Скрыть
8:5
8:10
8:34
Церковнославянский (рус)
И сі́и кня́зiе оте́че­ст­въ и́хъ вожде́ве, и́же взыдо́ша со мно́ю въ ца́р­ст­во Артаксе́ркса царя́ Вавило́нска:
от­ сыно́въ Финее́совыхъ Гирсо́нъ, от­ сыно́въ Иѳама́рихъ данiи́лъ, от­ сыно́въ дави́довыхъ атту́съ,
от­ сыно́въ сахані́иныхъ, от­ сыно́въ форо́совыхъ заха́рiа, и съ ни́мъ муже́й сто́ пятьдеся́тъ,
от­ сыно́въ фаа́ѳъ-моа́ва Елiана́ сы́нъ сараі́евъ, и съ ни́мъ двѣ́сти муже́й,
и от­ сыно́въ заѳо­и́совыхъ ехені́а сы́нъ азiи́левъ, и съ ни́мъ три́ста муже́й,
и от­ сыно́въ Ади́ныхъ ови́нъ сы́нъ Ионаѳа́новъ, и съ ни́мъ пятьдеся́тъ муже́й,
и от­ сыно́въ еда́млихъ Иса́iа сы́нъ Аѳелі́инъ, и съ ни́мъ се́дмьдесятъ муже́й,
и от­ сыно́въ Сафаті́евыхъ завді́а сы́нъ Михаи́ловъ, и съ ни́мъ о́смьдесятъ муже́й,
и от­ сыно́въ Иоа́влихъ Авді́а сы́нъ Иеiи́левъ и съ ни́мъ двѣ́сти осмь­на́­де­сять муже́й,
и от­ сыно́въ Ваані́евыхъ селиму́ѳъ сы́нъ Иосефі́евъ, и съ ни́мъ сто́ шестьдеся́тъ муже́й,
и от­ сыно́въ ваві́евыхъ заха́рiа сы́нъ ваві́евъ, и съ ни́мъ два́десять о́смь муже́й,
и от­ сыно́въ азга́довыхъ Иона́нъ сы́нъ иката́новъ, и съ ни́мъ сто́ де́сять муже́й,
и от­ сыно́въ Адоника́млихъ послѣ́днiи, и сiя́ имена́ и́хъ: едифала́ѳъ, Иеiи́лъ и самаі́а, и съ ни́мъ шестьдеся́тъ муже́й,
и от­ сыно́въ вагуа́евыхъ уѳа́й и Заву́дъ, и съ ни́ми се́дмьдесятъ муже́й.
Собра́хъ же и́хъ къ рѣцѣ́ теку́щей ко Еві́и, и пребы́хомъ ту́ три́ дни́: иска́хъ же въ лю́дехъ и во свяще́н­ницѣхъ, и от­ сыно́въ Леві́иныхъ не обрѣто́хъ та́мо.
И посла́хъ ко Елеаза́ру, Арiи́лу, семеі́ю и къ маона́ну, и иери́ву и Елнаѳа́му, и наѳа́ну и заха́рiи и Месо­лла́му, и ко Иоари́му и Елнаѳа́ну, прему́дрыхъ,
и изведо́хъ и́хъ ко Ада́ю нача́лнику на мѣ́стѣ ка́сфiа и вложи́хъ во уста́ и́хъ словеса́ глаго́лати ко Ада́ю и бра́тiи его́ Аѳини́момъ на мѣ́стѣ ка́сфiи, при­­вести́ на́мъ пою́щихъ въ до́мъ Бо́га на́­шего.
И прiидо́ша къ на́мъ, поне́же рука́ Бо́га на́­шего бѣ́ блага́ на на́съ, му́жъ сахо́нъ от­ сыно́въ Моолі́евыхъ сы́на Леві́ина, сы́на Изра́илева, и сараві́а, и сы́нове его́ и бра́тiя его́ осмь­на́­де­сять:
и Асеві́а, и Иса́iа от­ сыно́въ Мера́риныхъ и бра́тiя его́ и сы́нове его́ два́десять:
и от­ наѳини́мовъ, и́хже даде́ дави́дъ и кня́зiе ко слу́жбѣ леви́томъ, наѳини́мовъ двѣ́сти два́десять, вси́ собра́шася по имено́мъ.
И проповѣ́дахъ та́мо по́стъ бли́зъ рѣ́ки ауи́, е́же смири́тися предъ Го́сподемъ Бо́гомъ на́шимъ, проси́ти от­ него́ пути́ пра́ваго на́мъ и ча́домъ на́шымъ и всему́ стяжа́нiю на́­шему:
устыдѣ́хся бо испроси́ти от­ царя́ си́лы и ко́н­никъ защи́тити на́съ от­ врага́ на пути́, поне́же рѣ́хомъ царю́ глаго́люще: рука́ Бо́га на́­шего е́сть на всѣ́хъ и́щущихъ его́ во благо́е и крѣ́пость его́, я́рость же его́ на всѣ́хъ оставля́ющихъ его́.
Пости́хомся же и моли́хомся Бо́гу на́­шему о се́мъ, и услы́ша на́съ.
И от­лучи́хъ от­ князе́й свяще́н­ническихъ два­на́­де­сять, сараі́ю, Асаві́ю и съ ни́ми от­ бра́тiи и́хъ де́сять:
воз­вѣ́сихъ же и́мъ сребро́ и зла́то и сосу́ды нача́тковъ до́му Бо́га на́­шего, я́же воз­несе́ ца́рь и совѣ́тницы его́ и кня́зiе его́, и ве́сь Изра́иль обрѣта́яйся,
и да́хъ вѣ́сомъ въ ру́ки и́хъ сребра́ тала́нтовъ ше́сть со́тъ пятьдеся́тъ, и сосу́довъ сре́бряныхъ сто́, и зла́та сто́ тала́нтъ,
и ча́шъ златы́хъ два́десять, дра́хмъ ты́сящу, и сосу́ды мѣ́ди свѣ́тлыя до́брыя разли́чныя, драгоцѣ́н­ныя я́ко зла́то,
и реко́хъ и́мъ: вы́ свя́ти Го́споду Бо́гу, и сосу́ди свя́ти и сребро́ и зла́то, е́же во́лею вдано́ е́сть Го́споду Бо́гу оте́цъ на́шихъ:
бди́те и стреги́те, до́ндеже вѣ́сомъ от­дадите́ предъ кня́зи свяще́н­никовъ и леви́товъ и предъ кня́зи оте́че­ст­въ Изра́илевыхъ во Иерусали́мѣ, во ски́нiихъ до́му Госпо́дня.
И прiя́ша свяще́н­ницы и леви́ти вѣ́съ сребра́ и зла́та и сосу́довъ, да воз­несу́тъ во Иерусали́мъ въ до́мъ Бо́га на́­шего.
И воз­двиго́хомся от­ рѣ́ки ауи́ во вторый­на́­де­сять де́нь ме́сяца пе́рваго, да и́демъ во Иерусали́мъ: и рука́ Бо́га на́­шего бѣ́ на на́съ и изба́ви на́съ от­ ру́къ вра́жiихъ и ра́тниковъ на пути́,
и прiидо́хомъ во Иерусали́мъ и пребы́хомъ ту́ три́ дни́.
И бы́сть въ де́нь четве́ртый, от­да́хомъ вѣ́сомъ сребро́ и зла́то и сосу́ды въ дому́ Бо́га на́­шего подъ ру́ку Маримо́ѳа сы́на урі́и свяще́н­ника, и съ ни́мъ Елеаза́ръ сы́нъ Финее́совъ, и съ ни́ми Иозава́дъ сы́нъ иису́совъ и ноаді́а сы́нъ ванаі́евъ леви́ти,
по числу́ и вѣ́су вся́: и напи́санъ бы́сть ве́сь вѣ́съ.
Во вре́мя то́, и́же прiидо́ша от­ плѣне́нiя сы́нове преселе́нiя, при­­несо́ша всесожже́нiя Бо́гу Изра́илеву, телце́въ два­на́­де­сять за всего́ Изра́иля, овно́въ де́вятьдесятъ ше́сть, а́гнцевъ се́дмьдесятъ се́дмь, козло́въ за грѣхи́ два­на́­де­сять, вся́ во всесожже́нiе Го́споду.
И да́ша повелѣ́нiе царе́во прави́телемъ ца́рскимъ и князе́мъ, и́же за рѣко́ю: и просла́виша люді́й и до́мъ Бо́жiй.
Синодальный
И вот главы поколений и родословие тех, которые вышли со мною из Вавилона, в царствование царя Артаксеркса:
из сыновей Финееса Гирсон; из сыновей Ифамара Даниил; из сыновей Давида Хаттуш;
из сыновей Шехании, из сыновей Пароша Захария, и с ним по списку родословному сто пятьдесят человек мужеского пола;
из сыновей Пахаф-Моава Эльегоенай, сын Зерахии, и с ним двести человек мужеского пола;
из сыновей [Зафоя] Шехания, сын Яхазиила, и с ним триста человек мужеского пола;
из сыновей Адина Евед, сын Ионафана, и с ним пятьдесят человек мужеского пола;
из сыновей Елама Иешаия, сын Афалии, и с ним семьдесят человек мужеского пола;
из сыновей Сафатии Зевадия, сын Михаилов, и с ним восемьдесят человек мужеского пола;
из сыновей Иоава Овадия, сын Иехиелов, и с ним двести восемнадцать человек мужеского пола;
из сыновей [Ваания] Шеломиф, сын Иосифии, и с ним сто шестьдесят человек мужеского пола;
из сыновей Бевая Захария, сын Бевая, и с ним двадцать восемь человек мужеского пола;
из сыновей Азгада Иоханан, сын Гаккатана, и с ним сто десять человек мужеского пола;
из сыновей Адоникама последние, и вот имена их: Елифелет, Иеиел и Шемаия, и с ними шестьдесят человек мужеского пола;
из сыновей Бигвая, Уфай и Заббуд, и с ними семьдесят человек мужеского пола.
Я собрал их у реки, втекающей в Агаву, и мы простояли там три дня, и когда я осмотрел народ и священников, то из сынов Левия никого там не нашел.
И послал я позвать Елиезера, Ариэла, Шемаию, и Элнафана, и Иарива, и Элнафана, и Нафана, и Захарию, и Мешуллама – главных, и Иоярива и Элнафана – ученых;
и дал им поручение к Иддо, главному в местности Касифье, и вложил им в уста, что говорить к Иддо и братьям его, нефинеям в местности Касифье, чтобы они привели к нам служителей для дома Бога нашего.
И привели они к нам, так как благодеющая рука Бога нашего была над нами, человека умного из сыновей Махлия, сына Левиина, сына Израилева, именно Шеревию, и сыновей его и братьев его, восемнадцать человек;
и Хашавию и с ним Иешаию из сыновей Мерариных, братьев его и сыновей их двадцать;
и из нефинеев, которых дал Давид и князья его на прислугу левитам, двести двадцать нефинеев; все они названы поименно.
И провозгласил я там пост у реки Агавы, чтобы смириться нам пред лицем Бога нашего, просить у Него благополучного пути для себя и для детей наших и для всего имущества нашего,
так как мне стыдно было просить у царя войска и всадников для охранения нашего от врага на пути, ибо мы, говоря с царем, сказали: рука Бога нашего для всех прибегающих к Нему есть благодеющая, а на всех оставляющих Его – могущество Его и гнев Его!
Итак мы постились и просили Бога нашего о сем, и Он услышал нас.
И я отделил из начальствующих над священниками двенадцать человек: Шеревию, Хашавию и с ними десять из братьев их;
и отдал им весом серебро, и золото, и сосуды, – все, пожертвованное для дома Бога нашего, что пожертвовали царь, и советники его, и князья его, и все Израильтяне, там находившиеся.
И отдал на руки им весом: серебра – шестьсот пятьдесят талантов, и серебряных сосудов на сто талантов, золота – сто талантов;
и чаш золотых – двадцать, в тысячу драхм, и два сосуда из лучшей блестящей меди, ценимой как золото.
И сказал я им: вы – святыня Господу, и сосуды – святыня, и серебро и золото – доброхотное даяние Господу Богу отцов ваших.
Будьте же бдительны и сберегите это, доколе весом не сдадите начальствующим над священниками и левитами и главам поколений Израилевых в Иерусалиме, в хранилище при доме Господнем.
И приняли священники и левиты взвешенное серебро, и золото, и сосуды, чтоб отнести в Иерусалим в дом Бога нашего.
И отправились мы от реки Агавы в двенадцатый день первого месяца, чтобы идти в Иерусалим; и рука Бога нашего была над нами, и спасала нас от руки врага и от подстерегающих нас на пути.
И пришли мы в Иерусалим, и пробыли там три дня.
В четвертый день мы сдали весом серебро, и золото, и сосуды в дом Бога нашего, на руки Меремофу, сыну Урии, священнику, и с ним Елеазару, сыну Финеесову, и с ними Иозаваду, сыну Иисусову, и Ноадии, сыну Виннуя, левитам,
все счетом и весом. И все взвешенное записано в то же время.
Пришедшие из плена переселенцы принесли во всесожжение Богу Израилеву двенадцать тельцов из всего Израиля, девяносто шесть овнов, семьдесят семь агнцев и двенадцать козлов в жертву за грех: все это во всесожжение Господу.
И отдали царские повеления царским сатрапам и заречным областеначальникам, и они почтили народ и дом Божий.
Voici les chefs de familles et les généalogies de ceux qui montèrent avec moi de Babylone, sous le règne du roi Artaxerxès.
Des fils de Phinées, Guerschom; des fils d'Ithamar, Daniel; des fils de David, Hatthusch, des fils de Schecania;
des fils de Pareosch, Zacharie, et avec lui cent cinquante mâles enregistrés;
des fils de Pachat Moab, Eljoénaï, fils de Zerachja, et avec lui deux cents mâles;
des fils de Schecania, le fils de Jachaziel, et avec lui trois cents mâles;
des fils d'Adin, Ébed, fils de Jonathan, et avec lui cinquante mâles;
des fils d'Élam, Ésaïe, fils d'Athalia, et avec lui soixante-dix mâles;
des fils de Schephathia, Zebadia, fils de Micaël, et avec lui quatre-vingts mâles;
des fils de Joab, Abdias, fils de Jehiel, et avec lui deux cent dix-huit mâles;
des fils de Schelomith, le fils de Josiphia, et avec lui cent soixante mâles;
des fils de Bébaï, Zacharie, fils de Bébaï, et avec lui vingt-huit mâles;
des fils d'Azgad, Jochanan, fils d'Hakkathan, et avec lui cent dix mâles;
des fils d'Adonikam, les derniers, dont voici les noms: Éliphéleth, Jeïel et Schemaeja, et avec eux soixante mâles;
des fils de Bigvaï, Uthaï et Zabbud, et avec eux soixante-dix mâles.
Je les rassemblai près du fleuve qui coule vers Ahava, et nous campâmes là trois jours. Je dirigeai mon attention sur le peuple et sur les sacrificateurs, et je ne trouvai là aucun des fils de Lévi.
Alors je fis appeler les chefs Éliézer, Ariel, Schemaeja, Elnathan, Jarib, Elnathan, Nathan, Zacharie et Meschullam, et les docteurs Jojarib et Elnathan.
Je les envoyai vers le chef Iddo, demeurant à Casiphia, et je mis dans leur bouche ce qu'ils devaient dire à Iddo et à ses frères les Néthiniens qui étaient à Casiphia, afin qu'ils nous amenassent des serviteurs pour la maison de notre Dieu.
Et, comme la bonne main de notre Dieu était sur nous, ils nous amenèrent Schérébia, homme de sens, d'entre les fils de Machli, fils de Lévi, fils d'Israël, et avec lui ses fils et ses frères, au nombre de dix-huit;
Haschabia, et avec lui Ésaïe, d'entre les fils de Merari, ses frères et leurs fils, au nombre de vingt;
et d'entre les Néthiniens, que David et les chefs avaient mis au service des Lévites, deux cent vingt Néthiniens, tous désignés par leurs noms.
Là, près du fleuve d'Ahava, je publiai un jeûne d'humiliation devant notre Dieu, afin d'implorer de lui un heureux voyage pour nous, pour nos enfants, et pour tout ce qui nous appartenait.
J'aurais eu honte de demander au roi une escorte et des cavaliers pour nous protéger contre l'ennemi pendant la route, car nous avions dit au roi: La main de notre Dieu est pour leur bien sur tous ceux qui le cherchent, mais sa force et sa colère sont sur tous ceux qui l'abandonnent.
C'est à cause de cela que nous jeûnâmes et que nous invoquâmes notre Dieu. Et il nous exauça.
Je choisis douze chefs des sacrificateurs, Schérébia, Haschabia, et dix de leurs frères.
Je pesai devant eux l'argent, l'or, et les ustensiles, donnés en offrande pour la maison de notre Dieu par le roi, ses conseillers et ses chefs, et par tous ceux d'Israël qu'on avait trouvés.
Je remis entre leurs mains six cent cinquante talents d'argent, des ustensiles d'argent pour cent talents, cent talents d'or,
vingt coupes d'or valant mille dariques, et deux vases d'un bel airain poli, aussi précieux que l'or.
Puis je leur dis: Vous êtes consacrés à l'Éternel; ces ustensiles sont des choses saintes, et cet argent et cet or sont une offrande volontaire à l'Éternel, le Dieu de vos pères.
Soyez vigilants, et prenez cela sous votre garde, jusqu'à ce que vous le pesiez devant les chefs des sacrificateurs et les Lévites, et devant les chefs de familles d'Israël, à Jérusalem, dans les chambres de la maison de l'Éternel.
Et les sacrificateurs et les Lévites reçurent au poids l'argent, l'or et les ustensiles, pour les porter à Jérusalem, dans la maison de notre Dieu.
Nous partîmes du fleuve d'Ahava pour nous rendre à Jérusalem, le douzième jour du premier mois. La main de notre Dieu fut sur nous et nous préserva des attaques de l'ennemi et de toute embûche pendant la route.
Nous arrivâmes à Jérusalem, et nous nous y reposâmes trois jours.
Le quatrième jour, nous pesâmes dans la maison de notre Dieu l'argent, l'or, et les ustensiles, que nous remîmes à Merémoth, fils d'Urie, le sacrificateur; il y avait avec lui Éléazar, fils de Phinées, et avec eux les Lévites Jozabad, fils de Josué, et Noadia, fils de Binnuï.
Le tout ayant été vérifié, soit pour le nombre, soit pour le poids, on mit alors par écrit le poids du tout.
Les fils de la captivité revenus de l'exil offrirent en holocauste au Dieu d'Israël douze taureaux pour tout Israël, quatre-vingt-seize béliers, soixante-dix-sept agneaux, et douze boucs comme victimes expiatoires, le tout en holocauste à l'Éternel.
Ils transmirent les ordres du roi aux satrapes du roi et aux gouverneurs de ce côté du fleuve, lesquels honorèrent le peuple et la maison de Dieu.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки