Скрыть
Церковнославянский (рус)
Апока́липсисъ {от­крове́нiе} Иису́са Христа́, его́же {е́же} даде́ ему́ Бо́гъ, показа́ти рабо́мъ сво­и́мъ, и́мже подоба́етъ бы́ти вско́рѣ. И сказа́, посла́въ чрезъ а́нгела сво­его́ рабу́ сво­ему́ Иоа́н­ну,
и́же свидѣ́тел­ст­вова сло́во Бо́жiе и свидѣ́тел­ст­во Иису́съ Христо́во, и ели́ка ви́дѣ.
Блаже́нъ чты́й, и слы́шащiи словеса́ проро́че­ст­вiя, и соблюда́ющiи пи́саная въ не́мъ: вре́мя бо бли́зъ.
Иоа́н­нъ седми́мъ це́рквамъ, я́же су́ть во Асі́и: благода́ть ва́мъ и ми́ръ от­ су́щаго, и и́же бѣ́, и гряду́щаго, и от­ седми́ духо́въ, и́же предъ престо́ломъ его́ су́ть,
и от­ Иису́са Христа́, и́же е́сть свидѣ́тель вѣ́рный, пе́рвенецъ изъ ме́ртвыхъ и кня́зь царе́й земны́хъ: лю́бящу ны́ и омы́в­шу на́съ от­ грѣ́хъ на́шихъ кро́вiю сво­е́ю,
и сотвори́лъ е́сть на́съ цари́ и иере́и Бо́гу и Отцу́ сво­ему́, тому́ сла́ва и держа́ва во вѣ́ки вѣко́въ. Ами́нь.
Се́, гряде́тъ со о́блаки, и у́зритъ его́ вся́ко о́ко и и́же его́ прободо́ша, и пла́чь сотворя́тъ о не́мъ вся́ колѣ́на земна́я. Е́й, ами́нь.
А́зъ е́смь а́лфа и оме́га, нача́токъ и коне́цъ, глаго́летъ Госпо́дь, сы́й, и и́же бѣ́, и гряды́й, Вседержи́тель.
А́зъ Иоа́н­нъ, и́же и бра́тъ ва́шъ и о́бщникъ въ печа́ли и во ца́р­ст­вiи и въ терпѣ́нiи Иису́съ Христо́вѣ, бы́хъ во о́стровѣ нарица́емѣмъ па́тмосъ за сло́во Бо́жiе и за свидѣ́тел­ст­во Иису́съ Христо́во.
Бы́хъ въ ду́сѣ въ де́нь недѣ́лный, и слы́шахъ за собо́ю гла́съ ве́лiй я́ко трубы́ глаго́лющiя: а́зъ е́смь а́лфа и оме́га, пе́рвый и послѣ́днiй:
и: я́же ви́диши, напиши́ въ кни́гу, и посли́ це́рквамъ, я́же су́ть во Асі́и: во Ефе́съ и въ сми́рну, въ перга́мъ и въ Ѳиати́ръ, и въ сарди́съ и въ Филаделфі́ю и въ лаодикі́ю.
И обрати́хся ви́дѣти гла́съ, и́же глаго́лаше со мно́ю: и обрати́вся ви́дѣхъ се́дмь свѣти́лникъ златы́хъ,
и посредѣ́ седми́ свѣти́лниковъ подо́бна Сы́ну человѣ́чу, облече́на въ поди́ръ и препоя́сана при­­ сосцу́ по́ясомъ златы́мъ:
глава́ же его́ и вла́си бѣлы́ а́ки яри́на бѣ́лая, я́коже снѣ́гъ: и о́чи его́ я́ко пла́мень о́гненъ:
и но́зѣ его́ подо́бнѣ халколива́ну, я́коже въ пещи́ разжже́н­нѣ: и гла́съ его́ я́ко гла́съ во́дъ мно́гъ:
и держя́ въ руцѣ́ сво­е́й деснѣ́й се́дмь звѣ́здъ: и изъ у́стъ его́ ме́чь обою́ду о́стръ изостре́нъ исходя́й: и лице́ его́ я́коже со́лнце сiя́етъ въ си́лѣ сво­е́й.
И егда́ ви́дѣхъ его́, падо́хъ къ нога́ма его́ я́ко ме́ртвъ. И положи́ десни́цу свою́ на мнѣ́, глаго́ля ми́: не бо́йся: а́зъ е́смь пе́рвый и послѣ́днiй
и живы́й: и бы́хъ ме́ртвъ, и се́, жи́въ е́смь во вѣ́ки вѣко́въ, ами́нь: и и́мамъ ключи́ а́да и сме́рти.
Напиши́ у́бо, я́же ви́дѣлъ еси́, и я́же су́ть, и и́мже подоба́етъ бы́ти по се́мъ.
Та́ин­ство седми́ звѣ́здъ, я́же ви́дѣлъ еси́ на десни́цѣ мо­е́й, и се́дмь свѣти́лникъ златы́хъ: се́дмь звѣ́здъ а́нгели седми́ церкве́й су́ть: и се́дмь свѣти́лниковъ, я́же ви́дѣлъ еси́, се́дмь церкве́й су́ть.
Синодальный
Откровение Иисуса Христа, которое дал Ему Бог, чтобы показать рабам Своим, чему надлежит быть вскоре. И Он показал, послав оное через Ангела Своего рабу Своему Иоанну,
который свидетельствовал слово Божие и свидетельство Иисуса Христа и что он видел.
Блажен читающий и слушающие слова пророчества сего и соблюдающие написанное в нем; ибо время близко.
Иоанн семи церквам, находящимся в Асии: благодать вам и мир от Того, Который есть и был и грядет, и от семи духов, находящихся перед престолом Его,
и от Иисуса Христа, Который есть свидетель верный, первенец из мертвых и владыка царей земных. Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших Кровию Своею
и соделавшему нас царями и священниками Богу и Отцу Своему, слава и держава во веки веков, аминь.
Се, грядет с облаками, и узрит Его всякое око и те, которые пронзили Его; и возрыдают пред Ним все племена земные. Ей, аминь.
Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель.
Я, Иоанн, брат ваш и соучастник в скорби и в царствии и в терпении Иисуса Христа, был на острове, называемом Патмос, за слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа.
Я был в духе в день воскресный, и слышал позади себя громкий голос, как бы трубный, который говорил: Я есмь Альфа и Омега, Первый и Последний;
то, что видишь, напиши в книгу и пошли церквам, находящимся в Асии: в Ефес, и в Смирну, и в Пергам, и в Фиатиру, и в Сардис, и в Филадельфию, и в Лаодикию.
Я обратился, чтобы увидеть, чей голос, говоривший со мною; и обратившись, увидел семь золотых светильников
и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому, облеченного в подир* и по персям опоясанного золотым поясом: //*Длинная одежда Иудейских первосвященников и царей.
глава Его и волосы белы, как белая во́лна, как снег; и очи Его, как пламень огненный;
и ноги Его подобны халколивану, как раскаленные в печи, и голос Его, как шум вод многих.
Он держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч; и лице Его, как солнце, сияющее в силе своей.
И когда я увидел Его, то пал к ногам Его, как мертвый. И Он положил на меня десницу Свою и сказал мне: не бойся; Я есмь Первый и Последний,
и живый; и был мертв, и се, жив во веки веков, аминь; и имею ключи ада и смерти.
Итак напиши, что ты видел, и что есть, и что будет после сего.
Тайна семи звезд, которые ты видел в деснице Моей, и семи золотых светильников есть сия: семь звезд суть Ангелы семи церквей; а семь светильников, которые ты видел, суть семь церквей.
Греческий
ἀπο­κάλυψις Ἰησοῦ Χριστοῦ ἣν ἔδωκεν αὐτῷ ὁ θεός δεῖξαι τοῖς δούλοις αὐτοῦ ἃ δεῖ γενέσθαι ἐν τάχει καὶ ἐσήμανεν ἀπο­στείλας δια­̀ τοῦ ἀγγέλου αὐτοῦ τῷ δούλῳ αὐτοῦ Ἰωάννῃ
ὃς ἐμαρτύρησεν τὸν λόγον τοῦ θεοῦ καὶ τὴν μαρτυρίαν Ἰησοῦ Χριστοῦ ὅσα εἶδεν
μακάριος ὁ ἀναγινώσκων καὶ οἱ ἀκούον­τες τοὺς λόγους τῆς προ­φητείας καὶ τηροῦν­τες τὰ ἐν αὐτῇ γεγραμμένα ὁ γὰρ καιρὸς ἐγγύς
Ἰωάννης ταῖς ἑπτὰ ἐκκλησίαις ταῖς ἐν τῇ Ἀσίᾳ χάρις ὑμῖν καὶ εἰρήνη ἀπο­̀ ὁ ὢν καὶ ὁ ἦν καὶ ὁ ἐρχό­με­νος καὶ ἀπο­̀ τῶν ἑπτὰ πνευμάτων ἃ ἐνώπιον τοῦ θρόνου αὐτοῦ
καὶ ἀπο­̀ Ἰησοῦ Χριστοῦ ὁ μάρτυς ὁ πιστός ὁ πρωτότοκος τῶν νεκρῶν καὶ ὁ ἄρχων τῶν βασιλέων τῆς γῆς τῷ ἀγαπῶν­τι ἡμᾶς καὶ λύσαν­τι ἡμᾶς ἐκ τῶν ἁμαρτιῶν ἡμῶν ἐν τῷ αἵματι αὐτοῦ
καὶ ἐποίησεν ἡμᾶς βασιλείαν ἱερεῖς τῷ θεῷ καὶ πατρὶ αὐτοῦ αὐτῷ ἡ δόξα καὶ τὸ κράτος εἰς τοὺς αἰῶνας τῶν αἰώνων ἀμήν
ἰδοὺ ἔρχεται μετὰ τῶν νεφελῶν καὶ ὄψ­σε­ται αὐτὸν πᾶς ὀφθαλμὸς καὶ οἵτινες αὐτὸν ἐξεκέν­τησαν καὶ κόψον­ται ἐπ᾿ αὐτὸν πᾶσαι αἱ φυλαὶ τῆς γῆς ναί ἀμήν
ἐγώ εἰμι τὸ ἄλφα καὶ τὸ ὦ λέγει κύριος ὁ θεός ὁ ὢν καὶ ὁ ἦν καὶ ὁ ἐρχό­με­νος ὁ παν­τοκράτωρ
ἐγὼ Ἰωάννης ὁ ἀδελφὸς ὑμῶν καὶ συγκοινωνὸς ἐν τῇ θλίψει καὶ βασιλείᾳ καὶ ὑπομονῇ ἐν Ἰησοῦ ἐγενόμην ἐν τῇ νήσῳ τῇ καλουμένῃ Пάτμῳ δια­̀ τὸν λόγον τοῦ θεοῦ καὶ τὴν μαρτυρίαν Ἰησοῦ
ἐγενόμην ἐν πνεύ­ματι ἐν τῇ κυριακῇ ἡμέρᾳ καὶ ἤκουσα ὀπίσω μου φωνὴν μεγά­λην ὡς σάλπιγγος
λεγούσης ὃ βλέπεις γράψον εἰς βιβλίον καὶ πέμψον ταῖς ἑπτὰ ἐκκλησίαις εἰς Ἔφεσον καὶ εἰς Σμύρναν καὶ εἰς Пέργαμον καὶ εἰς Θυάτειρα καὶ εἰς Σάρδεις καὶ εἰς Φιλαδέλφειαν καὶ εἰς Λαοδίκειαν
καὶ ἐπέστρεψα βλέπειν τὴν φωνὴν ἥτις ἐλάλει μετ᾿ ἐμοῦ καὶ ἐπι­στρέψας εἶδον ἑπτὰ λυχνίας χρυσᾶς
καὶ ἐν μέσῳ τῶν λυχνιῶν ὅμοι­ον υἱὸν ἀνθρώπου ἐνδεδυμένον ποδήρη καὶ περιεζωσμένον προ­̀ς τοῖς μαστοῖς ζώνην χρυσᾶν
ἡ δὲ κεφαλὴ αὐτοῦ καὶ αἱ τρίχες λευκαὶ ὡς ἔριον λευκόν ὡς χιών καὶ οἱ ὀφθαλμοὶ αὐτοῦ ὡς φλὸξ πυρός
καὶ οἱ πόδες αὐτοῦ ὅμοι­οι χαλκολιβάνῳ ὡς ἐν καμίνῳ πεπυρωμένης καὶ ἡ φωνὴ αὐτοῦ ὡς φωνὴ ὑδάτων πολλῶν
καὶ ἔχων ἐν τῇ δεξιᾷ χειρὶ αὐτοῦ ἀστέρας ἑπτά καὶ ἐκ τοῦ στόμα­τος αὐτοῦ ῥομφαία δίστομος ὀξεῖα ἐκπορευομένη καὶ ἡ ὄψις αὐτοῦ ὡς ὁ ἥλιος φαίνει ἐν τῇ δυνάμει αὐτοῦ
καὶ ὅτε εἶδον αὐτόν ἔπεσα προ­̀ς τοὺς πόδας αὐτοῦ ὡς νεκρός καὶ ἔθηκεν τὴν δεξιὰν αὐτοῦ ἐπ᾿ ἐμὲ λέγων μὴ φοβοῦ ἐγώ εἰμι ὁ πρῶτος καὶ ὁ ἔσχα­τος
καὶ ὁ ζῶν καὶ ἐγενόμην νεκρὸς καὶ ἰδοὺ ζῶν εἰμι εἰς τοὺς αἰῶνας τῶν αἰώνων καὶ ἔχω τὰς κλεῖς τοῦ θανάτου καὶ τοῦ ᾅδου
γράψον οὖν ἃ εἶδες καὶ ἃ εἰσὶν καὶ ἃ μέλλει γενέσθαι μετὰ ταῦτα
τὸ μυστήριον τῶν ἑπτὰ ἀστέρων οὓς εἶδες ἐπι­̀ τῆς δεξιᾶς μου καὶ τὰς ἑπτὰ λυχνίας τὰς χρυσᾶς οἱ ἑπτὰ ἀστέρες ἄγγελοι τῶν ἑπτὰ ἐκκλησιῶν εἰσιν καὶ αἱ λυχνίαι αἱ ἑπτὰ ἑπτὰ ἐκκλησίαι εἰσίν
Rivelazione di Gesù Cristo, al quale Dio la consegnò per mostrare ai suoi servi le cose che dovranno accadere tra breve. Ed egli la manifestò, inviandola per mezzo del suo angelo al suo servo Giovanni,
il quale attesta la parola di Dio e la testimonianza di Gesù Cristo, riferendo ciò che ha visto.
Beato chi legge e beati coloro che ascoltano le parole di questa profezia e custodiscono le cose che vi sono scritte: il tempo infatti è vicino.
Giovanni, alle sette Chiese che sono in Asia: grazia a voi e pace da Colui che è, che era e che viene, e dai sette spiriti che stanno davanti al suo trono,
e da Gesù Cristo, il testimone fedele, il primogenito dei morti e il sovrano dei re della terra.

A Colui che ci ama e ci ha liberati dai nostri peccati con il suo sangue,
che ha fatto di noi un regno, sacerdoti per il suo Dio e Padre, a lui la gloria e la potenza nei secoli dei secoli. Amen.



Ecco, viene con le nubi e ogni occhio lo vedrà,

anche quelli che lo trafissero,

e per lui tutte le tribù della terra

si batteranno il petto.

Sì, Amen!
Dice il Signore Dio: Io sono l'Alfa e l'Omèga, Colui che è, che era e che viene, l'Onnipotente!
Io, Giovanni, vostro fratello e compagno nella tribolazione, nel regno e nella perseveranza in Gesù, mi trovavo nell'isola chiamata Patmos a causa della parola di Dio e della testimonianza di Gesù.
Fui preso dallo Spirito nel giorno del Signore e udii dietro di me una voce potente, come di tromba, che diceva:
"Quello che vedi, scrivilo in un libro e mandalo alle sette Chiese: a Èfeso, a Smirne, a Pèrgamo, a Tiàtira, a Sardi, a Filadèlfia e a Laodicèa".
Mi voltai per vedere la voce che parlava con me, e appena voltato vidi sette candelabri d'oro
e, in mezzo ai candelabri, uno simile a un Figlio d'uomo, con un abito lungo fino ai piedi e cinto al petto con una fascia d'oro.
I capelli del suo capo erano candidi, simili a lana candida come neve. I suoi occhi erano come fiamma di fuoco.
I piedi avevano l'aspetto del bronzo splendente, purificato nel crogiuolo. La sua voce era simile al fragore di grandi acque.
Teneva nella sua destra sette stelle e dalla bocca usciva una spada affilata, a doppio taglio, e il suo volto era come il sole quando splende in tutta la sua forza.

Appena lo vidi, caddi ai suoi piedi come morto. Ma egli, posando su di me la sua destra, disse: "Non temere! Io sono il Primo e l'Ultimo,
e il Vivente. Ero morto, ma ora vivo per sempre e ho le chiavi della morte e degli inferi.
Scrivi dunque le cose che hai visto, quelle presenti e quelle che devono accadere in seguito.
Il senso nascosto delle sette stelle, che hai visto nella mia destra, e dei sette candelabri d'oro è questo: le sette stelle sono gli angeli delle sette Chiese, e i sette candelabri sono le sette Chiese.


Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки