Скрыть
19:7
19:14
19:39
20:14
Церковнославянский (рус)
[Зач. 42.] Бысть же внегда быти Аполлосу въ коринѳѣ, Павелъ, прошедъ вышнiя страны, прiиде во Ефесъ, и обрѣтъ нѣкiя ученики,
рече къ нимъ: аще убо Духъ святъ прiяли есте вѣровав­ше? Они же рѣша къ нему: но ниже аще Духъ святый есть, слышахомъ.
Рече же къ нимъ: во что убо крестистеся? Они же рекоша: во Иоан­ново крещенiе.
Рече же павелъ: Иоан­нъ убо крести крещенiемъ покаянiя, людемъ глаголя, да во грядущаго по немъ вѣруютъ, сирѣчь во Христа Иисуса.
Слышав­ше же крестишася во имя Господа Иисуса,
и воз­ложшу павлу на ня руцѣ, прiиде Духъ святый на ня, глаголаху же языки и пророче­с­т­воваху.
Бяше же всѣхъ мужей яко два­на­де­сять.
Вшедъ же въ сонмище, дерза­ше, не обинуяся три месяцы бесѣдуя и увѣряя, яже о цар­ст­вiи Божiи.
И егда нѣцыи ожесточахуся и пряхуся, злословяще путь Господень предъ народомъ, от­ступль от­ нихъ от­лучи ученики, по вся дни стязаяся во училищи мучителя {властителя} нѣко­его.
Сiе же бысть два лѣта, яко всѣмъ живущымъ во Асіи слышати слово Господа Иисуса, жидомъ же и еллиномъ.
Силы же не просты творяше Богъ рукама павловыма,
яко и на недужныя наносити от­ [пота] тѣла его главотяжы и убрусцы, и исцѣлитися имъ от­ недугъ, и духомъ лукавымъ исходити от­ нихъ.
Начаша же нѣцыи от­ скитающихся иудей заклинателей именовати надъ имущими духи лукавыя имя Господа Иисуса, глаголюще: заклинаемъ вы Иисусомъ, егоже павелъ проповѣдуетъ.
Бяху же нѣцыи сынове скевы Иудеанина архiереа седмь, иже сiе творяху.
Отвѣщавъ же духъ лукавый рече: Иисуса знаю и павла свѣмъ, вы же кто есте?
И скачя на нихъ человѣкъ, въ немже бѣ духъ лукавый, и одолѣвъ имъ, укрѣпися на нихъ, якоже нагимъ и ураненымъ избѣжати от­ храма онаго.
Сiе же бысть разумно всѣмъ живущымъ во Ефесѣ Иудеемъ же и еллиномъ, и нападе страхъ на всѣхъ ихъ, и велича­шеся имя Господа Иисуса:
мнози же от­ вѣровав­шихъ при­­хождаху, исповѣда­ю­ще и сказующе дѣла своя:
доволни же от­ сотворшихъ чародѣянiя, собрав­ше книги своя, сожигаху предъ всѣми: и сложиша цѣны ихъ и обрѣтоша сребра пять темъ.
Сице крѣпко слово Господне растяше и крѣпляшеся.
И якоже скончашася сiя, положи павелъ въ дусѣ, прошедъ македонiю и Ахаiю, ити во Иерусалимъ, рекъ, яко быв­шу ми тамо, подобаетъ ми и римъ видѣти.
Пославъ же въ македонiю два от­ служащихъ ему, тимоѳеа и ераста, самъ же пребысть время во Асіи.
Бысть же во время оно молва не мала о пути Господни:
димитрiй бо нѣкто именемъ, среброковачь, творяй храмы сребряны Артемидѣ, подаяше хитрецемъ дѣланiе {стяжанiе} не мало,
ихже собравъ и ины сицевыхъ вещей дѣлатели, рече: мужiе, вѣсте, яко от­ сего дѣланiя довол­ст­во житiю на­шему есть:
и видите и слышите, яко не токмо Ефесъ, но мало не всю Асію павелъ сей препрѣвъ, обрати многъ народъ, глаголя, яко не суть бози, иже руками человѣческими бываютъ:
не токмо же сiя бѣду прiемлетъ наша часть, еже бы во обличенiе не прiити, но дабы и великiя богини Артемиды храмъ ни во чтоже не вмѣнил­ся, имать же разоритися и величе­с­т­во ея, юже вся Асіа и вселен­ная почитаетъ.
Слышав­ше же и быв­ше исполнени ярости, вопiяху глаголюще: велика Артемида Ефесская.
И исполнися градъ весь мятежа: устремишася же единодушно на позорище, восхищше гаiа и Аристарха македоняны, други {сопутники} павловы.
Павлу же хотящу внити въ народъ, не оставляху его ученицы:
нѣцыи же от­ Асійскихъ началникъ, суще ему друзи, послав­ше къ нему, моляху не вдати себе въ позоръ.
Друзіи же убо ино нѣчто вопiяху: бѣ бо собранiе смущено, и множайшiи от­ нихъ не вѣдяху, чесо ради собрашася.
От народа же избраша Александра, изведшымъ его Иудеемъ. Александръ же, помаавъ рукою, хотяше от­вѣщати народу.
Разумѣв­ше же, яко Иудеанинъ есть, гласъ бысть единъ от­ всѣхъ, яко на два часа вопiющихъ: велика Артемида Ефесская.
Утишивъ же книжникъ народъ, рече: мужiе Ефесстiи, кто бо есть человѣкъ, иже не вѣсть, яко Ефесскiй градъ служитель есть великiя богини Артемиды и Дiопета?
безъ всякаго убо прекословiя симъ сице сущымъ, потребно есть вамъ безмолвнымъ быти и ничтоже безчин­но творити:
при­­ведосте бо мужей сихъ, ни храмъ [артемидинъ] окрадшихъ, ниже богиню вашу хулящихъ:
аще убо димитрiй и иже съ нимъ художницы имутъ къ кому слово, суды суть и Анѳипати суть: да по­емлютъ другъ на друга:
аще ли же что о иныхъ ищете, въ закон­нѣмъ собранiи разрѣшит­ся:
ибо бѣд­ст­вуемъ порицаеми быти о крамолѣ днешней, ни единѣй винѣ сущей, о нейже воз­можемъ воз­дати слово стремленiя сего. И сiя рекъ распусти собрав­шiйся народъ.
По утишенiи же молвы, при­­звавъ павелъ ученики, утѣшивъ и цѣловавъ ихъ, изыде ити въ македонiю.
Прошедъ же страны оны и утѣшивъ ихъ словомъ многимъ, прiиде во Елладу:
поживъ же месяцы три, быв­шу нань навѣту от­ иудей, хотящу от­везтися въ сирію, бысть хотѣнiе воз­вратитися сквоз­ѣ македонiю.
Послѣдова же ему даже до Асіи сосипатръ пирровъ берянинъ, солуняне же Аристархъ и секундъ, и гаiй дервянинъ и тимоѳей, Асіане же тихикъ и трофимъ.
Сіи предшедше ждаху насъ въ троадѣ.
Мы же от­везохомся по днехъ опрѣсночныхъ от­ Филиппъ и прiидохомъ къ нимъ въ троаду во днехъ пяти, идѣже пребыхомъ дній седмь.
[Зач. 43.] Во едину же от­ субботъ, собрав­шымся ученикомъ преломити хлѣбъ, павелъ бесѣдоваше къ нимъ, хотя изыти на утрiи, простре же слово до полунощи.
Бяху же свѣщы многи въ горницѣ, идѣже бѣхомъ собрани.
Сѣдя же нѣкто юноша, именемъ Евтихъ, во окнѣ, отягченъ сномъ глубокимъ, глаголющу павлу о мнозѣ, преклонься от­ сна, паде от­ трекровника долу, и взяша его мертва.
Сошедъ же павелъ нападе нань, и объемь его рече: не молвите, ибо душа его въ немъ есть.
Возшедъ же и преломль хлѣбъ и вкушь, доволно же бесѣдовавъ даже до зари, и тако изыде.
Приведоша же отрока жива и утѣшишася не мало.
Мы же, при­­шедше въ корабль, от­везохомся во ассонъ, от­туду хотяще пояти павла: тако бо намъ бѣ повелѣлъ, хотя самъ пѣшь ити.
И якоже снидеся съ нами во ассонѣ, вземше его прiидохомъ въ Митилинъ.
И от­туду от­везшеся, во утрiе при­­стахомъ противу хію, въ другій же от­везохомся въ самонъ, и пребыв­ше въ трогилліи, въ грядущiй же день прiидохомъ въ Милитъ:
[Зач. 44.] суди бо павелъ мимо ити Ефесъ, яко да не будетъ ему закоснѣти во Асіи, тща­шебося, аще воз­можно будетъ, въ день пятьдесятный быти во Иерусалимѣ.
От Милита же пославъ во Ефесъ, при­­зва пресвитеры церковныя,
и якоже прiидоша къ нему, рече къ нимъ: вы вѣсте, яко от­ перваго дне, от­нелиже прiидохъ во Асію, како съ вами все время быхъ,
работая Господеви со всякимъ смиреномудрiемъ и многими слезами и напастьми, при­­лучив­шимися мнѣ от­ Иудейскихъ навѣтъ:
яко ни въ чесомъ от­ полезныхъ обинухся, еже сказати вамъ и научити васъ предъ людьми и по домомъ,
засвидѣтел­ст­вуя Иудеемъ же и еллиномъ еже къ Богу покаянiе и вѣру яже въ Господа на­шего Иисуса Христа.
И нынѣ, се, азъ связанъ духомъ гряду во Иерусалимъ, яже въ немъ хотящая при­­ключитися мнѣ не вѣдый:
точiю яко Духъ святый по вся грады свидѣтел­ст­вуетъ, глаголя, яко узы мене и скорби ждутъ.
Но ни едино же попеченiе творю, ниже имамъ душу мою честну себѣ, развѣ еже скончати теченiе мое съ радостiю и службу, юже прiяхъ от­ Господа Иисуса, засвидѣтел­ст­вовати евангелiе благодати Божiя.
И нынѣ, се, азъ вѣмъ, яко ктому не узрите лица мо­его вы вси, въ нихже про­идохъ проповѣдуя цар­ст­вiе Божiе.
Тѣмже свидѣтел­ст­вую вамъ во днешнiй день, яко чистъ азъ от­ крове всѣхъ,
не обинухся бо сказати вамъ всю волю Божiю.
Внимайте убо себѣ и всему стаду, въ немже васъ Духъ святый постави епископы, пасти церковь Господа и Бога, юже стяжа кровiю сво­ею.
Азъ бо вѣмъ сiе, яко по от­ше­ст­вiи мо­емъ внидутъ волцы тяжцы въ васъ, не щадящiи стада:
и от­ васъ самѣхъ востанутъ мужiе глаголющiи развращеная, еже от­торгати ученики вслѣдъ себе.
Сего ради бдите, поминающе, яко три лѣта нощь и день не престаяхъ учя со слезами единаго когождо васъ.
И нынѣ предаю васъ, братiе, богови и слову благодати его, могущему наздати и дати вамъ наслѣдiе во освящен­ныхъ всѣхъ.
Сребра или злата или ризъ ни единаго воз­желахъ:
сами вѣсте, яко требованiю мо­ему и сущымъ со мною послужистѣ руцѣ мо­и сіи.
Вся сказахъ вамъ, яко тако труждающымся подобаетъ заступати немощныя, поминати же слово Господа Иисуса, яко самъ рече: блажен­нѣе есть паче даяти, нежели прiимати.
И сiя рекъ, преклонь колѣна своя, со всѣми ими помолися.
Многъ же бысть плачь всѣмъ: и нападше на выю павлову, облобызаху его,
скорбяще наипаче о словеси, еже рече, яко ктому не имутъ лица его узрѣти. Провождаху же его въ корабль.
[Зач. 42.] Во время пребывания Аполлоса в Коринфе Павел, пройдя верхние страны, прибыл в Ефес и, найдя там некоторых учеников,
сказал им: приняли ли вы Святаго Духа, уверовав? Они же сказали ему: мы даже и не слыхали, есть ли Дух Святый.
Он сказал им: во что же вы крестились? Они отвечали: во Иоанново крещение.
Павел сказал: Иоанн крестил крещением покаяния, говоря людям, чтобы веровали в Грядущего по нем, то есть во Христа Иисуса.
Услышав это, они крестились во имя Господа Иисуса,
и, когда Павел возложил на них руки, нисшел на них Дух Святый, и они стали говорить иными языками и пророчествовать.
Всех их было человек около двенадцати.
Придя в синагогу, он небоязненно проповедовал три месяца, беседуя и удостоверяя о Царствии Божием.
Но как некоторые ожесточились и не верили, злословя путь Господень перед народом, то он, оставив их, отделил учеников, и ежедневно проповедовал в училище некоего Тиранна.
Это продолжалось до двух лет, так что все жители Асии слышали проповедь о Господе Иисусе, как Иудеи, так и Еллины.
Бог же творил немало чудес руками Павла,
так что на больных возлагали платки и опоясания с тела его, и у них прекращались болезни, и злые духи выходили из них.
Даже некоторые из скитающихся Иудейских заклинателей стали употреблять над имеющими злых духов имя Господа Иисуса, говоря: заклинаем вас Иисусом, Которого Павел проповедует.
Это делали какие-то семь сынов Иудейского первосвященника Скевы.
Но злой дух сказал в ответ: Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто?
И бросился на них человек, в котором был злой дух, и, одолев их, взял над ними такую силу, что они, нагие и избитые, выбежали из того дома.
Это сделалось известно всем живущим в Ефесе Иудеям и Еллинам, и напал страх на всех их, и величаемо было имя Господа Иисуса.
Многие же из уверовавших приходили, исповедуя и открывая дела свои.
А из занимавшихся чародейством довольно многие, собрав книги свои, сожгли перед всеми, и сложили цены их, и оказалось их на пятьдесят тысяч драхм.
С такою силою возрастало и возмогало слово Господне.
Когда же это совершилось, Павел положил в духе, пройдя Македонию и Ахаию, идти в Иерусалим, сказав: побывав там, я должен видеть и Рим.
И, послав в Македонию двоих из служивших ему, Тимофея и Ераста, сам остался на время в Асии.
В то время произошел немалый мятеж против пути Господня,
ибо некто серебряник, именем Димитрий, делавший серебряные храмы Артемиды и доставлявший художникам немалую прибыль,
собрав их и других подобных ремесленников, сказал: друзья! вы знаете, что от этого ремесла зависит благосостояние наше;
между тем вы видите и слышите, что не только в Ефесе, но почти во всей Асии этот Павел своими убеждениями совратил немалое число людей, говоря, что делаемые руками человеческими не суть боги.
А это нам угрожает тем, что не только ремесло наше придет в презрение, но и храм великой богини Артемиды ничего не будет значить, и испровергнется величие той, которую почитает вся Асия и вселенная.
Выслушав это, они исполнились ярости и стали кричать, говоря: велика Артемида Ефесская!
И весь город наполнился смятением. Схватив Македонян Гаия и Аристарха, спутников Павловых, они единодушно устремились на зрелище.
Когда же Павел хотел войти в народ, ученики не допустили его.
Также и некоторые из Асийских начальников, будучи друзьями его, послав к нему, просили не показываться на зрелище.
Между тем одни кричали одно, а другие другое, ибо собрание было беспорядочное, и большая часть собравшихся не знали, зачем собрались.
По предложению Иудеев, из народа вызван был Александр. Дав знак рукою, Александр хотел говорить к народу.
Когда же узнали, что он Иудей, то закричали все в один голос, и около двух часов кричали: велика Артемида Ефесская!
Блюститель же порядка, утишив народ, сказал: мужи Ефесские! какой человек не знает, что город Ефес есть служитель великой богини Артемиды и Диопета?
Если же в этом нет спора, то надобно вам быть спокойными и не поступать опрометчиво.
А вы привели этих мужей, которые ни храма Артемидина не обокрали, ни богини вашей не хулили.
Если же Димитрий и другие с ним художники имеют жалобу на кого-нибудь, то есть судебные собрания и есть проконсулы: пусть жалуются друг на друга.
А если вы ищете чего-нибудь другого, то это будет решено в законном собрании.
Ибо мы находимся в опасности – за происшедшее ныне быть обвиненными в возмущении, так как нет никакой причины, которою мы могли бы оправдать такое сборище. Сказав это, он распустил собрание.
По прекращении мятежа Павел, призвав учеников и дав им наставления и простившись с ними, вышел и пошел в Македонию.
Пройдя же те места и преподав верующим обильные наставления, пришел в Елладу.
Там пробыл он три месяца. Когда же, по случаю возмущения, сделанного против него Иудеями, он хотел отправиться в Сирию, то пришло ему на мысль возвратиться через Македонию.
Его сопровождали до Асии Сосипатр Пирров, Вериянин, и из Фессалоникийцев Аристарх и Секунд, и Гаий Дервянин и Тимофей, и Асийцы Тихик и Трофим.
Они, пойдя вперед, ожидали нас в Троаде.
А мы, после дней опресночных, отплыли из Филипп и дней в пять прибыли к ним в Троаду, где пробыли семь дней.
[Зач. 43.] В первый же день недели, когда ученики собрались для преломления хлеба, Павел, намереваясь отправиться в следующий день, беседовал с ними и продолжил слово до полуночи.
В горнице, где мы собрались, было довольно светильников.
Во время продолжительной беседы Павловой один юноша, именем Евтих, сидевший на окне, погрузился в глубокий сон и, пошатнувшись, сонный упал вниз с третьего жилья, и поднят мертвым.
Павел, сойдя, пал на него и, обняв его, сказал: не тревожьтесь, ибо душа его в нем.
Взойдя же и преломив хлеб и вкусив, беседовал довольно, даже до рассвета, и потом вышел.
Между тем отрока привели живого, и немало утешились.
Мы пошли вперед на корабль и поплыли в Асс, чтобы взять оттуда Павла; ибо он так приказал нам, намереваясь сам идти пешком.
Когда же он сошелся с нами в Ассе, то, взяв его, мы прибыли в Митилину.
И, отплыв оттуда, в следующий день мы остановились против Хиоса, а на другой пристали к Самосу и, побывав в Трогиллии, в следующий день прибыли в Милит,
[Зач. 44.] ибо Павлу рассудилось миновать Ефес, чтобы не замедлить ему в Асии; потому что он поспешал, если можно, в день Пятидесятницы быть в Иерусалиме.
Из Милита же послав в Ефес, он призвал пресвитеров церкви,
и, когда они пришли к нему, он сказал им: вы знаете, как я с первого дня, в который пришел в Асию, все время был с вами,
работая Господу со всяким смиренномудрием и многими слезами, среди искушений, приключавшихся мне по злоумышлениям Иудеев;
как я не пропустил ничего полезного, о чем вам не проповедовал бы и чему не учил бы вас всенародно и по домам,
возвещая Иудеям и Еллинам покаяние пред Богом и веру в Господа нашего Иисуса Христа.
И вот, ныне я, по влечению Духа, иду в Иерусалим, не зная, что там встретится со мною;
только Дух Святый по всем городам свидетельствует, говоря, что узы и скорби ждут меня.
Но я ни на что не взираю и не дорожу своею жизнью, только бы с радостью совершить поприще мое и служение, которое я принял от Господа Иисуса, проповедать Евангелие благодати Божией.
И ныне, вот, я знаю, что уже не увидите лица моего все вы, между которыми ходил я, проповедуя Царствие Божие.
Посему свидетельствую вам в нынешний день, что чист я от крови всех,
ибо я не упускал возвещать вам всю волю Божию.
Итак внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею.
Ибо я знаю, что, по отшествии моем, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада;
и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собою.
Посему бодрствуйте, памятуя, что я три года день и ночь непрестанно со слезами учил каждого из вас.
И ныне предаю вас, братия, Богу и слову благодати Его, могущему назидать вас более и дать вам наследие со всеми освященными.
Ни серебра, ни золота, ни одежды я ни от кого не пожелал:
сами знаете, что нуждам моим и нуждам бывших при мне послужили руки мои сии.
Во всем показал я вам, что, так трудясь, надобно поддерживать слабых и памятовать слова Господа Иисуса, ибо Он Сам сказал: «блаженнее давать, нежели принимать».
Сказав это, он преклонил колени свои и со всеми ими помолился.
Тогда немалый плач был у всех, и, падая на выю Павла, целовали его,
скорбя особенно от сказанного им слова, что они уже не увидят лица его. И провожали его до корабля.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха
Библ. энциклопедия Библейский словарь Словарь библ. образов