Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Нав. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. 1Ездр. Неем. 2Ездр. Тов. Иудиф. Эсф. 1Мак. 2Мак. 3Мак. 3Ездр. Иов. Пс. Притч. Еккл. Песн. Прем. Сир. Ис. Иер. Плч. Посл.Иер. Вар. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Мф. Мк. Лк. Ин. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Ин. 2Ин. 3Ин. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Флп. Кол. 1Сол. 2Сол. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.

Откровение Иоанна Богослова

 
  • И ви́дѣхъ и́но зна́менiе на небеси́ ве́лiе и чу́дно, се́дмь а́нгелъ иму́щихъ се́дмь я́звъ послѣ́днихъ, зане́ въ тѣ́хъ сконча́ет­ся я́рость Бо́жiя.
  • И ви́дѣхъ я́ко мо́ре сткля́но смѣ́шено со огне́мъ, и побѣди́в­шыя звѣ́ря и о́бразъ его́, и начерта́нiе его́ и число́ и́мене его́, стоя́щыя на мо́ри сткля́нѣмъ, иму́щыя гу́сли Бо́жiя:
  • и поя́ху пѣ́снь Моисе́а раба́ Бо́жiя и пѣ́снь а́гнчу, глаго́люще: ве́лiя и ди́вна дѣла́ твоя́, Го́споди Бо́же Вседержи́телю: пра́ведни и и́стин­ни путiе́ тво­и́, Царю́ святы́хъ:
  • кто́ не убо­и́т­ся тебе́, Го́споди, и просла́витъ и́мя твое́? я́ко еди́нъ преподо́бенъ еси́, я́ко вси́ язы́цы прiи́дутъ и покло́нят­ся предъ тобо́ю: я́ко оправда́нiя твоя́ яви́шася.
  • И по си́хъ ви́дѣхъ, и се́, от­ве́рзеся хра́мъ ски́нiи свидѣ́нiя на небеси́:
  • и изыдо́ша се́дмь а́нгелъ изъ хра́ма, и́же имѣ́яху се́дмь я́звъ, облече́ни въ ри́зы льня́ны чи́сты и свѣ́тлы, и препоя́сани на пе́рсехъ по́ясы златы́ми.
  • И еди́но от­ четы́рехъ живо́тныхъ даде́ седми́мъ а́нгеломъ се́дмь фiа́лъ златы́хъ, испо́лненыхъ я́рости Бо́га живу́щаго во вѣ́ки вѣко́въ.
  • И напо́лнися хра́мъ ды́ма от­ сла́вы Бо́жiя и от­ си́лы его́, и никто́же можа́­ше вни́ти во хра́мъ, до́ндеже сконча́ют­ся се́дмь я́звъ седми́хъ а́нгелъ.
  • И увидел я иное знамение на небе, великое и чудное: семь Ангелов, имеющих семь последних язв, которыми оканчивалась ярость Божия.
  • И видел я как бы стеклянное море, смешанное с огнем; и победившие зверя и образ его, и начертание его и число имени его, стоят на этом стеклянном море, держа гусли Божии,
  • и поют песнь Моисея, раба Божия, и песнь Агнца, говоря: велики и чудны дела Твои, Господи Боже Вседержитель! праведны и истинны пути Твои, Царь святых!
  • Кто не убоится Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего? ибо Ты един свят. Все народы придут и поклонятся пред Тобою, ибо открылись суды Твои.
  • И после сего я взглянул, и вот, отверзся храм скинии свидетельства на небе.
  • И вышли из храма семь Ангелов, имеющие семь язв, облеченные в чистую и светлую льняную одежду и опоясанные по персям золотыми поясами.
  • И одно из четырех животных дало семи Ангелам семь золотых чаш, наполненных гневом Бога, живущего во веки веков.
  • И наполнился храм дымом от славы Божией и от силы Его, и никто не мог войти в храм, доколе не окончились семь язв семи Ангелов.
  • Dann sah ich eine weitere große und Staunen erregende Erscheinung am Himmel: sieben Engel, die sieben Katastrophen bringen. Dies sind die letzten Katastrophen, denn mit ihnen geht Gottes Zorn zu Ende.
  • Ich sah etwas wie ein gläsernes Meer, das mit Feuer vermischt war. Auf diesem Meer sah ich alle die stehen, die den Sieg über das Tier erlangt hatten und über sein Standbild und die Zahl seines Namens. Sie hielten himmlische Harfen in den Händen.
  • Sie sangen ein Lied, das das Siegeslied Moses, des Bevollmächtigten Gottes, noch weit überbietet, das Siegeslied des Lammes:

    »Herr, unser Gott, du Herrscher der ganzen Welt,

    wie groß und wunderbar sind deine Taten!

    In allem, was du planst und ausführst,

    bist du vollkommen und gerecht,

    du König über alle Völker!

  • Wer wollte dich, Herr, nicht fürchten
    und deinem Namen keine Ehre erweisen?
    Du allein bist heilig.
    Alle Völker werden kommen
    und sich vor dir niederwerfen;
    denn deine gerechten Taten
    sind nun für alle offenbar geworden.«
  • Danach sah ich, wie im Himmel der Tempel, das Heilige Zelt, geöffnet wurde.
  • Die sieben Engel mit den sieben Katastrophen kamen aus dem Tempel. Sie waren in reines, weißes Leinen gekleidet und trugen ein breites goldenes Band um die Brust.
  • Eine von den vier mächtigen Gestalten gab den sieben Engeln sieben goldene Schalen. Sie waren bis an den Rand gefüllt mit dem Zorn des Gottes, der in alle Ewigkeit lebt.
  • Der Tempel füllte sich mit Rauch, der von der Herrlichkeit und Macht Gottes ausging. Keiner konnte den Tempel betreten, solange nicht die sieben Katastrophen zu Ende waren, die von den sieben Engeln gebracht wurden.