Скрыть
Церковнославянский (рус)
Си́це показа́ ми Госпо́дь Бо́гъ, и се́, при­­пло́дъ пру́жiй иды́й у́трен­нiй, и се́, гу́сеница, еди́нъ го́гъ ца́рь.
И бу́детъ, а́ще сконча́етъ яды́й траву́ земну́ю, и рѣ́хъ: Го́споди, Го́споди, ми́лостивъ бу́ди, кто́ воз­ста́витъ Иа́кова? я́ко ма́лъ е́сть.
Раска́йся о се́мъ, Го́споди: и сiе́ не бу́детъ, глаго́летъ Госпо́дь.
Си́це показа́ ми Госпо́дь, и се́, при­­зва́ прю́ во огни́ Госпо́дь Бо́гъ, и пояде́ бе́здну мно́гу, и пояде́ ча́сть.
И рѣ́хъ: Го́споди, Го́споди, преста́ни ны́нѣ, кто́ воз­ста́витъ Иа́кова? я́ко ма́лъ е́сть.
Раска́йся о се́мъ, Го́споди: и сiе́ не бу́детъ, глаго́летъ Госпо́дь.
Си́це показа́ ми Госпо́дь: и се́, му́жъ стоя́й на огра́дѣ адама́нтовѣ, и въ руцѣ́ его́ адама́нтъ.
И рече́ Госпо́дь ко мнѣ́: что́ ты́ ви́диши, Амо́се? И рѣ́хъ: адама́нтъ. И рече́ Госпо́дь ко мнѣ́: се́, а́зъ учиню́ адама́нта средѣ́ люді́й мо­и́хъ Изра́иля, ктому́ не при­­ложу́, е́же мимо­ити́ его́:
и потребя́т­ся тре́бища смѣ́ха, и тре́бы Изра́илевы опустѣ́ютъ, и воста́ну на до́мъ иеровоа́мль со ору́жiемъ.
И посла́ Амасі́а жре́цъ Веѳи́ль­скiй ко иеровоа́му царю́ Изра́илеву глаго́ля: развра́ты твори́тъ на тя́ Амо́съ средѣ́ до́му Изра́илева, не воз­мо́жетъ земля́ подъя́ти всѣ́хъ слове́съ его́,
поне́же сiя́ глаго́летъ Амо́съ: ору́жiемъ сконча́ет­ся иеровоа́мъ, Изра́иль же плѣне́нъ от­веде́т­ся от­ земли́ сво­ея́.
И рече́ Амасі́а ко Амо́сови: ви́дяй гряди́ и от­иди́ ты́ на зе́млю Иу́дину, и та́мо живи́, и та́мо да прорица́еши:
а въ Веѳи́ли посе́мъ не при­­ложи́ прорица́ти, я́ко освяще́нiе царя́ е́сть и до́мъ е́сть ца́р­ст­ва.
И от­вѣща́ Амо́съ и рече́ ко Амасі́и: не бѣ́хъ проро́къ а́зъ, ниже́ сы́нъ проро́чь, но па́стырь бѣ́хъ и я́годичiя обира́я:
и поя́ мя Госпо́дь от­ ове́цъ и рече́ ко мнѣ́: иди́ и прорцы́ на лю́ди моя́ Изра́иля.
И ны́нѣ слы́ши сло́во Госпо́дне: ты́ глаго́леши: не прорица́й на Изра́иля и не воз­муща́й наро́да на до́мъ Иа́ковль:
сего́ ра́ди сiя́ глаго́летъ Госпо́дь: жена́ твоя́ во гра́дѣ соблу́дитъ, сы́нове же тво­и́ и дще́ри ору́жiемъ паду́тъ, и земля́ твоя́ у́жемъ измѣ́рит­ся, и ты́ на земли́ нечи́стѣй сконча́ешися, и Изра́иль плѣне́нъ от­веде́т­ся от­ земли́ сво­ея́.
Синодальный
Такое видение открыл мне Господь Бог: вот, Он создал саранчу в начале произрастания поздней травы, и это была трава после царского покоса.
И было, когда она окончила есть траву на земле, я сказал: Господи Боже! пощади; как устоит Иаков? он очень мал.
И пожалел Господь о том; «не будет сего», сказал Господь.
Такое видение открыл мне Господь Бог: вот, Господь Бог произвел для суда огонь, – и он пожрал великую пучину, пожрал и часть земли.
И сказал я: Господи Боже! останови; как устоит Иаков? он очень мал.
И пожалел Господь о том; «и этого не будет», сказал Господь Бог.
Такое видение открыл Он мне: вот, Господь стоял на отвесной стене, и в руке у Него свинцовый отвес.
И сказал мне Господь: что ты видишь, Амос? Я ответил: отвес. И Господь сказал: вот, положу отвес среди народа Моего, Израиля; не буду более прощать ему.
И опустошены будут жертвенные высоты Исааковы, и разрушены будут святилища Израилевы, и восстану с мечом против дома Иеровоамова.
И послал Амасия, священник Вефильский, к Иеровоаму, царю Израильскому, сказать: Амос производит возмущение против тебя среди дома Израилева; земля не может терпеть всех слов его.
Ибо так говорит Амос: «от меча умрет Иеровоам, а Израиль непременно отведен будет пленным из земли своей».
И сказал Амасия Амосу: провидец! пойди и удались в землю Иудину; там ешь хлеб, и там пророчествуй,
а в Вефиле больше не пророчествуй, ибо он святыня царя и дом царский.
И отвечал Амос и сказал Амасии: я не пророк и не сын пророка; я был пастух и собирал сикоморы.
Но Господь взял меня от овец и сказал мне Господь: «иди, пророчествуй к народу Моему, Израилю».
Теперь выслушай слово Господне. Ты говоришь: «не пророчествуй на Израиля и не произноси слов на дом Исааков».
За это, вот что говорит Господь: жена твоя будет обесчещена в городе, сыновья и дочери твои падут от меча, земля твоя будет разделена межевою вервью, а ты умрешь в земле нечистой, и Израиль непременно выведен будет из земли своей.
Грузинский
ასე მახილვინა უფალმა ღმერთმა: აჰა, შექმნა მან კალია გვიანი ბალახის ამოსვლისას, და აჰა, აღმოცენდა ბალახი სამეფო თიბვის შემდეგ.
როცა მოათავა ბალახის ჭამა მიწაზე, მე ვთქვი: უფალო ღმერთო, მომიტევე! რა გადაარჩენს იაკობს? რადგან ისედაც მცირეა-მეთქი.
გადაიფიქრა უფალმა, არ მოხდებაო, თქვა უფალმა.
ასე მახილვინა უფალმა ღმერთმა: აჰა, მოუხმო უფალმა ღმერთმა ცეცხლის სასჯელს და შთანთქა მან დიდი უფსკრული და შთანთქა ყანები.
მე ვთქვი: უფალო ღმერთო! დააყენე. რა გადაარჩენს იაკობს? რადგან ისედაც მცირეა-მეთქი.
გადაიფიქრა უფალმა, არც ეს მოხდებაო, თქვა უფალმა ღმერთმა.
ასე მახილვინა: აჰა, დგას უფალი შვეულ კედელზე და შვეული უჭირავს ხელში.
მითხრა უფალმა: რას ხედავ, ამოს? ვუთხარი: შვეულს. თქვა უფალმა: აჰა, დავდებ შვეულს ჩემი ერის, ისრაელის, შუაგულში; მეტს აღარ ვაპატიებ მას.
გაუკაცურდება ისაკის გორაკები და ისრაელის საწმიდარები განადგურდება; მახვილით აღვდგები იერობოამის სახლის წინააღმდეგ.
შეუთვალა ამაციამ, ბეთილის მღვდელმა, იერობოამს, ისრაელის მეფეს: შეთქმულებას გიწყობს ამოსი შუაგულ ისრაელის სახლში; მიწა ვერ აიტანს მის სიტყვებს;
რადგან ასე ამბობს ამოსი: მახვილით მოკვდება იერობოამი და ტყვედ წავაო ისრაელი თავისი ქვეყნიდან.
უთხრა ამაციამ ამოსს: მისანო, გაიქეცი იუდას ქვეყანაში, იქ ჭამე პური და იქ იწინასწარმეტყველე.
ბეთილში ნუღარ იწინასწარმეტყველებ, რადგან ის სამეფო საწმიდარია და სამეფო სახლი.
მიუგო ამოსმა ამაციას და უთხრა: მე არც წინასწარმეტყველი ვარ და არც წინასწარმეტყველის შვილი; მწყემსი ვარ მე და ლეღვის მომყვანი;
წამომიყვანა უფალმა ფარიდან და მითხრა უფალმა, წადი, უწინასწარმეტყველე ჩემს ერს, ისრაელსო.
ახლა ისმინე უფლის სიტყვა. შენ ამბობ, არ იწინასწარმეტყველო ისრაელის წინააღმდეგ და არ იქადაგო ისაკის სახლის წინააღმდეგო.
ამიტომ, ასე ამბობს უფალი: შენი ცოლი იბოზებს ქალაქში და შენი ვაჟები და ასულები მახვილით დაეცემიან; შენი მიწა საბელით დანაწილდება, უწმიდურ მიწაზე მოკვდები შენ, ისრაელი კი ტყვედ წავა თავისი ქვეყნიდან.
Kolm nägemust hävingust
Issand Jumal andis mulle niisuguse nägemuse: vaata, ta oli valmistamas rohutirtse, kui ädal oli hakanud kasvama; ja vaata, see oli ädal pärast niitmist kuningale.
Ja kui rohutirtsud olid maa rohu ära söönud, siis ütlesin mina: „Issand Jumal, anna ometi andeks! Kuidas küll Jaakob püsib, kui ta jääb nii väikeseks?”
Issand kahetses seda. „See ei sünni!” ütles Issand.
Issand Jumal andis mulle niisuguse nägemuse: vaata, Issand Jumal kutsus karistuseks tule ja see hävitas suure sügavuse veed ning hakkas hävitama põllumaad.
Siis ütlesin mina: „Issand Jumal, lõpeta ometi! Kuidas küll Jaakob püsib, kui ta jääb nii väikeseks?”
Issand kahetses seda. „Seegi ei sünni!” ütles Issand Jumal.
Ta andis mulle niisuguse nägemuse: vaata, Issand seisis looditud müüril ja tal oli käes tinalood.
Ja Issand küsis minult: „Mida sa näed, Aamos?” Ja ma vastasin: „Loodi.” Siis ütles Issand: „Vaata, ma panen loodi oma Iisraeli rahva keskele. Ma ei lähe enam temast mööda,
vaid Iisaki ohvrikünkad hävitatakse ja Iisraeli pühamud rüüstatakse, ja ma tõusen mõõgaga Jerobeami soo vastu.”
Aamos ja Amasja
Amasja, Peeteli preester, läkitas siis Iisraeli kuningale Jerobeamile ütlema: „Aamos peab salanõu sinu vastu Iisraeli soo keskel. Maa ei suuda taluda kõiki tema sõnu.
Sest Aamos on öelnud nõnda: Jerobeam sureb mõõga läbi ja Iisrael viiakse vangi, ära omaenese maalt.”
Ja Amasja ütles Aamosele: „Sina, nägija, mine, põgene Juudamaale, söö seal leiba ja ennusta seal!
Aga Peetelis ei tohi sa enam ennustada, sest see on kuninga pühamu ja kuningriigi tempel.”
Siis Aamos vastas ja ütles Amasjale: „Mina ei ole prohvet ega prohvetijünger, vaid olen karjane ja metsviigipuude vääristaja.
Aga Issand võttis mind karja järelt ja ütles mulle: Mine, ennusta mu rahvale Iisraelile!
Ja kuule siis nüüd Issanda sõna: Sina ütled: Ära ennusta Iisraelile ja ära pilla sõnu Iisaki soole!
Sellepärast ütleb Issand nõnda: Su naine saab linnas hooraks, su pojad ja su tütred langevad mõõga läbi, su maa jaotatakse nööriga, sa ise sured roojasel maal ja Iisrael peab minema vangi, ära omaenese maalt.”
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки