Скрыть
38:14
38:32
38:38
Церковнославянский (рус)
Преста́в­шу же Елiу́су от­ бесѣ́ды, рече́ Госпо́дь Иову сквоз­ѣ́ бу́рю и о́блаки:
кто́ се́й скрыва́яй от­ мене́ совѣ́тъ, содержа́й же глаго́лы въ се́рдцы, мене́ же ли мни́т­ся утаи́ти?
Препоя́ши я́ко му́жъ чре́сла твоя́: вопрошу́ же тя́, ты́ же ми́ от­вѣща́й.
Гдѣ́ бы́лъ еси́, егда́ основа́хъ зе́млю? воз­вѣсти́ ми, а́ще вѣ́си ра́зумъ.
Кто́ положи́ мѣ́ры ея́, а́ще вѣ́си? или́ кто́ наведы́й ве́рвь на ню́?
На че́мже столпи́ ея́ утвержде́ни су́ть? кто́же е́сть положи́вый ка́мень крае­уго́лный на не́й?
Егда́ [сотворе́ны] бы́ша звѣ́зды, восхвали́ша мя́ гла́сомъ ве́лiимъ вси́ а́нгели мо­и́.
Загради́хъ же мо́ре враты́, егда́ излива́­шеся изъ чре́ва ма́тере сво­ея́ исходя́щее:
положи́хъ же ему́ о́блакъ во одѣя́нiе, мгло́ю же пови́хъ е́:
и положи́хъ ему́ предѣ́лы, обложи́въ затво́ры и врата́:
рѣ́хъ же ему́: до сего́ до́йдеши и не пре́йдеши, но въ тебѣ́ сокруша́т­ся во́лны твоя́.
Или́ при­­ тебѣ́ соста́вихъ свѣ́тъ у́трен­нiй, ден­ни́ца же вѣ́сть чи́нъ сво́й,
я́тися кри́лъ земли́, от­трясти́ нечести́выя от­ нея́?
Или́ ты́, бре́нiе взе́мъ, от­ земли́ созда́лъ еси́ живо́тно, и глаго́ливаго сего́ посади́лъ еси́ на земли́?
Отя́лъ же ли еси́ от­ нечести́выхъ свѣ́тъ, мы́шцу же го́рдыхъ сокруши́лъ ли еси́?
Прише́лъ же ли еси́ на исто́чники мо́ря, во слѣда́хъ же бе́здны ходи́лъ ли еси́?
Отверза́ют­ся же ли тебѣ́ стра́хомъ врата́ сме́ртная, вра́тницы же а́довы ви́дѣв­ше тя́ убоя́шася ли?
Навы́клъ же ли еси́ широты́ поднебе́сныя? Повѣ́ждь у́бо ми́, коли́ка е́сть?
Въ ко́­ей же земли́ вселя́ет­ся свѣ́тъ, тмѣ́ же ко́е е́сть мѣ́сто?
А́ще у́бо введе́ши мя́ въ предѣ́лы и́хъ, а́ще же ли и вѣ́си стези́ и́хъ?
Вѣ́мъ у́бо, я́ко тогда́ рожде́нъ еси́, число́ же лѣ́тъ тво­и́хъ мно́го.
Прише́лъ же ли еси́ въ сокро́вища снѣ́жная, и сокро́вища гра́дная ви́дѣлъ ли еси́?
подлежа́тъ же ли тебѣ́ въ ча́съ враго́въ, въ де́нь бра́ней и ра́ти?
Отку́ду же исхо́дитъ сла́на, или́ разсыпа́ет­ся ю́гъ на поднебе́сную?
Кто́ же угото́ва дождю́ ве́лiю пролiя́нiе, и пу́ть мо́лнiи и гро́ма,
одожди́ти на зе́млю, на не́йже нѣ́сть му́жа, пусты́ню, идѣ́же человѣ́ка нѣ́сть въ не́й,
насы́тити непроходи́му и ненаселе́ну, и прозя́бнути исхо́дъ зла́ка?
Кто́ есть дождю́ оте́цъ? кто́ же е́сть роди́вый ка́пли ро́сныя?
Изъ чiего́ чре́ва исхо́дитъ ле́дъ? Сла́ну же на небеси́ кто́ роди́лъ,
я́же нисхо́дитъ я́ко вода́ теку́щая? Лице́ нечести́ва кто́ устраши́?
Разумѣ́лъ же ли еси́ со­у́зъ плiа́дъ, и огражде́нiе орiо́ново от­ве́рзлъ ли еси́?
Или́ от­ве́рзеши зна́менiя небе́сная во вре́мя свое́? и вече́рнюю звѣзду́ за власы́ ея́ при­­влече́ши ли?
Вѣ́си же ли премѣне́нiя небе́сная, или́ быва́ющая вку́пѣ подъ небесе́мъ?
Призове́ши же ли о́блакъ гла́сомъ? и тре́петомъ воды́ вели́кiя послу́шаетъ ли тя́?
По́слеши же ли мо́лнiи, и по́йдутъ? реку́тъ же ли ти́: что́ есть?
Кто́ же да́лъ е́сть жена́мъ тка́нiя му́дрость, или́ испещре́нiя хи́трость?
Кто́ же изчисля́яй о́блаки прему́дростiю, не́бо же на зе́млю преклони́лъ,
разлiя́ся же я́ко земля́ пра́хъ, спая́хъ же е́, а́ки ка́менемъ, на четы́ри у́глы?
Улови́ши же ли льва́мъ я́дь, и ду́шы змие́въ насы́тиши ли?
убоя́шася бо на ло́жахъ сво­и́хъ и сѣдя́тъ въ де́брехъ уловля́юще.
Кто́ же вра́ну угото́ва пи́щу? пти́чищи бо его́ ко Го́споду воз­зва́ша, облета́юще бра́шна и́щуще.
Синодальный
[Когда Елиуй перестал говорить,] Господь отвечал Иову из бури и сказал:
кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла?
Препояшь ныне чресла твои, как муж: Я буду спрашивать тебя, и ты объясняй Мне:
где был ты, когда Я полагал основания земли? Скажи, если знаешь.
Кто положил меру ей, если знаешь? или кто протягивал по ней вервь?
На чем утверждены основания ее, или кто положил краеугольный камень ее,
при общем ликовании утренних звезд, когда все сыны Божии восклицали от радости?
Кто затворил море воротами, когда оно исторглось, вышло как бы из чрева,
когда Я облака сделал одеждою его и мглу пеленами его,
и утвердил ему Мое определение, и поставил запоры и ворота,
и сказал: доселе дойдешь и не перейдешь, и здесь предел надменным волнам твоим?
Давал ли ты когда в жизни своей приказания утру и указывал ли заре место ее,
чтобы она охватила края земли и стряхнула с нее нечестивых,
чтобы земля изменилась, как глина под печатью, и стала, как разноцветная одежда,
и чтобы отнялся у нечестивых свет их и дерзкая рука их сокрушилась?
Нисходил ли ты во глубину моря и входил ли в исследование бездны?
Отворялись ли для тебя врата смерти, и видел ли ты врата тени смертной?
Обозрел ли ты широту земли? Объясни, если знаешь все это.
Где путь к жилищу света, и где место тьмы?
Ты, конечно, доходил до границ ее и знаешь стези к дому ее.
Ты знаешь это, потому что ты был уже тогда рожден, и число дней твоих очень велико.
Входил ли ты в хранилища снега и видел ли сокровищницы града,
которые берегу Я на время смутное, на день битвы и войны?
По какому пути разливается свет и разносится восточный ветер по земле?
Кто проводит протоки для излияния воды и путь для громоносной молнии,
чтобы шел дождь на землю безлюдную, на пустыню, где нет человека,
чтобы насыщать пустыню и степь и возбуждать травные зародыши к возрастанию?
Есть ли у дождя отец? или кто рождает капли росы?
Из чьего чрева выходит лед, и иней небесный, – кто рождает его?
Воды, как камень, крепнут, и поверхность бездны замерзает.
Можешь ли ты связать узел Хима и разрешить узы Кесиль?
Можешь ли выводить созвездия в свое время и вести Ас с ее детьми?
Знаешь ли ты уставы неба, можешь ли установить господство его на земле?
Можешь ли возвысить голос твой к облакам, чтобы вода в обилии покрыла тебя?
Можешь ли посылать молнии, и пойдут ли они и скажут ли тебе: вот мы?
Кто вложил мудрость в сердце, или кто дал смысл разуму?
Кто может расчислить облака своею мудростью и удержать сосуды неба,
когда пыль обращается в грязь и глыбы слипаются?
Ты ли ловишь добычу львице и насыщаешь молодых львов,
когда они лежат в берлогах или покоятся под тенью в засаде?
Кто приготовляет во́рону корм его, когда птенцы его кричат к Богу, бродя без пищи?
Грузинский
მიუგო უფალმა იობს გრიგალიდან და უთხრა:
ვინ არის, რომ აბნელებს განგებას უგუნური სიტყვებით?
წელი შემოისარტყლე, მეომარივით, მე შეგეკითხები და შენ მიპასუხე:
სად იყავი, როცა დედამიწას ვაფუძნებდი? ამიხსენი, თუ გაქვს გაგება.
ვინ დასაზღვრა მისი ზომები, თუ იცი? მასზე ბაწარი ვინ გადაჭიმა?
რაზე დგას მისი საძირკვლები ან ვინ დადო მისი ქვაკუთხედი,
როცა გალობდნენ დილის ვარსკვლავები და ყიჟინობდნენ ღვთისშვილები?
ვინ ჩაუკეტა ზღვას კარიბჭენი, როცა საშოდან ამოხეთქა,
როცა ნისლი მივეცი სამოსელად და წყვდიადი - სახვევებად,
როცა დავუდგინე ჩემი წესი და დავუტანე ურდული და კარიბჭენი -
და ვთქვი, აქამდე მოდი, იქით აღარ, აქ შეწყდეს შენი ტალღების აზვირთება-მეთქი?
თუ გიბრძანებია შენს სიცოცხლეში დილისათვის, თუ გიჩვენებია ცისკრისათვის მისი ადგილი,
რომ ეპყრა ქვეყნის კიდეები და ბოროტეულნი განეფერთხა მისგან?
გადაიქცევა საბეჭდავ თიხად და სამოსელივით აჭრელდება,
წაერთმევა ბოროტეულთ მათი ნათელი და აღმართული მკლავი შეიმუსრება.
თუ ჩაგიღწევია ზღვის წყაროებამდე? თუ გივლია უფსკრულის სიღრმეებში?
თუ გაღებულა შენს წინაშე სიკვდილის კარიბჭენი და შავეთის კარიბჭენი თუ გინახავს?
თუ განგიცდია დედამიწის სიგრძე და განი? მითხარი, თუ იცი ეს ყველაფერი?
სად არის გზა ნათლის სამყოფელისკენ და სად არის ბნელეთის ადგილი,
რომ დაიჭირო თავის საზღვართან და მიაგნო მისი სახლის ბილიკებს?
თუ იცოდი, რომ ოდესმე დაიბადებოდი და მრავალჟამიერი იქნებოდი?
თუ შეგიღწევია თოვლის საგანძურში და სეტყვის საგანძური თუ გინახავს,
რომელსაც ვიმარაგებ ძნელბედობისთვის, ომისა და ბრძოლის დღისათვის?
რა გზით ნაწილდება ნათელი, როგორ ვრცელდება აღმოსავლეთის ქარი დედამიწაზე?
ვინ გაუხსნა ნიაღვარს სადინარი და გზა - ჭექა-ქუხილს,
რომ აწვიმოს უკაცრიელ მიწაზე, უდაბნოში, სადაც ადამიანი არ ჭაჭანებს,
რომ მორწყას უდაბური ხრიოკები და აღმოაცენოს მწვანე ბალახი?
თუ ჰყავს წვიმას მამა ან ვინ დაბადა ნამის წვეთები?
ვისი საშოდან გამოვიდა ყინული და ციური ჭირხლი ვინ დაბადა,
როცა ქვასავით მკვრივდება წყალი და იკვრის უფსკრულის ზედაპირი?
თუ შეკრავ ხომლის საბელებს ან ორიონის საკვრელებს თუ გახსნი?
თუ ამოიყვან ზოდიებს თავ-თავის დროზე და დიდ დათვს თავისი ბელებითურთ თუ წარუძღვები?
თუ იცი ცათა კანონები ან თუ დაადგენ მის წესს ქვეყანაზე?
ღრუბლებს თუ მიუწვდენ ხმას, რომ დაგფაროს წყლის თქეშმა?
თუ დაიბარებ ელვას, რომ მოვიდეს და გითხრას: აქა ვარო!
ვინ ჩადო გულში სიბრძნე ან ვინ მისცა გონებას გამჭრიახობა?
ვინ დათვლის ღრუბლებს სიბრძნით და ცის კოლოტებს ვინ გადმოცლის,
როცა შედუღებულია მიწა და კოლბოხები ერთმანეთს ეწებება?
ლომს შენ უნადირებ მსხვერპლს, შენ უკლავ შიმშილს ლომის ბოკვერებს,
როცა ბუნაგებში განაბულან, როცა წვანან თავიანთ საფარში?
საზრდოს ვინ უმზადებს ყორანს, როცა მისი ბახალები ღმერთს შესჩხავიან და მშივრები დაბორიალობენ?
Тоді відповів Господь Йову із бурі й сказав:
Хто то такий, що затемнює раду словами без розуму?
Підпережи но ти стегна свої, як мужчина, а Я буду питати тебе, ти ж Мені поясни!
Де ти був, коли землю основував Я?
Розкажи, якщо маєш знання!
Хто основи її положив, чи ти знаєш?
Або хто розтягнув по ній шнура?
У що підстави її позапущувані, або хто поклав камінь наріжний її,
коли разом співали всі зорі поранні та радісний окрик здіймали всі Божі сини?
І хто море воротами загородив, як воно виступало, немов би з утроби виходило,
коли хмари поклав Я за одіж йому, а імлу за його пелюшки,
і призначив йому Я границю Свою та поставив засува й ворота,
і сказав: Аж досі ти дійдеш, не далі, і тут ось межа твоїх хвиль гордовитих?
Чи за своїх днів ти наказував ранкові?
Чи досвітній зорі показав її місце,
щоб хапалась за кінці землі та посипались з неї безбожні?
Земля змінюється, мов та глина печатки, і стають, немов одіж, вони!
І нехай від безбожних їх світло відійметься, а високе рамено зламається!
Чи ти сходив коли аж до морських джерел, і чи ти переходжувався дном безодні?
Чи для тебе відкриті були брами смерти, і чи бачив ти брами смертельної тіні?
Чи широкість землі ти оглянув?
Розкажи, якщо знаєш це все!
Де та дорога, що світло на ній пробуває?
А темрява де її місце,
щоб узяти її до границі її, і щоб знати стежки її дому?
Знаєш ти, бо тоді народився ж ти був, і велике число твоїх днів!
Чи доходив коли ти до схованок снігу, і схованки граду ти бачив,
які Я тримаю на час лихоліття, на день бою й війни?
Якою дорогою ділиться вітер, розпорошується по землі вітерець?
Хто для зливи протоку провів, а для громовиці дорогу,
щоб дощити на землю безлюдну, на пустиню, в якій чоловіка нема,
щоб пустиню та пущу насичувати, і щоб забезпечити вихід траві?
Чи є батько в доща, чи хто краплі роси породив?
Із чиєї утроби лід вийшов, а іній небесний хто його породив?
Як камінь, тужавіють води, а поверхня безодні ховається.
Чи зв́яжеш ти зав́язки Волосожару, чи розв́яжеш віжки в Оріона?
Чи виведеш часу свого Зодіяка, чи Воза з синами його попровадиш?
Чи ти знаєш устави небес?
Чи ти покладеш на землі їхню владу?
Чи підіймеш свій голос до хмар, і багато води тебе вкриє?
Чи блискавки ти посилаєш, і підуть вони, й тобі скажуть Ось ми?
Хто мудрість вкладає людині в нутро?
Або хто дає серцеві розум?
Хто мудрістю хмари зрахує, і хто може затримати небесні посуди,
коли порох зливається в зливки, а кавалки злипаються?
Чи здобич левиці ти зловиш, і заспокоїш життя левчуків,
як вони по леговищах туляться, на чатах сидять по кущах?
Хто готує для крука поживу його, як до Бога кричать його діти, як без їжі блукають вони?
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки