Книга Судей Израилевых, 16:30

 
  • И и́де сампсóнъ въ Гáзу, и ви́дѣ тáмо женý блудни́цу и вни́де къ нéй.
  • И повѣ́даша гáзяномъ, глагóлюще: прiи́де сампсóнъ сѣ́мо. И обыдóша и подсѣдóша емý всю́ нóщь у врáтъ грáдныхъ, и утаи́шася всю́ нóщь, глагóлюще: дóндеже освѣтáетъ ýтро, и убiéмъ егó.
  • И спá сампсóнъ до полýнощи: и востá въ полýнощи, и восхи́ти двéри у врáтъ грáда со обѣ́ими верея́ми, и подъя́ о́ныя съ завóрою, и воз­ложи́ я́ на рáмена своя́, и воз­несé я́ на вéрхъ горы́, я́же предъ лицéмъ Хеврóна, и положи́ и́хъ тáмо.
  • И бы́сть по сéмъ, и воз­люби́ женý от­ водотéчи сори́ховы: и́мя же éй дали́да.
  • И взыдóша къ нéй кня́зи иноплемéн­ничи и рекóша éй: прельсти́ егó, и ви́ждь, въ чéмъ éсть крѣ́пость егó вели́кая, и чи́мъ премóжемъ егó, и свя́жемъ егó, я́ко смири́ти егó: и мы́ тебѣ́ дади́мъ кíйждо ты́сящу и стó срéбрениковъ.
  • И речé дали́да къ сампсóну: повѣ́ждь ми́ ны́нѣ, въ чéмъ крѣ́пость твоя́ [тáко] вели́кая, и чи́мъ свя́жешися и смири́шися?
  • И речé éй сампсóнъ: áще свя́жутъ мя́ седмiю́ тятивáми сыры́ми неистлѣ́в­шими, и изнемогý, и бýду я́ко еди́нъ от­ человѣ́къ.
  • И при­­несóша éй кня́зи от­ иноплемéн­никъ сéдмь тяти́въ мóкрыхъ неистлѣ́в­шихъ, и связá егó и́ми:
  • и подсáда емý сѣдя́ше въ хрáминѣ. И речé емý: иноплемéн­ницы на тя́, сампсóне. И растóрже тятивы́, áки бы ктó растóргнулъ соскáнiе изгрéбiй, егдá кóснет­ся емý óгнь: и не увѣ́дася крѣ́пость егó.
  • И речé дали́да къ сампсóну: сé, прельсти́лъ еси́ мя́, глагóля ко мнѣ́ лжý: ны́нѣ ýбо повѣ́ждь ми́, чи́мъ свя́жешися?
  • И речé къ нéй: áще вя́жуще свя́жутъ мя́ ýжы нóвыми, и́миже не дѣ́лано, и изнемогý, и бýду я́ко еди́нъ от­ человѣ́къ.
  • И взя́ дали́да ýжы нóвы и связá егó и́ми, и речé емý: иноплемéн­ницы на тя́, сампсóне. Подсáда же сѣдя́ше въ хрáминѣ. И растóрже я́ от­ рукý своéю áки ни́ть.
  • И речé дали́да къ сампсóну: дáже до ны́нѣ прельщáлъ мя́ еси́ и глагóлалъ ко мнѣ́ лжý: повѣ́ждь ми́ ýбо, чи́мъ свя́жешися? И речé éй: áще сплетéши сéдмь плени́цъ влáсъ главы́ мо­ея́ спрядéнiемъ и вбiéши кóломъ въ стѣ́ну, и бýду нéмощенъ я́ко еди́нъ от­ человѣ́къ.
  • И успи́ дали́да егó на колѣ́нѣхъ сво­и́хъ, и бы́сть внегдá уснýти емý, взя́ дали́да сéдмь плени́цъ влáсъ главы́ егó и сплетé спрядéнiемъ и вонзé кóломъ въ стѣ́ну, и речé: иноплемéн­ницы на тя́, сампсóне. И воз­бнý от­ снá сво­егó и истóрже кóлъ сплетéнiемъ изъ стѣны́, и не увѣ́дася крѣ́пость егó.
  • И речé къ немý дали́да: кáко глагóлеши, воз­люби́хъ тя́, и сéрдце твоé нѣ́сть со мнóю? сé, трéтiе прельсти́лъ еси́ мя́, и не повѣ́далъ еси́ мнѣ́, въ чéмъ крѣ́пость твоя́ вели́кая.
  • И бы́сть егдá стужи́ емý словесы́ сво­и́ми по вся́ дни́, и убѣди́ егó, и изнемóже дáже до умéртвiя.
  • И повѣ́да éй всé сéрдце своé, и речé къ нéй: желѣ́зо не взы́де на главý мою́, я́ко назорéй éсмь áзъ Гóсподу от­ утрóбы мáтере мо­ея́: áще ýбо обрíюся, от­стýпитъ от­ менé крѣ́пость моя́, и изнемогý, и бýду я́коже вси́ человѣ́цы.
  • И ви́дѣ дали́да, я́ко повѣ́да éй всé сéрдце своé, послá и при­­звá кня́зи иноплемéн­ничи, глагóлющи: взы́дите ещé еди́ною, я́ко повѣ́да ми́ всé сéрдце своé. И взыдóша къ нéй вси́ кня́зи иноплемéн­ничи, и при­­несóша сребрó въ рукáхъ сво­и́хъ.
  • И успи́ дали́да сампсóна на колѣ́нѣхъ сво­и́хъ: и при­­звá стригачá, и острижé сéдмь плени́цъ влáсъ главы́ егó: и начá смиря́тися, и от­ступи́ крѣ́пость егó от­ негó.
  • И речé дали́да: иноплемéн­ницы на тя́, сампсóне. И воз­буди́ся от­ снá сво­егó и речé: изы́ду я́коже и прéжде, и отрясýся. И не разумѣ́, я́ко Госпóдь от­ступи́ от­ негó.
  • И я́ша егó иноплемéн­ницы, и избодóша емý óчи, и введóша егó въ Гáзу, и оковáша егó пýты мѣ́дяны: и бя́ше меля́ въ хрáминѣ темни́чнѣй.
  • И начáша власы́ главы́ егó расти́ по острижéнiи.
  • И кня́зи иноплемéн­ничи собрáшася пожрéти жéртву вели́ку дагóну бóгу сво­емý и воз­весели́тися, и рекóша: предадé бóгъ нáшъ въ рýки нáшя сампсóна врагá нá­шего.
  • И ви́дѣша егó лю́дiе, и похвали́ша бóга сво­егó, я́ко рѣ́ша: предадé бóгъ нáшъ въ рýки нáшя врагá нá­шего, опустоши́в­шаго зéмлю нáшу, и и́же умнóжи я́звен­ныхъ нáшихъ.
  • И бы́сть егдá воз­блажá сéрдце и́хъ, и рекóша: при­­зови́те сампсóна изъ дóму темни́чнаго, и да игрáетъ предъ нáми. И при­­звáша сампсóна изъ дóму темни́чнаго, и игрá­ше предъ ни́ми: и заушáху егó, и постáвиша егó междý столпы́.
  • И речé сампсóнъ ко ю́ноши держáщему егó за рýку: остáви менé, да осяжý столпы́, на ни́хже дóмъ сéй утверждéнъ éсть, и опрýся на ни́хъ. Ю́ноша же сотвори́ тáко.
  • Дóмъ же бя́ше пóлнъ мужéй и жéнъ, и тáмо вси́ кня́зи иноплемéн­ничи: на крóвѣ же тóмъ до трéхъ ты́сящъ мужéй и жéнъ, зря́ще ругáемаго сампсóна.
  • И воз­звá сампсóнъ ко Гóсподу и речé: Адонаи́ Гóсподи, Гóсподи си́лъ, помяни́ мя ны́нѣ, и укрѣпи́ мя ещé еди́ною, Бóже, да воз­дáмъ мщéнiе еди́но за двá о́ка моя́ Филисти́момъ.
  • И объя́ сампсóнъ óба столпá срéднiя, на ни́хже хрáмина бя́ше утверждéна, и опрéся на ни́хъ, держя́ еди́нъ рукóю деснóю, а другíй лѣ́вою.
  • И речé сампсóнъ: да ýмретъ душá моя́ со иноплемéн­ники. И преклони́ся крѣ́постiю, и падé хрáмина на кня́зи и на вся́ лю́ди и́же въ нéй: и бы́сть мéртвыхъ, и́хже умертви́ сампсóнъ при­­ смéрти сво­éй, мнóжае нéже и́хже умертви́ въ животѣ́ сво­éмъ.
  • И снидóша брáтiя егó и вéсь дóмъ отцá егó, и взя́ша егó: и взыдóша, и погребóша егó междý сараи́ и междý есѳаóломъ во грóбѣ манóя отцá егó. И сéй суди́ Изрáилю лѣ́тъ двáдесять. [И востá по сампсóнѣ Емегáръ сы́нъ Енáнь, и уби́ от­ иноплемéн­никовъ шéсть сóтъ мужéй кромѣ́ скотá, и спасé и óнъ Изрáиля.]
  • Пришел однажды Самсон в Газу и, увидев там блудницу, вошел к ней.
  • Жителям Газы сказали: Самсон пришел сюда. И ходили они кругом, и подстерегали его всю ночь в воротах города, и таились всю ночь, говоря: до света утреннего подождем, и убьем его.
  • А Самсон спал до полуночи; в полночь же встав, схватил двери городских ворот с обоими косяками, поднял их вместе с запором, положил на плечи свои и отнес их на вершину горы, которая на пути к Хеврону, [и положил их там].
  • После того полюбил он одну женщину, жившую на долине Сорек; имя ей Далида.
  • К ней пришли владельцы Филистимские и говорят ей: уговори его, и выведай, в чем великая сила его и как нам одолеть его, чтобы связать его и усмирить его; а мы дадим тебе за то каждый тысячу сто сиклей серебра.
  • И сказала Далида Самсону: скажи мне, в чем великая сила твоя и чем связать тебя, чтобы усмирить тебя?
  • Самсон сказал ей: если свяжут меня семью сырыми тетивами, которые не засушены, то я сделаюсь бессилен и буду как и прочие люди.
  • И принесли ей владельцы Филистимские семь сырых тетив, которые не засохли, и она связала его ими.
  • [Между тем один скрытно сидел у нее в спальне.] И сказала ему: Самсон! Филистимляне идут на тебя. Он разорвал тетивы, как разрывают нитку из пакли, когда пережжет ее огонь. И не узнана сила его.
  • И сказала Далида Самсону: вот, ты обманул меня и говорил мне ложь; скажи же теперь мне, чем связать тебя?
  • Он сказал ей: если свяжут меня новыми веревками, которые не были в деле, то я сделаюсь бессилен и буду, как прочие люди.
  • Далида взяла новые веревки и связала его и сказала ему: Самсон! Филистимляне идут на тебя. [Между тем один скрытно сидел в спальне.] И сорвал он их с рук своих, как нитки.
  • И сказала Далида Самсону: все ты обманываешь меня и говоришь мне ложь; скажи мне, чем бы связать тебя? Он сказал ей: если ты воткешь семь кос головы моей в ткань и прибьешь ее гвоздем к ткальной колоде, [то я буду бессилен, как и прочие люди].
  • [И усыпила его Далида на коленях своих. И когда он уснул, взяла Далида семь кос головы его,] и прикрепила их к колоде, и сказала ему: Филистимляне идут на тебя, Самсон! Он пробудился от сна своего и выдернул ткальную колоду вместе с тканью; [и не узнана сила его].
  • И сказала ему [Далида]: как же ты говоришь: «люблю тебя», а сердце твое не со мною? вот, ты трижды обманул меня, и не сказал мне, в чем великая сила твоя.
  • И как она словами своими тяготила его всякий день и мучила его, то душе его тяжело стало до смерти.
  • И он открыл ей все сердце свое, и сказал ей: бритва не касалась головы моей, ибо я назорей Божий от чрева матери моей; если же остричь меня, то отступит от меня сила моя; я сделаюсь слаб и буду, как прочие люди.
  • Далида, видя, что он открыл ей все сердце свое, послала и звала владельцев Филистимских, сказав им: идите теперь; он открыл мне все сердце свое. И пришли к ней владельцы Филистимские и принесли серебро в руках своих.
  • И усыпила его [Далида] на коленях своих, и призвала человека, и велела ему остричь семь кос головы его. И начал он ослабевать, и отступила от него сила его.
  • Она сказала: Филистимляне идут на тебя, Самсон! Он пробудился от сна своего, и сказал: пойду, как и прежде, и освобожусь. А не знал, что Господь отступил от него.
  • Филистимляне взяли его и выкололи ему глаза, привели его в Газу и оковали его двумя медными цепями, и он молол в доме узников.
  • Между тем волосы на голове его начали расти, где они были острижены.
  • Владельцы Филистимские собрались, чтобы принести великую жертву Дагону, богу своему, и повеселиться, и сказали: бог наш предал Самсона, врага нашего, в руки наши.
  • Также и народ, видя его, прославлял бога своего, говоря: бог наш предал в руки наши врага нашего и опустошителя земли нашей, который побил многих из нас.
  • И когда развеселилось сердце их, сказали: позовите Самсона [из дома темничного], пусть он позабавит нас. И призвали Самсона из дома узников, и он забавлял их, [и заушали его] и поставили его между столбами.
  • И сказал Самсон отроку, который водил его за руку: подведи меня, чтобы ощупать мне столбы, на которых утвержден дом, и прислониться к ним. [Отрок так и сделал.]
  • Дом же был полон мужчин и женщин; там были все владельцы Филистимские, и на кровле было до трех тысяч мужчин и женщин, смотревших на забавляющего их Самсона.
  • И воззвал Самсон к Господу и сказал: Господи Боже! вспомни меня и укрепи меня только теперь, о Боже! чтобы мне в один раз отмстить Филистимлянам за два глаза мои.
  • И сдвинул Самсон с места два средних столба, на которых утвержден был дом, упершись в них, в один правою рукою своею, а в другой левою.
  • И сказал Самсон: умри, душа моя, с Филистимлянами! И уперся всею силою, и обрушился дом на владельцев и на весь народ, бывший в нем. И было умерших, которых умертвил [Самсон] при смерти своей, более, нежели сколько умертвил он в жизни своей.
  • И пришли братья его и весь дом отца его, и взяли его, и пошли и похоронили его между Цорою и Естаолом, во гробе Маноя, отца его. Он был судьею Израиля двадцать лет. [После Самсона восстал Емегар, сын Енана, и убил из иноплеменников шестьсот человек, кроме скота. И он спас Израиля.]
Рейтинг@Mail.ru Мобильная версия сайта