Скрыть
1:5
1:9
1:28
1:30
1:36
Церковнославянский (рус)
И бы́сть по сконча́нiи иису́совѣ, и вопроша́ху сы́нове Изра́илевы Го́спода, глаго́люще: кто́ взы́детъ на́мъ къ Ханане́ю во­ево́да, ра́товати на ни́хъ?
И рече́ Госпо́дь: Иу́да взы́детъ: се́, да́хъ зе́млю въ ру́ку его́.
И рече́ Иу́да къ Симео́ну бра́ту сво­ему́: взы́ди со мно́ю въ жре́бiй мо́й, и ополчи́мся на Ханане́а: и пойду́ и а́зъ съ тобо́ю въ жре́бiй тво́й. И по́йде съ ни́мъ Симео́нъ.
И взы́де Иу́да, и предаде́ Госпо́дь Ханане́а и Ферезе́а въ ру́цѣ и́хъ: и изби́ша и́хъ въ везе́цѣ до десяти́ ты́сящъ муже́й.
И обрѣто́ша Адонивезе́ка въ везе́цѣ, и сѣко́шася съ ни́мъ: и изби́ша Ханане́а и Ферезе́а.
И побѣже́ Адонивезе́къ: и гна́ша вслѣ́дъ его́, и я́ша его́, и от­сѣко́ша краи́ ру́къ его́ и краи́ но́гъ его́.
И рече́ Адонивезе́къ: седми́десяти царе́мъ обсѣко́хъ краи́ ру́къ и́хъ и краи́ но́гъ и́хъ, и бы́ша собира́юще [от­ крупи́цъ] подъ трапе́зою мо­е́ю: я́коже у́бо сотвори́хъ, та́ко воз­даде́ ми Бо́гъ. И при­­ведо́ша его́ во Иерусали́мъ, и у́мре та́мо.
И во­ева́ша сы́нове Иу́дины на Иерусали́мъ, и взя́ша его́, и порази́ша его́ о́стрiемъ меча́, и гра́дъ сожго́ша огне́мъ.
И по си́хъ снидо́ша сы́нове Иу́дины во­ева́ти на Ханане́а живу́щаго въ го́рнѣй къ ю́гу и въ ра́внѣй.
И по́йде Иу́да на Ханане́а живу́щаго въ Хевро́нѣ. И изы́де Хевро́нъ со страны́: и́мя же бѣ́ Хевро́ну пре́жде карiаѳарво́къ-се́феръ: и уби́ша сеси́на и Ахима́на и Ѳолмі́а, ро́ды ена́ковы.
И взыдо́ша от­ту́ду къ живу́щымъ въ дави́рѣ: и́мя же дави́ру бѣ́ пре́жде карiаѳсе́феръ, гра́дъ пи́сменъ.
И рече́ хале́въ: и́же а́ще порази́тъ гра́дъ пи́сменъ и во́зметъ его́, да́мъ ему́ Асха́нь дще́рь мою́ въ жену́.
И взя́ его́ Гоѳонiи́лъ сы́нъ Кене́за бра́та хале́вова юнѣ́йшiй, и даде́ ему́ хале́въ Асха́нь дще́рь свою́ въ жену́.
И бы́сть внегда́ от­ходи́ти е́й, и подви́же ю́ Гоѳонiи́лъ проси́ти у отца́ сво­его́ села́, и ропта́­ше [сѣдя́щи] на осля́ти, и вопiя́ше со осля́ти: на зе́млю ю́жную от­да́лъ мя́ еси́. И рече́ е́й хале́въ: что́ ти е́сть?
И рече́ ему́ Асха́нь: да́ждь ми́ благослове́нiе: я́ко на зе́млю ю́жную от­да́лъ еси́ мя́, да да́си мнѣ́ и исхо́дища водна́я. И даде́ е́й хале́въ по се́рдцу ея́ исхо́дища вы́шнихъ и исхо́дища ни́жнихъ.
И сы́нове Иоѳо́ра кине́ева, у́жика Моисе́ова, взыдо́ша от­ гра́да Фини́ческа къ сыно́мъ Иу́динымъ въ пусты́ню су́щую на ю́гъ Иу́ды ко исхо́ду Аредо́ву, и по­идо́ша, и всели́шася съ людьми́.
И по́йде Иу́да съ Симео́номъ бра́томъ сво­и́мъ, и изби́ Ханане́а живу́щаго въ сефе́ѳѣ, и потреби́ша его́: и прозва́ша и́мя гра́ду потребле́нiе.
И взя́ Иу́да Га́зу и предѣ́лъ ея́, и Аскало́на и предѣ́лъ его́, и аккаро́нъ и предѣ́лъ его́, и азо́тъ и окре́стная его́.
И бя́ше Госпо́дь со Иу́дою. И взя́ го́ру, я́ко не воз­мого́ша потреби́ти живу́щихъ во юдо́ли, зане́ риха́въ противоста́ и́мъ, и колесни́цы желѣ́зныя бя́ху ты́мъ.
И да́ша хале́ву Хевро́нъ, я́коже глаго́ла Моисе́й: и наслѣ́д­ст­вова та́мо три́ гра́ды сыно́въ ена́ковыхъ, и изгна́ от­ту́ду три́ сы́ны ена́ковы.
И Иевусе́а живу́щаго во Иерусали́мѣ не изгна́ша сы́нове Венiами́новы, и живя́ше Иевусе́й съ сынми́ Венiами́ни во Иерусали́мѣ да́же до сего́ дне́.
И взыдо́ша сы́нове Ио́сифли и сі́и въ Веѳи́ль: и Госпо́дь бя́ше съ ни́ми.
И ополчи́шася, и согля́даша [сы́нове Ио́сифовы] Веѳи́ль: и́мя же бѣ́ пре́жде гра́ду лу́за.
И ви́дѣша стрегу́щiи му́жа исходя́щаго изъ гра́да, и я́ша его́ и реко́ша ему́: покажи́ на́мъ вхо́дъ во гра́дъ, и сотвори́мъ съ тобо́ю ми́лость.
И показа́ и́мъ вхо́дъ гра́дный: и порази́ша гра́дъ о́стрiемъ меча́, му́жа же и сро́д­ст­во его́ от­пусти́ша.
И отъи́де му́жъ въ зе́млю Хеттiи́мъ, и созда́ та́мо гра́дъ, и прозва́ и́мя ему́ лу́за: сiе́ и́мя ему́ да́же до дне́ сего́.
И не разори́ Манассі́й веѳса́на, и́же е́сть ски́ѳскiй гра́дъ, ниже́ дще́рей его́, ниже́ окре́стныхъ [предѣ́лъ] его́, ниже́ Ѳана́ха, ниже́ дще́рей его́, ниже́ живу́щихъ въ до́рѣ, ниже́ дще́рей его́, ниже́ живу́щихъ во Иевла́мѣ, ниже́ окре́стныхъ его́, ниже́ дще́рей его́, и живу́щихъ въ Магеддо́нѣ, ниже́ окре́стныхъ его́ и дще́рей его́. И нача́ Ханане́й жи́ти на земли́ се́й.
И бы́сть егда́ укрѣпи́ся Изра́иль, и сотвори́ Ханане́а да́н­ника: изгна́нiемъ же не изгна́ его́.
И Ефре́мъ не изгна́ Ханане́а живу́щаго въ газе́рѣ: и живя́ше Ханане́й средѣ́ его́ въ газе́рѣ, и бы́сть ему́ въ да́н­ника.
И Завуло́нъ не изгна́ живу́щихъ въ Хевро́нѣ и живу́щихъ во Амма́нѣ: и всели́ся Ханане́й посредѣ́ и́хъ и бы́сть ему́ да́н­никъ.
И Аси́ръ не изгна́ живу́щихъ во акхо́рѣ, [и бы́сть ему́ да́н­никъ,] ни живу́щихъ въ до́рѣ, ни живу́щихъ въ Сидо́нѣ, ни живу́щихъ въ дала́фѣ и во Ахази́вѣ, и во е́лвѣ и во Афе́кѣ и въ роо́вѣ.
И всели́ся Аси́ръ посредѣ́ Ханане́а живу́щаго на земли́ [то́й], зане́ не воз­мо́же изгна́ти его́.
И Нефѳали́мъ не изгна́ живу́щихъ въ веѳсами́сѣ, ниже́ живу́щихъ въ веѳана́хѣ: и всели́ся Нефѳали́мъ средѣ́ Ханане́а живу́щаго на земли́ [се́й]: живу́щiи же въ веѳсами́сѣ и въ веѳана́хѣ бы́ша ему́ да́н­ницы.
И утѣсни́ Аморре́й сы́ны Да́новы въ горѣ́, я́ко не попусти́ и́мъ низходи́ти во юдо́ль.
И нача́ Аморре́й жи́ти въ горѣ́ чре́пнѣй, идѣ́же медвѣ́ди и лиси́цы, въ мирсино́нѣ и въ Салави́нѣ: и отяготѣ́ рука́ до́му Ио́сифля на Аморре́а, и бы́сть ему́ да́н­никъ.
И предѣ́лъ Аморре́йскiй Идуме́й от­ восхо́да акрави́ня, от­ ка́мене и вы́ше.
Синодальный
По смерти Иисуса вопрошали сыны Израилевы Господа, говоря: кто из нас прежде пойдет на Хананеев – воевать с ними?
И сказал Господь: Иуда пойдет; вот, Я предаю землю в руки его.
Иуда же сказал Симеону, брату своему: войди со мною в жребий мой, и будем воевать с Хананеями; и я войду с тобою в твой жребий. И пошел с ним Симеон.
И пошел Иуда, и предал Господь Хананеев и Ферезеев в руки их, и побили они из них в Везеке десять тысяч человек.
В Везеке встретились они с Адони-Везеком, сразились с ним и разбили Хананеев и Ферезеев.
Адони-Везек побежал, но они погнались за ним и поймали его и отсекли большие пальцы на руках его и на ногах его.
Тогда сказал Адони-Везек: семьдесят царей с отсеченными на руках и на ногах их большими пальцами собирали [крохи] под столом моим; как делал я, так и мне воздал Бог. И привели его в Иерусалим, и он умер там.
И воевали сыны Иудины против Иерусалима и взяли его, и поразили его мечом и город предали огню.
Потом пошли сыны Иудины воевать с Хананеями, которые жили на горах и на полуденной земле и на низменных местах.
И пошел Иуда на Хананеев, которые жили в Хевроне [имя же Хеврону было прежде Кириаф-Арбы], и поразили Шешая, Ахимана и Фалмая [от рода Енакова].
Оттуда пошел он против жителей Давира; имя Давиру было прежде Кириаф-Сефер.
И сказал Халев: кто поразит Кириаф-Сефер и возьмет его, тому отдам Ахсу, дочь мою, в жену.
И взял его Гофониил, сын Кеназа, младшего брата Халевова, и Халев отдал в жену ему Ахсу, дочь свою.
Когда надлежало ей идти, Гофониил научил ее просить у отца ее поле, и она сошла с осла. Халев сказал ей: что тебе?
[Ахса] сказала ему: дай мне благословение; ты дал мне землю полуденную, дай мне и источники воды. И дал ей [Халев по желанию ее] источники верхние и источники нижние.
И сыны [Иофора] Кенеянина, тестя Моисеева, пошли из города Пальм с сынами Иудиными в пустыню Иудину, которая на юг от Арада, и пришли и поселились среди народа.
И пошел Иуда с Симеоном, братом своим, и поразили Хананеев, живших в Цефафе, и предали его заклятию, и оттого называется город сей Хорма.
Иуда взял также Газу с пределами ее, Аскалон с пределами его, и Екрон с пределами его [и Азот с окрестностями его].
Господь был с Иудою, и он овладел горою; но жителей долины не мог прогнать, потому что у них были железные колесницы.
И отдали Халеву Хеврон, как говорил Моисей, [и получил он там в наследие три города сынов Енаковых] и изгнал оттуда трех сынов Енаковых.
Но Иевусеев, которые жили в Иерусалиме, не изгнали сыны Вениаминовы, и живут Иевусеи с сынами Вениамина в Иерусалиме до сего дня.
И сыны Иосифа пошли также на Вефиль, и Господь был с ними.
[И остановились] и высматривали сыны Иосифовы Вефиль [имя же городу было прежде Луз].
И увидели стражи человека, идущего из города, [и взяли его] и сказали ему: покажи нам вход в город, и сделаем с тобою милость.
Он показал им вход в город, и поразили они город мечом, а человека сего и все родство его отпустили.
Человек сей пошел в землю Хеттеев, и построил [там] город и нарек имя ему Луз. Это имя его до сего дня.
И Манассия не выгнал жителей Бефсана [который есть Скифополь] и зависящих от него городов, Фаанаха и зависящих от него городов, жителей Дора и зависящих от него городов, жителей Ивлеама и зависящих от него городов, жителей Мегиддона и зависящих от него городов; и остались Хананеи жить в земле сей.
Когда Израиль пришел в силу, тогда сделал он Хананеев данниками, но изгнать не изгнал их.
И Ефрем не изгнал Хананеев, живущих в Газере; и жили Хананеи среди их в Газере [и платили им дань].
И Завулон не изгнал жителей Китрона и жителей Наглола, и жили Хананеи среди их и платили им дань.
И Асир не изгнал жителей Акко [которые платили ему дань, и жителей Дора] и жителей Сидона и Ахлава, Ахзива, Хелвы, Афека и Рехова.
И жил Асир среди Хананеев, жителей земли той, ибо не изгнал их.
И Неффалим не изгнал жителей Вефсамиса и жителей Бефанафа и жил среди Хананеев, жителей земли той; жители же Вефсамиса и Бефанафа были его данниками.
И стеснили Аморреи сынов Дановых в горах, ибо не давали им сходить на долину.
И остались Аморреи жить на горе Херес [где медведи и лисицы], в Аиалоне и Шаалвиме; но рука сынов Иосифовых одолела [Аморреев], и сделались они данниками им.
Пределы Аморреев от возвышенности Акравим и от Селы простирались и далее.
Сербский
А по смрти Исусовој упиташе синови Израиљеви Господа говорећи: Ко ће између нас ићи први на Хананеје да се бије с њима?
И Господ рече: Јуда нека иде; ето дао сам му земљу у руке.
А Јуда рече Симеуну брату свом: Хајде са мном на мој део да се бијемо с Хананејима; пак ћу и ја ићи с тобом на твој део. И пође Симеун с њим.
И изиђе Јуда; и даде им Господ Хананеје и Ферезеје у руке, и побише их у Везеку десет хиљада људи.
Јер нађоше Адони-Везека у Везеку, и ударише на њ, и побише Хананеје и Ферезеје.
И побеже Адони-Везек, а они га потераше и ухвативши га одсекоше му палце у руку и у ногу.
Тада рече Адони-Везек: Седамдесет царева одсечених палаца у руку и у ногу купише шта беше под мојим столом; како сам чинио, тако ми плати Бог. И одведоше га у Јерусалим, и онде умре.
Јер синови Јудини ударише на Јерусалим и узеше га, и исекоше грађане оштрим мачем, а град сажегоше огњем.
Потом изиђоше синови Јудини да војују на Хананеје, који живљаху у гори и на југу и у равни.
И Јуда изиђе на Хананеје који живљаху у Хеврону, а Хеврону беше пре име Киријат-Арва; и побише Сесаја и Ахимана и Талмаја.
А одатле отидоше на Давиране, а Давиру пре беше име Киријат-Сефер.
И рече Халев: Ко савлада Киријат-Сефер и узме га, даћу му Ахсу кћер своју за жену.
И узе га Готонило, син Кенезов, млађи брат Халевов; и даде му Ахсу кћер своју за жену.
И кад полажаше, наговараше је да иште у оца њеног поље: Па скочи с магарца. А Халев јој рече: Шта ти је?
А она му рече: Дај ми дар; кад си ми дао суву земљу, дај ми и изворе водене. И даде јој Халев изворе горње и изворе доње.
А и синови Кенеја таста Мојсијевог изиђоше из града палмовог са синовима Јудиним у пустињу Јудину, која је на југу од Арада. И дошавши живљаху с народом.
Потом изиђе Јуда са Симеуном братом својим, и побише Хананеје који живљаху у Сефату, и раскопаше га, и прозва се град Орма.
И Газу узе Јуда с међама њеним, и Аскалон с међама његовим, и Акарон с међама његовим.
Јер Господ беше с Јудом, те освоји гору; али не изагна оне који живљаху у долини, јер имаху гвоздена кола.
И дадоше Халеву Хеврон, као што беше заповедио Мојсије, а он изагна оданде три сина Енакова.
А синови Венијаминови не изагнаше Јевусеја који живљаху у Јерусалиму; него Јевусеји осташе у Јерусалиму са синовима Венијаминовим до овог дана.
Изиђоше и синови Јосифови на Ветиљ, и Господ беше с њима.
И уходише Ветиљ синови Јосифови, а име граду беше пре Луз.
И уходе видеше човека који иђаше из града и рекоше му: Хајде покажи нам куда ћемо ући у град, па ћемо ти учинити милост.
А он им показа куда ће ући у град: и исекоше у граду све оштрим мачем, а оног човека пустише са свом породицом његовом.
И отиде онај човек у земљу хетејску, и онде сазида град, и прозва га Луз; то му је име до данас.
А Манасија не изагна становнике из Вет-Сана и села његових, ни из Танаха и села његових, ни становнике из Дора и села његових, ни становнике из Ивлеама и села његових, ни становнике из Мегида и села његових; и Хананеји стадоше живети у тој земљи.
А кад ојача Израиљ, удари на Хананеје данак, али их не изагна.
Ни Јефрем не изагна Хананеје који живљаху у Гезеру; него осташе Хананеји с њим у Гезеру.
Завулон не изагна становнике из Китрона, ни становнике из Налола; него осташе Хананеји с њим, и плаћаху данак.
Асир не изагна становнике из Акона, ни становнике из Сидона ни из Алава, ни из Ахазива, ни из Хелве, ни из Афика, ни из Реова;
Него Асир живљаше међу Хананејима, становницима оне земље, јер их не изагна.
Нефталим не изагна становнике из Вет-Семеса, ни становнике из Вет-Аната; него живљаше међу Хананејима становницима оне земље; и становници у Вет-Семесу и у Вет-Анату плаћаху им данак.
А Амореји притешњаваху синове Данове у гори, и не даваху им силазити у долину.
И Амореји стадоше живети у гори Ересу, у Ајалону и у Салвиму; а кад осили рука дома Јосифовог, плаћаше данак.
А међа Аморејима беше од горе акравимске, од стене па навише.
Dopo la morte di Giosuè, gli Israeliti consultarono il Signore dicendo: "Chi di noi salirà per primo a combattere contro i Cananei?".
Il Signore rispose: "Salirà Giuda: ecco, ho messo la terra nelle sue mani".
Allora Giuda disse a suo fratello Simeone: "Sali con me nel territorio che mi è toccato in sorte, e combattiamo contro i Cananei; poi anch'io verrò con te in quello che ti è toccato in sorte". Simeone andò con lui.
Giuda dunque salì, e il Signore mise nelle loro mani i Cananei e i Perizziti; sconfissero a Bezek diecimila uomini.
A Bezek trovarono Adonì-Bezek, l'attaccarono e sconfissero i Cananei e i Perizziti.
Adonì-Bezek fuggì, ma essi lo inseguirono, lo catturarono e gli amputarono i pollici e gli alluci.
Adonì-Bezek disse: "Settanta re, con i pollici e gli alluci amputati, raccattavano gli avanzi sotto la mia tavola. Dio mi ripaga quel che ho fatto". Lo condussero poi a Gerusalemme, dove morì.
I figli di Giuda attaccarono Gerusalemme e la presero; la passarono a fil di spada e l'abbandonarono alle fiamme.
Poi essi discesero a combattere contro i Cananei che abitavano la montagna, il Negheb e la Sefela.
Giuda marciò contro i Cananei che abitavano a Ebron, che prima si chiamava Kiriat-Arbà, e sconfisse Sesài, Achimàn e Talmài.
Di là andò contro gli abitanti di Debir, che prima si chiamava Kiriat-Sefer.
Disse allora Caleb: "A chi colpirà Kiriat-Sefer e la prenderà io darò in moglie mia figlia Acsa".
La prese Otnièl, figlio di Kenaz, fratello minore di Caleb; a lui diede in moglie sua figlia Acsa.
Ora, mentre andava dal marito, ella lo convinse a chiedere a suo padre un campo. Scese dall'asino e Caleb le disse: "Che hai?".
Ella rispose: "Concedimi un favore; poiché tu mi hai dato una terra arida, dammi anche qualche fonte d'acqua". Caleb le donò la sorgente superiore e la sorgente inferiore.
I figli del suocero di Mosè, il Kenita, salirono dalla città delle palme con i figli di Giuda nel deserto di Giuda, a mezzogiorno di Arad; andarono e abitarono con quel popolo.
Poi Giuda marciò con suo fratello Simeone: sconfissero i Cananei che abitavano a Sefat e votarono allo sterminio la città, che fu chiamata Corma.
Giuda prese anche Gaza con il suo territorio, Àscalon con il suo territorio ed Ekron con il suo territorio.
Il Signore fu con Giuda, che scacciò gli abitanti delle montagne, ma non poté scacciare gli abitanti della pianura, perché avevano carri di ferro.
Come Mosè aveva ordinato, Ebron fu data a Caleb, che scacciò da essa i tre figli di Anak.
I figli di Beniamino non scacciarono i Gebusei che abitavano Gerusalemme, perciò i Gebusei abitano con i figli di Beniamino a Gerusalemme ancora oggi.
La casa di Giuseppe salì anch'essa, ma contro Betel, e il Signore fu con loro.
La casa di Giuseppe mandò a esplorare Betel, città che prima si chiamava Luz.
Gli esploratori videro un uomo che usciva dalla città e gli dissero: "Insegnaci una via di accesso alla città e noi ti faremo grazia".
Egli insegnò loro la via di accesso alla città ed essi passarono la città a fil di spada, ma risparmiarono quell'uomo con tutta la sua famiglia.
Quell'uomo andò nella terra degli Ittiti e vi edificò una città, che chiamò Luz: questo è il suo nome fino ad oggi.
Manasse non scacciò gli abitanti di Bet-Sean e delle sue dipendenze, né quelli di Taanac e delle sue dipendenze, né quelli di Dor e delle sue dipendenze, né quelli d'Ibleàm e delle sue dipendenze, né quelli di Meghiddo e delle sue dipendenze; i Cananei continuarono ad abitare in quella regione.
Quando Israele divenne più forte, costrinse al lavoro coatto i Cananei, ma non li scacciò del tutto.
Nemmeno Èfraim scacciò i Cananei che abitavano a Ghezer, perciò i Cananei abitarono a Ghezer in mezzo a Èfraim.
Zàbulon non scacciò gli abitanti di Kitron né gli abitanti di Naalòl; i Cananei abitarono in mezzo a Zàbulon e furono costretti al lavoro coatto.
Aser non scacciò gli abitanti di Acco né gli abitanti di Sidone né quelli di Aclab, di Aczib, di Chelba, di Afik, di Recob;
i figli di Aser si stabilirono in mezzo ai Cananei che abitavano la regione, perché non li avevano scacciati.
Nèftali non scacciò gli abitanti di Bet-Semes né gli abitanti di Bet-Anat, e si stabilì in mezzo ai Cananei che abitavano la regione; ma gli abitanti di Bet-Semes e di Bet-Anat furono da loro costretti al lavoro coatto.
Gli Amorrei respinsero i figli di Dan sulla montagna e non li lasciarono scendere nella pianura.
Gli Amorrei continuarono ad abitare ad Ar-Cheres, Àialon e Saalbìm, ma la mano della casa di Giuseppe si aggravò su di loro e furono costretti al lavoro coatto.
Il confine degli Amorrei si estendeva dalla salita di Akrabbìm, da Sela in su.


Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки