Скрыть
2:13
Церковнославянский (рус)
И по словесѣ́хъ си́хъ утоли́ся ца́рь от­ гнѣ́ва, и не воспомяну́ ктому́ Асти́ни, воспомина́я, ели́ка глаго́ла и ка́ко осуди́ ея́.
И рѣ́ша слуги́ царе́вы: да изы́щут­ся царю́ дѣви́цы нерастлѣ́н­ны, красны́ зра́комъ, и да поста́витъ ца́рь взыска́тели во всѣ́хъ страна́хъ ца́р­ст­вiя сво­его́,
и да изберу́тъ отрокови́цъ дѣ́в­с­т­вен­ныхъ доброзра́чныхъ въ су́сы гра́дъ, въ черто́гъ же́нскiй, и да от­даду́т­ся евну́хови царе́ву стра́жу же́нъ, и да даду́т­ся ма́сти и про́чыя потре́бы:
и жена́, ю́же воз­лю́битъ ца́рь, да бу́детъ цари́цею вмѣ́сто Асти́ни. И уго́дно бѣ́ царю́ сло́во, и сотвори́ та́ко.
И му́жъ бѣ́ Иуде́анинъ во гра́дѣ су́сѣхъ, и и́мя ему́ мардохе́й сы́нъ Иаи́ровъ, сы́на семе́ина, сы́на кисе́ова, от­ пле́мене Венiами́ня,
и́же бя́ше плѣне́нъ от­ Иерусарли́ма навуходоно́соромъ царе́мъ Вавило́нскимъ:
и бя́ше ему́ отрокови́ца воспита́на, дще́рь Аминада́ва бра́та отцу́ его́, и и́мя е́й есѳи́рь. По преставле́нiи же роди́телей ея́, прiя́ ю́ мардохе́й во дще́ре мѣ́сто: и бя́ше дѣви́ца красна́ и доброзра́чна.
И егда́ услы́шано бы́сть повелѣ́нiе царе́во, со́браны бы́ша дѣви́цы мно́ги во гра́дъ су́сы, подъ ру́ку га́iеву, и при­­ведена́ бы́сть есѳи́рь ко га́iю храни́телю же́нъ:
и уго́дна бы́сть ему́ отрокови́ца и обрѣ́те благода́ть предъ ни́мъ: и потща́ся да́ти е́й ма́сти и уча́стiе, и се́дмь дѣви́цъ при­­ста́ви къ не́й изъ до́му царе́ва, и снабдѣва́­ше ю́ и рабы́нь ея́ до́брѣ въ дому́ же́нстѣмъ.
И не повѣ́да есѳи́рь ро́да сво­его́, ниже́ оте́че­ст­ва, мардохе́й бо заповѣ́да е́й не воз­вѣща́ти.
На вся́къ же де́нь хожда́­ше мардохе́й по двору́ же́нскому, назира́я, что́ есѳи́ри случи́т­ся.
Сiе́ же бѣ́ вре́мя дѣви́цъ входи́ти ко царю́, егда́ испо́лнят­ся два­на́­де­сять ме́сяцей: та́ко бо наполня́хуся дні́е украше́нiя, ше́сть ме́сяцъ во арома́тѣхъ и въ ма́стехъ же́нскихъ, и ше́сть ме́сяцъ намазу́ющяся сми́рновымъ еле́емъ,
и тогда́ вхожда́ху ко царе́ви: и ему́же а́ще рече́тъ при­­вести́ ю́, вхо́дитъ съ ни́мъ ку́пно изъ до́му же́нскаго да́же до до́му царе́ва:
на ве́черъ вхожда́­ше и зау́тра воз­враща́­шеся въ до́мъ же́нскiй вторы́й, идѣ́же га́й евну́хъ царе́въ храни́тель же́нъ, и не вхожда́­ше па́ки ко царю́, а́ще не бу́детъ позвана́ и́менемъ.
Егда́ же испо́лнися вре́мя есѳи́ри дще́ри Аминада́ва, бра́та отца́ мардохе́ова, [и́же поя́лъ ю́ себѣ́ въ дще́ре мѣ́сто,] вни́ти ко царе́ви, ничто́же преступи́ от­ си́хъ, я́же заповѣ́да е́й евну́хъ храни́тель же́нъ: бѣ́ бо есѳи́рь обрѣта́ющая благода́ть предъ всѣ́ми зря́щими ю́.
И вни́де есѳи́рь ко царю́ Артаксе́рксу во вторый­на́­де­сять ме́сяцъ, и́же е́сть Ада́ръ, въ лѣ́то седмо́е ца́р­ст­ва его́.
И воз­люби́ ца́рь есѳи́рь, и обрѣ́те благода́ть па́че всѣ́хъ дѣви́цъ, и воз­ложи́ вѣне́цъ же́нскiй на главу́ ея́.
И сотвори́ ца́рь пи́ръ всѣ́мъ друго́мъ сво­и́мъ и си́ламъ се́дмь дні́й, и воз­несе́ бра́къ есѳи́ринъ, и сотвори́ от­ра́ду су́щымъ во ца́р­ст­вiи его́.
Мардохе́й же служа́­ше во дворѣ́ [царе́вѣ].
Есѳи́рь же не повѣ́да ро́да сво­его́, [ни люді́й сво­и́хъ]: си́це бо заповѣ́да е́й мардохе́й боя́тися Бо́га и твори́ти за́повѣди его́, я́коже бѣ́ съ ни́мъ, есѳи́рь же не измѣни́ обы́чая сво­его́.
И опеча́листася два́ евну́ха царе́ва нача́лнѣйшiи стра́жы тѣ́ла его́, я́ко предпочте́нъ бы́сть мардохе́й, и иска́ста уби́ти Артаксе́ркса царя́.
И воз­вѣсти́ся сло́во мардохе́ю, и сказа́ есѳи́ри: она́ же повѣ́да царю́, я́же навѣ́туютъ.
Ца́рь же испыта́ дву́ евну́ху, [и исповѣ́даста,] и обѣ́си и́хъ. И повелѣ́ ца́рь вписа́ти на па́мять въ ца́рстѣй книгохрани́телницѣ о благодѣя́нiи мардохе́овѣ въ похвалу́.
После сего, когда утих гнев царя Артаксеркса, он вспомнил об Астинь и о том, что она сделала, и что было определено о ней.
И сказали отроки царя, служившие при нем: пусть бы поискали царю молодых красивых девиц,
и пусть бы назначил царь наблюдателей во все области своего царства, которые собрали бы всех молодых девиц, красивых видом, в престольный город Сузы, в дом жен под надзор Гегая, царского евнуха, стража жен, и пусть бы выдавали им притиранья [и прочее, что нужно];
и девица, которая понравится глазам царя, пусть будет царицею вместо Астинь. И угодно было слово это в глазах царя, и он так и сделал.
Был в Сузах, городе престольном, один Иудеянин, имя его Мардохей, сын Иаира, сын Семея, сын Киса, из колена Вениаминова.
Он был переселен из Иерусалима вместе с пленниками, выведенными с Иехониею, царем Иудейским, которых переселил Навуходоносор, царь Вавилонский.
И был он воспитателем Гадассы, – она же Есфирь, – дочери дяди его, так как не было у нее ни отца, ни матери. Девица эта была красива станом и пригожа лицем. И по смерти отца ее и матери ее, Мардохей взял ее к себе вместо дочери.
Когда объявлено было повеление царя и указ его, и когда собраны были многие девицы в престольный город Сузы под надзор Гегая, тогда взята была и Есфирь в царский дом под надзор Гегая, стража жен.
И понравилась эта девица глазам его и приобрела у него благоволение, и он поспешил выдать ей притиранья и все, назначенное на часть ее, и приставить к ней семь девиц, достойных быть при ней, из дома царского, и переместил ее и девиц ее в лучшее отделение женского дома.
Не сказывала Есфирь ни о народе своем, ни о родстве своем, потому что Мардохей дал ей приказание, чтобы она не сказывала.
И всякий день Мардохей приходил ко двору женского дома, чтобы наведываться о здоровье Есфири и о том, что делается с нею.
Когда наступало время каждой девице входить к царю Артаксерксу, после того, как в течение двенадцати месяцев выполнено было над нею все, определенное женщинам, – ибо столько времени продолжались дни притиранья их: шесть месяцев мирровым маслом и шесть месяцев ароматами и другими притираньями женскими, –
тогда девица входила к царю. Чего бы она ни потребовала, ей давали всё для выхода из женского дома в дом царя.
Вечером она входила и утром возвращалась в другой дом женский под надзор Шаазгаза, царского евнуха, стража наложниц; и уже не входила к царю, разве только царь пожелал бы ее, и она призывалась бы по имени.
Когда настало время Есфири, дочери Аминадава, дяди Мардохея, который взял ее к себе вместо дочери, – идти к царю, тогда она не просила ничего, кроме того, о чем сказал ей Гегай, евнух царский, страж жен. И приобрела Есфирь расположение к себе в глазах всех, видевших ее.
И взята была Есфирь к царю Артаксерксу, в царский дом его, в десятом месяце, то есть в месяце Тебефе, в седьмой год его царствования.
И полюбил царь Есфирь более всех жен, и она приобрела его благоволение и благорасположение более всех девиц; и он возложил царский венец на голову ее и сделал ее царицею на место Астинь.
И сделал царь большой пир для всех князей своих и для служащих при нем, – пир ради Есфири, и сделал льготу областям и роздал дары с царственною щедростью.
И когда во второй раз собраны были девицы, и Мардохей сидел у ворот царских,
Есфирь все еще не сказывала о родстве своем и о народе своем, как приказал ей Мардохей; а слово Мардохея Есфирь выполняла и теперь так же, как тогда, когда была у него на воспитании.
В это время, как Мардохей сидел у ворот царских, два царских евнуха, Гавафа и Фарра, оберегавшие порог, озлобились [за то, что предпочтен был Мардохей], и замышляли наложить руку на царя Артаксеркса.
Узнав о том, Мардохей сообщил царице Есфири, а Есфирь сказала царю от имени Мардохея.
Дело было исследовано и найдено верным, и их обоих повесили на дереве. И было вписано о благодеянии Мардохея в книгу дневных записей у царя.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха
Библ. энциклопедия Библейский словарь Словарь библ. образов