Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Нав. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. 1Ездр. Неем. 2Ездр. Тов. Иудиф. Эсф. 1Мак. 2Мак. 3Мак. 3Ездр. Иов. Пс. Притч. Еккл. Песн. Прем. Сир. Ис. Иер. Плч. Посл.Иер. Вар. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Мф. Мк. Лк. Ин. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Ин. 2Ин. 3Ин. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Флп. Кол. 1Фес. 2Фес. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.

Книга Иова

 
  • Почто́ же Го́спода утаи́шася часы́,
  • нечести́вiи же предѣ́лъ преидо́ша, ста́до съ па́стыремъ разгра́бив­ше?
  • Подъяре́мника си́рыхъ от­ведо́ша и вола́ вдови́ча въ зало́гъ взя́ша:
  • уклони́ша немощны́хъ от­ пути́ пра́веднаго, вку́пѣ же скры́шася кро́тцыи земли́:
  • изыдо́ша же, я́ко осли́ на село́, на мя́, изступи́в­ше сво­его́ чи́на: сла́докъ бы́сть хлѣ́бъ и́мъ ра́ди ю́ныхъ.
  • Ни́ву пре́жде вре́мене не свою́ су́щу пожа́ша, немощні́и же виногра́дъ нечести́выхъ безъ мзды́ и безъ бра́шна воз­дѣ́лаша:
  • наги́хъ мно́гихъ успи́ша безъ ри́зъ, оде́жду же души́и́хъ отъ­я́ша:
  • ка́плями го́рскими мо́кнутъ, зане́же не имѣ́яху покро́ва, въ ка́менiе облеко́шася:
  • восхи́тиша сироту́ от­ сосца́, па́дшаго же смири́ша:
  • нагі́я же успи́ша непра́ведно, от­ а́лчущихъ же хлѣ́бъ отъ­я́ша:
  • въ тѣсни́нахъ непра́ведно засѣдо́ша, пути́ же пра́веднаго не вѣ́дѣша.
  • И́же изъ гра́да и изъ домо́въ сво­и́хъ изгони́ми быва́ху, душа́ же младе́нцевъ стеня́ше вельми́: Бо́гъ же почто́ си́хъ посѣще́нiя не сотвори́?
  • На земли́ су́щымъ и́мъ, и не разумѣ́ша, пути́ же пра́веднаго не вѣ́дѣша, ни по стезя́мъ его́ ходи́ша.
  • Разумѣ́въ же и́хъ дѣла́, предаде́ и́хъ во тму́, и въ нощи́ бу́детъ я́ко та́ть.
  • И о́ко прелюбо­дѣ́я сохрани́ тму́, глаго́ля: не у́зритъ мя́ о́ко: и покрыва́ло лицу́ наложи́.
  • Прокопа́ въ нощи́ хра́мины, во дне́хъ же запечатлѣ́ша себе́, не позна́ша свѣ́та:
  • я́ко а́бiе зау́тра и́мъ сѣ́нь сме́рти, поне́же позна́етъ мяте́жъ сѣ́ни сме́ртныя.
  • Лего́къ е́сть на лицы́ воды́: проклята́ бу́ди ча́сть и́хъ на земли́, да явя́т­ся же садо́вiя и́хъ на земли́ су́ха:
  • рукоя́тiе бо си́рыхъ разгра́биша.
  • Пото́мъ воспомяне́нъ бы́сть ему́ грѣ́хъ, и я́коже мгла́ росы́ изчезе́: воз­дано́ же бу́ди ему́, е́же содѣ́я, сокруше́нъ же бу́ди вся́къ неправди́въ я́ко дре́во неизцѣ́льно:
  • непло́днѣй бо не добро́ сотвори́ и жены́ не поми́лова.
  • Я́ростiю же низврати́ немощны́я: воста́въ у́бо не и́мать вѣ́ры я́ти о сво­е́мъ житiи́.
  • Егда́ же разболи́т­ся, да не надѣ́ет­ся здра́въ бы́ти, но паде́тъ неду́гомъ.
  • Мно́ги бо озло́би высота́ его́: увяде́ же я́ко зла́къ въ зно́и, или́ я́коже кла́съ от­ стебла́ са́мъ от­па́дъ.
  • А́ще же ни́, кто́ есть глаго́ляй лжу́ ми́ глаго́лати, и положи́тъ ни во что́же глаго́лы моя́?
  • Почему не сокрыты от Вседержителя времена, и знающие Его не видят дней Его?
  • Межи передвигают, угоняют стада и пасут у себя.
  • У сирот уводят осла, у вдовы берут в залог вола;
  • бедных сталкивают с дороги, все уничиженные земли принуждены скрываться.
  • Вот они, как дикие ослы в пустыне, выходят на дело свое, вставая рано на добычу; степь дает хлеб для них и для детей их;
  • жнут они на поле не своем и собирают виноград у нечестивца;
  • нагие ночуют без покрова и без одеяния на стуже;
  • мокнут от горных дождей и, не имея убежища, жмутся к скале;
  • отторгают от сосцов сироту и с нищего берут залог;
  • заставляют ходить нагими, без одеяния, и голодных кормят колосьями;
  • между стенами выжимают масло оливковое, топчут в точилах и жаждут.
  • В городе люди стонут, и душа убиваемых вопит, и Бог не воспрещает того.
  • Есть из них враги света, не знают путей его и не ходят по стезям его.
  • С рассветом встает убийца, умерщвляет бедного и нищего, а ночью бывает вором.
  • И око прелюбодея ждет сумерков, говоря: ничей глаз не увидит меня, – и закрывает лице.
  • В темноте подкапываются под домы, которые днем они заметили для себя; не знают света.
  • Ибо для них утро – смертная тень, так как они знакомы с ужасами смертной тени.
  • Легок такой на поверхности воды, проклята часть его на земле, и не смотрит он на дорогу садов виноградных.
  • Засуха и жара поглощают снежную воду: так преисподняя – грешников.
  • Пусть забудет его утроба матери; пусть лакомится им червь; пусть не остается о нем память; как дерево, пусть сломится беззаконник,
  • который угнетает бездетную, не рождавшую, и вдове не делает добра.
  • Он и сильных увлекает своею силою; он встает, и никто не уверен за жизнь свою.
  • А Он дает ему все для безопасности, и он на то опирается, и очи Его видят пути их.
  • Поднялись высоко, – и вот, нет их; падают и умирают, как и все, и, как верхушки колосьев, срезываются.
  • Если это не так, – кто обличит меня во лжи и в ничто обратит речь мою?
  • Warum setzt Gott nicht einfach Tage fest,
    dass seine Treuen sehn, wie er Gericht hält?
  • Die Mächtigen verrücken Feldergrenzen;
    den kleinen Leuten stehlen sie die Herden
    und treiben sie auf ihre eigene Weide.
  • Das Rind der Witwe nehmen sie als Pfand,
    den Waisen rauben sie den letzten Esel.
  • Die Armen werden aus dem Weg gestoßen,
    sie fliehn vor Furcht und müssen sich verstecken.
  • Wie wilde Esel in der dürren Steppe
    gehn sie bei Morgengrauen an die Arbeit.
    Für ihre Kinder suchen sie nach Nahrung,
    die in der Steppe doch nur kärglich wächst.
  • Sie sammeln Reste auf dem Feld des Reichen,
    in seinem Weinberg suchen sie nach Beeren.
  • Nackt müssen sie im Freien übernachten
    und keine Decke schützt sie vor der Kälte.
  • Im Bergland triefen sie von Regennässe
    und drücken sich zum Schutz dicht an die Felsen.
  • Der Witwe nimmt man ihren Säugling fort,
    den Schuldnern pfändet man sogar den Mantel.
  • Die Armen müssen ohne Kleidung gehn;
    sie hungern, weil sie nichts zu essen haben,
    selbst wenn sie für die Reichen Garben tragen.
  • Im Garten pressen sie Oliven aus,
    sie keltern Wein und müssen durstig bleiben.
  • Die armen Stadtbewohner klagen laut,
    das Röcheln der Verletzten schreit zum Himmel,
    doch Gott beachtet all den Wahnsinn nicht!
  • Die Bösen hassen jede Art von Licht;
    drum wissen sie auch nichts von Gottes Wegen
    und fragen nicht danach, was ihm gefällt.
  • Im Morgengrauen steht der Mörder auf
    und bringt den Armen um, der schutzlos ist.
    Bei Nacht bricht er in Häuser ein und stiehlt.
  • Der Ehebrecher wartet bis zum Abend
    und bindet sich die Maske vors Gesicht,
    damit kein Auge ihn erkennen kann.
  • Im Dunkeln raubt der Dieb die Häuser aus.
    Bei Tage schließen sie sich alle ein,
    weil sie vom hellen Licht nichts wissen wollen.
  • Ihr Tag beginnt erst, wenn es dunkel wird,
    und keine Finsternis kann sie erschrecken.
  • Der Böse wird von Fluten fortgeschwemmt,
    sein Grund und Boden ist von Gott verflucht
    und auch zum Weinberg geht er niemals wieder.
  • Die Sonnenhitze lässt den Schnee verschwinden,
    der ausgedörrte Boden schluckt das Wasser.
    Genauso schluckt die Totenwelt den Sünder.
  • Selbst seine Mutter denkt nicht mehr an ihn;
    er ist ein fettes Fressen für die Würmer.
    Aus der Erinnerung ist er verschwunden;
    der Böse wurde wie ein Baum gefällt.
    Das ist die Strafe für sein schlimmes Unrecht:
  • Die kinderlose Frau hat er misshandelt,
    der Witwe keine Freundlichkeit erwiesen.
  • Die Mächtigen rafft Gottes Macht hinweg;
    erhebt er sich, verzweifeln sie am Leben.
  • Gott wiegt sie anfangs nur in Sicherheit,
    doch achtet er genau auf ihre Taten.
  • Sie werden groß, doch nur für kurze Zeit;
    dann schrumpfen sie wie eine Blütendolde
    und werden abgeschnitten wie die Ähre.
  • So ist es! Was ich sage, ist die Wahrheit.
    Kann einer mir das Gegenteil beweisen?«