Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Нав. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. 1Ездр. Неем. 2Ездр. Тов. Иудиф. Эсф. 1Мак. 2Мак. 3Мак. 3Ездр. Иов. Пс. Притч. Еккл. Песн. Прем. Сир. Ис. Иер. Плч. Посл.Иер. Вар. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Мф. Мк. Лк. Ин. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Ин. 2Ин. 3Ин. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Флп. Кол. 1Сол. 2Сол. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.

Книга Иова

 
  • Еще́ же при­­ложи́въ и́овъ, рече́ въ при́тчахъ:
  • кто́ мя устро́итъ по ме́сяцамъ пре́жднихъ дні́й, въ ни́хже мя́ Бо́гъ храня́ше,
  • я́коже егда́ свѣтя́шеся свѣти́лникъ его́ надъ главо́ю мо­е́ю, егда́ свѣ́томъ его́ хожда́хъ во тмѣ́,
  • егда́ бѣ́хъ тя́жекъ въ путе́хъ, егда́ Бо́гъ посѣще́нiе творя́ше до́му мо­ему́,
  • егда́ бѣ́хъ бога́тъ зѣло́, о́крестъ же мене́ раби́,
  • егда́ облива́хуся путiе́ мо­и́ ма́сломъ кра́вiимъ, го́ры же моя́ облива́хуся млеко́мъ,
  • егда́ исхожда́хъ изу́тра во гра́дъ, на сто́гнахъ же поставля́шеся ми́ престо́лъ?
  • Ви́дяще мя́ ю́ноши скрыва́шася, старѣ́йшины же вси́ востава́ша:
  • вельмо́жи же престава́ху глаго́лати, пе́рстъ воз­ло́жше на уста́ своя́.
  • Слы́шав­шiи же блажи́ша мя́, и язы́къ и́хъ при­­льпе́ горта́ни и́хъ:
  • я́ко у́хо слы́ша и ублажи́ мя, о́ко же ви́дѣвъ мя́ уклони́ся.
  • Спасо́хъ бо убо́гаго от­ руки́ си́льнаго, и сиротѣ́, ему́же не бѣ́ помо́щника, помого́хъ.
  • Благослове́нiе погиба́ющаго на мя́ да прiи́детъ, уста́ же вдови́ча благослови́ша мя́.
  • Въ пра́вду же облача́хся, одѣва́хся же въ су́дъ я́ко въ ри́зу.
  • О́ко бѣ́хъ слѣпы́мъ, нога́ же хромы́мъ:
  • а́зъ бы́хъ оте́цъ немощны́мъ, ра́спрю же, ея́же не вѣ́дяхъ, изслѣ́дихъ:
  • сотро́хъ же члено́вныя непра́ведныхъ, от­ среды́ же зубо́въ и́хъ грабле́нiе изъя́хъ.
  • Рѣ́хъ же: во́зрастъ мо́й состарѣ́ет­ся я́коже стебло́ фи́никово, мно́га лѣ́та поживу́.
  • Ко́рень разве́рзеся при­­ водѣ́, и роса́ пребу́детъ на жа́твѣ мо­е́й.
  • Сла́ва моя́ но́ва со мно́ю, и лу́къ мо́й въ руцѣ́ мо­е́й по́йдетъ.
  • [Старѣ́йшины] слы́шав­шiи мя́ внима́ху, молча́ху же о мо­е́мъ совѣ́тѣ.
  • Къ мо­ему́ глаго́лу не при­­лага́ху, ра́довахуся же, егда́ къ ни́мъ глаго́лахъ:
  • я́коже земля́ жа́ждущая ожида́етъ дождя́, та́ко сі́и мо­его́ глаго́ланiя.
  • А́ще воз­смѣю́ся къ ни́мъ, не вѣ́риша: и свѣ́тъ лица́ мо­его́ не от­пада́­ше.
  • Избра́хъ пу́ть и́хъ, и сѣдѣ́хъ кня́зь, и вселя́хся я́коже ца́рь посредѣ́ хра́брыхъ, а́ки утѣша́яй печа́льныхъ.
  • И продолжал Иов возвышенную речь свою и сказал:
  • о, если бы я был, как в прежние месяцы, как в те дни, когда Бог хранил меня,
  • когда светильник Его светил над головою моею, и я при свете Его ходил среди тьмы;
  • как был я во дни молодости моей, когда милость Божия была над шатром моим,
  • когда еще Вседержитель был со мною, и дети мои вокруг меня,
  • когда пути мои обливались молоком, и скала источала для меня ручьи елея!
  • когда я выходил к воротам города и на площади ставил седалище свое, –
  • юноши, увидев меня, прятались, а старцы вставали и стояли;
  • князья удерживались от речи и персты полагали на уста свои;
  • голос знатных умолкал, и язык их прилипал к гортани их.
  • Ухо, слышавшее меня, ублажало меня; око видевшее восхваляло меня,
  • потому что я спасал страдальца вопиющего и сироту беспомощного.
  • Благословение погибавшего приходило на меня, и сердцу вдовы доставлял я радость.
  • Я облекался в правду, и суд мой одевал меня, как мантия и увясло.
  • Я был глазами слепому и ногами хромому;
  • отцом был я для нищих и тяжбу, которой я не знал, разбирал внимательно.
  • Сокрушал я беззаконному челюсти и из зубов его исторгал похищенное.
  • И говорил я: в гнезде моем скончаюсь, и дни мои будут многи, как песок;
  • корень мой открыт для воды, и роса ночует на ветвях моих;
  • слава моя не стареет, лук мой крепок в руке моей.
  • Внимали мне и ожидали, и безмолвствовали при совете моем.
  • После слов моих уже не рассуждали; речь моя капала на них.
  • Ждали меня, как дождя, и, как дождю позднему, открывали уста свои.
  • Бывало, улыбнусь им – они не верят; и света лица моего они не помрачали.
  • Я назначал пути им и сидел во главе и жил как царь в кругу воинов, как утешитель плачущих.
  • Job prit de nouveau la parole sous forme sentencieuse et dit:
  • Oh! que ne puis-je être comme aux mois du passé, Comme aux jours où Dieu me gardait,
  • Quand sa lampe brillait sur ma tête, Et que sa lumière me guidait dans les ténèbres!
  • Que ne suis-je comme aux jours de ma vigueur, Où Dieu veillait en ami sur ma tente,
  • Quand le Tout Puissant était encore avec moi, Et que mes enfants m'entouraient;
  • Quand mes pieds se baignaient dans la crème Et que le rocher répandait près de moi des ruisseaux d'huile!
  • Si je sortais pour aller à la porte de la ville, Et si je me faisais préparer un siège dans la place,
  • Les jeunes gens se retiraient à mon approche, Les vieillards se levaient et se tenaient debout.
  • Les princes arrêtaient leurs discours, Et mettaient la main sur leur bouche;
  • La voix des chefs se taisait, Et leur langue s'attachait à leur palais.
  • L'oreille qui m'entendait me disait heureux, L'oeil qui me voyait me rendait témoignage;
  • Car je sauvais le pauvre qui implorait du secours, Et l'orphelin qui manquait d'appui.
  • La bénédiction du malheureux venait sur moi; Je remplissais de joie le coeur de la veuve.
  • Je me revêtais de la justice et je lui servais de vêtement, J'avais ma droiture pour manteau et pour turban.
  • J'étais l'oeil de l'aveugle Et le pied du boiteux.
  • J'étais le père des misérables, J'examinais la cause de l'inconnu;
  • Je brisais la mâchoire de l'injuste, Et j'arrachais de ses dents la proie.
  • Alors je disais: Je mourrai dans mon nid, Mes jours seront abondants comme le sable;
  • L'eau pénétrera dans mes racines, La rosée passera la nuit sur mes branches;
  • Ma gloire reverdira sans cesse, Et mon arc rajeunira dans ma main.
  • On m'écoutait et l'on restait dans l'attente, On gardait le silence devant mes conseils.
  • Après mes discours, nul ne répliquait, Et ma parole était pour tous une bienfaisante rosée;
  • Ils comptaient sur moi comme sur la pluie, Ils ouvraient la bouche comme pour une pluie du printemps.
  • Je leur souriais quand ils perdaient courage, Et l'on ne pouvait chasser la sérénité de mon front.
  • J'aimais à aller vers eux, et je m'asseyais à leur tête; J'étais comme un roi au milieu d'une troupe, Comme un consolateur auprès des affligés.