Скрыть
36:1
36:25
36:28a
36:28b
Церковнославянский (рус)
Приложи́въ же еще́ Елiу́съ, рече́:
пожди́ ми ма́ло еще́, да тя́ научу́: еще́ бо у мене́ е́сть сло́во.
Прiи́мъ хи́трость мою́ от­дале́ча, дѣ́лы же мо­и́ми пра́ведная реку́ во­и́стин­ну:
и не непра́ведны глаго́лы безъ пра́вды уразумѣ́еши.
Ви́ждь же, я́ко Госпо́дь не от­ри́нетъ незло́биваго:
си́ленъ крѣ́постiю сердца́ нечести́выхъ не оживи́тъ и су́дъ ни́щымъ да́стъ,
не отъ­и́метъ от­ правди́ваго оче́съ сво­и́хъ, и со цари́ на престо́лѣ посади́тъ и́хъ на побѣ́ду, и воз­несу́т­ся.
Свя́зан­нiи въ ручны́хъ у́захъ я́ти бу́дутъ у́жами нищеты́,
и воз­вѣсти́тъ и́мъ дѣла́ и́хъ и прегрѣше́нiе и́хъ, я́ко укрѣпя́т­ся:
но правди́ваго услы́шитъ, и рече́, я́ко обратя́т­ся от­ непра́вды.
А́ще услы́шатъ и порабо́таютъ, сконча́ютъ дни́ своя́ во благи́хъ и лѣ́та своя́ въ благолѣ́потѣ:
нечести́выхъ же не спасе́тъ, зане́ не хотѣ́ша позна́ти Го́спода и зане́же учи́ми не послушли́ви бѣ́ша.
И лицемѣ́ри се́рдцемъ воз­мутя́тъ я́рость: не возопiю́тъ, я́ко связа́ и́хъ:
да у́мретъ у́бо въ ю́ности душа́ и́хъ, житiе́ же и́хъ уязвля́емо а́нгелы,
зане́же оскорби́ша неду́жна и не́мощна, су́дъ же кро́ткихъ изложи́тъ.
Еще́ же исто́ргну тя́ от­ у́стъ вра́жiихъ: бе́здна, проли́тiе подъ не́ю, и сни́де трапе́за твоя́ испо́лнена ту́ка.
Не оскудѣ́етъ же от­ пра́ведныхъ су́дъ:
я́рость же на нечести́выя бу́детъ, нече́стiя ра́ди даро́въ и́хъ, и́хже прiима́ху на непра́вдѣ.
Да не уклони́тъ тя́ во́лею у́мъ от­ мольбы́ въ бѣдѣ́ су́щихъ немощны́хъ и всѣ́хъ содержа́щихъ крѣ́пость.
Не при­­влецы́ но́щи, е́же взы́ти лю́демъ вмѣ́сто и́хъ:
но сохрани́ся, да не содѣ́еши зла́: си́хъ бо ра́ди изъя́тъ еси́ от­ нищеты́.
Се́, крѣ́пкiй удержи́тъ крѣ́постiю сво­е́ю: кто́ бо е́сть, я́коже то́й, си́ленъ?
и кто́ е́сть испыту́яй дѣ́лъ его́? или́ кто́ рекі́й: содѣ́я непра́вду?
Помяни́, я́ко ве́лiя дѣла́ его́ су́ть, и́миже владѣ́ша му́жiе.
Вся́къ человѣ́къ ви́дитъ въ себѣ́, ели́цы уязвля́еми су́ть человѣ́цы.
Се́, крѣ́пкiй вели́кiй, и не увѣ́мы: число́ лѣ́тъ его́ безконе́чно­е:
изочте́н­ны же ему́ су́ть ка́пли дожде́вныя, и излiю́т­ся дожде́мъ во о́блакъ:
потеку́тъ обетша́нiя, осѣни́ша же о́блацы надъ премно́гими людьми́:
вре́мя поста́ви скоту́, вѣ́дятъ же ло́жа чи́нъ.
О всѣ́хъ си́хъ не диви́тлитися у́мъ, и не измѣня́етлися ти́ се́рдце от­ тѣ́ла?
И а́ще уразумѣ́етъ просте́ртiе о́блака, ра́вен­ство ски́нiи его́:
се́, простира́етъ на ню́ свѣ́тъ и коре́нiя морска́я покры́:
тѣ́ми бо су́дитъ лю́демъ, да́стъ пи́щу могу́щему.
На руку́ покры́ свѣ́тъ и заповѣ́да о не́мъ срѣта́ющему:
воз­вѣсти́тъ о не́мъ дру́гу сво­ему́ Госпо́дь, стяжа́нiе, и о непра́вдѣ.
Синодальный
И продолжал Елиуй и сказал:
подожди меня немного, и я покажу тебе, что я имею еще что сказать за Бога.
Начну мои рассуждения издалека и воздам Создателю моему справедливость,
потому что слова мои точно не ложь: пред тобою – совершенный в познаниях.
Вот, Бог могуществен и не презирает сильного крепостью сердца;
Он не поддерживает нечестивых и воздает должное угнетенным;
Он не отвращает очей Своих от праведников, но с царями навсегда посаждает их на престоле, и они возвышаются.
Если же они окованы цепями и содержатся в узах бедствия,
то Он указывает им на дела их и на беззакония их, потому что умножились,
и открывает их ухо для вразумления и говорит им, чтоб они отстали от нечестия.
Если послушают и будут служить Ему, то проведут дни свои в благополучии и лета свои в радости;
если же не послушают, то погибнут от стрелы и умрут в неразумии.
Но лицемеры питают в сердце гнев и не взывают к Нему, когда Он заключает их в узы;
поэтому душа их умирает в молодости и жизнь их с блудниками.
Он спасает бедного от беды его и в угнетении открывает ухо его.
И тебя вывел бы Он из тесноты на простор, где нет стеснения, и поставляемое на стол твой было бы наполнено туком;
но ты преисполнен суждениями нечестивых: суждение и осуждение – близки.
Да не поразит тебя гнев Божий наказанием! Большой выкуп не спасет тебя.
Даст ли Он какую цену твоему богатству? Нет, – ни золоту и никакому сокровищу.
Не желай той ночи, когда народы истребляются на своем месте.
Берегись, не склоняйся к нечестию, которое ты предпочел страданию.
Бог высок могуществом Своим, и кто такой, как Он, наставник?
Кто укажет Ему путь Его; кто может сказать: Ты поступаешь несправедливо?
Помни о том, чтобы превозносить дела его, которые люди видят.
Все люди могут видеть их; человек может усматривать их издали.
Вот, Бог велик, и мы не можем познать Его; число лет Его неисследимо.
Он собирает капли воды; они во множестве изливаются дождем:
из облаков каплют и изливаются обильно на людей.
Кто может также постигнуть протяжение облаков, треск шатра Его?
Вот, Он распространяет над ним свет Свой и покрывает дно моря.
Оттуда Он судит народы, дает пищу в изобилии.
Он сокрывает в дланях Своих молнию и повелевает ей, кого разить.
Треск ее дает знать о ней; скот также чувствует происходящее.
Французский (LSG)
Élihu continua et dit:
Attends un peu, et je vais poursuivre, Car j'ai des paroles encore pour la cause de Dieu.
Je prendrai mes raisons de haut, Et je prouverai la justice de mon créateur.
Sois-en sûr, mes discours ne sont pas des mensonges, Mes sentiments devant toi sont sincères.
Dieu est puissant, mais il ne rejette personne; Il est puissant par la force de son intelligence.
Il ne laisse pas vivre le méchant, Et il fait droit aux malheureux.
Il ne détourne pas les yeux de dessus les justes, Il les place sur le trône avec les rois, Il les y fait asseoir pour toujours, afin qu'ils soient élevés.
Viennent-ils à tomber dans les chaînes, Sont-ils pris dans les liens de l'adversité,
Il leur dénonce leurs oeuvres, Leurs transgressions, leur orgueil;
Il les avertit pour leur instruction, Il les exhorte à se détourner de l'iniquité.
S'ils écoutent et se soumettent, Ils achèvent leurs jours dans le bonheur, Leurs années dans la joie.
S'ils n'écoutent pas, ils périssent par le glaive, Ils expirent dans leur aveuglement.
Les impies se livrent à la colère, Ils ne crient pas à Dieu quand il les enchaîne;
Ils perdent la vie dans leur jeunesse, Ils meurent comme les débauchés.
Mais Dieu sauve le malheureux dans sa misère, Et c'est par la souffrance qu'il l'avertit.
Il te retirera aussi de la détresse, Pour te mettre au large, en pleine liberté, Et ta table sera chargée de mets succulents.
Mais si tu défends ta cause comme un impie, Le châtiment est inséparable de ta cause.
Que l'irritation ne t'entraîne pas à la moquerie, Et que la grandeur de la rançon ne te fasse pas dévier!
Tes cris suffiraient-ils pour te sortir d'angoisse, Et même toutes les forces que tu pourrais déployer?
Ne soupire pas après la nuit, Qui enlève les peuples de leur place.
Garde-toi de te livrer au mal, Car la souffrance t'y dispose.
Dieu est grand par sa puissance; Qui saurait enseigner comme lui?
Qui lui prescrit ses voies? Qui ose dire: Tu fais mal?
Souviens-toi d'exalter ses oeuvres, Que célèbrent tous les hommes.
Tout homme les contemple, Chacun les voit de loin.
Dieu est grand, mais sa grandeur nous échappe, Le nombre de ses années est impénétrable.
Il attire à lui les gouttes d'eau, Il les réduit en vapeur et forme la pluie;
Les nuages la laissent couler, Ils la répandent sur la foule des hommes.
Et qui comprendra le déchirement de la nuée, Le fracas de sa tente?
Voici, il étend autour de lui sa lumière, Et il se cache jusque dans les profondeurs de la mer.
Par ces moyens il juge les peuples, Et il donne la nourriture avec abondance.
Il prend la lumière dans sa main, Il la dirige sur ses adversaires.
Il s'annonce par un grondement; Les troupeaux pressentent son approche.
Приложи́въ же є҆щѐ є҆лїꙋ́съ, речѐ:
пожди́ ми ма́лѡ є҆щѐ, да тѧ̀ наꙋчꙋ̀: є҆ще́ бо ᲂу҆ менє̀ є҆́сть сло́во.
Прїи́мъ хи́трость мою̀ ѿдале́ча, дѣ́лы же мои́ми пра́вєднаѧ рекꙋ̀ вои́стиннꙋ:
и҆ не непра́вєдны глаго́лы без̾ пра́вды ᲂу҆разꙋмѣ́еши.
Ви́ждь же, ꙗ҆́кѡ гдⷭ҇ь не ѿри́нетъ неѕло́бивагѡ:
си́ленъ крѣ́постїю сердца̀ нечести́выхъ не ѡ҆живи́тъ и҆ сꙋ́дъ ни́щымъ да́стъ,
не ѿи́метъ ѿ правди́вагѡ ѻ҆че́съ свои́хъ, и҆ со цари̑ на престо́лѣ посади́тъ и҆̀хъ на побѣ́дꙋ, и҆ вознесꙋ́тсѧ.
Свѧ́заннїи въ рꙋчны́хъ ᲂу҆́захъ ꙗ҆́ти бꙋ́дꙋтъ ᲂу҆́жами нищеты̀,
и҆ возвѣсти́тъ и҆̀мъ дѣла̀ и҆́хъ и҆ прегрѣше́нїе и҆́хъ, ꙗ҆́кѡ ᲂу҆крѣпѧ́тсѧ:
но правди́ваго ᲂу҆слы́шитъ, и҆ речѐ, ꙗ҆́кѡ ѡ҆братѧ́тсѧ ѿ непра́вды.
А҆́ще ᲂу҆слы́шатъ и҆ порабо́таютъ, сконча́ютъ дни̑ своѧ̑ во благи́хъ и҆ лѣ̑та своѧ̑ въ благолѣ́потѣ:
нечести́выхъ же не спасе́тъ, занѐ не хотѣ́ша позна́ти гдⷭ҇а и҆ зане́же ᲂу҆чи́ми не послꙋшли́ви бѣ́ша.
И҆ лицемѣ́ри се́рдцемъ возмꙋтѧ́тъ ꙗ҆́рость: не возопїю́тъ, ꙗ҆́кѡ свѧза̀ и҆̀хъ:
да ᲂу҆́мретъ ᲂу҆̀бо въ ю҆́ности дꙋша̀ и҆́хъ, житїе́ же и҆́хъ ᲂу҆ѧзвлѧ́емо а҆́гг҃лы,
зане́же ѡ҆скорби́ша недꙋ́жна и҆ не́мощна, сꙋ́дъ же кро́ткихъ и҆зложи́тъ.
Є҆ще́ же и҆сто́ргнꙋ тѧ̀ ѿ ᲂу҆́стъ вра́жїихъ: бе́здна, проли́тїе под̾ не́ю, и҆ сни́де трапе́за твоѧ̀ и҆спо́лнена тꙋ́ка.
Не ѡ҆скꙋдѣ́етъ же ѿ пра́ведныхъ сꙋ́дъ:
ꙗ҆́рость же на нечести̑выѧ бꙋ́детъ, нече́стїѧ ра́ди дарѡ́въ и҆́хъ, и҆̀хже прїима́хꙋ на непра́вдѣ.
Да не ᲂу҆клони́тъ тѧ̀ во́лею ᲂу҆́мъ ѿ мольбы̀ въ бѣдѣ̀ сꙋ́щихъ немощны́хъ и҆ всѣ́хъ содержа́щихъ крѣ́пость.
Не привлецы̀ но́щи, є҆́же взы́ти лю́демъ вмѣ́стѡ и҆́хъ:
но сохрани́сѧ, да не содѣ́еши ѕла̀: си́хъ бо ра́ди и҆з̾ѧ́тъ є҆сѝ ѿ нищеты̀.
Сѐ, крѣ́пкїй ᲂу҆держи́тъ крѣ́постїю свое́ю: кто́ бо є҆́сть, ꙗ҆́коже то́й, си́ленъ;
и҆ кто̀ є҆́сть и҆спытꙋ́ѧй дѣ́лъ є҆гѡ̀; и҆лѝ кто̀ рекі́й: содѣ́ѧ непра́вдꙋ;
Помѧнѝ, ꙗ҆́кѡ вє́лїѧ дѣла̀ є҆гѡ̀ сꙋ́ть, и҆́миже владѣ́ша мꙋ́жїе.
Всѧ́къ человѣ́къ ви́дитъ въ себѣ̀, є҆ли́цы ᲂу҆ѧзвлѧ́еми сꙋ́ть человѣ́цы.
Сѐ, крѣ́пкїй вели́кїй, и҆ не ᲂу҆вѣ́мы: число̀ лѣ́тъ є҆гѡ̀ безконе́чное:
и҆зочтє́нны же є҆мꙋ̀ сꙋ́ть ка̑пли дождє́вныѧ, и҆ и҆злїю́тсѧ дожде́мъ во ѡ҆́блакъ:
потекꙋ́тъ ѡ҆бетша̑нїѧ, ѡ҆сѣни́ша же ѡ҆́блацы над̾ премно́гими людьмѝ: вре́мѧ поста́ви скотꙋ̀, вѣ́дѧтъ же ло́жа чи́нъ. Ѡ҆ всѣ́хъ си́хъ не диви́тлитисѧ ᲂу҆́мъ, и҆ не и҆змѣнѧ́етлисѧ тѝ се́рдце ѿ тѣ́ла;
И҆ а҆́ще ᲂу҆разꙋмѣ́етъ просте́ртїе ѡ҆́блака, ра́венство ски́нїи є҆гѡ̀:
сѐ, простира́етъ на ню̀ свѣ́тъ и҆ корє́нїѧ морска̑ѧ покры̀:
тѣ́ми бо сꙋ́дитъ лю́демъ, да́стъ пи́щꙋ могꙋ́щемꙋ.
На рꙋкꙋ̀ покры̀ свѣ́тъ и҆ заповѣ́да ѡ҆ не́мъ срѣта́ющемꙋ:
возвѣсти́тъ ѡ҆ не́мъ дрꙋ́гꙋ своемꙋ̀ гдⷭ҇ь, стѧжа́нїе, и҆ ѡ҆ непра́вдѣ.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки