Скрыть
23:1
Церковнославянский (рус)
Отвѣща́въ же и́овъ, рече́:
вѣ́мъ у́бо, я́ко изъ руки́ мо­ея́ обличе́нiе мое́ е́сть, и рука́ его́ тяжка́ бы́сть па́че мо­его́ воз­дыха́нiя.
Кто́ у́бо увѣ́сть, я́ко обря́щу его́ и прiиду́ ко кончи́нѣ?
И реку́ мо́й су́дъ, уста́ же моя́ испо́лню обличе́нiя,
уразумѣ́ю же изцѣле́нiя, я́же ми́ рече́тъ, и ощущу́, что́ ми воз­вѣсти́тъ.
И а́ще со мно́гою крѣ́постiю на́йдетъ на мя́, посе́мъ же не воспрети́тъ ми́.
И́стина бо и обличе́нiе от­ него́: да изведе́тъ же въ коне́цъ су́дъ мо́й.
А́ще бо во пе́рвыхъ пойду́, ктому́ нѣ́смь: въ послѣ́днихъ же, ка́ко вѣ́мъ его́?
ошу́юю творя́щу ему́, и не разумѣ́хъ: обложи́тъ одесну́ю, и не узрю́.
Вѣ́сть бо уже́ пу́ть мо́й, искуси́ же мя́ я́ко зла́то.
Изы́ду же въ за́повѣдехъ его́, пути́ бо его́ сохрани́хъ, и не уклоню́ся от­ за́повѣдiй его́
и не преступлю́, въ нѣ́дрѣхъ же мо­и́хъ сокры́хъ глаго́лы его́.
А́ще же и са́мъ суди́лъ та́ко, кто́ есть рекі́й проти́ву ему́? са́мъ бо восхотѣ́ и сотвори́.
Сего́ ра́ди о не́мъ тре́петенъ бы́хъ, наказу́емь же попеко́хся о не́мъ:
сего́ ра́ди от­ лица́ его́ потщу́ся, по­учу́ся и убою́ся от­ него́.
И Госпо́дь умягчи́лъ се́рдце мое́, и Вседержи́тель потща́ся о мнѣ́:
не вѣ́дѣхъ бо, я́ко на́йдетъ на мя́ тма́, предъ лице́мъ же мо­и́мъ покры́етъ мра́къ.
Синодальный
И отвечал Иов и сказал:
еще и ныне горька речь моя: страдания мои тяжелее стонов моих.
О, если бы я знал, где найти Его, и мог подойти к престолу Его!
Я изложил бы пред Ним дело мое и уста мои наполнил бы оправданиями;
узнал бы слова, какими Он ответит мне, и понял бы, что Он скажет мне.
Неужели Он в полном могуществе стал бы состязаться со мною? О, нет! Пусть Он только обратил бы внимание на меня.
Тогда праведник мог бы состязаться с Ним, – и я навсегда получил бы свободу от Судии моего.
Но вот, я иду вперед – и нет Его, назад – и не нахожу Его;
делает ли Он что на левой стороне, я не вижу; скрывается ли на правой, не усматриваю.
Но Он знает путь мой; пусть испытает меня, – выйду, как золото.
Нога моя твердо держится стези Его; пути Его я хранил и не уклонялся.
От заповеди уст Его не отступал; глаголы уст Его хранил больше, нежели мои правила.
Но Он тверд; и кто отклонит Его? Он делает, чего хочет душа Его.
Так, Он выполнит положенное мне, и подобного этому много у Него.
Поэтому я трепещу пред лицем Его; размышляю – и страшусь Его.
Бог расслабил сердце мое, и Вседержитель устрашил меня.
Зачем я не уничтожен прежде этой тьмы, и Он не сокрыл мрака от лица моего!
Немецкий (DGNB)
Ijob antwortete:
»Zwar möchte ich mein Stöhnen unterdrücken
und doch kommt Widerspruch von meinen Lippen.
Wenn ich nur wüsste, wo sich Gott befindet
und wie ich zu ihm hingelangen könnte!
Ich würde ihm schon meine Lage schildern,
ihm meine Gründe und Beweise nennen.
Ich bin gespannt, was er dann sagen würde,
wie er mir darauf seine Antwort gäbe.
Ob er mich seine Allmacht fühlen ließe?
Nein, hören würde er auf meine Worte.
Ich würde meinen Rechtsstreit mit ihm führen
als einer, dem nichts vorzuwerfen ist.
Das müsste auch mein Richter anerkennen!
Ich kann nach Osten gehn, dort ist Gott nicht;
und auch im Westen ist er nicht zu finden.
Ist er im Norden tätig, seh ich́s nicht;
versteckt er sich im Süden, weiß ich́s nicht.
Doch mein Weg ist ihm lange schon bekannt;
wenn er mich prüft, dann bin ich rein wie Gold.
Mein Fuß hielt sich genau an seine Spur,
ich blieb auf seinem Weg und wich nicht ab.
Ich tue immer, was er mir befiehlt,
sein Wort bewahre ich in meinem Herzen.
Doch Gott allein bestimmt – wer will ihn hindern?
Was ihm gefällt, das setzt er einfach durch.
Er wird auch tun, was er für mich geplant hat,
und Pläne über mich hat er genug!
Das ist es, was mich so erschrecken lässt.
Sooft ich an ihn denke, zittere ich.
Gott hat mir alle Zuversicht genommen;
weil er so mächtig ist, macht er mir Angst.
Gott ist́s, der mich erdrückt, und nicht das Dunkel,
auch wenn ich jetzt vor Dunkelheit nichts sehe.
მიუგო იობმა და უთხრა:
დღესაც მწარე იქნება ჩემი სიტყვა. ჩემი სატანჯველი უფრო მძიმეა, ვიდრე კვნესა ჩემი.
ნეტავი მაცოდინა, როგორ ვიპოვო იგი, როგორ მივიდე მის სამყოფლამდე?
წინ დავუდებდი ჩემს სარჩელს და მხილებებით ავივსებდი პირს.
გავიგებდი მის საპასუხო სიტყვებს და მივხვდებოდი, რასაც მეტყოდა.
მთელი ძალით ხომ არ დამიწყებდა დავას? არა! მომისმენდა მხოლოდ.
იქ დაიწყებდა მართალი მის მხილებას, მე კი საბოლოოდ თავს დავიხსნიდი ჩემი მსაჯულისგან.
აჰა, წინ მივდივარ, არა ჩანს; უკან მივდივარ და ვერ ვაგნებ მას.
მარცხნივ საქმეშია და ვერ ვხედავ; მარჯვნივ იმალება და ვერ ვამჩნევ.
მაგრამ მან იცის ჩემი ასავალ-დასავალი; გამომცადოს და ოქროსავით გამოვდნები.
მის კვალზე იდგა ჩემი ფეხი, მის გზას ვიცავდი განუხრელად.
მისი ბაგეების მცნებათაგან არ გადამიხვევია; უბეში დავიუნჯე მისი პირის სიტყვები.
ის ერთადერთია - ვინ გადაათქმევინებს? რასაც მოისურვებს მისი სული, იმას გააკეთებს.
ბოლომდე შეასრულებს ჩემს წილხვედრილს - ასეთი ბევრი აქვს მას.
ამიტომაც ვძრწივარ მის წინაშე, ჩავუფიქრდები და მეშინია მისი.
ღმერთმა დააძაბუნა ჩემი გული და შემაძრწუნა ყოვლადძლიერმა.
ბარემ დავიღუპო უკუნეთში და ბნელმა დამიფაროს სახე!
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки