Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Нав. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. 1Ездр. Неем. 2Ездр. Тов. Иудиф. Эсф. 1Мак. 2Мак. 3Мак. 3Ездр. Иов. Пс. Притч. Еккл. Песн. Прем. Сир. Ис. Иер. Плч. Посл.Иер. Вар. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Мф. Мк. Лк. Ин. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Ин. 2Ин. 3Ин. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Флп. Кол. 1Фес. 2Фес. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.

Книга Эсфири

 
  • И по словесѣ́хъ си́хъ утоли́ся ца́рь от­ гнѣ́ва, и не воспомяну́ ктому́ Асти́ни, воспомина́я, ели́ка глаго́ла и ка́ко осуди́ ея́.
  • И рѣ́ша слуги́ царе́вы: да изы́щут­ся царю́ дѣви́цы нерастлѣ́н­ны, красны́ зра́комъ, и да поста́витъ ца́рь взыска́тели во всѣ́хъ страна́хъ ца́р­ст­вiя сво­его́,
  • и да изберу́тъ отрокови́цъ дѣ́в­с­т­вен­ныхъ доброзра́чныхъ въ су́сы гра́дъ, въ черто́гъ же́нскiй, и да от­даду́т­ся евну́хови царе́ву стра́жу же́нъ, и да даду́т­ся ма́сти и про́чыя потре́бы:
  • и жена́, ю́же воз­лю́битъ ца́рь, да бу́детъ цари́цею вмѣ́сто Асти́ни. И уго́дно бѣ́ царю́ сло́во, и сотвори́ та́ко.
  • И му́жъ бѣ́ Иуде́анинъ во гра́дѣ су́сѣхъ, и и́мя ему́ мардохе́й сы́нъ Иаи́ровъ, сы́на семе́ина, сы́на кисе́ова, от­ пле́мене Венiами́ня,
  • и́же бя́ше плѣне́нъ от­ Иерусарли́ма навуходоно́соромъ царе́мъ Вавило́нскимъ:
  • и бя́ше ему́ отрокови́ца воспита́на, дще́рь Аминада́ва бра́та отцу́ его́, и и́мя е́й есѳи́рь. По преставле́нiи же роди́телей ея́, прiя́ ю́ мардохе́й во дще́ре мѣ́сто: и бя́ше дѣви́ца красна́ и доброзра́чна.
  • И егда́ услы́шано бы́сть повелѣ́нiе царе́во, со́браны бы́ша дѣви́цы мно́ги во гра́дъ су́сы, подъ ру́ку га́iеву, и при­­ведена́ бы́сть есѳи́рь ко га́iю храни́телю же́нъ:
  • и уго́дна бы́сть ему́ отрокови́ца и обрѣ́те благода́ть предъ ни́мъ: и потща́ся да́ти е́й ма́сти и уча́стiе, и се́дмь дѣви́цъ при­­ста́ви къ не́й изъ до́му царе́ва, и снабдѣва́­ше ю́ и рабы́нь ея́ до́брѣ въ дому́ же́нстѣмъ.
  • И не повѣ́да есѳи́рь ро́да сво­его́, ниже́ оте́че­ст­ва, мардохе́й бо заповѣ́да е́й не воз­вѣща́ти.
  • На вся́къ же де́нь хожда́­ше мардохе́й по двору́ же́нскому, назира́я, что́ есѳи́ри случи́т­ся.
  • Сiе́ же бѣ́ вре́мя дѣви́цъ входи́ти ко царю́, егда́ испо́лнят­ся два­на́­де­сять ме́сяцей: та́ко бо наполня́хуся дні́е украше́нiя, ше́сть ме́сяцъ во арома́тѣхъ и въ ма́стехъ же́нскихъ, и ше́сть ме́сяцъ намазу́ющяся сми́рновымъ еле́емъ,
  • и тогда́ вхожда́ху ко царе́ви: и ему́же а́ще рече́тъ при­­вести́ ю́, вхо́дитъ съ ни́мъ ку́пно изъ до́му же́нскаго да́же до до́му царе́ва:
  • на ве́черъ вхожда́­ше и зау́тра воз­враща́­шеся въ до́мъ же́нскiй вторы́й, идѣ́же га́й евну́хъ царе́въ храни́тель же́нъ, и не вхожда́­ше па́ки ко царю́, а́ще не бу́детъ позвана́ и́менемъ.
  • Егда́ же испо́лнися вре́мя есѳи́ри дще́ри Аминада́ва, бра́та отца́ мардохе́ова, [и́же поя́лъ ю́ себѣ́ въ дще́ре мѣ́сто,] вни́ти ко царе́ви, ничто́же преступи́ от­ си́хъ, я́же заповѣ́да е́й евну́хъ храни́тель же́нъ: бѣ́ бо есѳи́рь обрѣта́ющая благода́ть предъ всѣ́ми зря́щими ю́.
  • И вни́де есѳи́рь ко царю́ Артаксе́рксу во вторый­на́­де­сять ме́сяцъ, и́же е́сть Ада́ръ, въ лѣ́то седмо́е ца́р­ст­ва его́.
  • И воз­люби́ ца́рь есѳи́рь, и обрѣ́те благода́ть па́че всѣ́хъ дѣви́цъ, и воз­ложи́ вѣне́цъ же́нскiй на главу́ ея́.
  • И сотвори́ ца́рь пи́ръ всѣ́мъ друго́мъ сво­и́мъ и си́ламъ се́дмь дні́й, и воз­несе́ бра́къ есѳи́ринъ, и сотвори́ от­ра́ду су́щымъ во ца́р­ст­вiи его́.
  • Мардохе́й же служа́­ше во дворѣ́ [царе́вѣ].
  • Есѳи́рь же не повѣ́да ро́да сво­его́, [ни люді́й сво­и́хъ]: си́це бо заповѣ́да е́й мардохе́й боя́тися Бо́га и твори́ти за́повѣди его́, я́коже бѣ́ съ ни́мъ, есѳи́рь же не измѣни́ обы́чая сво­его́.
  • И опеча́листася два́ евну́ха царе́ва нача́лнѣйшiи стра́жы тѣ́ла его́, я́ко предпочте́нъ бы́сть мардохе́й, и иска́ста уби́ти Артаксе́ркса царя́.
  • И воз­вѣсти́ся сло́во мардохе́ю, и сказа́ есѳи́ри: она́ же повѣ́да царю́, я́же навѣ́туютъ.
  • Ца́рь же испыта́ дву́ евну́ху, [и исповѣ́даста,] и обѣ́си и́хъ. И повелѣ́ ца́рь вписа́ти на па́мять въ ца́рстѣй книгохрани́телницѣ о благодѣя́нiи мардохе́овѣ въ похвалу́.
  • Als der Zorn des Königs sich gelegt hatte, begann er, über das Geschehene nachzudenken.
  • Seine Diener bemerkten es und sagten zu ihm: »Man sollte für den König schöne junge Mädchen suchen, die noch kein Mann berührt hat!
  • Der König könnte in den Provinzen seines Reiches Beamte damit beauftragen, alle besonders schönen Mädchen, die noch unberührt sind, in seinen Harem nach Susa zu bringen. Der königliche Eunuch Hegai, der die Aufsicht im Frauenhaus führt, soll sich um sie kümmern und dafür sorgen, dass ihre Schönheit mit allen Mitteln gepflegt wird.
  • Das Mädchen, das dem König am besten gefällt, soll dann an Waschtis Stelle Königin werden.«

    Dem König gefiel dieser Vorschlag und er gab die entsprechenden Anordnungen.

  • Im Palastbezirk von Susa lebte ein Jude namens Mordechai, der Sohn Jaïrs. Er war vom Stamm Benjamin und ein Nachkomme von Schimi und Kisch.
  • Als der Babylonierkönig Nebukadnezzar eine Anzahl von Judäern mit König Jojachin aus Jerusalem in die Verbannung geführt hatte, war auch die Familie von Mordechai unter den Verschleppten gewesen.
  • Mordechai hatte eine Kusine Hadassa, auch Ester genannt. Sie war außerordentlich schön. Weil sie Vater und Mutter verloren hatte, hatte Mordechai sie als Tochter angenommen.
  • Als der königliche Erlass bekannt gemacht war und die Mädchen nach Susa in die Obhut von Hegai gebracht wurden, da war unter ihnen auch Ester. Sie wurde in den königlichen Harem gebracht und dem Eunuchen Hegai übergeben.
  • Sie fiel ihm auf und gewann seine Gunst. Er sorgte dafür, dass sofort mit der Pflege ihrer Schönheit begonnen und sie aufs beste ernährt wurde. Er gab ihr die schönsten Räume im Harem und sieben ausgewählte Dienerinnen aus dem Königspalast.
  • Nach der Weisung von Mordechai hatte Ester nichts über ihre jüdische Herkunft gesagt.
  • Mordechai ging täglich vor dem Hof des Harems auf und ab, um zu hören, wie es Ester erging und was mit ihr geschah.
  • Jedes Mädchen wurde ein Jahr lang auf die Begegnung mit dem König vorbereitet. Sechs Monate dauerte die vorgeschriebene Behandlung mit Myrrhenöl und weitere sechs die mit Balsamöl und anderen Pflegemitteln. Dann konnte das Mädchen zum König gebracht werden.
  • Wenn eine an der Reihe war, vom Frauenhaus in den Königspalast zu gehen, durfte sie sich Kleider und Schmuck für diese Gelegenheit selbst aussuchen.
  • Sie ging am Abend in den Palast und kehrte am nächsten Morgen in den zweiten Harem zurück. Dieser war für die Nebenfrauen des Königs bestimmt und stand unter der Aufsicht des königlichen Eunuchen Schaaschgas. Keine durfte ein zweites Mal zum König kommen, außer wenn sie ihm besonders gefallen hatte und er sie namentlich rufen ließ.
  • Eines Tages kam die Reihe auch an Ester, die Tochter von Abihajil, dem Onkel jenes Mordechai, der sie nach dem Tod ihres Vaters als Tochter angenommen hatte. Sie verzichtete darauf, Kleidung und Schmuck selbst auszusuchen, und nahm nur, was Hegai ihr empfohlen hatte. Alle, die sie sahen, waren voller Bewunderung.
  • So wurde Ester zum König in den Palast gebracht, im zehnten Monat seines siebten Regierungsjahres, dem Monat Tebet.
  • Der König fand an Ester mehr Gefallen als an allen andern Frauen und sie übertraf in seinen Augen bei weitem die anderen Mädchen. Deshalb setzte er ihr die Krone auf und machte sie an Waschtis Stelle zur Königin.
  • Er gab ihr zu Ehren ein großes Festmahl und lud alle führenden Männer seines Reiches dazu ein. Er gewährte den Provinzen seines Reiches einen Steuernachlass und verteilte königliche Geschenke.
  • Inzwischen wurden zum zweiten Mal Mädchen für den König gesammelt. Ester hatte dem König immer noch nichts von ihrer jüdischen Herkunft und Volkszugehörigkeit gesagt. So hatte Mordechai es ihr befohlen und sie folgte ihm noch genauso wie damals, als sie seine Pflegetochter war.

    Mordechai stand inzwischen in königlichen Diensten und saß in der Torhalle des Palastbezirks.

  • Gerade damals nun machten Bigtan und Teresch, zwei königliche Eunuchen, die die Torwache befehligten, eine Verschwörung. Sie waren unzufrieden mit dem König und beschlossen, ihn umzubringen. Mordechai, der ja ebenfalls dort im Tor war,
  • erfuhr davon und sagte es Königin Ester, die es in seinem Auftrag sofort dem König meldete.
  • Die Sache wurde untersucht, die Verschwörung aufgedeckt und die beiden Schuldigen wurden an den Galgen gehängt. Der König ließ den Vorfall in die amtliche Chronik eintragen.


  • После сего, когда утих гнев царя Артаксеркса, он вспомнил об Астинь и о том, что она сделала, и что было определено о ней.
  • И сказали отроки царя, служившие при нем: пусть бы поискали царю молодых красивых девиц,
  • и пусть бы назначил царь наблюдателей во все области своего царства, которые собрали бы всех молодых девиц, красивых видом, в престольный город Сузы, в дом жен под надзор Гегая, царского евнуха, стража жен, и пусть бы выдавали им притиранья [и прочее, что нужно];
  • и девица, которая понравится глазам царя, пусть будет царицею вместо Астинь. И угодно было слово это в глазах царя, и он так и сделал.
  • Был в Сузах, городе престольном, один Иудеянин, имя его Мардохей, сын Иаира, сын Семея, сын Киса, из колена Вениаминова.
  • Он был переселен из Иерусалима вместе с пленниками, выведенными с Иехониею, царем Иудейским, которых переселил Навуходоносор, царь Вавилонский.
  • И был он воспитателем Гадассы, – она же Есфирь, – дочери дяди его, так как не было у нее ни отца, ни матери. Девица эта была красива станом и пригожа лицем. И по смерти отца ее и матери ее, Мардохей взял ее к себе вместо дочери.
  • Когда объявлено было повеление царя и указ его, и когда собраны были многие девицы в престольный город Сузы под надзор Гегая, тогда взята была и Есфирь в царский дом под надзор Гегая, стража жен.
  • И понравилась эта девица глазам его и приобрела у него благоволение, и он поспешил выдать ей притиранья и все, назначенное на часть ее, и приставить к ней семь девиц, достойных быть при ней, из дома царского, и переместил ее и девиц ее в лучшее отделение женского дома.
  • Не сказывала Есфирь ни о народе своем, ни о родстве своем, потому что Мардохей дал ей приказание, чтобы она не сказывала.
  • И всякий день Мардохей приходил ко двору женского дома, чтобы наведываться о здоровье Есфири и о том, что делается с нею.
  • Когда наступало время каждой девице входить к царю Артаксерксу, после того, как в течение двенадцати месяцев выполнено было над нею все, определенное женщинам, – ибо столько времени продолжались дни притиранья их: шесть месяцев мирровым маслом и шесть месяцев ароматами и другими притираньями женскими, –
  • тогда девица входила к царю. Чего бы она ни потребовала, ей давали всё для выхода из женского дома в дом царя.
  • Вечером она входила и утром возвращалась в другой дом женский под надзор Шаазгаза, царского евнуха, стража наложниц; и уже не входила к царю, разве только царь пожелал бы ее, и она призывалась бы по имени.
  • Когда настало время Есфири, дочери Аминадава, дяди Мардохея, который взял ее к себе вместо дочери, – идти к царю, тогда она не просила ничего, кроме того, о чем сказал ей Гегай, евнух царский, страж жен. И приобрела Есфирь расположение к себе в глазах всех, видевших ее.
  • И взята была Есфирь к царю Артаксерксу, в царский дом его, в десятом месяце, то есть в месяце Тебефе, в седьмой год его царствования.
  • И полюбил царь Есфирь более всех жен, и она приобрела его благоволение и благорасположение более всех девиц; и он возложил царский венец на голову ее и сделал ее царицею на место Астинь.
  • И сделал царь большой пир для всех князей своих и для служащих при нем, – пир ради Есфири, и сделал льготу областям и роздал дары с царственною щедростью.
  • И когда во второй раз собраны были девицы, и Мардохей сидел у ворот царских,
  • Есфирь все еще не сказывала о родстве своем и о народе своем, как приказал ей Мардохей; а слово Мардохея Есфирь выполняла и теперь так же, как тогда, когда была у него на воспитании.
  • В это время, как Мардохей сидел у ворот царских, два царских евнуха, Гавафа и Фарра, оберегавшие порог, озлобились [за то, что предпочтен был Мардохей], и замышляли наложить руку на царя Артаксеркса.
  • Узнав о том, Мардохей сообщил царице Есфири, а Есфирь сказала царю от имени Мардохея.
  • Дело было исследовано и найдено верным, и их обоих повесили на дереве. И было вписано о благодеянии Мардохея в книгу дневных записей у царя.