Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Нав. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. 1Ездр. Неем. 2Ездр. Тов. Иудиф. Эсф. 1Мак. 2Мак. 3Мак. 3Ездр. Иов. Пс. Притч. Еккл. Песн. Прем. Сир. Ис. Иер. Плч. Посл.Иер. Вар. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Мф. Мк. Лк. Ин. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Ин. 2Ин. 3Ин. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Флп. Кол. 1Фес. 2Фес. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.

Книга Иудифи

 
  •  
  • 14:1
  • 14:2
  • 14:3
  • 14:4
  • 14:5
  • 14:6
  • 14:7
  • 14:8
  • 14:9
  • 14:10
  • 14:11
  • 14:12
  • 14:13
  • 14:14
  • 14:15
  • 14:16
  • 14:17
  • 14:18
  • 14:19
  •  
  • И рече́ къ ни́мъ Иуди́ѳъ: послу́шайте у́бо мене́, бра́тiя, и взе́мше главу́ сiю́ повѣ́сите ю́ на забра́лѣ стѣны́ ва́­шея:
  • и бу́детъ егда́ воз­сiя́етъ утро, и взы́детъ со́лнце на зе́млю, прiимете ко́ждо ору́дiя бра́н­ная ва́ша, и изы́дете вся́къ му́жъ си́льный внѣ́ гра́да, и дади́те во­ево́ду надъ ними, а́ки сходя́ще на по́ле ко пе́рвѣй стра́жи сыно́въ Ассу́ровыхъ, и не сни́дете:
  • и взе́мше сі́и всеору́жiя своя́, по́йдутъ ко ополче́нiю сво­ему́, и воз­бу́дятъ во­ево́ды си́лы Ассу́ровы, и стеку́т­ся ко шатру́ Олофе́рнову, и не окря́щутъ его́, и нападе́тъ на ни́хъ стра́хъ, и побѣ́гнутъ от­ лица́ ва́­шего:
  • и воз­слѣ́довав­шiи ва́мъ, и вси́ живу́щiи во все́мъ предѣ́лѣ Изра́илстѣмъ, постила́йте я́ по путе́мъ и́хъ:
  • пре́жде же е́же сотвори́ти сiя́, при­­зови́те мнѣ́ Ахiо́ра Аммани́тина, да ви́дѣвъ позна́етъ уничтожа́ющаго до́мъ Изра́илевъ, и сего́ я́ко на сме́рть по́слан­наго къ на́мъ.
  • И при­­зва́ша Ахiо́ра изъ до́му Озі́ина. Егда́ же прiи́де и ви́дѣ главу́ Олофе́рнову въ руцѣ́ му́жа еди́наго въ собра́нiи люді́й, паде́ на лице́, и разсла́бися ду́хъ его́.
  • Егда́ же подъя́ша его́, при­­паде́ къ нога́ма Иуди́ѳы, и поклони́ся лицу́ ея́, и рече́: благослове́на ты́ во вся́цѣмъ селе́нiи Иу́динѣ и во вся́цѣмъ язы́цѣ, и́же услы́шав­ше и́мя твое́ смяту́т­ся:
  • и ны́нѣ́ воз­вѣсти́ ми, ели́ка сотвори́ла еси́ во дне́хъ си́хъ. И воз­вѣсти́ ему́ Иуди́ѳъ посредѣ́ люді́и вся́, ели́ка сотвори́, от­ него́же дне́ изы́де, до́ндеже глаго́лаше и́мъ.
  • Егда́ же преста́ глаго́лющи, воскли́кнуша лю́дiе гла́сомъ вели́кимъ и дадо́ша гла́съ весе́лый во гра́дѣ сво­е́мъ.
  • Ви́дѣвъ же Ахiо́ръ вся́, ели́ка сотвори́ Бо́гъ Изра́илевъ, вѣ́рова Бо́гу зѣло́, и обрѣ́за пло́ть кра́йнюю свою́, и при­­ложи́ся къ до́му Изра́илеву да́же до дне́ сего́.
  • Егда́ же ден­ни́ца взы́де, свѣ́сиша главу́ Олофе́рнову со стѣны́: и воспрiя́тъ вся́къ му́жъ Изра́илевъ ору́жiя своя́, и изыдо́ша полка́ми на восхо́ды горы́.
  • Сы́нове же Ассу́ровы, я́ко уви́дѣша и́хъ, разосла́ша къ вожде́мъ сво­и́мъ: они́ же прiидо́ша къ во­ево́дамъ и ты́сящникомъ и ко вся́кому кня́зю сво­ему́,
  • и прiидо́ша къ шатру́ Олофе́рнову, и рѣ́ша су́щему надъ всѣми его́: воз­буди́ у́бо господи́на на́­шего, зане́ дерзну́ша раби́ сходи́ти къ на́мъ на бра́нь, да истребя́т­ся въ коне́цъ.
  • И вни́де ваго́а и толкну́ во дворъ шатра́, мня́ше бо спа́ти его́ со Иуди́ѳою.
  • Егда́ же никто́же послу́шаше, ра­ст­вори́въ вни́де въ ло́жницу и обрѣ́те его́ при­­ пра́зѣ пове́ржена ме́ртва, и глава́ его́ отъ­я́та бы́сть от­ него́:
  • и возопи́ гла́сомъ вели́кимъ съ пла́чемъ и стена́нiемъ и во́племъ крѣ́пкимъ, и раздра́ ри́зы своя́:
  • и вни́де въ шате́ръ, идѣ́же бѣ́ Иуди́ѳъ обита́ющи, и не обрѣ́те ея́, и изскочи́ къ лю́демъ и возопи́:
  • от­верго́шася раби́, сотвори́ сту́дъ еди́на жена́ Евре́йская на до́мъ царя́ навуходоно́сора: зане́ се́, Олофе́рнъ до́лу, и главы́ нѣ́сть на не́мъ.
  • Егда́ же услы́шаша сiя́ глаго́лы кня́зiе си́лы Ассу́ровы, раздра́ша ри́зы своя́, и смяте́ся душа́ и́хъ зѣло́, и бы́сть и́хъ кри́къ и во́пль зѣло́ посредѣ́ полка́.
  • Иудифь сказала им: послушайте же меня, братья, возьмите эту голову и повесьте на зубцах вашей стены.
  • Когда же настанет утро и солнце взойдет над землею, возьмите каждый боевое свое оружие, идите все сильные за город и дайте им вождя, как будто намереваясь сойти на равнину против передовой стражи сынов Ассура, но не сходите.
  • Тогда они, взяв все свое оружие, пойдут в свой стан, разбудят вождей войска Ассирийского, и сбегутся к шатру Олоферна, но не найдут его; оттого нападет на них страх, и они побегут от вас.
  • А вы и все живущие во всяком пределе Израильском, преследуя их, поражайте их на пути.
  • Но прежде, чем сделаете это, пригласите ко мне Ахиора Аммонитянина: пусть увидит и узнает он того, кто уничижал дом Израиля и прислал его к нам будто на смерть.
  • И призвали Ахиора из дома Озии. Когда он пришел и увидел голову Олоферна в руке одного мужа среди собрания народа, то пал на лице свое и ослабел духом.
  • Когда же подняли его, он припал к ногам Иудифи, поклонился ей и сказал: благословенна ты во всяком селении Иуды и во всяком народе, которые, услышав об имени твоем, изумятся.
  • Расскажи же мне теперь, что ты делала в эти дни? И Иудифь среди народа рассказала ему все, что она сделала с того дня, как вышла, до того дня, в который говорила с ними.
  • Когда она перестала говорить, народ громко воскликнул, и радостный крик его раздался в городе.
  • Ахиор же, видя все, что сделал Бог Израилев, искренно уверовал в Бога, обрезал крайнюю плоть свою и присоединился к дому Израилеву, даже до сего дня.
  • Когда настало утро, повесили голову Олоферна на стену; каждый муж взял свое оружие, и вышли отрядами на всходы горы.
  • Сыны Ассура, увидев их, послали к своим начальникам, а они пошли к вождям, к тысяченачальникам и ко всякому предводителю своему.
  • Придя к шатру Олоферна, они сказали управлявшему всем имением его: разбуди нашего господина, потому что эти рабы осмелились выйти на сражение с нами, чтобы быть совершенно истребленными.
  • Вагой вошел и постучался в дверь шатра, ибо думал, что он спит с Иудифью.
  • Когда же никто не отзывался ему, то, отворив, вошел в спальню и нашел, что Олоферн мертвый лежит у порога и голова его снята с него.
  • И он громко воскликнул с плачем, стоном и крепким воплем, и разорвал свои одежды.
  • Потом вошел в шатер, в котором пребывала Иудифь, и не нашел ее. Тогда он выскочил к народу и закричал:
  • рабы поступили вероломно; одна Еврейская жена опозорила дом царя Навуходоносора, ибо вот Олоферн на полу и головы нет на нем.
  • Когда услышали эти слова начальники войска Ассирийского, то разорвали одежды свои, и душа их сильно смутилась, и раздался у них крик и весьма великий вопль среди стана.
  • Jetzt ergriff Judit das Wort und sagte: »Brüder, hört meinen Rat! Nehmt Holoferneś Kopf und hängt ihn oben an der Stadtmauer auf.
  • Sobald die Sonne aufgeht, greifen alle wehrfähigen Männer zu den Waffen und rücken aus. Stellt einen Anführer an die Spitze und tut so, als ob ihr in die Ebene hinuntersteigen und den assyrischen Vorposten angreifen wollt – aber tut nur so.
  • Dann werden die Männer des Vorpostens zu den Waffen greifen, ins Hauptlager laufen und ihre Offiziere wecken.

    Die werden dann beim Feldherrnzelt zusammenlaufen und wenn sie Holofernes tot finden, wird unter ihnen eine Panik ausbrechen. Sie werden alle vor euch fliehen

  • und ihr könnt sie verfolgen und auf der Flucht niedermachen. Alle Männer aus Israel werden euch dabei helfen.
  • Aber jetzt bringt mir erst den Ammoniter Achior her! Er soll den Kopf des Mannes sehen und als echt erkennen, der so verächtlich über Israel redete – des Mannes, der ihn zu uns schickte, damit er zusammen mit uns den sicheren Tod finden sollte.«
  • Sie holten Achior aus Usijas Haus. Als er in die Versammlung kam und in der Hand eines der Männer den Kopf von Holofernes sah, wurde er ohnmächtig und fiel zu Boden.
  • Die Umstehenden halfen ihm auf. Darauf ging er zu Judit, warf sich in Ehrfurcht vor ihr nieder und rief: »Preisen sollen dich alle Menschen im Lande Juda, und alle fremden Völker sollen erschrecken und zittern, wenn sie deinen Namen hören!«
  • Dann bat er: »Erzähl mir doch, wie du das gemacht hast und was du getan hast in diesen Tagen!«

    Da erzählte ihm Judit vor der ganzen Menge alles, was sie getan hatte, seitdem sie Betulia verlassen hatte.

  • Als sie mit ihrem Bericht fertig war, brach das Volk in solchen Jubel aus, dass die ganze Stadt davon widerhallte.
  • Achior aber begriff, dass der Gott Israels dies alles bewirkt hatte. Er fasste festes Vertrauen zu ihm, ließ sich beschneiden und wurde so in das Volk Israel aufgenommen. Seine Nachkommen gehören bis heute dazu.
  • In der Morgendämmerung hängten die Männer von Betulia den Kopf von Holofernes außen an der Stadtmauer auf. Dann griffen sie zu den Waffen und zogen in Kampfgruppen die Wege hinunter, die von der Stadt in die Ebene führen.
  • Als die assyrischen Wachtposten das sahen, meldeten sie es ihren Offizieren und die gaben die Nachricht an ihre Vorgesetzten und an die anderen Offiziere im Hauptlager weiter.
  • Die gingen darauf alle zum Zelt des Feldherrn und sagten zu Bagoas: »Weck unseren Herrn! Diese erbärmlichen Sklaven da droben wagen es, herunterzukommen und uns anzugreifen. Die laufen in ihr Verderben!«
  • Bagoas ging ins Zelt und schlug mit der flachen Hand an den Vorhang des Schlafgemachs, weil er dachte, Holofernes schlafe noch mit Judit.
  • Als niemand antwortete, öffnete er den Vorhang und ging hinein. Da lag Holofernes tot, ohne Kopf, vor dem Bett.
  • Er schrie auf, stöhnte und jammerte laut und zerriss sein Gewand.
  • Dann rannte er hinüber in das Zelt, in dem Judit untergebracht war. Als er sie nicht fand, stürzte er hinaus zu den Offizieren und schrie:
  • »Die Schurken haben falsches Spiel mit uns getrieben! Eine einzige Frau von diesen Hebräern hat Schmach und Schande über König Nebukadnezzar und sein ganzes Herrscherhaus gebracht! Seht es euch an: Da auf dem Boden liegt Holofernes, ohne Kopf!«
  • Die Offiziere waren fassungslos vor Entsetzen. Sie zerrissen ihre Kleider und ihr Klagegeschrei hallte durch das ganze Lager.