Скрыть
Церковнославянский (рус)
Отвѣща́въ же Софа́ръ Мине́йскiй, рече́:
глаго́ляй мно́го, и противо­услы́шитъ: или́ многорѣ́чивъ мни́т­ся бы́ти пра́веденъ? благослове́нъ рожде́н­ный от­ жены́ малолѣ́тенъ.
Не мно́гъ во словесѣ́хъ бу́ди: нѣ́сть бо противовѣща́яй ти́.
Не глаго́ли бо, я́ко чи́стъ е́смь дѣ́лы и безпоро́ченъ предъ ни́мъ:
но ка́ко Госпо́дь воз­глаго́летъ къ тебѣ́ и от­ве́рзетъ устнѣ́ сво­и́ съ тобо́ю?
Пото́мъ воз­вѣсти́тъ ти́ си́лу прему́дрости, я́ко сугу́бъ бу́детъ въ си́хъ, я́же проти́ву тебе́: и тогда́ уразумѣ́еши, я́ко досто́йная тебѣ́ сбы́шася от­ Го́спода, и́миже согрѣши́лъ еси́,
Или́ слѣ́дъ Госпо́день обря́щеши? или́ въ послѣ́дняя дости́глъ еси́, я́же сотвори́ Вседержи́тель?
Высо́ко не́бо, и что́ сотвори́ши? глубоча́е же су́щихъ во а́дѣ что́ вѣ́си?
не должа́е ли мѣ́ры земны́я, или́ широты́ морскі́я?
А́ще же преврати́тъ вся́, кто́ рече́тъ ему́: что́ сотвори́лъ еси́?
То́й бо вѣ́сть дѣла́ беззако́н­ныхъ: ви́дѣвъ же нелѣ́пая, не пре́зритъ.
Человѣ́къ же и́нако оби́луетъ словесы́: земны́й же рожде́н­ный от­ жены́ ра́венъ ослу́ пусты́н­ному.
А́ще бо ты́ чи́сто положи́лъ еси́ се́рдце твое́, воз­дѣва́еши же ру́цѣ тво­и́ къ нему́,
а́ще беззако́н­но что́ е́сть въ руку́ твое́ю, дале́че сотвори́ е́ от­ тебе́, непра́вда же въ жили́щи тво­е́мъ да не всели́т­ся:
та́ко бо ти́ воз­сiя́етъ лице́, я́коже вода́ чиста́: совлече́шися же скве́рны, и не убо­и́шися,
и труда́ забу́деши, я́коже волны́ мимоше́дшiя, и не устраши́шися.
Моли́тва же твоя́, а́ки ден­ни́ца, и па́че полу́дне воз­сiя́етъ ти́ жи́знь:
упова́я же бу́деши, я́ко бу́детъ ти́ наде́жда: от­ туги́ же и попече́нiя яви́т­ся ти́ ми́ръ:
упоко́ишися бо, и не бу́детъ боря́й тя́: премѣня́ющiися же мно́зи и́мутъ проси́ти тя́,
спасе́нiе же оста́витъ и́хъ: наде́жда бо и́хъ па́губа, о́чи же нечести́выхъ иста́ютъ.
Синодальный
И отвечал Софар Наамитянин и сказал:
разве на множество слов нельзя дать ответа, и разве человек многоречивый прав?
Пустословие твое заставит ли молчать мужей, чтобы ты глумился, и некому было постыдить тебя?
Ты сказал: суждение мое верно, и чист я в очах Твоих.
Но если бы Бог возглаголал и отверз уста Свои к тебе
и открыл тебе тайны премудрости, что тебе вдвое больше следовало бы понести! Итак знай, что Бог для тебя некоторые из беззаконий твоих предал забвению.
Можешь ли ты исследованием найти Бога? Можешь ли совершенно постигнуть Вседержителя?
Он превыше небес, – что можешь сделать? глубже преисподней, – что можешь узнать?
Длиннее земли мера Его и шире моря.
Если Он пройдет и заключит кого в оковы и представит на суд, то кто отклонит Его?
Ибо Он знает людей лживых и видит беззаконие, и оставит ли его без внимания?
Но пустой человек мудрствует, хотя человек рождается подобно дикому осленку.
Если ты управишь сердце твое и прострешь к Нему руки твои,
и если есть порок в руке твоей, а ты удалишь его и не дашь беззаконию обитать в шатрах твоих,
то поднимешь незапятнанное лице твое и будешь тверд и не будешь бояться.
Тогда забудешь горе: как о воде протекшей, будешь вспоминать о нем.
И яснее полдня пойдет жизнь твоя; просветлеешь, как утро.
И будешь спокоен, ибо есть надежда; ты огражден, и можешь спать безопасно.
Будешь лежать, и не будет устрашающего, и многие будут заискивать у тебя.
А глаза беззаконных истают, и убежище пропадет у них, и надежда их исчезнет.
Грузинский
მიუგო ცოფარ ნაყამათელმა და უთხრა:
განა ბევრ სიტყვას პასუხი არ გაეცემა? განა მჭევრმეტყველება კაცს ამართლებს?
შენი ფუჭსიტყვაობა ჩააჩუმებს ადამიანებს? დაცინვას მოჰყვები და არავინ იქნება შემარცხვენელი?
შენ ამბობ, მართლად განვსჯიო და სუფთა ვართო მის თვალში.
ნეტავ ღმერთი ალაპარაკდებოდეს და გახსნიდეს ბაგეებს შენს მიმართ!
გაგიცხადებდა სიბრძნის საიდუმლოებებს, რადგან ორგემაგეა სიბრძნე. იცოდე, რომ დაივიწყა ღმერთმა ზოგიერთი შენი შეცოდება.
ჩასწვდები შენ ღვთის სიღრმეს? ჩასწვდები ყოვლადძლიერის სრულყოფილებას?
ცათა მწვერვალებია, რა გამოგივა? ქვესკნელზე უღრმესია, რას შეიცნობ?
დედამიწაზე გრძელია ზომით და ზღვაზე ვრცელი.
თუ ჩაივლის, დაატუსაღებს და მსჯავრს დასდებს - წინ ვინ აღუდგება?
რადგან ის ცნობს ცრუ ხალხს; ის ხედავს ბოროტებას და იმახსოვრებს.
ქარაფშუტა კაცი განისწავლება და ველური ვირის ჩოჩორიც კი ადამიანად იქცევა!
თუ შენ განაწყობ შენს გულს და განაპყრობ ხელებს მის მიმართ,
თუ ცოდვა აქვს შენს ხელს, განიშორე და არ დაასადგურო უკეთურება შენს კარვებში,
მაშინ აღმართავ შენს სახეს უმწიკვლოდ, განმტკიცდები და შიში არ გექნება.
რადგან დაგავიწყდება ტანჯვა-წამება, როგორც ჩავლილ წყალს, ისე გაიხსენებ;
შუადღესავით ინათებს წუთისოფელი და ბნელი დილასავით იქნება;
დამშვიდდები, რადგან არის სასო, დასადგურდები და იმედიანად დაიძინებ;
იწვები და არავინ შეგაშინებს, მრავალნი დაგიწყებენ პირფერობას.
ბოროტმოქმედთა თვალნი დაივსებიან, დაეკარგებათ თავშესაფარი და გაქარწყლდება მათი იმედები.
Soofar süüdistab Iiobit ülekohtus
Siis rääkis naamalane Soofar ja ütles:
„Kas peaks see sõnaküllus jääma vastuseta või lobisejal olema õigus?
Kas su vada peaks panema mehed vaikima või tohid sa mõnitada, ilma et ükski sind häbistaks?
Sest sa ütled: „Mu õpetus on selge ja ma olen tema silmis puhas.”
Kui ometi Jumal räägiks ja avaks oma huuled su vastu
ning ilmutaks sulle tarkuse saladusi, mis on mõistusele otsekui imed. Siis sa mõistaksid, et Jumal su süüst mõndagi unustab.
Kas sa suudad leida Jumala sügavuse? Või tahad sa jõuda Kõigevägevama täiuseni?
Need on kõrgemad kui taevad - mida sina suudad teha? Sügavamad kui surmavald - mida sina sellest tead?
Nende mõõt on pikem kui maa ja laiem kui meri.
Kui tema mööda läheb ja vangistab ning kohtu kokku kutsub, kes teda siis võiks keelata?
Sest tema tunneb valelikke inimesi, näeb nurjatust ega pane mikski,
et ka tühipäine mees saab oidu, kui inimene sünnib nagu metseesli varss.
Kui sinagi oma südant valmistaksid ja sirutaksid oma käed tema poole -
kui su kätes on süütegu, siis saada see kaugele ja ära lase ülekohut jääda oma telkidesse -,
siis sa võiksid küll häbimärgita oma palge üles tõsta, võiksid olla kindel ega tarvitseks karta.
Siis sa võiksid unustada vaeva, mõelda sellele kui äravoolanud veele.
Su eluiga saaks kaunimaks kui keskpäev, pimedus oleks nagu hommik.
Siis sa võiksid olla kindel, et lootust on. Sa tunneksid ennast turvalisena, ja saaksid rahulikult magada.
Sa võiksid maha heita, ilma et keegi hirmutaks. Ja paljud tuleksid sind meelitama.
Aga õelate silmad kustuksid, neil kaoks pelgupaik ja nende lootuseks oleks hingeheitmine.”
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки