Книга пророка Даниила, 12:3

 
  • И во врéмя óно востáнетъ Михаи́лъ кня́зь вели́кiй стоя́й о сынѣ́хъ людíй тво­и́хъ: и бýдетъ врéмя скóрби, скóрбь, яковá не бы́сть, от­нéлѣже создáся язы́къ на земли́, дáже до врéмене óнаго: и въ тó врéмя спасýт­ся лю́дiе тво­и́ вси́, обрѣ́тшiися впи́сани въ кни́зѣ,
  • и мнóзи от­ спя́щихъ въ земнѣ́й пéрсти востáнутъ, сíи въ жи́знь вѣ́чную, а óнiи во укори́зну и въ стыдѣ́нiе вѣ́чное.
  • И смы́слящiи просвѣтя́т­ся áки свѣ́тлость твéрди, и от­ прáведныхъ мнóгихъ áки звѣ́зды во вѣ́ки и ещé.
  • Ты́ же, данiи́ле, загради́ словесá и запечáтай кни́ги до врéмене скончáнiя, дóндеже научáт­ся мнóзи, и умнóжит­ся вѣ́дѣнiе.
  • И ви́дѣхъ áзъ данiи́лъ, и сé, двá и́нiи стоя́ху, еди́нъ о сiю́ странý ýстiя рѣки́, а другíй объ онý странý ýстiя рѣки́.
  • И речé къ мýжу оболчéн­ному въ ри́зу льня́ну, и́же бя́ше верхý воды́ рѣчны́я: докóлѣ окончáнiе чудéсъ, я́же рéклъ еси́?
  • И слы́шахъ от­ мýжа оболчéн­наго въ ри́зу льня́ну, и́же бя́ще верхý воды́ рѣчны́я, и воз­дви́же десни́цу свою́ и шýйцу свою́ на нéбо и кля́т­ся живýщимъ во вѣ́ки, я́ко во врéмя и во временá и въ пóлъ врéмене, егдá скончáет­ся разсы́панiе руки́ людíй освящéн­ныхъ, и увѣ́дятъ сiя́ вся́.
  • А́зъ же слы́шахъ, и не разумѣ́хъ, и рѣ́хъ: гóсподи, чтó послѣ́дняя си́хъ?
  • И речé: гряди́, данiи́ле, я́ко заграждéна словесá и запечáтана дáже до концá врéмене:
  • избрáн­ни бýдутъ и убѣля́т­ся, и áки огнéмъ искуся́т­ся и освятя́т­ся мнóзи: и собеззакóн­нуютъ беззакóн­ницы, и не уразумѣ́ютъ вси́ нечести́вiи, но ýмнiи уразумѣ́ютъ:
  • от­ врéмене же премѣ́ненiя жéртвы всегдáшнiя, и дáст­ся мéрзость запустѣ́нiя на дни́ ты́сяща двѣ́сти дéвятьдесятъ:
  • блажéнъ терпя́й и дости́гнувый до днíй ты́сящи трéхъ сóтъ три́десяти пяти́:
  • ты́ же иди́ и почивáй: ещé боднíе сýть и часы́ во исполнéнiе скончáнiя, и почíеши, и востáнеши въ жрéбiй твóй, въ скончáнiе днíй.
  • И восстанет в то время Михаил, князь великий, стоящий за сынов народа твоего; и наступит время тяжкое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди, до сего времени; но спасутся в это время из народа твоего все, которые найдены будут записанными в книге.
  • И многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление.
  • И разумные будут сиять, как светила на тверди, и обратившие многих к правде – как звезды, вовеки, навсегда.
  • А ты, Даниил, сокрой слова сии и запечатай книгу сию до последнего времени; многие прочитают ее, и умножится ведение».
  • Тогда я, Даниил, посмотрел, и вот, стоят двое других, один на этом берегу реки, другой на том берегу реки.
  • И один сказал мужу в льняной одежде, который стоял над водами реки: «когда будет конец этих чудных происшествий?»
  • И слышал я, как муж в льняной одежде, находившийся над водами реки, подняв правую и левую руку к небу, клялся Живущим вовеки, что к концу времени и времен и полувремени, и по совершенном низложении силы народа святого, все это совершится.
  • Я слышал это, но не понял, и потому сказал: «господин мой! что же после этого будет?»
  • И отвечал он: «иди, Даниил; ибо сокрыты и запечатаны слова сии до последнего времени.
  • Многие очистятся, убелятся и переплавлены будут в искушении; нечестивые же будут поступать нечестиво, и не уразумеет сего никто из нечестивых, а мудрые уразумеют.
  • Со времени прекращения ежедневной жертвы и поставления мерзости запустения пройдет тысяча двести девяносто дней.
  • Блажен, кто ожидает и достигнет тысячи трехсот тридцати пяти дней.
  • А ты иди к твоему концу и упокоишься, и восстанешь для получения твоего жребия в конце дней».
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Мобильная версия сайта