Книга Эсфири, 3:7 *

 
  • И по си́хъ прослáви цáрь Артаксéрксъ Амáна сы́на Амадаѳýина вугéанина и воз­несé егó, и предсѣдя́ше вы́шше всѣ́хъ другóвъ егó:
  • и вси́, и́же во дворѣ́ [царéвѣ], покланя́хуся Амáну: си́це бо повелѣ́ цáрь твори́ти. Мардохéй же не клáняшеся емý.
  • И глагóлаша сýщiи во дворѣ́ царéвѣ мардохéю: мардохéе, чесó рáди не слýшаеши глагóлемыхъ от­ царя́?
  • По вся́ же дни́ глагóлаху емý, и не послýшаше и́хъ. И воз­вѣсти́ша Амáну, я́ко мардохéй сопротивля́ет­ся повелѣ́нiю царéву, и повѣ́да и́мъ мардохéй, я́ко Иудéанинъ éсть.
  • И увѣ́давъ Амáнъ, я́ко не клáняет­ся емý мардохéи, разгнѣ́вася зѣлó
  • и умы́сли погуби́ти вся́ иудéи, и́же въ цáр­ст­вѣ Артаксéрксовѣ:
  • и сотвори́ совѣ́тъ въ лѣ́то второ­е­нá­де­сять цáр­ст­ва Артаксéрксова, и метá­ше жрéбiя дéнь от­ днé и мéсяцъ от­ мéсяца, я́ко погуби́ти во еди́нъ дéнь рóдъ мардохéевъ: и падé жрéбiй на четвертый­нá­де­сять дéнь мéсяца, и́же éсть Адаръ.
  • И речé [амáнъ] ко царю́ Артаксéрксу, глагóля: éсть язы́къ разсѣ́ян­ный во язы́цѣхъ во всéмъ цáр­ст­вѣ тво­éмъ: закóны же и́хъ стрáн­ни пáче всѣ́хъ язы́къ, и закóновъ цáрскихъ не слýшаютъ, и не пóльзуетъ царю́ остáвити и́хъ:
  • и áще гóдѣ éсть царéви, да повели́тъ погуби́ти я́: áзъ же запишý въ сокрóвище царéво дéсять ты́сящъ талáнтъ сребрá.
  • И снéмъ цáрь пéрстень [съ руки́ сво­ея́], дадé въ рýцѣ Амáну, да запечáтаетъ писáнiя напи́сан­ная на иудéй.
  • И речé цáрь Амáну: сребрó ýбо имѣ́й ты́ себѣ́, лю́демъ же твори́, я́коже хóщеши.
  • И при́звани бы́ша писцы́ царéвы въ третiй­нá­де­сять дéнь мéсяца пéрваго, и написáша, я́коже повелѣ́ Амáнъ, къ во­евóдамъ и начáлникомъ по всѣ́мъ странáмъ, от­ индíйскiя о́бласти дáже и до еѳióпiи, стó двáдесяти седми́ странáмъ, начáл­ст­ву­ю­щымъ надъ язы́ки по и́хъ язы́ку, и́менемъ Артаксéркса царя́.
  • И послá съ писмонóсцы писáнiя въ цáр­ст­во Артаксéрксово, да побiю́тъ рóдъ жидóвскiй въ дéнь еди́нъ мéсяца втораго­нá­де­сять, и́же éсть Адáръ, и да расхи́тятъ имѣ́нiя и́хъ.
  • Списáнiе же епистóлiи сицевó бѣ́: цáрь вели́кiй Артаксерксъ начáл­ст­ву­ю­щымъ от­ индíи дáже до еѳióпiи надъ стó двáдесять седмiю́ странáми и мѣстоначáлникомъ пóддан­нымъ.
  • Надъ мнóгими цáр­ст­ву­ю­щь язы́ки и обдержáвъ всю́ вселéн­ную, восхотѣ́хъ, не дéрзостiю о́бласти воз­носи́мь, но крóтостiю и ти́хостiю всегдá прáвя, безмятéжно житié всегдá устроя́ти подрýчныхъ [нáшихъ], и цáр­ст­вiе [своé] безмóлвно и проходи́мо дáже до конéцъ соблюдáя, обнови́ти желáемый всѣ́мъ человѣ́комъ ми́ръ.
  • Вопроси́в­шу же ми́ совѣ́тники моя́, кáко бы воз­мóжно сié соверши́ти, и́же у нáсъ цѣломýдрiемъ пресловýтый и во благоволéнiи неизмѣ́н­ный и твéрдою вѣ́рностiю утверждéн­ный и вторýю чéсть по цари́ получи́вый Амáнъ
  • сказá нáмъ, я́ко во всѣ́хъ по вселéн­нѣй колѣ́нѣхъ смѣси́ся враждéбный нѣ́кiй нарóдъ, закóнами сопроти́вный ко вся́кому язы́ку и повелѣ́нiя цáрская всегдá небрегýщь, дабы́ не устроя́лося от­ нáсъ благо­управля́емое непорóчно сообладáнiе.
  • Уразумѣ́в­ше убо, я́ко сéй языкъ еди́нъ сопротивля́ет­ся всегдá вся́кому человѣ́ку, уставлéнiе закóновъ инострáн­ное измѣня́етъ, и проти́вяся нáшымъ дѣлóмъ, гóршая совершáетъ злáя, дабы́ цáр­ст­вiе нá­ше не получи́ло благостоя́нiя:
  • повелѣ́хомъ ýбо напи́сан­ными къ вáмъ грáмотами от­ Амáна учинéнаго надъ вещьми́ [цáрскими] и вторáго отцá нá­шего, всѣ́хъ со женáми и чáды погуби́ти всекорéн­нѣ врáжiими мечьми́ безъ вся́кiя ми́лости и пощадѣ́нiя, въ четвертый­нá­де­сять дéнь втораго­нá­де­сять мéсяца Адáра, настоя́щаго лѣ́та,
  • я́ко да быв­шiи дрéвле и ны́нѣ врази́ во еди́нѣмъ дни́ гóрько во áдъ сошéдше, въ прóчее врéмя ти́хо и безмóлвно житié дадя́тъ нáмъ до концá проходи́ти.
  • Списáнiя же епистóлiи посылáхуся по странáмъ, и повелѣ́но бы́сть всѣ́мъ язы́комъ готóвымъ бы́ти въ нарѣчéн­ный дéнь.
  • Приспѣ́ же дѣ́ло и въ сýсы: и цáрь ýбо и Амáнъ пирýюща наслаждáстася, грáдъ же [сýсы] мятя́шеся.
  • После сего возвеличил царь Артаксеркс Амана, сына Амадафа, Вугеянина, и вознес его, и поставил седалище его выше всех князей, которые у него;
  • и все служащие при царе, которые были у царских ворот, кланялись и падали ниц пред Аманом, ибо так приказал царь. А Мардохей не кланялся и не падал ниц.
  • И говорили служащие при царе, которые у царских ворот, Мардохею: зачем ты преступаешь повеление царское?
  • И как они говорили ему каждый день, а он не слушал их, то они донесли Аману, чтобы посмотреть, устоит ли в слове своем Мардохей, ибо он сообщил им, что он Иудеянин.
  • И когда увидел Аман, что Мардохей не кланяется и не падает ниц пред ним, то исполнился гнева Аман.
  • И показалось ему ничтожным наложить руку на одного Мардохея; но так как сказали ему, из какого народа Мардохей, то задумал Аман истребить всех Иудеев, которые были во всем царстве Артаксеркса, как народ Мардохеев.
  • [И сделал совет] в первый месяц, который есть месяц Нисан, в двенадцатый год царя Артаксеркса, и бросали пур, то есть жребий, пред лицем Амана изо дня в день и из месяца в месяц, [чтобы в один день погубить народ Мардохеев, и пал жребий] на двенадцатый месяц, то есть на месяц Адар.
  • И сказал Аман царю Артаксерксу: есть один народ, разбросанный и рассеянный между народами по всем областям царства твоего; и законы их отличны от законов всех народов, и законов царя они не выполняют; и царю не следует так оставлять их.
  • Если царю благоугодно, то пусть будет предписано истребить их, и десять тысяч талантов серебра я отвешу в руки приставников, чтобы внести в казну царскую.
  • Тогда снял царь перстень свой с руки своей и отдал его Аману, сыну Амадафа, Вугеянину, чтобы скрепить указ против Иудеев.
  • И сказал царь Аману: отдаю тебе это серебро и народ; поступи с ним, как тебе угодно.
  • И призваны были писцы царские в первый месяц, в тринадцатый день его, и написано было, как приказал Аман, к сатрапам царским и к начальствующим над каждою областью [от области Индийской до Ефиопии, над ста двадцатью семью областями], и к князьям у каждого народа, в каждую область письменами ее и к каждому народу на языке его: все было написано от имени царя Артаксеркса и скреплено царским перстнем.
  • И посланы были письма через гонцов во все области царя, чтобы убить, погубить и истребить всех Иудеев, малого и старого, детей и женщин в один день, в тринадцатый день двенадцатого месяца, то есть месяца Адара, и имение их разграбить.
  • [Вот список с этого письма: великий царь Артаксеркс начальствующим от Индии до Ефиопии над ста двадцатью семью областями и подчиненным им наместникам.
  • Царствуя над многими народами и властвуя над всею вселенною, я хотел, не превозносясь гордостью власти, но управляя всегда кротко и тихо, сделать жизнь подданных постоянно безмятежною и, соблюдая царство свое мирным и удобопроходимым до пределов его, восстановить желаемый для всех людей мир.
  • Когда же я спросил советников, каким бы образом привести это в исполнение, то отличающийся у нас мудростью и пользующийся неизменным благоволением, и доказавший твердую верность, и получивший вторую честь по царе, Аман
  • объяснил нам, что во всех племенах вселенной замешался один враждебный народ, по законам своим противный всякому народу, постоянно пренебрегающий царскими повелениями, дабы не благоустроялось безукоризненно совершаемое нами соуправление.
  • Итак, узнав, что один только этот народ всегда противится всякому человеку, ведет образ жизни, чуждый законам, и, противясь нашим действиям, совершает величайшие злодеяния, чтобы царство наше не достигло благосостояния,
  • мы повелели указанных вам в грамотах Амана, поставленного над делами и второго отца нашего, всех с женами и детьми всецело истребить вражескими мечами, без всякого сожаления и пощады, в тринадцатый день двенадцатого месяца Адара настоящего года,
  • чтобы эти и прежде и теперь враждебные люди, быв в один день насильно низвергнуты в преисподнюю, не препятствовали нам в последующее время проводить жизнь мирно и безмятежно до конца.]
  • Список с указа отдать в каждую область как закон, объявляемый для всех народов, чтобы они были готовы к тому дню.
  • Гонцы отправились быстро с царским повелением. Объявлен был указ и в Сузах, престольном городе; и царь и Аман сидели и пили, а город Сузы был в смятении.
Рейтинг@Mail.ru Мобильная версия сайта