Скрыть
9:16
Церковнославянский (рус)
Глава же о глаголемыхъ: такова имамы первосвящен­ника, иже сѣде о десную престола величе­ст­вiя на небесѣхъ,
святымъ служитель и скинiи истин­нѣй, юже водрузи Господь, а не человѣкъ.
[Зач. 318Б.] Всякъ бо первосвящен­никъ, во еже при­­носити дары же и жертвы, поставляемь бываетъ: тѣмже потреба имѣти что и сему, еже при­­несетъ.
Аще бы бо былъ на земли, не бы былъ священ­никъ, сущымъ священ­никомъ при­­носящымъ по закону дары,
иже образу и стѣни служатъ небесныхъ, якоже глаголано бысть Моисею, хотящу сотворити скинiю: виждь бо, рече, сотвориши вся по образу показан­ному ти на горѣ.
Нынѣ же лучшее улучи служенiе, по елику и лучшаго завѣта есть ходатай, иже на лучшихъ обѣтованiихъ узаконися.
[Зач. 319.] Аще бо бы первый онъ непороченъ былъ, не бы второму искалося мѣсто.
Укоряя бо ихъ глаголетъ: се, дніе грядутъ, глаголетъ Господь, и совершу на домъ Израилевъ и на домъ Иудовъ завѣтъ новъ,
не по завѣту, егоже сотворихъ отцемъ ихъ въ день, въ оньже емшу ми ихъ за руку, извести ихъ от­ земли Египетскiя: зане тіи не пребыша въ завѣтѣ мо­емъ, и азъ нерадихъ о нихъ, глаголетъ Господь.
Яко сей завѣтъ, егоже завѣщаю дому Израилеву по онѣхъ днехъ, глаголетъ Господь, дая законы моя въ мысли ихъ, и на сердцахъ ихъ напишу ихъ, и буду имъ Богъ, и тіи будутъ мнѣ людiе.
И не имать научити кійждо искрен­няго сво­его и кійждо брата сво­его, глаголя: познай Господа: яко вси увѣдятъ мя от­ мала даже и до велика ихъ,
зане милостивъ буду неправдамъ ихъ и грѣховъ ихъ и беззаконiй ихъ не имамъ помянути ктому.
Внегда же глаголетъ новъ, обветши перваго: а обветшавающее и состарѣвающееся близъ есть истлѣнiя.
[Зач. 320.] Имѣяше убо первая скинiя {первый [завѣтъ]} оправданiя службы, святое же людско­е:
скинiя бо сооружена бысть первая, въ нейже свѣтилникъ и трапеза и предложенiе хлѣбовъ, яже глаголет­ся святая.
По вторѣй же завѣсѣ скинiя глаголемая святая святыхъ,
злату имущи кадилницу и ковчегъ завѣта окованъ всюду златомъ, въ немже стамна злата имущая ман­ну, и жезлъ Аароновъ прозябшiй, и скрижали завѣта:
превышше же его херувими славы, осѣняющiи олтарь {очистилище}: о нихже не лѣть нынѣ глаголати подробну.
Симъ же тако устроенымъ, въ первую убо скинiю выну вхождаху священ­ницы, службы совершающе:
во вторую же единою въ лѣто единъ архiерей, не безъ крове, юже при­­носитъ за себе и о людскихъ невѣже­ст­вiихъ.
[Зач. 321А.] Сiе являющу Духу святому, яко не у явися святыхъ путь, еще первѣй скинiи имущей стоянiе.
Яже притча во время настоящее утвердися, въ неже дарове и жертвы при­­носят­ся, не могущыя по совѣсти совершити служащаго,
точiю въ брашнахъ и питiяхъ, и различныхъ омовенiихъ, и оправданiихъ плоти, даже до времене исправленiя належащая.
[Зач. 321Б.] Христосъ же при­­шедъ архiерей грядущихъ благъ, болшею и совершен­нѣйшею скинiею, нерукотворен­ною, сирѣчь, не сея твари,
ни кровiю козлею ниже телчею, но сво­ею кровiю, вниде единою во святая, вѣчное искупленiе обрѣтый.
Аще бо кровь козляя и телчая и пепелъ юнчiй кропящiй оскверненыя освящаетъ къ плотстѣй чистотѣ:
кольми паче кровь Христова, иже Духомъ святымъ себе при­­несе непорочна Богу, очиститъ совѣсть нашу от­ мертвыхъ дѣлъ, во еже служити намъ Богу живу и истин­ну?
И сего ради новому завѣту ходатай есть, да смерти быв­шей, во искупленiе преступленiй быв­шихъ въ первѣмъ завѣтѣ, обѣтованiе вѣчнаго наслѣдiя прiимутъ зван­нiи.
Идѣже бо завѣтъ, смерти нужно есть вноситися завѣщающаго,
завѣтъ бо въ мертвыхъ извѣстенъ есть: понеже ничесоже можетъ, егда живъ есть завѣщаваяй.
Тѣмже ни первый безъ крове обновленъ {утвержденъ} бысть.
Речен­нѣй бо быв­шей всяцѣй заповѣди по закону от­ Моисеа всѣмъ людемъ, прiемь кровь козлюю и телчую, съ водою и волною червленою и иссопомъ, самыя же тыя книги и вся люди покропи,
глаголя: сiя кровь завѣта, егоже завѣща къ вамъ Богъ.
И скинiю же и вся сосуды служебныя кровiю такожде покропи.
И от­нюдъ кровiю вся {и едва не вся кровiю} очищают­ся по закону, и безъ кровопролитiя не бываетъ оставленiе.
Нужда убо бяше образомъ небесныхъ сими очищатися: самѣмъ же небеснымъ лучшими жертвами, паче сихъ.
[Зач. 322.] Не въ рукотворен­ная бо святая вниде Христосъ, противообразная истин­ныхъ, но въ самое небо, нынѣ да явит­ся лицу Божiю о насъ,
ниже да многажды при­­носитъ себе, якоже первосвящен­никъ входитъ во святая [святыхъ] по вся лѣта съ кровiю чуждею:
понеже подоба­ше бы ему множицею страдати от­ сложенiя мiра: нынѣ же единою въ кончину вѣковъ, во от­метанiе грѣха, жертвою сво­ею явися.
И якоже лежитъ {опредѣлено есть} человѣкомъ единою умрети, потомъ же судъ,
тако и Христосъ единою при­­несеся, во еже воз­нести многихъ грѣхи, второе безъ грѣха явит­ся, ждущымъ его во спасенiе.
Главное же в том, о чем говорим, есть то: мы имеем такого Первосвященника, Который воссел одесную престола величия на небесах
и есть священнодействователь святилища и скинии истинной, которую воздвиг Господь, а не человек.
[Зач. 318Б.] Всякий первосвященник поставляется для приношения даров и жертв; а потому нужно было, чтобы и Сей также имел, что принести.
Если бы Он оставался на земле, то не был бы и священником, потому что здесь такие священники, которые по закону приносят дары,
которые служат образу и тени небесного, как сказано было Моисею, когда он приступал к совершению скинии: смотри, сказано, сделай все по образу, показанному тебе на горе.
Но Сей Первосвященник получил служение тем превосходнейшее, чем лучшего Он ходатай завета, который утвержден на лучших обетованиях.
[Зач. 319.] Ибо, если бы первый завет был без недостатка, то не было бы нужды искать места другому.
Но пророк, укоряя их, говорит: вот, наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет,
не такой завет, какой Я заключил с отцами их в то время, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской, потому что они не пребыли в том завете Моем, и Я пренебрег их, говорит Господь.
Вот завет, который завещаю дому Израилеву после тех дней, говорит Господь: вложу законы Мои в мысли их, и напишу их на сердцах их; и буду их Богом, а они будут Моим народом.
И не будет учить каждый ближнего своего и каждый брата своего, говоря: познай Господа; потому что все, от малого до большого, будут знать Меня,
потому что Я буду милостив к неправдам их, и грехов их и беззаконий их не воспомяну более.
Говоря «новый», показал ветхость первого; а ветшающее и стареющее близко к уничтожению.
[Зач. 320.] И первый завет имел постановление о Богослужении и святилище земное:
ибо устроена была скиния первая, в которой был светильник, и трапеза, и предложение хлебов, и которая называется Святое.
За второю же завесою была скиния, называемая Святое Святых,
имевшая золотую кадильницу и обложенный со всех сторон золотом ковчег завета, где были золотой сосуд с манною, жезл Ааронов расцветший и скрижали завета,
а над ним херувимы славы, осеняющие очистилище; о чем не нужно теперь говорить подробно.
При таком устройстве, в первую скинию всегда входят священники совершать Богослужение;
а во вторую – однажды в год один только первосвященник, не без крови, которую приносит за себя и за грехи неведения народа.
[Зач. 321А.] Сим Дух Святый показывает, что еще не открыт путь во святилище, доколе стоит прежняя скиния.
Она есть образ настоящего времени, в которое приносятся дары и жертвы, не могущие сделать в совести совершенным приносящего,
и которые с яствами и питиями, и различными омовениями и обрядами, относящимися до плоти, установлены были только до времени исправления.
[Зач. 321Б.] Но Христос, Первосвященник будущих благ, придя с большею и совершеннейшею скиниею, нерукотворенною, то есть не такового устроения,
и не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровию, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление.
Ибо если кровь тельцов и козлов и пепел телицы, через окропление, освящает оскверненных, дабы чисто было тело,
то кольми паче Кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя непорочного Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел, для служения Богу живому и истинному!
И потому Он есть ходатай нового завета, дабы вследствие смерти Его, бывшей для искупления от преступлений, сделанных в первом завете, призванные к вечному наследию получили обетованное.
Ибо, где завещание, там необходимо, чтобы последовала смерть завещателя,
потому что завещание действительно после умерших: оно не имеет силы, когда завещатель жив.
Почему и первый завет был утвержден не без крови.
Ибо Моисей, произнеся все заповеди по закону перед всем народом, взял кровь тельцов и козлов с водою и шерстью червленою и иссопом, и окропил как самую книгу, так и весь народ,
говоря: это кровь завета, который заповедал вам Бог.
Также окропил кровью и скинию и все сосуды Богослужебные.
Да и все почти по закону очищается кровью, и без пролития крови не бывает прощения.
Итак образы небесного должны были очищаться сими, самое же небесное лучшими сих жертвами.
[Зач. 322.] Ибо Христос вошел не в рукотворенное святилище, по образу истинного устроенное, но в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред лице Божие,
и не для того, чтобы многократно приносить Себя, как первосвященник входит во святилище каждогодно с чужою кровью;
иначе надлежало бы Ему многократно страдать от начала мира; Он же однажды, к концу веков, явился для уничтожения греха жертвою Своею.
И как человекам положено однажды умереть, а потом суд,
так и Христос, однажды принеся Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих, во второй раз явится не для очищения греха, а для ожидающих Его во спасение.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха
Библ. энциклопедия Библейский словарь Словарь библ. образов