Скрыть
14:1
14:2
14:3
14:4
14:5
14:6
14:7
14:8
14:9
14:10
14:11
14:12
14:13
14:14
14:15
14:16
14:17
14:18
14:19
Церковнославянский (рус)
И рече́ къ ни́мъ Иуди́ѳъ: послу́шайте у́бо мене́, бра́тiя, и взе́мше главу́ сiю́ повѣ́сите ю́ на забра́лѣ стѣны́ ва́­шея:
и бу́детъ егда́ воз­сiя́етъ утро, и взы́детъ со́лнце на зе́млю, прiимете ко́ждо ору́дiя бра́н­ная ва́ша, и изы́дете вся́къ му́жъ си́льный внѣ́ гра́да, и дади́те во­ево́ду надъ ними, а́ки сходя́ще на по́ле ко пе́рвѣй стра́жи сыно́въ Ассу́ровыхъ, и не сни́дете:
и взе́мше сі́и всеору́жiя своя́, по́йдутъ ко ополче́нiю сво­ему́, и воз­бу́дятъ во­ево́ды си́лы Ассу́ровы, и стеку́т­ся ко шатру́ Олофе́рнову, и не обря́щутъ его́, и нападе́тъ на ни́хъ стра́хъ, и побѣ́гнутъ от­ лица́ ва́­шего:
и воз­слѣ́довав­шiи ва́мъ, и вси́ живу́щiи во все́мъ предѣ́лѣ Изра́илстѣмъ, постила́йте я́ по путе́мъ и́хъ:
пре́жде же е́же сотвори́ти сiя́, при­­зови́те мнѣ́ Ахiо́ра Аммани́тина, да ви́дѣвъ позна́етъ уничтожа́ющаго до́мъ Изра́илевъ, и сего́ я́ко на сме́рть по́слан­наго къ на́мъ.
И при­­зва́ша Ахiо́ра изъ до́му Озі́ина. Егда́ же прiи́де и ви́дѣ главу́ Олофе́рнову въ руцѣ́ му́жа еди́наго въ собра́нiи люді́й, паде́ на лице́, и разсла́бися ду́хъ его́.
Егда́ же подъя́ша его́, при­­паде́ къ нога́ма Иуди́ѳы, и поклони́ся лицу́ ея́, и рече́: благослове́на ты́ во вся́цѣмъ селе́нiи Иу́динѣ и во вся́цѣмъ язы́цѣ, и́же услы́шав­ше и́мя твое́ смяту́т­ся:
и ны́нѣ́ воз­вѣсти́ ми, ели́ка сотвори́ла еси́ во дне́хъ си́хъ. И воз­вѣсти́ ему́ Иуди́ѳъ посредѣ́ люді́и вся́, ели́ка сотвори́, от­ него́же дне́ изы́де, до́ндеже глаго́лаше и́мъ.
Егда́ же преста́ глаго́лющи, воскли́кнуша лю́дiе гла́сомъ вели́кимъ и дадо́ша гла́съ весе́лый во гра́дѣ сво­е́мъ.
Ви́дѣвъ же Ахiо́ръ вся́, ели́ка сотвори́ Бо́гъ Изра́илевъ, вѣ́рова Бо́гу зѣло́, и обрѣ́за пло́ть кра́йнюю свою́, и при­­ложи́ся къ до́му Изра́илеву да́же до дне́ сего́.
Егда́ же ден­ни́ца взы́де, свѣ́сиша главу́ Олофе́рнову со стѣны́: и воспрiя́тъ вся́къ му́жъ Изра́илевъ ору́жiя своя́, и изыдо́ша полка́ми на восхо́ды горы́.
Сы́нове же Ассу́ровы, я́ко уви́дѣша и́хъ, разосла́ша къ вожде́мъ сво­и́мъ: они́ же прiидо́ша къ во­ево́дамъ и ты́сящникомъ и ко вся́кому кня́зю сво­ему́,
и прiидо́ша къ шатру́ Олофе́рнову, и рѣ́ша су́щему надъ всѣми его́: воз­буди́ у́бо господи́на на́­шего, зане́ дерзну́ша раби́ сходи́ти къ на́мъ на бра́нь, да истребя́т­ся въ коне́цъ.
И вни́де ваго́а и толкну́ во дворъ шатра́, мня́ше бо спа́ти его́ со Иуди́ѳою.
Егда́ же никто́же послу́шаше, ра­ст­вори́въ вни́де въ ло́жницу и обрѣ́те его́ при­­ пра́зѣ пове́ржена ме́ртва, и глава́ его́ отъ­я́та бы́сть от­ него́:
и возопи́ гла́сомъ вели́кимъ съ пла́чемъ и стена́нiемъ и во́племъ крѣ́пкимъ, и раздра́ ри́зы своя́:
и вни́де въ шате́ръ, идѣ́же бѣ́ Иуди́ѳъ обита́ющи, и не обрѣ́те ея́, и изскочи́ къ лю́демъ и возопи́:
от­верго́шася раби́, сотвори́ сту́дъ еди́на жена́ Евре́йская на до́мъ царя́ навуходоно́сора: зане́ се́, Олофе́рнъ до́лу, и главы́ нѣ́сть на не́мъ.
Егда́ же услы́шаша сiя́ глаго́лы кня́зiе си́лы Ассу́ровы, раздра́ша ри́зы своя́, и смяте́ся душа́ и́хъ зѣло́, и бы́сть и́хъ кри́къ и во́пль зѣло́ посредѣ́ полка́.
Иудифь сказала им: послушайте же меня, братья, возьмите эту голову и повесьте на зубцах вашей стены.
Когда же настанет утро и солнце взойдет над землею, возьмите каждый боевое свое оружие, идите все сильные за город и дайте им вождя, как будто намереваясь сойти на равнину против передовой стражи сынов Ассура, но не сходите.
Тогда они, взяв все свое оружие, пойдут в свой стан, разбудят вождей войска Ассирийского, и сбегутся к шатру Олоферна, но не найдут его; оттого нападет на них страх, и они побегут от вас.
А вы и все живущие во всяком пределе Израильском, преследуя их, поражайте их на пути.
Но прежде, чем сделаете это, пригласите ко мне Ахиора Аммонитянина: пусть увидит и узнает он того, кто уничижал дом Израиля и прислал его к нам будто на смерть.
И призвали Ахиора из дома Озии. Когда он пришел и увидел голову Олоферна в руке одного мужа среди собрания народа, то пал на лице свое и ослабел духом.
Когда же подняли его, он припал к ногам Иудифи, поклонился ей и сказал: благословенна ты во всяком селении Иуды и во всяком народе, которые, услышав об имени твоем, изумятся.
Расскажи же мне теперь, что ты делала в эти дни? И Иудифь среди народа рассказала ему все, что она сделала с того дня, как вышла, до того дня, в который говорила с ними.
Когда она перестала говорить, народ громко воскликнул, и радостный крик его раздался в городе.
Ахиор же, видя все, что сделал Бог Израилев, искренно уверовал в Бога, обрезал крайнюю плоть свою и присоединился к дому Израилеву, даже до сего дня.
Когда настало утро, повесили голову Олоферна на стену; каждый муж взял свое оружие, и вышли отрядами на всходы горы.
Сыны Ассура, увидев их, послали к своим начальникам, а они пошли к вождям, к тысяченачальникам и ко всякому предводителю своему.
Придя к шатру Олоферна, они сказали управлявшему всем имением его: разбуди нашего господина, потому что эти рабы осмелились выйти на сражение с нами, чтобы быть совершенно истребленными.
Вагой вошел и постучался в дверь шатра, ибо думал, что он спит с Иудифью.
Когда же никто не отзывался ему, то, отворив, вошел в спальню и нашел, что Олоферн мертвый лежит у порога и голова его снята с него.
И он громко воскликнул с плачем, стоном и крепким воплем, и разорвал свои одежды.
Потом вошел в шатер, в котором пребывала Иудифь, и не нашел ее. Тогда он выскочил к народу и закричал:
рабы поступили вероломно; одна Еврейская жена опозорила дом царя Навуходоносора, ибо вот Олоферн на полу и головы нет на нем.
Когда услышали эти слова начальники войска Ассирийского, то разорвали одежды свои, и душа их сильно смутилась, и раздался у них крик и весьма великий вопль среди стана.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки