Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Нав. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. 1Ездр. Неем. 2Ездр. Тов. Иудиф. Эсф. 1Мак. 2Мак. 3Мак. 3Ездр. Иов. Пс. Притч. Еккл. Песн. Прем. Сир. Ис. Иер. Плч. Посл.Иер. Вар. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Мф. Мк. Лк. Ин. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Ин. 2Ин. 3Ин. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Флп. Кол. 1Фес. 2Фес. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.

 
Книга Эсфири

 
  • [Во второй год царствования Артаксеркса великого, в первый день месяца Нисана, сон видел Мардохей, сын Иаиров, Семеев, Кисеев, из колена Вениаминова,
  • Иудеянин, живший в городе Сузах, человек великий, служивший при царском дворце.
  • Он был из пленников, которых Навуходоносор, царь Вавилонский, взял в плен из Иерусалима с Иехониею, царем Иудейским.
  • Сон же его такой: вот ужасный шум, гром и землетрясение и смятение на земле;
  • и вот, вышли два больших змея, готовые драться друг с другом;
  • и велик был вой их, и по вою их все народы приготовились к войне, чтобы поразить народ праведных;
  • и вот – день тьмы и мрака, скорбь и стеснение, страдание и смятение великое на земле;
  • и смутился весь народ праведных, опасаясь бед себе, и приготовились они погибнуть
  • и стали взывать к Господу;
  • от вопля их произошла, как бы от малого источника, великая река с множеством воды;
  • и воссиял свет и солнце, и вознеслись смиренные и истребили тщеславных. –
  • Мардохей, пробудившись после этого сновидения, изображавшего, что́ Бог хотел совершить, содержал этот сон в сердце и желал уразуметь его во всех частях его, до ночи.
  • И пребывал Мардохей во дворце вместе с Гавафою и Фаррою, двумя царскими евнухами, оберегавшими дворец,
  • и услышал разговоры их и разведал замыслы их и узнал, что они готовятся наложить руки на царя Артаксеркса, и донес о них царю;
  • а царь пытал этих двух евнухов, и, когда они сознались, были казнены.
  • Царь записал это событие на память, и Мардохей записал об этом событии.
  • И приказал царь Мардохею служить во дворце и дал ему подарки за это.
  • При царе же был тогда знатен Аман, сын Амадафов, Вугеянин, и старался он причинить зло Мардохею и народу его за двух евнухов царских.]
  • И было [после сего] во дни Артаксеркса, – этот Артаксеркс царствовал над ста двадцатью семью областями от Индии и до Ефиопии, –
  • в то время, как царь Артаксеркс сел на царский престол свой, что в Сузах, городе престольном,
  • в третий год своего царствования он сделал пир для всех князей своих и для служащих при нем, для главных начальников войска Персидского и Мидийского и для правителей областей своих,
  • показывая великое богатство царства своего и отличный блеск величия своего в течение многих дней, ста восьмидесяти дней.
  • По окончании сих дней, сделал царь для народа своего, находившегося в престольном городе Сузах, от большого до малого, пир семидневный на садовом дворе дома царского.
  • Белые, бумажные и яхонтового цвета шерстяные ткани, прикрепленные виссонными и пурпуровыми шнурами, висели на серебряных кольцах и мраморных столбах.
  • Золотые и серебряные ложа были на помосте, устланном камнями зеленого цвета и мрамором, и перламутром, и камнями черного цвета.
  • Напитки подаваемы были в золотых сосудах и сосудах разнообразных, ценою в тридцать тысяч талантов; и вина царского было множество, по богатству царя. Питье шло чинно, никто не принуждал, потому что царь дал такое приказание всем управляющим в доме его, чтобы делали по воле каждого.
  • И царица Астинь сделала также пир для женщин в царском доме царя Артаксеркса.
  • В седьмой день, когда развеселилось сердце царя от вина, он сказал Мегуману, Бизфе, Харбоне, Бигфе и Авагфе, Зефару и Каркасу – семи евнухам, служившим пред лицем царя Артаксеркса,
  • чтобы они привели царицу Астинь пред лице царя в венце царском для того, чтобы показать народам и князьям красоту ее; потому что она была очень красива.
  • Но царица Астинь не захотела прийти по приказанию царя, объявленному чрез евнухов.
  • И разгневался царь сильно, и ярость его загорелась в нем. И сказал царь мудрецам, знающим прежние времена, – ибо дела царя делались пред всеми знающими закон и права́, –
  • приближенными же к нему тогда были: Каршена, Шефар, Адмафа, Фарсис, Мерес, Марсена, Мемухан – семь князей Персидских и Мидийских, которые могли видеть лице царя и сидели первыми в царстве:
  • как поступить по закону с царицею Астинь за то, что она не сделала по слову царя Артаксеркса, объявленному чрез евнухов?
  • И сказал Мемухан пред лицем царя и князей: не пред царем одним виновна царица Астинь, а пред всеми князьями и пред всеми народами, которые по всем областям царя Артаксеркса;
  • потому что поступок царицы дойдет до всех жен, и они будут пренебрегать мужьями своими и говорить: царь Артаксеркс велел привести царицу Астинь пред лице свое, а она не пошла.
  • Теперь княгини Персидские и Мидийские, которые услышат о поступке царицы, будут то же говорить всем князьям царя; и пренебрежения и огорчения будет довольно.
  • Если благоугодно царю, пусть выйдет от него царское постановление и впишется в законы Персидские и Мидийские и не отменяется, о том, что Астинь не будет входить пред лице царя Артаксеркса, а царское достоинство ее царь передаст другой, которая лучше ее.
  • Когда услышат о сем постановлении царя, которое разойдется по всему царству его, как оно ни велико, тогда все жены будут почитать мужей своих, от большого до малого.
  • И угодно было слово сие в глазах царя и князей; и сделал царь по слову Мемухана.
  • И послал во все области царя письма, писанные в каждую область письменами ее и к каждому народу на языке его, чтобы всякий муж был господином в доме своем, и чтобы это было объявлено каждому на природном языке его.
  • После сего, когда утих гнев царя Артаксеркса, он вспомнил об Астинь и о том, что она сделала, и что было определено о ней.
  • И сказали отроки царя, служившие при нем: пусть бы поискали царю молодых красивых девиц,
  • и пусть бы назначил царь наблюдателей во все области своего царства, которые собрали бы всех молодых девиц, красивых видом, в престольный город Сузы, в дом жен под надзор Гегая, царского евнуха, стража жен, и пусть бы выдавали им притиранья [и прочее, что нужно];
  • и девица, которая понравится глазам царя, пусть будет царицею вместо Астинь. И угодно было слово это в глазах царя, и он так и сделал.
  • Был в Сузах, городе престольном, один Иудеянин, имя его Мардохей, сын Иаира, сын Семея, сын Киса, из колена Вениаминова.
  • Он был переселен из Иерусалима вместе с пленниками, выведенными с Иехониею, царем Иудейским, которых переселил Навуходоносор, царь Вавилонский.
  • И был он воспитателем Гадассы, – она же Есфирь, – дочери дяди его, так как не было у нее ни отца, ни матери. Девица эта была красива станом и пригожа лицем. И по смерти отца ее и матери ее, Мардохей взял ее к себе вместо дочери.
  • Когда объявлено было повеление царя и указ его, и когда собраны были многие девицы в престольный город Сузы под надзор Гегая, тогда взята была и Есфирь в царский дом под надзор Гегая, стража жен.
  • И понравилась эта девица глазам его и приобрела у него благоволение, и он поспешил выдать ей притиранья и все, назначенное на часть ее, и приставить к ней семь девиц, достойных быть при ней, из дома царского, и переместил ее и девиц ее в лучшее отделение женского дома.
  • Не сказывала Есфирь ни о народе своем, ни о родстве своем, потому что Мардохей дал ей приказание, чтобы она не сказывала.
  • И всякий день Мардохей приходил ко двору женского дома, чтобы наведываться о здоровье Есфири и о том, что делается с нею.
  • Когда наступало время каждой девице входить к царю Артаксерксу, после того, как в течение двенадцати месяцев выполнено было над нею все, определенное женщинам, – ибо столько времени продолжались дни притиранья их: шесть месяцев мирровым маслом и шесть месяцев ароматами и другими притираньями женскими, –
  • тогда девица входила к царю. Чего бы она ни потребовала, ей давали всё для выхода из женского дома в дом царя.
  • Вечером она входила и утром возвращалась в другой дом женский под надзор Шаазгаза, царского евнуха, стража наложниц; и уже не входила к царю, разве только царь пожелал бы ее, и она призывалась бы по имени.
  • Когда настало время Есфири, дочери Аминадава, дяди Мардохея, который взял ее к себе вместо дочери, – идти к царю, тогда она не просила ничего, кроме того, о чем сказал ей Гегай, евнух царский, страж жен. И приобрела Есфирь расположение к себе в глазах всех, видевших ее.
  • И взята была Есфирь к царю Артаксерксу, в царский дом его, в десятом месяце, то есть в месяце Тебефе, в седьмой год его царствования.
  • И полюбил царь Есфирь более всех жен, и она приобрела его благоволение и благорасположение более всех девиц; и он возложил царский венец на голову ее и сделал ее царицею на место Астинь.
  • И сделал царь большой пир для всех князей своих и для служащих при нем, – пир ради Есфири, и сделал льготу областям и роздал дары с царственною щедростью.
  • И когда во второй раз собраны были девицы, и Мардохей сидел у ворот царских,
  • Есфирь все еще не сказывала о родстве своем и о народе своем, как приказал ей Мардохей; а слово Мардохея Есфирь выполняла и теперь так же, как тогда, когда была у него на воспитании.
  • В это время, как Мардохей сидел у ворот царских, два царских евнуха, Гавафа и Фарра, оберегавшие порог, озлобились [за то, что предпочтен был Мардохей], и замышляли наложить руку на царя Артаксеркса.
  • Узнав о том, Мардохей сообщил царице Есфири, а Есфирь сказала царю от имени Мардохея.
  • Дело было исследовано и найдено верным, и их обоих повесили на дереве. И было вписано о благодеянии Мардохея в книгу дневных записей у царя.
  • После сего возвеличил царь Артаксеркс Амана, сына Амадафа, Вугеянина, и вознес его, и поставил седалище его выше всех князей, которые у него;
  • и все служащие при царе, которые были у царских ворот, кланялись и падали ниц пред Аманом, ибо так приказал царь. А Мардохей не кланялся и не падал ниц.
  • И говорили служащие при царе, которые у царских ворот, Мардохею: зачем ты преступаешь повеление царское?
  • И как они говорили ему каждый день, а он не слушал их, то они донесли Аману, чтобы посмотреть, устоит ли в слове своем Мардохей, ибо он сообщил им, что он Иудеянин.
  • И когда увидел Аман, что Мардохей не кланяется и не падает ниц пред ним, то исполнился гнева Аман.
  • И показалось ему ничтожным наложить руку на одного Мардохея; но так как сказали ему, из какого народа Мардохей, то задумал Аман истребить всех Иудеев, которые были во всем царстве Артаксеркса, как народ Мардохеев.
  • [И сделал совет] в первый месяц, который есть месяц Нисан, в двенадцатый год царя Артаксеркса, и бросали пур, то есть жребий, пред лицем Амана изо дня в день и из месяца в месяц, [чтобы в один день погубить народ Мардохеев, и пал жребий] на двенадцатый месяц, то есть на месяц Адар.
  • И сказал Аман царю Артаксерксу: есть один народ, разбросанный и рассеянный между народами по всем областям царства твоего; и законы их отличны от законов всех народов, и законов царя они не выполняют; и царю не следует так оставлять их.
  • Если царю благоугодно, то пусть будет предписано истребить их, и десять тысяч талантов серебра я отвешу в руки приставников, чтобы внести в казну царскую.
  • Тогда снял царь перстень свой с руки своей и отдал его Аману, сыну Амадафа, Вугеянину, чтобы скрепить указ против Иудеев.
  • И сказал царь Аману: отдаю тебе это серебро и народ; поступи с ним, как тебе угодно.
  • И призваны были писцы царские в первый месяц, в тринадцатый день его, и написано было, как приказал Аман, к сатрапам царским и к начальствующим над каждою областью [от области Индийской до Ефиопии, над ста двадцатью семью областями], и к князьям у каждого народа, в каждую область письменами ее и к каждому народу на языке его: все было написано от имени царя Артаксеркса и скреплено царским перстнем.
  • И посланы были письма через гонцов во все области царя, чтобы убить, погубить и истребить всех Иудеев, малого и старого, детей и женщин в один день, в тринадцатый день двенадцатого месяца, то есть месяца Адара, и имение их разграбить.
  • [Вот список с этого письма: великий царь Артаксеркс начальствующим от Индии до Ефиопии над ста двадцатью семью областями и подчиненным им наместникам.
  • Царствуя над многими народами и властвуя над всею вселенною, я хотел, не превозносясь гордостью власти, но управляя всегда кротко и тихо, сделать жизнь подданных постоянно безмятежною и, соблюдая царство свое мирным и удобопроходимым до пределов его, восстановить желаемый для всех людей мир.
  • Когда же я спросил советников, каким бы образом привести это в исполнение, то отличающийся у нас мудростью и пользующийся неизменным благоволением, и доказавший твердую верность, и получивший вторую честь по царе, Аман
  • объяснил нам, что во всех племенах вселенной замешался один враждебный народ, по законам своим противный всякому народу, постоянно пренебрегающий царскими повелениями, дабы не благоустроялось безукоризненно совершаемое нами соуправление.
  • Итак, узнав, что один только этот народ всегда противится всякому человеку, ведет образ жизни, чуждый законам, и, противясь нашим действиям, совершает величайшие злодеяния, чтобы царство наше не достигло благосостояния,
  • мы повелели указанных вам в грамотах Амана, поставленного над делами и второго отца нашего, всех с женами и детьми всецело истребить вражескими мечами, без всякого сожаления и пощады, в тринадцатый день двенадцатого месяца Адара настоящего года,
  • чтобы эти и прежде и теперь враждебные люди, быв в один день насильно низвергнуты в преисподнюю, не препятствовали нам в последующее время проводить жизнь мирно и безмятежно до конца.]
  • Список с указа отдать в каждую область как закон, объявляемый для всех народов, чтобы они были готовы к тому дню.
  • Гонцы отправились быстро с царским повелением. Объявлен был указ и в Сузах, престольном городе; и царь и Аман сидели и пили, а город Сузы был в смятении.
  • Когда Мардохей узнал все, что делалось, разодрал одежды свои и возложил на себя вретище и пепел, и вышел на средину города и взывал с воплем великим и горьким: [истребляется народ ни в чем не повинный!]
  • И дошел до царских ворот [и остановился,] так как нельзя было входить в царские ворота во вретище [и с пеплом].
  • Равно и во всякой области и месте, куда только доходило повеление царя и указ его, было большое сетование у Иудеев, и пост, и плач, и вопль; вретище и пепел служили постелью для многих.
  • И пришли служанки Есфири и евнухи ее и рассказали ей, и сильно встревожилась царица. И послала одежды, чтобы Мардохей надел их и снял с себя вретище свое. Но он не принял.
  • Тогда позвала Есфирь Гафаха, одного из евнухов царя, которого он приставил к ней, и послала его к Мардохею узнать: что это и отчего это?
  • И пошел Гафах к Мардохею на городскую площадь, которая пред царскими воротами.
  • И рассказал ему Мардохей обо всем, что с ним случилось, и об определенном числе серебра, которое обещал Аман отвесить в казну царскую за Иудеев, чтобы истребить их;
  • и вручил ему список с указа, обнародованного в Сузах, об истреблении их, чтобы показать Есфири и дать ей знать обо всем; притом наказывал ей, чтобы она пошла к царю и молила его о помиловании и просила его за народ свой, [вспомнив дни смирения своего, когда она воспитывалась под рукою моею, потому что Аман, второй по царе, осудил нас на смерть, и чтобы призвала Господа и сказала о нас царю, да избавит нас от смерти].
  • И пришел Гафах и пересказал Есфири слова Мардохея.
  • И сказала Есфирь Гафаху и послала его сказать Мардохею:
  • все служащие при царе и народы в областях царских знают, что всякому, и мужчине и женщине, кто войдет к царю во внутренний двор, не быв позван, один суд – смерть; только тот, к кому прострет царь свой золотой скипетр, останется жив. А я не звана к царю вот уже тридцать дней.
  • И пересказали Мардохею слова Есфири.
  • И сказал Мардохей в ответ Есфири: не думай, что ты одна спасешься в доме царском из всех Иудеев.
  • Если ты промолчишь в это время, то свобода и избавление придет для Иудеев из другого места, а ты и дом отца твоего погибнете. И кто знает, не для такого ли времени ты и достигла достоинства царского?
  • И сказала Есфирь в ответ Мардохею:
  • пойди, собери всех Иудеев, находящихся в Сузах, и поститесь ради меня, и не ешьте и не пейте три дня, ни днем, ни ночью, и я с служанками моими буду также поститься и потом пойду к царю, хотя это против закона, и если погибнуть – погибну.
  • И пошел Мардохей и сделал, как приказала ему Есфирь.
  • И молился он Господу, воспоминая все дела Господни, и говорил:
  • Господи, Господи, Царю, Вседержителю! Все в Твоей власти, и нет противящегося Тебе, когда Ты захочешь спасти Израиля;
  • Ты сотворил небо и землю и все дивное в поднебесной;
    Ты – Господь всех, и нет такого, кто воспротивился бы Тебе, Господу.
  • Ты знаешь всё; Ты знаешь, Господи, что не для обиды и не по гордости и не по тщеславию я делал это, что не поклонялся тщеславному Аману, ибо я охотно стал бы лобызать следы ног его для спасения Израиля;
  • но я делал это для того, чтобы не воздать славы человеку выше славы Божией и не поклоняться никому, кроме Тебя, Господа моего,
    и я не стану делать этого по гордости.
  • И ныне, Господи Боже, Царю, Боже Авраамов, пощади народ Твой; ибо замышляют нам погибель и хотят истребить изначальное наследие Твое;
  • не презри достояния Твоего, которое Ты избавил для Себя из земли Египетской;
  • услышь молитву мою и умилосердись над наследием Твоим и обрати сетование наше в веселие, дабы мы, живя, воспевали имя Твое, Господи, и не погуби уст, прославляющих Тебя, Господи.
  • И все Израильтяне взывали всеми силами своими, потому что смерть их была пред глазами их.
  • И царица Есфирь прибегла к Господу, объятая смертною горестью,
    *и, сняв одежды славы своей, облеклась в одежды скорби и сетования, и, вместо многоценных мастей, пеплом и прахом посыпала голову свою, и весьма изнурила тело свое, и всякое место, украшаемое в веселии ее, покрыла распущенными волосами своими,
    *и молилась Господу Богу Израилеву, говоря:
  • Господи мой! Ты один Царь наш; помоги мне, одинокой и не имеющей помощника, кроме Тебя;
    *ибо беда моя близ меня.
  • Я слышала, Господи, от отца моего, в родном колене моем, что Ты, Господи, избрал себе Израиля из всех народов и отцов наших из всех предков их в наследие вечное, и сделал для них то, о чем говорил им.
  • И ныне мы согрешили пред Тобою, и предал Ты нас в руки врагов наших за то, что мы славили богов их: праведен Ты, Господи!
  • А ныне они не удовольствовались горьким рабством нашим, но положили руки свои в руки идолов своих, чтобы ниспровергнуть заповедь уст Твоих, и истребить наследие Твое, и заградить уста воспевающих Тебя, и погасить славу храма Твоего и жертвенника Твоего,
  • и отверзть уста народов на прославление тщетных богов, и царю плотскому величаться вовек.
  • Не предай, Господи, скипетра Твоего богам несуществующим, и пусть не радуются падению нашему, но обрати замысел их на них самих: наветника же против нас предай позору.
  • Помяни, Господи, яви Себя нам во время скорби нашей и дай мне мужество. Царь богов и Владыка всякого начальства!
  • даруй устам моим слово благоприятное пред этим львом и исполни сердце его ненавистью к преследующему нас, на погибель ему и единомышленникам его;
  • нас же избавь рукою Твоею и помоги мне, одинокой и не имеющей помощника, кроме Тебя, Господи.
  • Ты имеешь ведение всего и знаешь, что я ненавижу славу беззаконных и гнушаюсь ложа необрезанных и всякого иноплеменника;
  • Ты знаешь необходимость мою, что я гнушаюсь знака гордости моей, который бывает на голове моей во дни появления моего, гнушаюсь его, как одежды, оскверненной кровью, и не ношу его во дни уединения моего.
  • И не вкушала раба Твоя от трапезы Амана и не дорожила пиром царским, и не пила вина идоложертвенного,
  • и не веселилась раба Твоя со дня перемены судьбы моей доныне, кроме как о Тебе, Господи Боже Авраамов.
  • Боже, имеющий силу над всеми! услышь голос безнадежных, и спаси нас от руки злоумышляющих, и избавь меня от страха моего.]
  • На третий день Есфирь [перестав молиться, сняла одежды сетования и] оделась по-царски,
  • [и сделавшись великолепною, призывая всевидца Бога и Спасителя, взяла двух служанок, и на одну опиралась, как бы предавшись неге, а другая следовала за нею, поддерживая одеяние ее.
  • Она была прекрасна во цвете красоты своей, и лице ее радостно, как бы исполненное любви, но сердце ее было стеснено от страха].
  • И стала она на внутреннем дворе царского дома, перед домом царя; царь же сидел тогда на царском престоле своем, в царском доме, прямо против входа в дом, [облеченный во все одеяние величия своего, весь в золоте и драгоценных камнях, и был весьма страшен].
  • [Обратив лице свое, пламеневшее славою, он взглянул с сильным гневом;
    *и царица упала духом и изменилась в лице своем от ослабления и склонилась на голову служанки, которая сопровождала ее.
  • И изменил Бог дух царя на кротость, и поспешно встал он с престола своего и принял ее в объятия свои, пока она не пришла в себя. Потом он утешил ее ласковыми словами, сказав ей:
  • что тебе, Есфирь? Я – брат твой; ободрись, не умрешь, ибо наше владычество общее; подойди.]
  • !!Когда царь увидел царицу Есфирь, стоящую на дворе, она нашла милость в глазах его.
  • И простер царь к Есфири золотой скипетр, который был в руке его, и подошла Есфирь и коснулась конца скипетра,
  • [и положил царь скипетр на шею ее и поцеловал ее и сказал: говори мне.
  • И сказала она: я видела в тебе, господин, как бы Ангела Божия, и смутилось сердце мое от страха пред славою твоею, ибо дивен ты, господин, и лице твое исполнено благодати. –
  • Но во время беседы она упала от ослабления; и царь смутился, и все слуги его утешали ее].
  • И сказал ей царь: что тебе, царица Есфирь, и какая просьба твоя? Даже до полуцарства будет дано тебе.
  • И сказала Есфирь: [ныне у меня день праздничный;] если царю благоугодно, пусть придет царь с Аманом сегодня на пир, который я приготовила ему.
  • И сказал царь: сходите скорее за Аманом, чтобы сделать по слову Есфири. И пришел царь с Аманом на пир, который приготовила Есфирь.
  • И сказал царь Есфири при питье вина: какое желание твое? оно будет удовлетворено; и какая просьба твоя? хотя бы до полуцарства, она будет исполнена.
  • И отвечала Есфирь, и сказала: вот мое желание и моя просьба:
  • если я нашла благоволение в очах царя, и если царю благоугодно удовлетворить желание мое и исполнить просьбу мою, то пусть царь с Аманом придет [еще завтра] на пир, который я приготовлю для них, и завтра я исполню слово царя.
  • И вышел Аман в тот день веселый и благодушный. Но когда увидел Аман Мардохея у ворот царских, и тот не встал и с места не тронулся пред ним, тогда исполнился Аман гневом на Мардохея.
  • Однако же скрепился Аман. А когда пришел в дом свой, то послал позвать друзей своих и Зерешь, жену свою.
  • И рассказывал им Аман о великом богатстве своем и о множестве сыновей своих и обо всем том, как возвеличил его царь и как вознес его над князьями и слугами царскими.
  • И сказал Аман: да и царица Есфирь никого не позвала с царем на пир, который она приготовила, кроме меня; так и на завтра я зван к ней с царем.
  • Но всего этого не довольно для меня, доколе я вижу Мардохея Иудеянина сидящим у ворот царских.
  • И сказала ему Зерешь, жена его, и все друзья его: пусть приготовят дерево вышиною в пятьдесят локтей, и утром скажи царю, чтобы повесили Мардохея на нем, и тогда весело иди на пир с царем. И понравилось это слово Аману, и он приготовил дерево.
  • В ту ночь Господь отнял сон от царя, и он велел [слуге] принести памятную книгу дневных записей; и читали их пред царем,
  • и найдено записанным там, как донес Мардохей на Гавафу и Фарру, двух евнухов царских, оберегавших порог, которые замышляли наложить руку на царя Артаксеркса.
  • И сказал царь: какая дана почесть и отличие Мардохею за это? И сказали отроки царя, служившие при нем: ничего не сделано ему.
  • [Когда царь расспрашивал о благодеянии Мардохея, пришел на двор Аман,] и сказал царь: кто на дворе? Аман же пришел тогда на внешний двор царского дома поговорить с царем, чтобы повесили Мардохея на дереве, которое он приготовил для него.
  • И сказали отроки царю: вот, Аман стоит на дворе. И сказал царь: пусть войдет.
  • И вошел Аман. И сказал ему царь: что сделать бы тому человеку, которого царь хочет отличить почестью? Аман подумал в сердце своем: кому другому захочет царь оказать почесть, кроме меня?
  • И сказал Аман царю: тому человеку, которого царь хочет отличить почестью,
  • пусть принесут одеяние царское, в которое одевается царь, и приведут коня, на котором ездит царь, возложат царский венец на голову его,
  • и пусть подадут одеяние и коня в руки одному из первых князей царских, – и облекут того человека, которого царь хочет отличить почестью, и выведут его на коне на городскую площадь, и провозгласят пред ним: так делается тому человеку, которого царь хочет отличить почестью!
  • И сказал царь Аману: [хорошо ты сказал;] тотчас же возьми одеяние и коня, как ты сказал, и сделай это Мардохею Иудеянину, сидящему у царских ворот; ничего не опусти из всего, что ты говорил.
  • И взял Аман одеяние и коня и облек Мардохея, и вывел его на коне на городскую площадь и провозгласил пред ним: так делается тому человеку, которого царь хочет отличить почестью!
  • И возвратился Мардохей к царским воротам. Аман же поспешил в дом свой, печальный и закрыв голову.
  • И пересказал Аман Зереши, жене своей, и всем друзьям своим все, что случилось с ним. И сказали ему мудрецы его и Зерешь, жена его: если из племени Иудеев Мардохей, из-за которого ты начал падать, то не пересилишь его, а наверно падешь пред ним, [ибо с ним Бог живый].
  • Они еще разговаривали с ним, как пришли евнухи царя и стали торопить Амана идти на пир, который приготовила Есфирь.
  • И пришел царь с Аманом пировать у Есфири царицы.
  • И сказал царь Есфири также и в этот второй день во время пира: какое желание твое, царица Есфирь? оно будет удовлетворено; и какая просьба твоя? хотя бы до полуцарства, она будет исполнена.
  • И отвечала царица Есфирь и сказала: если я нашла благоволение в очах твоих, царь, и если царю благоугодно, то да будут дарованы мне жизнь моя, по желанию моему, и народ мой, по просьбе моей!
  • Ибо проданы мы, я и народ мой, на истребление, убиение и погибель. Если бы мы проданы были в рабы и рабыни, я молчала бы, хотя враг не вознаградил бы ущерба царя.
  • И отвечал царь Артаксеркс и сказал царице Есфири: кто это такой, и где тот, который отважился в сердце своем сделать так?
  • И сказала Есфирь: враг и неприятель – этот злобный Аман! И Аман затрепетал пред царем и царицею.
  • И царь встал во гневе своем с пира и пошел в сад при дворце; Аман же остался умолять о жизни своей царицу Есфирь, ибо видел, что определена ему злая участь от царя.
  • Когда царь возвратился из сада при дворце в дом пира, Аман был припавшим к ложу, на котором находилась Есфирь. И сказал царь: даже и насиловать царицу хочет в доме у меня! Слово вышло из уст царя, – и накрыли лице Аману.
  • И сказал Харбона, один из евнухов при царе: вот и дерево, которое приготовил Аман для Мардохея, говорившего доброе для царя, стоит у дома Амана, вышиною в пятьдесят локтей. И сказал царь: повесьте его на нем.
  • И повесили Амана на дереве, которое он приготовил для Мардохея. И гнев царя утих.
  • В тот день царь Артаксеркс отдал царице Есфири дом Амана, врага Иудеев; а Мардохей вошел пред лице царя, ибо Есфирь объявила, что́ он для нее.
  • И снял царь перстень свой, который он отнял у Амана, и отдал его Мардохею; Есфирь же поставила Мардохея смотрителем над домом Амана.
  • И продолжала Есфирь говорить пред царем и пала к ногам его, и плакала и умоляла его отвратить злобу Амана Вугеянина и замысел его, который он замыслил против Иудеев.
  • И простер царь к Есфири золотой скипетр; и поднялась Есфирь, и стала пред лицем царя,
  • и сказала: если царю благоугодно, и если я нашла благоволение пред лицем его, и справедливо дело сие пред лицем царя, и нравлюсь я очам его, то пусть было бы написано, чтобы возвращены были письма по замыслу Амана, сына Амадафа, Вугеянина, писанные им об истреблении Иудеев во всех областях царя;
  • ибо, как я могу видеть бедствие, которое постигнет народ мой, и как я могу видеть погибель родных моих?
  • И сказал царь Артаксеркс царице Есфири и Мардохею Иудеянину: вот, я дом Амана отдал Есфири, и его самого повесили на дереве за то, что он налагал руку свою на Иудеев;
  • напишите и вы о Иудеях, что вам угодно, от имени царя и скрепите царским перстнем, ибо письма, написанного от имени царя и скрепленного перстнем царским, нельзя изменить.
  • И позваны были тогда царские писцы в третий месяц, то есть в месяц Сиван, в двадцать третий день его, и написано было все так, как приказал Мардохей, к Иудеям, и к сатрапам, и областеначальникам, и правителям областей от Индии до Ефиопии, ста двадцати семи областей, в каждую область письменами ее и к каждому народу на языке его, и к Иудеям письменами их и на языке их.
  • И написал он от имени царя Артаксеркса, и скрепил царским перстнем, и послал письма чрез гонцов на конях, на дромадерах и мулах царских,
  • о том, что царь позволяет Иудеям, находящимся во всяком городе, собраться и стать на защиту жизни своей, истребить, убить и погубить всех сильных в народе и в области, которые во вражде с ними, детей и жен, и имение их разграбить,
  • в один день по всем областям царя Артаксеркса, в тринадцатый день двенадцатого месяца, то есть месяца Адара.
  • [Список с этого указа следующий:
  • великий царь Артаксеркс начальствующим от Индии до Ефиопии над ста двадцатью семью областями и властителям, доброжелательствующим нам, радоваться.
  • Многие, по чрезвычайной доброте благодетелей щедро награждаемые почестями, чрезмерно возгордились
    *и не только подданным нашим ищут причинить зло, но, не могши насытить гордость, покушаются строить козни самим благодетелям своим,
  • не только теряют чувство человеческой признательности, но, кичась надменностью безумных, преступно думают избежать суда всё и всегда видящего Бога.
  • Но часто и многие, будучи облечены властью, чтоб устроять дела доверивших им друзей, своим убеждением делают их виновниками пролития невинной крови и подвергают неисправимым бедствиям,
  • хитросплетением коварной лжи обманывая непорочное благомыслие державных.
  • Это можно видеть не столько из древних историй, как мы сказали, сколько из дел, преступно совершаемых пред вами злобою недостойно властвующих.
  • Посему нужно озаботиться на последующее время, чтобы нам устроить царство безмятежным для всех людей в мире,
  • не допуская изменений, но представляющиеся дела обсуждая с надлежащей предусмотрительностью.
  • Так Аман Амадафов, Македонянин, поистине чуждый персидской крови и весьма далекий от нашей благости, быв принят у нас гостем, удостоился благосклонности, которую мы имеем ко всякому народу,
  • настолько, что был провозглашен нашим отцом и почитаем всеми, представляя второе лицо при царском престоле;
  • но, не умерив гордости, замышлял лишить нас власти и души,
  • а нашего спасителя и всегдашнего благодетеля Мардохея и непорочную общницу царства Есфирь, со всем народом их, домогался разнообразными коварными мерами погубить.
  • Таким образом он думал сделать нас безлюдными, а державу Персидскую передать Македонянам.
  • Мы же находим Иудеев, осужденных этим злодеем на истребление, не зловредными, а живущими по справедливейшим законам,
  • сынами Вышнего, величайшего живаго Бога, даровавшего нам и предкам нашим царство в самом лучшем состоянии.
  • Посему вы хорошо сделаете, не приводя в исполнение грамот, посланных Аманом Амадафовым;
    *ибо он, совершивший это, при воротах Сузских повешен со всем домом, по воле владычествующего всем Бога, воздавшего ему скоро достойный суд.
  • Список же с этого указа выставив на всяком месте открыто, оставьте Иудеев пользоваться своими законами и содействуйте им,
    *чтобы восстававшим на них во время скорби они могли отмстить в тринадцатый день двенадцатого месяца Адара, в самый тот день.
  • Ибо владычествующий над всем Бог, вместо погибели избранного рода, устроил им такую радость.
  • И вы, в числе именитых праздников ваших, проводите сей знаменитый день со всем весельем,
    *дабы и ныне и после памятно было спасение для нас и для благорасположенных к нам Персов и погубление строивших нам козни.
  • Всякий город или область вообще, которая не исполнит сего, нещадно опустошится мечом и огнем и сделается не только необитаемою для людей, но и для зверей и птиц навсегда отвратительною.]
  • Список с сего указа отдать в каждую область, как закон, объявляемый для всех народов, чтоб Иудеи готовы были к тому дню мстить врагам своим.
  • Гонцы, поехавшие верхом на быстрых конях царских, погнали скоро и поспешно, с царским повелением. Объявлен был указ и в Сузах, престольном городе.
  • И Мардохей вышел от царя в царском одеянии яхонтового и белого цвета и в большом золотом венце, и в мантии виссонной и пурпуровой. И город Сузы возвеселился и возрадовался.
  • А у Иудеев было тогда освещение и радость, и веселье, и торжество.
  • И во всякой области и во всяком городе, во всяком месте, куда только доходило повеление царя и указ его, была радость у Иудеев и веселье, пиршество и праздничный день. И многие из народов страны сделались Иудеями, потому что напал на них страх пред Иудеями.
  • В двенадцатый месяц, то есть в месяц Адар, в тринадцатый день его, в который пришло время исполниться повелению царя и указу его, в тот день, когда надеялись неприятели Иудеев взять власть над ними, а вышло наоборот, что сами Иудеи взяли власть над врагами своими, –
  • собрались Иудеи в городах своих по всем областям царя Артаксеркса, чтобы наложить руку на зложелателей своих; и никто не мог устоять пред лицем их, потому что страх пред ними напал на все народы.
  • И все князья в областях и сатрапы, и областеначальники, и исполнители дел царских поддерживали Иудеев, потому что напал на них страх пред Мардохеем.
  • Ибо велик был Мардохей в доме у царя, и слава о нем ходила по всем областям, так как сей человек, Мардохей, поднимался выше и выше.
  • И избивали Иудеи всех врагов своих, побивая мечом, умерщвляя и истребляя, и поступали с неприятелями своими по своей воле.
  • В Сузах, городе престольном, умертвили Иудеи и погубили пятьсот человек;
  • и Паршандафу и Далфона и Асфафу,
  • и Порафу и Адалью и Аридафу,
  • и Пармашфу и Арисая и Аридая и Ваиезафу, –
  • десятерых сыновей Амана, сына Амадафа, врага Иудеев, умертвили они, а на грабеж не простерли руки своей.
  • В тот же день донесли царю о числе умерщвленных в Сузах, престольном городе.
  • И сказал царь царице Есфири: в Сузах, городе престольном, умертвили Иудеи и погубили пятьсот человек и десятерых сыновей Амана; что же сделали они в прочих областях царя? Какое желание твое? и оно будет удовлетворено. И какая еще просьба твоя? она будет исполнена.
  • И сказала Есфирь: если царю благоугодно, то пусть бы позволено было Иудеям, которые в Сузах, делать то же и завтра, что сегодня, и десятерых сыновей Амановых пусть бы повесили на дереве.
  • И приказал царь сделать так; и дан на это указ в Сузах, и десятерых сыновей Амановых повесили.
  • И собрались Иудеи, которые в Сузах, также и в четырнадцатый день месяца Адара и умертвили в Сузах триста человек, а на грабеж не простерли руки своей.
  • И прочие Иудеи, находившиеся в царских областях, собрались, чтобы стать на защиту жизни своей и быть покойными от врагов своих, и умертвили из неприятелей своих семьдесят пять тысяч, а на грабеж не простерли руки своей.
  • Это было в тринадцатый день месяца Адара; а в четырнадцатый день сего же месяца они успокоились и сделали его днем пиршества и веселья.
  • Иудеи же, которые в Сузах, собирались в тринадцатый день его и в четырнадцатый день его, а в пятнадцатый день его успокоились и сделали его днем пиршества и веселья.
  • Поэтому Иудеи сельские, живущие в селениях открытых, проводят четырнадцатый день месяца Адара в веселье и пиршестве, как день праздничный, посылая подарки друг ко другу; [живущие же в митрополиях и пятнадцатый день Адара проводят в добром веселье, посылая подарки ближним].
  • И описал Мардохей эти происшествия и послал письма ко всем Иудеям, которые в областях царя Артаксеркса, к близким и к дальним,
  • о том, чтобы они установили каждогодно празднование у себя четырнадцатого дня месяца Адара и пятнадцатого дня его,
  • как таких дней, в которые Иудеи сделались покойны от врагов своих, и как такого месяца, в который превратилась у них печаль в радость, и сетование – в день праздничный, – чтобы сделали их днями пиршества и веселья, посылая подарки друг другу и подаяния бедным.
  • И приняли Иудеи то, что уже сами начали делать, и о чем Мардохей написал к ним,
  • как Аман, сын Амадафа, Вугеянин, враг всех Иудеев, думал погубить Иудеев и бросал пур, жребий, об истреблении и погублении их,
  • и как Есфирь дошла до царя, и как царь приказал новым письмом, чтобы злой замысл Амана, который он задумал на Иудеев, обратился на голову его, и чтобы повесили его и сыновей его на дереве.
  • Потому и назвали эти дни Пурим, от имени: пур [жребий, ибо на языке их жребии называются пурим]. Поэтому, согласно со всеми словами сего письма и с тем, что сами видели и до чего доходило у них,
  • постановили Иудеи и приняли на себя и на детей своих и на всех, присоединяющихся к ним, неотменно, чтобы праздновать эти два дня, по предписанному о них и в свое для них время, каждый год;
  • и чтобы дни эти были памятны и празднуемы во все роды в каждом племени, в каждой области и в каждом городе; и чтобы дни эти Пурим не отменялись у Иудеев, и память о них не исчезла у детей их.
  • Написала также царица Есфирь, дочь Абихаила, и Мардохей Иудеянин, со всею настойчивостью, чтобы исполняли это новое письмо о Пуриме;
    30и послали письма ко всем Иудеям в сто двадцать семь областей царства Артаксерксова со словами мира и правды,
  • 31чтобы они твердо наблюдали эти дни Пурим в свое время, какое уставил о них Мардохей Иудеянин и царица Есфирь, и как они сами назначали их для себя и для детей своих в дни пощения и воплей.
  • 32Так повеление Есфири подтвердило это слово о Пуриме, и оно вписано в книгу.
  • Потом наложил царь Артаксеркс подать на землю и на острова морские.
  • Впрочем, все дела силы его и могущества его и обстоятельное показание о величии Мардохея, которым возвеличил его царь, записаны в книге дневных записей царей Мидийских и Персидских,
  • равно как и то, что Мардохей Иудеянин был вторым по царе Артаксерксе и великим у Иудеев и любимым у множества братьев своих, ибо искал добра народу своему и говорил во благо всего племени своего.
  • [И сказал Мардохей: от Бога было это,
  • ибо я вспомнил сон, который я видел о сих событиях; не осталось в нем ничего неисполнившимся.
  • Малый источник сделался рекою, и был свет и солнце и множество воды: эта река есть Есфирь, которую взял себе в жену царь и сделал царицею.
  • А два змея – это я и Аман;
  • народы – это собравшиеся истребить имя Иудеев;
  • а народ мой – это Израильтяне, воззвавшие к Богу и спасенные. И спас Господь народ Свой, и избавил нас Господь от всех сих зол, и совершил Бог знамения и чудеса великие, какие не бывали между язычниками.
  • Так устроил Бог два жребия: один для народа Божия, а другой для всех язычников,
  • и вышли эти два жребия в час и время и в день суда пред Богом и всеми язычниками.
  • И вспомнил Господь о народе Своем и оправдал наследие Свое.
  • И будут праздноваться эти дни месяца Адара, в четырнадцатый и пятнадцатый день этого месяца, с торжеством и радостью и весельем пред Богом, в роды вечные, в народе Его Израиле.
  • В четвертый год царствования Птоломея и Клеопатры Досифей, который, говорят, был священником и левитом, и Птоломей, сын его, принесли в Александрию это послание о Пуриме, которое, говорят, истолковал Лисимах, сын Птоломея, бывший в Иерусалиме.]
  • Въ лѣ́то второ́е ца́р­ст­ва Артаксе́ркса вели́каго, въ пе́рвый де́нь ме́сяца ниса́на, со́нъ ви́дѣ мардохе́й сы́нъ Иаи́ровъ, семе́евъ, кисе́евъ, от­ пле́мене Венiами́ня,
  • человѣ́къ Иуде́анинъ, обита́яй въ су́сѣхъ гра́дѣ, человѣ́къ вели́къ, служа́ во дворѣ́ царе́вѣ:
  • бѣ́ же от­ плѣне́н­ныхъ, и́хже плѣни́ навуходоно́соръ ца́рь Вавило́нскiй от­ Иерусали́ма, со Иехоні́ею царе́мъ Иуде́йскимъ.
  • И сицево́ его́ со́нiе: и се́, гла́съ ужа́сный, гро́ми и тру́съ и смяте́нiе на земли́:
  • и се́, два́ змі́а вели́ка про­изыдо́ста, гото́ва о́ба между́ собо́ю бра́тися, и бы́сть гла́съ и́хъ вели́къ,
  • и гла́сомъ и́хъ угото́вася вся́къ язы́къ на бра́нь, да истребя́тъ язы́къ пра́ведныхъ:
  • и се́, де́нь тмы́ и мра́ка, ско́рбь и тѣснота́, и озлобле́нiе и смяте́нiе ве́лiе на земли́,
  • и воз­мути́ся вся́къ язы́къ пра́веденъ, боя́щеся зло́бы и́хъ, и угото́вашася на поги́бель,
  • и возопи́ша ко Го́споду:
  • от­ во́пля же и́хъ бы́сть а́ки от­ ма́лаго исто́чника рѣка́ ве́лiя, вода́ мно́га:
  • и свѣ́тъ и со́лнце воз­сiя́, и смире́н­нiи воз­несо́шася и поядо́ша сла́вныхъ.
  • И воз­бну́въ мардохе́й ви́дѣвый со́нiе сiе́, и е́же Бо́гъ восхотѣ́ сотвори́ти, содержа́­ше со́нiе сiе́ въ се́рдцы, и во вся́цѣмъ словеси́ хотя́ше разумѣ́ти е́ да́же до но́щи.
  • И пребыва́­ше мардохе́й во дворѣ́ со гава́ѳомъ и Ѳа́рромъ двѣма́ евну́хома царе́выма, и́же стрежа́ста дво́ръ:
  • и слы́ша разглаго́л­ст­вiя и́хъ, и совѣ́ты и́хъ испыта́, и разумѣ́, я́ко гото́вятъ ру́цѣ сво­и́ воз­ложи́ти на царя́ Артаксе́ркса: и сказа́ царю́ о ни́хъ.
  • И испыта́ ца́рь дву́ евну́ху свое́ю, и исповѣ́дав­ша повѣ́шена бы́ста.
  • И написа́ ца́рь словеса́ сiя́ на па́мять, и мардохе́й написа́ о словесѣ́хъ си́хъ.
  • И повелѣ́ ца́рь мардохе́ю служи́ти во дворѣ́ и даде́ ему́ да́ры за сiе́.
  • И бѣ́ Ама́нъ Амада́ѳовъ вуге́анинъ сла́венъ предъ царе́мъ и восхотѣ́ озло́бити мардохе́а и люді́й его́ дву́ ра́ди евну́ху царе́ву.
  • sИ бы́сть по словесѣ́хъ си́хъ во дне́хъ Артаксе́ркса: се́й Артаксрксъ от­ инді́и облада́­ше сто́ два́десять седмiю́ страна́ми [да́же до еѳiо́пiи]:
  • во дни́ же ты́я, егда́ сѣ́де на престо́лѣ ца́рь Артаксе́рксъ въ су́сѣхъ гра́дѣ,
  • въ тре́тiе лѣ́то ца́р­ст­ва сво­его́, сотвори́ пи́ръ друго́мъ и про́чымъ язы́комъ, и пе́рсскимъ и ми́дскимъ сла́внымъ, и нача́лнымъ сатра́помъ,
  • и по си́хъ, егда́ показа́ и́мъ бога́т­ст­во ца́р­ст­ва сво­его́ и сла́ву весе́лiя сво­его́, во сто́ о́смьдесятъ дні́й.
  • И егда́ испо́лнишася дні́е пи́ра, сотвори́ ца́рь пи́рше­с­т­во язы́комъ обрѣ́тшымся во гра́дѣ [су́сѣхъ] на дні́й ше́сть во дворѣ́ до́му царе́ва,
  • укра́­шен­нѣмъ виссо́н­ными и зеле́ными завѣ́сами, просте́ртыми на у́жахъ виссо́н­ныхъ и червлени́чныхъ, на ко́лцахъ златы́хъ и сре́бряныхъ, на столпѣ́хъ мра́морныхъ и ка́мен­ныхъ:
  • ло́жа зла́та и сре́бряна, на помо́стѣ ка́мене смара́гдова, и пин­ни́нска и пари́нска мра́мора, и плащани́цы пестрота́ми разли́чными разцвѣ́чены, о́крестъ шипцы́ разсѣ́яни:
  • сосу́ди зла́ти и сре́бряни, и ча́ша Анѳра́кса [ка́мене] предложе́н­ная, цѣно́ю тала́нтъ три́десять ты́сящъ: вино́ мно́го и сла́дко, е́же са́мъ ца́рь пiя́ше: питiе́ же сiе́ не по уста́влен­ному зако́ну бы́сть, та́ко бо восхотѣ́ ца́рь и заповѣ́да иконо́момъ сотвори́ти во́лю свою́ и муже́й.
  • И Асти́нь цари́ца сотвори́ пи́ръ жена́мъ въ дому́ царе́вѣ, идѣ́же ца́рь Артаксе́рксъ.
  • Въ де́нь же седмы́й развесели́вся ца́рь, рече́ Ама́ну и ваза́ну, и Ѳа́ррѣ и Вара́зу, и заѳолѳа́ну и Авата́зу и Ѳара́ву, седми́мъ евну́хомъ, и́же служа́ху предъ царе́мъ Артаксе́рксомъ,
  • при­­вести́ [асти́нь] цари́цу предъ него́, е́же воцари́ти ю́ и воз­ложи́ти на ню́ вѣне́цъ ца́рскiй и показа́ти ю́ всѣ́мъ нача́л­ст­ву­ю­щымъ и язы́комъ красоту́ ея́, зане́ прекра́сна бѣ́.
  • И не послу́ша его́ Асти́нь цари́ца прiити́ со евну́хи.
  • И опеча́лися ца́рь, и разгнѣ́вася, и рече́ бли́жнимъ сво­и́мъ: си́це рече́ Асти́нь: сотвори́те у́бо о се́мъ зако́нъ и су́дъ.
  • И при­­ступи́ша къ нему́ Аркесе́й и сарсоѳе́й и малисеа́ръ, нача́лницы пе́рсстiи и ми́дстiи, и́же бли́зъ царя́, пе́рвiи сѣдя́щiи при­­ цари́,
  • и воз­вѣсти́ша ему́ по зако́номъ, ка́ко подоба́етъ сотвори́ти цари́цѣ Асти́ни, я́ко не сотвори́ повелѣ́н­ныхъ от­ царя́ чрезъ евну́хи.
  • И рече́ мухе́й ко царю́ и къ боля́ромъ: не царя́ еди́наго оби́дѣ Асти́нь цари́ца, но и вся́ кня́зи и нача́лники царе́вы,
  • и́бо повѣ́да имъ словеса́ цари́цы, и ка́ко противорече́ царю́:
  • я́коже убо проти́вно рече́ царю́ Артаксе́рксу, си́це и дне́сь госпожи́ жены́ про́чыя князе́й пе́рсскихъ и ми́дскихъ, услы́шав­шя царю́ рече́н­ная от­ нея́, дерзну́тъ та́кожде безче́­ст­вовати муже́и сво­и́хъ:
  • а́ще у́бо уго́дно царю́, да повели́тъ ца́рскимъ повелѣ́нiемъ, и да напи́шет­ся по зако́номъ ми́дскимъ и пе́рсскимъ, и и́нако да не бу́детъ, ниже́ да вни́детъ ктому́ цари́ца къ нему́, и ца́р­ст­во ея́ да преда́стъ ца́рь женѣ́ лу́чшей ея́:
  • и да бу́детъ услышанъ зако́нъ, и́же от­ царя́, его́же сотвори́тъ во ца́р­ст­вiи сво­е́мъ, и си́це вся́ жены́ воз­ложа́тъ че́сть на му́жы своя́ от­ бога́та да́же до убо́га.
  • И уго́дно бы́сть сло́во предъ царе́мъ и нача́лники, и сотвори́ ца́рь, я́коже рече́ ему́ мухе́й,
  • и посла́ ца́рь кни́ги во все́ ца́р­ст­во по страна́мъ по язы́ку и́хъ, да бу́детъ стра́хъ и́мъ въ жили́щихъ и́хъ.
  • И по словесѣ́хъ си́хъ утоли́ся ца́рь от­ гнѣ́ва, и не воспомяну́ ктому́ Асти́ни, воспомина́я, ели́ка глаго́ла и ка́ко осуди́ ея́.
  • И рѣ́ша слуги́ царе́вы: да изы́щут­ся царю́ дѣви́цы нерастлѣ́н­ны, красны́ зра́комъ, и да поста́витъ ца́рь взыска́тели во всѣ́хъ страна́хъ ца́р­ст­вiя сво­его́,
  • и да изберу́тъ отрокови́цъ дѣ́в­с­т­вен­ныхъ доброзра́чныхъ въ су́сы гра́дъ, въ черто́гъ же́нскiй, и да от­даду́т­ся евну́хови царе́ву стра́жу же́нъ, и да даду́т­ся ма́сти и про́чыя потре́бы:
  • и жена́, ю́же воз­лю́битъ ца́рь, да бу́детъ цари́цею вмѣ́сто Асти́ни. И уго́дно бѣ́ царю́ сло́во, и сотвори́ та́ко.
  • И му́жъ бѣ́ Иуде́анинъ во гра́дѣ су́сѣхъ, и и́мя ему́ мардохе́й сы́нъ Иаи́ровъ, сы́на семе́ина, сы́на кисе́ова, от­ пле́мене Венiами́ня,
  • и́же бя́ше плѣне́нъ от­ Иерусарли́ма навуходоно́соромъ царе́мъ Вавило́нскимъ:
  • и бя́ше ему́ отрокови́ца воспита́на, дще́рь Аминада́ва бра́та отцу́ его́, и и́мя е́й есѳи́рь. По преставле́нiи же роди́телей ея́, прiя́ ю́ мардохе́й во дще́ре мѣ́сто: и бя́ше дѣви́ца красна́ и доброзра́чна.
  • И егда́ услы́шано бы́сть повелѣ́нiе царе́во, со́браны бы́ша дѣви́цы мно́ги во гра́дъ су́сы, подъ ру́ку га́iеву, и при­­ведена́ бы́сть есѳи́рь ко га́iю храни́телю же́нъ:
  • и уго́дна бы́сть ему́ отрокови́ца и обрѣ́те благода́ть предъ ни́мъ: и потща́ся да́ти е́й ма́сти и уча́стiе, и се́дмь дѣви́цъ при­­ста́ви къ не́й изъ до́му царе́ва, и снабдѣва́­ше ю́ и рабы́нь ея́ до́брѣ въ дому́ же́нстѣмъ.
  • И не повѣ́да есѳи́рь ро́да сво­его́, ниже́ оте́че­ст­ва, мардохе́й бо заповѣ́да е́й не воз­вѣща́ти.
  • На вся́къ же де́нь хожда́­ше мардохе́й по двору́ же́нскому, назира́я, что́ есѳи́ри случи́т­ся.
  • Сiе́ же бѣ́ вре́мя дѣви́цъ входи́ти ко царю́, егда́ испо́лнят­ся два­на́­де­сять ме́сяцей: та́ко бо наполня́хуся дні́е украше́нiя, ше́сть ме́сяцъ во арома́тѣхъ и въ ма́стехъ же́нскихъ, и ше́сть ме́сяцъ намазу́ющяся сми́рновымъ еле́емъ,
  • и тогда́ вхожда́ху ко царе́ви: и ему́же а́ще рече́тъ при­­вести́ ю́, вхо́дитъ съ ни́мъ ку́пно изъ до́му же́нскаго да́же до до́му царе́ва:
  • на ве́черъ вхожда́­ше и зау́тра воз­враща́­шеся въ до́мъ же́нскiй вторы́й, идѣ́же га́й евну́хъ царе́въ храни́тель же́нъ, и не вхожда́­ше па́ки ко царю́, а́ще не бу́детъ позвана́ и́менемъ.
  • Егда́ же испо́лнися вре́мя есѳи́ри дще́ри Аминада́ва, бра́та отца́ мардохе́ова, [и́же поя́лъ ю́ себѣ́ въ дще́ре мѣ́сто,] вни́ти ко царе́ви, ничто́же преступи́ от­ си́хъ, я́же заповѣ́да е́й евну́хъ храни́тель же́нъ: бѣ́ бо есѳи́рь обрѣта́ющая благода́ть предъ всѣ́ми зря́щими ю́.
  • И вни́де есѳи́рь ко царю́ Артаксе́рксу во вторый­на́­де­сять ме́сяцъ, и́же е́сть Ада́ръ, въ лѣ́то седмо́е ца́р­ст­ва его́.
  • И воз­люби́ ца́рь есѳи́рь, и обрѣ́те благода́ть па́че всѣ́хъ дѣви́цъ, и воз­ложи́ вѣне́цъ же́нскiй на главу́ ея́.
  • И сотвори́ ца́рь пи́ръ всѣ́мъ друго́мъ сво­и́мъ и си́ламъ се́дмь дні́й, и воз­несе́ бра́къ есѳи́ринъ, и сотвори́ от­ра́ду су́щымъ во ца́р­ст­вiи его́.
  • Мардохе́й же служа́­ше во дворѣ́ [царе́вѣ].
  • Есѳи́рь же не повѣ́да ро́да сво­его́, [ни люді́й сво­и́хъ]: си́це бо заповѣ́да е́й мардохе́й боя́тися Бо́га и твори́ти за́повѣди его́, я́коже бѣ́ съ ни́мъ, есѳи́рь же не измѣни́ обы́чая сво­его́.
  • И опеча́листася два́ евну́ха царе́ва нача́лнѣйшiи стра́жы тѣ́ла его́, я́ко предпочте́нъ бы́сть мардохе́й, и иска́ста уби́ти Артаксе́ркса царя́.
  • И воз­вѣсти́ся сло́во мардохе́ю, и сказа́ есѳи́ри: она́ же повѣ́да царю́, я́же навѣ́туютъ.
  • Ца́рь же испыта́ дву́ евну́ху, [и исповѣ́даста,] и обѣ́си и́хъ. И повелѣ́ ца́рь вписа́ти на па́мять въ ца́рстѣй книгохрани́телницѣ о благодѣя́нiи мардохе́овѣ въ похвалу́.
  • И по си́хъ просла́ви ца́рь Артаксе́рксъ Ама́на сы́на Амадаѳу́ина вуге́анина и воз­несе́ его́, и предсѣдя́ше вы́шше всѣ́хъ друго́въ его́:
  • и вси́, и́же во дворѣ́ [царе́вѣ], покланя́хуся Ама́ну: си́це бо повелѣ́ ца́рь твори́ти. Мардохе́й же не кла́няшеся ему́.
  • И глаго́лаша су́щiи во дворѣ́ царе́вѣ мардохе́ю: мардохе́е, чесо́ ра́ди не слу́шаеши глаго́лемыхъ от­ царя́?
  • По вся́ же дни́ глаго́лаху ему́, и не послу́шаше и́хъ. И воз­вѣсти́ша Ама́ну, я́ко мардохе́й сопротивля́ет­ся повелѣ́нiю царе́ву, и повѣ́да и́мъ мардохе́й, я́ко Иуде́анинъ е́сть.
  • И увѣ́давъ Ама́нъ, я́ко не кла́няет­ся ему́ мардохе́и, разгнѣ́вася зѣло́
  • и умы́сли погуби́ти вся́ иуде́и, и́же въ ца́р­ст­вѣ Артаксе́рксовѣ:
  • и сотвори́ совѣ́тъ въ лѣ́то второ­е­на́­де­сять ца́р­ст­ва Артаксе́рксова, и мета́­ше жре́бiя де́нь от­ дне́ и ме́сяцъ от­ ме́сяца, я́ко погуби́ти во еди́нъ де́нь ро́дъ мардохе́евъ: и паде́ жре́бiй на четвертый­на́­де­сять де́нь ме́сяца, и́же е́сть Адаръ.
  • И рече́ [ама́нъ] ко царю́ Артаксе́рксу, глаго́ля: е́сть язы́къ разсѣ́ян­ный во язы́цѣхъ во все́мъ ца́р­ст­вѣ тво­е́мъ: зако́ны же и́хъ стра́н­ни па́че всѣ́хъ язы́къ, и зако́новъ ца́рскихъ не слу́шаютъ, и не по́льзуетъ царю́ оста́вити и́хъ:
  • и а́ще го́дѣ е́сть царе́ви, да повели́тъ погуби́ти я́: а́зъ же запишу́ въ сокро́вище царе́во де́сять ты́сящъ тала́нтъ сребра́.
  • И сне́мъ ца́рь пе́рстень [съ руки́ сво­ея́], даде́ въ ру́цѣ Ама́ну, да запеча́таетъ писа́нiя напи́сан­ная на иуде́й.
  • И рече́ ца́рь Ама́ну: сребро́ у́бо имѣ́й ты́ себѣ́, лю́демъ же твори́, я́коже хо́щеши.
  • И при́звани бы́ша писцы́ царе́вы въ третiй­на́­де­сять де́нь ме́сяца пе́рваго, и написа́ша, я́коже повелѣ́ Ама́нъ, къ во­ево́дамъ и нача́лникомъ по всѣ́мъ страна́мъ, от­ инді́йскiя о́бласти да́же и до еѳiо́пiи, сто́ два́десяти седми́ страна́мъ, нача́л­ст­ву­ю­щымъ надъ язы́ки по и́хъ язы́ку, и́менемъ Артаксе́ркса царя́.
  • И посла́ съ писмоно́сцы писа́нiя въ ца́р­ст­во Артаксе́рксово, да побiю́тъ ро́дъ жидо́вскiй въ де́нь еди́нъ ме́сяца втораго­на́­де­сять, и́же е́сть Ада́ръ, и да расхи́тятъ имѣ́нiя и́хъ.
  • Списа́нiе же еписто́лiи сицево́ бѣ́: ца́рь вели́кiй Артаксерксъ нача́л­ст­ву­ю­щымъ от­ инді́и да́же до еѳiо́пiи надъ сто́ два́десять седмiю́ страна́ми и мѣстонача́лникомъ по́ддан­нымъ.
  • Надъ мно́гими ца́р­ст­ву­ю­щь язы́ки и обдержа́въ всю́ вселе́н­ную, восхотѣ́хъ, не де́рзостiю о́бласти воз­носи́мь, но кро́тостiю и ти́хостiю всегда́ пра́вя, безмяте́жно житiе́ всегда́ устроя́ти подру́чныхъ [на́шихъ], и ца́р­ст­вiе [свое́] безмо́лвно и проходи́мо да́же до коне́цъ соблюда́я, обнови́ти жела́емый всѣ́мъ человѣ́комъ ми́ръ.
  • Вопроси́в­шу же ми́ совѣ́тники моя́, ка́ко бы воз­мо́жно сiе́ соверши́ти, и́же у на́съ цѣлому́дрiемъ преслову́тый и во благоволе́нiи неизмѣ́н­ный и тве́рдою вѣ́рностiю утвержде́н­ный и втору́ю че́сть по цари́ получи́вый Ама́нъ
  • сказа́ на́мъ, я́ко во всѣ́хъ по вселе́н­нѣй колѣ́нѣхъ смѣси́ся вражде́бный нѣ́кiй наро́дъ, зако́нами сопроти́вный ко вся́кому язы́ку и повелѣ́нiя ца́рская всегда́ небрегу́щь, дабы́ не устроя́лося от­ на́съ благо­управля́емое непоро́чно сооблада́нiе.
  • Уразумѣ́в­ше убо, я́ко се́й языкъ еди́нъ сопротивля́ет­ся всегда́ вся́кому человѣ́ку, уставле́нiе зако́новъ иностра́н­ное измѣня́етъ, и проти́вяся на́шымъ дѣло́мъ, го́ршая соверша́етъ зла́я, дабы́ ца́р­ст­вiе на́­ше не получи́ло благостоя́нiя:
  • повелѣ́хомъ у́бо напи́сан­ными къ ва́мъ гра́мотами от­ Ама́на учине́наго надъ вещьми́ [ца́рскими] и втора́го отца́ на́­шего, всѣ́хъ со жена́ми и ча́ды погуби́ти всекоре́н­нѣ вра́жiими мечьми́ безъ вся́кiя ми́лости и пощадѣ́нiя, въ четвертый­на́­де­сять де́нь втораго­на́­де­сять ме́сяца Ада́ра, настоя́щаго лѣ́та,
  • я́ко да быв­шiи дре́вле и ны́нѣ врази́ во еди́нѣмъ дни́ го́рько во а́дъ соше́дше, въ про́чее вре́мя ти́хо и безмо́лвно житiе́ дадя́тъ на́мъ до конца́ проходи́ти.
  • Списа́нiя же еписто́лiи посыла́хуся по страна́мъ, и повелѣ́но бы́сть всѣ́мъ язы́комъ гото́вымъ бы́ти въ нарѣче́н­ный де́нь.
  • Приспѣ́ же дѣ́ло и въ су́сы: и ца́рь у́бо и Ама́нъ пиру́юща наслажда́стася, гра́дъ же [су́сы] мятя́шеся.
  • Мардохе́й же разумѣ́въ замышля́емое, раздра́ ри́зы своя́ и облече́ся во вре́тище и посы́пася пе́пеломъ: и скочи́въ въ простра́н­ную у́лицу гра́да, возопи́ во́племъ вели́кимъ и го́рькимъ: взима́ет­ся ро́дъ ничто́же преступи́вый.
  • И прiи́де да́же до вра́тъ царе́выхъ и ста́: не лѣ́ть бо бѣ́ ему́ вни́ти во дво́ръ во вре́тище облече́ну и пе́пеломъ осы́пану су́щу.
  • И во вся́цѣй странѣ́, идѣ́же пока́зовахуся писа́нiя [царе́ва], во́пль бѣ́ и пла́чь и рыда́нiе преве́лiе Иуде́омъ, вре́тище и пе́пелъ постила́ху себѣ́.
  • И внидо́ща рабы́ни и евну́си цари́цыны и воз­вѣсти́ша е́й. И смяте́ся услы́шав­ши бы́в­шее: и посла́ ри́зы облещи́ мардохе́а и сня́ти вре́тище его́. И не послу́ша.
  • Есѳи́рь же при­­зва́ Ахраѳе́а скопца́ сво­его́, предстоя́щаго е́й,
  • и посла́ его́ увѣ́дати от­ мардохе́а и́стину.
  • Мардохе́й же сказа́ ему́ бы́в­шее, и обѣща́нiе, е́же обѣша́ Ама́нъ царю́ въ сокро́вищный до́мъ [положи́ти] деся́ть тыся́щъ тала́нтъ сребра́, да погуби́тъ иуде́й:
  • и списа́нiе [повелѣ́нiя] изда́н­наго въ су́сѣхъ [гра́дѣ] на погубле́нiе и́хъ даде́ ему́, да пока́жетъ есѳи́ри: и рече́ ему́, заповѣ́дати е́й ити́ моли́ти царя́ и проси́ти его́ о лю́дехъ, помина́юши дни́ смире́нiя тво­его́, ка́ко воспита́на еси́ въ руцѣ́ мо­е́й, зане́ Ама́нъ вторы́й по цари́ глаго́ла проти́ву на́мъ на сме́рть: при­­зови́ Го́спода и глаго́ли царю́ о на́съ, да изба́витъ на́съ от­ сме́рти.
  • Вше́дъ же Ахраѳе́й, повѣ́да есѳи́ри вся́ глаго́лы сiя́.
  • И рече́ есѳи́рь ко Ахраѳе́ю: иди́ къ мардохе́ю и рцы́:
  • поне́же вси́ язы́цы ца́р­ст­вiя вѣ́дятъ, я́ко вся́къ му́жъ или́ жена́, и́же а́ще вни́детъ ко царве́и во вну́трен­нiй до́мъ не при́званъ, нѣ́сть ему́ спасе́нiя, то́чiю къ нему́же а́ще простре́тъ ца́рь златы́й же́злъ, сей спасе́нъ бу́детъ: а́зъ же нѣ́смь звана́ внити ко царю́ се́ уже́ три́десять дні́й.
  • И воз­вѣсти́ Ахраѳе́й мардохе́ю вся́ глаго́лы есѳи́рины.
  • И рече́ мардохе́й ко Ахраѳе́ю: иди́ и рцы́ е́й: есѳи́ре, да не рече́ши въ себѣ́, я́ко ты́ еди́на спасе́шися во ца́р­ст­вiи па́че всѣ́хъ иуде́й:
  • зане́ а́ще преслу́шаеши въ сiе́ вре́мя, от­и́нуду по́мощь и покро́въ бу́детъ Иуде́омъ, ты́ же и до́мъ отца́ тво­его́ поги́бнете: и кто́ вѣ́сть, а́ще на сiе́ вре́мя воцари́лася еси́?
  • И посла́ есѳи́рь при­­ше́дшаго къ не́й ко мардохе́ю, глаго́лющи:
  • Ше́дъ собери́ иуде́и и́же въ су́сѣхъ, и пости́теся о мнѣ́, и не яди́те ниже́ пі́йте три́ дни́ де́нь и но́щь: а́зъ же и служе́бницы моя́ [та́кожде] не и́мамы я́сти: и тогда́ вни́ду ко царю́ кромѣ́ зако́на, а́ще и поги́бнути ми́ при­­ключи́т­ся.
  • И ше́дъ мардохе́й сотвори́, ели́ка заповѣ́да ему́ есѳи́рь,
  • и помоли́ся Го́сподеви помина́я вся́ дѣла́ Госпо́дня и рече́:
  • Го́споди, Го́споди Царю́ Вседержи́телю, я́ко во вла́сти тво­е́й сiе́ все́ е́сть, и нѣ́сть противому́др­ст­вуяй тебѣ́, внегда́ восхо́щеши спасти́ Изра́иля:
  • я́ко ты́ сотвори́лъ еси́ не́бо и зе́млю и все́ удивля́емое въ поднебе́снѣй и Госпо́дь еси́ всѣ́хъ, и нѣ́сть, и́же воспроти́вит­ся тебѣ́ Го́сподеви:
  • ты́ вся́ вѣ́си, ты́ зна́еши, Го́споди, я́ко не въ укори́знѣ ни въ го́рдости, ниже́ во тщесла́вiи сотвори́хъ сiе́, е́же не покланя́тися прего́рдому Ама́ну, поне́же благоволи́мъ бы́хъ лобза́ти и слѣды́ но́гъ его́ спасе́нiя ра́ди Изра́илева,
  • но сiе́ сотвори́хъ, да не воз­да́мъ сла́вы человѣ́ку па́че сла́вы Бо́жия, и не поклоню́ся ни кому́же, кромѣ́ тебе́ Го́спода мо­его́, и не сотворю́ сiя́ въ гордости:
  • и ны́нѣ, Го́споди Бо́же, Царю́, Бо́же Авраа́мовъ, пощади́ лю́ди твоя́, я́ко назира́ютъ на́мъ въ поги́бель и вожделѣ́ша погуби́ти е́же изъ нача́ла наслѣ́дiе твое́:
  • не пре́зри достоя́нiя тво­его́, е́же изба́вилъ еси́ тебѣ́ от­ земли́ Еги́петскiя:
  • услы́ши моли́тву мою́, и умилосе́рдися надъ жре́бiемъ тво­и́мъ, и обрати́ рыда́нiе на́­ше въ весе́лiе, да живу́ще восхвали́мъ и́мя тво­е́, Го́споди, и не погуби́ у́стъ восхваля́ющихъ тя́, Го́споди.
  • И ве́сь Изра́иль возопи́ от­ крѣ́пости сво­ея́, я́ко сме́рть и́хъ предъ очи́ма и́хъ:
  • и есѳи́рь цари́ца при­­тече́ ко Го́споду въ по́двизѣ сме́рти обдержи́ма,
    и сне́мши ри́зы сла́вы сво­ея́, облече́ся въ ри́зы тѣсноты́ и пла́ча, и вмѣ́сто многоцѣ́н­ныхъ ма́стей и благово́н­ныхъ пе́пеломъ и гно́­емъ посы́па главу́ свою́, и пло́ть свою́ смири́ зѣло́, и ко́ждо мѣ́сто украше́нiя весе́лiя сво­его́ испо́лни расте́рзан­ными власы́ сво­и́ми,
    и моля́шеся Го́споду Бо́гу иилеву и рече́:
  • Го́споди мо́й, Царю́ на́шъ, ты́ еси́ еди́нъ, помози́ ми́ еди́нѣ́й и не имѣ́ющей по́мощи ра́звѣ тебе́,
    я́ко бѣда́ моя́ въ руцѣ́ мо­е́й:
  • а́зъ слы́шахъ, Го́споди, от­ отца́ мо­его́ въ пле́мени оте́че­ст­ва мо­его́, я́ко ты́ Го́споди, прiя́лъ еси́ Изра́иля от­ всѣ́хъ язы́къ и отцы́ на́шя от­ всѣ́хъ пра́отецъ и́хъ въ наслѣ́дие вѣ́чное, и сотвори́лъ еси́ и́мъ, ели́ка глаго́лалъ еси́:
  • и ны́нѣ согрѣши́хомъ предъ тобо́ю, и пре́далъ еси́ на́съ въ ру́ки вра́гъ на́шихъ, зане́же сла́вихомъ бо́ги и́хъ: пра́веденъ еси́, Го́споди:
  • и ны́нѣ не дово́лни бы́ша горе́стiю рабо́ты на́­шея, но положи́ша ру́ки своя́ на ру́ки и́долъ сво­и́хъ, исто́ргнути за́повѣдь устъ тво­и́хъ и погуби́ти наслѣ́дiе твое́, и загради́ти уста́ хва́лящихъ тя́ и угаси́ти сла́ву хра́ма тво­его́ и олтаря́ тво­его́,
  • и от­ве́рзти уста́ язы́комъ во угожде́нiя су́етныхъ и удиви́тися царе́ви плотско́му во вѣ́ки:
  • не преда́ждь, Го́споди, ски́птра тво­его́ си́мъ, и́же не су́ть, и да не посмѣю́т­ся въ паде́нiи на́­шемъ, но обрати́ совѣ́тъ и́хъ на ня́, наче́ншаго же на на́съ въ при́тчу положи́:
  • помяни́, Го́споди, позна́нъ бу́ди во время ско́рби на́­шея и мене́ сподо́би дерзнове́нiя: Царю́ бого́въ и вся́каго нача́л­ст­ва содержи́телю,
  • да́ждь сло́во благо­уго́дно во уста́ моя́ предъ льво́мъ, и премѣни́ се́рдце его́ въ ненави́дѣнiе вою́ющаго ны́, во истребле́нiе его́ и съ ни́мъ совѣ́ту­ю­щихъ:
  • на́съ же изми́ руко́ю тво­е́ю и помози́ ми еди́нѣй и не имѣ́ющей ни кого́же, то́кмо тебе́, Го́споди:
  • всѣ́хъ ра́зумъ и́маши и вѣ́си, я́ко воз­ненави́дѣхъ сла́ву беззако́н­ныхъ и гнуша́юся ло́жа необрѣ́зан­ныхъ и вся́каго иноплеме́н­ника:
  • ты́ вѣ́си ну́жду мою́, я́ко гнуша́юся зна́менiя го́рдости мо­ея́, е́же е́сть на главѣ́ мо­е́й во дне́хъ видѣ́нiя мо­его́, гнуша́юся его́, я́ко ру́бищъ оскверне́н­ныхъ, и не ношу́ его́ въ де́нь молча́нiя мо­его́:
  • и не яде́ раба́ твоя́ от­ трапе́зы Ама́новы, и не прославля́хъ пи́ра царе́ва, ниже́ пiя́хъ вино́ тре́бищъ [и́долскихъ]:
  • и не воз­весели́ся раба́ твоя́ от­ дне́ премѣ́ненiя мо­его́ да́же доны́нѣ, то́чiю о тебѣ́, Го́споди Бо́же Авраа́мовъ:
  • Бо́же, могі́й надъ всѣ́ми, услы́ши гла́съ безнаде́жныхъ,
    и изба́ви на́съ от­ руки́ лука́вну­ю­щихъ
    и изми́ мя от­ стра́ха мо­его́.
  • И бы́сть по трiе́хъ дне́хъ, егда́ преста́ моли́тися, совлече́ся изъ ри́зъ при­­ско́рбныхъ и облече́ся въ ри́зы сла́вы сво­ея́:
  • и бы́сть доброзра́чна, при­­зыва́ющи всеви́дца Бо́га и спаси́теля, и взя́ двѣ́ рабы́ни съ собо́ю, и о еди́ну у́бо опира́­шеся а́ки сла́достьми оби́лу­ю­щи, друга́я же послѣ́доваше, да облегча́етъ ри́зы ея́:
  • и сiя́ червленѣ́ющися доброто́ю красоты́ сво­ея́, и лице́ ея́ осклабля́ющееся а́ки прелюби́вѣйше, се́рдце же ея́ стеня́ше от­ стра́ха.
  • И проше́дши вся́ две́ри, ста́ предъ царе́мъ. О́нъ же сѣдя́ше на престо́лѣ ца́р­ст­ва сво­его́, оболче́нъ во все́ одѣя́нiе сла́вы сво­ея́, ве́сь во зла́тѣ и ка́менiихъ многоцвѣ́ныхъ, и бя́ше стра́­шеъ зѣло́: и воз­ве́дъ лице́ свое́ огневи́дно сла́вою, зѣ́лною я́ростiю воз­зрѣ́.
  • *И паде́ цари́ца, и измѣни́ся лице́ ея́ со ослабле́нiемъ, и преклони́ся на главу́ рабы́ни предъиду́щiя.
  • И премѣни́ Бо́гъ ду́хъ царе́въ на кро́тость, и потща́вся сни́де со престо́ла сво­его́ и воспрiя́тъ ю́ во объя́тiя своя́, до́ндеже прiи́де въ себе́, и утѣ́ши ю́ глаго́лы ми́рными и рече́ е́й:
  • что́ ти е́сть, есѳи́ре? а́зъ е́смь бра́тъ тво́й, дерза́й, не умреши: я́ко о́бщее повелѣ́нiе на́­ше е́сть, при­­ступи́.
  • И взе́мъ златы́й же́злъ
  • [ца́рь] воз­ложи́ на вы́ю ея́ и облобыза́ ю́ и рече́: глаго́ли ми́.
  • И рече́ ему́: ви́дѣхъ тя́, господи́не, я́ко а́нгела бжiя, и смяте́ся се́рдце мое́ от­ стра́ха сла́вы тво­ея́, я́ко ди́венъ еси́, господи́не, и лице́ твое́ благода́тей испо́лнено.
  • Бесѣ́ду­ю­щи же она́ къ нему́, паде́ от­ ослабле́нiя. Ца́рь же смяте́ся, и вси́ раби́ его́ утѣша́ху ея́.
  • И рече́ е́й ца́рь: что́ хо́щешн, есѳи́ре? и что́ проше́нiе твое́? бу́детъ ти́ да́же и до полуца́р­ст­ва мо­его́.
  • И рече́ есѳи́рь: де́нь мо­его́ пра́зднованiя дне́сь е́сть: а́ще у́бо уго́дно е́сть царе́ви, да прiи́детъ ца́рь и Ама́нъ на пи́ръ, его́же сотворю́ дне́сь.
  • И рече́ ца́рь: ускори́те ити́ по Ама́на, да сотвори́мъ сло́во есѳи́рино. И прiидо́ста о́ба на пи́ръ, его́же сотвори́ есѳи́рь.
  • На пиру́ же рече́ ца́рь ко есѳи́ри: что́ есть, есѳи́ре цари́це? [и ка́я е́сть мы́сль проше́нiя тво­его́? да́мъ ти́ и до полуца́р­ст­ва мо­его́,] и бу́детъ ели́ко проси́ши.
  • И рече́ есѳи́рь: проше́нiе мое́ и моле́нiе:
  • а́ще обрѣто́хъ благода́ть предъ царе́мъ, да прiи́детъ ца́рь и Ама́нъ еще́ зау́тра на пи́ръ, его́же сотворю́ и́ма, и зау́тра сотворю́ сiе́ проше́нiе.
  • И изы́де Ама́нъ от­ царя́ зѣло́ ра́достенъ и ве́селъ: ви́дѣвъ же мардохе́а Иуде́анина во дворѣ́ [царе́вѣ не подви́гнув­шася и не кла́ня­ю­щася пре́дъ ни́мъ], воз­ъяри́ся зѣло́:
  • и в­ше́дъ въ до́мъ сво́й, при­­зва́ дру́ги своя́ и зоса́ру жену́ свою́
  • и показа́ и́мъ бога́т­ст­во свое́ и сла́ву, е́юже воз­вели́чи его́ ца́рь, и я́ко сотвори́ его́ пе́рваго бы́ти и пра́вити ца́р­ст­вiе.
  • И рече́ Ама́нъ: не зва́ цари́ца ни еди́наго на пи́ръ со царе́мъ, но то́чiю мене́, и нау́трiе зва́­ше мя́:
  • но сiя́ не су́ть ми́ уго́дна, егда́ ви́жду мардохе́а Иуде́анина во дворѣ́ [царе́вѣ].
  • И рече́ ему́ зоса́ра жена́ его́ и дру́зiе: при­­гото́ви дре́во лако́тъ пятьдеся́тъ, и зау́тра рече́ши царе́ви, и да пове́шенъ бу́детъ мардохе́й на дре́вѣ: ты́ же вни́ди со царе́мъ на пи́ръ и весели́ся. И уго́денъ бы́сть Ама́ну глаго́лъ се́й, и угото́ва дре́во.
  • Госпо́дь же отъ­я́ со́нъ от­ царя́ въ нощи́ о́нѣй. И повелѣ́ рабу́ сво­ему́ при­­нести́ кни́ги па́мятныя дні́й прочита́ти ему́:
  • и обрѣ́те писа́нiя напи́сан­ная о мардохе́и, ка́ко повѣ́да царю́ о двою́ евну́ху ца́рскую, внегда́ стрещи́ и́ма, и умы́слиста уби́ти [царя́] Артаксе́ркса.
  • И рече́ ца́рь: ку́ю сла́ву или́ благода́ть сотвори́хомъ мардохе́ю? И реко́ша о́троцы царе́вы: ничто́же сотвори́лъ еси́ ему́.
  • Вопроша́ющу же царю́ о благодѣя́нiи мардохе́овѣ, се́, Ама́нъ прiи́де во дво́ръ, и рече́ ца́рь: кто́ е́сть во дворѣ́? Ама́нъ же прiи́де рещи́ царе́ви, да повѣ́ситъ мардохе́а на дре́вѣ, е́же угото́ва.
  • И реко́ша о́троцы царе́вы: се́, Ама́нъ сто­и́тъ во дворѣ́. И рече́ ца́рь: при­­зови́те его́.
  • И рече́ ца́рь Ама́ну: что́ сотворю́ му́жу, его́же а́зъ хощу́ просла́вити? рече́ же въ себѣ́ Ама́нъ: кого́ хо́щетъ ца́рь просла́вити, ра́звѣ мене́?
  • Рече́ же царю́: му́жа, его́же хо́щетъ ца́рь просла́вити,
  • да при­­несу́тъ о́троцы царе́вы оде́жду виссо́н­ную, е́юже ца́рь облача́ет­ся, и коня́, на не́мже ца́рь ѣ́здитъ,
  • и да да́ст­ся еди́ному от­ друго́въ царе́выхъ сла́вныхъ, и да облече́тъ му́жа, его́же ца́рь лю́битъ, и да поса́дитъ его́ на коня́ и проповѣ́сть на у́лицахъ гра́да, глаго́ля: та́ко бу́детъ вся́кому человѣ́ку, его́же ца́рь просла́витъ.
  • И рече́ ца́рь Ама́ну: до́брѣ ре́клъ еси́: та́ко сотвори́ мардохе́ю Иуде́анину, уго́дно служа́щему во дворѣ́ [на́­шемъ], и да не измѣни́т­ся сло́во твое́ от­ си́хъ, я́же ре́клъ еси́.
  • И взя́ Ама́нъ оде́жду и коня́, и облече́ мардохе́а, и воз­веде́ его́ на ко­ня́, и про́йде по у́лицамъ гра́да, и проповѣ́даше [предъ ни́мъ], глаго́ля: си́це бу́детъ вся́кому человѣ́ку, его́же хо́щетъ ца́рь просла́вити.
  • И воз­врати́ся мардохе́и во дво́ръ [царе́въ]: Ама́нъ же и́де въ до́мъ сво́й скорбя́ преклони́въ главу́.
  • И сказа́ Ама́нъ случи́в­шаяся ему́ зоса́рѣ женѣ́ сво­е́й и друго́мъ сво­и́мъ. И рѣ́ша ему́ дру́зiе его́ и жена́: а́ще от­ пле́мене Иудейскаго мардохе́й, на́чалъ еси́ смиря́тися предъ ни́мъ, па́дая паде́ши, и не воз­мо́жеши ему́ от­мсти́ти, я́ко Бо́гъ живы́й е́сть съ ни́мъ.
  • И еще́ глаго́лющымъ и́мъ, прiидо́ша евну́си, спѣ́шно зову́ще Ама́на на пи́ръ, его́же угото́ва есѳи́рь.
  • Вни́де же ца́рь и Ама́нъ пирова́ти со цари́цею.
  • И рече́ ца́рь е́сѳи́ри во вторы́й де́нь на пиру́: что́ есть, есѳи́ре цари́це? и что́ проше́нiе твое́? и что́ моле́нiе твое́? и бу́детъ тебѣ́ до полуца́р­ст­вiя мо­его́.
  • И от­вѣща́в­ши [есѳи́рь цари́ца] рече́: а́ще обрѣто́хъ благода́ть предъ очи́ма тво­и́ма, царю́, да да́ст­ся душа́ моя́ проше́нiю мо­ему́ и лю́дiе мо­и́ моле́нiю мо­ему́:
  • про́дани бо есмы́, а́зъ же и лю́дiе мо­и́, на поги́бель и расхище́нiе и въ рабо́ту, мы́ же и ча́да на́ша въ рабы́ и рабы́ни, и небрего́хъ: нѣ́сть бо досто́инъ клеветни́къ двора́ царе́ва.
  • И рече́ ца́рь: кто́ е́сть се́й, и́же дерзну́ сотвори́ти ве́щь сiю́?
  • И рече́ есѳи́рь: человѣ́къ вра́гъ, Ама́нъ лука́вый се́й. Ама́нъ же смяте́ся от­ царя́ и цари́цы.
  • Ца́рь же воста́ со гнѣ́вомъ от­ пи́ра [и и́де] въ вертогра́дъ: Ама́нъ же моля́ше цари́цу, ви́дяше бо себе́ въ бѣда́хъ су́ща.
  • Возврати́ся же ца́рь из вертогра́да, и Ама́нъ при­­паде́ къ ло́жу, на не́мже бѣ́ есѳи́рь, моля́ цари́цу. И рече́ ца́рь: егда́ и жену́ наси́луетъ въ дому́ мо­е́мъ? Ама́нъ же слы́шавъ измѣни́ся лице́мъ.
  • Рече́ же вугаѳа́нъ еди́нъ от­ скопце́въ, се́й же вѣ́дяше о то́мъ дре́вѣ, ви́дѣвъ е́ въ дому́ Ама́новѣ, егда́ при­­зыва́­ше его́ на обѣ́дъ ца́рскiй, и о се́мъ испыта́въ еди́наго от­ о́трокъ, уразумѣ́въ замышля́емое, и рече́ ко царю́: се́, и дре́во угото́ва Ама́нъ мардохе́ю глаго́лав­шему блага́я о цари́, и сто­и́тъ въ дому́ Ама́новѣ воз­выше́но на лако́тъ пятьдеся́тъ. И рече́ ца́рь: да повѣ́сит­ся [ама́нъ] на не́мъ.
  • И повѣ́шенъ бы́сть Ама́нъ на дре́вѣ, е́же угото́ва мардохе́ю. И тогда́ ца́рь утоли́ся от­ я́рости.
  • И въ то́й де́нь ца́рь Артаксе́рксъ дарова́ есѳи́ри, ели́ка бя́ху Ама́на клеветника́ [Иуде́йска]: и мардохе́и при́званъ бы́сть от­ царя́, повѣ́да бо есѳи́рь, я́ко сро́дникъ е́сть е́й.
  • И сня́ ца́рь пе́рстень сво́й, его́же отъ­я́ у Ама́на, и даде́ мардохе́еви. И поста́ви есѳи́рь мардохе́а надъ всѣ́мъ имѣ́нiемъ Ама́новымъ,
  • и при­­ложи́ глаго́лати ко царю́, и при­­паде́ предъ нога́ма его́ [и воспла́ка], и моля́ше его́ от­врати́ти зло́бу Ама́нову и мы́сль его́, е́юже помы́сли на иуде́и.
  • И простре́ ца́рь есѳи́ри же́злъ зла́тъ: воста́ же есѳи́рь и ста́ предъ царе́мъ.
  • И рече́ есѳи́рь: а́ще уго́дно ти́ е́сть, и обрѣто́хъ благода́ть предъ тобо́ю, посли́ воз­врати́ти писа́нiя по́слан­ная от­ Ама́на, пи́саная на погубле́нiе Иуде́овъ, и́же обита́ютъ во [все́мъ] ца́р­ст­вiи тво­е́мъ:
  • ка́ко бо воз­могу́ ви́дѣти озлобле́нiе люді́й мо­и́хъ и ка́ко воз­могу́ спасти́ся въ поги́бели оте́че­ст­ва мо­его́?
  • И рече́ ца́рь есѳи́ри: а́ще вся́ имѣ́нiя Ама́нова да́хъ и дарова́хъ тебѣ́, и того́ повѣ́сихъ на дре́вѣ, я́ко ру́цѣ воз­несе́ на иуде́и, что́ еще́ проси́ши?
  • напиши́те и вы́ и́менемъ мо­и́мъ, я́коже уго́дно е́сть ва́мъ, и запеча́тайте пе́рстнемъ мо­и́мъ: ели́ка бо пи́сана быва́ютъ царе́вымъ повелѣ́нiемъ и запеча́тают­ся пе́рстнемъ мо­и́мъ, не воз­мо́жно и́мъ противорещи́.
  • И при́звани бы́ша писцы́ [царе́вы] въ пе́рвый ме́сяцъ, и́же е́сть ниса́нъ, въ два́десять тре́тiй де́нь того́жде ме́сяца, и написа́ша о Иуде́ехъ, ели́ка заповѣ́да мардохе́й, ко управи́телемъ и ко нача́лникомъ во­ево́дъ от­ инді́йскiя страны́ да́же до еѳiо́пiи, сто́ два́десять седми́ во­ево́дамъ, во вся́кую страну́ по сво­ему́ и́хъ я́зы́ку.
  • Напи́сана же бы́ша велѣ́нiемъ царе́вымъ и запечатлѣ́шася пе́рстнемъ его́: и посла́ша писа́нiя чрезъ писмоно́сцы,
  • я́ко повелѣ́ и́мъ жи́ти по зако́номъ и́хъ во вся́цѣмъ гра́дѣ, и да помога́ютъ имъ, и да сотворя́тъ сопе́рникомъ и́хъ и проти́вникомъ и́хъ, я́коже хотя́тъ,
  • въ де́нь еди́нъ по всему́ ца́р­ст­ву Артаксе́рксову, въ третiй­на́­де­сять де́нь втораго­на́­де­сять ме́сяца, и́же е́сть Ада́ръ.
  • Списа́нiе же еписто́лiи си́це бѣ́:
  • ца́рь вели́кiй Артаксе́рксъ су́щымъ от­ инді́и да́же до еѳiо́пiи сто́ два́десяти и седми́мъ нача́л­ст­вомъ страна́ми облада́ющымъ и вла́стелемъ на́мъ доброжела́тел­ст­ву­ю­щымъ, ра́доватися.
  • Мно́зи мно́жайшею благодѣ́тел­ст­ву­ю­щихъ бла́гостiю частѣ́е че­ст­ву́еми па́че мѣ́ры воз­гордѣ́шася,
    *и не то́чiю подчине́н­ныхъ на́мъ и́щутъ о́зло́бити, но дово́л­ст­ва не могу́ще снести́, и сво­и́мъ благодѣ́телемъ начина́ютъ кова́р­ст­вовати:
  • и благодаре́нiе не то́кмо от­ человѣ́къ от­ъе́млюще, но еще́ [по обы́чаю] не прiя́в­шихъ благодѣя́нiй киче́ньми воз­не́сшеся, вся́ при́сно назира́ющаго Бо́га ненави́дящаго зла́ мня́тъ избѣжа́ти суда́.
  • Мно́гажды же и мно́гихъ от­ поста́влен­ныхъ на власте́хъ, и́мже увѣ́рися друго́въ устроя́ти дѣла́, ласка́тел­ст­во крове́й непови́н­ныхъ вино́вными поставля́я,
  • подве́рже неуврачева́н­нымъ злы́мъ, злонра́вiя ло́жнымъ прельще́нiемъ тѣ́хъ, и́же прельща́ютъ незлоби́вое благосе́рдiе владѣ́ющихъ.
  • Ви́дѣти же лѣ́ть е́сть на́мъ взыску́ющымъ не толи́ко от­ дре́внихъ, я́коже преда́хомъ, исто́рiй, ели́ко от­ тѣ́хъ, я́же су́ть при­­ нога́хъ непрепо́добно содѣ́лан­ная губи́тел­ст­вомъ недосто́йно владѣ́ющихъ.
  • Сего́ ра́ди внима́ти надлежи́тъ по си́хъ, во е́же ца́р­ст­во безмяте́жно всѣ́мъ человѣ́комъ съ ми́ромъ устро́ити,
  • не употребля́юще премене́нiй, при­­ходящая же предъ очеса́ всегда́ съ при­­ли́чнымъ предваре́нiемъ разсужда́юще.
  • Егда́ бо Ама́нъ Амадаѳу́евъ македо́нянинъ, и́стн­но чу́ждь пе́рсскiя кро́ве и мно́го от­стоя́щь от­ на́­шея бла́гости, стран­нолю́бно прiя́тый от­ на́съ,
  • толи́кое человѣколю́бiе, е́же ко вся́кому язы́ку имѣ́емъ, получи́, я́ко нарица́тися ему́ отце́мъ на́шимъ, и покланя́емому от­ всѣ́хъ, второ́е ца́рскаго престо́ла лице́ содержа́ти:
  • неумѣ́рителенъ же въ го́рдости при­­лѣ́жно иска́лъ, ка́ко бы на́съ о́бласти и живота́ лиши́ти,
  • ку́пно же на́­шего блюсти́теля и всегда́шняго благодѣ́теля мардохе́а и непоро́чную ца́р­ст­ва соо́бщницу есѳи́рь со всѣ́мъ и́хъ пле́менемъ многоплете́н­ными хи́тростей прельще́ньми и́щущь на погубле́нiе:
  • си́ми бо о́бразы воз­мнѣ́ на́съ лиши́въ блюсти́телей взя́ти, и вла́сть пе́рсскую ко македо́няномъ пренести́.
  • Мы́ же Иуде́овъ, от­ трегуби́телнаго сего́ въ погубле́нiе пре́дан­ныхъ, обрѣта́емъ не злотво́рныхъ, но пра́веднѣйшими уиравля́емыхъ зако́ны,
  • и су́щихъ сыно́въ вы́шняго, превелича́йшаго жива́го Бо́га, управля́ющаго на́мъ же и прароди́телемъ на́шымъ ца́р­ст­вiе въ до́брѣйшемъ состоя́нiи.
  • До́брѣ у́бо сотвори́те не употребля́юще от­ Ама́на Амадаѳу́ева по́слан­ныхъ писа́нiй,
    *поне́же о́нъ сiя́ содѣ́лавый при­­ вратѣ́хъ су́сскихъ со всѣ́мъ до́момъ сво­и́мъ повѣ́шенъ е́сть, досто́йный ему́ вско́рѣ су́дъ воз­да́в­шему всѣ́ми владѣ́ющему Бо́гу.
  • Списа́нiе же еписто́лiи сея́ предложи́в­ше на вся́цѣ́мъ мѣ́стѣ со дерзнове́нiемъ, оста́вите Иуде́овъ употребляти своя́ зако́ны, спомоще­ст­ву́юще и́мъ,
    *я́ко да во вре́мя ско́рби воста́в­шымъ на ни́хъ от­мстя́тъ въ третiй­на́­де­сять де́нь втораго­на́­де­сять ме́сяца Ада́ра въ са́мый то́й де́нь:
  • въ се́й бо [де́нь] всемогу́щiй Бо́гъ вмѣ́сто погубле́нiя избра́н­наго ро́да сотвори́ и́мъ весе́лiе.
  • И вы́ у́бо во имени́тыхъ ва́шихъ пра́здницѣхъ знмени́тый де́нь со вся́кою ра́достiю провожда́йте,
    *да и ны́нѣ, и по си́хъ спасе́нiе на́мъ у́бо и доброжела́телнымъ пе́рсомъ бу́детъ, навѣту́ющымъ же на́съ въ па́мять погубле́нiя.
  • Вся́къ же гра́дъ или́ страна́, я́же по си́мъ не сотвори́тъ, вся́чески мече́мъ и огне́мъ съ толи́кимъ потреби́т­ся гнѣ́вомъ, я́ко не то́кмо человѣ́комъ непрохо́дна, но и звѣре́мъ и пти́цамъ во вся́кое вре́мя ме́рзостнѣйша оста́вит­ся.
  • И списа́нiя сiя́ да предложа́т­ся очеви́дно во все́мъ ца́р­ст­вѣ, е́же гото́вымъ бы́ти всѣ́мъ Иуде́омъ на се́й де́нь ра́товати сво­и́хъ проти́вныхъ.
  • Ко́н­ницы у́бо изыдо́ша спѣ́шно повелѣ́н­ная от­ царя́ соверши́ти. Предлага́­шеся же повелѣ́нiе и въ су́сѣхъ.
  • И мардохе́й изы́де облече́нъ въ ца́рскую оде́жду и вѣне́цъ иму́щь златы́й, дiади́му виссо́н­ную, червле́ную. Ви́дѣв­ше же су́щiи въ су́сѣхъ воз­ра́довашася,
  • я́ко Иуде́омъ бы́сть свѣ́тъ и весе́лiе:
  • во [вся́цѣмъ] гра́дѣ и странѣ́, идѣ́же а́ще предлага́­шеся повелѣ́нiе ра́дость и весе́лiе бѣ́ Иуде́омъ, пирова́нiе и утѣше́ние. И мно́зи от­ язы́къ обрѣ́зовахуся и зако́нъ Иуде́йскiй прiима́ху, стра́ха ра́ди Иуде́йскаго.
  • Во вторый­на́­де­сять ме́сяцъ, иже е́сть Ада́ръ, въ третiй­на́­де­сять де́нь ме́сяца прiидо́ша писа́нiя от­ царя́.
  • Въ то́й же день погибо́ша супоста́ты Иуде́евъ: ни еди́нъ бо сопроти́вися и́мъ боя́ся и́хъ.
  • Нача́л­ст­ву­ю­щiи бо стра́намъ и власти́телiе и ца́рстiи книго́чiя почита́ху иуде́й:
  • стра́хъ бо мардохе́евъ належа́­ше на ни́хъ.
  • Приложи́ся бо повелѣ́нiе царе́во именова́тися ему́ по всему́ ца́р­ст­вiю.
  • И въ су́сѣхъ гра́дѣ изби́ша Иуде́е пя́ть со́тъ муже́й:
  • Фарса́на, неста́н­на и делфо́на, и фасга́на
  • и фардаѳа́на, и варе́а и сарвака́на,
  • и мармаси́ма и руфе́а, и Арсе́а и Завуѳеѳа́ма,
  • де́сять сыно́въ Ама́на Амадаѳу́ева вуге́анина врага́ Иудеомъ, и́же от­ Ѳармаѳе́а, и разгра́биша въ то́й де́нь [имѣ́нiя и́хъ]:
  • и сказа́ша число́ избiе́н­ныхъ царю́ въ су́сѣхъ гра́дѣ.
  • И рече́ ца́рь ко есѳи́ри: изби́ша Иуде́е въ су́сѣъ гра́дѣ пя́ть со́тъ муже́й, по окре́стнымъ же страна́мъ коли́ко, мни́ши, погуби́ша? и чесого́ еще́ проси́ши, и бу́детъ ти́?
  • И рече́ есѳи́рь ко царю́: да да́ст­ся та́кожде Иуде́омъ твори́ти зау́тра, я́ко да повѣ́сятъ де́сять сыно́въ Ама́новыхъ.
  • И повелѣ́ ца́рь та́ко бы́ти, и попусти́ Иуде́омъ внѣ́ гра́да повѣ́сити тѣлеса́ сыно́въ Ама́новыхъ.
  • И собра́шася Иуде́е, и́же въ су́сѣхъ, въ четвертый­на́­де­сять дее́нь Ада́ра, и изби́ша муже́й три́ста, и ничто́же разгра́биша.
  • Про́чiи же Иуде́е, и́же во ца́р­ст­вiи, собра́шася и себѣ́ помога́ху и почи́ша от­ бра́ней: изби́ша бо от­ ни́хъ пять­на́­де­сять ты́сящъ въ третiй­на́­де­сять Ада́ра, и ничто́же расхи́тиша.
  • И почи́ша въ четвертый­на́­де­сять де́нь того́жде ме́сяца и провожда́ху то́й де́нь упоко­е́нiя съ ра́достiю и весе́лiемъ.
  • Иуде́е же въ су́сѣхъ гра́дѣ собра́шася и въ четвертый­на́­де­сять почи́ша: проводи́ша же и пятый­на́­де­сять съ ра́достiю и весе́лiемъ.
  • Сего́ ра́ди Иуде́е разсѣ́ян­нiи во вся́цѣй странѣ́ внѣ́шней провожда́ютъ четвертый­на́­де­сять де́нь Ада́ра бла́гъ съ весе́лiемъ, посыла́юще ча́сти кі́йждо бли́жнему: живу́щiй же въ митропо́лiяхъ и въ пятый­на́­де­сять де́нь Ада́ра весе́лiя благі́й провожда́ютъ, посыла́юще ча́сти бли́жним.
  • Написа́ же мардохе́й словеса́ сiя́ въ кни́гу и посла́ Иуде́омъ, ели́цы бѣ́ша въ ца́р­ст­вiи Артаксе́рксовѣ, бли́зъ и дале́че су́щымъ,
  • уста́вити дни́ сiя́ бла́ги, е́же провожда́ти четвертый­на́­де­сять и пятый­на́­де­сять де́нь Ада́ра:
  • въ си́хъ бо дне́хъ почи́ша Иуде́е от­ вра́гъ сво­и́хъ: и ме́сяцъ Ада́ръ, и́же обрати́ся и́мъ от­ пла́ча въ ра́дость и от­ болѣ́зни во благі́й де́нь, провожда́ти ве́сь во благи́хъ дне́хъ ра́дости и весе́лiя, посыла́юще ча́сти ко друго́мъ и ни́щымъ.
  • И прiя́ша Иуде́е, я́коже написа́ и́мъ мардохе́й:
  • ка́ко Ама́нъ Амадаѳу́евъ македо́нянинъ ра́товаше Иудеевъ, и ка́ко изнесе́ су́дъ и жре́бiй, е́же погуби́ти и́хъ,
  • и я́ко вни́де ко царю́, глаго́ля, да повѣ́ситъ мардохе́а: ели́ка нача́ наводи́ти на иуде́и зла́я, на него́ бы́ша, и повѣ́шенъ бы́сть са́мъ и ча́да его́.
  • Сего́ ра́ди нареко́шася дні́е сі́и фури́мъ ра́ди жре́бiй, зане́ дiале́ктомъ и́хъ жре́бiи нарица́ют­ся фури́мъ, ра́ди слове́съ еписто́лiи сея́, и ели́ка пострада́ша си́хъ ра́ди, и ели́ка и́мъ при­­ключи́шася.
  • Уста́ви у́бо, и та́ко прiя́ша Иуде́е на себе́ и на сѣ́мя свое́ и на приложи́в­шихся къ ни́мъ, ниже́ ина́че да употребля́ютъ: дні́е же сі́и па́мяти соверша́еми по ро́ду и ро́ду, и гра́ду и оте́че­ст­ву и странѣ́.
  • Дні́е же сі́и фури́мъ да провожда́ютъ во вся́кое лѣ́то, и па́мять да не оскудѣ́етъ от­ родо́въ.
  • И написа́ есѳи́рь царица дщи́ Аминада́вля и мардохе́й Иуде́анинъ, ели́ка сотвори́ша во утвержде́нiе еписто́лiи о дне́хъ фури́мъ.
  • И мардохе́й и есѳи́рь цари́ца уста́виста себѣ́ са́ми, и тогда́ уста́виста въ постѣ́ сво­е́мъ совѣ́тъ сво́й.
  • И есѳи́рь сло́во поста́ви во вѣ́ки, и напи́сано бы́сть въ па́мять.
  • Написа́ же ца́рь по всему́ ца́р­ст­вiю сво­ему́, е́же на земли́ и на мо́ри,
  • и си́лу свою́, и му́же­ст­вен­ная исправле́нiя, бога́т­ст­во же и сла́ву ца́р­ст­вiя сво­его́: се́, пи́сана су́ть въ кни́зѣ царе́й пе́рсскихъ и ми́дскихъ, на па́мять.
  • Мардохе́й бо вторы́й бѣ́ по цари́ Артаксе́рксѣ, и вели́къ бѣ́ во ца́р­ст­вiи и просла́вленъ от­ иуде́й и люби́мь, повѣ́даше содѣ́ян­ная всему́ язы́ку сво­ему́.
  • И рече́ мардохе́й: от­ Бо́га бы́ша сiя́:
  • помяну́хъ бо о со́нiи, е́же ви́дѣхъ о словесѣ́хъ си́хъ, ниже́ бо премину́ от­ си́хъ сло́во:
  • ма́лый исто́чникъ, и́же бы́сть рѣка́, и бѣ́ свѣ́тъ, и со́лнце, и вода́ мно́га. Есѳи́рь е́сть рѣка́, ю́же поя́ ца́рь и сотвори́ цари́цу:
  • два́ же змі́а, а́зъ е́смь и Ама́нъ:
  • язы́цы же [су́ть], и́же собра́шася истреби́ти и́мя Иуде́овъ:
  • язы́къ же мо́й се́й е́сть Изра́иль, вопи́в­шiй ко Бо́гу, и спасо́шася: и спасе́ Госпо́дь лю́ди своя́ и изба́ви на́съ Госпо́дь от­ всѣ́хъ зо́лъ си́хъ: и сотвори́ Бо́гъ зна́менiя и чудеса́ ве́лiя, я́же не бы́ша во язы́цѣхъ.
  • Сего́ ра́ди сотвори́ два́ жре́бiя, еди́нъ лю́демъ Бо́жiимъ и еди́нъ всѣ́мъ язы́комъ:
  • и изыдо́ста два́ жре́бiя сiя́ въ ча́съ и вре́мя и въ де́нь суда́ предъ Бо́гомъ во всѣ́хъ язы́цѣхъ:
  • и помяну́ Госпо́дь Бо́гъ лю́ди своя́ и оправда́ достоя́нiе свое́:
  • и бу́дутъ и́мъ дні́е сі́и [пра́здничнiи] въ ме́сяцъ Ада́ръ, въ четвертый­на́­де­сять и пятый­на́­де­сять де́нь ме́сяца того́жде, съ собо́ромъ и ра́достiю и съ весе́лiемъ предъ Бо́гомъ, въ ро́дъ во вѣ́ки въ лю́дехъ сво­и́хъ Изра́или.
  • Въ лѣ́то четве́ртое ца́р­ст­вiя Птоломе́ева и клеопа́тры, внесе́ Досиѳе́й, и́же глаго́лашеся бы́ти свяще́н­никъ и леви́тъ, и Птоломе́й сы́нъ его́, предлежа́щую еписто́лiю о [дне́хъ] фури́мъ, ю́же ска́зоваху, я́ко истолкова́ лисима́хъ сы́нъ Птоломе́евъ, живы́й во Иерусали́мѣ.