Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Нав. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. 1Ездр. Неем. 2Ездр. Тов. Иудиф. Эсф. 1Мак. 2Мак. 3Мак. 3Ездр. Иов. Пс. Притч. Еккл. Песн. Прем. Сир. Ис. Иер. Плч. Посл.Иер. Вар. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Мф. Мк. Лк. Ин. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Ин. 2Ин. 3Ин. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Флп. Кол. 1Фес. 2Фес. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.

Книга Иова

 
  • Не ви́дѣлъ ли еси́ его́, и глаго́лемымъ не удиви́л­ся ли еси́? не убоя́л­ся ли еси́, я́ко угото́вася ми́?
  • Кто́ бо е́сть противля́яйся мнѣ́, или́ кто́ противоста́нетъ ми́ и стерпи́тъ,
  • 2а́ще вся́ поднебе́сная моя́ е́сть?
  • 3Не умолчу́ его́ ра́ди и сло́вомъ си́лы поми́лую ра́внаго ему́.
  • 4Кто́ от­кры́етъ лице́ облече́нiя его́, въ согбе́нiе же пе́рсей его́ кто́ вни́детъ?
  • 5Две́ри лица́ его́ кто́ от­ве́рзетъ? о́крестъ зубо́въ его́ стра́хъ,
  • 6утро́ба его́ щиты́ мѣ́дяны, сою́зъ же его́ я́коже смири́тъ ка́мень,
  • 7еди́нъ ко друго́му при­­липа́ютъ, ду́хъ же не про́йдетъ его́:
  • 8я́ко му́жъ бра́ту сво­ему́ при­­лѣпи́т­ся, содержа́т­ся и не от­то́ргнут­ся.
  • 9Въ чха́нiи его́ воз­блиста́етъ свѣ́тъ: о́чи же его́ видѣ́нiе ден­ни́цы.
  • 10Изъ у́стъ его́ исхо́дятъ а́ки свѣщы́ горя́щыя, и разме́щут­ся а́ки и́скры о́гнен­ныя:
  • 11изъ ноздре́й его́ исхо́дитъ ды́мъ пе́щи горя́щiя огне́мъ у́глiя:
  • 12душа́ же его́ я́ко у́глiе, и я́ко пла́мы изъ я́стъ его́ исхо́дитъ..
  • 13На вы́и же его́ водворя́ет­ся си́ла, предъ ни́мъ тече́тъ па́губа.
  • 14Пло́ти же тѣлесе́ его́ сольпну́шася: Лiе́тъ на́нь, и не подви́жит­ся.
  • 15Се́рдце его́ ожестѣ́ а́ки ка́мень, сто­и́тъ же а́ки на́ковальня неподви́жна.
  • 16Обра́щшуся же ему́, стра́хъ звѣре́мъ четвероно́гимъ по земли́ ска́чущымъ.
  • 17А́ще сря́щутъ его́ ко́пiя, ничто́же сотворя́тъ ему́, копiе́ вонзе́но и броня́:
  • 18вмѣня́етъ бо желѣ́зо а́ки пле́вы, мѣ́дь же а́ки дре́во гни́ло:
  • 19не уязви́тъ его́ лу́къ мѣ́дянъ, мни́тъ бо каменоме́тную пра́щу а́ки сѣ́но:
  • 20а́ки сте́блiе вмѣни́шася ему́ мла́тове, руга́етжеся тру́су огнено́сному.
  • 21Ло́же его́ остни́ о́стрiи, вся́ко же зла́то морско́е подъ ни́мъ, я́коже бре́нiе безчи́слен­но.
  • 22Возжиза́етъ бе́здну, я́коже пе́щь мѣ́дяну: мни́тъ же мо́ре я́ко мирова́рницу
  • 23и та́ртаръ бе́здны я́коже плѣ́н­ника: вмѣни́лъ бе́здну въ прохожде́нiе.
  • 24Ничто́же е́сть на земли́ подо́бно ему́ сотворе́но, пору́гано бы́ти а́нгелы мо­и́ми:
  • 25все́ высо́кое зри́тъ: са́мъ же ца́рь всѣ́мъ су́щымъ въ вода́хъ.
  • Надежда тщетна: не упадешь ли от одного взгляда его?
  • Нет столь отважного, который осмелился бы потревожить его; кто же может устоять перед Моим лицем?
  • Кто предварил Меня, чтобы Мне воздавать ему? под всем небом все Мое.
  • Не умолчу о членах его, о силе и красивой соразмерности их.
  • Кто может открыть верх одежды его, кто подойдет к двойным челюстям его?
  • Кто может отворить двери лица его? круг зубов его – ужас;
  • крепкие щиты его – великолепие; они скреплены как бы твердою печатью;
  • один к другому прикасается близко, так что и воздух не проходит между ними;
  • один с другим лежат плотно, сцепились и не раздвигаются.
  • От его чихания показывается свет; глаза у него как ресницы зари;
  • из пасти его выходят пламенники, выскакивают огненные искры;
  • из ноздрей его выходит дым, как из кипящего горшка или котла.
  • Дыхание его раскаляет угли, и из пасти его выходит пламя.
  • На шее его обитает сила, и перед ним бежит ужас.
  • Мясистые части тела его сплочены между собою твердо, не дрогнут.
  • Сердце его твердо, как камень, и жестко, как нижний жернов.
  • Когда он поднимается, силачи в страхе, совсем теряются от ужаса.
  • Меч, коснувшийся его, не устоит, ни копье, ни дротик, ни латы.
  • Железо он считает за солому, медь – за гнилое дерево.
  • Дочь лука не обратит его в бегство; пращные камни обращаются для него в плеву.
  • Булава считается у него за соломину; свисту дротика он смеется.
  • Под ним острые камни, и он на острых камнях лежит в грязи.
  • Он кипятит пучину, как котел, и море претворяет в кипящую мазь;
  • оставляет за собою светящуюся стезю; бездна кажется сединою.
  • Нет на земле подобного ему; он сотворен бесстрашным;
  • на все высокое смотрит смело; он царь над всеми сынами гордости.
  • Wer hofft, es zu besiegen, täuscht sich selbst;
    sein bloßer Anblick wirft dich schon zu Boden.
  • Wer wird so tollkühn sein, es aufzustören?
    Noch schlimmer wär es, mir die Stirn zu bieten!
  • Hab ich von jemand ein Geschenk bekommen,
    das ich ihm jetzt zurückzuzahlen hätte?
    Gehört nicht alles unterm Himmel mir?
  • Ich muss noch mehr vom Krokodil berichten,
    von seinen Gliedern, seinen Fähigkeiten,
    auch von der Schönheit seines Körperbaus.
  • Wer wagt es, ihm das Oberkleid zu öffnen?
    Wer dringt in seinen Doppelpanzer ein?
  • Wer öffnet gar das große Tor des Rachens,
    bewacht von diesen fürchterlichen Zähnen?
  • Sein ganzer Rücken ist aus festen Schilden,
    verschlossen und versiegelt, undurchdringbar.
  • Sie schließen ohne Lücke aneinander,
    kein Lufthauch kommt mehr zwischen ihnen durch.
  • Sie alle sind so eng und fest verklammert,
    dass nichts sie auseinander reißen kann.
  • Das Licht sprüht strahlend hell bei seinem Niesen
    und wie das Morgenrot glühn seine Augen.
  • Aus seinem Rachen schießen lange Flammen
    und Feuerfunken fliegen ringsumher.
  • Aus seinen Nüstern strömt ein dichter Dampf,
    so wie aus einem Topf, in dem es kocht.
  • Sein Atem kann ein Kohlenfeuer zünden
    und eine Flamme schlägt aus seinem Rachen.
  • In seinem Nacken wohnt so große Kraft,
    dass jeder, der es sieht, vor Angst erzittert.
  • Sein Bauch ist straff und fest, wie angegossen,
    das Fleisch liegt unbeweglich, gibt nicht nach.
  • Sein Herz ist hart wie Stein, kennt kein Erbarmen,
    es ist so unnachgiebig wie ein Mühlstein.
  • Erhebt es sich, erschrecken selbst die Stärksten
    und weichen voller Angst vor ihm zurück.
  • In seinen harten Panzer dringt kein Schwert,
    kein Speer, kein Spieß, kein Pfeil kann es verwunden.
  • Das Eisen ist bei ihm nicht mehr als Stroh
    und Bronze ist so viel wie morsches Holz.
  • Mit einem Pfeil kann niemand es verjagen
    und Schleudersteine achtet es wie Stoppeln.
  • Für einen Strohhalm hält es selbst die Keule,
    und wenn der Wurfspeer zischt, dann lacht es spöttisch.
  • Sein Bauch ist wie ein Brett mit spitzen Scherben,
    wie eine Egge zieht es durch den Schlamm.
  • Es wühlt das Wasser auf, wie wenn es siedet,
    und lässt es brodeln wie im Salbentopf.
  • Im Meer bleibt eine helle Spur zurück,
    sie leuchtet silberweiß wie Greisenhaar.
  • Auf Erden kannst du nichts mit ihm vergleichen;
    so furchtlos ist kein anderes Geschöpf.
  • Selbst auf die Größten blickt es stolz herab,
    es ist der König aller wilden Tiere.«