Скрыть
11:1
11:4
11:5
11:6
11:8
11:10
11:11
11:12
11:14
11:15
11:16
11:17
11:18
11:19
11:20
11:21
11:22
11:23
11:25
11:26
11:27
11:28
11:29
11:30
11:31
11:34
11:35
11:36
11:37
11:38
11:39
11:41
11:42
11:43
11:46
12:1
12:4
12:5
12:7
13:1
13:4
13:5
13:7
13:8
13:10
13:11
13:14
13:15
13:16
13:17
13:18
13:19
13:20
13:21
13:22
13:23
13:24
13:25
13:26
13:27
13:28
13:29
13:30
13:31
13:32
13:33
13:35
13:36
13:37
13:38
13:39
13:40
13:41
13:42
13:43
13:44
13:45
13:47
13:48
13:49
13:50
13:51
13:52
13:53
13:54
13:55
13:56
13:57
13:58
13:59
14:1
14:3
14:5
14:6
14:9
14:10
14:11
14:15
14:17
14:18
14:19
14:20
14:21
14:23
14:24
14:26
14:27
14:28
14:29
14:30
14:31
14:32
14:33
14:34
14:36
14:37
14:38
14:39
14:40
14:41
14:42
14:43
14:45
14:47
14:48
14:49
14:50
14:52
14:53
14:55
14:56
14:57
15:1
15:3
15:4
15:6
15:7
15:8
15:9
15:10
15:11
15:15
15:16
15:17
15:18
15:20
15:21
15:22
15:23
15:26
15:27
15:28
15:30
15:31
15:32
15:33
Церковнославянский (рус)
И рече́ Госпо́дь къ Моисе́ю и Ааро́ну, глаго́ля:
рцы́те сыно́мъ Изра́илевымъ, глаго́люще: сі́и ско́ти, и́хже и́мате я́сти от­ всѣ́хъ ското́въ, и́же на земли́:
вся́къ ско́тъ раздвоя́ющь копы́то и па́знокти имѣ́ющь на дво́е, и от­рыга́яй жва́нiе въ скотѣ́хъ, сiя́ да я́сте:
то́кмо от­ си́хъ да не снѣ́сте от­ от­рыга́ющихъ жва́нiе и от­ раздвоя́ющихъ копы́та и дѣля́щихъ па́знокти: велблю́да, я́ко се́й изно́ситъ жва́нiе, но па́зноктей не дѣли́тъ на дво́е, нечи́стъ се́й ва́мъ:
и хирогри́ля, я́ко изно́ситъ жва́нiе, а па́зноктей не дѣли́тъ, нечи́стъ се́й ва́мъ:
и за́яца, и́же от­рыга́етъ жва́нiе, но па́зноктей не дѣли́тъ на дво́е, нечи́стъ се́й ва́мъ:
и свинiи́, я́ко дѣли́тъ па́знокти на дво́е и копы́то раздвоя́етъ, но не от­рыга́етъ жва́нiя, нечиста́ сiя́ ва́мъ:
от­ мя́съ и́хъ да не я́сте и мертвечи́нѣ и́хъ да не при­­каса́етеся, нечи́ста сiя́ ва́мъ.
И сiя́ да я́сте от­ всѣ́хъ, я́же въ вода́хъ: вся́, и́мже су́ть пе́рiе и чешуя́ въ вода́хъ, и въ моря́хъ и въ езе́рахъ, сiя́ да я́сте:
и всѣ́мъ, и́мже нѣ́сть пе́рiя ни чешуи́ въ вода́хъ, и въ моря́хъ и въ езе́рахъ, от­ всѣ́хъ, я́же изно́сятъ во́ды, и вся́ка душа́ живу́щая въ водѣ́, скве́рна е́сть, и скве́рна да бу́дутъ ва́мъ:
от­ мя́съ и́хъ да не яди́те и мертвечи́ны и́хъ гнуша́йтеся:
и вся́, и́мже нѣ́сть пе́рiя и чешуи́, и́же въ вода́хъ, скве́рна сiя́ су́ть ва́мъ.
И си́хъ гнуша́йтеся от­ пти́цъ, и да не я́сте и́хъ, гну́сни су́ть: орла́ и гри́фа и морска́го орла́,
и нея́сыти и икти́на и подо́бныхъ си́мъ:
и стру́ѳа и совы́, и сухола́пля и подо́бныхъ и́мъ:
и вся́каго вра́на и подо́бныхъ ему́: и я́стреба и подо́бныхъ ему́:
и вра́на нощна́го и лили́ка и и́вина,
и порфирiо́на и пелека́на и ле́бедя,
и ероді́а и Харадрiо́на и подо́бныхъ ему́: и вдо́да и нощна́го нетопыря́.
И вся́ га́ды пти́чiя, и́же хо́дятъ на четы́рехъ, ме́рзость е́сть ва́мъ:
но сiя́ да я́сте от­ всѣ́хъ га́дъ пти́чныхъ, и́же хо́дятъ четвероно́жны, и́же и́мутъ го́лени вы́ше плесну́ свое́ю, скака́ти и́ми по земли́:
и сiя́ да я́сте[Въ Остро́жской, и съ нея́ печа́тан­ной пре́жде въ москвѣ́, предъ си́мъ сло́вомъ я́сте, при­­ложено́ не, но того́ во всѣ́хъ гре́ч. не имѣ́ет­ся.] от­ си́хъ: вру́ха и подо́бная ему́, и атта́ка и подо́бная ему́, Офiо́маха и е́же подо́бно къ нему́, и акри́ду и подо́бная е́й:
и вся́къ га́дъ от­ пти́цъ, и́мже су́ть четы́ри но́ги, ме́рзость е́сть ва́мъ, и въ си́хъ да не оскверните́ся:
вся́къ при­­каса́яйся мертвечи́нѣ и́хъ нечи́стъ бу́детъ до ве́чера:
и вся́къ взе́мляй мертвечи́ну и́хъ да измы́етъ ри́зы своя́ и нечи́стъ бу́детъ до ве́чера.
Во всѣ́хъ скотѣ́хъ, и́же раздвоя́етъ копы́то и па́знокти имѣ́етъ, а жва́нiя не от­рыга́етъ, нечи́ста да бу́дутъ ва́мъ: вся́къ при­­каса́яйся мертвечи́нѣ и́хъ нечи́стъ бу́детъ да́же до ве́чера:
и вся́къ и́же хо́дитъ на ла́пахъ, во всѣ́хъ звѣре́хъ, и́же хо́дятъ на четы́рехъ, нечи́ста бу́дутъ ва́мъ: вся́къ при­­каса́яйся мертвечи́нѣ и́хъ нечи́стъ бу́детъ до ве́чера:
и взе́мляй мертвечи́ну и́хъ да испере́тъ ри́зы своя́ и нечи́стъ бу́детъ до ве́чера: нечи́ста сiя́ бу́дутъ ва́мъ.
И сiя́ ва́мъ нечи́ста от­ га́дъ плѣ́жущихъ по земли́: ла́сица и мы́шъ и крокоди́лъ земны́й,
мига́ли и хамелео́нъ, и халаво́тисъ и я́щеръ и кроторы́я:
сі́и нечи́сти ва́мъ от­ всѣ́хъ га́дъ плѣ́жущихъ по земли́: вся́къ при­­каса́яйся мертвечи́нѣ и́хъ нечи́стъ бу́детъ до ве́чера.
И вся́ко, въ не́же а́ще впаде́тъ от­ ни́хъ нѣ́что от­ мертвечи́ны и́хъ, нечи́стъ бу́детъ вся́къ сосу́дъ древя́нъ, или́ ри́за, или́ ко́жа, или́ вре́тище: вся́кiй сосу́дъ, въ не́мже твори́т­ся дѣ́ло, въ водѣ́ погрузи́т­ся и нечи́стъ бу́детъ до ве́чера, и по си́хъ чи́стъ бу́детъ:
и вся́къ сосу́дъ гли́нянъ, въ о́ньже а́ще впаде́тъ от­ си́хъ вну́трь, ели́ка су́ть въ не́мъ, нечи́ста бу́дутъ, и сосу́дъ да разбiе́т­ся.
И вся́ка снѣ́дь ю́же я́сте, на ню́же а́ще воз­лiе́т­ся вода́, нечи́ста бу́детъ ва́мъ: и вся́кое питiе́, е́же пiе́те во вся́комъ сосу́дѣ, нечи́сто бу́детъ [ва́мъ]:
и все́, е́же а́ще впаде́тъ въ не́ от­ мертвечи́ны и́хъ, нечи́сто бу́детъ: пе́щи и огни́ща да сокруша́т­ся, нечи́ста сiя́ су́ть и нечи́ста бу́дутъ ва́мъ.
Кромѣ́ исто́чникъ водны́хъ, и пото́къ, и собра́нiй водны́хъ, бу́дутъ чи́сти: а и́же при­­каса́ет­ся мертвечи́намъ и́хъ, нечи́стъ бу́детъ.
А́ще же впаде́тъ от­ мертвечи́ны и́хъ на вся́ко сѣ́мя сѣ́мян­ное, е́же сѣ́ет­ся, чи́сто бу́детъ:
а́ще же воз­лiе́т­ся вода́ на вся́ко сѣ́мя, и впаде́тъ от­ мертвечи́ны и́хъ на не́, нечи́сто бу́детъ ва́мъ.
А́ще же у́мретъ от­ скота́, его́же ва́мъ я́сти, при­­каса́яйся мертвечи́нѣ его́, нечи́стъ бу́детъ до ве́чера:
и яды́й от­ мертвечи́нъ си́хъ да испере́тъ ри́зы своя́ и нечи́стъ бу́детъ до ве́чера: и взе́мляй мертвечи́ну и́хъ да измы́етъ ри́зы своя́ и измы́ет­ся водо́ю, и нечи́стъ бу́детъ до ве́чера.
И вся́къ га́дъ плѣ́жущiй по земли́ ме́рзость ва́мъ е́сть сiе́, да не снѣ́ст­ся.
И вся́ко ходя́щее на чре́вѣ, и вся́ко ходя́щее на четы́рехъ всегда́, и [вся́ко] многоно́жное во всѣ́хъ га́дѣхъ, и́же плѣ́жутъ по земли́, да не снѣ́сте е́, я́ко ме́рзость ва́мъ е́сть:
и да не омерзите́ ду́шъ ва́шихъ во всѣ́хъ га́дѣхъ плѣ́жущихъ по земли́, и да не оскверните́ся и́ми, и да не бу́дете нечи́сти въ ни́хъ,
я́ко а́зъ е́смь Госпо́дь Бо́гъ ва́шъ: и да освятите́ся и бу́дете свя́ти, я́ко свя́тъ е́смь а́зъ Госпо́дь Бо́гъ ва́шъ: и да не оскверни́те ду́шъ ва́шихъ во всѣ́хъ га́дѣхъ дви́жущихся по земли́,
я́ко а́зъ е́смь Госпо́дь, изведы́й ва́съ изъ земли́ Еги́петскiя, да бу́ду ва́мъ Бо́гъ, и бу́дете свя́ти, я́ко свя́тъ е́смь а́зъ Госпо́дь.
Се́й зако́нъ о скотѣ́хъ и о пти́цахъ, и вся́кой души́ дви́жущейся въ вода́хъ и вся́кой души́ пресмыка́ющейся по земли́,
разлучи́ти между́ нечи́стыми и между́ чи́стыми, и научи́ти сы́ны Изра́илевы между́ оживля́ющими ядо́мая и между́ оживля́ющими не ядо́мая.
И рече́ Госпо́дь къ Моисе́ю, глаго́ля:
глаго́ли сыно́мъ Изра́илевымъ и рече́ши къ ни́мъ, глаго́ля: жена́, я́же а́ще зачне́тъ и роди́тъ му́жескъ по́лъ, нечиста́ бу́детъ се́дмь дні́й: по дне́мъ [есте́­с­т­вен­наго] разлуче́нiя скве́рны ея́, нечиста́ бу́детъ:
и въ де́нь осмы́й да обрѣ́жетъ пло́ть коне́чную его́:
и сидѣ́ти бу́детъ три́десять и три́ дни́ въ кро́ви нечи́стѣй сво­е́й: вся́кой ве́щи святѣ́й да не при­­ко́снет­ся и въ святи́лище да не вни́детъ, до́ндеже сконча́ют­ся дні́е очище́нiя ея́.
А́ще же же́нскъ по́лъ роди́тъ, и нечиста́ бу́детъ четыре­на́­де­сять дні́й по [есте́­с­т­вен­нѣй] скве́рнѣ ея́, и шестьдеся́тъ и ше́сть дні́й сидѣ́ти бу́детъ въ кро́ви нечистоты́ сво­ея́.
И егда́ испо́лнят­ся дні́е очище́нiя ея́ о сы́нѣ ея́ или́ дще́ри, да при­­несе́тъ а́гнца непоро́чна единолѣ́тна во всесожже́нiе, и птенца́ голуби́на или́ го́рлицу грѣха́ ра́ди, предъ две́ри ски́нiи свидѣ́нiя къ жерцу́,
и да при­­несе́тъ е́ предъ Го́спода: и помо́лит­ся о не́й жре́цъ и очи́ститъ ю́ от­ то́ка кро́ве ея́: се́й зако́нъ ражда́ющiя му́жескъ по́лъ или́ же́нскъ.
А́ще же не обря́щетъ рука́ ея́ дово́лнаго на а́гнца, и да во́зметъ двѣ́ го́рлицы или́ два́ птенца́ голуби́на, еди́наго на всесожже́нiе и друга́го грѣха́ ра́ди: и помо́лит­ся о не́й жре́цъ, и очи́стит­ся.
И рече́ Госпо́дь къ Моисе́ю и Ааро́ну, глаго́ля:
человѣ́ку ему́же а́ще бу́детъ на ко́жи пло́ти его́ стру́пъ зна́менiя или́ бле́скъ, и бу́детъ на ко́жи пло́ти его́ я́зва прокаже́нiя, да при­­веде́т­ся ко Ааро́ну жерцу́ или́ ко еди́ному от­ сыно́въ его́ жерцо́въ:
и у́зритъ жре́цъ я́зву на ко́жи пло́ти его́, и вла́съ въ я́звѣ измѣни́т­ся въ бѣ́ло, и взо́ръ я́звы ума́ленъ от­ ко́жи пло́ти его́, я́зва прока́зы е́сть: и у́зритъ жре́цъ, и оскверни́тъ его́.
А́ще же и бле́скъ бѣ́лъ бу́детъ на ко́жи пло́тнѣй его́, и не ме́ншiй бу́детъ взо́ръ его́ от­ ко́жи, и вла́съ его́ не измѣни́ся во вла́съ бѣ́лъ, и то́й е́сть те́менъ, и от­лучи́тъ жре́цъ я́зву на се́дмь дні́й:
и у́зритъ жре́цъ я́зву въ де́нь седмы́й, и се́, я́зва пребыва́етъ предъ ни́мъ, и не измѣни́ся я́зва на ко́жи, и от­лучи́тъ его́ жре́цъ на другі́я се́дмь дні́й:
и у́зритъ его́ жре́цъ въ седмы́й де́нь втори́цею, и се́, я́зва потемнѣ́, и не измѣни́ся я́зва на ко́жи, и очи́ститъ его́ жре́цъ: зна́менiе бо е́сть: и измы́въ ри́зы своя́, чи́стъ бу́детъ.
А́ще же измѣня́ющееся измѣни́т­ся зна́менiе на ко́жи, повнегда́ ви́дѣти его́ жерцу́ е́же очи́стити его́, и яви́т­ся второ́е жерцу́: и у́зритъ его́ жре́цъ, и се́, измѣни́ся зна́менiе въ ко́жи,
и да оскверни́тъ его́ жре́цъ: прока́за бо е́сть.
И я́зва прокаже́нiя а́ще бу́детъ на человѣ́цѣ, и прiи́детъ къ жерцу́:
и у́зритъ жре́цъ, и се́, стру́пъ бѣ́лъ на ко́жи, и се́й измѣни́лъ вла́съ бѣ́лъ, и от­ здра́выя пло́ти живы́я въ стру́пѣ:
прока́за ве́тха е́сть на ко́жи пло́ти его́, и оскверни́тъ его́ жре́цъ и от­лучи́тъ его́, я́ко нечи́стъ е́сть.
А́ще же процвѣта́я процвѣте́тъ прока́за на ко́жи, и покры́етъ прокаже́нiе всю́ ко́жу я́звою, от­ главы́ до ногу́ его́, по всему́ взо́ру жерцо́ву:
и у́зритъ жре́цъ, и се́, покры́ло прокаже́нiе всю́ ко́жу пло́ти его́, да очи́ститъ жре́цъ я́зву: я́ко вся́ измѣни́ся въ бѣ́ло, чи́стъ е́сть.
И въ о́ньже де́нь а́ще яви́т­ся на не́мъ пло́ть жива́, оскверни́т­ся:
и у́зритъ жре́цъ пло́ть здра́ву, и оскверни́тъ его́ пло́ть здра́ва, я́ко нечиста́ е́сть, прокаже́нiе е́сть.
А́ще же соста́вит­ся пло́ть здра́ва, и измѣни́т­ся въ бѣ́ло, и прiи́детъ къ жерцу́:
и у́зритъ жре́цъ, и се́, измѣни́ся я́зва въ бѣ́ло, и очи́ститъ жре́цъ я́зву, чи́стъ е́сть.
И тѣ́ло а́ще бу́детъ на ко́жи его́ боля́чка гно́йна, и исцѣлѣ́етъ,
и бу́детъ на мѣ́стѣ боля́чки стру́пъ бѣ́лъ, или́ бле́скъ бѣлѣ́ющься или́ рдя́щься, и яви́т­ся жерцу́:
и у́зритъ жре́цъ, и се́, взо́ръ нижа́е ко́жи, и вла́съ его́ измѣни́ся въ бѣ́ло, и оскверни́тъ его́ жре́цъ, я́ко бле́скъ прокаже́нiя е́сть, на боля́чкѣ процвѣте́.
А́ще же уви́дитъ жре́цъ, и се́, нѣ́сть въ не́мъ вла́съ бѣ́лъ, и не нижа́е е́сть от­ ко́жи плотскі́я, и се́й е́сть те́менъ, и от­лучи́тъ его́ жре́цъ на се́дмь дні́й.
А́ще ли разсы́панiемъ разсы́плет­ся по ко́жи, и оскверни́тъ его́ жре́цъ, бле́скъ прокаже́нiя е́сть, на боля́чкѣ процвѣте́.
А́ще ли на мѣ́стѣ сво­е́мъ пребыва́етъ бле́скъ и не разсыпа́ет­ся, стру́пъ боля́чки е́сть, и очи́ститъ его́ жре́цъ.
И пло́ть а́ще бу́детъ на ко́жи его́ жже́нiе о́гнено, и бу́детъ на ко́жи его́ исцѣлѣ́в­шее от­ жже́нiя блеща́щееся бѣ́ло или́ червле́но или́ пробѣлу́ющееся:
и у́зритъ его́ жре́цъ, и се́, премѣни́ся вла́съ бѣ́лъ въ блеща́щiйся, и взо́ръ ему́ нижа́е от­ ко́жи, прокаже́нiе е́сть, во жже́нiи процвѣте́, и оскверни́тъ его́ жре́цъ, я́зва прокаже́нiя е́сть.
А́ще же уви́дитъ его́ жре́цъ, и се́, нѣ́сть на блеща́щемся вла́съ бѣ́лъ, и не нижа́е е́сть от­ ко́жи, са́мо же те́мно, и от­лучи́тъ его́ жре́цъ на се́дмь дні́й:
и у́зритъ его́ жре́цъ въ де́нь седмы́й, и а́ще разсы́панiемъ разсы́плет­ся по ко́жи, и оскверни́тъ его́ жре́цъ: я́зва прокаже́нiя е́сть, во гно́й процвѣте́.
А́ще же на мѣ́стѣ пребу́детъ блеща́нiе и не разсы́плет­ся по ко́жи, сiе́ же те́мно е́сть, стру́пъ сожже́нiя е́сть, да очи́ститъ его́ жре́цъ: о́бразъ бо сожже́нiя е́сть.
Му́жу же или́ женѣ́, а́ще бу́детъ на ни́хъ я́зва прокаже́нiя на главѣ́ или́ на брадѣ́,
и у́зритъ жре́цъ я́зву, и се́, обли́чiе ея́ глубоча́е ко́жи, въ не́йже вла́съ желту́яся то́нокъ, и оскверни́тъ его́ жре́цъ: вре́дъ е́сть, прокаже́нiе главы́ или́ прокаже́нiе брады́ е́сть.
И а́ще уви́дитъ жре́цъ я́зву вре́да, и се́, не бу́детъ обли́чiе нижа́е ко́жи, и вла́съ желту́яся не бу́детъ въ не́мъ, да от­лучи́тъ жре́цъ я́зву вре́да на се́дмь дні́й:
и у́зритъ жре́цъ я́зву въ де́нь седмы́й, и се́, не разсы́пася вре́дъ, и вла́съ желту́яся нѣ́сть въ не́мъ, и обли́чiе вре́да нѣ́сть нижа́е ко́жи:
и остриже́тъ ко́жу, вре́дъ же да не остриже́т­ся, и от­лучи́тъ жре́цъ вре́дъ на се́дмь дні́й второ́­е:
и у́зритъ жре́цъ вре́дъ въ де́нь седмы́й, и се́, не разсы́пася вре́дъ по ко́жи по остриже́нiи его́, и обли́чiе вре́да нѣ́сть нижа́е ко́жи, и очи́ститъ его́ жре́цъ, и измы́въ ри́зы, чи́стъ бу́детъ.
А́ще же разсы́панiемъ разсы́плет­ся вре́дъ по ко́жи по очище́нiи его́:
и у́зритъ его́ жре́цъ, и се́, разсы́пася вре́дъ по ко́жи, да не при­­сѣти́тъ жре́цъ о вла́сѣ желтѣ́ющемся, я́ко нечи́стъ е́сть.
А́ще же предъ ни́мъ бу́детъ на мѣ́стѣ вре́дъ, и вла́съ че́рнъ яви́т­ся въ не́мъ, исцѣлѣ́ вре́дъ, чи́стъ е́сть, и очи́ститъ его́ жре́цъ.
Му́жу же или́ женѣ́, а́ще бу́дутъ на ко́жи пло́ти его́ блеща́нiя блеща́щая бѣлѣ́ющаяся:
и уви́дитъ жре́цъ, и се́, на ко́жи пло́ти его́ блеща́нiя и блеща́щая бѣлѣ́ющаяся, лиша́й е́сть, процвѣте́ на ко́жи пло́ти его́, чи́стъ е́сть.
А́ще же кому́ облѣ́зе глава́, плѣши́въ е́сть, чи́стъ е́сть:
а́ще же спреди́ облѣ́зе глава́, взлы́съ е́сть, чи́стъ е́сть:
а́ще же бу́детъ на плѣши́ его́ или́ на взлы́синѣ его́ бле́скъ бѣ́лъ или́ червлену́яся, прокаже́нiе процвѣта́ющее на плѣши́ его́ или́ на взлы́синѣ его́:
и уви́дитъ его́ жре́цъ, и се́, обли́чiе бле́ска бѣ́ло или́ червле́но на плѣши́ его́ или́ на взлы́синѣ его́, я́ко обли́чiе прокаже́нiя на ко́жи пло́ти его́:
человѣ́къ прокаже́нъ е́сть, оскверне́нiемъ оскверни́тъ его́ жре́цъ, на главѣ́ его́ бле́скъ его́.
И прокаже́нъ, на не́мже е́сть я́зва, ри́зы его́ да бу́дутъ раздра́ны, и глава́ его́ не покрове́на, и о́коло у́стъ сво­и́хъ да обвiе́т­ся, и нечи́стъ прозове́т­ся:
вся́ дни́, въ ня́же бу́детъ на не́мъ я́зва, нечи́стъ сы́й, нечи́стъ бу́детъ: от­луче́нъ да сѣди́тъ, внѣ́ полка́ да бу́детъ ему́ пребыва́нiе.
И ри́за а́ще бу́детъ на не́й я́зва прокаже́нiя, на ри́зѣ сукня́нѣ, или́ на изгре́бiйней,
или́ на пря́денѣ, или́ на кро́кахъ {куде́ль}, или́ на льнѣ́хъ, или́ на во́лнѣ, или́ на ко́жи, или́ на вся́кой ко́жи дѣ́ланѣй,
и яви́т­ся я́зва зеле́на или́ червлену́яся на ко́жи, или́ на ри́зѣ, или́ на пря́денѣхъ, или́ на кро́кахъ, или́ на вся́комъ дѣ́лѣ ко́жанѣмъ, я́зва прокаже́нiя е́сть, и пока́жетъ жерцу́:
и уви́дитъ жре́цъ я́зву, и от­лучи́тъ жре́цъ я́зву на се́дмь дні́й.
И да уви́дитъ жре́цъ я́зву въ де́нь седмы́й: а́ще же разсы́пася я́зва по ри́зѣ, или́ по пря́денѣ, или́ по кро́кахъ, или́ по ко́жи, по всему́ ели́ка творя́т­ся ко́жы въ дѣ́ланiи, прокаже́нiе и́сто е́сть я́зва, нечи́стъ е́сть:
да сожже́тъ ри́зу, или́ пряде́нiя, или́ кро́ки, или́ на во́лнѣ, или́ на льнѣ́, или́ на вся́комъ сосу́дѣ ко́жанѣ, на не́мже а́ще бу́детъ я́зва: поне́же прокаже́нiе и́сто е́сть, на огни́ да сожже́т­ся.
А́ще ли у́зритъ жре́цъ, и не разсы́плет­ся я́зва по ри́зѣ, или́ по пря́денѣ, или́ по кро́кахъ, или́ по вся́кому сосу́ду ко́жану:
и повели́тъ жре́цъ, и измы́етъ, на не́мже бу́детъ я́зва, и да от­лучи́тъ жре́цъ я́зву на другі́я се́дмь дні́й:
и уви́дитъ жре́цъ по измы́тiи его́ я́зву, и а́ще не измѣни́ла я́зва лица́ сво­его́, и я́зва не разсы́пася, нечи́сто е́сть, на огни́ да сожже́т­ся: утверди́ся бо на ри́зѣ, или́ на пря́денѣ, или́ на кро́кахъ.
И а́ще уви́дитъ жре́цъ, и бу́детъ темна́ я́зва по испра́нiи ея́, да от­то́ргнетъ е́ от­ ри́зы, или́ от­ пря́дена, или́ от­ кро́къ, или́ от­ ко́жи.
И а́ще яви́т­ся еще́ на ри́зѣ или́ на пря́денѣ, или́ на кро́кахъ, или́ на вся́комъ сосу́дѣ ко́жанѣ, прокаже́нiе процвѣта́ющее е́сть, на огни́ да сожже́т­ся, на не́мже е́сть я́зва.
И ри́за, или́ пря́дено, или́ кро́ки, или́ вся́къ сосу́дъ ко́жанъ, е́же испере́т­ся, и от­сту́питъ от­ него́ я́зва, и измы́ет­ся второ́е, и чи́сто бу́детъ.
Се́й зако́нъ я́звѣ прокаже́нiя ри́зы сукня́ны, или́ изгре́бiйны, или́ пря́дены, или́ куде́лныя, или́ вся́каго сосу́да ко́жана, во е́же очи́стити е́, или́ оскверни́ти е́.
И рече́ Госпо́дь къ Моисе́ю, глаго́ля:
се́й зако́нъ прокаже́н­ному, въ о́ньже де́нь а́ще очи́стит­ся, и при­­веде́т­ся къ жерцу́:
и да изы́детъ жре́цъ внѣ́ полка́, и у́зритъ жре́цъ, и се́, исцѣлѣ́ я́зва прокаже́нiя от­ прокаже́н­наго:
и повели́тъ жре́цъ, да во́змут­ся очище́н­ному два́ пти́чища жи́ва чи́ста и дре́во ке́дрово, и соска́на червлени́ца и иссо́пъ:
и повели́тъ жре́цъ, да зако́лютъ пти́чище еди́но въ сосу́дъ гли́нянъ, надъ водо́ю живо́ю,
и живо́е пти́чище да во́зметъ, и дре́во ке́дрово и соска́ну червлени́цу и иссо́пъ, и да омо́читъ и́хъ и пти́чище живо́е въ кро́ви закла́наго пти́чища надъ водо́ю живо́ю:
и да воскропи́тъ на очи́стив­шагося от­ прокаже́нiя седми́жды, и чи́стъ бу́детъ: и да от­пу́ститъ пти́чище живо́е на по́ле:
и да испере́тъ очи́стивыйся ри́зы своя́ и да остриже́тъ вся́ власы́ своя́ и да измы́ет­ся водо́ю, и чи́стъ бу́детъ: и по си́хъ да вни́детъ въ по́лкъ и да пребу́детъ внѣ́ до́му сво­его́ се́дмь дні́й.
И бу́детъ въ де́нь седмы́й, обрі́ют­ся вси́ власы́ его́, глава́ его́ и брада́ и бро́ви, и вся́къ вла́съ его́ да обрі́ет­ся: и да измы́етъ ри́зы своя́, и да омы́ет­ся тѣ́ло его́ водо́ю, и чи́стъ бу́детъ.
И въ де́нь осмы́й да во́зметъ два́ а́гнца единолѣ́тна непоро́чна и о́вцу еди́ну единолѣ́тну непоро́чну, и три́ десяти́ны муки́ пшени́чны на же́ртву смѣ́шаныя съ еле́емъ и мѣ́ру еле́а еди́ну:
и да поста́витъ жре́цъ очища́яй человѣ́ка очища́емаго и сiя́ предъ Го́сподемъ, у две́рiй ски́нiи свидѣ́нiя:
и во́зметъ жре́цъ а́гнца еди́наго и при­­веде́тъ его́ преступле́нiя ра́ди, и ча́шу еле́а, и от­лучи́тъ я́ жре́цъ во от­луче́нiе предъ Го́сподемъ:
и зако́лютъ а́гнца на мѣ́стѣ, идѣ́же закала́ютъ всесожже́нiя и я́же грѣха́ ра́ди, на мѣ́стѣ свя́тѣ: е́сть бо е́же грѣха́ ра́ди, я́коже и преступле́нiя ра́ди е́сть жерцу́: свята́я святы́хъ су́ть:
и во́зметъ жре́цъ от­ кро́ве я́же преступле́нiя ра́ди, и воз­ложи́тъ жре́цъ на обу́шiе у́ха очища́емаго десна́го, и на кра́й руки́ его́ десны́я, и на кра́й ноги́ его́ десны́я:
и взе́мъ жре́цъ от­ ча́ши еле́а, воз­лiе́тъ на ру́ку лѣ́вую свою́:
и да омо́читъ жре́цъ пе́рстъ сво́й десны́й въ еле́й, и́же е́сть въ руцѣ́ его́ лѣ́вѣй, и да воскропи́тъ от­ еле́а пе́рстомъ седми́жды предъ Го́сподемъ:
оста́в­шiйся же еле́й, и́же въ руцѣ́ его́, да воз­ложи́тъ жре́цъ на обу́шiе у́ха очища́емаго десна́го, и на кра́й руки́ его́ десны́я, и на кра́й ноги́ его́ десны́я, на мѣ́сто кро́ве я́же преступле́нiя ра́ди:
оста́в­шiйся же еле́й, и́же въ руцѣ́ жерца́, да воз­ложи́тъ жре́цъ на главу́ очище́н­ному: и помо́лит­ся о не́мъ жре́цъ предъ Го́сподемъ:
и сотвори́тъ жре́цъ е́же грѣха́ ра́ди, и помо́лит­ся жре́цъ от­ очища́ющемся от­ грѣха́ сво­его́: и по се́мъ зако́летъ жре́цъ всесожже́нiе:
и воз­несе́тъ жре́цъ всесожже́нiе и же́ртву на олта́рь предъ Го́сподемъ, и помо́лит­ся о не́мъ жре́цъ, и очи́стит­ся.
А́ще же убо́гъ е́сть, и рука́ его́ не дости́гнетъ, да во́зметъ а́гнца единолѣ́тнаго еди́наго, въ о́ньже преступи́лъ на от­луче́нiе, я́ко помоли́тися о не́мъ, и десяти́ну муки́ пшени́чны смѣ́шаны съ еле́емъ въ же́ртву, и ча́шу еле́а еди́ну,
и два́ го́рличища, или́ два́ птенца́ голуби́на, ели́ка обрѣ́те рука́ его́, и да бу́детъ еди́нъ грѣха́ ра́ди, и другі́й во всесожже́нiе:
и да при­­несе́тъ я́ въ де́нь осмы́й, во е́же очи́стити его́, къ жерцу́, предъ две́ри ски́нiи свидѣ́нiя предъ Го́спода:
и взе́мъ жре́цъ а́гнца и́же преступле́нiя ра́ди, и ча́шу еле́а, воз­ложи́тъ я́ воз­ложе́нiе предъ Го́сподемъ,
и зако́летъ а́гнца и́же преступле́нiя ра́ди, и во́зметъ жре́цъ от­ кро́ве я́же преступле́нiя ра́ди, и воз­ложи́тъ на обу́шiе у́ха очища́емаго десна́го, и на кра́й руки́ его́ десны́я, и на кра́й ноги́ его́ десны́я:
и от­ еле́а воз­лiе́тъ жре́цъ на ру́ку свою́ лѣ́вую,
и воскропи́тъ жре́цъ пе́рстомъ сво­и́мъ десны́мъ от­ еле́а, и́же въ руцѣ́ его́ лѣ́вѣй, седми́жды предъ Го́сподемъ:
и воз­ложи́тъ жре́цъ от­ еле́а су́щаго въ руцѣ́ его́ на обу́шiе у́ха очища́емаго десна́го, и на кра́й руки́ его́ десны́я, и на кра́й ноги́ его́ десны́я, на мѣ́стѣ кро́ве я́же преступле́нiя ра́ди:
оста́в­шееся же от­ еле́а, е́же е́сть въ руцѣ́ жерца́, да воз­ложи́тъ на главу́ очи́стив­шемуся: и помо́лит­ся о не́мъ жре́цъ предъ Го́сподемъ,
и сотвори́тъ еди́ну от­ го́рлицъ, или́ от­ птенце́въ голуби́ныхъ, я́коже обрѣ́те рука́ его́,
еди́ну грѣха́ ра́ди, и другу́ю во всесожже́нiе съ же́ртвою: и помо́лит­ся жре́цъ о очища́емѣмъ предъ Го́сподемъ.
Се́й зако́нъ въ не́мже е́сть я́зва прокаже́нiя, и не обрѣта́ющему руко́ю во очище́нiе свое́.
И рече́ Госпо́дь къ Моисе́ю и Ааро́ну, глаго́ля:
егда́ вни́дете въ зе́млю Ханаа́нску, ю́же а́зъ даю́ ва́мъ въ при­­тяжа́нiе, и да́мъ я́зву прокаже́нiя въ домѣ́хъ земли́ при­­тяжа́н­ныя ва́мъ:
и прiи́детъ, его́же до́мъ, и повѣ́сть жерцу́ глаго́ля: а́ки я́зва явля́ет­ся въ дому́ мо­е́мъ.
И повели́тъ жре́цъ испраздни́ти сосу́ды до́му, пре́жде не́же вни́ти жерцу́ ви́дѣти я́зву, и да не бу́дутъ нечи́ста вся́ я́же въ дому́. По си́хъ же вни́детъ жре́цъ согля́дати до́мъ:
и у́зритъ жре́цъ я́зву, и се́, я́зва на стѣна́хъ до́му удо́лiя зеленѣ́ющаяся или́ червленѣ́ющаяся, и обли́чiе и́хъ худѣ́е стѣ́нъ:
изше́дъ жре́цъ изъ до́му къ две́ремъ до́му, и от­лучи́тъ жре́цъ до́мъ на се́дмь дні́й.
И воз­врати́т­ся жре́цъ въ седмы́й де́нь, и у́зритъ до́мъ, и се́, разсы́пася я́зва по стѣна́мъ до́му:
и повели́тъ жре́цъ, да изъи́мутъ ка́менiе, на ни́хже е́сть я́зва, и да изнесу́тъ е́ во́нъ изъ гра́да на мѣ́сто нечи́сто:
и да постру́жутъ извнутри́ до́мъ о́крестъ, и изсы́плютъ пе́рсть состро́ганую внѣ́ гра́да на мѣ́сто нечи́сто:
и да во́змутъ ка́менiе и́но остро́гано, и вло́жатъ я́ вмѣ́сто ка́менiя: и пе́рсть и́ну да во́змутъ, и пома́жутъ до́мъ.
А́ще же па́ки на́йдетъ я́зва, и яви́т­ся въ дому́ по изнесе́нiи ка́менiя и по острога́нiи до́му и по пома́занiи,
и вни́детъ жре́цъ, и у́зритъ: а́ще разсы́пася я́зва въ дому́, прокаже́нiе пребыва́ющее е́сть въ дому́, нечи́стъ е́сть:
и разоря́тъ до́мъ, и древа́ его́ и ка́менiе его́ и всю́ пе́рсть до́му изнесу́тъ внѣ́ гра́да, на мѣ́сто нечи́сто.
И входя́й въ до́мъ вся́ дни́, въ ня́же е́сть от­луче́нъ, нечи́стъ бу́детъ до ве́чера:
и спя́й въ дому́ да испере́тъ ри́зы своя́ и нечи́стъ бу́детъ до ве́чера: и яды́й въ дому́ да испере́тъ ри́зы своя́ и нечи́стъ бу́детъ до ве́чера.
А́ще же при­­ше́дый вни́детъ жре́цъ, и уви́дитъ: и се́, разсы́панiемъ не разсы́пася я́зва въ дому́ но пома́занiи до́му, да очи́ститъ жре́цъ до́мъ, я́ко исцѣлѣ́ я́зва:
и во́зметъ очи́стити до́мъ, два́ пти́чища жи́ва чи́ста и дре́во ке́дрово, и соска́ну червлени́цу и иссо́пъ:
и да зако́летъ пти́чище еди́но въ сосу́дъ гли́нянъ надъ водо́ю живо́ю:
и во́зметъ дре́во ке́дрово и соска́нiе червле́ное, и иссо́пъ и пти́чище живо́е, и да омо́читъ е́ въ кро́вь пти́чища закла́наго надъ водо́ю живо́ю, и да окропи́тъ и́ми въ дому́ седми́жды:
и очи́ститъ до́мъ кро́вiю пти́чищною и водо́ю живо́ю, и пти́чищемъ живы́мъ и дре́вомъ ке́дровымъ, и иссо́помъ и соска́ною червлени́цею:
и да от­пу́ститъ пти́чище живо́е внѣ́ гра́да на по́ле и помо́лит­ся о до́мѣ, и чи́стъ бу́детъ.
Се́й зако́нъ о вся́кой я́звѣ прокаже́нiя и вре́да,
и прокаже́нiя ри́зы и до́му,
и стру́па, и зна́менiя, и блеща́щагося,
и повѣ́дати въ о́ньже де́нь нечи́сто, и въ о́ньже де́нь очи́стит­ся: се́й зако́нъ прокаже́нiя.
И рече́ Госпо́дь къ Моисе́ю и Ааро́ну, глаго́ля:
глаго́ли сыно́мъ Изра́илевымъ и рече́ши къ ни́мъ: му́жу, му́жу, ему́же а́ще бу́детъ излiя́нiе от­ тѣ́ла его́, излiя́нiе его́ нечи́сто е́сть.
И се́й зако́нъ нечистоты́ его́: излива́яй сѣ́мя изъ тѣ́ла сво­его́, от­ излiя́нiя, и́мже соста́влено е́сть тѣ́ло его́ излiя́нiемъ, сiя́ нечистота́ его́ въ не́мъ: вся́ дни́ излiя́нiя тѣ́ла его́, и́мже соста́влено тѣ́ло его́ излiя́нiемъ его́, нечистота́ его́ е́сть:
вся́ко ло́же, на не́мже а́ще ля́жетъ излива́яй сѣ́мя, нечи́сто е́сть: и вся́къ сосу́дъ, на не́мже а́ще ся́детъ верху́ его́ излива́яй сѣ́мя, нечи́стъ бу́детъ:
и человѣ́къ, и́же а́ще при­­ко́снет­ся ло́жа его́, да испере́тъ ри́зы своя́ и да омы́етъ тѣ́ло свое́ водо́ю, и нечи́стъ бу́детъ до ве́чера:
и сѣдя́й на сосу́дѣ, на не́мже а́ще ся́детъ верху́ его́ излива́яй сѣ́мя, да испере́тъ ри́зы своя́ и да омы́ет­ся водо́ю, и нечи́стъ бу́детъ до ве́чера:
и при­­косну́выйся къ пло́ти излива́ющаго сѣ́мя да испере́тъ ри́зы своя́ и да омы́ет­ся водо́ю, и нечи́стъ бу́детъ до ве́чера.
А́ще же плю́нетъ излива́яй сѣ́мя на чи́стаго, да испере́тъ ри́зы своя́ и да измы́ет­ся водо́ю, и нечи́стъ бу́детъ до ве́чера:
и вся́ко сѣдло́ о́слее, на не́же а́ще вся́детъ верху́ его́ излива́яй сѣ́мя, нечи́сто бу́детъ до ве́чера:
и вся́къ при­­косну́выйся всѣ́мъ, я́же су́ть подъ ни́мъ, нечи́стъ бу́детъ до ве́чера: и взе́мляй я́ да испере́тъ ри́зы своя́ и омы́ет­ся водо́ю, и нечи́стъ бу́детъ до ве́чера:
и ели́кимъ а́ще ко́снет­ся излива́яй сѣ́мя и ру́къ сво­и́хъ не омы́етъ водо́ю, да испере́тъ ри́зы своя́ и омы́етъ тѣ́ло водо́ю, и нечи́стъ бу́детъ до ве́чера:
и сосу́дъ гли́нянъ, ему́же а́ще при­­ко́снет­ся излива́яй сѣ́мя, да разбiе́т­ся: а сосу́дъ древя́ный да измы́ет­ся водо́ю, и чи́стъ бу́детъ.
А́ще же очи́стит­ся излива́яй сѣ́мя от­ излiя́нiя сво­его́, и исчи́слитъ себѣ́ се́дмь дні́й на очище́нiе свое́, и испере́тъ ри́зы своя́ и омы́етъ тѣ́ло свое́ водо́ю живо́ю, и чи́стъ бу́детъ:
и въ де́нь осмы́й да во́зметъ себѣ́ два́ го́рличища или́ два́ птенца́ голуби́на, и да при­­несе́тъ я́ предъ Го́спода къ две́ремъ ски́нiи свидѣ́нiя, и да́стъ я́ жерцу́:
и сотвори́тъ я́ жре́цъ еди́нъ грѣха́ ра́ди, и другі́й во всесожже́нiе: и да помо́лит­ся о не́мъ жре́цъ предъ Го́сподемъ о излiя́нiи его́.
И человѣ́къ, ему́же а́ще изы́детъ от­ ло́жа его́ сѣ́мя, и да омы́етъ водо́ю все́ тѣ́ло свое́, и нечи́стъ бу́детъ до ве́чера:
и вся́ка ри́за и вся́ка ко́жа, на не́йже а́ще бу́детъ ло́же сѣ́мен­ное, да измы́ет­ся водо́ю, и нечиста́ бу́детъ до ве́чера.
И а́ще ля́жетъ му́жъ съ жено́ю сво­е́ю на ло́жи сѣ́мене, да измы́ют­ся водо́ю, и нечи́сты бу́дутъ до ве́чера.
И жена́ я́же а́ще бу́детъ кро́вь точа́щи, и бу́детъ тече́нiе ея́ въ тѣлеси́ ея́, се́дмь дні́й да бу́детъ въ скве́рнѣ сво­е́й: и вся́къ при­­каса́яйся е́й нечи́стъ бу́детъ до ве́чера:
и все́, на не́мже а́ще сѣди́тъ въ тече́нiи сво­е́мъ, нечи́сто бу́детъ, и вся́ко, на не́же а́ще при­­ся́детъ [она́], нечи́сто бу́детъ:
и вся́къ, и́же а́ще при­­ко́снет­ся ло́жа ея́, да испере́тъ ри́зы своя́ и да измы́етъ водо́ю тѣ́ло свое́, и нечи́стъ бу́детъ до ве́чера:
и вся́къ при­­каса́яйся вся́кому сосу́ду, на не́мже а́ще ся́детъ, да испере́тъ ри́зы своя́ и да измы́ет­ся водо́ю, и нечи́стъ бу́детъ до ве́чера:
а́ще же на ло́жи е́й су́щей, или́ на сосу́дѣ, на не́мже а́ще ся́детъ [она́], егда́ при­­ко́снет­ся кто́ е́й, нечи́стъ бу́детъ до ве́чера.
А́ще же кто́ бу́детъ на ло́жи съ не́ю, и бу́детъ нечистота́ ея́ на не́мъ, нечи́стъ бу́детъ се́дмь дні́й: и вся́ко ло́же, на не́мже а́ще ля́жетъ, нечи́сто бу́детъ.
И жена́ а́ще то́читъ тече́нiе кро́ве дни́ мно́ги, не во вре́мя скве́рны ея́, а́ще и тече́тъ по оскверне́нiи ея́, вся́ дни́ тече́нiя нечистоты́ ея́, я́коже дни́ скве́рны ея́, нечиста́ бу́детъ:
и вся́ко ло́же, на не́мже а́ще ля́жетъ вся́ дни́ тече́нiя ея́, по ло́жи скве́рны ея́ бу́детъ е́й: и вся́къ сосу́дъ, на не́мже а́ще ся́детъ, нечи́стъ бу́детъ по нечистотѣ́ скве́рны ея́:
и вся́къ при­­каса́яйся е́й нечи́стъ бу́детъ, да испере́тъ ри́зы своя́ и омы́етъ водо́ю тѣ́ло свое́, и нечи́стъ бу́детъ до ве́чера.
А́ще же очи́стит­ся от­ тече́нiя сво­его́, да сочте́тъ себѣ́ се́дмь дні́й, и по си́хъ чиста́ бу́детъ:
и во осмы́й де́нь да во́зметъ себѣ́ два́ го́рличища или́ два́ птенца́ голуби́на, и при­­несе́тъ я́ къ жерцу́ къ две́ремъ ски́нiи свидѣ́нiя,
и да сотвори́тъ жре́цъ, еди́нъ грѣха́ ра́ди и другі́й во всесожже́нiе, и да помо́лит­ся о не́й жре́цъ предъ Го́сподемъ о тече́нiи нечистоты́ ея́.
И благоговѣ́йны сотвори́те сы́ны Изра́илевы от­ нечисто́тъ и́хъ: и да не у́мрутъ нечистоты́ ра́ди сво­ея́, внегда́ оскверни́ти и́мъ ски́нiю мою́ я́же въ ни́хъ.
Се́й зако́нъ излива́ющему сѣ́мя, и а́ще кому́ изы́детъ изъ него́ ло́же сѣ́мен­ное, я́коже оскверни́тися въ не́мъ,
и точа́щей кро́вь въ скве́рнѣ сво­е́й, и излива́ющему сѣ́мя во излiя́нiи сво­е́мъ му́жеску по́лу или́ же́нску, и му́жу, и́же а́ще поспи́тъ со скверна́вою.
И сказал Господь Моисею и Аарону, говоря им:
скажите сынам Израилевым: вот животные, которые можно вам есть из всего скота на земле:
всякий скот, у которого раздвоены копыта и на копытах глубокий разрез, и который жует жвачку, ешьте;
только сих не ешьте из жующих жвачку и имеющих раздвоенные копыта: верблюда, потому что он жует жвачку, но копыта у него не раздвоены, нечист он для вас;
и тушканчика, потому что он жует жвачку, но копыта у него не раздвоены, нечист он для вас,
и зайца, потому что он жует жвачку, но копыта у него не раздвоены, нечист он для вас;
и свиньи, потому что копыта у нее раздвоены и на копытах разрез глубокий, но она не жует жвачки, нечиста она для вас;
мяса их не ешьте и к трупам их не прикасайтесь; нечисты они для вас.
Из всех животных, которые в воде, ешьте сих: у которых есть перья и чешуя в воде, в морях ли, или реках, тех ешьте;
а все те, у которых нет перьев и чешуи, в морях ли, или реках, из всех плавающих в водах и из всего живущего в водах, скверны для вас;
они должны быть скверны для вас: мяса их не ешьте и трупов их гнушайтесь;
все животные, у которых нет перьев и чешуи в воде, скверны для вас.
Из птиц же гнушайтесь сих [не должно их есть, скверны они]: орла, грифа и морского орла,
коршуна и сокола с породою его,
всякого ворона с породою его,
страуса, совы, чайки и ястреба с породою его,
филина, рыболова и ибиса,
лебедя, пеликана и сипа,
цапли, зуя с породою его, удода и нетопыря.
Все животные пресмыкающиеся, крылатые, ходящие на четырех ногах, скверны для вас;
из всех пресмыкающихся, крылатых, ходящих на четырех ногах, тех только ешьте, у которых есть голени выше ног, чтобы скакать ими по земле;
сих ешьте из них: саранчу с ее породою, солам с ее породою, харгол с ее породою и хагаб с ее породою.
Всякое другое пресмыкающееся, крылатое, у которого четыре ноги, скверно для вас;
от них вы будете нечисты: всякий, кто прикоснется к трупу их, нечист будет до вечера;
и всякий, кто возьмет труп их, должен омыть одежду свою и нечист будет до вечера.
Всякий скот, у которого копыта раздвоены, но нет глубокого разреза, и который не жует жвачки, нечист для вас: всякий, кто прикоснется к нему, будет нечист [до вечера].
Из всех зверей четвероногих те, которые ходят на лапах, нечисты для вас: всякий, кто прикоснется к трупу их, нечист будет до вечера;
кто возьмет труп их, тот должен омыть одежды свои и нечист будет до вечера: нечисты они для вас.
Вот что нечисто для вас из животных, пресмыкающихся по земле: крот, мышь, ящерица с ее породою,
анака, хамелеон, летаа, хомет и тиншемет, –
сии нечисты для вас из всех пресмыкающихся: всякий, кто прикоснется к ним мертвым, нечист будет до вечера.
И всё, на что упадет которое-нибудь из них мертвое, всякий деревянный сосуд, или одежда, или кожа, или мешок, и всякая вещь, которая употребляется на дело, будут нечисты: в воду должно положить их, и нечисты будут до вечера, потом будут чисты;
если же которое-нибудь из них упадет в какой-нибудь глиняный сосуд, то находящееся в нем будет нечисто, и самый [сосуд] разбейте.
Всякая пища, которую едят, на которой была вода из такого сосуда, нечиста будет [для вас], и всякое питье, которое пьют, во всяком таком сосуде нечисто будет.
Всё, на что упадет что-нибудь от трупа их, нечисто будет: печь и очаг должно разломать, они нечисты; и они должны быть нечисты для вас;
только источник и колодезь, вмещающий воду, остаются чистыми; а кто прикоснется к трупу их, тот нечист.
И если что-нибудь от трупа их упадет на какое-либо семя, которое сеют, то оно чисто;
если же тогда, как вода налита на семя, упадет на него что-нибудь от трупа их, то оно нечисто для вас.
И когда умрет какой-либо скот, который употребляется вами в пищу, то прикоснувшийся к трупу его нечист будет до вечера;
и тот, кто будет есть мертвечину его, должен омыть одежды свои и нечист будет до вечера; и тот, кто понесет труп его, должен омыть одежды свои и нечист будет до вечера.
Всякое животное, пресмыкающееся по земле, скверно для вас, не должно есть его;
всего ползающего на чреве и всего ходящего на четырех ногах, и многоножных из животных пресмыкающихся по земле, не ешьте, ибо они скверны;
не оскверняйте душ ваших каким-либо животным пресмыкающимся и не делайте себя чрез них нечистыми, чтоб быть чрез них нечистыми,
ибо Я – Господь Бог ваш: освящайтесь и будьте святы, ибо Я [Господь, Бог ваш] свят; и не оскверняйте душ ваших каким-либо животным, ползающим по земле,
ибо Я – Господь, выведший вас из земли Египетской, чтобы быть вашим Богом. Итак будьте святы, потому что Я свят.
Вот закон о скоте, о птицах, о всех животных, живущих в водах, и о всех животных, пресмыкающихся по земле,
чтобы отличать нечистое от чистого, и животных, которых можно есть, от животных, которых есть не должно.
И сказал Господь Моисею, говоря:
скажи сынам Израилевым: если женщина зачнет и родит младенца мужеского пола, то она нечиста будет семь дней; как во дни страдания ее очищением, она будет нечиста;
в восьмой же день обрежется у него крайняя плоть его;
и тридцать три дня должна она сидеть, очищаясь от кровей своих; ни к чему священному не должна прикасаться и к святилищу не должна приходить, пока не исполнятся дни очищения ее.
Если же она родит младенца женского пола, то во время очищения своего она будет нечиста две недели, и шестьдесят шесть дней должна сидеть, очищаясь от кровей своих.
По окончании дней очищения своего за сына или за дочь она должна принести однолетнего агнца во всесожжение и молодого голубя или горлицу в жертву за грех, ко входу скинии собрания к священнику;
он принесет это пред Господа и очистит ее, и она будет чиста от течения кровей ее. Вот закон о родившей младенца мужеского или женского пола.
Если же она не в состоянии принести агнца, то пусть возьмет двух горлиц или двух молодых голубей, одного во всесожжение, а другого в жертву за грех, и очистит ее священник, и она будет чиста.
И сказал Господь Моисею и Аарону, говоря:
когда у кого появится на коже тела его опухоль, или лишаи, или пятно, и на коже тела его сделается как бы язва проказы, то должно привести его к Аарону священнику, или к одному из сынов его, священников;
священник осмотрит язву на коже тела, и если волосы на язве изменились в белые, и язва оказывается углубленною в кожу тела его, то это язва проказы; священник, осмотрев его, объявит его нечистым.
А если на коже тела его пятно белое, но оно не окажется углубленным в кожу, и волосы на нем не изменились в белые, то священник имеющего язву должен заключить на семь дней;
в седьмой день священник осмотрит его, и если язва остается в своем виде и не распространяется язва по коже, то священник должен заключить его на другие семь дней;
в седьмой день опять священник осмотрит его, и если язва менее приметна и не распространилась язва по коже, то священник должен объявить его чистым: это лишаи, и пусть он омоет одежды свои, и будет чист.
Если же лишаи станут распространяться по коже, после того как он являлся к священнику для очищения, то он вторично должен явиться к священнику;
священник, увидев, что лишаи распространяются по коже, объявит его нечистым: это проказа.
Если будет на ком язва проказы, то должно привести его к священнику;
священник осмотрит, и если опухоль на коже бела, и волос изменился в белый, и на опухоли живое мясо,
то это застарелая проказа на коже тела его; и священник объявит его нечистым и заключит его, ибо он нечист.
Если же проказа расцветет на коже, и покроет проказа всю кожу больного от головы его до ног, сколько могут видеть глаза священника,
и увидит священник, что проказа покрыла все тело его, то он объявит больного чистым, потому что все превратилось в белое: он чист.
Когда же окажется на нем живое мясо, то он нечист;
священник, увидев живое мясо, объявит его нечистым; живое мясо нечисто: это проказа.
Если же живое мясо изменится и обратится в белое, пусть он придет к священнику;
священник осмотрит его, и если язва обратилась в белое, священник объявит больного чистым; он чист.
Если у кого на коже тела был нарыв и зажил,
и на месте нарыва появилась белая опухоль, или пятно белое или красноватое, то он должен явиться к священнику;
священник осмотрит его, и если оно окажется ниже кожи, и волос его изменился в белый, то священник объявит его нечистым: это язва проказы, она расцвела на нарыве;
если же священник увидит, что волос на ней не бел, и она не ниже кожи, и притом мало приметна, то священник заключит его на семь дней;
если она станет очень распространяться по коже, то священник объявит его нечистым: это язва;
если же пятно остается на своем месте и не распространяется, то это воспаление нарыва, и священник объявит его чистым.
Или если у кого на коже тела будет ожог, и на зажившем ожоге окажется красноватое или белое пятно,
и священник увидит, что волос на пятне изменился в белый, и оно окажется углубленным в коже, то это проказа, она расцвела на ожоге; и священник объявит его нечистым: это язва проказы;
если же священник увидит, что волос на пятне не бел, и оно не ниже кожи, и притом мало приметно, то священник заключит его на семь дней;
в седьмой день священник осмотрит его, и если оно очень распространяется по коже, то священник объявит его нечистым: это язва проказы;
если же пятно остается на своем месте и не распространяется по коже, и притом мало приметно, то это опухоль от ожога; священник объявит его чистым, ибо это воспаление от ожога.
Если у мужчины или у женщины будет язва на голове или на бороде,
и осмотрит священник язву, и она окажется углубленною в коже, и волос на ней желтоватый тонкий, то священник объявит их нечистыми: это паршивость, это проказа на голове или на бороде;
если же священник осмотрит язву паршивости и она не окажется углубленною в коже, и волос на ней не черный, то священник имеющего язву паршивости заключит на семь дней;
в седьмой день священник осмотрит язву, и если паршивость не распространяется, и нет на ней желтоватого волоса, и паршивость не окажется углубленною в коже,
то больного должно остричь, но паршивого места не остригать, и священник должен паршивого вторично заключить на семь дней;
в седьмой день священник осмотрит паршивость, и если паршивость не распространяется по коже и не окажется углубленною в коже, то священник объявит его чистым; пусть он омоет одежды свои, и будет чист.
Если же после очищения его будет очень распространяться паршивость по коже,
и священник увидит, что паршивость распространяется по коже, то священник пусть не ищет желтоватого волоса: он нечист.
Если же паршивость остается в своем виде, и показывается на ней волос черный, то паршивость прошла, он чист; священник объявит его чистым.
Если у мужчины или у женщины на коже тела их будут пятна, пятна белые,
и священник увидит, что на коже тела их пятна бледно-белые, то это лишай, расцветший на коже: он чист.
Если у кого на голове вылезли волосы, то это плешивый: он чист;
а если на передней стороне головы вылезли волосы, то это лысый: он чист.
Если же на плеши или на лысине будет белое или красноватое пятно, то на плеши его или на лысине его расцвела проказа;
священник осмотрит его, и если увидит, что опухоль язвы бела или красновата на плеши его или на лысине его, видом похожа на проказу кожи тела,
то он прокаженный, нечист он; священник должен объявить его нечистым, у него на голове язва.
У прокаженного, на котором эта язва, должна быть разодрана одежда, и голова его должна быть не покрыта, и до уст он должен быть закрыт и кричать: нечист! нечист!
Во все дни, доколе на нем язва, он должен быть нечист, нечист он; он должен жить отдельно, вне стана жилище его.
Если язва проказы будет на одежде, на одежде шерстяной, или на одежде льняной,
или на основе, или на утоке из льна или шерсти, или на коже, или на каком-нибудь изделии кожаном,
и пятно будет зеленоватое или красноватое на одежде, или на коже, или на основе, или на утоке, или на какой-нибудь кожаной вещи, – то это язва проказы: должно показать ее священнику;
священник осмотрит язву и заключит зараженное язвою на семь дней;
в седьмой день осмотрит священник зараженное, и если язва распространилась по одежде, или по основе, или по утоку, или по коже, или по какому-либо изделию, сделанному из кожи, то это проказа едкая, язва нечистая;
он должен сжечь одежду, или основу, или уток шерстяной или льняной, или какую бы то ни было кожаную вещь, на которой будет язва, ибо это проказа едкая: должно сжечь на огне.
Если же священник увидит, что язва не распространилась по одежде, или по основе, или по утоку, или по какой бы то ни было кожаной вещи,
то священник прикажет омыть то, на чем язва, и вторично заключит на семь дней;
если по омытии зараженной вещи священник увидит, что язва не изменила вида своего и не распространилась язва, то она нечиста, сожги ее на огне; это выеденная ямина на лицевой стороне или на изнанке;
если же священник увидит, что язва по омытии ее сделалась менее приметна, то священник пусть оторвет ее от одежды, или от кожи, или от основы, или от утока.
Если же она опять покажется на одежде, или на основе, или на утоке, или на какой-нибудь кожаной вещи, то это расцветающая язва: сожги на огне то, на чем язва.
Если же одежду, или основу, или уток, или какую-нибудь кожаную вещь вымоешь, и сойдет с них язва, то должно вымыть их вторично, и они будут чисты.
Вот закон о язве проказы на одежде шерстяной или льняной, или на основе и на утоке, или на какой-нибудь кожаной вещи, как объявлять ее чистою или нечистою.
И сказал Господь Моисею, говоря:
вот закон о прокаженном, когда надобно его очистить: приведут его к священнику;
священник выйдет вон из стана, и если священник увидит, что прокаженный исцелился от болезни прокажения,
то священник прикажет взять для очищаемого двух птиц живых чистых, кедрового дерева, червленую нить и иссопа,
и прикажет священник заколоть одну птицу над глиняным сосудом, над живою водою;
а сам он возьмет живую птицу, кедровое дерево, червленую нить и иссоп, и омочит их и живую птицу в крови птицы заколотой над живою водою,
и покропит на очищаемого от проказы семь раз, и объявит его чистым, и пустит живую птицу в поле.
Очищаемый омоет одежды свои, острижет все волосы свои, омоется водою, и будет чист; потом войдет в стан и пробудет семь дней вне шатра своего;
в седьмой день обреет все волосы свои, голову свою, бороду свою, брови глаз своих, все волосы свои обреет, и омоет одежды свои, и омоет тело свое водою, и будет чист;
в восьмой день возьмет он двух овнов [однолетних] без порока, и одну овцу однолетнюю без порока, и три десятых части ефы пшеничной муки, смешанной с елеем, в приношение хлебное, и один лог елея;
священник очищающий поставит очищаемого человека с ними пред Господом у входа скинии собрания;
и возьмет священник одного овна, и представит его в жертву повинности, и лог елея, и принесет это, потрясая пред Господом;
и заколет овна на том месте, где заколают жертву за грех и всесожжение, на месте святом, ибо сия жертва повинности, подобно жертве за грех, принадлежит священнику: это великая святыня;
и возьмет священник крови жертвы повинности, и возложит священник на край правого уха очищаемого и на большой палец правой руки его и на большой палец правой ноги его;
и возьмет священник из лога елея и польет на левую свою ладонь;
и омочит священник правый перст свой в елей, который на левой ладони его, и покропит елеем с перста своего семь раз пред лицем Господа;
оставшийся же елей, который на ладони его, возложит священник на край правого уха очищаемого, на большой палец правой руки его и на большой палец правой ноги его, на места, где кровь жертвы повинности;
а остальной елей, который на ладони священника, возложит он на голову очищаемого, и очистит его священник пред лицем Господа.
И совершит священник жертву за грех, и очистит очищаемого от нечистоты его; после того заколет жертву всесожжения;
и возложит священник всесожжение и приношение хлебное на жертвенник; и очистит его священник, и он будет чист.
Если же он беден и не имеет достатка, то пусть возьмет одного овна в жертву повинности для потрясания, чтоб очистить себя, и одну десятую часть ефы пшеничной муки, смешанной с елеем, в приношение хлебное, и лог елея,
и двух горлиц или двух молодых голубей, что достанет рука его, одну из птиц в жертву за грех, а другую во всесожжение;
и принесет их в восьмой день очищения своего к священнику ко входу скинии собрания, пред лице Господа;
священник возьмет овна жертвы повинности и лог елея, и принесет это священник, потрясая пред Господом;
и заколет овна в жертву повинности, и возьмет священник крови жертвы повинности, и возложит на край правого уха очищаемого и на большой палец правой руки его и на большой палец правой ноги его;
и нальет священник елея на левую свою ладонь,
и елеем, который на левой ладони его, покропит священник с правого перста своего семь раз пред лицем Господним;
и возложит священник елея, который на ладони его, на край правого уха очищаемого, на большой палец правой руки его и на большой палец правой ноги его, на места, где кровь жертвы повинности;
а остальной елей, который на ладони священника, возложит он на голову очищаемого, чтоб очистить его пред лицем Господа;
и принесет одну из горлиц или одного из молодых голубей, что достанет рука очищаемого,
из того, что достанет рука его, одну птицу в жертву за грех, а другую во всесожжение, вместе с приношением хлебным; и очистит священник очищаемого пред лицем Господа.
Вот закон о прокаженном, который во время очищения своего не имеет достатка.
И сказал Господь Моисею и Аарону, говоря:
когда войдете в землю Ханаанскую, которую Я даю вам во владение, и Я наведу язву проказы на домы в земле владения вашего,
тогда тот, чей дом, должен пойти и сказать священнику: у меня на доме показалась как бы язва.
Священник прикажет опорожнить дом, прежде нежели войдет священник осматривать язву, чтобы не сделалось нечистым все, что в доме; после сего придет священник осматривать дом.
Если он, осмотрев язву, увидит, что язва на стенах дома состоит из зеленоватых или красноватых ямин, которые окажутся углубленными в стене,
то священник выйдет из дома к дверям дома и запрет дом на семь дней.
В седьмой день опять придет священник, и если увидит, что язва распространилась по стенам дома,
то священник прикажет выломать камни, на которых язва, и бросить их вне города на место нечистое;
а дом внутри пусть весь оскоблят, и обмазку, которую отскоблят, высыпят вне города на место нечистое;
и возьмут другие камни, и вставят вместо тех камней, и возьмут другую обмазку, и обмажут дом.
Если язва опять появится и будет цвести на доме после того, как выломали камни и оскоблили дом и обмазали,
то священник придет и осмотрит, и если язва на доме распространилась, то это едкая проказа на доме, нечист он;
должно разломать сей дом, и камни его и дерево его и всю обмазку дома вынести вне города на место нечистое;
кто входит в дом во все время, когда он заперт, тот нечист до вечера;
и кто спит в доме том, тот должен вымыть одежды свои [и нечист будет до вечера]; и кто ест в доме том, тот должен вымыть одежды свои [и нечист будет до вечера].
Если же священник придет и увидит, что язва на доме не распространилась после того, как обмазали дом, то священник объявит дом чистым, потому что язва прошла.
И чтобы очистить дом, возьмет он две птицы, кедрового дерева, червленую нить и иссопа,
и заколет одну птицу над глиняным сосудом, над живою водою;
и возьмет кедровое дерево и иссоп, и червленую нить и живую птицу, и омочит их в крови птицы заколотой и в живой воде, и покропит дом семь раз;
и очистит дом кровью птицы и живою водою, и живою птицею и кедровым деревом, и иссопом и червленою нитью;
и пустит живую птицу вне города в поле и очистит дом, и будет чист.
Вот закон о всякой язве проказы и о паршивости,
и о проказе на одежде и на доме,
и об опухоли, и о лишаях, и о пятнах, –
56чтобы указать, когда это нечисто и когда чисто. Вот закон о проказе.
И сказал Господь Моисею и Аарону, говоря:
объявите сынам Израилевым и скажите им: если у кого будет истечение из тела его, то от истечения своего он нечист.
И вот [закон] о нечистоте его от истечения его: когда течет из тела его истечение его, и когда задерживается в теле его истечение его, это нечистота его;
всякая постель, на которой ляжет имеющий истечение, нечиста, и всякая вещь, на которую сядет [имеющий истечение семени], нечиста;
и кто прикоснется к постели его, тот должен вымыть одежды свои и омыться водою и нечист будет до вечера;
кто сядет на какую-либо вещь, на которой сидел имеющий истечение, тот должен вымыть одежды свои и омыться водою и нечист будет до вечера;
и кто прикоснется к телу имеющего истечение, тот должен вымыть одежды свои и омыться водою и нечист будет до вечера;
если имеющий истечение плюнет на чистого, то сей должен вымыть одежды свои и омыться водою, и нечист будет до вечера;
и всякая повозка, в которой ехал имеющий истечение, нечиста [будет до вечера];
и всякий, кто прикоснется к чему-нибудь, что было под ним, нечист будет до вечера; и кто понесет это, должен вымыть одежды свои и омыться водою, и нечист будет до вечера;
и всякий, к кому прикоснется имеющий истечение, не омыв рук своих водою, должен вымыть одежды свои и омыться водою, и нечист будет до вечера;
глиняный сосуд, к которому прикоснется имеющий истечение, должно разбить, а всякий деревянный сосуд должно вымыть водою [и будет чист].
А когда имеющий истечение освободится от истечения своего, тогда должен он отсчитать себе семь дней для очищения своего и вымыть одежды свои, и омыть тело свое живою водою, и будет чист;
и в восьмой день возьмет он себе двух горлиц или двух молодых голубей, и придет пред лице Господне ко входу скинии собрания, и отдаст их священнику;
и принесет священник из сих птиц одну в жертву за грех, а другую во всесожжение, и очистит его священник пред Господом от истечения его.
Если у кого случится излияние семени, то он должен омыть водою все тело свое, и нечист будет до вечера;
и всякая одежда и всякая кожа, на которую попадет семя, должна быть вымыта водою, и нечиста будет до вечера;
если мужчина ляжет с женщиной и будет у него излияние семени, то они должны омыться водою, и нечисты будут до вечера.
Если женщина имеет истечение крови, текущей из тела ее, то она должна сидеть семь дней во время очищения своего, и всякий, кто прикоснется к ней, нечист будет до вечера;
и всё, на чем она ляжет в продолжение очищения своего, нечисто; и всё, на чем сядет, нечисто;
и всякий, кто прикоснется к постели ее, должен вымыть одежды свои и омыться водою и нечист будет до вечера;
и всякий, кто прикоснется к какой-нибудь вещи, на которой она сидела, должен вымыть одежды свои и омыться водою, и нечист будет до вечера;
и если кто прикоснется к чему-нибудь на постели или на той вещи, на которой она сидела, нечист будет до вечера;
если переспит с нею муж, то нечистота ее будет на нем; он нечист будет семь дней, и всякая постель, на которой он ляжет, будет нечиста.
Если у женщины течет кровь многие дни не во время очищения ее, или если она имеет истечение долее обыкновенного очищения ее, то во все время истечения нечистоты ее, подобно как в продолжение очищения своего, она нечиста;
всякая постель, на которой она ляжет во все время истечения своего, будет нечиста, подобно как постель в продолжение очищения ее; и всякая вещь, на которую она сядет, будет нечиста, как нечисто это во время очищения ее;
и всякий, кто прикоснется к ним, будет нечист, и должен вымыть одежды свои и омыться водою, и нечист будет до вечера.
А когда она освободится от истечения своего, тогда должна отсчитать себе семь дней, и потом будет чиста;
в восьмой день возьмет она себе двух горлиц или двух молодых голубей и принесет их к священнику ко входу скинии собрания;
и принесет священник одну из птиц в жертву за грех, а другую во всесожжение, и очистит ее священник пред Господом от истечения нечистоты ее.
Так предохраняйте сынов Израилевых от нечистоты их, чтоб они не умерли в нечистоте своей, оскверняя жилище Мое, которое среди них:
вот закон об имеющем истечение и о том, у кого случится излияние семени, делающее его нечистым,
и о страдающей очищением своим, и о имеющих истечение, мужчине или женщине, и о муже, который переспит с нечистою.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха
Библ. энциклопедия Библейский словарь Словарь библ. образов