Скрыть
Церковнославянский (рус)
Егда́ изцѣлю́ Изра́иля, и от­кры́ет­ся непра́вда Ефре́мова и зло́ба самарі́йска, я́ко содѣ́лаша лжу́: и та́ть къ нему́ вни́детъ, совлача́яй разбо́йникъ на пути́ его́:
я́ко да воспою́тъ вку́пѣ, а́ки пою́щiи се́рдцемъ сво­и́мъ. Вся́ зло́бы и́хъ помяну́хъ: ны́нѣ обыдо́ша и́хъ совѣ́ти и́хъ, проти́ву лицу́ ми́ бы́ша.
Зло́бами сво­и́ми воз­весели́ша царя́ и лжа́ми сво­и́ми князе́й.
Вси́ любо­дѣ́ющiи, я́ко пе́щь жего́ма на пече́нiе сожже́нiя от­ пла́мене, от­ при­­мѣше́нiя ту́ка, до́ндеже вски́снетъ то́ все́.
Во дни́ царе́й ва́шихъ нача́ша кня́зи яри́тися от­ вина́, простро́ша ру́ки своя́ съ губи́тельми:
зане́ разгорѣ́шася я́ко пе́щь сердца́ и́хъ, внегда́ устремля́тися и́мъ: всю́ но́щь сна́ Ефре́мъ насы́тися, зау́тра бы́сть, и разгорѣ́ся я́ко пла́мень о́гнен­ный.
Вси́ согрѣ́яшася, я́ко пе́щь жего́ма, и о́гнь пояде́ суді́й и́хъ: вси́ ца́рiе и́хъ падо́ша, не бѣ́ въ ни́хъ моля́йся ко мнѣ́.
Ефре́мъ въ лю́дехъ сво­и́хъ са́мъ смѣся́шеся, Ефре́мъ бы́сть опрѣсно́къ необраща́емь.
И снѣдо́ша чужді́и крѣ́пость его́, се́й же не разумѣ́: и сѣди́ны яви́шася на не́мъ, о́нъ же не позна́.
И смири́т­ся укори́зна Изра́илева въ лице́ ему́: и не воз­врати́шася ко Го́споду Бо́гу сво­ему́ и не взыска́ша его́ во всѣ́хъ си́хъ.
И бя́ше Ефре́мъ я́ко го́лубь безу́мный, не имы́й се́рдца: Еги́пта моля́ше, и во Ассирі́аны от­идо́ша.
Я́коже и́дутъ, воз­ложу́ на ня́ мре́жу мою́, я́коже пти́цы небе́сныя све́ргу я́, накажу́ я́ въ слу́хъ скорбѣ́нiя и́хъ.
Го́ре и́мъ, я́ко от­скочи́ша от­ мене́: боязли́ви су́ть, я́ко нече́­ст­воваша ко мнѣ́: а́зъ же изба́вихъ я́, сі́и же воз­глаго́лаша на мя́ лжу́.
И не возопи́ша ко мнѣ́ сердца́ и́хъ, но пла́кахуся на ло́жахъ сво­и́хъ: о пшени́цѣ и винѣ́ сѣча́хуся.
Нака́жут­ся мно́ю, а́зъ же укрѣпи́хъ мы́шцу и́хъ, и на мя́ помы́слиша зла́я.
Соврати́шася ни во что́же, бы́ша я́ко лу́къ напряже́нъ: паду́т­ся кня́зи и́хъ мече́мъ ра́ди ненаказа́нiя язы́ка сво­его́. Сiе́ руга́нiе и́хъ въ земли́ Еги́петстѣй.
Когда Я врачевал Израиля, открылась неправда Ефрема и злодейство Самарии: ибо они поступают лживо; и входит вор, и разбойник грабит по улицам.
Не помышляют они в сердце своем, что Я помню все злодеяния их; теперь окружают их дела их; они пред лицем Моим.
Злодейством своим они увеселяют царя и обманами своими – князей.
Все они пылают прелюбодейством, как печь, растопленная пекарем, который перестает поджигать ее, когда замесит тесто и оно вскиснет.
«День нашего царя!» говорят князья, разгоряченные до болезни вином, а он протягивает руку свою к кощунам.
Ибо они коварством своим делают сердце свое подобным печи: пекарь их спит всю ночь, а утром она горит, как пылающий огонь.
Все они распалены, как печь, и пожирают судей своих; все цари их падают, и никто из них не взывает ко Мне.
Ефрем смешался с народами, Ефрем стал, как неповороченный хлеб.
Чужие пожирали силу его и он не замечал; седина покрыла его, а он не знает.
И гордость Израиля унижена в глазах их и при всем том они не обратились к Господу Богу своему и не взыскали Его.
И стал Ефрем, как глупый голубь, без сердца: зовут Египтян, идут в Ассирию.
Когда они пойдут, Я закину на них сеть Мою; как птиц небесных низвергну их; накажу их, как слышало собрание их.
Горе им, что они удалились от Меня; гибель им, что они отпали от Меня! Я спасал их, а они ложь говорили на Меня.
И не взывали ко Мне сердцем своим, когда вопили на ложах своих; собираются из-за хлеба и вина, а от Меня удаляются.
Я вразумлял их и укреплял мышцы их, а они умышляли злое против Меня.
Они обращались, но не к Всевышнему, стали – как неверный лук; падут от меча князья их за дерзость языка своего; это будет посмеянием над ними в земле Египетской.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки