Скрыть
Церковнославянский (рус)
Отвѣща́въ же Софа́ръ Мине́йскiй, рече́:
глаго́ляй мно́го, и противо­услы́шитъ: или́ многорѣ́чивъ мни́т­ся бы́ти пра́веденъ? благослове́нъ рожде́н­ный от­ жены́ малолѣ́тенъ.
Не мно́гъ во словесѣ́хъ бу́ди: нѣ́сть бо противовѣща́яй ти́.
Не глаго́ли бо, я́ко чи́стъ е́смь дѣ́лы и безпоро́ченъ предъ ни́мъ:
но ка́ко Госпо́дь воз­глаго́летъ къ тебѣ́ и от­ве́рзетъ устнѣ́ сво­и́ съ тобо́ю?
Пото́мъ воз­вѣсти́тъ ти́ си́лу прему́дрости, я́ко сугу́бъ бу́детъ въ си́хъ, я́же проти́ву тебе́: и тогда́ уразумѣ́еши, я́ко досто́йная тебѣ́ сбы́шася от­ Го́спода, и́миже согрѣши́лъ еси́,
Или́ слѣ́дъ Госпо́день обря́щеши? или́ въ послѣ́дняя дости́глъ еси́, я́же сотвори́ Вседержи́тель?
Высо́ко не́бо, и что́ сотвори́ши? глубоча́е же су́щихъ во а́дѣ что́ вѣ́си?
не должа́е ли мѣ́ры земны́я, или́ широты́ морскі́я?
А́ще же преврати́тъ вся́, кто́ рече́тъ ему́: что́ сотвори́лъ еси́?
То́й бо вѣ́сть дѣла́ беззако́н­ныхъ: ви́дѣвъ же нелѣ́пая, не пре́зритъ.
Человѣ́къ же и́нако оби́луетъ словесы́: земны́й же рожде́н­ный от­ жены́ ра́венъ ослу́ пусты́н­ному.
А́ще бо ты́ чи́сто положи́лъ еси́ се́рдце твое́, воз­дѣва́еши же ру́цѣ тво­и́ къ нему́,
а́ще беззако́н­но что́ е́сть въ руку́ твое́ю, дале́че сотвори́ е́ от­ тебе́, непра́вда же въ жили́щи тво­е́мъ да не всели́т­ся:
та́ко бо ти́ воз­сiя́етъ лице́, я́коже вода́ чиста́: совлече́шися же скве́рны, и не убо­и́шися,
и труда́ забу́деши, я́коже волны́ мимоше́дшiя, и не устраши́шися.
Моли́тва же твоя́, а́ки ден­ни́ца, и па́че полу́дне воз­сiя́етъ ти́ жи́знь:
упова́я же бу́деши, я́ко бу́детъ ти́ наде́жда: от­ туги́ же и попече́нiя яви́т­ся ти́ ми́ръ:
упоко́ишися бо, и не бу́детъ боря́й тя́: премѣня́ющiися же мно́зи и́мутъ проси́ти тя́,
спасе́нiе же оста́витъ и́хъ: наде́жда бо и́хъ па́губа, о́чи же нечести́выхъ иста́ютъ.
Синодальный
И отвечал Софар Наамитянин и сказал:
разве на множество слов нельзя дать ответа, и разве человек многоречивый прав?
Пустословие твое заставит ли молчать мужей, чтобы ты глумился, и некому было постыдить тебя?
Ты сказал: суждение мое верно, и чист я в очах Твоих.
Но если бы Бог возглаголал и отверз уста Свои к тебе
и открыл тебе тайны премудрости, что тебе вдвое больше следовало бы понести! Итак знай, что Бог для тебя некоторые из беззаконий твоих предал забвению.
Можешь ли ты исследованием найти Бога? Можешь ли совершенно постигнуть Вседержителя?
Он превыше небес, – что можешь сделать? глубже преисподней, – что можешь узнать?
Длиннее земли мера Его и шире моря.
Если Он пройдет и заключит кого в оковы и представит на суд, то кто отклонит Его?
Ибо Он знает людей лживых и видит беззаконие, и оставит ли его без внимания?
Но пустой человек мудрствует, хотя человек рождается подобно дикому осленку.
Если ты управишь сердце твое и прострешь к Нему руки твои,
и если есть порок в руке твоей, а ты удалишь его и не дашь беззаконию обитать в шатрах твоих,
то поднимешь незапятнанное лице твое и будешь тверд и не будешь бояться.
Тогда забудешь горе: как о воде протекшей, будешь вспоминать о нем.
И яснее полдня пойдет жизнь твоя; просветлеешь, как утро.
И будешь спокоен, ибо есть надежда; ты огражден, и можешь спать безопасно.
Будешь лежать, и не будет устрашающего, и многие будут заискивать у тебя.
А глаза беззаконных истают, и убежище пропадет у них, и надежда их исчезнет.
Французский (LSG)
Tsophar de Naama prit la parole et dit:
Cette multitude de paroles ne trouvera-t-elle point de réponse, Et suffira-t-il d'être un discoureur pour avoir raison?
Tes vains propos feront-ils taire les gens? Te moqueras-tu, sans que personne te confonde?
Tu dis: Ma manière de voir est juste, Et je suis pur à tes yeux.
Oh! si Dieu voulait parler, S'il ouvrait les lèvres pour te répondre,
Et s'il te révélait les secrets de sa sagesse, De son immense sagesse, Tu verrais alors qu'il ne te traite pas selon ton iniquité.
Prétends-tu sonder les pensées de Dieu, Parvenir à la connaissance parfaite du Tout Puissant?
Elle est aussi haute que les cieux: que feras-tu? Plus profonde que le séjour des morts: que sauras-tu?
La mesure en est plus longue que la terre, Elle est plus large que la mer.
S'il passe, s'il saisit, S'il traîne à son tribunal, qui s'y opposera?
Car il connaît les vicieux, Il voit facilement les coupables.
L'homme, au contraire, a l'intelligence d'un fou, Il est né comme le petit d'un âne sauvage.
Pour toi, dirige ton coeur vers Dieu, Étends vers lui tes mains,
Éloigne-toi de l'iniquité, Et ne laisse pas habiter l'injustice sous ta tente.
Alors tu lèveras ton front sans tache, Tu seras ferme et sans crainte;
Tu oublieras tes souffrances, Tu t'en souviendras comme des eaux écoulées.
Tes jours auront plus d'éclat que le soleil à son midi, Tes ténèbres seront comme la lumière du matin,
Tu seras plein de confiance, et ton attente ne sera plus vaine; Tu regarderas autour de toi, et tu reposeras en sûreté.
Tu te coucheras sans que personne ne trouble, Et plusieurs caresseront ton visage.
Mais les yeux des méchants seront consumés; Pour eux point de refuge; La mort, voilà leur espérance!
І заговорив нааматянин Цофар та й сказав:
Чи має зостатись без відповіді безліч слів?
І хіба язиката людина невинною буде?
Чи мужі замовчать твої теревені, й не буде кому засоромити тебе?
Ось говориш ти: Чисте моє міркування, і я чистий в очах Твоїх, Боже!
О, коли б говорити став Бог, і відкрив Свої уста до тебе,
і представив тобі таємниці премудрости, бо вони як ті чуда роздумування!
І знай, вимагає Бог менше від тебе, ніж провини твої того варті!
Чи ти Божу глибінь дослідиш, чи знаєш ти аж до кінця Всемогутнього?
Вона вища від неба, що зможеш зробити?
І глибша вона за шеол, як пізнаєш її?
Її міра довша за землю, і ширша за море вона!
Якщо Він перейде й замкне щось, і згромадить, то хто заборонить Йому?
Бо Він знає нікчемності людські та бачить насилля, і Він не догляне?
Тож людина порожня мудрішає, хоч народжується, як те дике осля!
Якщо ти зміцниш своє серце, і свої руки до Нього простягнеш,
якщо є беззаконня в руці твоїй, то прожени ти його, і кривда в наметах твоїх нехай не пробуває,
тож тоді ти підіймеш обличчя невинне своє, і будеш міцний, і не будеш боятись!
Бо забудеш страждання, про них будеш згадувати, як про воду, яка пропливла…
Від півдня повстане життя, а темрява буде, як ранок.
І будеш ти певний, бо маєш надію, і викопаєш собі яму та й будеш безпечно лежати,
і будеш лежати, й ніхто не сполошить, і багато-хто будуть підлещуватися до обличчя твого…
А очі безбожних минуться, і згине притулок у них, а їхня надія то стогін душі!
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки