Скрыть
1:0a
1:0b
1:0c
1:0d
1:0e
1:0f
1:0g
1:0h
1:0i
1:0j
1:0k
1:0l
1:0m
1:0n
1:0o
1:0p
1:0q
1:1a
1:1b
1:1c
1:1d
1:1e
1:1f
1:1g
1:1h
1:1i
1:1k
Церковнославянский (рус)
Въ лѣ́то второ́е ца́р­ст­ва Артаксе́ркса вели́каго, въ пе́рвый де́нь ме́сяца ниса́на, со́нъ ви́дѣ мардохе́й сы́нъ Иаи́ровъ, семе́евъ, кисе́евъ, от­ пле́мене Венiами́ня,
человѣ́къ Иуде́анинъ, обита́яй въ су́сѣхъ гра́дѣ, человѣ́къ вели́къ, служа́ во дворѣ́ царе́вѣ:
бѣ́ же от­ плѣне́н­ныхъ, и́хже плѣни́ навуходоно́соръ ца́рь Вавило́нскiй от­ Иерусали́ма, со Иехоні́ею царе́мъ Иуде́йскимъ.
И сицево́ его́ со́нiе: и се́, гла́съ ужа́сный, гро́ми и тру́съ и смяте́нiе на земли́:
и се́, два́ змі́а вели́ка про­изыдо́ста, гото́ва о́ба между́ собо́ю бра́тися, и бы́сть гла́съ и́хъ вели́къ,
и гла́сомъ и́хъ угото́вася вся́къ язы́къ на бра́нь, да истребя́тъ язы́къ пра́ведныхъ:
и се́, де́нь тмы́ и мра́ка, ско́рбь и тѣснота́, и озлобле́нiе и смяте́нiе ве́лiе на земли́,
и воз­мути́ся вся́къ язы́къ пра́веденъ, боя́щеся зло́бы и́хъ, и угото́вашася на поги́бель,
и возопи́ша ко Го́споду:
от­ во́пля же и́хъ бы́сть а́ки от­ ма́лаго исто́чника рѣка́ ве́лiя, вода́ мно́га:
и свѣ́тъ и со́лнце воз­сiя́, и смире́н­нiи воз­несо́шася и поядо́ша сла́вныхъ.
И воз­бну́въ мардохе́й ви́дѣвый со́нiе сiе́, и е́же Бо́гъ восхотѣ́ сотвори́ти, содержа́­ше со́нiе сiе́ въ се́рдцы, и во вся́цѣмъ словеси́ хотя́ше разумѣ́ти е́ да́же до но́щи.
И пребыва́­ше мардохе́й во дворѣ́ со гава́ѳомъ и Ѳа́рромъ двѣма́ евну́хома царе́выма, и́же стрежа́ста дво́ръ:
и слы́ша разглаго́л­ст­вiя и́хъ, и совѣ́ты и́хъ испыта́, и разумѣ́, я́ко гото́вятъ ру́цѣ сво­и́ воз­ложи́ти на царя́ Артаксе́ркса: и сказа́ царю́ о ни́хъ.
И испыта́ ца́рь дву́ евну́ху свое́ю, и исповѣ́дав­ша повѣ́шена бы́ста.
И написа́ ца́рь словеса́ сiя́ на па́мять, и мардохе́й написа́ о словесѣ́хъ си́хъ.
И повелѣ́ ца́рь мардохе́ю служи́ти во дворѣ́ и даде́ ему́ да́ры за сiе́.
И бѣ́ Ама́нъ Амада́ѳовъ вуге́анинъ сла́венъ предъ царе́мъ и восхотѣ́ озло́бити мардохе́а и люді́й его́ дву́ ра́ди евну́ху царе́ву.
sИ бы́сть по словесѣ́хъ си́хъ во дне́хъ Артаксе́ркса: се́й Артаксрксъ от­ инді́и облада́­ше сто́ два́десять седмiю́ страна́ми [да́же до еѳiо́пiи]:
Въ де́нь же седмы́й развесели́вся ца́рь, рече́ Ама́ну и ваза́ну, и Ѳа́ррѣ и Вара́зу, и заѳолѳа́ну и Авата́зу и Ѳара́ву, седми́мъ евну́хомъ, и́же служа́ху предъ царе́мъ Артаксе́рксомъ,
при­­вести́ [асти́нь] цари́цу предъ него́, е́же воцари́ти ю́ и воз­ложи́ти на ню́ вѣне́цъ ца́рскiй и показа́ти ю́ всѣ́мъ нача́л­ст­ву­ю­щымъ и язы́комъ красоту́ ея́, зане́ прекра́сна бѣ́.
И не послу́ша его́ Асти́нь цари́ца прiити́ со евну́хи.
И опеча́лися ца́рь, и разгнѣ́вася, и рече́ бли́жнимъ сво­и́мъ: си́це рече́ Асти́нь: сотвори́те у́бо о се́мъ зако́нъ и су́дъ.
И при­­ступи́ша къ нему́ Аркесе́й и сарсоѳе́й и малисеа́ръ, нача́лницы пе́рсстiи и ми́дстiи, и́же бли́зъ царя́, пе́рвiи сѣдя́щiи при­­ цари́,
и воз­вѣсти́ша ему́ по зако́номъ, ка́ко подоба́етъ сотвори́ти цари́цѣ Асти́ни, я́ко не сотвори́ повелѣ́н­ныхъ от­ царя́ чрезъ евну́хи.
И рече́ мухе́й ко царю́ и къ боля́ромъ: не царя́ еди́наго оби́дѣ Асти́нь цари́ца, но и вся́ кня́зи и нача́лники царе́вы,
и́бо повѣ́да имъ словеса́ цари́цы, и ка́ко противорече́ царю́:
я́коже убо проти́вно рече́ царю́ Артаксе́рксу, си́це и дне́сь госпожи́ жены́ про́чыя князе́й пе́рсскихъ и ми́дскихъ, услы́шав­шя царю́ рече́н­ная от­ нея́, дерзну́тъ та́кожде безче́­ст­вовати муже́и сво­и́хъ:
а́ще у́бо уго́дно царю́, да повели́тъ ца́рскимъ повелѣ́нiемъ, и да напи́шет­ся по зако́номъ ми́дскимъ и пе́рсскимъ, и и́нако да не бу́детъ, ниже́ да вни́детъ ктому́ цари́ца къ нему́, и ца́р­ст­во ея́ да преда́стъ ца́рь женѣ́ лу́чшей ея́:
во дни́ же ты́я, егда́ сѣ́де на престо́лѣ ца́рь Артаксе́рксъ въ су́сѣхъ гра́дѣ,
въ тре́тiе лѣ́то ца́р­ст­ва сво­его́, сотвори́ пи́ръ друго́мъ и про́чымъ язы́комъ, и пе́рсскимъ и ми́дскимъ сла́внымъ, и нача́лнымъ сатра́помъ,
и по си́хъ, егда́ показа́ и́мъ бога́т­ст­во ца́р­ст­ва сво­его́ и сла́ву весе́лiя сво­его́, во сто́ о́смьдесятъ дні́й.
И егда́ испо́лнишася дні́е пи́ра, сотвори́ ца́рь пи́рше­с­т­во язы́комъ обрѣ́тшымся во гра́дѣ [су́сѣхъ] на дні́й ше́сть во дворѣ́ до́му царе́ва,
укра́­шен­нѣмъ виссо́н­ными и зеле́ными завѣ́сами, просте́ртыми на у́жахъ виссо́н­ныхъ и червлени́чныхъ, на ко́лцахъ златы́хъ и сре́бряныхъ, на столпѣ́хъ мра́морныхъ и ка́мен­ныхъ:
ло́жа зла́та и сре́бряна, на помо́стѣ ка́мене смара́гдова, и пин­ни́нска и пари́нска мра́мора, и плащани́цы пестрота́ми разли́чными разцвѣ́чены, о́крестъ шипцы́ разсѣ́яни:
сосу́ди зла́ти и сре́бряни, и ча́ша Анѳра́кса [ка́мене] предложе́н­ная, цѣно́ю тала́нтъ три́десять ты́сящъ: вино́ мно́го и сла́дко, е́же са́мъ ца́рь пiя́ше: питiе́ же сiе́ не по уста́влен­ному зако́ну бы́сть, та́ко бо восхотѣ́ ца́рь и заповѣ́да иконо́момъ сотвори́ти во́лю свою́ и муже́й.
И Асти́нь цари́ца сотвори́ пи́ръ жена́мъ въ дому́ царе́вѣ, идѣ́же ца́рь Артаксе́рксъ.
и да бу́детъ услышанъ зако́нъ, и́же от­ царя́, его́же сотвори́тъ во ца́р­ст­вiи сво­е́мъ, и си́це вся́ жены́ воз­ложа́тъ че́сть на му́жы своя́ от­ бога́та да́же до убо́га.
И уго́дно бы́сть сло́во предъ царе́мъ и нача́лники, и сотвори́ ца́рь, я́коже рече́ ему́ мухе́й,
и посла́ ца́рь кни́ги во все́ ца́р­ст­во по страна́мъ по язы́ку и́хъ, да бу́детъ стра́хъ и́мъ въ жили́щихъ и́хъ.
Синодальный
[Во второй год царствования Артаксеркса великого, в первый день месяца Нисана, сон видел Мардохей, сын Иаиров, Семеев, Кисеев, из колена Вениаминова,
Иудеянин, живший в городе Сузах, человек великий, служивший при царском дворце.
Он был из пленников, которых Навуходоносор, царь Вавилонский, взял в плен из Иерусалима с Иехониею, царем Иудейским.
Сон же его такой: вот ужасный шум, гром и землетрясение и смятение на земле;
и вот, вышли два больших змея, готовые драться друг с другом;
и велик был вой их, и по вою их все народы приготовились к войне, чтобы поразить народ праведных;
и вот – день тьмы и мрака, скорбь и стеснение, страдание и смятение великое на земле;
и смутился весь народ праведных, опасаясь бед себе, и приготовились они погибнуть
и стали взывать к Господу;
от вопля их произошла, как бы от малого источника, великая река с множеством воды;
и воссиял свет и солнце, и вознеслись смиренные и истребили тщеславных. –
Мардохей, пробудившись после этого сновидения, изображавшего, что́ Бог хотел совершить, содержал этот сон в сердце и желал уразуметь его во всех частях его, до ночи.
И пребывал Мардохей во дворце вместе с Гавафою и Фаррою, двумя царскими евнухами, оберегавшими дворец,
и услышал разговоры их и разведал замыслы их и узнал, что они готовятся наложить руки на царя Артаксеркса, и донес о них царю;
а царь пытал этих двух евнухов, и, когда они сознались, были казнены.
Царь записал это событие на память, и Мардохей записал об этом событии.
И приказал царь Мардохею служить во дворце и дал ему подарки за это.
При царе же был тогда знатен Аман, сын Амадафов, Вугеянин, и старался он причинить зло Мардохею и народу его за двух евнухов царских.]
И было [после сего] во дни Артаксеркса, – этот Артаксеркс царствовал над ста двадцатью семью областями от Индии и до Ефиопии, –
В седьмой день, когда развеселилось сердце царя от вина, он сказал Мегуману, Бизфе, Харбоне, Бигфе и Авагфе, Зефару и Каркасу – семи евнухам, служившим пред лицем царя Артаксеркса,
чтобы они привели царицу Астинь пред лице царя в венце царском для того, чтобы показать народам и князьям красоту ее; потому что она была очень красива.
Но царица Астинь не захотела прийти по приказанию царя, объявленному чрез евнухов.
И разгневался царь сильно, и ярость его загорелась в нем. И сказал царь мудрецам, знающим прежние времена, – ибо дела царя делались пред всеми знающими закон и права́, –
приближенными же к нему тогда были: Каршена, Шефар, Адмафа, Фарсис, Мерес, Марсена, Мемухан – семь князей Персидских и Мидийских, которые могли видеть лице царя и сидели первыми в царстве:
как поступить по закону с царицею Астинь за то, что она не сделала по слову царя Артаксеркса, объявленному чрез евнухов?
И сказал Мемухан пред лицем царя и князей: не пред царем одним виновна царица Астинь, а пред всеми князьями и пред всеми народами, которые по всем областям царя Артаксеркса;
потому что поступок царицы дойдет до всех жен, и они будут пренебрегать мужьями своими и говорить: царь Артаксеркс велел привести царицу Астинь пред лице свое, а она не пошла.
Теперь княгини Персидские и Мидийские, которые услышат о поступке царицы, будут то же говорить всем князьям царя; и пренебрежения и огорчения будет довольно.
Если благоугодно царю, пусть выйдет от него царское постановление и впишется в законы Персидские и Мидийские и не отменяется, о том, что Астинь не будет входить пред лице царя Артаксеркса, а царское достоинство ее царь передаст другой, которая лучше ее.
в то время, как царь Артаксеркс сел на царский престол свой, что в Сузах, городе престольном,
в третий год своего царствования он сделал пир для всех князей своих и для служащих при нем, для главных начальников войска Персидского и Мидийского и для правителей областей своих,
показывая великое богатство царства своего и отличный блеск величия своего в течение многих дней, ста восьмидесяти дней.
По окончании сих дней, сделал царь для народа своего, находившегося в престольном городе Сузах, от большого до малого, пир семидневный на садовом дворе дома царского.
Белые, бумажные и яхонтового цвета шерстяные ткани, прикрепленные виссонными и пурпуровыми шнурами, висели на серебряных кольцах и мраморных столбах.
Золотые и серебряные ложа были на помосте, устланном камнями зеленого цвета и мрамором, и перламутром, и камнями черного цвета.
Напитки подаваемы были в золотых сосудах и сосудах разнообразных, ценою в тридцать тысяч талантов; и вина царского было множество, по богатству царя. Питье шло чинно, никто не принуждал, потому что царь дал такое приказание всем управляющим в доме его, чтобы делали по воле каждого.
И царица Астинь сделала также пир для женщин в царском доме царя Артаксеркса.
Когда услышат о сем постановлении царя, которое разойдется по всему царству его, как оно ни велико, тогда все жены будут почитать мужей своих, от большого до малого.
И угодно было слово сие в глазах царя и князей; и сделал царь по слову Мемухана.
И послал во все области царя письма, писанные в каждую область письменами ее и к каждому народу на языке его, чтобы всякий муж был господином в доме своем, и чтобы это было объявлено каждому на природном языке его.
Греческий
1aἔτους δευτέρου βασιλεύ­ον­τος ᾿Αρταξέρξου τοῦ μεγά­λου τῇ μιᾷ τοῦ Νισα ἐνύπνιον εἶδεν Μαρδοχαῖος ὁ τοῦ Ιαϊρου τοῦ Σεμεϊου τοῦ Κισαιου ἐκ φυλῆς Βενιαμιν
1bἄνθρωπος Ιουδαῖος οἰκῶν ἐν Σούσοις τῇ πόλει ἄνθρωπος μέγας θεραπεύ­ων ἐν τῇ αὐλῇ τοῦ βασιλέως
1cἦν δὲ ἐκ τῆς αἰχμαλωσίας ἧς ᾐχμαλώτευσεν Ναβουχοδονοσορ ὁ βασιλεὺς Βαβυλῶνος ἐξ Ιερουσαλημ μετὰ Ιεχονιου τοῦ βασιλέως τῆς Ιουδαίας
1dκαὶ τοῦτο αὐτοῦ τὸ ἐνύπνιον καὶ ἰδοὺ φωναὶ καὶ θόρυβος βρον­ταὶ καὶ σεισμός τάραχος ἐπι­̀ τῆς γῆς
1eκαὶ ἰδοὺ δύο δράκον­τες μεγά­λοι ἕτοιμοι προ­ῆλθον ἀμφότεροι παλαίειν καὶ ἐγένετο αὐτῶν φωνὴ μεγά­λη
1fκαὶ τῇ φωνῇ αὐτῶν ἡτοιμάσθη πᾶν ἔθνος εἰς πόλεμον ὥστε πολεμῆσαι δικαίων ἔθνος
1gκαὶ ἰδοὺ ἡμέρα σκότους καὶ γνόφου θλῖψις καὶ στενοχωρία κάκωσις καὶ τάραχος μέγας ἐπι­̀ τῆς γῆς
1hκαὶ ἐταράχθη δίκαιον πᾶν ἔθνος φοβούμενοι τὰ ἑαυτῶν κακὰ καὶ ἡτοιμάσθησαν ἀπο­λέσθαι
1iκαὶ ἐβόησαν προ­̀ς τὸν θεόν
1jἀπο­̀ δὲ τῆς βοῆς αὐτῶν ἐγένετο ὡσανεὶ ἀπο­̀ μικρᾶς πηγῆς ποταμὸς μέγας ὕδωρ πολύ
1kφῶς καὶ ὁ ἥλιος ἀνέτειλεν καὶ οἱ ταπεινοὶ ὑψώθησαν καὶ κατέφαγον τοὺς ἐνδόξους
1lκαὶ διεγερθεὶς Μαρδοχαῖος ὁ ἑωρακὼς τὸ ἐνύπνιον τοῦτο καὶ τί ὁ θεὸς βεβούλευται ποιῆσαι εἶχεν αὐτὸ ἐν τῇ καρδίᾳ καὶ ἐν παν­τὶ λόγῳ ἤθελεν ἐπι­γνῶναι αὐτὸ ἕως τῆς νυκτός
1mκαὶ ἡσύχασεν Μαρδοχαῖος ἐν τῇ αὐλῇ μετὰ Γαβαθα καὶ Θαρρα τῶν δύο εὐνούχων τοῦ βασιλέως τῶν φυλασ­σόν­των τὴν αὐλὴν
1nἤκουσέν τε αὐτῶν τοὺς λογισμοὺς καὶ τὰς μερίμνας αὐτῶν ἐξηρεύ­νησεν καὶ ἔμαθεν ὅτι ἑτοιμάζουσιν τὰς χεῖρας ἐπι­βαλεῖν ᾿Αρταξέρξῃ τῷ βασιλεῖ καὶ ὑπέδειξεν τῷ βασιλεῖ περὶ αὐτῶν
1oκαὶ ἐξήτασεν ὁ βασιλεὺς τοὺς δύο εὐνούχους καὶ ὁμολογήσαν­τες ἀπήχθησαν
1pκαὶ ἔγραψεν ὁ βασιλεὺς τοὺς λόγους τούτους εἰς μνημόσυν­ον καὶ Μαρδοχαῖος ἔγραψεν περὶ τῶν λόγων τούτων
1qκαὶ ἐπέταξεν ὁ βασιλεὺς Μαρδοχαίῳ θεραπεύ­ειν ἐν τῇ αὐλῇ καὶ ἔδωκεν αὐτῷ δόματα περὶ τούτων
1rκαὶ ἦν Αμαν Αμαδαθου Βουγαῖος ἔνδοξος ἐνώπιον τοῦ βασιλέως καὶ ἐζήτησεν κακοποιῆσαι τὸν Μαρδοχαῖον καὶ τὸν λαὸν αὐτοῦ ὑπὲρ τῶν δύο εὐνούχων τοῦ βασιλέως
1sκαὶ ἐγένετο μετὰ τοὺς λόγους τούτους ἐν ταῖς ἡμέραις ᾿Αρταξέρξου οὗτος ὁ ᾿Αρταξέρξης ἀπο­̀ τῆς ᾿Ινδικῆς ἑκατὸν εἴκοσι ἑπτὰ χωρῶν ἐκράτησεν
ἐν δὲ τῇ ἡμέρᾳ τῇ ἑβδόμῃ ἡδέως γενό­με­νος ὁ βασιλεὺς εἶπεν τῷ Αμαν καὶ Βαζαν καὶ Θαρρα καὶ Βωραζη καὶ Ζαθολθα καὶ Αβαταζα καὶ Θαραβα τοῖς ἑπτὰ εὐνούχοις τοῖς δια­κόνοις τοῦ βασιλέως ᾿Αρταξέρξου
εἰσαγαγεῖν τὴν βασίλισ­σαν προ­̀ς αὐτὸν βασιλεύ­ειν αὐτὴν καὶ περιθεῖναι αὐτῇ τὸ δια­́δημα καὶ δεῖξαι αὐτὴν πᾶσιν τοῖς ἄρχουσιν καὶ τοῖς ἔθνεσιν τὸ κάλλος αὐτῆς ὅτι καλὴ ἦν
καὶ οὐκ εἰσήκουσεν αὐτοῦ Αστιν ἡ βασίλισ­σα ἐλθεῖν μετὰ τῶν εὐνούχων καὶ ἐλυπήθη ὁ βασιλεὺς καὶ ὠργίσθη
καὶ εἶπεν τοῖς φίλοις αὐτοῦ κατα­̀ ταῦτα ἐλάλησεν Αστιν ποιήσατε οὖν περὶ τούτου νόμον καὶ κρίσιν
καὶ προ­σῆλθεν αὐτῷ Αρκεσαιος καὶ Σαρσαθαιος καὶ Μαλησεαρ οἱ ἄρχον­τες Пερσῶν καὶ Μήδων οἱ ἐγγὺς τοῦ βασιλέως οἱ πρῶτοι παρα­καθήμενοι τῷ βασιλεῖ
καὶ ἀπήγγειλαν αὐτῷ κατα­̀ τοὺς νόμους ὡς δεῖ ποιῆσαι Αστιν τῇ βασιλίσ­σῃ ὅτι οὐκ ἐποίησεν τὰ ὑπὸ τοῦ βασιλέως προ­σταχθέν­τα δια­̀ τῶν εὐνούχων
καὶ εἶπεν ὁ Μουχαιος προ­̀ς τὸν βασιλέα καὶ τοὺς ἄρχον­τας οὐ τὸν βασιλέα μόνον ἠδίκησεν Αστιν ἡ βασίλισ­σα ἀλλὰ καὶ πάν­τας τοὺς ἄρχον­τας καὶ τοὺς ἡγου­μέ­νους τοῦ βασιλέως
καὶ γὰρ διηγήσατο αὐτοῖς τὰ ῥήματα τῆς βασιλίσ­σης καὶ ὡς ἀν­τεῖπεν τῷ βασιλεῖ ὡς οὖν ἀν­τεῖπεν τῷ βασιλεῖ ᾿Αρταξέρξῃ
οὕτως σήμερον αἱ τυραννίδες αἱ λοιπαὶ τῶν ἀρχόν­των Пερσῶν καὶ Μήδων ἀκούσασαι τὰ τῷ βασιλεῖ λεχθέν­τα ὑπ᾿ αὐτῆς τολμήσουσιν ὁμοίως ἀτιμάσαι τοὺς ἄνδρας αὐτῶν
εἰ οὖν δοκεῖ τῷ βασιλεῖ προ­σταξάτω βασιλικόν καὶ γραφήτω κατα­̀ τοὺς νόμους Μήδων καὶ Пερσῶν καὶ μὴ ἄλλως χρησάσθω μηδὲ εἰσελθάτω ἔτι ἡ βασίλισ­σα προ­̀ς αὐτόν καὶ τὴν βασιλείαν αὐτῆς δότω ὁ βασιλεὺς γυναικὶ κρείττονι αὐτῆς
ἐν αὐταῖς ταῖς ἡμέραις ὅτε ἐθρονίσθη ὁ βασιλεὺς ᾿Αρταξέρξης ἐν Σούσοις τῇ πόλει
ἐν τῷ τρίτῳ ἔτει βασιλεύ­ον­τος αὐτοῦ δοχὴν ἐποίησεν τοῖς φίλοις καὶ τοῖς λοιποῖς ἔθνεσιν καὶ τοῖς Пερσῶν καὶ Μήδων ἐνδόξοις καὶ τοῖς ἄρχουσιν τῶν σατραπῶν
καὶ μετὰ ταῦτα μετὰ τὸ δεῖξαι αὐτοῖς τὸν πλοῦτον τῆς βασιλείας αὐτοῦ καὶ τὴν δόξαν τῆς εὐφροσύνης τοῦ πλούτου αὐτοῦ ἐπι­̀ ἡμέρας ἑκατὸν ὀγδοήκον­τα
ὅτε δὲ ἀνεπλη­ρώθησαν αἱ ἡμέραι τοῦ γάμου ἐποίησεν ὁ βασιλεὺς πότον τοῖς ἔθνεσιν τοῖς εὑρεθεῖσιν εἰς τὴν πόλιν ἐπι­̀ ἡμέρας ἓξ ἐν αὐλῇ οἴκου τοῦ βασιλέως
κεκοσμημένῃ βυσ­σίνοις καὶ καρπασίνοις τετα­μέ­νοις ἐπι­̀ σχοινίοις βυσ­σίνοις καὶ πορφυροῖς ἐπι­̀ κύβοις χρυσοῖς καὶ ἀργυροῖς ἐπι­̀ στύλοις παρίνοις καὶ λιθίνοις κλῖναι χρυσαῖ καὶ ἀργυραῖ ἐπι­̀ λιθοστρώτου σμαραγδίτου λίθου καὶ πιννίνου καὶ παρίνου λίθου καὶ στρωμναὶ δια­φανεῖς ποικίλως διηνθισμέναι κύκλῳ ῥόδα πεπασμένα
ποτήρια χρυσᾶ καὶ ἀργυρᾶ καὶ ἀνθράκινον κυλίκιον προ­κείμενον ἀπο­̀ ταλάν­των τρισμυρίων οἶνος πολὺς καὶ ἡδύς ὃν αὐτὸς ὁ βασιλεὺς ἔπινεν
ὁ δὲ πότος οὗτος οὐ κατα­̀ προ­κείμενον νόμον ἐγένετο οὕτως δὲ ἠθέλησεν ὁ βασιλεὺς καὶ ἐπέταξεν τοῖς οἰκονόμοις ποιῆσαι τὸ θέλημα αὐτοῦ καὶ τῶν ἀνθρώπων
καὶ Αστιν ἡ βασίλισ­σα ἐποίησε πότον ταῖς γυναιξὶν ἐν τοῖς βασιλείοις ὅπου ὁ βασιλεὺς ᾿Αρταξέρξης
καὶ ἀκουσθήτω ὁ νόμος ὁ ὑπὸ τοῦ βασιλέως ὃν ἐὰν ποιῇ ἐν τῇ βασιλείᾳ αὐτοῦ καὶ οὕτως πᾶσαι αἱ γυναῖκες περιθήσουσιν τιμὴν τοῖς ἀνδράσιν ἑαυτῶν ἀπο­̀ πτωχοῦ ἕως πλουσίου
καὶ ἤρεσεν ὁ λόγος τῷ βασιλεῖ καὶ τοῖς ἄρχουσι καὶ ἐποίησεν ὁ βασιλεὺς καθὰ ἐλάλησεν ὁ Μουχαιος
καὶ ἀπέστειλεν εἰς πᾶσαν τὴν βασιλείαν κατα­̀ χώραν κατα­̀ τὴν λέξιν αὐτῶν ὥστε εἶναι φόβον αὐτοῖς ἐν ταῖς οἰκίαις αὐτῶν
Et fuit in diebus Asueri, qui regnavit ab India usque Aethiopiam super centum viginti septem provincias,
Itaque die septimo, cum rex esset hilarior potione meri, praecepit Mauman et Bazatha et Harbona et Bagatha et Abgatha et Zethar et Charchas, septem eunuchis, qui in conspectu eius ministrabant,
ut introducerent reginam Vasthi coram rege, posito super caput eius diademate regni, ut ostenderet cunctis populis et principibus pulchritudinem illius; erat enim pulchra valde.
Quae renuit et ad regis imperium, quod per eunuchos mandaverat, venire contempsit; unde iratus rex et nimio furore succensus
interrogavit sapientes, qui tempora noverant, et illorum faciebat cuncta consilio scientium leges ac iura maiorum —
erant autem ei proximi Charsena et Sethar et Admatha et Tharsis et Mares et Marsana et Mamuchan, septem duces Persarum atque Medorum, qui videbant faciem regis et primi sedebant in regno C:
"Secundum legem quid oportet fieri Vasthi reginae, quae Asueri regis imperium, quod per eunuchos mandaverat, facere noluit?".
Responditque Mamuchan, audiente rege atque principibus: "Non solum regem laesit regina Vasthi, sed et omnes principes et populos, qui sunt in cunctis provinciis regis Asueri.
Egredietur enim sermo reginae ad omnes mulieres, ut contemnant viros suos et dicant: “Rex Asuerus iussit, ut regina Vasthi intraret ad eum, et illa noluit”.
Atque hac ipsa die dicent omnes principum coniuges Persarum atque Medorum quem audierint sermonem reginae principibus regis; unde despectio et indignatio.
Si tibi, rex, placet, egrediatur edictum a facie tua et scribatur inter leges Persarum atque Medorum, quas immutari illicitum est, ut nequaquam ultra Vasthi ingrediatur ad regem, sed regnum illius altera, quae melior illa est, accipiat.
Anno secundo, regnante Artaxerxe rege magno, prima die mensis Nisan vidit somnium Mardochaeus filius Iair filii Semei filii Cis de tribu Beniamin,
vir magnus, qui ministrabat in aula regia.
Et hoc eius somnium fuit. Apparuerunt voces et tumultus et tonitrua et terraemotus et conturbatio magna super terram.
Et ecce duo dracones magni parati prodierunt uterque luctari;
et facta est illorum magna pugna, et dominabantur, et congregatae sunt nationes
in die tenebroso et malo, et fuit perturbatio magna in habitantibus super terram.
Et timuerunt perditionem
clamaveruntque ad Deum. Et a voce clamoris eorum factus est fons parvus, qui crevit in fluvium maximum et in aquas plurimas redundavit.
Lux et sol ortus est, et humiles exaltati sunt et devoraverunt inclitos.
Quod cum vidisset somnium Mardochaeus et surrexisset de strato, cogitabat quid Deus facere vellet; et fixum habebat in animo, quousque revelaretur.
quando sedit in solio regni sui in castris Susan,
tertio igitur anno imperii sui, fecit grande convivium cunctis principibus et pueris suis, fortissimis Persarum et Medorum, inclitis et praefectis provinciarum coram se,
ut ostenderet divitias gloriae regni sui ac splendorem atque iactantiam magnitudinis suae multo tempore, centum videlicet et octoginta diebus.
Cumque implerentur dies convivii, invitavit omnem populum, qui inventus est in Susan, a maximo usque ad minimum; et septem diebus iussit convivium praeparari in vestibulo horti palatii regis.
Et pendebant ex omni parte tentoria lintea et carbasina ac hyacinthina sustentata funibus byssinis atque purpureis, qui argenteis circulis inserti erant et columnis marmoreis fulciebantur; lectuli quoque aurei et argentei dispositi erant super pavimentum smaragdino et pario stratum lapide aliisque varii coloris.
Bibebant autem, qui invitati erant, aureis poculis, aliis atque aliis; vinum quoque, ut magnificentia regia dignum erat, abundans et praecipuum ponebatur.
Nec erat qui cogeret ad bibendum, quoniam sic rex statuerat omnibus praepositis domus suae, ut facerent secundum uniuscuiusque voluntatem.
Vasthi quoque regina fecit convivium feminarum in palatio regio, ubi rex Asuerus manere consueverat.
Et hoc in omne, quod latissimum est, provinciarum tuarum divulgetur imperium, et cunctae uxores, tam maiorum quam minorum, deferent maritis suis honorem".
Placuit consilium eius regi et principibus, fecitque rex iuxta consilium Mamuchan.
Et misit epistulas ad universas provincias regni sui, ut quaeque gens audire et legere poterat, diversis linguis et litteris, esse viros principes ac maiores in domibus suis et subditas habere omnes mulieres, quae essent cum eis.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки