Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Нав. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. 1Ездр. Неем. 2Ездр. Тов. Иудиф. Эсф. 1Мак. 2Мак. 3Мак. 3Ездр. Иов. Пс. Притч. Еккл. Песн. Прем. Сир. Ис. Иер. Плч. Посл.Иер. Вар. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Мф. Мк. Лк. Ин. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Ин. 2Ин. 3Ин. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Флп. Кол. 1Сол. 2Сол. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.

Книга пророка Даниила

 
  • Въ лѣ́то трéтiе цáр­ст­ва Иоаки́ма царя́ Иýдина, прiи́де навуходонóсоръ цáрь Вавилóнскъ на Иерусали́мъ и во­евá­ше нáнь.
  • И дадé Госпóдь въ рýцѣ егó Иоаки́ма царя́ Иýдина и от­ чáсти сосýдовъ хрáма Бóжiя. И при­­несé я́ въ зéмлю Сен­наáръ въ дóмъ бóга сво­егó и сосýды внесé въ дóмъ сокрóвищный бóга сво­егó.
  • И речé цáрь ко Асфанéзу, старѣ́йшинѣ евнýховъ сво­и́хъ, ввести́ от­ сынóвъ плѣ́на Изрáилева и от­ плéмене цáрска и от­ князéй
  • ю́ношы, на ни́хже нѣ́сть порóка, и добры́ зрáкомъ и смы́слены во вся́цѣй премýдрости, и вѣ́дущыя умѣ́нiе и размышля́ющыя рáзумъ, и и́мже éсть крѣ́пость въ ни́хъ, éже предстоя́ти въ домý предъ царéмъ и научи́ти я́ кни́гамъ и язы́ку Халдéйску.
  • И повелѣ́ и́мъ [дая́ти] цáрь по вся́ дни́ от­ трапéзы царéвы и от­ винá питiя́ сво­егó и корми́ти и́хъ лѣ́та три́, и потóмъ стáти предъ царéмъ.
  • И бы́сть въ ни́хъ от­ сынóвъ Иýдиныхъ данiи́лъ и Анáнiа, и азáрiа и Мисаи́лъ.
  • И воз­ложи́ и́мъ именá старѣ́йшина евнýховъ: данiи́лу Валтасáръ, и Анáнiи седрáхъ, и Мисаи́лу Мисáхъ, азáрiи же Авденагó.
  • И положи́ данiи́лъ на сéрдцы сво­éмъ, éже не оскверни́тися от­ трапéзы царéвы и от­ винá питiя́ егó, и моли́ старѣ́йшину евнýховъ, я́ко да не оскверни́т­ся.
  • И вдадé Бóгъ данiи́ла въ ми́лость и въ щедрóты предъ старѣ́йшиною евнýховъ.
  • И речé старѣ́йшина евнýховъ данiи́лу: бою́ся áзъ господи́на мо­егó царя́, заповѣ́дав­шаго о пи́щи вá­шей и питiи́ вá­шемъ, да не когдá уви́дитъ лицá вáша уны́ла пáче отрокóвъ свéрст­никовъ вáшихъ, и осýдите главý мою́ царю́.
  • И речé данiи́лъ ко Амелсáру, егóже при­­стáви старѣ́йшина евнýховъ къ данiи́лу и Анáнiи, и азáрiи и Мисаи́лу:
  • искуси́ óтроки твоя́ до десяти́ днíй, и да дадя́тъ нáмъ от­ сѣ́менъ земны́хъ, да яди́мъ, и вóду да пiéмъ:
  • и да явя́т­ся предъ тобóю ли́ца нáша и ли́ца отрокóвъ ядýщихъ от­ трапéзы царéвы, и я́коже ýзриши, сотвори́ со óтроки тво­и́ми.
  • И послýша и́хъ и искуси́ я́ до десяти́ днíй.
  • По скончáнiи же десяти́хъ днíй, яви́шася ли́ца и́хъ блáга и крѣ́пка плóтiю пáче отрокóвъ ядýщихъ от­ трапéзы царéвы.
  • И бы́сть Амелсáръ отъ­éмля я́ди и́хъ и винó питiя́ и́хъ и дая́ше и́мъ сѣ́мена.
  • И четы́ремъ отрокóмъ си́мъ и́мъ дадé и́мъ Бóгъ смы́слъ и мýдрость во вся́цѣй кни́жнѣй премýдрости: данiи́лъ же разýменъ бы́сть во вся́цѣмъ видѣ́нiи и сóнiихъ.
  • И по скончáнiи тѣ́хъ днíй, въ ня́же речé цáрь при­­вести́ я́, введé я́ старѣ́йшина евнýховъ предъ навуходонóсора.
  • И бесѣ́дова съ ни́ми цáрь, и не обрѣтóшася от­ всѣ́хъ и́хъ подóбни данiи́лу и Анáнiи, и азáрiи и Мисаи́лу: и стáша предъ царéмъ.
  • И во вся́цѣмъ глагóлѣ премýдрости и умѣ́нiя, о ни́хже вопрошá­ше от­ ни́хъ цáрь, обрѣ́те я́ десятери́цею пáче всѣ́хъ обая́телей и волхвóвъ сýщихъ во всéмъ цáр­ст­вѣ егó.
  • И бы́сть данiи́лъ дáже до пéрваго лѣ́та ки́ра царя́.
  • Въ лѣ́то вторóе цáр­ст­ва навуходонóсорова, сóнiе ви́дѣ навуходонóсоръ, и ужасéся дýхъ егó, и сóнъ егó от­ступи́ от­ негó:
  • и речé цáрь при­­звáти обая́телей и волхвóвъ, и чародѣ́евъ и халдéевъ, éже воз­вѣсти́ти царю́ сóнъ егó. И прiидóша и стáша предъ царéмъ.
  • И речé и́мъ цáрь: ви́дѣхъ сóнъ, и ужасéся дýхъ мóй, éже уразумѣ́ти сóнъ.
  • И глагóлаше халдéе Си́рски царéви: царю́, во вѣ́ки живи́: ты́ повѣ́ждь сóнъ рабóмъ тво­и́мъ, и сказáнiе егó воз­вѣсти́мъ ти́.
  • Отвѣщá же цáрь халдéомъ и речé: слóво от­ступи́ло éсть от­ менé: áще ýбо не воз­вѣститé ми́ снá и сказáнiя егó, въ пáгубу вýдете, и дóмове вáши разгрáбят­ся:
  • áще же сóнъ и сказáнiе егó воз­вѣститé мнѣ́, дая́нiя и дáры и чéсть мнóгу прiи́мете от­ менé: тóчiю сóнъ и сказáнiе егó воз­вѣсти́те мнѣ́.
  • И от­вѣщáша вторóе и рѣ́ша: цáрь да повѣ́сть сóнъ рабóмъ сво­и́мъ, и сказáнiе егó воз­вѣсти́мъ емý.
  • И от­вѣщá цáрь и речé: по­и́стин­нѣ вѣ́мъ áзъ, я́ко врéмя вы́ [тóчiю] искупýете, понéже ви́дите, я́ко от­ступи́ло éсть слóво от­ менé:
  • áще ýбо снá не воз­вѣститé мнѣ́, вѣ́мъ, я́ко слóво лóжно и растлѣ́н­но совѣщáстеся рещи́ предо мнóю, дóндеже врéмя минéтъ: сóнъ мóй повѣ́дите мнѣ́, и увѣ́мъ, я́ко и сказáнiе егó воз­вѣститé мнѣ́.
  • Отвѣщáша же пáки халдéе предъ царéмъ и рѣ́ша: нѣ́сть человѣ́ка на земли́, и́же слóво царéво воз­мóжетъ воз­вѣсти́ти, я́ко вся́къ цáрь вели́кiй и кня́зь не вопрошáетъ сицевáго словесé обая́теля, волхвá и халдéа:
  • понéже слóво, егóже вопрошáетъ цáрь, тя́жко, и нѣ́сть другáго, и́же воз­вѣсти́тъ é предъ царéмъ, но тóчiю бóзи, и́хже нѣ́сть житié со вся́кою плóтiю.
  • Тогдá цáрь въ я́рости и во гнѣ́вѣ мнóзѣ речé погуби́ти вся́ мýдрыя ваввилóнскiя.
  • И изы́де повелѣ́нiе, и мýдрiи убивáхуся: и взыскáша данiи́ла и другóвъ егó уби́ти я́.
  • Тогдá данiи́лъ от­вѣщá совѣ́тъ и рáзумъ Арióху архимаги́ру цáрску, и́же изы́де уби́ти мýдрыхъ Вавилóнскихъ,
  • и вопрошá­ше и́ глагóля: кня́же царéвъ, о чесóмъ изы́де изрѣчéнiе безстýдное от­ лицá царéва? Возвѣсти́ же Арióхъ слóво данiи́лу.
  • Данiи́лъ же вни́де и моли́ царя́, я́ко да врéмя дáстъ емý, и сказáнiе егó воз­вѣсти́тъ царю́.
  • И вни́де данiи́лъ въ дóмъ свóй и воз­вѣсти́ слóво Анáнiи и азáрiи и Мисаи́лу, другóмъ сво­и́мъ:
  • и щедрóтъ прошáху у Бóга небéснаго о тáйнѣ сéй, я́ко да не поги́бнутъ данiи́лъ и дрýзiе егó со прóчiими мýдрыми Вавилóнскими.
  • Тогдá данiи́лу во снѣ́ нóщiю тáйна от­кры́ся: и благослови́ данiи́лъ Бóга небéснаго
  • и речé: бýди и́мя Гóспода Бóга благословéно от­ вѣ́ка и до вѣ́ка, я́ко премýдрость и смы́слъ и крѣ́пость егó éсть,
  • и тóй премѣня́етъ временá и лѣ́та, поставля́етъ цари́ и преставля́етъ, дая́й премýдрость мýдрымъ и рáзумъ вѣ́дущымъ смышлéнiе:
  • тóй от­крывáетъ глубóкая и сокровéн­ная, свѣ́дый сýщая во тмѣ́ и свѣ́тъ съ ни́мъ éсть:
  • тебѣ́, Бóже отцéвъ мо­и́хъ, исповѣ́даюся и хвалю́, я́ко премýдрость и си́лу дáлъ ми́ еси́ и воз­вѣсти́лъ ми́ еси́, я́же проси́хомъ у тебé, и видѣ́нiе царéво воз­вѣсти́лъ ми́ еси́.
  • И прiи́де данiи́лъ ко Арióху егóже при­­стáви цáрь погуби́ти мýдрыя Вавилóнскiя, и речé емý: мýдрыхъ Вавилóнскихъ не погубля́й, но введи́ мя предъ царя́, и сказáнiе снá воз­вѣшý емý.
  • Тогдá Арióхъ съ потщáнiемъ введé данiи́ла предъ царя́ и речé емý: обрѣтóхъ мýжа от­ плѣ́н­никъ жидóвскихъ, и́же сказáнiе царю́ воз­вѣсти́тъ.
  • И от­вѣщá цáрь и речé данiи́лу, емýже и́мя Валтасáръ: мóжеши ли ми́ воз­вѣсти́ти сóнъ, егóже ви́дѣхъ, и сказáнiе егó?
  • И от­вѣщá данiи́лъ предъ царéмъ и речé: тáйны, ея́же цáрь вопрошáетъ, нѣ́сть мýдрыхъ, волхвóвъ, нижé обая́телей газари́новъ [си́ла] воз­вѣсти́ти царю́:
  • но éсть Бóгъ на небéси от­крывáяй тáйны и воз­вѣсти́ царю́ навуходонóсору, и́мже подобáетъ бы́ти въ послѣ́днiя дни́. Сóнъ твóй и видѣ́нiе главы́ тво­ея́ на лóжи тво­éмъ сié éсть, царю́:
  • помышлéнiя твоя́ на лóжи тво­éмъ взыдóша, чесомý подобáетъ бы́ти по си́хъ, и от­крывáяй тáйны яви́ тебѣ́, и́мже подобáетъ бы́ти:
  • и мнѣ́ не премýдростiю сýщею во мнѣ́ пáче всѣ́хъ живýщихъ тáйна сiя́ от­кры́ся, но рáди тогó, я́ко да воз­вѣщý сказáнiе царю́, да уразумѣ́еши размышлéнiя сéрдца тво­егó.
  • Ты́, царю́ ви́дѣлъ еси́: и сé, тѣ́ло еди́но, вéлiе тѣ́ло óно, и обли́чiе егó высокó, стоя́що предъ лицéмъ тво­и́мъ, и о́бразъ егó стрá­шенъ:
  • тѣ́ло, егóже главá от­ злáта чи́ста, рýцѣ и пéрси и мы́шцы егó срéбряны, чрéво и стéгна мѣ́дяна,
  • гóлени желѣ́зны, нóзѣ, чáсть ýбо нѣ́кая желѣ́зна и чáсть нѣ́кая скудéльна:
  • ви́дѣлъ еси́, дóндеже от­тóржеся кáмень от­ горы́ безъ рýкъ, и удáри тѣ́ло въ нóзѣ желѣ́зны и скудéльны, и истни́ и́хъ до концá:
  • тогдá сотрóшася вкýпѣ скудéль, желѣ́зо, мѣ́дь, сребрó и злáто, и бы́сть я́ко прáхъ от­ гумнá лѣ́тня: и взя́тъ я́ премнóгiй вѣ́тръ, и мѣ́сто не обрѣ́теся и́мъ: кáмень же порази́вый тѣ́ло бы́сть горá вели́ка и напóлни всю́ зéмлю.
  • Сéй éсть сóнъ, а сказáнiе егó речéмъ предъ царéмъ.
  • Ты́, царю́, цáрь царéй, емýже Бóгъ небéсный цáр­ст­во дадé крѣ́пко и держáвно и чéстно:
  • во вся́цѣмъ мѣ́стѣ, идѣ́же живýтъ сы́нове человѣ́чи и звѣ́рiе пóльстiи, и пти́цы небéсныя и ры́бы морскíя дáлъ éсть въ рýку твою́ и постáвилъ тя́ властели́на всѣ́мъ: ты́ еси́ главá златáя.
  • И послѣди́ тебé востáнетъ цáр­ст­во другóе мéншее тебé, éже éсть сребрó, цáр­ст­во же трéтiе, éже éсть мѣ́дь, éже соодолѣ́етъ всéй земли́,
  • и цáр­ст­во четвéртое, éже бýдетъ крѣ́пко áки желѣ́зо: я́коже желѣ́зо стончевáетъ и умягчáетъ вся́, тáкожде и тó истончи́тъ и истни́тъ вся́.
  • А я́ко ви́дѣлъ еси́ нóзѣ и пéрсты, чáсть ýбо нѣ́кую желѣ́зну, чáсть же нѣ́кую гли́няну, цáр­ст­во раздѣлéно бýдетъ, и от­ кóрене желѣ́зна бýдетъ въ нéмъ, я́коже ви́дѣлъ еси́ желѣ́зо смѣ́шено съ гли́ною:
  • и пéрсты ножнíи, чáсть ýбо нѣ́кая желѣ́зна, чáсть же нѣ́кая гли́няна, чáсть нѣ́кая цáр­ст­ва бýдетъ крѣпкá и от­ негó бýдетъ сокрушéна.
  • Я́ко ви́дѣлъ еси́ желѣ́зо смѣ́шено со гли́ною, смѣ́шены бýдутъ во плéмени человѣ́чи, и не бýдутъ при­­лѣпля́ющеся сéй къ семý, я́коже желѣ́зо не смѣшáет­ся со гли́ною.
  • И во днéхъ царéй тѣ́хъ воз­стáвитъ Бóгъ небéсный цáр­ст­во, éже во вѣ́ки не разсы́плет­ся, и цáр­ст­во егó лю́демъ инѣ́мъ не остáнет­ся, истни́тъ и развѣ́етъ вся́ цáр­ст­ва, тóе же стáнетъ во вѣ́ки,
  • я́коже ви́дѣлъ еси́, я́ко от­сѣчéся от­ горы́ кáмень безъ рýкъ и истни́ гли́ну, желѣ́зо, мѣ́дь, сребрó, злáто. Бóгъ вели́кiй воз­вѣсти́ царю́, и́мже подобáетъ бы́ти по си́хъ: и и́стиненъ сóнъ, и вѣ́рно сказáнiе егó.
  • Тогдá цáрь навуходонóсоръ падé на лицé и поклони́ся данiи́лу, и речé дáры и благовóнiя воз­лiя́ти емý.
  • И от­вѣщáвъ цáрь речé данiи́лу: по­и́стин­нѣ Бóгъ вáшъ тóй éсть Бóгъ богóвъ и Госпóдь господéй и Цáрь царéй, от­крывáяй тáйны, понéже воз­мóглъ еси́ от­кры́ти тáйну сiю́.
  • И воз­вели́чи цáрь данiи́ла, и дáры вели́ки и мнóги дадé емý, и постáви егó надъ всéю странóю Вавилóнскою и кня́зя во­евóдамъ, надъ всѣ́ми мýдрыми Вавилóнскими.
  • И данiи́лъ проси́ у царя́ и при­­стáви надъ дѣ́лы страны́ Вавилóнскiя седрáха, Мисáха и Авденагó. Данiи́лъ же бя́ше во дворѣ́ царéвѣ.
  • Въ лѣ́то осмонадеся́тое навуходонóсоръ цáрь сотвори́ тѣ́ло злáто, высотá егó лáктiй шести́десяти и широтá егó лáктiй шести́, и постáви é на пóли деи́рѣ во странѣ́ Вавилóнстѣй.
  • И послá [навуходонóсоръ цáрь] собрáти ипáты и во­евóды и мѣстоначáлники, вожди́ же и мучи́тели, и сýщыя на властéхъ и вся́ кня́зи стрáнъ, прiити́ на обновлéнiе кумíра, егóже постáви навуходонóсоръ цáрь.
  • И собрáшася мѣстоначáлницы, ипáтове, во­евóды, вождéве, мучи́телiе вели́цыи, и́же надъ властьми́, и вси́ начáлницы стрáнъ на обновлéнiе тѣ́ла, éже постáви навуходонóсоръ цáрь: и стáша предъ тѣ́ломъ, éже постáви навуходонóсоръ цáрь.
  • И проповѣ́дникъ вопiя́ше со крѣ́постiю: вáмъ глагóлет­ся, нарóди, лю́дiе, племенá, язы́цы:
  • въ óньже чáсъ áще услы́шите глáсъ трубы́, свирѣ́ли же и гýсли, Самви́ки же и псалти́ри и соглáсiя, и вся́каго рóда мусикíйска, пáда­ю­ще покланя́йтеся тѣ́лу златóму, éже постáви навуходонсóръ цáрь:
  • и и́же áще не пáдъ поклóнит­ся, въ тóй чáсъ ввéрженъ бýдетъ въ пéщь огнéмъ горя́щую.
  • И бы́сть егдá услы́шаша лю́дiе глáсъ трубы́, свирѣ́ли же и гýсли, Самви́ки же и псалти́ри и соглáсiя, и вся́каго рóда мусикíйска, пáда­ю­ще вси́ лю́дiе, племенá, язы́цы, покланя́хуся тѣ́лу златóму, éже постáви навуходонóсоръ цáрь.
  • Тогдá при­­ступи́ша мýжiе Халдéйстiи и оболгáша Иудéевъ,
  • от­вѣщáв­ше рѣ́ша навуходонóсору царéви: царю́, во вѣ́ки живи́:
  • ты́, царю́, положи́лъ еси́ повелѣ́нiе, да вся́къ человѣ́къ, и́же áще услы́шитъ глáсъ трубы́, свирѣ́ли же и гýсли, Самви́ки же и псалти́ри и соглáсiя, и вся́каго рóда мусикíйска,
  • и не пáдъ поклóнит­ся тѣ́лу златóму, ввéрженъ бýдетъ въ пéщь огнéмъ горя́щую.
  • Сýть ýбо мýжiе Иудéе, и́хже постáвилъ еси́ надъ дѣ́лы страны́ вавилióнскiя, седрáхъ, Мисáхъ и Авденагó, и́же не послýшаша зáповѣди тво­ея́, царю́, и богóмъ тво­и́мъ не слýжатъ и тѣ́лу златóму, éже постáвилъ еси́, не покланя́ют­ся.
  • Тогдá навуходонóсоръ въ я́рости и гнѣ́вѣ речé при­­вести́ седрáха, Мисáха и Авденагó. И при­­ведéни бы́ша предъ царя́.
  • И от­вѣщá навуходонóсоръ и речé и́мъ: áще во­и́стин­ну, седрáхъ, Мисáхъ и Авденагó, богóмъ мо­и́мъ не слýжите и тѣ́лу златóму, éже постáвихъ, не покланя́етеся?
  • ны́нѣ ýбо áще естé готóви, да егдá услы́шите глáсъ трубы́, свирѣ́ли же и гýсли, Самви́ки же и псалти́ри и соглáсiя, и вся́каго рóда мусикíйска, пáдше поклони́теся тѣ́лу златóму, éже сотвори́хъ: áще же не поклонитéся, въ тóй чáсъ ввéржени бýдете въ пéщь огнéмъ горя́щую: и ктó éсть Бóгъ, и́же и́зметъ вы́ изъ руки́ мо­ея́?
  • И от­вѣщáша седрáхъ, Мисáхъ и Авденагó, глагóлюще царю́ навуходонóсору: не трéбѣ нáмъ о глагóлѣ сéмъ от­вѣщáти тебѣ́:
  • éсть бо Бóгъ нáшъ на небéссѣ́хъ, емýже мы́ слýжимъ, си́ленъ изъя́ти нáсъ от­ пéщи огнéмъ горя́щiя и от­ рукý твоéю избáвити нáсъ, царю́:
  • áще ли ни́, вѣ́домо да бýдетъ тебѣ́, царю́, я́ко богóмъ тво­и́мъ не слýжимъ и тѣ́лу златóму, éже постáвилъ еси́, не клáня­емся.
  • Тогдá навуходонóсоръ испóлнися я́рости, и зрáкъ лицá егó измѣни́ся на седрáха, Мисáха и Авденагó, и речé: разжжи́те пéщь седмери́цею, дóндеже до концá разгори́т­ся.
  • И мужéмъ си́льнымъ крѣ́постiю речé: оковáв­ше седрáха, Мисáха и Авденагó, ввéрзите въ пéщь огнéмъ горя́щую.
  • Тогдá мýжiе óнiи окóвани бы́ша съ гáщами сво­и́ми и покрывáлы, и сапогми́ и со одéждами сво­и́ми, и ввéржени бы́ша посредѣ́ пéщи огнéмъ горя́щiя.
  • Понéже глагóлъ царéвъ превоз­мóже, и пéщь разжжéна бы́сть преизли́шше: и мужéй óныхъ, и́же ввергóша седрáха, Мисáха и Авденагó, уби́ плáмень óгнен­ный.
  • И мýжiе тíи трié, седрáхъ, Мисáхъ и Авденагó, падóша посредѣ́ пéщи огнéмъ горя́щiя окóвани,
  • и хождáху посредѣ́ плáмене пою́ще Бóга и благословя́ще Гóспода.
  • И стáвъ съ ни́ми азáрiа помоли́ся си́це и от­вéрзъ устá своя́ посредѣ́ огня́ речé:
  • благословéнъ еси́, Гóсподи, Бóже отéцъ нáшихъ, хвáльно и прослáвлено и́мя твоé во вѣ́ки,
  • я́ко прáведенъ еси́ о всѣ́хъ, я́же сотвори́лъ еси́ нáмъ, и вся́ дѣлá твоя́ и́стин­на, и прáви путié тво­и́, и вси́ суди́ тво­и́ и́стин­ни:
  • и судьбы́ и́стин­ны сотвори́лъ еси́ по всѣ́мъ, я́же навéлъ еси́ на ны́ и на грáдъ святы́й отéцъ нáшихъ Иерусали́мъ: я́ко и́стиною и судóмъ навéлъ еси́ сiя́ вся́ на ны́ грѣ́хъ рáди нáшихъ.
  • Я́ко согрѣши́хомъ и беззакóн­новахомъ от­ступи́в­ше от­ тебé, и прегрѣши́хомъ во всѣ́хъ,
  • и зáповѣдiй тво­и́хъ не послýшахомъ, нижé соблюдóхомъ, нижé сотвори́хомъ, я́коже заповѣ́далъ еси́ нáмъ, да блáго нáмъ бýдетъ.
  • И вся́, ели́ка сотвори́лъ еси́ нáмъ, и вся́, ели́ка навéлъ еси́ на ны́, и́стин­нымъ судóмъ сотвори́лъ еси́,
  • и прéдалъ еси́ нáсъ въ рýки врагóвъ беззакóн­ныхъ, мéрзкихъ от­стýпниковъ, и царю́ непрáведну и лукáвнѣйшу пáче всея́ земли́.
  • И ны́нѣ нѣ́сть нáмъ от­вéрзти ýстъ: стýдъ и поношéнiе бы́хомъ рабóмъ тво­и́мъ и чтýщымъ тя́.
  • Не предáждь ýбо нáсъ до концá и́мене тво­егó рáди, и не разори́ завѣ́та тво­егó,
  • и не от­стáви ми́лости тво­ея́ от­, нáсъ, Авраáма рáди воз­лю́блен­наго от­ тебé, и за Исаáка рабá тво­егó и Изрáиля святáго тво­егó,
  • и́мже глагóлалъ еси́ умнóжити сѣ́мя и́хъ, я́ко звѣ́зды небéсныя и я́ко песóкъ вскрáй мóря.
  • Я́ко, Влады́ко, умáлихомся пáче всѣ́хъ язы́къ, и есмы́ смирéни по всéй земли́ днéсь грѣ́хъ рáди нáшихъ,
  • и нѣ́сть во врéмя сié кня́зя и прорóка и вождá, нижé всесожжéнiя, нижé жéртвы, нижé при­­ношéнiя, нижé кади́ла ни мѣ́ста, éже пожрéти предъ тобóю
  • и обрѣсти́ ми́лость: но душéю сокрушéн­ною и дýхомъ смирéн­нымъ да прiя́ти бýдемъ.
  • Я́ко во всесожжéнiихъ óвнихъ и ю́нчихъ и я́ко во тмáхъ áгнецъ тýчныхъ, тáко да бýдетъ жéртва нáша предъ тобóю днéсь, и да соверши́т­ся по тебѣ́, я́ко нѣ́сть студá уповáющымъ на тя́.
  • И ны́нѣ воз­слѣ́дуемъ всѣ́мъ сéрдцемъ и бо­и́мся тебé и и́щемъ лицá тво­егó:
  • не посрами́ нáсъ, но сотвори́ съ нáми по крóтости тво­éй и по мнóже­ст­ву ми́лости тво­ея́,
  • и изми́ нáсъ по чудесéмъ тво­и́мъ, и дáждь слáву и́мени тво­емý, Гóсподи.
  • И да посрáмят­ся вси́ явля́ющiи рабóмъ тво­и́мъ злáя, и да постыдя́т­ся от­ вся́кiя си́лы, и крѣ́пость и́хъ да сокруши́т­ся,
  • и да разумѣ́ютъ, я́ко ты́ еси́ Госпóдь Бóгъ еди́нъ и слáвенъ по всéй вселéн­нѣй.
  • И не престáша ввéргшiи и́хъ слуги́ царéвы, жгýще пéщь нáфѳою и смолóю, и изгрéбьими и хврáстiемъ:
  • и разливáщеся плáмень надъ пéщiю на лáктiй четы́редесять дéвять,
  • и обы́де и пожжé, и́хже обрѣ́те о́крестъ пéщи Халдéйскiя.
  • А́нгелъ же Госпóдень сни́де кýпно съ сýщими со азáрiею въ пéщь
  • и от­трясé плáмень óгнен­ный от­ пéщи и сотвори́ срéднее пéщи я́ко дýхъ росы́ шумя́щь: и не при­­коснýся и́хъ от­ню́дъ óгнь и не оскорби́, нижé стýжи и́мъ.
  • Тогдá тíи трié я́ко еди́ными усты́ поя́ху и благословля́ху и слáвляху Бóга въ пещи́, глагóлюще:
  • благословéнъ еси́, Гóсподи, Бóже отéцъ нáшихъ, и препѣ́тый и превоз­носи́мый во вѣ́ки, и благословéно и́мя слáвы тво­ея́ святóе, и препѣ́тое и превоз­носи́мое во вѣ́ки.
  • Благословéнъ еси́ во хрáмѣ святы́я слáвы тво­ея́, и препѣ́тый и превоз­носи́мый во вѣ́ки.
  • Благословéнъ еси́, ви́дяй бéздны, сѣдя́й на херуви́мѣхъ, и препѣ́тый и првоз­носи́мый во вѣ́ки.
  • Благословéнъ еси́ на престóлѣ слáвы цáр­ст­вiя тво­егó, и препѣ́тый и превоз­носи́мый во вѣ́ки.
  • Благословéнъ еси́ на твéрди небéснѣй, и препѣ́тый и превоз­носи́мый во вѣ́ки.
  • Благослови́те, вся́ дѣлá Госпóдня, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, áнгели Госпóдни, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, небесá, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, вóды вся́, я́же превы́ше иебéсъ, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, вся́ си́лы Госпóдни, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, сóлнце и лунá, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, звѣ́зды небéсныя, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, вся́къ дóждь и росá, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, вси́ дýси, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, óгнь и вáръ, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, стýдь и знóй, Гóспода, пóйте и превоз­носите егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, рóсы и и́ней, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, нóщи и днíе, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, свѣ́тъ и тмá, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, лéдъ и мрáзъ, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, слáны и снѣ́зи, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, мóлнiя и о́блацы, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Да благослови́тъ земля́ Гóспода, да по­éтъ и превоз­нóситъ егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, гóры и хóлми, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, вся́ прозябáющая на земли́, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, истóчницы, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, моря́ и рѣ́ки, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, ки́ти и вся́ дви́жущаяся въ водáхъ, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, вся́ пти́цы небéсныя, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, звѣ́рiе и вси́ скóти, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, сы́нове человѣ́честiи, Гóспода, пóйте и превоз­иоси́те егó во вѣ́ки.
  • Да благослови́тъ Изрáиль Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, иерéе Госпóдни, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, раби́ Госпóдни, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, дýси и дýши прáведныхъ, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, преподóбнiи и смирéн­нiи сéрдцемъ, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки.
  • Благослови́те, Анáнiа, азáрiа и Мисаи́лъ, Гóспода, пóйте и превоз­носи́те егó во вѣ́ки: я́ко изъя́тъ ны́ от­ áда и спасé ны́ от­ руки́ смéрти, и избáви ны́ от­ среды́ пéщи и горя́ща плáмене, и от­ среды́ огня́ избáви ны́.
  • Исповѣ́дайтеся Гóсподеви, я́ко вл~гъ, я́ко въ вѣ́къ ми́лость егó.
  • Благослови́те, вси́ чтýщiи Гóспода, Бóга богóвъ, пóйте и исповѣ́дайтеся, я́ко во вѣ́къ ми́лость егó.
  • Навуходонóсоръ же слы́ша пою́щихъ и́хъ, и почуди́ся, и востá со тщáнiемъ, и речé вельмóжамъ сво­и́мъ: не трiéхъ ли мужéй ввергóхомъ средѣ́ огня́ свя́заныхъ? И рѣ́ша царéви: во­и́стин­ну, царю́.
  • И речé цáрь: сé, áзъ ви́жду мýжы четы́ри разрѣшéны и ходя́щя средѣ́ огня́, и истлѣ́нiя нѣ́сть въ ни́хъ, и зрáкъ четвéртаго подóбенъ Сы́ну Бóжiю.
  • Тогдá прiи́де навуходонóсоръ ко ýстiю пéщи огнéмъ разжжéн­ныя и речé: седрáхъ, Мисáхъ, Авденагó, раби́ Бóга вы́шняго, изыди́те и прiиди́те. И изыдóша седрáхъ, Мисáхъ, Авденагó от­ среды́ огня́.
  • И собрáшася кня́зи и во­евóды, и мѣстоначáлницы и вельмóжи царéвы, и ви́дяху мужéй, я́ко не одолѣ́ óгнь тѣлесéмъ и́хъ и влáса главы́ и́хъ не опали́, и ри́зы и́хъ не измѣни́шася, и вони́ óгнен­ны не бя́ше въ ни́хъ.
  • И поклони́ся предъ ни́ми цáрь Бóгу, и от­вѣщá навуходонóсоръ цáрь и речé: благословéнъ Бóгъ седрáховъ, Мисáховъ и Авденагó, и́же послá áнгела сво­егó и изъя́ óтроки своя́, я́ко уповáша на негó: и слóво царéво премѣни́ша, и предáша тѣлесá своя́ во óгнь, я́ко да не послýжатъ, ни поклóнят­ся вся́кому бóгу инóму, но тóчiю Бóгу сво­емý:
  • и áзъ заповѣ́даю зáповѣдь: вси́ лю́дiе, плéмя, язы́къ, áще речéтъ хулý на Бóга седрáхова и Мисáхова и Авденагó, въ пáгубу бýдутъ, и дóмове и́хъ въ разграблéнiе: понéже нѣ́сть Бóга другáго, и́же воз­мóжетъ избáвити си́це.
  • Тогдá цáрь постáви седрáха, Мисáха и Авденагó во странѣ́ Вавилóнстѣй, и воз­вели́чи и́хъ, и сподóби и́хъ старѣ́йшин­ства Иудéевъ всѣ́хъ сýщихъ во цáр­ст­вѣ егó.
  • Навуходонóсоръ цáрь всѣ́мъ лю́демъ, племенóмъ и язы́комъ сýщымъ во всéй земли́, ми́ръ вáмъ да умнóжит­ся.
  • Знáменiя и чудесá, я́же сотвори́ со мнóю Бóгъ вы́шнiй, угóдно бы́сть предо мнóю воз­вѣсти́ти вáмъ,
  • кóль вели́кая и крѣ́пкая: цáр­ст­во егó цáр­ст­во вѣ́чное, и влáсть егó въ рóды и рóды.
  • А́зъ навуходонóсоръ оби́луяй бѣ́хъ въ домý мо­éмъ и благоцвѣты́й на престóлѣ мо­éмъ:
  • сóнъ ви́дѣхъ, и устраши́ мя, и смятóхся на лóжи мо­éмъ, и видѣ́нiя главы́ мо­ея́ смятóша мя́:
  • и мнóю положи́ся повелѣ́нiе, при­­вести́ предъ мя́ вся́ мýжы мýдрыя вавилóнскiя, да сказáнiе снá воз­вѣстя́тъ мнѣ́.
  • И вхождáху обая́телiе, волсви́, газари́ни, халдéе, и сóнъ áзъ рѣ́хъ предъ ни́ми, и сказáнiя егó не воз­вѣсти́ша ми́,
  • дóндеже вни́де [предъ мя́] данiи́лъ, емýже и́мя Валтасáръ, по и́менiя бóга мо­егó, и́же Дýха Бóжiя свя́та и́мать въ себѣ́, и сóнъ предъ ни́мъ рѣ́хъ:
  • Валтасáре, кня́же обая́телей, егóже áзъ разумѣ́хъ, я́ко Дýхъ Бóжiй святы́й и́маши, и вся́кая тáйна не изнемогáетъ предъ тобóю, слы́ши видѣ́нiе снá мо­егó, éже ви́дѣхъ, и сказáнiе егó повѣ́ждь мнѣ́.
  • И видѣ́нiе главы́ мо­ея́ на лóжи мо­éмъ зрѣ́хъ, и сé, дрéво средѣ́ земли́, и высотá егó вели́ка:
  • и воз­вели́чися дрéво тó и укрѣпи́ся, и высотá егó досязá­ше до небесé, и величинá егó до конéцъ земли́ всея́,
  • ли́­ст­вiе егó прекрáсное, и плóдъ егó мнóгъ, и пи́ща всѣ́хъ въ нéмъ, и подъ ни́мъ вселя́хуся вси́ звѣ́рiе ди́вiи, и въ вѣ́твехъ егó живя́ху [вся́] пти́цы небéсныя, и от­ негó питá­шеся вся́ка плóть.
  • Ви́дѣхъ во снѣ́ нóщiю на лóжи мо­éмъ, и сé, бóдрый и святы́й от­ небесé сни́де
  • и воз­гласи́ крѣ́пцѣ и тáко речé: посѣцы́те дрéво и обíйте вѣ́тви егó, и от­тряси́те ли́­ст­вiе егó и разсы́плите плóдъ егó, да позы́блют­ся звѣ́рiе подъ ни́мъ и пти́цы съ вѣ́твiй егó:
  • тóчiю от­рáсль корéнiя егó въ земли́ остáвите, и во ýзѣ желѣ́знѣ и мѣ́днѣ, и во злáцѣ внѣ́шнемъ и въ росѣ́ небéснѣй всели́т­ся, и со звѣрьми́ [ди́вiими] чáсть егó во травѣ́ земнѣ́й:
  • сéрдце егó от­ человѣ́къ измѣни́т­ся, и сéрдце звѣри́но дáст­ся емý, и сéдмь времéнъ измѣня́т­ся надъ ни́мъ:
  • изрѣчéнiемъ бóдраго слóво, и глагóлъ святы́хъ прошéнiе: да увѣ́дятъ живýщiи, я́ко владѣ́етъ вы́шнiй цáр­ст­вомъ человѣ́ческимъ, и емýже восхóщетъ, дáстъ é, и уничтожéн­ное человѣ́ковъ воз­стáвитъ надъ ни́мъ.
  • Сéй сóнъ, егóже ви́дѣхъ áзъ навуходонóсоръ цáрь: ты́ же, Валтасáре, сказáнiе егó повѣ́ждь, я́ко вси́ мýдрiи цáр­ст­ва мо­егó не мóгутъ сказáнiя егó повѣ́дати мнѣ́, ты́ же, данiи́ле, мóжеши, я́ко Дýхъ Бóжiй свя́тъ въ тебѣ́.
  • Тогдá данiи́лъ, емýже и́мя Валтасáръ, ужасéся áки на еди́нъ чáсъ, и размышлéнiя егó смущáху егó. И от­вѣщá цáрь и речé: Валтасáре, сóнъ мóй и сказáнiе егó да не смущáетъ тебé. И от­вѣщá Валтасáръ и речé: господи́не, да бýдетъ сóнъ сéй ненави́дящымъ тя́, и сказáнiе егó врагóмъ тво­и́мъ.
  • Дрéво, éже ви́дѣлъ еси́ воз­вели́чив­шееся и укрѣпи́в­шееся, егóже высотá досязá­ше до небесé и величинá егó на всю́ зéмлю,
  • и ли́­ст­вiе егó благоцвѣ́тное и плóдъ егó мнóгъ, и пи́ща всѣ́мъ въ нéмъ, подъ ни́мъ живя́ху звѣ́рiе ди́вiи, и въ вѣ́твехъ егó угнѣздя́хуся пти́цы небéсныя:
  • ты́ еси́, царю́, я́ко воз­вели́чил­ся еси́ и укрѣпѣ́лъ, и вели́че­с­т­во твоé воз­вели́чися и досяжé небесé, и влáсть твоя́ до конéцъ земли́.
  • И я́ко ви́дѣ цáрь бóдраго и святáго сходя́ща съ небесé, и речé: посѣцы́те дрéво и разсы́плите é, тóчiю проничéнiе корéнiя егó въ земли́ остáвите, и во ýзѣ желѣ́знѣ и мѣ́дянѣ и во злáцѣ внѣ́шнемъ и въ росѣ́ небéснѣй водвори́т­ся, и со звѣрьми́ ди́вiими чáсть егó, дóндеже сéдмь времéнъ премѣня́т­ся надъ ни́мъ:
  • сié сказáнiе егó, царю́, и изрѣчéнiе вы́шняго éсть, éже при­­спѣ́ на господи́на мо­егó царя́:
  • изженýтъ тя́ от­ человѣ́къ, и съ ди́вiими звѣрьми́ бýдетъ житié твоé, и травóю áки волá напитáютъ тя́, и от­ росы́ небéсныя тѣ́ло твоé ороси́т­ся, и сéдмь времéнъ измѣня́т­ся надъ тобóю, дóндеже увѣ́си, я́ко владѣ́етъ вы́шнiй цáр­ст­вомъ человѣ́ческимъ, и емýже восхóщетъ, дáстъ é.
  • А éже речé: остáвите проничéнiе корéнiя дрéва [въ земли́]: цáр­ст­во твоé тебѣ́ бýдетъ, от­нéлѣже увѣ́си влáсть небéсную.
  • Сегó рáди, царю́ совѣ́тъ мóй да бýдетъ тебѣ́ угóденъ, и грѣхи́ твоя́ ми́лостынями искупи́ и непрáвды твоя́ щедрóтами убóгихъ: нéгли бýдетъ долготерпѣли́въ грѣхóмъ тво­и́мъ Бóгъ.
  • Сiя́ вся́ постигóша навуходонóсора царя́.
  • По двою­нá­де­ся­ти мéсяцѣхъ въ домý цáр­ст­ва сво­егó, въ Вавилóнѣ бѣ́ ходя́,
  • от­вѣщá цáрь и речé: нѣ́сть ли сéй Вавилóнъ вели́кiй, егóже áзъ согради́хъ въ дóмъ цáр­ст­ва, въ держáвѣ крѣ́пости мо­ея́, въ чéсть слáвы мо­ея́?
  • Ещé слóву сýщу во устѣ́хъ царя́, глáсъ съ небесé бы́сть: тебѣ́ глагóлет­ся, навуходонóсоре царю́: цáртво твоé прéйде от­ тебé,
  • и от­ человѣ́къ от­женýтъ тя́, и со звѣрьми́ ди́вiими житié твоé, и травóю áки волá напитáютъ тя́ и сéдмь времéнъ измѣня́т­ся на тебѣ́, дóндеже увѣ́си, я́ко владѣ́етъ вы́шнiй цáр­ст­вомъ человѣ́ческимъ, и емýже восхóщетъ, дáстъ é.
  • Въ тóй чáсъ слóво скончáся на цари́ навуходонóсорѣ, и от­ человѣ́къ от­гнáся, и травý áки вóлъ ядя́ше, и от­ росы́ небéсныя тѣ́ло егó ороси́ся, дóндеже влáси емý я́ко львý воз­растóша и нóгти емý áки пти́цамъ.
  • И по скончáнiи тѣ́хъ днíй, áзъ навуходонóсоръ óчи сво­и́ на нéбо воз­дви́гъ, и ýмъ мóй ко мнѣ́ воз­врати́ся, и вы́шняго благослови́хъ, и живýщаго во вѣ́ки похвали́хъ и прослáвихъ, я́ко влáсть егó влáсть вѣ́чна, и цáр­ст­во егó въ рóды и рóды,
  • и вси́ живýщiи на земли́ ни во чтóже вмѣни́шася, и по вóли сво­éй твори́тъ въ си́лѣ небéснѣй и въ селéнiи земнѣ́мъ: и нѣ́сть, и́же воспроти́вит­ся руцѣ́ егó и речéтъ емý: чтó сотвори́лъ еси́?
  • Въ тó врéмя ýмъ мóй воз­врати́ся ко мнѣ́, и въ чéсть цáр­ст­ва мо­егó прiидóхъ, и зрáкъ мóй воз­врати́ся ко мнѣ́, и начáлницы мо­и́ и вельмóжи мо­и́ искáху менé: и въ цáр­ст­вѣ мо­éмъ утверди́хся, и вели́че­с­т­во изоби́лнѣе при­­ложи́ся мнѣ́.
  • Ны́нѣ ýбо áзъ навуходонóсоръ хвалю́ и превоз­ношý и слáвлю Царя́ небéснаго, я́ко вся́ дѣлá егó и́стин­на, и путié егó судьбы́, и вся́ ходя́щыя въ гóрдости мóжетъ смири́ти.
  • Валтасáръ цáрь сотвори́ вéчерю вéлiю вельмóжамъ сво­и́мъ ты́сящи мужéмъ,
  • предъ ты́сящею же винó, и пiя́ Валтасáръ речé при­­ вкушéнiи винá, éже при­­нести́ сосýды злáты и срéбряны, я́же изнесé навуходонóсоръ отéцъ егó изъ хрáма [Гóспода Бóга], и́же во Иерусали́мѣ, и да пiю́тъ въ ни́хъ цáрь и вельмóжи егó, и налóжницы егó и воз­лежáщыя [о́крестъ] егó.
  • И при­­несóша сосýды златы́я и срéбряныя, я́же изнесé [навуходонóсоръ цáрь] изъ хрáма Гóспода Бóга, и́же во Иерусали́мѣ: и пiя́ху и́ми цáрь и вельмóжи егó, и налóжницы егó и воз­лежáщыя [о́крестъ] егó:
  • пiя́ху винó и похвали́ша бóги златы́я и срéбряныя, и мѣ́дяныя и желѣ́зныя, и древя́ныя и кáмен­ныя, а Бóга вѣ́чнаго не благослови́ша, имýщаго влáсть дýха и́хъ.
  • Въ тóй чáсъ изыдóша пéрсты руки́ человѣ́чи и писáху проти́ву лампáды на поваплéнiи стѣны́ дóму царéва, и цáрь ви́дяше пéрсты руки́ пи́шущiя.
  • Тогдá царю́ зрáкъ измѣни́ся, и размышлéнiя егó смущáху егó, и со­ýзы чрéслъ егó разслабля́хуся, и колѣ́на егó сражáстася:
  • и возопи́ цáрь си́лою, éже ввести́ волхвóвъ, халдéевъ, газари́новъ: и речé цáрь мýдрымъ Вавилóнскимъ: и́же прочтéтъ писáнiе сié и рáзумъ егó воз­вѣсти́тъ мнѣ́, тóй въ багряни́цу облечéт­ся, и гри́вна златáя на вы́ю егó, и трéтiй во цáр­ст­вѣ мо­éмъ обладáти нáчнетъ.
  • И вхождáху вси́ мýдрiи ко царю́ и не можáху писáнiя прочести́, ни рáзума царю́ воз­вѣсти́ти.
  • Цáрь же Валтасáръ воз­мятéся, и зрáкъ егó измѣни́ся на нéмъ, и вельмóжи егó смущáхуся.
  • И вни́де цари́ца въ дóмъ пи́рный, и речé цари́ца: царю́ во вѣ́ки живи́: да не смущáютъ тебé размышлéнiя твоя́, и зрáкъ твóй да не измѣня́ет­ся:
  • éсть мýжъ во цáр­ст­вѣ тво­éмъ, въ нéмже Дýхъ Бóжiй: и во дни́ отцá тво­егó бóдрость и смы́слъ обрѣ́теся въ нéмъ, и цáрь навуходонóсоръ отéцъ твóй кня́зя постáви егó волхвóмъ, обая́телемъ, халдéемъ, газари́номъ,
  • я́ко дýхъ преизоби́лный [бя́ше] въ нéмъ, и премýдрость и смы́слъ [обрѣ́теся] въ нéмъ, сказýя сны́ и воз­вѣщáя сокровéн­ная и разрѣшáя со­ýзы, данiи́лъ, и цáрь наречé и́мя емý Валтасáръ: ны́нѣ ýбо да при­­зовéт­ся, и сказáнiе егó воз­вѣсти́тъ тебѣ́.
  • Тогдá данiи́лъ введéнъ бы́сть предъ царя́. И речé цáрь данiи́лу: ты́ лиеси́ данiи́лъ, от­ сынóвъ плѣ́н­никъ Иудéйскихъ, и́хже при­­ведé навуходонóсоръ цáрь отéцъ мóй?
  • слы́шахъ о тебѣ́, я́ко Дýхъ Бóжiй въ тебѣ́, и бóдрость и смы́слъ и премýдрость изоби́лна обрѣ́теся въ тебѣ́:
  • и ны́нѣ внидóша предъ мя́ мýдрiи, волсви́, газари́ни, да писáнiе сié прочтýтъ и сказáнiя егó воз­вѣстя́тъ ми́, и не могóша воз­вѣсти́ти мнѣ́:
  • áзъ же слы́шахъ о тебѣ́, я́ко мóжеши суды́ сказáти: ны́нѣ ýбо áще воз­мóжеши писáнiе сié прочести́ и сказáнiе егó воз­вѣсти́ти мнѣ́, въ багряни́цу облечéшися, и гри́вна златáя на вы́и тво­éй бýдетъ, и трéтiй во цáр­ст­вѣ мо­éмъ обладáти бýдеши.
  • Тогдá от­вѣщá данiи́лъ и речé предъ царéмъ: дая́нiя: твоя́ съ тобóю да бýдутъ, и дáръ дóму тво­егó инóму дáждь, áзъ же писáнiе прочтý царю́ и сказáнiе егó воз­вѣщý тебѣ́.
  • Царю́! Бóгъ вы́шнiй цáр­ст­во и вели́че­с­т­во, и чéсть и слáву дадé навуходонóсору отцý тво­емý,
  • и от­ вели́че­ст­ва, éже емý дадé, вси́ лю́дiе, племенá, язы́цы бя́ху трепéщуще и боя́щеся от­ лицá егó: и́хже хотя́ше убивá­ше, и и́хже хотя́ше бiя́ше, и и́хже хотя́ше воз­вышá­ше, и и́хже хотя́ше, тóй смиря́ше:
  • и егдá воз­несéся сéрдце егó и утверди́ся дýхъ егó éже презóр­ст­вовати, сведéся от­ престóла цáр­ст­ва, и слáва и чéсть отъ­я́ся от­ негó,
  • и от­ человѣ́къ от­гнáся, и сéрдце егó со звѣрьми́ от­дáся, и житié егó со ди́вiими ослы́, и травóю áки волá питáху егó, и от­ росы́ небéсныя ороси́ся тѣ́ло егó, дóндеже уразумѣ́, я́ко владѣ́етъ Бóгъ вы́шнiй цáр­ст­вомъ человѣ́ческимъ, и емýже хóщетъ, дáстъ é.
  • И ты́ ýбо, сы́не егó Валтасáре, не смири́лъ еси́ сéрдца тво­егó предъ Гóсподемъ: не вся́ ли сiя́ вѣ́далъ еси́?
  • но на Гóспода Бóга небéснаго воз­нéсл­ся еси́, и сосýды хрáма егó при­­несóша предъ тебé, ты́ же и вельмóжи тво­и́, и налóжницы твоя́ и воз­лежáщыя [о́крестъ] тебé, винó пiя́сте и́ми: и бóги златы́я и срéбряныя, и мѣ́дяныя и желѣ́зныя, и кáмен­ныя и древя́ныя, и́же ни ви́дятъ, ни слы́шатъ, ни разумѣ́ютъ, похвали́лъ еси́, а Бóга, у негóже дыхáнiе твоé въ руцѣ́ егó, и вси́ путié тво­и́, тогó не прослáвилъ еси́.
  • Сегó рáди от­ лицá егó пóслани бы́ша пéрсты ручнíи и писáнiе сié вчини́ша.
  • Сé же éсть писáнiе вчинéно­е: мани́, Ѳекéл, фáрес.
  • Сé сказáнiе глагóла: мани́, измѣ́ри Бóгъ цáр­ст­во твоé и скончá é:
  • Ѳекéл, постáвися въ мѣ́рилѣхъ и обрѣ́теся лишáемо:
  • фáрес, раздѣли́ся цáр­ст­во твоé и дадéся ми́домъ и пéрсомъ.
  • И речé Валтасáръ: [облецы́те и́]. И облекóша данiи́ла въ багряни́цу, и гри́вну златýю воз­ложи́ша на вы́ю егó, и проповѣ́да о нéмъ, éже бы́ти емý кня́зю трéтiему во цáр­ст­вѣ егó.
  • Валтасáра царя́ Халдéйска уби́ша въ тý нóщь,
  • дáрiй же ми́дянинъ прiя́ цáр­ст­во, сы́й шести́десяти и двою́ лѣ́тъ.
  • И бы́сть угóдно предъ царéмъ, и постáви во цáр­ст­вѣ князéй стó и двáдесять, éже бы́ти и́мъ во всéмъ цáр­ст­вѣ егó,
  • надъ ни́ми же три́ чинóвники, от­ ни́хже бѣ́ данiи́лъ еди́нъ, дабы́ от­давáли и́мъ кня́зи слóво, я́ко да царю́ не стужáютъ.
  • И бѣ́ данiи́лъ надъ ни́ми, я́ко дýхъ бя́ше преизоби́ленъ въ нéмъ, и цáрь постáви егó надъ всѣ́мъ цáр­ст­вомъ сво­и́мъ.
  • Чинóвницы же и кня́зи искáху вины́ обрѣсти́ на данiи́ла: и вся́кiя вины́ и соблáзна и грѣхá не обрѣтóша на негó, я́ко вѣ́ренъ бя́ше.
  • И рѣ́ща чинóвницы не обря́щемъ на данiи́ла вины́, áще не въ закóнѣхъ Бóга егó.
  • Тогдá чинóвницы и кня́зи предстáша царю́ и рѣ́ша емý: дáрiе царю́, во вѣ́ки живи́:
  • совѣщáша вси́ и́же во цáр­ст­вѣ тво­éмъ во­евóды и кня́зи, ипáти и обладáющiи странáми, éже устáвити устáвъ цáрскiй и укрѣпи́ти предѣ́лъ, я́ко áще ктó попрóситъ прошéнiя от­ вся́каго бóга и человѣ́ка до днíй три́десяти, рáзвѣ тóчiю от­ тебé, царю́, да ввéрженъ бýдетъ въ рóвъ лéвскiй:
  • ны́нѣ ýбо, царю́, устáви предѣ́лъ и положи́ писáнiе, я́ко да не измѣни́т­ся зáповѣдь ми́дска и пéрсска, [да никтóже престýпитъ ея́].
  • Тогдá цáрь дáрiй повелѣ́ вписáти зáповѣдь.
  • Данiи́лъ же егдá увѣ́дѣ, я́ко зáповѣдь вчини́ся, вни́де въ дóмъ свóй: двéрцы же от­вéрсты емý въ гóрницѣ егó проти́ву Иерусали́ма, въ три́ же временá днé бя́ше прекланя́я колѣ́на своя́, моля́ся и исповѣ́даяся предъ Бóгомъ сво­и́мъ, я́коже бѣ́ творя́ прéжде.
  • Тогдá мýжiе óнiи наблюдóша и обрѣтóша данiи́ла прося́ща и моля́щася Бóгу сво­емý,
  • и при­­шéдше рѣ́ша предъ царéмъ: царю́, не вчини́лъ ли еси́ ты́ предѣ́ла, я́ко да вся́къ человѣ́къ, и́же áще попрóситъ у вся́каго бóга и человѣ́ка прошéнiя до три́десяти днíй, но тóчiю у тебé, царю́, да ввéржет­ся въ рóвъ лéвскъ? И речé цáрь: и́стин­но слóво, и зáповѣдь ми́дска и пéрсска не мимо­и́детъ.
  • Тогдá от­вѣщáша предъ царéмъ и глагóлаша: данiи́лъ, и́же от­ сынóвъ плѣ́на Иудéйска, не покори́ся зáповѣди тво­éй [и не радѣ́] о предѣ́лѣ, егóже вчини́лъ еси́: въ три́ бо временá днé прóситъ у Бóга сво­егó прошéнiй сво­и́хъ.
  • Тогдá цáрь, я́ко слы́шавъ слóво сié, зѣлó опечáлися о нéмъ, и о данiи́лѣ пря́шеся éже избáвити егó, и бѣ́ дáже до вéчера пря́ся éже избáвити егó.
  • Тогдá мýжiе óнiи глагóлаша царю́: вѣ́ждь, царю́ я́ко ми́домъ и пéрсомъ не лѣ́ть éсть премѣни́ти вся́каго предѣ́ла и устáва, егóже цáрь устáвитъ.
  • Тогдá цáрь речé, и при­­ведóша данiи́ла и ввергóша егó въ рóвъ лéвскъ. И речé цáрь данiи́лу: Бóгъ твóй, емýже ты́ слýжиши при́сно, тóй избáвитъ тя́.
  • И при­­несóша кáмень еди́нъ и воз­ложи́ша на ýстiе рвá, и запечáта цáрь пéрстнемъ сво­и́мъ и пéрстнемъ вельмóжъ сво­и́хъ, да не измѣни́т­ся дѣя́нiе о дании́лѣ.
  • И отъи́де цáрь въ дóмъ свóй и ля́же безъ вéчери, и я́ди не внесóша къ немý: и сóнъ от­ступи́ от­ негó. И заключи́ Бóгъ устá львóмъ, и не стужи́ша данiи́лу.
  • Тогдá цáрь востá заýтра на свѣ́тѣ и со тщáнiемъ прiи́де ко рвý лéвску.
  • И егдá при­­бли́жися ко рвý, возопи́ глáсомъ крѣ́пкимъ: данiи́ле, рáбе Бóга живáго! Бóгъ твóй, емýже ты́ слýжиши при́сно, воз­мóже ли избáвити тя́ изъ ýстъ львóвыхъ?
  • И речé данiи́лъ царéви: царю́, во вѣ́ки живи́:
  • Бóгъ мóй послá áнгела сво­егó и затвори́ устá львóвъ, и не вреди́ша менé, я́ко обрѣ́теся предъ ни́мъ прáвда моя́, и предъ тобóю, царю́, согрѣшéнiя не сотвори́хъ.
  • Тогдá цáрь вельми́ воз­весели́ся о нéмъ и речé данiи́ла извести́ изъ рвá. И изведéнъ бы́сть данiи́лъ изъ рвá, и вся́каго тлѣ́нiя не обрѣ́теся на нéмъ я́ко вѣ́рова въ Бóга сво­егó.
  • И речé цáрь, и при­­ведóша мýжы оклеветáв­шыя данiи́ла и въ рóвъ лéвскъ ввергóша я́ и сы́ны и́хъ и жены́ и́хъ: и не до­идóша днá рвá, дáже соодолѣ́ша и́мъ львы́ и вся́ кóсти и́хъ истончи́ша.
  • Тогдá дáрiй цáрь написá всѣ́мъ лю́демъ, племенóмъ, я́зы́комъ, живýщымъ во всéй земли́: ми́ръ вáмъ да умнóжит­ся:
  • от­ лицá мо­егó заповѣ́дася зáповѣдь сiя́ во всéй земли́ цáр­ст­ва мо­егó, да бýдутъ трепéщуще и боя́щеся от­ лицá Бóга данiи́лова, я́ко тóй éсть Бóгъ живы́й и пребывáяй во вѣ́ки, и цáр­ст­во егó не разсы́плет­ся, и влáсть егó до концá:
  • подъе́млетъ и избавля́етъ, и твори́тъ знáменiя и чудесá на небеси́ и на земли́, и́же избáви данiи́ла от­ ýстъ львóвыхъ.
  • Данiи́лъ же управля́ше во цáр­ст­вѣ дáрiевѣ и во цáр­ст­вѣ ки́ра пéрсянина.
  • Въ пéрвое лѣ́то Валтасáра царя́ Халдéйска, данiи́лъ сóнъ ви́дѣ и видѣ́нiя главы́ егó на лóжи егó, и сóнъ свóй вписá:
  • áзъ данiи́лъ ви́дѣхъ въ видѣ́нiи мо­éмъ нóщiю: и сé, четы́ри вѣ́три небéснiи налегóша на мóре вели́кое,
  • и четы́ри звѣ́рiе вели́цыи исхождáху изъ мóря, разли́чни междý собóю:
  • пéрвый áки льви́ца имы́й крилѣ́, крилѣ́ же егó áки о́рли, зря́хъ, дóндеже истóржена бы́ша кри́ла егó, и воз­дви́жеся от­ земли́, и на нóгу человѣ́чу стá, и сéрдце человѣ́чо дадéся емý:
  • и сé, звѣ́рь вторы́й подóбенъ медвѣ́дицѣ, и на странѣ́ еди́нѣй стá, и три́ рéбра во устѣ́хъ егó, средѣ́ зубóвъ егó, и си́це глагóлаху емý: востáни, я́ждь плóти мнóги:
  • созади́ сегó ви́дѣхъ: и сé, звѣ́рь и́нъ áки ры́сь, томýже кри́ла четы́ри пти́чiя надъ ни́мъ и четы́ри главы́ звѣ́рю, и влáсть дадéся емý:
  • созади́ сегó ви́дѣхъ: и сé, звѣ́рь четвéртый стрá­шенъ и ужáсенъ и крѣ́покъ изли́ха, зýбы же егó желѣ́зни вéлiи, яды́й и истончевáя, остáнки же ногáма сво­и́ма попирá­ше, тóйже различáяся изли́ха пáче всѣ́хъ звѣрéй прéжнихъ, и рогóвъ дéсять емý:
  • разсмотря́хъ въ розѣ́хъ егó, и сé, рóгъ другíй мáлъ взы́де средѣ́ и́хъ, и трié рóзи прéднiи егó истóргнушася от­ лицá егó, и сé, óчи áки óчи человѣ́чи въ рóзѣ тóмъ, и устá глагóлюща вели́кая.
  • зря́хъ дóндеже престóли постáв­шася, и вéтхiй дéнми сѣ́де, и одéжда егó бѣлá áки снѣ́гъ, и влáси главы́ егó áки вóлна чистá, престóлъ егó плáмень óгненъ, колéса егó óгнь паля́щь:
  • рѣкá óгнен­на течá­ше исходя́щи предъ ни́мъ: ты́сящя ты́сящъ служáху емý, и тмы́ тéмъ предстоя́ху емý: суди́ще сѣ́де, и кни́ги от­верзóшася.
  • Ви́дѣхъ тогдá от­ глáса словéсъ вели́кихъ, я́же рóгъ óный глагóлаше, дóндеже уби́ся звѣ́рь и поги́бе, и тѣ́ло егó дадéся во сожжéнiе óгнен­но:
  • и прóчихъ звѣрéй престáвися влáсть, и продолжéнiе житiя́ дадéся и́мъ до врéмене и врéмене.
  • Ви́дѣхъ во снѣ́ нóщiю, и сé, на о́блацѣхъ небéсныхъ я́ко Сы́нъ человѣ́чь иды́й бя́ше и дáже до вéтхаго дéнми дóйде и предъ негó при­­ведéся:
  • и томý дадéся влáсть и чи́сть и цáр­ст­во, и вси́ лю́дiе, племенá и язы́цы томý порабóтаютъ: влáсть егó влáсть вѣ́чная, я́же не прéйдетъ, и цáр­ст­во егó не разсы́плет­ся.
  • Вострепетá дýхъ мóй въ состоя́нiи мо­éмъ, áзъ данiи́лъ, и видѣ́нiя главы́ мо­ея́ смущáху мя́.
  • И прiидóхъ ко еди́ному от­ стоя́щихъ и извѣ́стiя проси́хъ от­ негó научи́тися о всѣ́хъ си́хъ. И повѣ́да ми́ извѣ́стiе и сказáнiе словéсъ воз­вѣсти́ ми́:
  • сíи звѣ́рiе вели́цыи четы́ри, четы́ри цáр­ст­ва востáнутъ на земли́,
  • я́же вóзмут­ся: и прéймутъ цáр­ст­во святíи вы́шняго и содержáти бýдутъ óное дáже до вѣ́ка вѣкóвъ.
  • И вопрошáхъ испы́тно о звѣ́ри четвéртѣмъ, я́ко бя́ше разли́ченъ пáче вся́каго звѣ́ря, стрá­шенъ вельми́, зýбы егó желѣ́зни и нóгти егó мѣ́дяни, яды́й и истончевáя, остáнки же ногáма сво­и́ма попирá­ше:
  • и о десяти́ розѣ́хъ егó и́же на главѣ́ егó, и о друзѣ́мъ воз­шéдшемъ и истря́сшемъ пéрвыя три́, рóгъ же тóй емýже óчи и устá глагóлюща вели́кая, и видбнiе егó бóлѣе прóчiихъ:
  • зря́хъ, и рóгъ тóй творя́ше рáть со святы́ми и укрѣпи́ся на ни́хъ,
  • дóндеже прiи́де вéтхiй дéнми и сýдъ дадé святы́мъ вы́шняго: и врéмя при­­спѣ́, и цáр­ст­во прiя́ша святíи.
  • И речé: звѣ́рь четвéртый цáр­ст­во четвéртое бýдетъ на земли́, éже превзы́детъ вся́ цáр­ст­ва и поя́стъ всю́ зéемлю, и поперéтъ ю́ и посѣчéтъ:
  • и дéсять рогóвъ егó дéсять царéй востáнутъ, и по ни́хъ востáнетъ другíй, и́же превзы́детъ злóбами всѣ́хъ прéжнихъ и три́ цари́ смири́тъ,
  • и словесá на вы́шняго воз­глагóлетъ и святы́хъ вы́шняго смири́тъ, и помы́слитъ премѣни́ти временá и закóнъ, и дáст­ся въ рукý егó дáже до врéмене и времéнъ и полуврéмене:
  • и суди́ще ся́детъ, и влáсть егó престáвятъ éже потреби́ти и погуби́ти до концá:
  • цáр­ст­во же и влáсть и вели́че­с­т­во царéй, и́же подъ всѣ́мъ небесéмъ, дáст­ся святы́мъ вы́шняго: и цáр­ст­во егó цáр­ст­во вѣ́чное, и вся́ влáсти томý рабóтати бýдутъ и слýшати.
  • До здѣ́ скончáнiе словесé. А́зъ данiи́лъ, надóлзѣ размышлéнiя моя́ смущáху мя́, и зрáкъ мóй премѣни́ся на мнѣ́, и глагóлъ въ сéрдцы мо­éмъ соблюдóхъ.
  • Въ лѣ́то трéтiе цáр­ст­ва Валтасáра царя́ видѣ́нiе яви́ся мнѣ́, áзъ данiи́лъ, по я́вльшемся мнѣ́ прéжде.
  • И бѣ́хъ въ сýсѣхъ грáдѣ, и́же éсть во странѣ́ Елáмстѣй, и ви́дѣхъ въ видѣ́нiи, и бѣ́хъ на увáлѣ,
  • и воз­двигóхъ óчи мо­и́ и ви́дѣхъ: и сé, овéнъ еди́нъ стоя́ предъ увáломъ емýже рóзи, рóзи же высóцы, еди́нъ же вы́шше другáго, и вы́шшiй восхождá­ше послѣди́.
  • И ви́дѣхъ овнá бодýща на зáпадъ и на сѣ́веръ, и на ю́гъ и на востóкъ: и вси́ звѣ́рiе не стáнутъ предъ ни́мъ, и не бѣ́ избавля́юща изъ руки́ егó, и сотвори́ по вóли сво­éй, и воз­вели́чися.
  • А́зъ же бѣ́хъ размышля́я, и сé козéлъ от­ кóзъ идя́ше от­ Ли́ва на лицé всея́ земли́ и не бѣ́ при­­касáяся земли́, и козлý томý рóгъ ви́димь междý очи́ма егó:
  • и прiи́де до овнá имýщаго рогá егóже ви́дѣхъ стоя́ща предъ увáломъ, и течé къ немý въ си́лѣ крѣ́пости сво­ея́.
  • И ви́дѣхъ егó доходя́ща до овнá, и разсвирѣ́пѣ на негó, и порази́ овнá, и сокруши́ óба рóга егó: и не бѣ́ си́лы овнý, éже стáти проти́ву емý: и повéрже егó на зéмлю и попрá егó, и не бѣ́ избавля́яй овнá от­ руки́ егó.
  • И козéлъ кóзiй воз­вели́чися до зѣлá: и внегдá укрѣпи́ся, сокруши́ся рóгъ егó вели́кiй, и взыдóша друзíи четы́ри рóзи подъ ни́мъ, по четы́ремъ вѣ́тромъ небéснымъ:
  • и от­ еди́наго и́хъ взы́де рóгъ еди́нъ крѣ́покъ, и воз­вели́чися вельми́ къ ю́гу и къ востóку и къ си́лѣ,
  • и воз­вели́чися дáже до си́лы небéсныя: и сотвори́ пáсти на зéмлю от­ си́лы небéсныя и от­ звѣ́здъ, и попрá я́:
  • и дóндеже архистрати́гъ избáвитъ плѣ́н­ники, и егó рáди жéртва смятéся, и благопоспѣши́ся емý, и святóе опустѣ́етъ:
  • и дадéся на жéртву грѣ́хъ, и повéржеся прáвда на зéмлю: и сотвори́, и благопоспѣши́ся.
  • И слы́шахъ еди́наго святáго глагóлюща. И речé еди́нъ святы́й другóму нѣ́ко­ему глагóлющему: докóлѣ видѣ́нiе стáнетъ, жéртва отъ­я́тая, и грѣ́хъ опустѣ́нiя дáн­ный, и святóе и си́ла поперéт­ся?
  • И речé емý: дáже до вéчера и ýтра днíй двѣ́ ты́сящы и три́ста, и очи́стит­ся святóе.
  • И бы́сть, егдá ви́дѣхъ áзъ данiи́лъ видѣ́нiе и взыскáхъ вѣ́дѣнiя, и сé, стá предо мнóю áки о́бразъ мýжескъ,
  • и слы́шахъ глáсъ мýжескъ средѣ́ увáла, и при­­звá и речé: гаврiи́ле, скажи́ видѣ́нiе óному.
  • И прiи́де и стá бли́зъ стоя́нiя мо­егó: и егдá прiи́де ужасóхся и падóхъ на лицé моé. И речé ко мнѣ́: разумѣ́й, сы́не человѣ́чь, ещé бо до скончáнiя врéмене видѣ́нiе.
  • И егдá глагóлаше со мнóю, падóхъ ни́цъ на земли́, и при­­коснýся мнѣ́, и постáви мя́ на нóги моя́, и речé:
  • сé, áзъ воз­вѣщáю тебѣ́ бýдущая на послѣ́докъ гнѣ́ва [сынóмъ людíй тво­и́хъ]: ещé бо до концá врéмене видѣ́нiе.
  • Овéнъ, егóже ви́дѣлъ еси́ имýща рогá, цáрь ми́дскiй и пéрсскiй:
  • а козéлъ кóзiй цáрь éллинскiй éсть: рóгъ же вели́кiй, и́же междý очи́ма егó, тóй éсть цáрь пéрвый:
  • семý же сокруши́в­шуся востáша четы́ри рóзи подъ ни́мъ: четы́ри цáрiе востáнутъ от­ язы́ка егó, но не въ крѣ́пости егó,
  • и на послѣ́докъ цáр­ст­ва и́хъ, исполня́ющымся грѣхóмъ и́хъ, востáнетъ цáрь безсрáменъ лицéмъ и разумѣ́я гадáнiя,
  • и держáвна крѣ́пость егó, не въ крѣ́пости же сво­éй, и чудéсно растли́тъ и упрáвитъ и сотвори́тъ, и разсы́плетъ крѣ́пкiя и лю́ди свя́ты,
  • и ярéмъ вери́гъ сво­и́хъ испрáвитъ: лéсть въ руцѣ́ егó, и въ сéрдцы сво­éмъ воз­вели́чит­ся, и лéстiю разсы́плетъ мнóгихъ, и на пáгубу мнóгимъ воз­стáнетъ, и я́ко я́ица рукóю сокруши́тъ.
  • И видѣ́нiе вéчера и ýтра рѣчéн­наго и́стин­но éсть: ты́ же назнáменай видѣ́нiе, я́ко на дни́ мнóги.
  • А́зъ же данiи́лъ успóхъ и изнемогáхъ на дни́ [мнóги], и востáхъ и творя́хъ дѣлá царéва, и почуди́хся видѣ́нiю, и не бя́ше разумѣвáющаго.
  • Въ пéрвое лѣ́то дáрiа сы́на Ассуи́рова, от­ плéмене ми́дска, и́же цáр­ст­вова во цáр­ст­вѣ Халдéйстѣмъ,
  • въ лѣ́то пéрвое цáр­ст­ва егó, áзъ данiи́лъ разумѣ́хъ въ кни́гахъ числó лѣ́тъ, о нéмже бы́сть слóво Госпóдне ко иеремíи прорóку, на скончáнiе опустѣ́нiя Иерусали́мля сéдмьдесятъ лѣ́тъ.
  • И дáхъ лицé моé къ Гóсподу Бóгу, éже взыскáти моли́твы и прошéнiя въ постѣ́ и во врéтищи и пéпелѣ,
  • и моли́хся ко Гóсподу Бóгу мо­емý и исповѣ́дахся и рѣ́хъ: Гóсподи, Бóже вели́кiй и чýдный, храня́й завѣ́тъ твóй и ми́лость твою́ лю́бящымъ тя́ и храня́щымъ зáповѣди твоя́:
  • согрѣши́хомъ, беззакóн­новахомъ, нечé­ст­вовахомъ и от­ступи́хомъ и уклони́хомся от­ зáповѣдiй тво­и́хъ и от­ судóвъ тво­и́хъ
  • и не послýшахомъ рáбъ тво­и́хъ прорóковъ, и́же глагóлаша во и́мя твоé ко царéмъ нáшымъ и князéмъ нáшымъ, и отцéмъ нáшымъ и всѣ́мъ лю́демъ земли́.
  • Тебѣ́, Гóсподи, прáвда, нáмъ же стыдѣ́нiе лицá, я́коже дéнь сéй, мýжу Иýдину, и живýщымъ во Иерусали́мѣ, и всемý Изрáилю, и бли́жнимъ и дáльнимъ во всéй земли́, идѣ́же разсѣ́ялъ еси́ я́ тáмо, во от­вержéнiи и́хъ, и́мже от­вергóшася тебé, Гóсподи.
  • Тебѣ́, Гóсподи, éсть прáвда, нáмъ же стыдѣ́нiе лицá, и царéмъ нáшымъ и князéмъ нáшымъ и отцéмъ нáшымъ, и́же согрѣши́хомъ тебѣ́.
  • Гóсподу же Бóгу нá­шему щедрóты и очищéнiя, я́ко от­ступи́хомъ от­ Гóспода
  • и не послýшахомъ глáса Гóспода Бóга нá­шего, ходи́ти въ закóнѣхъ егó, и́хже дадé предъ лицéмъ нáшимъ рукóю рáбъ сво­и́хъ прорóковъ.
  • И вéсь Изрáиль преступи́ закóнъ твóй, и уклони́шася éже не послýшати глáса тво­егó: и прiи́де на ны́ кля́тва и закля́тiе впи́саное въ закóнѣ Моисéа рабá Бóжiя, я́ко согрѣши́хомъ емý.
  • И устáви словесá своя́, я́же глагóла на ны́ и на судiи́ нáшя, и́же суди́ша нáмъ, навести́ на ны́ злáя вели́кая, яковы́хъ не бы́сть подъ всѣ́мъ небесéмъ, по [всѣ́мъ] бы́в­шымъ во Иерусали́мѣ,
  • я́коже éсть пи́сано въ закóнѣ Моисéовѣ, вся́ злáя сiя́ прiидóша на ны́: и не помоли́хомся лицý Гóспода Бóга нá­шего, от­врати́тися от­ непрáвдъ нáшихъ, и éже смы́слити во всéй и́стинѣ тво­éй [Гóсподи].
  • И убуди́ся Госпóдь Бóгъ на злóбу нáшу и наведé сiя́ на ны́, я́ко прáведенъ Госпóдь Бóгъ нáшъ во всéмъ дѣя́нiи сво­éмъ, éже сотвори́, и не послýшахомъ глáса егó.
  • И ны́нѣ, Гóсподи, Бóже нáшъ, и́же извéлъ еси́ лю́ди твоя́ от­ земли́ Еги́петскiя рукóю крѣ́пкою и сотвори́лъ еси́ себѣ́ самомý и́мя, я́коже дéнь сéй, согрѣши́хомъ, беззакóн­новахомъ.
  • Гóсподи, всѣ́мъ поми́лованiемъ тво­и́мъ да от­врати́т­ся я́рость твоя́ и гнѣ́въ твóй от­ грáда тво­егó Иерусали́ма, от­ горы́ святы́я тво­ея́: я́ко согрѣши́хомъ непрáвдами нáшими и беззакóнiемъ отéцъ нáшихъ, Иерусали́мъ и лю́дiе тво­и́ во укори́зну бы́ша во всѣ́хъ окрéстныхъ нáсъ.
  • И ны́нѣ, Гóсподи, Бóже нáшъ, услы́ши моли́тву рабá тво­егó и прошéнiе егó, и яви́ лицé твоé на святи́лище твоé опустѣ́в­шее, тебé рáди, Гóсподи.
  • Приклони́, Гóсподи, Бóже мóй, ýхо твоé и услы́ши, от­вéрзи óчи тво­и́ и ви́ждь потреблéнiе нá­ше и грáда тво­егó, въ нéмже при­­звáся и́мя твоé, я́ко не на нáшя прáвды [уповáюще] повергáемъ молéнiе нá­ше предъ тобóю, но на щедрóты твоя́ мнóгiя, Гóсподи.
  • Услы́ши, Гóсподи, очисти, Гóсподи, вонми́, Гóсподи, и сотвори́, и не закосни́ тебé рáди, Бóже мóй, я́ко и́мя твоé при­­звáся во грáдѣ тво­éмъ и въ лю́дехъ тво­и́хъ.
  • Ещé же ми́ глагóлющу и моля́щуся и исповѣ́да­ю­щу грѣхи́ моя́ и грѣхи́ людíй мо­и́хъ Изрáиля, и при­­пáда­ю­щу съ молéнiемъ мо­и́мъ предъ Гóсподемъ Бóгомъ мо­и́мъ о горѣ́ святѣ́й егó:
  • и ещé глагóлющу ми́ въ моли́твѣ, и сé, мýжъ гаврiи́лъ, егóже ви́дѣхъ въ видѣ́нiи мо­éмъ въ начáлѣ, паря́щь, и при­­коснýся мнѣ́, áки въ чáсъ жéртвы вечéрнiя,
  • и вразуми́ мя, и глагóла ко мнѣ́, и речé: данiи́ле, ны́нѣ изыдóхъ устрóити тебѣ́ рáзумъ:
  • въ начáлѣ моли́твы тво­ея́ изы́де слóво, и áзъ прiидóхъ воз­вѣсти́ти тебѣ́, я́ко мýжъ желáнiй еси́ ты́, размы́сли о словеси́ и разумѣ́й во явлéнiи.
  • Сéдмьдесятъ седми́нъ сократи́шася о лю́дехъ тво­и́хъ и о грáдѣ тво­éмъ святѣ́мъ, я́ко да обетшáетъ согрѣшéнiе, и скончáет­ся грѣ́хъ, и запечáтают­ся грѣси́, и заглáдят­ся непрáвды, и очи́стят­ся беззакóнiя, и при­­ведéт­ся прáвда вѣ́чная: и запечáтает­ся видѣ́нiе и прорóкъ, и помáжет­ся святы́й святы́хъ.
  • И увѣ́си и уразумѣ́еши от­ исхóда словесé, éже от­вѣщáти и éже согради́ти Иерусали́мъ, дáже до Христá старѣ́йшины седми́нъ сéдмь и седми́нъ шестьдеся́тъ двѣ́: и воз­врати́т­ся, и согради́т­ся стóгна и забрáла, и истощáт­ся лѣ́та.
  • И по седми́нахъ шести́десяти двýхъ потреби́т­ся помáзанiе, и сýдъ не бýдетъ въ нéмъ: грáдъ же и святóе разсы́плет­ся со старѣ́йшиною грядýщимъ, и потребя́т­ся áки въ потóпѣ, и до концá рáти сокращéн­ныя чи́номъ, поги́бельми.
  • И утверди́тъ завѣ́тъ мнóзѣмъ седми́на еди́на: въ пóлъ же седми́ны отъ­и́мет­ся жéртва и воз­лiя́нiе, и во святи́лищи мéрзость запустѣ́нiя бýдетъ, и дáже до скончáнiя врéмене скончáнiе дáст­ся на опустѣ́нiе.
  • Въ лѣ́то трéтiе ки́ра царя́ пéрсскаго, слóво от­кры́ся данiи́лу, емýже прозвáся и́мя Валтасáръ: и́стин­но же слóво и си́ла вели́ка и рáзумъ дадéся емý въ видѣ́нiи.
  • Въ ты́я дни́ áзъ данiи́лъ бѣ́хъ рыдáя три́ седми́цы днíй:
  • хлѣ́ба вожделѣ́н­наго не ядóхъ, и мя́со и винó не вни́де во устá моя́, и мáстiю не помáзахся до исполненiя трiéхъ седми́цъ днíй.
  • Въ дéнь двáдесять четвéртый пéрваго мéсяца áзъ бѣ́хъ бли́зъ рѣки́ вели́кiя, я́же éсть Ти́гръ еддекéль,
  • и воз­двигóхъ óчи мо­и́ и ви́дѣхъ, и сé, мýжъ еди́нъ облечéнъ въ ри́зу льня́ну, и чрéсла егó препоя́сана злáтомъ свѣ́тлымъ:
  • тѣ́ло же егó áки Ѳарси́съ, лицé же егó áки зрѣ́нiе мóлнiи, óчи же егó áки свѣщы́ óгнены, и мы́шцы егó и гóлени áки зрáкъ мѣ́ди блещáщiяся, глáсъ же словéсъ егó áки глáсъ нарóда.
  • И ви́дѣхъ áзъ данiи́лъ еди́нъ явлéнiе, а мýжiе, и́же со мнóю, не ви́дѣша явлéнiя, но ýжасъ вели́кiй нападé на ни́хъ, и от­бѣ́гнуша во стрáсѣ.
  • А́зъ же остáхъ еди́нъ и ви́дѣхъ явлéнiе вели́кое сié, и не остá во мнѣ́ крѣ́пость, и слáва моя́ обрати́ся въ разсы́панiе, и не удержáхъ крѣ́пости.
  • И слы́шахъ глáсъ словéсъ егó. И внегдá слы́шахъ, бѣ́хъ сокрушéнъ, лицé же моé на земли́:
  • и сé, рукá при­­касáющися мнѣ́, и воз­стáви мя́ на колѣ́на моя́ и на длáни рýкъ мо­и́хъ.
  • И речé ко мнѣ́: данiи́ле, мýжу желáнiй, разумѣ́й во словесѣ́хъ си́хъ, я́же áзъ глагóлю къ тебѣ́, и стани́ на стоя́нiи сво­éмъ, я́ко ны́нѣ пóсланъ éсмь къ тебѣ́. И егдá воз­глагóла слóво сié ко мнѣ́, востáхъ трéпетенъ.
  • И речé ко мнѣ́: не бóйся, данiи́ле, я́ко от­ пéрваго днé, въ óньже пóдалъ еси́ сéрдце твоé, éже разумѣ́ти и труди́тися предъ Гóсподемъ Бóгомъ тво­и́мъ, услы́шана бы́ша словесá твоя́, áзъ же прiидóхъ во словесѣ́хъ тво­и́хъ:
  • кня́зь же цáр­ст­ва пéрсскаго стоя́ше проти́ву мнѣ́ двáдесять и еди́нъ дéнь: и сé Михаи́лъ еди́нъ от­ старѣ́йшинъ пéрвыхъ прiи́де помощи́ мнѣ́, и тогó остáвихъ тáмо со кня́земъ цáр­ст­ва пéрсскаго,
  • и прiидóхъ сказáти тебѣ́, ели́ка сря́щутъ людíй тво­и́хъ въ послѣ́днiя дни́, я́ко ещé видѣ́нiе на дни́.
  • И егдá глагóла со мнóю по словесéмъ си́мъ, дáхъ лицé моé на зéмлю и умили́хся.
  • И сé, áки подóбiе сы́на человѣ́ча при­­коснýся устнáмъ мо­и́мъ, и от­верзóхъ устá моя́ и глагóлахъ, и рѣ́хъ ко стоя́щему предо мнóю: гóсподи, въ видѣ́нiи тво­éмъ обрати́ся утрóба моя́ во мнѣ́, и не имѣ́хъ си́лы:
  • и кáко воз­мóжетъ рáбъ твóй гóсподи, глагóлати съ гóсподемъ си́мъ мо­и́мъ? áзъ бо изнемогóхъ, и от­ны́нѣ не стáнетъ во мнѣ́ крѣ́пость, [си́ла бо] и дыхáнiе не остá во мнѣ́.
  • И при­­ложи́, и при­­коснýся мнѣ́ я́ко зрáкъ человѣ́чь, и укрѣпи́ мя,
  • и речé ми: не бóйся, мýжу желáнiй, ми́ръ тебѣ́: мужáйся и крѣпи́ся И егдá глагóла со мнóю, укрѣпи́хся и рѣ́хъ: да глагóлетъ госпóдь мóй я́ко укрѣпи́лъ мя́ еси́.
  • И речé: вѣ́си ли, почтó прiидóхъ къ тебѣ́? и ны́нѣ воз­вращýся, éже рáтися со кня́земъ пéрсскимъ: áзъ же исхождáхъ, кня́зь же éллинскiй грядя́ше:
  • но да воз­вѣшý ти вчинéное въ писáнiи и́стины, инѣ́сть ни еди́наго помогáющаго со мнóю о си́хъ, но тóчiю Михаи́лъ кня́зь вáшъ.
  • А́зъ же въ пéрвое лѣ́то ки́рово стáхъ въ держáву и крѣ́пость.
  • И ны́нѣ и́стину воз­вѣщý тебѣ́ сé, ещé трié цáрiе востáнутъ въ перси́дѣ четвéртый же разбогатѣ́етъ богáт­ст­вомъ вели́кимъ пáче всѣ́хъ и по одержáнiи богáт­ст­ва сво­егó востáнетъ на вся́ цáр­ст­ва éллинская:
  • и востáнетъ цáрь си́ленъ, и обладáетъ влáстiю мнóгою, и сотвори́тъ по вóли сво­éй.
  • И егдá стáнетъ цáр­ст­во егó сокруши́т­ся и раздели́т­ся на четы́ри вѣ́тры небéсныя, и не въ послѣ́дняя своя́, нижé по влáсти сво­éй, éюже совладѣ́, понéже истóргнет­ся цáр­ст­во егó и други́мъ кромѣ́ си́хъ от­дáст­ся.
  • И укрѣпи́т­ся цáрь ю́жскiй, и от­ князéй и́хъ еди́нъ укѣпѣ́етъ нáнь и обладáетъ влáстiю мнóгою надъ влáстiю егó.
  • И по лѣ́тѣхъ егó смѣся́т­ся, и дщи́ царя́ ю́жска вни́детъ къ сѣ́верску царю́, éже сотвори́ти завѣ́тъ съ ни́мъ, и не удержи́тъ крѣ́пости мы́шцы, и не стáнетъ плéмя ея́, и предáст­ся тá и при­­вéдшiи ю́, и дѣ́ва и укрѣпля́яй ю́ во временѣ́хъ.
  • И востáнетъ от­ цвѣ́та кóрене ея́ на уготовáнiе егó и прiи́детъ въ си́лу, и вни́детъ во утверждéнiя царя́ сѣ́верскаго и сотвори́тъ въ ни́хъ и одержи́тъ:
  • и бóги и́хъ со слiя́н­ными и́хъ, вся́ сосýды и́хъ вожделѣ́н­ны сребрá и злáта съ плѣ́н­ники при­­несéтъ во Еги́петъ, и тóй востáнетъ пáче царя́ сѣ́верска:
  • и вни́детъ въ цáр­ст­во царя́ ю́жскаго, и воз­врати́т­ся на свою́ зéмлю.
  • И сы́нове егó соберýтъ нарóдъ си́ленъ мнóгъ, и вни́детъ гряды́й и потопля́яй: и ми́мо прéйдетъ и ся́детъ, и дáже до крѣ́пости егó сни́дет­ся.
  • И разсвирѣпѣ́етъ цáрь ю́жскiй, и изы́детъ и брáнь сотвори́тъ съ царéмъ сѣ́верскимъ, и постáвитъ нарóдъ мнóгъ, и предáст­ся нарóдъ въ рýцѣ егó.
  • И вóзметъ нарóды, и воз­вы́сит­ся сéрдце егó, и соодолѣ́етъ тмáмъ, и не укрѣпѣ́етъ.
  • И воз­врати́т­ся цáрь сѣ́верскiй и при­­ведéтъ нарóдъ мнóгъ пáче прéжняго: и на конéцъ времéнъ лѣ́тъ прiи́детъ вхóдомъ въ си́лѣ вели́цѣй и со имѣ́нiемъ мнóгимъ.
  • И въ лѣ́та о́на мнóзи востáнутъ на царя́ ю́жска, и сы́нове губи́телей людíй тво­и́хъ воз­дви́гнут­ся, éже постáвити видѣ́нiе, и изнемóгутъ.
  • И вни́детъ цáрь сѣ́верскiй и сотвори́тъ окóпъ и вóзметъ грáды твéрды, мы́шцы же царя́ ю́жскаго не стáнутъ и востáнутъ избрáн­нiи егó, и не бýдетъ крѣ́пости éже стáти.
  • И сотвори́тъ входя́й къ немý по вóли сво­éй, и нѣ́сть стоя́щаго проти́ву лицá егó: и стáнетъ на земли́ Савеи́, и скончáет­ся въ руцѣ́ егó.
  • И вчини́тъ лицé своé вни́ти въ си́лѣ всегó цáр­ст­ва сво­егó, и прáвѣ вся́ сотвори́тъ съ ни́мъ: и дщéрь жéнъ дáстъ емý éже растли́ти ю́, и не пребýдетъ, и не бýдетъ емý.
  • И обрати́тъ лицé своé на óстровы, и вóзметъ мнóги, и погуби́тъ кня́зи укори́зны сво­ея́, обáче укори́зна егó воз­врати́т­ся емý.
  • И обрати́тъ лицé своé въ крѣ́пость земли́ сво­ея́, и изнемóжетъ, и падéт­ся, и не обря́щет­ся.
  • И востáнетъ от­ кóрене егó сáдъ цáр­ст­ва на уготóванiе егó про­изводя́й творя́й слáву цáр­ст­ва: и въ ты́я дни́ ещé сокруши́т­ся, и не въ ли́цахъ, ни въ рáти:
  • стáнетъ во уготóванiи егó ункчижи́ся, и не дáша нáнь слáвы цáр­ст­ва: и прiи́детъ со оби́лiемъ и соодолѣ́етъ цáр­ст­ву лестьми́,
  • и мы́шцы потопля́ющаго потопя́т­ся от­ лицá егó и сокрушáт­ся и старѣ́йшина завѣ́та.
  • И от­ совокуплéнiй къ немý сотвори́тъ лéсть, и взы́детъ, и преодолѣ́етъ и́хъ въ мáлѣ язы́цѣ:
  • и во оби́лiе и въ тýчныя страны́ прiи́детъ, и сотвори́тъ, я́же не сотвори́ша отцы́ егó и отцы́ отцéвъ егó: плѣнéнiе и коры́сти и имѣ́нiе и́мъ расточи́тъ, и на Еги́пта помы́слитъ мы́слiю дáже до врéмене.
  • И востáнетъ крѣ́пость егó, и сéрдце егó на царя́ ю́жскаго въ си́лѣ вели́цѣ, цáрь же ю́жскiй сотвори́тъ съ ни́мъ сѣ́чь си́лою вели́кою и крѣ́пкою зѣлó, и не стáнутъ: я́ко помышля́ютъ нáнь помышлéнiя
  • и изъядя́тъ потрéбная егó и сокрушáтъ егó, и си́лы разсы́плетъ, и падýтъ я́звенiи мнóзи.
  • И óба царя́, сердцá и́хъ на лукáв­ст­во, и на трапéзѣ еди́нѣй воз­глагóлютъ лжý, и не предуспѣ́етъ, я́ко ещé конéцъ на врéмя.
  • И воз­врати́т­ся на свою́ зéмлю со имѣ́нiемъ мнóгимъ, и сéрдце егó на завѣ́тъ святы́й, и сотвори́тъ, и воз­врати́т­ся на свою́ зéмлю.
  • На врéмя воз­врати́т­ся и прiи́детъ на ю́гъ, и не бýдетъ я́коже пéрвая и послѣ́дняя.
  • И вни́дутъ съ ни́мъ исходя́щiи ки́тяне, и смири́т­ся, и воз­врати́т­ся, и воз­ъяри́т­ся на завѣ́тъ святы́й: и сотвори́тъ, и воз­врати́т­ся, и умы́слитъ на остáвльшыя завѣ́тъ святы́й.
  • И мы́шцы и племенá от­ негó востáнутъ и оскверня́тъ святы́ню могýт­ст­ва и престáвятъ жéртву всегдáшнюю и дадя́тъ мéрзость запустѣ́нiя,
  • и беззакóн­ну­ю­щiи завѣ́тъ наведýтъ со прéлестiю: лю́дiе же вѣ́дуще Бóга сво­егó премóгутъ и сотворя́тъ,
  • и смы́слен­нiи лю́дiе уразумѣ́ютъ мнóго, и изнемóгутъ въ мечи́ и въ плáмени, и въ плѣнéнiи и въ разграблéнiи днíй.
  • И егдá изнемóгутъ, помóжет­ся и́мъ пóмощiю мáлою, и при­­ложáт­ся къ ни́мъ мнóзи со прéлестiю.
  • И от­ смы́слив­шихъ изнемóгутъ, éже разжещи́ я́ и избрáти, и éже от­кры́ти дáже до концá врéмене, я́ко ещé на врéмя.
  • И сотвори́тъ по вóли сво­éй, и цáрь воз­вы́сит­ся и воз­вели́чит­ся надъ вся́кимъ бóгомъ, и на Бóга богóвъ воз­глагóлетъ тя́жкая, и упрáвитъ, дóндеже скончáетъ гнѣ́въ, въ скончáнiе бо бывáетъ.
  • И о всѣ́хъ бóзѣхъ отцéвъ сво­и́хъ не смы́слитъ, и рачéнiи жéнъ, и о вся́цѣмъ бóзѣ не уразумѣ́етъ, понéже пáче всѣ́хъ воз­вели́чит­ся.
  • И бóга маози́ма на мѣ́стѣ сво­éмъ прослáвитъ, и бóга, егóже не вѣ́дѣша отцы́ егó, почти́тъ сребрóмъ и злáтомъ и камы́комъ честны́мъ и похотьми́,
  • и сотвори́тъ твердѣ́лемъ убѣ́жищъ съ бóгомъ чужди́мъ, егóже познáетъ, и умнóжитъ слáву, и покори́тъ и́мъ мнóги, и зéмлю раздѣли́тъ въ дáры.
  • И на конéцъ врéмене срази́т­ся рáтiю съ царéмъ ю́жскимъ: и соберéт­ся на негó цáрь сѣ́верскiй съ колесни́цами и съ кóн­ники и съ корабли́ мнóгими, и вни́детъ въ зéмлю, и сокруши́тъ, и мимо­и́детъ,
  • и вни́детъ на зéмлю Саваи́мску, и мнóзи изнемóгутъ: сíи же спасýт­ся от­ руки́ егó, Едóмъ и Моáвъ и начáло сынóвъ Аммóнихъ.
  • И прострéтъ рýку свою́ на зéмлю, и земля́ Еги́петска не бýдетъ во спасéнiе.
  • И владѣ́ти нáчнетъ въ сокровéн­ныхъ злáта и сребрá и во всѣ́хъ вожделѣ́н­ныхъ Еги́пта и Ливи́евъ и еѳióповъ, въ твердѣ́лехъ и́хъ.
  • И слы́шанiя и потщáнiя воз­мутя́тъ егó от­ востóкъ и от­ сѣ́вера: и прiи́детъ во я́рости мнóзѣ, éже погуби́ти мнóги.
  • И пóткнетъ кýщу свою́ Ефаданó междý моря́ми, на горѣ́ святѣ́й Савеи́, прiи́детъ дáже до чáсти ея́, и нѣ́сть избавля́яй егó.
  • И во врéмя óно востáнетъ Михаи́лъ кня́зь вели́кiй стоя́й о сынѣ́хъ людíй тво­и́хъ: и бýдетъ врéмя скóрби, скóрбь, яковá не бы́сть, от­нéлѣже создáся язы́къ на земли́, дáже до врéмене óнаго: и въ тó врéмя спасýт­ся лю́дiе тво­и́ вси́, обрѣ́тшiися впи́сани въ кни́зѣ,
  • и мнóзи от­ спя́щихъ въ земнѣ́й пéрсти востáнутъ, сíи въ жи́знь вѣ́чную, а óнiи во укори́зну и въ стыдѣ́нiе вѣ́чное.
  • И смы́слящiи просвѣтя́т­ся áки свѣ́тлость твéрди, и от­ прáведныхъ мнóгихъ áки звѣ́зды во вѣ́ки и ещé.
  • Ты́ же, данiи́ле, загради́ словесá и запечáтай кни́ги до врéмене скончáнiя, дóндеже научáт­ся мнóзи, и умнóжит­ся вѣ́дѣнiе.
  • И ви́дѣхъ áзъ данiи́лъ, и сé, двá и́нiи стоя́ху, еди́нъ о сiю́ странý ýстiя рѣки́, а другíй объ онý странý ýстiя рѣки́.
  • И речé къ мýжу оболчéн­ному въ ри́зу льня́ну, и́же бя́ше верхý воды́ рѣчны́я: докóлѣ окончáнiе чудéсъ, я́же рéклъ еси́?
  • И слы́шахъ от­ мýжа оболчéн­наго въ ри́зу льня́ну, и́же бя́ще верхý воды́ рѣчны́я, и воз­дви́же десни́цу свою́ и шýйцу свою́ на нéбо и кля́т­ся живýщимъ во вѣ́ки, я́ко во врéмя и во временá и въ пóлъ врéмене, егдá скончáет­ся разсы́панiе руки́ людíй освящéн­ныхъ, и увѣ́дятъ сiя́ вся́.
  • А́зъ же слы́шахъ, и не разумѣ́хъ, и рѣ́хъ: гóсподи, чтó послѣ́дняя си́хъ?
  • И речé: гряди́, данiи́ле, я́ко заграждéна словесá и запечáтана дáже до концá врéмене:
  • избрáн­ни бýдутъ и убѣля́т­ся, и áки огнéмъ искуся́т­ся и освятя́т­ся мнóзи: и собеззакóн­нуютъ беззакóн­ницы, и не уразумѣ́ютъ вси́ нечести́вiи, но ýмнiи уразумѣ́ютъ:
  • от­ врéмене же премѣ́ненiя жéртвы всегдáшнiя, и дáст­ся мéрзость запустѣ́нiя на дни́ ты́сяща двѣ́сти дéвятьдесятъ:
  • блажéнъ терпя́й и дости́гнувый до днíй ты́сящи трéхъ сóтъ три́десяти пяти́:
  • ты́ же иди́ и почивáй: ещé боднíе сýть и часы́ во исполнéнiе скончáнiя, и почíеши, и востáнеши въ жрéбiй твóй, въ скончáнiе днíй.
  • И бѣ́ мýжъ живы́й въ Вавилóнѣ, и́мя же емý Иоаки́мъ.
  • И поя́ женý, éйже и́мя сосáн­на, дщéрь хелкíева, добрá зѣлó и боя́щися Бóга.
  • Роди́теля же ея́ прáведна, и научи́ша дщéрь свою́ по закóну Моисéову.
  • Бѣ́ же Иоаки́мъ богáтъ зѣлó, и бѣ́ емý вертогрáдъ бли́зъ дворá егó: и схождáхуся къ немý Иудéе, понéже тóй бя́ше слáвнѣе всѣ́хъ.
  • И избрáна бы́ша двá стáрца от­ людíи въ судiи́ въ тó лѣ́то, о ни́хже глагóла Влады́ка, я́ко изы́де беззакóнiе изъ Вавилóна от­ стáрецъ судíй, и́же мня́хуся управля́ти людíй.
  • Сiя́ при­­хождáша чáсто въ дóмъ Иоаки́мль, и при­­хождáху къ ни́ма вси́ пря́щiися.
  • И бы́сть, внегдá от­хождáху лю́дiе о полýдни, вхождá­ше сосáн­на и хождá­ше во вертогрáдѣ мýжа сво­егó.
  • И смотря́ша ея́ óба стáрца по вся́ дни́ входя́щую и исходя́щую, и бы́ша въ похотѣ́нiи ея́,
  • и разврати́ша ýмъ свóй, и уклони́ша óчи сво­и́, éже не взирáти на нéбо, нижé поминáти судéбъ прáведныхъ.
  • И бѣ́ша óба уя́звлена пóхотiю на ню́, и не воз­вѣсти́ша дрýъ дрýгу болѣ́зни сво­ея́,
  • понéже стыдя́шася исповѣ́дати вожделѣ́нiе своé, я́ко хотя́ша бы́ти съ нéю.
  • И наблюдáша жадáюща по вся́ дни́ зрѣ́ти ю́, и рѣ́ша дрýгъ ко дрýгу:
  • пóйдемъ ýбо въ дóмъ, я́ко обѣ́да чáсъ éсть. И изшéдша разыдóшася дрýгъ от­ дрýга,
  • и воз­врáщшася прiидóша во еди́но [мѣ́сто], и истязáв­ша дрýгъ от­ дрýга вины́, исповѣ́даша дрýгъ дрýгу похотѣ́нiе своé, и тогдá óбще устáвиша врéмя, когдá воз­мóгутъ óную обрѣсти́ еди́ну.
  • И бы́сть егдá наблюдáша днé угóднаго, вни́де сосáниа, я́коже вчерá и трéтiяго днé, со двѣмá тóчiю отрокови́цами, и восхотѣ́ мы́тися во вертогрáдѣ, я́ко знóй бя́ше.
  • И не бя́ше никогóже тáмо, кромѣ́ двою́ стáрцевъ сокровéн­ныхъ и стрегýщихъ ея́.
  • И речé отрокови́цамъ: при­­неси́те ми́ мáсло и мы́ло и двéри вертогрáдныя затвори́те, да измы́юся.
  • И сотвори́стѣ я́коже речé, и затвори́стѣ двéри вертогрáдныя, и изыдóстѣ зáдними двéрьми при­­нести́ повелѣ́н­ное и́ма, и не ви́дѣстѣ стáрцевъ, понéже бя́ша сокровéн­на.
  • И бы́сть, егдá изыдóстѣ отрокови́цы, востáша óба стáрца, и текóша къ нéй, и рѣ́ша:
  • сé, двéри огрáдныя затвори́шася, и никтóже ви́дитъ нáсъ, а въ похотѣ́нiи тво­éмъ есмы́: сегó рáди со­извóли нáмъ, и бýди съ нáми:
  • áще же ни́, тó послýше­ст­вуемъ на тя́, я́ко бѣ́ съ тобóю ю́ноша, и тогó рáди от­пусти́ла еси́ отрокови́цъ от­ тебé.
  • И воз­стенá сосáн­на и речé: тѣ́сно ми́ от­всю́ду: áще бо сié сотворю́, смéрть ми́ éсть: áще же не сотворю́, не избѣ́гну от­ рýкъ вáшихъ:
  • изволéнiе ми́ éсть не сотвори́в­шей впáсти въ рýцѣ вáши, нéжели согѣши́ти предъ Бóгомъ.
  • И возопи́ глáсомъ вели́кимъ сосáн­на: возопи́ша же и óба стáрца проти́ву éй,
  • и тéкъ еди́нъ, от­вéрзе двéри вертогрáдныя.
  • Егдá же услы́шаша кли́чь во вертогрáдѣ домáшнiи, вскочи́ша зáдними двéрьми ви́дѣти случи́в­шееся éй.
  • Егдá же повѣ́даша стáрцы словесá своя́, устыдѣ́шася раби́ ея́ зѣлó, я́ко николи́же речéся таковó слóво о сосáн­нѣ.
  • И бы́сть наýтрiе, егдá собрáшася лю́дiе къ мýжу ея́ Иоаки́му, прiидóша и óба стáрца пóлна беззакóн­наго помышлéнiя на сосáн­ну, éже умори́ти ю́,
  • и рѣ́ша предъ людьми́: посли́те по сосáн­ну дщéрь хелкíеву, я́же éсть женá Иоаки́мля. они́ же послáша.
  • И прiи́де тá и роди́теля ея́, и чáда ея́ и вси́ ýжики ея́.
  • Сосáн­на же бя́ше младá зѣлó и добрá о́бразомъ.
  • Беззакóн­нiи же повелѣ́ша от­кры́ти ю́, бя́ше бо покровéна, я́ко да насы́тят­ся добрóты ея́.
  • Плáкаху же сýщiи при­­ нéй и вси́ знáющiи ю́.
  • Востáв­ша же óба стáрца посредѣ́ людíй, воз­ложи́ша рýцѣ на главý ея́.
  • Сiя́ же плáчущи воз­зрѣ́ на нéбо, я́ко бя́ше сéрдце ея́ уповáя на Гóспода.
  • Рѣ́ша же óба стáрца: ходя́щымъ нáмъ обо­и́мъ во вертогрáдѣ, вни́де сiя́ со двѣмá отрокови́цами, и затвори́ двéри вертогрáдныя, и от­пусти́ отрокови́цы,
  • и прiи́де къ нéй ю́ноша, и́же бя́ше сокровéнъ, и воз­лежé съ нéю:
  • мы́ же сýще во ýглѣ вертогрáда, ви́дѣв­ше беззакóнiе, текóхомъ на ня́:
  • и ви́дѣв­ше и́хъ смѣшáющихся, óнаго ýбо не могóхомъ я́ти понéже пáче нáсъ можá­ше, и от­вéрзъ двéри вертогрáдныя изскочи́:
  • сiю́ же éмше, вопрошáхомъ, ктó бѣ́ ю́ноша? и не восхотѣ́ повѣ́дати нáмъ: о сéмъ послýше­ст­вуемъ.
  • И вѣ́рова и́ма сóнмъ áки стáрцемъ людски́мъ и судiя́мъ, и осуди́ша ю́ на умéртвiе.
  • И возопи́ сосáн­на глáсомъ вели́кимъ и речé: Бóже вѣ́чиый и сокровéн­ныхъ вѣ́дателю, свѣ́дый вся́ прéжде бытiя́ и́хъ!
  • ты́ вѣ́си, я́ко лжý послýше­с­т­воваша на мя́, и сé, умирáю, не сотвóрши ничесóже, о ни́хже сíи слукáвноваша на мя́.
  • И послýша Госпóдь глáса ея́,
  • и ведóмѣй éй на погублéнiе, воз­дви́же Бóгъ Дýхомъ сты́мъ óтрока ю́на, емýже и́мя данiи́лъ:
  • и возопи́ глáсомъ вели́кимъ: чи́стъ áзъ от­ крóве сея́.
  • Обрати́шажеся вси́ лю́дiе къ немý и рѣ́ша: чтó слóво сié, éже ты́ глагóлеши?
  • Сéй же стáвъ средѣ́ и́хъ речé: си́це ли юрóдиви, сы́нове Изрáилевы, не испытáв­ше, ни и́стины разумѣ́в­ше, осуди́сте дщéрь Изрáилеву?
  • воз­врати́теся на суди́ще: лжý бо сíи послýше­с­т­воваша на ню́.
  • И воз­врати́шася вси́ лю́дiе съ потщáнiемъ. И рѣ́ша емý стáрцы: гряди́, ся́ди посредѣ́ нáсъ и воз­вѣсти́ нáмъ, я́ко тебѣ́ дадé Бóгъ старѣ́йшин­ство.
  • И речé къ ни́мъ данiи́лъ: разведи́те я́ дрýгъ от­ дрýга далéче, и вопрошý и́хъ.
  • Егдá же разведóша еди́наго от­ другáго, при­­звá еди́наго от­ ни́хъ и речé къ немý: обетшáлый злы́ми дéнми, ны́нѣ при­­спѣ́ша грѣси́ тво­и́, я́же твори́лъ еси́ прéжде,
  • судя́ суды́ непрáведны и непови́н­ныя ýбо осуждáя, прощáя же пови́н­ныя, глагóлющу Бóгу: непови́н­на и прáведна не убивáй:
  • ны́нѣ ýбо сiю́ áще еси́ ви́дѣлъ, рцы́, подъ кíимъ дрéвомъ ви́дѣлъ еси́ и́хъ бесѣ́ду­ю­щихъ къ себѣ́? О́нъ же речé: подъ тéрномъ.
  • Речé же данiи́лъ: прáво солгáлъ еси́ на твою́ главý: сé бо, áнгелъ Бóжiй прiи́мъ от­вѣ́тъ от­ Бóга, растóргнетъ тя́ полмá.
  • И от­пусти́въ егó повелѣ́ при­­вести́ другáго и речé емý: плéмя Ханаáне, а не Иýдино, добрóта прельсти́ тя, и похотѣ́нiе разврати́ сéрдце твоé:
  • си́це твори́ли естé дщéремъ Изрáилевымъ, о́ныя же боя́шяся живя́ху съ вáми, но [ны́нѣ] дщéрь Иýдина не претерпѣ́ беззакóнiя вá­шего:
  • ны́нѣ ýбо глагóли ми́: подъ кíимъ дрéвомъ ви́дѣлъ еси́ си́хъ бесѣ́ду­ю­щихъ къ себѣ́? О́нъ же речé: подъ чресми́ною.
  • Речé же емý данiи́лъ: прáво солгáлъ еси́ и ты́ на свою́ главý: ждéтъ бо áнгелъ Бóжiй мечéмъ разсѣщи́ тя́ полмá, я́ко да потреби́тъ вы́.
  • И возопи́ вéсь сóнмъ глáсомъ вели́кимъ и благослови́ Бóга спасáющаго надѣ́ющыяся на негó.
  • И востáша на óба стáрца, я́ко обличи́ и́хъ данiи́лъ от­ ýстъ и́хъ, лжý послýше­с­т­вовав­шихъ.
  • И сотвори́ша и́ма я́коже слукáвноваша бли́жнему, сотвори́ти по закóну Моисéову: и уби́ша и́хъ, и спасéся крóвь непови́н­на въ тóй дéнь.
  • Хелкíа же и женá егó похвали́ша Бóга о дщéри сво­éй сосáн­нѣ со Иоаки́момъ мýжемъ ея́ и со ýжиками всѣ́ми, я́ко не обрѣ́теся въ нéй стýдная вéщь.
  • Данiи́лъ же бы́сть вели́къ предъ людьми́ от­ днé тогó и потóмъ.
  • И цáрь Астиáгъ при­­ложи́ся къ отцéмъ сво­и́мъ: и прiя́ ки́ръ пéрсянинъ цáр­ст­во егó.
  • И бя́ше данiи́лъ сожи́тел­ст­ву­ю­щь со царéмъ и слáвенъ пáче всѣ́хъ другóвъ егó.
  • И бя́ше кумíръ Вавилóняномъ, емýже и́мя ви́лъ, и иждивáху емý на кíйждо дéнь муки́ семидáлны Артавáсъ два­нá­де­сять и овéцъ четы́редесять и винá мѣ́ръ шéсть.
  • И цáрь почитá­ше егó и хождá­ше по вся́ дни́ клáнятися емý: данiи́лъ же клáняшеся Бóгу сво­емý. И речé емý цáрь: почтó не покланя́ешися ви́лу?
  • О́нъ же речé: понéже не покланя́юся кумíромъ рукáми сотворéн­нымъ, но живóму Бóгу сотвóрщему нéбо и зéмлю и владýщему всѣ́ми.
  • И речé емý цáрь: не мни́т­ся ли ти́ ви́лъ бы́ти жи́въ бóгъ? или́ не ви́диши, коли́ко я́стъ и пiéтъ по вся́ дни́?
  • И речé данiи́лъ посмѣя́вся: не прельщáйся, царю́! тóй бо внутрьýду прáхъ éсть, а внѣýду мѣ́дь, и не ядé, ни пи́ никогдáже.
  • И разгнѣ́вався цáрь при­­зá жерцы́ своя́ и речé и́мъ: áще не повѣ́сте ми́, ктó я́стъ брáшно сié, тó ýмрете:
  • áще же покáжете, я́ко ви́лъ снѣдáетъ é, ýмретъ данiи́лъ, я́ко похýлилъ éсть ви́ла. И речé данiи́лъ царю́: бýди по глагóлу тво­емý.
  • Бя́ше же жерцéвъ ви́ловыхъ сéдмьдесятъ, кромѣ́ жéнъ и дѣтéй.
  • И прiи́де цáрь со данiи́ломъ во хрáмъ ви́ловъ. И рѣ́ша жерцы́ ви́ловы: сé, мы́ изы́демъ вóнъ, ты́ же, царю́, постáви я́ди, и винó начéрпавъ постáви, заключи́ же двéри и запечáтай пéрстнемъ сво­и́мъ:
  • и при­­шéдъ заýтра, áще не обря́щеши всегó изъя́дена ви́ломъ, тогдá и́змремъ, или́ данiи́лъ солгáвый на ны́.
  • Тíи же прене­брегáху, понéже сотвори́ша подъ трапéзою сокровéнъ вхóдъ и вхождáху тѣ́мъ всегдá и изъядáху тáя.
  • И бы́сть, егдá изыдóша они́, и цáрь постáви брáшно ви́лу: и повелѣ́ данiи́лъ отрокóмъ сво­и́мъ, и при­­несóша пéпелъ и посы́паша вéсь хрáмъ предъ царéмъ еди́нымъ: и изшéдше заключи́ша двéри, и запечáташа пéрстнемъ царéвымъ, и от­идóша.
  • Жерцы́ же внидóша нóщiю по обы́чаю сво­емý, и жены́ и́хъ и чáда и́хъ, и поядóша вся́ и испи́ша.
  • И урáни цáрь заýтра, и данiи́лъ съ ни́мъ.
  • И речé цáрь: цѣ́лы ли сýть печáти, данiи́ле? О́нъ же речé: цѣ́лы, царю́.
  • И бы́сть áбiе, егдá от­верзóша двéри, воз­зрѣ́въ цáрь на трапéзу, возопи́ глáсомъ вели́кимъ: вели́къ еси́, ви́ле, и нѣ́сть льсти́ въ тебѣ́ ни еди́ныя.
  • И посмѣя́ся данiи́лъ, и удержá царя́, éже бы не вни́ти емý внýтрь, и речé: ви́ждь ýбо помóстъ и ýразумѣ́й, чiя́ сýть стопы́ сiя́?
  • И речé цáрь: ви́жду стопы́ мýжески и жéнски и дѣ́тски.
  • И разгнѣ́вався цáрь, я́тъ тогдá жерцы́ и жены́ и́хъ и дѣ́ти и́хъ, и показáша емý сокровéн­ныя двéри и́миже вхождáху и поядáху я́же на трапéзѣ.
  • И изби́ я́ цáрь и дадé ви́ла въ рýцѣ данiи́лу, и разби́ егó и хрáмъ егó разори́.
  • И бя́ше змíй вели́кiй на мѣ́стѣ тóмъ, и почитáху егó Вавилóняне.
  • И речé цáрь данiи́лу: едá и семý речéши, я́ко мѣ́дь éсть? сéй жи́въ éсть, и я́стъ и пiéтъ: не мóжеши рещи́, я́ко нѣ́сть сéй бóгъ жи́въ: ýбо поклони́ся емý.
  • И речé данiи́лъ: Гóсподу Бóгу мо­емý поклоню́ся, я́ко тóй éсть Бóгъ жи́въ:
  • ты́ же, царю́, дáждь ми́ влáсть, и убiю́ змíа безъ мечá и безъ жезлá. И речé цáрь: даю́ ти.
  • И взя́ данiи́лъ смóлу и тýкъ и вóлну, и воз­вари́ вкýпѣ, и сотвори́ гомóлу, и ввéже во устá змíю, и изъя́дъ разсѣ́деся змíй. И речé данiи́лъ: зри́те чти́лища вáша.
  • И бы́сть, егдá услы́шаша Вавилóняне, воз­роптáша зѣлó и обрати́шася на царя́ и рѣ́ша: Иудéанинъ бы́сть цáрь, ви́ла растóрже, и змíа уби́, и жерцы́ изсѣчé.
  • И рѣ́ша при­­шéдше ко царю́: предáждь нáмъ данiи́ла: áще ли ни́, тó убiéмъ тя́ и дóмъ твóй.
  • И ви́дѣ цáрь, я́ко налегáютъ на негó зѣлó, и при­­нуждéнъ предадé и́мъ данiи́ла.
  • Тíи же ввергóша егó въ рóвъ лéвскъ, и бѣ́ тáмо днíй шéсть.
  • Бя́ху же въ рóвѣ сéдмь львóвъ, и дая́ху и́мъ на дéнь двá тѣ́ла и двѣ́ óвцы: тогдá же не дáша и́мъ, да снѣдя́тъ данiи́ла.
  • Аввакýмъ же прорóкъ бя́ше во Иудéи, и тóй свари́ варéнiе и вдроби́ хлѣ́бы въ нóщвы, и идя́ше на пóле донести́ жáтелемъ.
  • И речé áнгелъ Госпóдень Аввакýму: от­неси́ обѣ́дъ, егóже и́маши, въ Вавилóнъ данiи́лу, въ рóвъ лéвскъ.
  • И речé Аввакýмъ: Гóсподи, Вавилóна не ви́дѣхъ, и рвá не вѣ́мъ, гдѣ́ éсть.
  • И я́тъ егó áнгелъ Госпóдень за вéрхъ егó, и держá за власы́ главы́ егó, и постáви егó въ Вавилóнѣ верхý рвá шýмомъ дýха сво­егó.
  • И возопи́ Аввакýмъ глагóля: данiи́ле, данiи́ле! воз­ми́ обѣ́дъ, егóже послá тебѣ́ Бóгъ.
  • И речé данiи́лъ: помянýлъ бо мя́ еси́, Бóже, и нѣ́си остáвилъ лю́бящихъ тя́.
  • И востáвъ данiи́лъ я́дé: áнгелъ же Бóжiй пáки постáви Аввакýма внезáпу на мѣ́стѣ егó.
  • Цáрь же прiи́де въ седмы́й дéнь жалѣ́ти данiи́ла, и прiи́де надъ рóвъ, и воз­зрѣ́ и сé, данiи́лъ сѣдя́.
  • И возопи́ цáрь глáсомъ вели́кимъ и речé: вели́къ еси́, Гóсподи, Бóже данiи́ловъ, и нѣ́сть инóго рáзвѣ тебé.
  • И исхити́ егó, пови́н­ныя же пáгубѣ егó ввéрже въ рóвъ, и изъядéни бы́ша áбiе предъ ни́мъ.
  • В третий год царствования Иоакима, царя Иудейского, пришел Навуходоносор, царь Вавилонский, к Иерусалиму и осадил его.
  • И предал Господь в руку его Иоакима, царя Иудейского, и часть сосудов дома Божия, и он отправил их в землю Сеннаар, в дом бога своего, и внес эти сосуды в сокровищницу бога своего.
  • И сказал царь Асфеназу, начальнику евнухов своих, чтобы он из сынов Израилевых, из рода царского и княжеского, привел
  • отроков, у которых нет никакого телесного недостатка, красивых видом, и понятливых для всякой науки, и разумеющих науки, и смышленых и годных служить в чертогах царских, и чтобы научил их книгам и языку Халдейскому.
  • И назначил им царь ежедневную пищу с царского стола и вино, которое сам пил, и велел воспитывать их три года, по истечении которых они должны были предстать пред царя.
  • Между ними были из сынов Иудиных Даниил, Анания, Мисаил и Азария.
  • И переименовал их начальник евнухов – Даниила Валтасаром, Ананию Седрахом, Мисаила Мисахом и Азарию Авденаго.
  • Даниил положил в сердце своем не оскверняться яствами со стола царского и вином, какое пьет царь, и потому просил начальника евнухов о том, чтобы не оскверняться ему.
  • Бог даровал Даниилу милость и благорасположение начальника евнухов;
  • и начальник евнухов сказал Даниилу: боюсь я господина моего, царя, который сам назначил вам пищу и питье; если он увидит лица ваши худощавее, нежели у отроков, сверстников ваших, то вы сделаете голову мою виновною перед царем.
  • Тогда сказал Даниил Амелсару, которого начальник евнухов приставил к Даниилу, Анании, Мисаилу и Азарии:
  • сделай опыт над рабами твоими в течение десяти дней; пусть дают нам в пищу овощи и воду для питья;
  • и потом пусть явятся перед тобою лица наши и лица тех отроков, которые питаются царскою пищею, и затем поступай с рабами твоими, как увидишь.
  • Он послушался их в этом и испытывал их десять дней.
  • По истечении же десяти дней лица их оказались красивее, и телом они были полнее всех тех отроков, которые питались царскими яствами.
  • Тогда Амелсар брал их кушанье и вино для питья и давал им овощи.
  • И даровал Бог четырем сим отрокам знание и разумение всякой книги и мудрости, а Даниилу еще даровал разуметь и всякие видения и сны.
  • По окончании тех дней, когда царь приказал представить их, начальник евнухов представил их Навуходоносору.
  • И царь говорил с ними, и из всех отроков не нашлось подобных Даниилу, Анании, Мисаилу и Азарии, и стали они служить пред царем.
  • И во всяком деле мудрого уразумения, о чем ни спрашивал их царь, он находил их в десять раз выше всех тайноведцев и волхвов, какие были во всем царстве его.
  • И был там Даниил до первого года царя Кира.
  • Во второй год царствования Навуходоносора снились Навуходоносору сны, и возмутился дух его, и сон удалился от него.
  • И велел царь созвать тайноведцев, и гадателей, и чародеев, и Халдеев, чтобы они рассказали царю сновидения его. Они пришли, и стали перед царем.
  • И сказал им царь: сон снился мне, и тревожится дух мой; желаю знать этот сон.
  • И сказали Халдеи царю по-арамейски: царь! вовеки живи! скажи сон рабам твоим, и мы объясним значение его.
  • Отвечал царь и сказал Халдеям: слово отступило от меня; если вы не скажете мне сновидения и значения его, то в куски будете изрублены, и домы ваши обратятся в развалины.
  • Если же расскажете сон и значение его, то получите от меня дары, награду и великую почесть; итак скажите мне сон и значение его.
  • Они вторично отвечали и сказали: да скажет царь рабам своим сновидение, и мы объясним его значение.
  • Отвечал царь и сказал: верно знаю, что вы хотите выиграть время, потому что видите, что слово отступило от меня.
  • Так как вы не объявляете мне сновидения, то у вас один умысел: вы собираетесь сказать мне ложь и обман, пока минет время; итак расскажите мне сон, и тогда я узнаю, что вы можете объяснить мне и значение его.
  • Халдеи отвечали царю и сказали: нет на земле человека, который мог бы открыть это дело царю, и потому ни один царь, великий и могущественный, не требовал подобного ни от какого тайноведца, гадателя и Халдея.
  • Дело, которого царь требует, так трудно, что никто другой не может открыть его царю, кроме богов, которых обитание не с плотью.
  • Рассвирепел царь и сильно разгневался на это, и приказал истребить всех мудрецов Вавилонских.
  • Когда вышло это повеление, чтобы убивать мудрецов, искали Даниила и товарищей его, чтобы умертвить их.
  • Тогда Даниил обратился с советом и мудростью к Ариоху, начальнику царских телохранителей, который вышел убивать мудрецов Вавилонских;
  • и спросил Ариоха, сильного при царе: «почему такое грозное повеление от царя?» Тогда Ариох рассказал все дело Даниилу.
  • И Даниил вошел, и упросил царя дать ему время, и он представит царю толкование сна.
  • Даниил пришел в дом свой, и рассказал дело Анании, Мисаилу и Азарии, товарищам своим,
  • чтобы они просили милости у Бога небесного об этой тайне, дабы Даниил и товарищи его не погибли с прочими мудрецами Вавилонскими.
  • И тогда открыта была тайна Даниилу в ночном видении, и Даниил благословил Бога небесного.
  • И сказал Даниил: да будет благословенно имя Господа от века и до века! ибо у Него мудрость и сила;
  • Он изменяет времена и лета, низлагает царей и поставляет царей; дает мудрость мудрым и разумение разумным;
  • Он открывает глубокое и сокровенное, знает, что во мраке, и свет обитает с Ним.
  • Славлю и величаю Тебя, Боже отцов моих, что Ты даровал мне мудрость и силу и открыл мне то, о чем мы молили Тебя; ибо Ты открыл нам дело царя.
  • После сего Даниил вошел к Ариоху, которому царь повелел умертвить мудрецов Вавилонских, пришел и сказал ему: не убивай мудрецов Вавилонских; введи меня к царю, и я открою значение сна.
  • Тогда Ариох немедленно привел Даниила к царю и сказал ему: я нашел из пленных сынов Иудеи человека, который может открыть царю значение сна.
  • Царь сказал Даниилу, который назван был Валтасаром: можешь ли ты сказать мне сон, который я видел, и значение его?
  • Даниил отвечал царю и сказал: тайны, о которой царь спрашивает, не могут открыть царю ни мудрецы, ни обаятели, ни тайноведцы, ни гадатели.
  • Но есть на небесах Бог, открывающий тайны; и Он открыл царю Навуходоносору, что будет в последние дни. Сон твой и видения главы твоей на ложе твоем были такие:
  • ты, царь, на ложе твоем думал о том, что будет после сего? и Открывающий тайны показал тебе то, что будет.
  • А мне тайна сия открыта не потому, чтобы я был мудрее всех живущих, но для того, чтобы открыто было царю разумение и чтобы ты узнал помышления сердца твоего.
  • Тебе, царь, было такое видение: вот, какой-то большой истукан; огромный был этот истукан, в чрезвычайном блеске стоял он пред тобою, и страшен был вид его.
  • У этого истукана голова была из чистого золота, грудь его и руки его – из серебра, чрево его и бедра его медные,
  • голени его железные, ноги его частью железные, частью глиняные.
  • Ты видел его, доколе камень не оторвался от горы без содействия рук, ударил в истукана, в железные и глиняные ноги его, и разбил их.
  • Тогда все вместе раздробилось: железо, глина, медь, серебро и золото сделались как прах на летних гумнах, и ветер унес их, и следа не осталось от них; а камень, разбивший истукана, сделался великою горою и наполнил всю землю.
  • Вот сон! Скажем пред царем и значение его.
  • Ты, царь, царь царей, которому Бог небесный даровал царство, власть, силу и славу,
  • и всех сынов человеческих, где бы они ни жили, зверей земных и птиц небесных Он отдал в твои руки и поставил тебя владыкою над всеми ими. Ты – это золотая голова!
  • После тебя восстанет другое царство, ниже твоего, и еще третье царство, медное, которое будет владычествовать над всею землею.
  • А четвертое царство будет крепко, как железо; ибо как железо разбивает и раздробляет все, так и оно, подобно всесокрушающему железу, будет раздроблять и сокрушать.
  • А что ты видел ноги и пальцы на ногах частью из глины горшечной, а частью из железа, то будет царство разделенное, и в нем останется несколько крепости железа, так как ты видел железо, смешанное с горшечною глиною.
  • И как персты ног были частью из железа, а частью из глины, так и царство будет частью крепкое, частью хрупкое.
  • А что ты видел железо, смешанное с глиною горшечною, это значит, что они смешаются через семя человеческое, но не сольются одно с другим, как железо не смешивается с глиною.
  • И во дни тех царств Бог небесный воздвигнет царство, которое вовеки не разрушится, и царство это не будет передано другому народу; оно сокрушит и разрушит все царства, а само будет стоять вечно,
  • так как ты видел, что камень отторгнут был от горы не руками и раздробил железо, медь, глину, серебро и золото. Великий Бог дал знать царю, что будет после сего. И верен этот сон, и точно истолкование его!
  • Тогда царь Навуходоносор пал на лице свое и поклонился Даниилу, и велел принести ему дары и благовонные курения.
  • И сказал царь Даниилу: истинно Бог ваш есть Бог богов и Владыка царей, открывающий тайны, когда ты мог открыть эту тайну!
  • Тогда возвысил царь Даниила и дал ему много больших подарков, и поставил его над всею областью Вавилонскою и главным начальником над всеми мудрецами Вавилонскими.
  • Но Даниил просил царя, и он поставил Седраха, Мисаха и Авденаго над делами страны Вавилонской, а Даниил остался при дворе царя.
  • Царь Навуходоносор сделал золотой истукан, вышиною в шестьдесят локтей, шириною в шесть локтей, поставил его на поле Деире, в области Вавилонской.
  • И послал царь Навуходоносор собрать сатрапов, наместников, воевод, верховных судей, казнохранителей, законоведцев, блюстителей суда и всех областных правителей, чтобы они пришли на торжественное открытие истукана, которого поставил царь Навуходоносор.
  • И собрались сатрапы, наместники, военачальники, верховные судьи, казнохранители, законоведцы, блюстители суда и все областные правители на открытие истукана, которого Навуходоносор царь поставил, и стали перед истуканом, которого воздвиг Навуходоносор.
  • Тогда глашатай громко воскликнул: объявляется вам, народы, племена и языки:
  • в то время, как услышите звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и симфонии и всяких музыкальных орудий, падите и поклонитесь золотому истукану, которого поставил царь Навуходоносор.
  • А кто не падет и не поклонится, тотчас брошен будет в печь, раскаленную огнем.
  • Посему, когда все народы услышали звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и всякого рода музыкальных орудий, то пали все народы, племена и языки, и поклонились золотому истукану, которого поставил Навуходоносор царь.
  • В это самое время приступили некоторые из Халдеев и донесли на Иудеев.
  • Они сказали царю Навуходоносору: царь, вовеки живи!
  • Ты, царь, дал повеление, чтобы каждый человек, который услышит звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и симфонии и всякого рода музыкальных орудий, пал и поклонился золотому истукану;
  • а кто не падет и не поклонится, тот должен быть брошен в печь, раскаленную огнем.
  • Есть мужи Иудейские, которых ты поставил над делами страны Вавилонской: Седрах, Мисах и Авденаго; эти мужи не повинуются повелению твоему, царь, богам твоим не служат и золотому истукану, которого ты поставил, не поклоняются.
  • Тогда Навуходоносор во гневе и ярости повелел привести Седраха, Мисаха и Авденаго; и приведены были эти мужи к царю.
  • Навуходоносор сказал им: с умыслом ли вы, Седрах, Мисах и Авденаго, богам моим не служите, и золотому истукану, которого я поставил, не поклоняетесь?
  • Отныне, если вы готовы, как скоро услышите звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей, симфонии и всякого рода музыкальных орудий, падите и поклонитесь истукану, которого я сделал; если же не поклонитесь, то в тот же час брошены будете в печь, раскаленную огнем, и тогда какой Бог избавит вас от руки моей?
  • И отвечали Седрах, Мисах и Авденаго, и сказали царю Навуходоносору: нет нужды нам отвечать тебе на это.
  • Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем, и от руки твоей, царь, избавит.
  • Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем и золотому истукану, которого ты поставил, не поклонимся.
  • Тогда Навуходоносор исполнился ярости, и вид лица его изменился на Седраха, Мисаха и Авденаго, и он повелел разжечь печь в семь раз сильнее, нежели как обыкновенно разжигали ее,
  • и самым сильным мужам из войска своего приказал связать Седраха, Мисаха и Авденаго и бросить их в печь, раскаленную огнем.
  • Тогда мужи сии связаны были в исподнем и верхнем платье своем, в головных повязках и в прочих одеждах своих, и брошены в печь, раскаленную огнем.
  • И как повеление царя было строго, и печь раскалена была чрезвычайно, то пламя огня убило тех людей, которые бросали Седраха, Мисаха и Авденаго.
  • А сии три мужа, Седрах, Мисах и Авденаго, упали в раскаленную огнем печь связанные.
  • //Стихи с 24-го по 91-й переведены с греческого, потому что в еврейском тексте их нет.// И ходили посреди пламени, воспевая Бога и благословляя Господа.
  • И став Азария молился и, открыв уста свои среди огня, возгласил:
  • «Благословен Ты, Господи Боже отцов наших, хвально и прославлено имя Твое вовеки.
  • Ибо праведен Ты во всем, что соделал с нами, и все дела Твои истинны и пути Твои правы, и все суды Твои истинны.
  • Ты совершил истинные суды во всем, что навел на нас и на святый град отцов наших Иерусалим, потому что по истине и по суду навел Ты все это на нас за грехи наши.
  • Ибо согрешили мы, и поступили беззаконно, отступив от Тебя, и во всем согрешили.
  • Заповедей Твоих не слушали и не соблюдали их, и не поступали, как Ты повелел нам, чтобы благо нам было.
  • И все, что Ты навел на нас, и все, что Ты соделал с нами, соделал по истинному суду.
  • И предал нас в руки врагов беззаконных, ненавистнейших отступников, и царю неправосудному и злейшему на всей земле.
  • И ныне мы не можем открыть уст наших; мы сделались стыдом и поношением для рабов Твоих и чтущих Тебя.
  • Но не предай нас навсегда ради имени Твоего, и не разруши завета Твоего.
  • Не отними от нас милости Твоей ради Авраама, возлюбленного Тобою, ради Исаака, раба Твоего, и Израиля, святаго Твоего,
  • которым Ты говорил, что умножишь семя их, как звезды небесные и как песок на берегу моря.
  • Мы умалены, Господи, паче всех народов, и унижены ныне на всей земле за грехи наши,
  • и нет у нас в настоящее время ни князя, ни пророка, ни вождя, ни всесожжения, ни жертвы, ни приношения, ни фимиама, ни места, чтобы нам принести жертву Тебе и обрести милость Твою.
  • Но с сокрушенным сердцем и смиренным духом да будем приняты.
  • Как при всесожжении овнов и тельцов и как при тысячах тучных агнцев, так да будет жертва наша пред Тобою ныне благоугодною Тебе; ибо нет стыда уповающим на Тебя.
  • И ныне мы следуем за Тобою всем сердцем и боимся Тебя и ищем лица Твоего.
  • Не посрами нас, но сотвори с нами по снисхождению Твоему и по множеству милости Твоей
  • и избави нас силою чудес Твоих, и дай славу имени Твоему, Господи,
  • и да постыдятся все, делающие рабам Твоим зло, и да постыдятся со всем могуществом, и сила их да сокрушится,
  • и да познают, что Ты Господь Бог един и славен по всей вселенной».
  • А между тем слуги царя, ввергшие их, не переставали разжигать печь нефтью, смолою, паклею и хворостом,
  • и поднимался пламень над печью на сорок девять локтей
  • и вырывался, и сожигал тех из Халдеев, которых достигал около печи.
  • Но Ангел Господень сошел в печь вместе с Азариею и бывшими с ним
  • и выбросил пламень огня из печи, и сделал, что в средине печи был как бы шумящий влажный ветер, и огонь нисколько не прикоснулся к ним, и не повредил им, и не смутил их.
  • Тогда сии трое, как бы одними устами, воспели в печи, и благословили и прославили Бога:
  • «Благословен Ты, Господи Боже отцов наших, и хвальный и превозносимый во веки, и благословенно имя славы Твоей, святое и прехвальное и превозносимое во веки.
  • Благословен Ты в храме святой славы Твоей, и прехвальный и преславный во веки.
  • Благословен Ты, видящий бездны, восседающий на Херувимах, и прехвальный и превозносимый во веки.
  • Благословен Ты на престоле славы царства Твоего, и прехвальный и превозносимый во веки.
  • Благословен Ты на тверди небесной, и прехвальный и превозносимый во веки.
  • Благословите, все дела Господни, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, Ангелы Господни, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, небеса, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите Господа, все воды, которые превыше небес, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, все силы Господни, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, солнце и луна, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, звезды небесные, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, всякий дождь и роса, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, все ветры, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, огонь и жар, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, холод и зной, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, росы и инеи, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, ночи и дни, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, свет и тьма, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, лед и мороз, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, иней и снег, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, молнии и облака, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Да благословит земля Господа, да поет и превозносит Его во веки.
  • Благословите, горы и холмы, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите Господа, все произрастания на земле, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, источники, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, моря и реки, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите Господа, киты и все, движущееся в водах, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, все птицы небесные, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите Господа, звери и весь скот, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, сыны человеческие, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благослови, Израиль, Господа, пой и превозноси Его во веки.
  • Благословите, священники Господни, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, рабы Господни, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, духи и души праведных, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, праведные и смиренные сердцем, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
  • Благословите, Анания, Азария и Мисаил, Господа, пойте и превозносите Его во веки; ибо Он извлек нас из ада и спас нас от руки смерти, и избавил нас из среды печи горящего пламени, и из среды огня избавил нас.
  • Славьте Господа, ибо Он благ, ибо вовек милость Его.
  • Благословите, все чтущие Господа, Бога богов, пойте и славьте, ибо вовек милость Его».]
  • Навуходоносор царь, [услышав, что они поют,] изумился, и поспешно встал, и сказал вельможам своим: не троих ли мужей бросили мы в огонь связанными? Они в ответ сказали царю: истинно так, царь!
  • На это он сказал: вот, я вижу четырех мужей несвязанных, ходящих среди огня, и нет им вреда; и вид четвертого подобен сыну Божию.
  • Тогда подошел Навуходоносор к устью печи, раскаленной огнем, и сказал: Седрах, Мисах и Авденаго, рабы Бога Всевышнего! выйдите и подойдите! Тогда Седрах, Мисах и Авденаго вышли из среды огня.
  • И, собравшись, сатрапы, наместники, военачальники и советники царя усмотрели, что над телами мужей сих огонь не имел силы, и волосы на голове не опалены, и одежды их не изменились, и даже запаха огня не было от них.
  • Тогда Навуходоносор сказал: благословен Бог Седраха, Мисаха и Авденаго, Который послал Ангела Своего и избавил рабов Своих, которые надеялись на Него и не послушались царского повеления, и предали тела свои [огню], чтобы не служить и не поклоняться иному богу, кроме Бога своего!
  • И от меня дается повеление, чтобы из всякого народа, племени и языка кто произнесет хулу на Бога Седраха, Мисаха и Авденаго, был изрублен в куски, и дом его обращен в развалины, ибо нет иного бога, который мог бы так спасать.
  • Тогда царь возвысил Седраха, Мисаха и Авденаго в стране Вавилонской [и возвеличил их и удостоил их начальства над прочими Иудеями в его царстве].
  • Навуходоносор царь всем народам, племенам и языкам, живущим по всей земле: мир вам да умножится!
  • Знамения и чудеса, какие совершил надо мною Всевышний Бог, угодно мне возвестить вам.
  • Как велики знамения Его и как могущественны чудеса Его! Царство Его – царство вечное, и владычество Его – в роды и роды.
  • Я, Навуходоносор, спокоен был в доме моем и благоденствовал в чертогах моих.
  • Но я видел сон, который устрашил меня, и размышления на ложе моем и видения головы моей смутили меня.
  • И дано было мною повеление привести ко мне всех мудрецов Вавилонских, чтобы они сказали мне значение сна.
  • Тогда пришли тайноведцы, обаятели, Халдеи и гадатели; я рассказал им сон, но они не могли мне объяснить значения его.
  • Наконец вошел ко мне Даниил, которому имя было Валтасар, по имени бога моего, и в котором дух святаго Бога; ему рассказал я сон.
  • Валтасар, глава мудрецов! я знаю, что в тебе дух святаго Бога, и никакая тайна не затрудняет тебя; объясни мне видения сна моего, который я видел, и значение его.
  • Видения же головы моей на ложе моем были такие: я видел, вот, среди земли дерево весьма высокое.
  • Большое было это дерево и крепкое, и высота его достигала до неба, и оно видимо было до краев всей земли.
  • Листья его прекрасные, и плодов на нем множество, и пища на нем для всех; под ним находили тень полевые звери, и в ветвях его гнездились птицы небесные, и от него питалась всякая плоть.
  • И видел я в видениях головы моей на ложе моем, и вот, нисшел с небес Бодрствующий и Святый.
  • Воскликнув громко, Он сказал: «срубите это дерево, обрубите ветви его, стрясите листья с него и разбросайте плоды его; пусть удалятся звери из-под него и птицы с ветвей его;
  • но главный корень его оставьте в земле, и пусть он в узах железных и медных среди полевой травы орошается небесною росою, и с животными пусть будет часть его в траве земной.
  • Сердце человеческое отнимется от него и дастся ему сердце звериное, и пройдут над ним семь времен.
  • Повелением Бодрствующих это определено, и по приговору Святых назначено, дабы знали живущие, что Всевышний владычествует над царством человеческим, и дает его, кому хочет, и поставляет над ним уничиженного между людьми».
  • Такой сон видел я, царь Навуходоносор; а ты, Валтасар, скажи значение его, так как никто из мудрецов в моем царстве не мог объяснить его значения, а ты можешь, потому что дух святаго Бога в тебе.
  • Тогда Даниил, которому имя Валтасар, около часа пробыл в изумлении, и мысли его смущали его. Царь начал говорить и сказал: Валтасар! да не смущает тебя этот сон и значение его. Валтасар отвечал и сказал: господин мой! твоим бы ненавистникам этот сон, и врагам твоим значение его!
  • Дерево, которое ты видел, которое было большое и крепкое, высотою своею достигало до небес и видимо было по всей земле,
  • на котором листья были прекрасные и множество плодов и пропитание для всех, под которым обитали звери полевые и в ветвях которого гнездились птицы небесные,
  • это ты, царь, возвеличившийся и укрепившийся, и величие твое возросло и достигло до небес, и власть твоя – до краев земли.
  • А что царь видел Бодрствующего и Святаго, сходящего с небес, Который сказал: «срубите дерево и истребите его, только главный корень его оставьте в земле, и пусть он в узах железных и медных, среди полевой травы, орошается росою небесною, и с полевыми зверями пусть будет часть его, доколе не пройдут над ним семь времен», –
  • то вот значение этого, царь, и вот определение Всевышнего, которое постигнет господина моего, царя:
  • тебя отлучат от людей, и обитание твое будет с полевыми зверями; травою будут кормить тебя, как вола, росою небесною ты будешь орошаем, и семь времен пройдут над тобою, доколе познаешь, что Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет.
  • А что повелено было оставить главный корень дерева, это значит, что царство твое останется при тебе, когда ты познаешь власть небесную.
  • Посему, царь, да будет благоугоден тебе совет мой: искупи грехи твои правдою и беззакония твои милосердием к бедным; вот чем может продлиться мир твой.
  • Все это сбылось над царем Навуходоносором.
  • По прошествии двенадцати месяцев, расхаживая по царским чертогам в Вавилоне,
  • царь сказал: это ли не величественный Вавилон, который построил я в дом царства силою моего могущества и в славу моего величия!
  • Еще речь сия была в устах царя, как был с неба голос: «тебе говорят, царь Навуходоносор: царство отошло от тебя!
  • И отлучат тебя от людей, и будет обитание твое с полевыми зверями; травою будут кормить тебя, как вола, и семь времен пройдут над тобою, доколе познаешь, что Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет!»
  • Тотчас и исполнилось это слово над Навуходоносором, и отлучен он был от людей, ел траву, как вол, и орошалось тело его росою небесною, так что волосы у него выросли как у льва, и ногти у него – как у птицы.
  • По окончании же дней тех, я, Навуходоносор, возвел глаза мои к небу, и разум мой возвратился ко мне; и благословил я Всевышнего, восхвалил и прославил Присносущего, Которого владычество – владычество вечное, и Которого царство – в роды и роды.
  • И все, живущие на земле, ничего не значат; по воле Своей Он действует как в небесном воинстве, так и у живущих на земле; и нет никого, кто мог бы противиться руке Его и сказать Ему: «что Ты сделал?»
  • В то время возвратился ко мне разум мой, и к славе царства моего возвратились ко мне сановитость и прежний вид мой; тогда взыскали меня советники мои и вельможи мои, и я восстановлен на царство мое, и величие мое еще более возвысилось.
  • Ныне я, Навуходоносор, славлю, превозношу и величаю Царя Небесного, Которого все дела истинны и пути праведны, и Который силен смирить ходящих гордо.
  • Валтасар царь сделал большое пиршество для тысячи вельмож своих и перед глазами тысячи пил вино.
  • Вкусив вина, Валтасар приказал принести золотые и серебряные сосуды, которые Навуходоносор, отец его, вынес из храма Иерусалимского, чтобы пить из них царю, вельможам его, женам его и наложницам его.
  • Тогда принесли золотые сосуды, которые взяты были из святилища дома Божия в Иерусалиме; и пили из них царь и вельможи его, жены его и наложницы его.
  • Пили вино, и славили богов золотых и серебряных, медных, железных, деревянных и каменных.
  • В тот самый час вышли персты руки человеческой и писали против лампады на извести стены чертога царского, и царь видел кисть руки, которая писала.
  • Тогда царь изменился в лице своем; мысли его смутили его, связи чресл его ослабели, и колени его стали биться одно о другое.
  • Сильно закричал царь, чтобы привели обаятелей, Халдеев и гадателей. Царь начал говорить, и сказал мудрецам Вавилонским: кто прочитает это написанное и объяснит мне значение его, тот будет облечен в багряницу, и золотая цепь будет на шее у него, и третьим властелином будет в царстве.
  • И вошли все мудрецы царя, но не могли прочитать написанного и объяснить царю значения его.
  • Царь Валтасар чрезвычайно встревожился, и вид лица его изменился на нем, и вельможи его смутились.
  • Царица же, по поводу слов царя и вельмож его, вошла в палату пиршества; начала говорить царица и сказала: царь, вовеки живи! да не смущают тебя мысли твои, и да не изменяется вид лица твоего!
  • Есть в царстве твоем муж, в котором дух святаго Бога; во дни отца твоего найдены были в нем свет, разум и мудрость, подобная мудрости богов, и царь Навуходоносор, отец твой, поставил его главою тайноведцев, обаятелей, Халдеев и гадателей, – сам отец твой, царь,
  • потому что в нем, в Данииле, которого царь переименовал Валтасаром, оказались высокий дух, ведение и разум, способный изъяснять сны, толковать загадочное и разрешать узлы. Итак пусть призовут Даниила и он объяснит значение.
  • Тогда введен был Даниил пред царя, и царь начал речь и сказал Даниилу: ты ли Даниил, один из пленных сынов Иудейских, которых отец мой, царь, привел из Иудеи?
  • Я слышал о тебе, что дух Божий в тебе и свет, и разум, и высокая мудрость найдена в тебе.
  • Вот, приведены были ко мне мудрецы и обаятели, чтобы прочитать это написанное и объяснить мне значение его; но они не могли объяснить мне этого.
  • А о тебе я слышал, что ты можешь объяснять значение и разрешать узлы; итак, если можешь прочитать это написанное и объяснить мне значение его, то облечен будешь в багряницу, и золотая цепь будет на шее твоей, и третьим властелином будешь в царстве.
  • Тогда отвечал Даниил, и сказал царю: дары твои пусть останутся у тебя, и почести отдай другому; а написанное я прочитаю царю и значение объясню ему.
  • Царь! Всевышний Бог даровал отцу твоему Навуходоносору царство, величие, честь и славу.
  • Пред величием, которое Он дал ему, все народы, племена и языки трепетали и страшились его: кого хотел, он убивал, и кого хотел, оставлял в живых; кого хотел, возвышал, и кого хотел, унижал.
  • Но когда сердце его надмилось и дух его ожесточился до дерзости, он был свержен с царского престола своего и лишен славы своей,
  • и отлучен был от сынов человеческих, и сердце его уподобилось звериному, и жил он с дикими ослами; кормили его травою, как вола, и тело его орошаемо было небесною росою, доколе он познал, что над царством человеческим владычествует Всевышний Бог и поставляет над ним, кого хочет.
  • И ты, сын его Валтасар, не смирил сердца твоего, хотя знал все это,
  • но вознесся против Господа небес, и сосуды дома Его принесли к тебе, и ты и вельможи твои, жены твои и наложницы твои пили из них вино, и ты славил богов серебряных и золотых, медных, железных, деревянных и каменных, которые ни видят, ни слышат, ни разумеют; а Бога, в руке Которого дыхание твое и у Которого все пути твои, ты не прославил.
  • За это и послана от Него кисть руки, и начертано это писание.
  • И вот что начертано: мене, мене, текел, упарсин.
  • Вот и значение слов: мене – исчислил Бог царство твое и положил конец ему;
  • Текел – ты взвешен на весах и найден очень легким;
  • Перес – разделено царство твое и дано Мидянам и Персам.
  • Тогда по повелению Валтасара облекли Даниила в багряницу и возложили золотую цепь на шею его, и провозгласили его третьим властелином в царстве.
  • В ту же самую ночь Валтасар, царь Халдейский, был убит,
  • и Дарий Мидянин принял царство, будучи шестидесяти двух лет.
  • Угодно было Дарию поставить над царством сто двадцать сатрапов, чтобы они были во всем царстве,
  • а над ними трех князей, – из которых один был Даниил, – чтобы сатрапы давали им отчет и чтобы царю не было никакого обременения.
  • Даниил превосходил прочих князей и сатрапов, потому что в нем был высокий дух, и царь помышлял уже поставить его над всем царством.
  • Тогда князья и сатрапы начали искать предлога к обвинению Даниила по управлению царством; но никакого предлога и погрешностей не могли найти, потому что он был верен, и никакой погрешности или вины не оказывалось в нем.
  • И эти люди сказали: не найти нам предлога против Даниила, если мы не найдем его против него в законе Бога его.
  • Тогда эти князья и сатрапы приступили к царю и так сказали ему: царь Дарий! вовеки живи!
  • Все князья царства, наместники, сатрапы, советники и военачальники согласились между собою, чтобы сделано было царское постановление и издано повеление, чтобы, кто в течение тридцати дней будет просить какого-либо бога или человека, кроме тебя, царь, того бросить в львиный ров.
  • Итак утверди, царь, это определение и подпиши указ, чтобы он был неизменен, как закон Мидийский и Персидский, и чтобы он не был нарушен.
  • Царь Дарий подписал указ и это повеление.
  • Даниил же, узнав, что подписан такой указ, пошел в дом свой; окна же в горнице его были открыты против Иерусалима, и он три раза в день преклонял колени, и молился своему Богу, и славословил Его, как это делал он и прежде того.
  • Тогда эти люди подсмотрели и нашли Даниила молящегося и просящего милости пред Богом своим,
  • потом пришли и сказали царю о царском повелении: не ты ли подписал указ, чтобы всякого человека, который в течение тридцати дней будет просить какого-либо бога или человека, кроме тебя, царь, бросать в львиный ров? Царь отвечал и сказал: это слово твердо, как закон Мидян и Персов, не допускающий изменения.
  • Тогда отвечали они и сказали царю, что Даниил, который из пленных сынов Иудеи, не обращает внимания ни на тебя, царь, ни на указ, тобою подписанный, но три раза в день молится своими молитвами.
  • Царь, услышав это, сильно опечалился и положил в сердце своем спасти Даниила, и даже до захождения солнца усиленно старался избавить его.
  • Но те люди приступили к царю и сказали ему: знай, царь, что по закону Мидян и Персов никакое определение или постановление, утвержденное царем, не может быть изменено.
  • Тогда царь повелел, и привели Даниила, и бросили в ров львиный; при этом царь сказал Даниилу: Бог твой, Которому ты неизменно служишь, Он спасет тебя!
  • И принесен был камень и положен на отверстие рва, и царь запечатал его перстнем своим, и перстнем вельмож своих, чтобы ничто не переменилось в распоряжении о Данииле.
  • Затем царь пошел в свой дворец, лег спать без ужина, и даже не велел вносить к нему пищи, и сон бежал от него.
  • Поутру же царь встал на рассвете и поспешно пошел ко рву львиному,
  • и, подойдя ко рву, жалобным голосом кликнул Даниила, и сказал царь Даниилу: Даниил, раб Бога живаго! Бог твой, Которому ты неизменно служишь, мог ли спасти тебя от львов?
  • Тогда Даниил сказал царю: царь! вовеки живи!
  • Бог мой послал Ангела Своего и заградил пасть львам, и они не повредили мне, потому что я оказался пред Ним чист, да и перед тобою, царь, я не сделал преступления.
  • Тогда царь чрезвычайно возрадовался о нем и повелел поднять Даниила изо рва; и поднят был Даниил изо рва, и никакого повреждения не оказалось на нем, потому что он веровал в Бога своего.
  • И приказал царь, и приведены были те люди, которые обвиняли Даниила, и брошены в львиный ров, как они сами, так и дети их и жены их; и они не достигли до дна рва, как львы овладели ими и сокрушили все кости их.
  • После того царь Дарий написал всем народам, племенам и языкам, живущим по всей земле: «Мир вам да умножится!
  • Мною дается повеление, чтобы во всякой области царства моего трепетали и благоговели пред Богом Данииловым, потому что Он есть Бог живый и присносущий, и царство Его несокрушимо, и владычество Его бесконечно.
  • Он избавляет и спасает, и совершает чудеса и знамения на небе и на земле; Он избавил Даниила от силы львов».
  • И Даниил благоуспевал и в царствование Дария, и в царствование Кира Персидского.
  • В первый год Валтасара, царя Вавилонского, Даниил видел сон и пророческие видения головы своей на ложе своем. Тогда он записал этот сон, изложив сущность дела.
  • Начав речь, Даниил сказал: видел я в ночном видении моем, и вот, четыре ветра небесных боролись на великом море,
  • и четыре больших зверя вышли из моря, непохожие один на другого.
  • Первый – как лев, но у него крылья орлиные; я смотрел, доколе не вырваны были у него крылья, и он поднят был от земли, и стал на ноги, как человек, и сердце человеческое дано ему.
  • И вот еще зверь, второй, похожий на медведя, стоял с одной стороны, и три клыка во рту у него, между зубами его; ему сказано так: «встань, ешь мяса много!»
  • Затем видел я, вот еще зверь, как барс; на спине у него четыре птичьих крыла, и четыре головы были у зверя сего, и власть дана была ему.
  • После сего видел я в ночных видениях, и вот зверь четвертый, страшный и ужасный и весьма сильный; у него большие железные зубы; он пожирает и сокрушает, остатки же попирает ногами; он отличен был от всех прежних зверей, и десять рогов было у него.
  • Я смотрел на эти рога, и вот, вышел между ними еще небольшой рог, и три из прежних рогов с корнем исторгнуты были перед ним, и вот, в этом роге были глаза, как глаза человеческие, и уста, говорящие высокомерно.
  • Видел я, наконец, что поставлены были престолы, и воссел Ветхий днями; одеяние на Нем было бело, как снег, и волосы главы Его – как чистая вóлна; престол Его – как пламя огня, колеса Его – пылающий огонь.
  • Огненная река выходила и проходила пред Ним; тысячи тысяч служили Ему и тьмы тем предстояли пред Ним; судьи сели, и раскрылись книги.
  • Видел я тогда, что за изречение высокомерных слов, какие говорил рог, зверь был убит в глазах моих, и тело его сокрушено и предано на сожжение огню.
  • И у прочих зверей отнята власть их, и продолжение жизни дано им только на время и на срок.
  • Видел я в ночных видениях, вот, с облаками небесными шел как бы Сын человеческий, дошел до Ветхого днями и подведен был к Нему.
  • И Ему дана власть, слава и царство, чтобы все народы, племена и языки служили Ему; владычество Его – владычество вечное, которое не прейдет, и царство Его не разрушится.
  • Вострепетал дух мой во мне, Данииле, в теле моем, и видения головы моей смутили меня.
  • Я подошел к одному из предстоящих и спросил у него об истинном значении всего этого, и он стал говорить со мною, и объяснил мне смысл сказанного:
  • «эти большие звери, которых четыре, означают, что четыре царя восстанут от земли.
  • Потом примут царство святые Всевышнего и будут владеть царством вовек и во веки веков».
  • Тогда пожелал я точного объяснения о четвертом звере, который был отличен от всех и очень страшен, с зубами железными и когтями медными, пожирал и сокрушал, а остатки попирал ногами,
  • и о десяти рогах, которые были на голове у него, и о другом, вновь вышедшем, перед которым выпали три, о том самом роге, у которого были глаза и уста, говорящие высокомерно, и который по виду стал больше прочих.
  • Я видел, как этот рог вел брань со святыми и превозмогал их,
  • доколе не пришел Ветхий днями, и суд дан был святым Всевышнего, и наступило время, чтобы царством овладели святые.
  • Об этом он сказал: зверь четвертый – четвертое царство будет на земле, отличное от всех царств, которое будет пожирать всю землю, попирать и сокрушать ее.
  • А десять рогов значат, что из этого царства восстанут десять царей, и после них восстанет иной, отличный от прежних, и уничижит трех царей,
  • и против Всевышнего будет произносить слова и угнетать святых Всевышнего; даже возмечтает отменить у них праздничные времена и закон, и они преданы будут в руку его до времени и времен и полувремени.
  • Затем воссядут судьи и отнимут у него власть губить и истреблять до конца.
  • Царство же и власть и величие царственное во всей поднебесной дано будет народу святых Всевышнего, Которого царство – царство вечное, и все властители будут служить и повиноваться Ему.
  • Здесь конец слова. Меня, Даниила, сильно смущали размышления мои, и лице мое изменилось на мне; но слово я сохранил в сердце моем.
  • В третий год царствования Валтасара царя явилось мне, Даниилу, видение после того, которое явилось мне прежде.
  • И видел я в видении, и когда видел, я был в Сузах, престольном городе в области Еламской, и видел я в видении, – как бы я был у реки Улая.
  • Поднял я глаза мои и увидел: вот, один овен стоит у реки; у него два рога, и рога высокие, но один выше другого, и высший поднялся после.
  • Видел я, как этот овен бодал к западу и к северу и к югу, и никакой зверь не мог устоять против него, и никто не мог спасти от него; он делал, что хотел, и величался.
  • Я внимательно смотрел на это, и вот, с запада шел козел по лицу всей земли, не касаясь земли; у этого козла был видный рог между его глазами.
  • Он пошел на того овна, имеющего рога, которого я видел стоящим у реки, и бросился на него в сильной ярости своей.
  • И я видел, как он, приблизившись к овну, рассвирепел на него и поразил овна, и сломил у него оба рога; и недостало силы у овна устоять против него, и он поверг его на землю и растоптал его, и не было никого, кто мог бы спасти овна от него.
  • Тогда козел чрезвычайно возвеличился; но когда он усилился, то сломился большой рог, и на место его вышли четыре, обращенные на четыре ветра небесных.
  • От одного из них вышел небольшой рог, который чрезвычайно разросся к югу и к востоку и к прекрасной стране,
  • и вознесся до воинства небесного, и низринул на землю часть сего воинства и звезд, и попрал их,
  • и даже вознесся на Вождя воинства сего, и отнята была у Него ежедневная жертва, и поругано было место святыни Его.
  • И воинство предано вместе с ежедневною жертвою за нечестие, и он, повергая истину на землю, действовал и успевал.
  • И услышал я одного святого говорящего, и сказал этот святой кому-то, вопрошавшему: «на сколько времени простирается это видение о ежедневной жертве и об опустошительном нечестии, когда святыня и воинство будут попираемы?»
  • И сказал мне: «на две тысячи триста вечеров и утр; и тогда святилище очистится».
  • И было: когда я, Даниил, увидел это видение и искал значения его, вот, стал предо мною как облик мужа.
  • И услышал я от средины Улая голос человеческий, который воззвал и сказал: «Гавриил! объясни ему это видение!»
  • И он подошел к тому месту, где я стоял, и когда он пришел, я ужаснулся и пал на лице мое; и сказал он мне: «знай, сын человеческий, что видение относится к концу времени!»
  • И когда он говорил со мною, я без чувств лежал лицем моим на земле; но он прикоснулся ко мне и поставил меня на место мое,
  • и сказал: «вот, я открываю тебе, чтó будет в последние дни гнева; ибо это относится к концу определенного времени.
  • Овен, которого ты видел с двумя рогами, это цари Мидийский и Персидский.
  • А козел косматый – царь Греции, а большой рог, который между глазами его, это первый ее царь;
  • он сломился, и вместо него вышли другие четыре: это – четыре царства восстанут из этого народа, но не с его силою.
  • Под конец же царства их, когда отступники исполнят меру беззаконий своих, восстанет царь наглый и искусный в коварстве;
  • и укрепится сила его, хотя и не его силою, и он будет производить удивительные опустошения и успевать и действовать и губить сильных и народ святых,
  • и при уме его и коварство будет иметь успех в руке его, и сердцем своим он превознесется, и среди мира погубит многих, и против Владыки владык восстанет, но будет сокрушен – не рукою.
  • Видение же о вечере и утре, о котором сказано, истинно; но ты сокрой это видение, ибо оно относится к отдаленным временам».
  • И я, Даниил, изнемог, и болел несколько дней; потом встал и начал заниматься царскими делами; я изумлен был видением сим и не понимал его.
  • В первый год Дария, сына Ассуирова, из рода Мидийского, который поставлен был царем над царством Халдейским,
  • в первый год царствования его я, Даниил, сообразил по книгам число лет, о котором было слово Господне к Иеремии пророку, что семьдесят лет исполнятся над опустошением Иерусалима.
  • И обратил я лице мое к Господу Богу с молитвою и молением, в посте и вретище и пепле.
  • И молился я Господу Богу моему, и исповедовался и сказал: «Молю Тебя, Господи Боже великий и дивный, хранящий завет и милость любящим Тебя и соблюдающим повеления Твои!
  • Согрешили мы, поступали беззаконно, действовали нечестиво, упорствовали и отступили от заповедей Твоих и от постановлений Твоих;
  • и не слушали рабов Твоих, пророков, которые Твоим именем говорили царям нашим, и вельможам нашим, и отцам нашим, и всему народу страны.
  • У Тебя, Господи, правда, а у нас на лицах стыд, как день сей, у каждого Иудея, у жителей Иерусалима и у всего Израиля, у ближних и дальних, во всех странах, куда Ты изгнал их за отступление их, с каким они отступили от Тебя.
  • Господи! у нас на лицах стыд, у царей наших, у князей наших и у отцов наших, потому что мы согрешили пред Тобою.
  • А у Господа Бога нашего милосердие и прощение, ибо мы возмутились против Него
  • и не слушали гласа Господа Бога нашего, чтобы поступать по законам Его, которые Он дал нам через рабов Своих, пророков.
  • И весь Израиль преступил закон Твой и отвратился, чтобы не слушать гласа Твоего; и за то излились на нас проклятие и клятва, которые написаны в законе Моисея, раба Божия: ибо мы согрешили пред Ним.
  • И Он исполнил слова Свои, которые изрек на нас и на судей наших, судивших нас, наведя на нас великое бедствие, какого не бывало под небесами и какое совершилось над Иерусалимом.
  • Как написано в законе Моисея, так все это бедствие постигло нас; но мы не умоляли Господа Бога нашего, чтобы нам обратиться от беззаконий наших и уразуметь истину Твою.
  • Наблюдал Господь это бедствие и навел его на нас: ибо праведен Господь Бог наш во всех делах Своих, которые совершает, но мы не слушали гласа Его.
  • И ныне, Господи Боже наш, изведший народ Твой из земли Египетской рукою сильною и явивший славу Твою, как день сей! согрешили мы, поступали нечестиво.
  • Господи! по всей правде Твоей да отвратится гнев Твой и негодование Твое от града Твоего, Иерусалима, от святой горы Твоей; ибо за грехи наши и беззакония отцов наших Иерусалим и народ Твой в поругании у всех, окружающих нас.
  • И ныне услыши, Боже наш, молитву раба Твоего и моление его и воззри светлым лицем Твоим на опустошенное святилище Твое, ради Тебя, Господи.
  • Приклони, Боже мой, ухо Твое и услыши, открой очи Твои и воззри на опустошения наши и на город, на котором наречено имя Твое; ибо мы повергаем моления наши пред Тобою, уповая не на праведность нашу, но на Твое великое милосердие.
  • Господи! услыши; Господи! прости; Господи! внемли и соверши, не умедли ради Тебя Самого, Боже мой, ибо Твое имя наречено на городе Твоем и на народе Твоем».
  • И когда я еще говорил и молился, и исповедовал грехи мои и грехи народа моего, Израиля, и повергал мольбу мою пред Господом Богом моим о святой горе Бога моего;
  • когда я еще продолжал молитву, муж Гавриил, которого я видел прежде в видении, быстро прилетев, коснулся меня около времени вечерней жертвы
  • и вразумлял меня, говорил со мною и сказал: «Даниил! теперь я исшел, чтобы научить тебя разумению.
  • В начале моления твоего вышло слово, и я пришел возвестить его тебе, ибо ты муж желаний; итак вникни в слово и уразумей видение.
  • Семьдесят седмин определены для народа твоего и святаго города твоего, чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная, и запечатаны были видение и пророк, и помазан был Святый святых.
  • Итак знай и разумей: с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до Христа Владыки семь седмин и шестьдесят две седмины; и возвратится народ и обстроятся улицы и стены, но в трудные времена.
  • И по истечении шестидесяти двух седмин предан будет смерти Христос, и не будет; а город и святилище разрушены будут народом вождя, который придет, и конец его будет как от наводнения, и до конца войны будут опустошения.
  • И утвердит завет для многих одна седмина, а в половине седмины прекратится жертва и приношение, и на крыле святилища будет мерзость запустения, и окончательная предопределенная гибель постигнет опустошителя».
  • В третий год Кира, царя Персидского, было откровение Даниилу, который назывался именем Валтасара; и истинно было это откровение и великой силы. Он понял это откровение и уразумел это видение.
  • В эти дни я, Даниил, был в сетовании три седмицы дней.
  • Вкусного хлеба я не ел; мясо и вино не входило в уста мои, и мастями я не умащал себя до исполнения трех седмиц дней.
  • А в двадцать четвертый день первого месяца был я на берегу большой реки Тигра,
  • и поднял глаза мои, и увидел: вот один муж, облеченный в льняную одежду, и чресла его опоясаны золотом из Уфаза.
  • Тело его – как топаз, лице его – как вид молнии; очи его – как горящие светильники, руки его и ноги его по виду – как блестящая медь, и глас речей его – как голос множества людей.
  • И только один я, Даниил, видел это видение, а бывшие со мною люди не видели этого видения; но сильный страх напал на них и они убежали, чтобы скрыться.
  • И остался я один и смотрел на это великое видение, но во мне не осталось крепости, и вид лица моего чрезвычайно изменился, не стало во мне бодрости.
  • И услышал я глас слов его; и как только услышал глас слов его, в оцепенении пал я на лице мое и лежал лицем к земле.
  • Но вот, коснулась меня рука и поставила меня на колени мои и на длани рук моих.
  • И сказал он мне: «Даниил, муж желаний! вникни в слова, которые я скажу тебе, и стань прямо на ноги твои; ибо к тебе я послан ныне». Когда он сказал мне эти слова, я встал с трепетом.
  • Но он сказал мне: «не бойся, Даниил; с первого дня, как ты расположил сердце твое, чтобы достигнуть разумения и смирить тебя пред Богом твоим, слова твои услышаны, и я пришел бы по словам твоим.
  • Но князь царства Персидского стоял против меня двадцать один день; но вот, Михаил, один из первых князей, пришел помочь мне, и я остался там при царях Персидских.
  • А теперь я пришел возвестить тебе, что будет с народом твоим в последние времена, так как видение относится к отдаленным дням».
  • Когда он говорил мне такие слова, я припал лицем моим к земле и онемел.
  • Но вот, некто, по виду похожий на сынов человеческих, коснулся уст моих, и я открыл уста мои, стал говорить и сказал стоящему передо мною: «господин мой! от этого видения внутренности мои повернулись во мне, и не стало во мне силы.
  • И как может говорить раб такого господина моего с таким господином моим? ибо во мне нет силы, и дыхание замерло во мне».
  • Тогда снова прикоснулся ко мне тот человеческий облик и укрепил меня
  • и сказал: «не бойся, муж желаний! мир тебе; мужайся, мужайся!» И когда он говорил со мною, я укрепился и сказал: «говори, господин мой; ибо ты укрепил меня».
  • И он сказал: «знаешь ли, для чего я пришел к тебе? Теперь я возвращусь, чтобы бороться с князем Персидским; а когда я выйду, то вот, придет князь Греции.
  • Впрочем я возвещу тебе, что начертано в истинном писании; и нет никого, кто поддерживал бы меня в том, кроме Михаила, князя вашего.
  • Итак я с первого года Дария Мидянина стал ему подпорою и подкреплением.
  • Теперь возвещу тебе истину: вот, еще три царя восстанут в Персии; потом четвертый превзойдет всех великим богатством, и когда усилится богатством своим, то поднимет всех против царства Греческого.
  • И восстанет царь могущественный, который будет владычествовать с великою властью, и будет действовать по своей воле.
  • Но когда он восстанет, царство его разрушится и разделится по четырем ветрам небесным, и не к его потомкам перейдет, и не с тою властью, с какою он владычествовал; ибо раздробится царство его и достанется другим, кроме этих.
  • И усилится южный царь и один из князей его пересилит его и будет владычествовать, и велико будет владычество его.
  • Но через несколько лет они сблизятся, и дочь южного царя придет к царю северному, чтобы установить правильные отношения между ними; но она не удержит силы в руках своих, не устоит и род ее, но преданы будут как она, так и сопровождавшие ее, и рожденный ею, и помогавшие ей в те времена.
  • Но восстанет отрасль от корня ее, придет к войску и войдет в укрепления царя северного, и будет действовать в них, и усилится.
  • Даже и богов их, истуканы их с драгоценными сосудами их, серебряными и золотыми, увезет в плен в Египет и на несколько лет будет стоять выше царя северного.
  • Хотя этот и сделает нашествие на царство южного царя, но возвратится в свою землю.
  • Потом вооружатся сыновья его и соберут многочисленное войско, и один из них быстро пойдет, наводнит и пройдет, и потом, возвращаясь, будет сражаться с ним до укреплений его.
  • И раздражится южный царь, и выступит, сразится с ним, с царем северным, и выставит большое войско, и предано будет войско в руки его.
  • И ободрится войско, и сердце царя вознесется; он низложит многие тысячи, но от этого не будет сильнее.
  • Ибо царь северный возвратится и выставит войско больше прежнего, и через несколько лет быстро придет с огромным войском и большим богатством.
  • В те времена многие восстанут против южного царя, и мятежные из сынов твоего народа поднимутся, чтобы исполнилось видение, и падут.
  • И придет царь северный, устроит вал и овладеет укрепленным городом, и не устоят мышцы юга, ни отборное войско его; недостанет силы противостоять.
  • И кто выйдет к нему, будет действовать по воле его, и никто не устоит перед ним; и на славной земле поставит стан свой, и она пострадает от руки его.
  • И вознамерится войти со всеми силами царства своего, и праведные с ним, и совершит это; и дочь жен отдаст ему, на погибель ее, но этот замысел не состоится, и ему не будет пользы из того.
  • Потом обратит лице свое к островам и овладеет многими; но некий вождь прекратит нанесенный им позор и даже свой позор обратит на него.
  • Затем он обратит лице свое на крепости своей земли; но споткнется, падет и не станет его.
  • На место его восстанет некий, который пошлет сборщика податей, пройти по царству славы; но и он после немногих дней погибнет, и не от возмущения и не в сражении.
  • И восстанет на место его презренный, и не воздадут ему царских почестей, но он придет без шума и лестью овладеет царством.
  • И всепотопляющие полчища будут потоплены и сокрушены им, даже и сам вождь завета.
  • Ибо после того, как он вступит в союз с ним, он будет действовать обманом, и взойдет, и одержит верх с малым народом.
  • Он войдет в мирные и плодоносные страны, и совершит то, чего не делали отцы его и отцы отцов его; добычу, награбленное имущество и богатство будет расточать своим и на крепости будет иметь замыслы свои, но только до времени.
  • Потом возбудит силы свои и дух свой с многочисленным войском против царя южного, и южный царь выступит на войну с великим и еще более сильным войском, но не устоит, потому что будет против него коварство.
  • Даже участники трапезы его погубят его, и войско его разольется, и падет много убитых.
  • У обоих царей сих на сердце будет коварство, и за одним столом будут говорить ложь, но успеха не будет, потому что конец еще отложен до времени.
  • И отправится он в землю свою с великим богатством и враждебным намерением против святаго завета, и он исполнит его, и возвратится в свою землю.
  • В назначенное время опять пойдет он на юг; но последний поход не такой будет, как прежний,
  • ибо в одно время с ним придут корабли Киттимские; и он упадет духом, и возвратится, и озлобится на святый завет, и исполнит свое намерение, и опять войдет в соглашение с отступниками от святаго завета.
  • И поставлена будет им часть войска, которая осквернит святилище могущества, и прекратит ежедневную жертву, и поставит мерзость запустения.
  • Поступающих нечестиво против завета он привлечет к себе лестью; но люди, чтущие своего Бога, усилятся и будут действовать.
  • И разумные из народа вразумят многих, хотя будут несколько времени страдать от меча и огня, от плена и грабежа;
  • и во время страдания своего будут иметь некоторую помощь, и многие присоединятся к ним, но притворно.
  • Пострадают некоторые и из разумных для испытания их, очищения и для убеления к последнему времени; ибо есть еще время до срока.
  • И будет поступать царь тот по своему произволу, и вознесется и возвеличится выше всякого божества, и о Боге богов станет говорить хульное и будет иметь успех, доколе не совершится гнев: ибо, что предопределено, то исполнится.
  • И о богах отцов своих он не помыслит, и ни желания жен, ни даже божества никакого не уважит; ибо возвеличит себя выше всех.
  • Но богу крепостей на месте его будет он воздавать честь, и этого бога, которого не знали отцы его, он будет чествовать золотом и серебром, и дорогими камнями, и разными драгоценностями,
  • и устроит твердую крепость с чужим богом: которые признáют его, тем увеличит почести и даст власть над многими, и землю раздаст в награду.
  • Под конец же времени сразится с ним царь южный, и царь северный устремится как буря на него с колесницами, всадниками и многочисленными кораблями, и нападет на области, наводнит их, и пройдет через них.
  • И войдет он в прекраснейшую из земель, и многие области пострадают и спасутся от руки его только Едом, Моав и большая часть сынов Аммоновых.
  • И прострет руку свою на разные страны; не спасется и земля Египетская.
  • И завладеет он сокровищами золота и серебра и разными драгоценностями Египта; Ливийцы и Ефиопляне последуют за ним.
  • Но слухи с востока и севера встревожат его, и выйдет он в величайшей ярости, чтобы истреблять и губить многих,
  • и раскинет он царские шатры свои между морем и горою преславного святилища; но придет к своему концу, и никто не поможет ему.
  • И восстанет в то время Михаил, князь великий, стоящий за сынов народа твоего; и наступит время тяжкое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди, до сего времени; но спасутся в это время из народа твоего все, которые найдены будут записанными в книге.
  • И многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление.
  • И разумные будут сиять, как светила на тверди, и обратившие многих к правде – как звезды, вовеки, навсегда.
  • А ты, Даниил, сокрой слова сии и запечатай книгу сию до последнего времени; многие прочитают ее, и умножится ведение».
  • Тогда я, Даниил, посмотрел, и вот, стоят двое других, один на этом берегу реки, другой на том берегу реки.
  • И один сказал мужу в льняной одежде, который стоял над водами реки: «когда будет конец этих чудных происшествий?»
  • И слышал я, как муж в льняной одежде, находившийся над водами реки, подняв правую и левую руку к небу, клялся Живущим вовеки, что к концу времени и времен и полувремени, и по совершенном низложении силы народа святого, все это совершится.
  • Я слышал это, но не понял, и потому сказал: «господин мой! что же после этого будет?»
  • И отвечал он: «иди, Даниил; ибо сокрыты и запечатаны слова сии до последнего времени.
  • Многие очистятся, убелятся и переплавлены будут в искушении; нечестивые же будут поступать нечестиво, и не уразумеет сего никто из нечестивых, а мудрые уразумеют.
  • Со времени прекращения ежедневной жертвы и поставления мерзости запустения пройдет тысяча двести девяносто дней.
  • Блажен, кто ожидает и достигнет тысячи трехсот тридцати пяти дней.
  • А ты иди к твоему концу и упокоишься, и восстанешь для получения твоего жребия в конце дней».
  • //13-я глава переведена с греческого, потому что в еврейском тексте ее нет.
  • В Вавилоне жил муж, по имени Иоаким.
  • И взял он жену, по имени Сусанну, дочь Хелкия, очень красивую и богобоязненную.
  • Родители ее были праведные и научили дочь свою закону Моисееву.
  • Иоаким был очень богат, и был у него сад близ дома его; и сходились к нему Иудеи, потому что он был почетнейший из всех.
  • И были поставлены два старца из народа судьями в том году, о которых Господь сказал, что беззаконие вышло из Вавилона от старейшин-судей, которые казались управляющими народом.
  • Они постоянно бывали в доме Иоакима, и к ним приходили все, имевшие спорные дела.
  • Когда народ уходил около полудня, Сусанна входила в сад своего мужа для прогулки.
  • И видели ее оба старейшины всякий день приходящую и прогуливающуюся, и в них родилась похоть к ней,
  • и извратили ум свой, и уклонили глаза свои, чтобы не смотреть на небо и не вспоминать о праведных судах.
  • Оба они были уязвлены похотью к ней, но не открывали друг другу боли своей,
  • потому что стыдились объявить о вожделении своем, что хотели совокупиться с нею.
  • И они прилежно сторожили каждый день, чтобы видеть ее, и говорили друг другу:
  • «пойдем домой, потому что час обеда», – и, выйдя, расходились друг от друга,
  • и, возвратившись, приходили на то же самое место, и когда допытывались друг у друга о причине того, признались в похоти своей, и тогда вместе назначили время, когда могли бы найти ее одну.
  • И было, когда они выжидали удобного дня, Сусанна вошла, как вчера и третьего дня, с двумя только служанками и захотела мыться в саду, потому что было жарко.
  • И не было там никого, кроме двух старейшин, которые спрятались и сторожили ее.
  • И сказала она служанкам: принесите мне масла и мыла, и заприте двери сада, чтобы мне помыться.
  • Они так и сделали, как она сказала: заперли двери сада и вышли боковыми дверями, чтобы принести, что приказано было им, и не видали старейшин, потому что они спрятались.
  • И вот, когда служанки вышли, встали оба старейшины, и прибежали к ней, и сказали:
  • Вот, двери сада заперты и никто нас не видит, и мы имеем похотение к тебе, поэтому согласись с нами и побудь с нами.
  • Если же не так, то мы будем свидетельствовать против тебя, что с тобою был юноша, и ты поэтому отослала от себя служанок твоих.
  • Тогда застонала Сусанна и сказала: тесно мне отовсюду; ибо, если я сделаю это, смерть мне, а если не сделаю, то не избегну от рук ваших.
  • Лучше для меня не сделать этого и впасть в руки ваши, нежели согрешить пред Господом.
  • И закричала Сусанна громким голосом; закричали также и оба старейшины против нее,
  • и один побежал и отворил двери сада.
  • Когда же находившиеся в доме услышали крик в саду, вскочили боковыми дверями, чтобы видеть, что случилось с нею.
  • И когда старейшины сказали слова свои, слуги ее чрезвычайно были пристыжены, потому что никогда ничего такого о Сусанне говорено не было.
  • И было на другой день, когда собрался народ к Иоакиму, мужу ее, пришли и оба старейшины, полные беззаконного умысла против Сусанны, чтобы предать ее смерти.
  • И сказали они перед народом: пошлите за Сусанною, дочерью Хелкия, женою Иоакима. И послали.
  • И пришла она, и родители ее, и дети ее, и все родственники ее.
  • Сусанна была очень нежна и красива лицем,
  • и эти беззаконники приказали открыть лице ее, так как оно было закрыто, чтобы насытиться красотою ее.
  • Родственники же и все, которые смотрели на нее, плакали.
  • А оба старейшины, встав посреди народа, положили руки на голову ее.
  • Она же в слезах смотрела на небо, ибо сердце ее уповало на Господа.
  • И сказали старейшины: когда мы ходили по саду одни, вошла эта с двумя служанками и затворила двери сада, и отослала служанок;
  • и пришел к ней юноша, который скрывался там, и лег с нею.
  • Мы находясь в углу сада и видя такое беззаконие, побежали на них,
  • и увидели их совокупляющимися, и того не могли удержать, потому что он был сильнее нас и, отворив двери, выскочил.
  • Но эту мы схватили и допрашивали: кто был этот юноша? но она не хотела объявить нам. Об этом мы свидетельствуем.
  • И поверило им собрание, как старейшинам народа и судьям, и осудили ее на смерть.
  • Возопила Сусанна громким голосом и сказала: Боже вечный, ведающий сокровенное и знающий все прежде бытия его!
  • Ты знаешь, что они ложно свидетельствовали против меня, и вот, я умираю, не сделав ничего, что эти люди злостно выдумали на меня.
  • И услышал Господь голос ее.
  • И когда она ведена была на смерть, возбудил Бог святой дух молодого юноши, по имени Даниила,
  • и он закричал громким голосом: чист я от крови ее!
  • Тогда обратился к нему весь народ и сказал: что это за слово, которое ты сказал?
  • Тогда он, став посреди них, сказал: так ли вы неразумны, сыны Израиля, что, не исследовав и не узнав истины, осудили дочь Израиля?
  • Возвратитесь в суд, ибо эти ложно против нее засвидетельствовали.
  • И тотчас весь народ возвратился, и сказали ему старейшины: садись посреди нас и объяви нам, потому что Бог дал тебе старейшинство.
  • И сказал им Даниил: отделите их друг от друга подальше, и я допрошу их.
  • Когда же они отделены были один от другого, призвал одного из них и сказал ему: состарившийся в злых днях! ныне обнаружились грехи твои, которые ты делал прежде,
  • производя суды неправедные, осуждая невинных и оправдывая виновных, тогда как Господь говорит: «невинного и правого не умерщвляй».
  • Итак, если ты сию видел, скажи, под каким деревом видел ты их разговаривающими друг с другом? Он сказал: под мастиковым.
  • Даниил сказал: точно, солгал ты на твою голову; ибо вот, Ангел Божий, приняв решение от Бога, рассечет тебя пополам.
  • Удалив его, он приказал привести другого и сказал ему: племя Ханаана, а не Иуды! красота прельстила тебя, и похоть развратила сердце твое.
  • Так поступали вы с дочерями Израиля, и они из страха имели общение с вами; но дочь Иуды не потерпела беззакония вашего.
  • Итак скажи мне: под каким деревом ты застал их разговаривающими между собою? Он сказал: под зеленым дубом.
  • Даниил сказал ему: точно, солгал ты на твою голову; ибо Ангел Божий с мечом ждет, чтобы рассечь тебя пополам, чтобы истребить вас.
  • Тогда все собрание закричало громким голосом, и благословили Бога, спасающего надеющихся на Него,
  • и восстали на обоих старейшин, потому что Даниил их устами обличил их, что они ложно свидетельствовали;
  • и поступили с ними так, как они зло умыслили против ближнего, по закону Моисееву, и умертвили их; и спасена была в тот день кровь невинная.
  • Хелкия же и жена его прославили Бога за дочь свою Сусанну с Иоакимом, мужем ее, и со всеми родственниками, потому что не найдено было в ней постыдного дела.
  • И Даниил стал велик перед народом с того дня и потом.
  • //14-я глава переведена с греческого, потому что в еврейском тексте ее нет.
  • Царь Астиаг приложился к отцам своим, и Кир, Персиянин, принял царство его.
  • И Даниил жил вместе с царем и был славнее всех друзей его.
  • Был у Вавилонян идол, по имени Вил, и издерживали на него каждый день двадцать больших мер пшеничной муки, сорок овец и вина шесть мер.
  • Царь чтил его и ходил каждый день поклоняться ему; Даниил же поклонялся Богу своему. И сказал ему царь: почему ты не поклоняешься Вилу?
  • Он отвечал: потому что я не поклоняюсь идолам, сделанным руками, но поклоняюсь живому Богу, сотворившему небо и землю и владычествующему над всякою плотью.
  • Царь сказал: не думаешь ли ты, что Вил неживой бог? не видишь ли, сколько он ест и пьет каждый день?
  • Даниил, улыбнувшись, сказал: не обманывайся, царь; ибо он внутри глина, а снаружи медь, и никогда ни ел, ни пил.
  • Тогда царь, разгневавшись, призвал жрецов своих и сказал им: если вы не скажете мне, кто съедает все это, то умрете.
  • Если же вы докажете мне, что съедает это Вил, то умрет Даниил, потому что произнес хулу на Вила. И сказал Даниил царю: да будет по слову твоему.
  • Жрецов Вила было семьдесят, кроме жен и детей.
  • И пришел царь с Даниилом в храм Вила, и сказали жрецы Вила: вот, мы выйдем вон, а ты, царь, поставь пищу и, налив вина, запри двери и запечатай перстнем твоим.
  • И если завтра ты придешь и не найдешь, что все съедено Вилом, мы умрем, или Даниил, который солгал на нас.
  • Они не обращали на это внимания, потому что под столом сделали потаенный вход, и им всегда входили, и съедали это.
  • Когда они вышли, царь поставил пищу перед Вилом, а Даниил приказал слугам своим, и они принесли пепел, и посыпали весь храм в присутствии одного царя, и, выйдя, заперли двери, и запечатали царским перстнем, и отошли.
  • Жрецы же, по обычаю своему, пришли ночью с женами и детьми своими, и все съели и выпили.
  • На другой день царь встал рано и Даниил с ним,
  • и сказал: целы ли печати, Даниил? Он сказал: целы, царь.
  • И как скоро отворены были двери, царь, взглянув на стол, воскликнул громким голосом: велик ты, Вил, и нет никакого обмана в тебе!
  • Даниил, улыбнувшись, удержал царя, чтобы он не входил внутрь, и сказал: посмотри на пол и заметь, чьи это следы.
  • Царь сказал: вижу следы мужчин, женщин и детей.
  • И, разгневавшись, царь приказал схватить жрецов, жен их и детей и они показали потаенные двери, которыми они входили и съедали, что было на столе.
  • Тогда царь повелел умертвить их и отдал Вила Даниилу, и он разрушил его и храм его.
  • Был на том месте большой дракон, и Вавилоняне чтили его.
  • И сказал царь Даниилу: не скажешь ли и об этом, что он медь? вот, он живой, и ест и пьет; ты не можешь сказать, что этот бог неживой; итак поклонись ему.
  • Даниил сказал: Господу Богу моему поклоняюсь, потому что Он Бог живой.
  • Но ты, царь, дай мне позволение, и я умерщвлю дракона без меча и жезла. Царь сказал: даю тебе.
  • Тогда Даниил взял смолы, жира и волóс, сварил это вместе и, сделав из этого ком, бросил его в пасть дракону, и дракон расселся. И сказал Даниил: вот ваши святыни!
  • Когда же Вавилоняне услышали о том, сильно вознегодовали и восстали против царя, и сказали: царь сделался Иудеем, Вила разрушил и убил дракона, и предал смерти жрецов,
  • и, придя к царю, сказали: предай нам Даниила, иначе мы умертвим тебя и дом твой.
  • И когда царь увидел, что они сильно настаивают, принужден был предать им Даниила,
  • они же бросили его в ров львиный, и он пробыл там шесть дней.
  • Во рве было семь львов, и давалось им каждый день по два тела и по две овцы; в это время им не давали их, чтобы они съели Даниила.
  • Был в Иудее пророк Аввакум, который, сварив похлебку и накрошив хлеба в блюдо, шел на поле, чтобы отнести это жнецам.
  • Но Ангел Господень сказал Аввакуму: отнеси этот обед, который у тебя, в Вавилон к Даниилу, в ров львиный.
  • Аввакум сказал: господин! Вавилона я никогда не видал и рва не знаю.
  • Тогда Ангел Господень взял его за темя и, подняв его за волосы головы его, поставил его в Вавилоне над рвом силою духа своего.
  • И воззвал Аввакум и сказал: Даниил! Даниил! возьми обед, который Бог послал тебе.
  • Даниил сказал: вспомнил Ты обо мне, Боже, и не оставил любящих Тебя.
  • И встал Даниил и ел; Ангел же Божий мгновенно поставил Аввакума на его место.
  • В седьмой день пришел царь, чтобы поскорбеть о Данииле и, подойдя ко рву, взглянул в него, и вот, Даниил сидел.
  • И воскликнул царь громким голосом, и сказал: велик Ты, Господь Бог Даниилов, и нет иного кроме Тебя!
  • И приказал вынуть Даниила, а виновников его погубления бросить в ров, – и они тотчас были съедены в присутствии его.
Рейтинг@Mail.ru Мобильная версия сайта
Обратная связь