Откровение Иоанна Богослова, 10:5-7

 
  • И ви́дѣхъ и́наго áнгела крѣ́пка сходя́ща съ небесé, оболчéна во о́блакъ, и дугá надъ главóю [егó], и лицé егó я́ко сóлнце, и нóзѣ егó я́ко столпи́ óгнени,
  • и имѣ́яше въ руцѣ́ сво­éй кни́гу разгибéну: и постáви нóгу свою́ деснýю на мóри, а шýюю на земли́,
  • и возопи́ глáсомъ вели́кимъ, я́ко лéвъ рыкáя: и егдá воз­гласи́, глагóлаша сéдмь громóвъ глáсы своя́.
  • И егдá воз­гласи́ша {глагóлаша} сéдмь громóвъ глáсы своя́, хотѣ́хъ писáти: и слы́шахъ глáсъ съ небесé глагóлющь ми́: запечатлѣ́й, я́же глагóлаша сéдмь громóвъ, и сегó не пиши́.
  • И áнгелъ, егóже ви́дѣхъ стоя́ща на мóри и на земли́, воз­дви́же рýку свою́ на нéбо
  • и кля́т­ся живýщимъ во вѣ́ки вѣкóвъ, и́же создá нéбо и я́же на нéмъ, и зéмлю и я́же на нéй, и мóре и я́же въ нéмъ, я́ко лѣ́та ужé не бýдетъ:
  • но во дни́ глáса седмáго áнгела, егдá и́мать воструби́ти, тогдá скончáет­ся тáйна Бóжiя, я́коже благовѣсти́ сво­и́ми рабы́ прорóки.
  • И глáсъ егó слы́шахъ съ небесé пáки глагóлющь со мнóю, и глагóла: иди́ и прiими́ кни́жицу разгнýтую въ руцѣ́ áнгела стоя́щаго на мóри и на земли́.
  • И идóхъ ко áнгелу, глагóля емý: дáждь ми́ кни́жицу. И речé ми́: прiими́ и снѣ́ждь ю́: и горькá бýдетъ во чрéвѣ тво­éмъ, но во устѣ́хъ ти́ сладкá бýдетъ я́ко мéдъ.
  • И прiя́хъ кни́гу от­ руки́ áнгела и снѣдóхъ ю́: и бѣ́ во устѣ́хъ мо­и́хъ я́ко мéдъ сладкá: и егдá снѣдóхъ ю́, горькá бя́ше во чрéвѣ мо­éмъ.
  • И речé ми́: подобáетъ ти́ пáки прорóче­с­т­вовати въ лю́дехъ и во племенѣ́хъ, и во язы́цѣхъ и въ царéхъ мнóзѣхъ.
  • И видел я другого Ангела сильного, сходящего с неба, облеченного облаком; над головою его была радуга, и лице его как солнце, и ноги его как столпы огненные,
  • в руке у него была книжка раскрытая. И поставил он правую ногу свою на море, а левую на землю,
  • и воскликнул громким голосом, как рыкает лев; и когда он воскликнул, тогда семь громов проговорили голосами своими.
  • И когда семь громов проговорили голосами своими, я хотел было писать; но услышал голос с неба, говорящий мне: скрой, что говорили семь громов, и не пиши сего.
  • И Ангел, которого я видел стоящим на море и на земле, поднял руку свою к небу
  • и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет;
  • но в те дни, когда возгласит седьмой Ангел, когда он вострубит, совершится тайна Божия, как Он благовествовал рабам Своим пророкам.
  • И голос, который я слышал с неба, опять стал говорить со мною, и сказал: пойди, возьми раскрытую книжку из руки Ангела, стоящего на море и на земле.
  • И я пошел к Ангелу, и сказал ему: дай мне книжку. Он сказал мне: возьми и съешь ее; она будет горька во чреве твоем, но в устах твоих будет сладка, как мед.
  • И взял я книжку из руки Ангела, и съел ее; и она в устах моих была сладка, как мед; когда же съел ее, то горько стало во чреве моем.
  • И сказал он мне: тебе надлежит опять пророчествовать о народах и племенах, и языках и царях многих.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Мобильная версия сайта