Книга Эсфири, 7:9

 
  • Вни́де же цáрь и Амáнъ пировáти со цари́цею.
  • И речé цáрь éсѳи́ри во вторы́й дéнь на пирý: чтó есть, есѳи́ре цари́це? и чтó прошéнiе твоé? и чтó молéнiе твоé? и бýдетъ тебѣ́ до полуцáр­ст­вiя мо­егó.
  • И от­вѣщáв­ши [есѳи́рь цари́ца] речé: áще обрѣтóхъ благодáть предъ очи́ма тво­и́ма, царю́, да дáст­ся душá моя́ прошéнiю мо­емý и лю́дiе мо­и́ молéнiю мо­емý:
  • прóдани бо есмы́, áзъ же и лю́дiе мо­и́, на поги́бель и расхищéнiе и въ рабóту, мы́ же и чáда нáша въ рабы́ и рабы́ни, и небрегóхъ: нѣ́сть бо достóинъ клеветни́къ дворá царéва.
  • И речé цáрь: ктó éсть сéй, и́же дерзнý сотвори́ти вéщь сiю́?
  • И речé есѳи́рь: человѣ́къ врáгъ, Амáнъ лукáвый сéй. Амáнъ же смятéся от­ царя́ и цари́цы.
  • Цáрь же востá со гнѣ́вомъ от­ пи́ра [и и́де] въ вертогрáдъ: Амáнъ же моля́ше цари́цу, ви́дяше бо себé въ бѣдáхъ сýща.
  • Возврати́ся же цáрь из вертогрáда, и Амáнъ при­­падé къ лóжу, на нéмже бѣ́ есѳи́рь, моля́ цари́цу. И речé цáрь: егдá и женý наси́луетъ въ домý мо­éмъ? Амáнъ же слы́шавъ измѣни́ся лицéмъ.
  • Речé же вугаѳáнъ еди́нъ от­ скопцéвъ, сéй же вѣ́дяше о тóмъ дрéвѣ, ви́дѣвъ é въ домý Амáновѣ, егдá при­­зывá­ше егó на обѣ́дъ цáрскiй, и о сéмъ испытáвъ еди́наго от­ óтрокъ, уразумѣ́въ замышля́емое, и речé ко царю́: сé, и дрéво уготóва Амáнъ мардохéю глагóлав­шему благáя о цари́, и сто­и́тъ въ домý Амáновѣ воз­вышéно на лакóтъ пятьдеся́тъ. И речé цáрь: да повѣ́сит­ся [амáнъ] на нéмъ.
  • И повѣ́шенъ бы́сть Амáнъ на дрéвѣ, éже уготóва мардохéю. И тогдá цáрь утоли́ся от­ я́рости.
  • И пришел царь с Аманом пировать у Есфири царицы.
  • И сказал царь Есфири также и в этот второй день во время пира: какое желание твое, царица Есфирь? оно будет удовлетворено; и какая просьба твоя? хотя бы до полуцарства, она будет исполнена.
  • И отвечала царица Есфирь и сказала: если я нашла благоволение в очах твоих, царь, и если царю благоугодно, то да будут дарованы мне жизнь моя, по желанию моему, и народ мой, по просьбе моей!
  • Ибо проданы мы, я и народ мой, на истребление, убиение и погибель. Если бы мы проданы были в рабы и рабыни, я молчала бы, хотя враг не вознаградил бы ущерба царя.
  • И отвечал царь Артаксеркс и сказал царице Есфири: кто это такой, и где тот, который отважился в сердце своем сделать так?
  • И сказала Есфирь: враг и неприятель – этот злобный Аман! И Аман затрепетал пред царем и царицею.
  • И царь встал во гневе своем с пира и пошел в сад при дворце; Аман же остался умолять о жизни своей царицу Есфирь, ибо видел, что определена ему злая участь от царя.
  • Когда царь возвратился из сада при дворце в дом пира, Аман был припавшим к ложу, на котором находилась Есфирь. И сказал царь: даже и насиловать царицу хочет в доме у меня! Слово вышло из уст царя, – и накрыли лице Аману.
  • И сказал Харбона, один из евнухов при царе: вот и дерево, которое приготовил Аман для Мардохея, говорившего доброе для царя, стоит у дома Амана, вышиною в пятьдесят локтей. И сказал царь: повесьте его на нем.
  • И повесили Амана на дереве, которое он приготовил для Мардохея. И гнев царя утих.
Рейтинг@Mail.ru Мобильная версия сайта