ напо­и́въ испóлнен­ныхъ подая́нiемъ мнóгаго винá и Ливáномъ напитáвъ, рáно во двóръ прiи́де о си́хъ воз­вѣсти́ти царю́.
  • От вѣ́чнаго же врéмене благóе создáнiе въ нощи́ и во дни́ подавáемое от­ благодѣ́тел­ст­ву­ю­щаго всѣ́мъ, и́мже áще сáмъ хóщетъ, снá чáсть послá царю́.
  • Сладчáйшимъ же и глубóкимъ одержи́мь бѣ́ дѣ́й­ст­вiемъ Влады́ки, о беззакóн­нѣмъ ýбо предложéнiи мнóго прельсти́ся, въ непрелóжнѣмъ же совѣ́тѣ зѣ́лнѣ обольщéнъ бы́сть.
  • Иудéе же предназнáменован­наго часá избѣжáв­ше, святáго Бóга сво­егó восхваля́ху, и пáки моля́ху благопримири́телнаго, да покáжетъ великомóщныя сво­ея́ руки́ держáву язы́комъ прегóрдымъ.
  • Преполовля́ющуся же ужé áки деся́тому часý, и́же ко звáнiю учинéн­ный, ви́дя звáн­ныхъ собрáв­шихся, при­­шéдъ ко царю́ толкнý, и едвá воз­буди́въ егó, показá пи́ра врéмя преходя́щее ужé, о си́хъ слóво предложи́въ: éже цáрь [въ себѣ́] размы́сливъ и обрáщься на пи́ръ, повелѣ́ при­­шéдшымъ на пи́ръ комýждо проти́ву себé воз­лещи́.
  • Егдá же бы́сть сié, поощря́ше въ пировáнiе вдáв­шихся, дабы́ настоя́щую пи́рше­ст­ва чáсть попремнóгу прáздну­ю­ще въ весéлiи препроводи́ли.
  • Мнóзѣй же бесѣ́дѣ бы́в­шей, цáрь éрмона при­­звáвъ, съ гóрькимъ прещéнiемъ вопрошá­ше, кó­ея рáди вины́ остáвлени Иудéе въ сéй дéнь жи́ви бы́ти?
  • О́ному же показáв­шу, я́ко нóщiю повелѣ́н­ное въ конéцъ при­­ведé, ксемý же и другóмъ спослýше­с­т­вовав­шымъ семý бы́ти тáко, свирѣ́п­ст­во лютѣ́йшо пáче Фалари́да имѣ́я, речé: днéшнему снý благодáр­ст­во да и́мутъ:
  • ты́ же непрелóжнѣ во грядýщiй дéнь по прéжнему уготóви слоны́ въ погублéнiе беззакóн­ныхъ Иудéевъ.
  • Сiя́ же рéкшу царю́, любéзнѣ вси́ съ рáдостiю при­­сýт­ст­ву­ю­щiи кýпно восхвали́в­ше, кíйждо въ дóмъ свóй от­идóша: и не тáко на сóнъ изнури́ша врéмя нощнóе, я́ко на ухищрéнiе вся́кихъ поругáнiй мни́мымъ окая́н­нымъ.
  • Егдá же алéкторъ воз­гласи́ ýтрен­нiй, и звѣ́ри вооружи́въ éрмонъ на вели́цѣмъ дворѣ́ поощря́ше: во грáдѣ же мнóже­с­т­во нарóда собрáшася на жáлостное позóрище, ожидáюще ýтра со тщáнiемъ.
  • Иудéе же безпрестáн­но от­ души́ стеня́ще, многослéзную моли́тву съ плачéвными пѣ́сньми [творя́ху] простирáюще рýцѣ на нéбо, моля́ху вели́каго Бóга пáки и́мъ помощи́ вскóрѣ.
  • Ещé же сóлнечнiи лучи́ не разсѣ́яшася, и царю́ другóвъ прiéмлющу, éрмонъ предстáвъ звá­ше ко исхождéнiю, показýя превоз­желѣ́н­ное царéмъ готóво бы́ти.
  • О́нъ же услы́шавъ и ужаснýвся о пребеззакóн­нѣмъ изшé­ст­вiи, по всемý невѣ́дѣнiемъ одержи́мь бы́въ вопрошá­ше: чтó дѣ́ло сié, éже вскóрѣ емý соверши́? Сié же бѣ́ дѣ́й­ст­вiе всѣ́ми Влады́че­ст­ву­ю­щаго Бóга, и́же предуготóван­ная на иудéи [мучéнiя] въ забвéнiе емý вложи́.
  • Е́рмонъ же покáзоваше и вси́ дрýзи, я́ко звѣ́рiе и вóи уготóвани сýть, о, царю́! по тво­емý понуждáющему повелѣ́нiю.
  • О́нъ же о рѣчéн­ныхъ испóлнися тя́жкiя я́рости, я́ко о си́хъ прóмысломъ Бóжiимъ разори́ся всé егó умышлéнiе, воз­зрѣ́въ речé съ прещéнiемъ:
  • áще тебѣ́ роди́теле бы́ли бы, или́ чáдъ роди́телницы, свирѣ́пымъ и ди́вiимъ звѣрéмъ уготóвали бы изоби́лную пи́щу вмѣ́сто непови́н­ныхъ, мнѣ́ и прароди́телемъ мо­и́мъ показáв­шихъ всецѣ́лую твéрдую вѣ́рность изря́дно Иудéевъ: тó áще не любвé рáди совоспитáтелныя и потрéбы, животá вмѣ́сто си́хъ лишéнъ бы́лъ бы еси́.
  • Си́це éрмонъ нечáян­ное и пребѣ́д­с­т­вен­ное подъя́ прещéнiе и зрáкомъ и лицéмъ измѣни́ся. И кíйждо от­ дрýговъ сѣ́тованiемъ одержи́ми бы́в­ше, сóбран­ныхъ от­пусти́ша ко­егóждо на своé дѣ́ло.
  • Иудéе же я́же от­ царя́ услы́шав­ше, явлéн­наго Бóга [и Гóспода] и Царя́ царéй хваля́ху, получи́в­ше сiю́ пóмощь егó.
  • По си́мъ же обы́чаемъ цáрь пáки состáвивъ пи́ръ, моля́ше [другóвъ] на весéлiе премѣни́тися. Е́рмона же при­­звáвъ съ прещéнiемъ речé: кóль крáты потрéбно тебѣ́ о тóмже повелѣвáти, преокая́н­не! ещé и ны́нѣ вооружи́ слоны́ во ýтрiе на погублéнiе Иудéйское.
  • Совоз­лежáщiи же срóдницы непостоя́н­ному егó смы́слу дивя́щеся, про­изнесóша сiя́: докóлѣ, о, царю́, áки безсловéсныхъ нáсъ искушáеши, повелѣвáя ужé трéтiе си́хъ погуби́ти и пáки о вéщехъ премѣ́н­но разрѣшáя, я́же тобóю повелѣ́н­ная?
  • и́хже рáди грáдъ о ожидáнiи стужáетъ, и испóлнися ужé смятéнiя, и бѣ́д­ст­вуетъ мнóжицею расхищéнъ бы́ти.
  • Отонýдуже цáрь испóлнився безсловéсiя по всемý, áки Фалари́дъ, и бы́в­шая ко при­­зрѣ́нiю Иудéйску въ себѣ́ премѣнéнiя души́ ни во чтó вмѣни́въ,
  • нечести́вѣйшею подтверди́ кля́твою, опредѣли́въ си́хъ ýбо неот­лóжно послáти во áдъ ногáми и копы́ты звѣ́рскими сокрушéн­ныхъ, на Иудéю же пошéдъ съ вóин­ствомъ, огнéмъ и копiéмъ со землéю соравни́ти вскóрѣ, и невхóдный нáми хрáмъ и́хъ огнéмъ сожещи́ áбiе, и совершáющихъ тáмо жéртвы пýстъ въ вѣ́чное врéмя постáвити.
  • Тогдá съ рáдостiю дрýзи и срóдницы от­шéдше, съ вѣ́рою повелѣ́ша вóиномъ стрещи́ угóдная мѣстá грáда.
  • Слононачáлникъ же звѣ́ри, áки бы рещи́, въ состоя́нiе неи́стовое при­вéдъ благовóн­ными питiя́ми винá съ Ливáномъ смѣ́шенаго, стрáшными орýдiями устрóен­ныя, ýтро рáно, грáду ужé мнóже­ст­вы безчи́слен­ными на мѣ́стѣ кóнскаго ристáнiя напóлнену бы́в­шу, в­шéдъ во двóръ на предлежá­шее поощря́ше царя́.
  • Цáрь же гнѣ́вомъ тя́жкимъ напóлнивъ злочести́вое сéрдце, всéю си́лою со звѣрьми́ свирѣ́пыми изы́де, хотя́щь неукроти́мымъ сéрдцемъ и зѣ́ницами очéсъ ви́дѣти болѣ́знен­ную и бѣ́д­с­т­вен­ную проназнáменованыхъ пáгубу.
  • Егдá же слоны́ исхождáху вратáми, и спослѣ́доваша и́мъ вóини вооружéн­нiи, и от­ мнóгихъ шé­ст­вiя прáхъ уви́дѣв­ше и тя́жка глáса кли́чь услы́шав­ше Иудéе, воз­мнѣ́в­ше себѣ́ бы́ти послѣ́днiй конéцъ животá сво­егó во мгновéнiи,
  • от­ бѣ́днаго чáянiя во умилéнiе и стенáнiе премѣни́в­шеся, облобызáху дрýгъ дрýга сплетáющеся со срóдники и на вы́и напáда­ю­ще роди́теле чáдомъ и мáтери ю́нотамъ,
  • и́ны же новорождéн­ныхъ у сосцéвъ имýщя младéнцевъ послѣ́днее ссýщихъ млекó:
  • обáче воспомянýв­ше и преждебы́в­шая и́мъ съ небесе защищéнiя, единодýшнѣ ни́цъ повéргше себé и младéнцы от­лучи́в­ше от­ сосéцъ, возопи́ша глáсомъ вéлiимъ зѣлó,
  • вся́кiя си́лы обладáтеля моля́ще, да ущéдритъ и́хъ съ явлéнiемъ, при­­ вратѣ́хъ áда ужé стоя́щихъ.
  • Тогда царь, исполненный сильного гнева и неизменный в своей ненависти, призвал Ермона, заведовавшего слонами, и приказал на следующий день всех слонов, числом пятьсот, накормить ладаном в возможно больших приемах и вдоволь напоить цельным вином и, когда они рассвирепеют от данного им в изобилии питья, вывести их на Иудеев, обреченных встретить смерть.
  • Дав такое приказание, он отправился на пиршество, пригласив особенно тех из своих друзей и воинов, которые враждовали против Иудеев; а Ермон, начальствующий над слонами, в точности исполнил его повеление.
  • Назначенные при этом служители пошли вечером вязать руки несчастным и другие принимали против них предосторожности, думая, что через ночь весь народ подвергнется конечной гибели.
  • Иудеи же, казавшиеся язычникам лишенными всякой защиты, ибо отовсюду стеснены они были тяжкими узами, призывали всемогущего Господа, властвующего над всякою властью, своего милосердого Бога и Отца, призывали все непрестающим воплем со слезами, умоляя отвратить от них нечестивый умысел и спасти их от приготовленной им смерти Своим славным явлением.
  • Прилежное моление их взошло на небо. Ермон, напоив неукротимых слонов, после обильной дачи им вина и ладана утром явился во дворец донести о сем царю.
  • Но Бог послал царю крепкий сон, этот добрый дар, от века ниспосылаемый Им и в нощи и во дни всем, кому Он хочет.
  • Божиим устроением погруженный в приятный и глубокий сон, он забыл о своем беззаконном предприятии и совершенно обманулся в своем непременном решении.
  • Иудеи же, избавившись предназначенного часа, восхваляли святаго Бога своего и снова умоляли Благопримирительного показать гордым язычникам силу всемогущей десницы Своей.
  • Когда прошла уже половина десятого часа, служитель, которому поручены были приглашения, видя, что приглашенные уже собрались, вошел к царю будить его. С трудом разбудив его, он объявил, что время пиршества проходит, и дал отчет в своем поручении. Поверив его и отправившись пить, царь приказал пришедшим на пир возлечь прямо против себя.
  • Когда это было исполнено, он поощрял собравшихся на пиршество проводить настоящую часть пиршества в полном веселье.
  • Во время продолжительной беседы царь, призвав Ермона, строго и грозно спрашивал, по какой причине Иудеи допущены пережить настоящий день?
  • Тот объявил, что еще ночью исполнил порученное ему, и друзья царя подтвердили это. Тогда царь, в жестокости лютый более, нежели Фаларис, сказал, что они должны быть благодарны сегодняшнему сну:
  • «А ты непременно на завтрашний день так же приготовь слонов на истребление беззаконных Иудеев».
  • Когда царь сказал это, все присутствующие с удовольствием и радостью изъявили ему свое одобрение, и разошлись каждый в свой дом. Время ночи употреблено было не столько на сон, сколько на изобретение всяких поруганий над мнимыми преступниками.
  • Рано утром, лишь только запел петух, Ермон вывел зверей и стал раздражать их на обширном дворе. В городе толпы народа собрались на плачевное зрелище, с нетерпением ожидая рассвета.
  • Иудеи непрестанно, томясь духом, творили молитву со многими слезами и плачевными песнями и, простирая руки к небу, умоляли величайшего Бога опять послать им скорую помощь.
  • Не распространились еще лучи солнца, и царь еще принимал своих друзей, как предстал пред ним Ермон и приглашал на выход, донося, что все готово, чего желал царь.
  • Выслушав это и изумившись предложению необычного выхода, он совершенно обо всем забыл и спрашивал: что это за дело, которое он с такою поспешностью исполнил? Было же это действием властвующего над всем Бога, Который навел на ум его забвение обо всем, что он сам прежде придумал.
  • Ермон и все друзья объясняли, говоря: царь! звери и войска приготовлены по твоему настоятельному повелению.
  • Он же исполнился сильного гнева на такие речи – ибо промыслом Божиим разрушено было все его умышление – и, сверкая глазами, сказал с угрозою:
  • если бы у тебя были родители или дети, то они послужили бы изобильною пищею для диких зверей вместо невинных Иудеев, которые мне и предкам моим сохраняли неизменную и совершенную верность. Если бы не привязанность моя к тебе по воспитанию и не заслуги твои, то ты вместо них был бы лишен жизни.
  • Так встретил Ермон неожиданную и страшную угрозу и изменился во взоре и лице, а каждый из друзей вышел с неудовольствием, и всех собравшихся отпустили каждого на свое дело.
  • Когда Иудеи услышали о такой благосклонности царя, то восхвалили Бога и Царя царей за помощь, полученную от Него.
  • После таких решений царь опять учредил пиршество и приглашал предаться веселью. Призвав же Ермона, грозно сказал: сколько раз я должен приказывать тебе, негодный, об одном и том же? Вооружи опять слонов на утро для погубления Иудеев.
  • Тогда возлежавшие вместе с ним родственники, удивляясь непостоянным его мыслям, сказали: долго ли, царь, ты будешь искушать нас как несмысленных, в третий раз повелевая истребить их, и опять, когда дойдет до дела, отменяешь и уничтожаешь свои повеления?
  • От этого и город от ожидания находится в тревоге, наполняется толпами народа и часто подвергается опасности разграбления.
  • После этого царь, совершенно, как Фаларис, исполнившись безрассудства и почитая за ничто происходившие в нем душевные перемены в пользу Иудеев,
  • подтвердил нечестивейшею клятвою и определил немедленно послать их в ад, изувеченных ногами и ступнями зверей, затем предпринять поход на Иудею, вскоре опустошить ее огнем и мечом, и недоступный нам, говорил он, храм их сжечь огнем и сделать его навсегда пустым для всех, желающих приносить там жертвы.
  • Тогда друзья и родственники, весьма обрадованные, разошлись с доверием и расположили в городе в удобнейших местах войска для стражи.
  • А начальствующий над слонами, приведя зверей, можно сказать, в бешеное состояние благоуханным питьем вина, приправленного ладаном, вооружил их страшными орудиями, и рано утром, когда уже бесчисленные толпы стремились из города на конское ристалище, пришел он во дворец и напомнил царю о том, что предлежало исполнить.
  • Царь же, полный сильного гнева, с нечестивым замыслом, вышел целым походом со зверями, желая по жестокости сердца видеть собственными глазами плачевную и бедственную гибель упомянутых людей.
  • Когда Иудеи увидели пыль, поднимавшуюся от слонов, выходивших из ворот, и следовавшего с ними вооруженного войска и также от множества народа, и услышали сильно раздавшиеся клики, то подумали, что настала последняя минута их жизни и конец их несчастнейшего ожидания.
  • Подняв плач и вопль, они целовали друг друга, обнимались с родными, бросаясь на шеи – отцы сыновьям, а матери дочерям,
  • иные же держали при грудях новорожденных младенцев, сосавших последнее молоко.
  • Зная, однако же, прежде бывшие им заступления с неба, они единодушно пали ниц, отняв от грудей младенцев,
  • и громко взывали к Властвующему над всякою властью, умоляя Его помиловать их и явить помощь им, стоящим уже при вратах ада.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Мобильная версия сайта


Библия на портале Азбука веры (312 голосов: 4.56 из 5)